Читать онлайн Любовь не предает, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь не предает - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь не предает - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь не предает - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Любовь не предает

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Щурясь от яркого солнца, Катрин прошлась вдоль палубы и остановилась у поручней. Английский берег! Все-таки они смогли добраться до него, не бросив «Маргариту». Боже, это просто чудесно! Давно уже девушка не чувствовала себя такой счастливой, с ее души словно свалился тяжелый камень. «Маргарита» сильно пострадала, но с яхтой все будет в порядке. В брайтонском порту судно поставят на ремонт, и вскоре оно будет выглядеть как новенькое.
Заметив приближающегося лорда Стенфилда, Катрин машинально пригладила волосы. Она подумала, что, наверное, ужасно выглядит, устав от тяжелой работы и совершенно не выспавшись. На внешности графа, напротив, неприятные события, казалось, нисколько не отразились. Он выглядел намного лучше самой Катрин и даже успел тщательно побриться. Если бы Стенфилд разбудил ее хотя бы часом раньше, она тоже смогла бы мало-мальски привести себя в порядок. Но Катрин понимала, что он просто не хотел прерывать ее сон.
– Поздравляю с благополучным прибытием, леди, – с улыбкой произнес граф, останавливаясь возле Катрин и небрежно поигрывая кожаной перчаткой. – Все трудности и испытания остались позади, и теперь вас ждут лишь светские удовольствия и череда беззаботных дней… Кстати, я хотел бы выразить вам восхищение по кое-какому поводу, – с едва заметным смущением продолжал Стенфилд. – Вы мужественно держались вчера, и я горжусь, что мне довелось помочь такой смелой и прекрасной девушке.
– О, ради Бога, не благодарите меня, мистер Джейсон. – Катрин стало не по себе, ведь граф сильно заблуждался на ее счет. – Поверьте, я вовсе этого не заслуживаю. В конце концов, ведь это я явилась причиной…
– Если вы еще раз так скажете, мы перестанем быть друзьями, – с пугающей серьезностью проговорил граф. – И давайте больше не будем об этом… Как вам нравится то, что вы сейчас видите? Вы ведь никогда прежде не были в Англии?
– Никогда.
– Ну, так смотрите внимательно. Это удивительная страна, и, я надеюсь, вы ее полюбите. По крайней мере, попытаетесь.
Катрин слабо кивнула, не осмеливаясь солгать, чтобы подтвердить его слова. Соглашаясь на предложение Барраса, она даже и подумать не могла, что будет так нелегко лгать людям, оказавшим тебе помощь и полное доверие. И если ей трудно притворяться перед графом Стенфилдом, как же ей удастся обмануть родную сестру? А изображать невинную жертву перед старыми французскими аристократами, бывшими приятелями отца? Все эти люди не простят ей обманутого доверия! И лорд Стенфилд тоже… Боже мой, неужели настанет день, когда он будет презирать ее, считая ловкой и бессовестной интриганкой?!
Катрин украдкой взглянула на графа, и ее бросило в жар, когда она вспомнила его вчерашний поцелуй. Однако сегодня он вел себя так сдержанно, что в это трудно было поверить. Тем не менее это случилось… и было настолько прекрасно, что Катрин захотелось хотя бы на время забыть о цели своего визита в Англию и поверить, что она на самом деле обычная эмигрантка, вынужденная покинуть свою страну, как и тысячи других французских аристократов. Поверить в это хотя бы на короткое время… До тех пор, пока агент Барраса не разыщет ее в Лондоне.
* * *
Скромный наемный экипаж проехал вдоль набережной и остановился возле небольшого двухэтажного дома, выкрашенного в желтый цвет. Лорд Стенфилд вышел из кареты и подал руку Катрин. С интересом разглядывая свое временное пристанище, девушка с легкой улыбкой обернулась к графу:
– Это и есть ваша роскошная резиденция, милорд? Признаться, я ожидала увидеть мрачный замшелый особняк в стиле Тюдоров и целую дюжину выстроившихся в ряд чопорных лакеев. Но этот дом очень похож на мой в Анжере, и я не сомневаюсь, что буду здесь чувствовать себя так же комфортно.
– Моя резиденция находится в трех часах езды отсюда и вовсе не представляет собой заросший мхом средневековый замок, – в тон ей отвечал Джейсон, когда они, рука об руку, поднимались по крутым ступенькам крыльца. – А что касается этого дома, то я приобрел его в те времена, когда и не мечтал получить графское наследство. С этим местом у меня связано очень много воспоминаний и поэтому, когда я бываю в Брайтоне, всегда останавливаюсь только тут. Обстановка здесь по-холостяцки простая, но на втором этаже имеется уютная комната, где найдется все необходимое для благородной дамы.
– О, и много женщин перебывало у вас в гостях в этом уединенном местечке? – не удержалась от нескромного вопроса Катрин.
Граф посмотрел на нее так, что она тут же пожалела о своих словах.
– С тех пор, как во Франции закончился террор и я перестал переправлять через Ла-Манш беглых аристократов, здесь не ночевала ни одна дама, – сухо ответил он.
За домом присматривало всего двое слуг – пожилая супружеская пара. Горничная, миссис Дженнингс, помогла Катрин разобрать вещи и приготовила для гостьи горячую ванну. Мистер Дженнингс хотел было заняться завтраком, но граф остановил его, велев пока подать только кофе.
– Мисс Шатовье сегодня будет завтракать и обедать одна, – объявил он. – Если я и появлюсь дома, то не раньше позднего вечера. Так что оставляю мою гостью на вашем попечении, Мэри, и надеюсь, что вы сможете о ней хорошо позаботиться.
– Как, вы прямо сейчас собираетесь меня покинуть? – огорченно спросила Катрин, почувствовав, что сердце у нее вдруг болезненно сжалось. – И даже не позавтракаете со мной?
Лорд Стенфилд окинул ее тем пристальным, изучающим взглядом, к которому девушка уже успела привыкнуть за тридцать часов знакомства.
– Если я признаюсь вам, что мне очень не хочется уходить, вы не будете держать на меня обиды? – спросил он таким голосом, что у Катрин перехватило дыхание. – Мне нужно договориться насчет ремонта «Маргариты», проследить, чтобы все было сделано как надо, и рассчитаться с командой. Но обещаю, что скучать вы не будете. После того как вы хорошенько отдохнете, вас ждет безумно интересное времяпрепровождение. Не желаете узнать, какое?
– Нет, – тихо ответила Катрин, – потому что никакое занятие не будет для меня ни интересным, ни увлекательным, если я буду лишена вашего общества.
– Черт возьми, Катрин, – Джейсон поднялся, отодвигая пустую чашку, – вы не перестаете меня удивлять! А я еще смел думать, что хорошо знаю француженок. – Он как-то неприятно ухмыльнулся, отчего Катрин вдруг сделалось неловко. – До скорой встречи, моя загадочная леди. Располагайтесь в моих владениях, как у себя дома, и приготовьтесь к тому, что через пару дней вы увидите Лондон и своих давних знакомых. Да, кстати, бальный сезон здесь в самом разгаре, так что скучать вам не придется, поверьте.
Проснувшись на другое утро, Катрин первым делом прислушалась, пытаясь понять, дома ли Джейсон. Так ничего и не услышав, девушка разочарованно вздохнула. Похоже, граф так занят, что ему совсем нет дела до нее. Вчера лорд Стенфилд не возвратился домой даже к полуночи, возможно, что и сегодня ей придется коротать время без него.
Сладко потянувшись, Катрин с интересом оглядела уютную комнату, отделанную в стиле Людовика Семнадцатого. Обои и драпировки – из французского шелка, с рисунком из цветочных гирлянд и райских птиц, а на стенах – слегка потускневшие зеркала в фигурных позолоченных рамах. «Наверное, они стали мутными оттого, что в них много раз, плача, смотрелись мои несчастные соотечественницы, бежавшие от гильотины», – невольно подумалось Катрин, но она отогнала прочь невеселые мысли.
Неосторожно задев рукой голову, Катрин слегка поморщилась от боли. Она совсем забыла, что с вечера накрутила волосы на папильотки. Катрин подбежала к зеркалу, сняла ночной чепчик и принялась осторожно раскручивать завитые локоны. Боже правый, каштановые кудряшки едва достают до плеч! И как она только поддалась уговорам миссис Дженнингс и разрешила подрезать волосы? Отец вряд ли одобрил бы такое. Несмотря на то, что укороченные волосы соответствовали моде, граф де Шатовье никогда не позволил бы дочери сделать подобную прическу, тем более с задорной челкой. Разве может Катрин де Шатовье подражать тем легкомысленным особам, что вращаются в нынешнем высшем свете Парижа? Но, что ни говори, а, ей-богу, вышло даже очень неплохо.
Тихий стук в дверь заставил Катрин поспешно забраться обратно в постель. В комнату вошел Роберт Дженнингс с подносом, на котором дымился крепкий кофе и стояли всяческие закуски. За ним следовала Мэри с чем-то белым и пышным в руках.
– Мисс Катрин, – пожилая дама церемонно присела, – я решила, что сегодня вам лучше позавтракать в постели. Видите ли, внизу вас дожидается некая особа, прибывшая из Лондона, – хозяйка модного салона мадам Флери. Когда закончите с трапезой, облачайтесь в дезабилье и спускайтесь. Не стоит тратить время на одевание, если придется раздеваться снова.
– Для чего? – заинтригованно спросила Катрин.
Миссис Дженнингс снисходительно улыбнулась:
– Вам предстоит надолго заняться примеркой и выбором подходящих нарядов. Разве граф Стенфилд не сказал вам? Он еще вчера выслал экипаж за мадам Флери. Я полагала, что вам это известно.
– Граф говорил, что собирается заняться моим гардеробом, – запинаясь, пробормотала Катрин. – Но я не ожидала, что это произойдет так скоро.
– Граф Стенфилд не любит проволочек, и если он что-то обещает, то уж держит слово, – назидательно заметила миссис Дженнингс. – Положитесь на него, мисс, и все будет в порядке.
Позавтракав, Катрин нетерпеливо занялась вещами, принесенными Мэри. Утренний наряд состоял из невесомой сорочки из тонкого шелка и белоснежного батистового пеньюара, отделанного сиреневыми кружевами. Одевшись, Катрин ахнула – такого неприличного белья у нее еще никогда не было. Полупрозрачная сорочка держалась на одних узеньких бретельках, а аккуратные чашечки лифа, украшенные миниатюрными розочками, были подбиты изнутри плотным атласом.
Катрин недоуменно пожала плечами, взглянув на свое отражение в зеркале. Разве можно надевать такое белье под платье, ведь оно совершенно не скрывает недостатков фигуры? Поистине, современная мода слишком жестока к женщинам, не обладающим совершенством форм!
Едва Катрин переступила порог гостиной, как навстречу ей вышла элегантно одетая рыжеволосая особа с широко распахнутыми, как у ребенка, зелеными глазами. Не успела Катрин вымолвить и слова, как мадам Флери, а это была именно она, буквально обрушила на девушку словесный поток:
– Ах, дорогая моя, вы не поверите, как я рада познакомиться с француженкой, сбежавшей от тирании Директории! Вы же расскажете мне последние парижские сплетни? Как поживает этот корсиканский выскочка, Бонапарт? Он все еще в Египте? Ах, вы оказались в сотни раз прелестней, чем мне описал вас этот проказник Стенфилд! И я уже знаю, во что мне вас нарядить. Вы просто копия моей подруги, мадемуазель Дюран. Вы, должно быть, слышали о ней? Мадемуазель Дюран – одна из лучших актрис Королевского театра, и сам герцог Норфолкский числится в ее поклонниках!
Модистка щебетала без умолку. Слава Богу, что на французском, иначе Катрин вряд ли смогла что-то разобрать из всего сказанного. Наконец, выговорившись и получив от Катрин исчерпывающие ответы, мадам Флери перешла к главному.
– Мэри, голубушка, свари-ка побольше кофе. Нам с мадемуазель де Шатовье предстоят сегодня нелегкие труды, – бесцеремонно велела она служанке, к большому неудовольствию последней, и уселась в кресло напротив Катрин. – Не удивляйтесь, дружочек, что я хорошо знаю миссис Дженнингс, – пояснила модистка, – ведь и я когда-то давно провела здесь несколько спокойных дней. Джейсон помог мне бежать из Франции во время террора. Правда, я не чистая аристократка, а всего лишь незаконнорожденная дочь маркиза. Хотя это обстоятельство не помешало Робеспьеру отправить меня в тюрьму. Однако, признаться, я ни о чем не жалею, все к лучшему! В Лондоне у меня один из самых престижных модных салонов и куча поклонников из числа богатых джентльменов. Конечно, если бы не Стенфилд, вряд ли у меня все это было. Это он познакомил меня со своими влиятельными друзьями. Скажу откровенно: мне жаль, что не удалось удержать возле себя самого Джейсона, но эта проклятая дрянь с лицом ангела и сердцем предательницы истерзала его душу… Ни за какие деньги я не соглашусь шить для нее модные наряды! Пусть довольствуется безвкусными тряпками от этой аферистки Лебрен.
– И что же из себя представляет дама, которой занято сердце графа Стенфилда? – Катрин не смогла удержаться от этого вопроса, ощутив внезапный укол ревности. Однако мадам Флери уже прикусила язычок, поняв, что сболтнула лишнее.
– Я бы не стала уверять, что оно кем-то занято в настоящий момент, – уклончиво ответила модистка. – В любом случае, граф слишком скрытный человек, чтобы делиться с кем-то своими сердечными тайнами. Но не будем больше терять времени, дорогая. Займемся тем, ради чего я приехала из Лондона…
За примеркой и обсуждением нарядов время летело незаметно. Мадам Флери привезла с собой в карете много образцов различных тканей, несколько готовых платьев и кучу модных журналов. Последние с недавних пор начали выпускать в столице Англии. Часа за три они обговорили все детали, и модистка решила снять на всякий случай повторные мерки. В какой-то момент Катрин обратила внимание, что выражение лица мадам Флери неожиданно изменилось. Женщина крепко закусила нижнюю губу, будто боялась рассмеяться, а в ее глазах появились лукавые огоньки. Однако занятия своего она не прервала. Наоборот, с еще большим старением мадам Флери принялась обмеривать Катрин, поворачивая ее то в одну, то в другую сторону.
«Уж не смеется ли она надо мной? – подумала Катрин. – Я выгляжу рядом с ней просто неуклюжей простушкой, и, должно быть, ее все это очень забавляет».
Взглянув на себя в зеркало, девушка вдруг с ужасом заметила Стенфилда. Прислонившись к дверному косяку и вертя на пальце кольцо с рубином, он внимательно наблюдал за происходящим, и в его потемневших глазах было что-то такое, от чего Катрин мгновенно бросило в жар.
– Ах Джейсон, я и не заметила, когда ты вошел, проказник! – с наигранным изумлением проговорила мадам Флери. – Что за ужасная привычка – подкрадываться к дамам, словно охотник к жертве! Право, это не слишком по-джентльменски.
– Дорогая Альфонсина, разве ты не знаешь, что мужчине очень трудно вести себя по-джентльменски, когда перед ним находятся две такие обворожительные красавицы, да еще чуть ли не в костюмах Евы? Ибо твой вызывающий наряд едва ли можно назвать более целомудренным, чем сорочку мисс Шатовье.
Граф Стенфилд прошел в комнату и остановился напротив готовой упасть в обморок Катрин. Девушка просто сгорала от стыда, стоя перед ним в одной полупрозрачной сорочке, так как ее пеньюар был завален грудой разноцветных тканей. Поведение же мадам Флери она посчитала предательством: модистка без зазрения совести выставила ее на обозрение графа в полуобнаженном виде.
– Разрешите сделать вам комплимент, Катрин, – произнес Джейсон, оторвав взгляд от ее фигуры и теперь глядя ей в глаза. – Стоило вам немного отдохнуть – и вы выглядите просто чудесно, словно только что распустившийся цветок. И эти короткие локоны вам очень идут. Неужели вы, моя французская леди, решились сменить прическу!
– Как видите, решилась, милорд, – Катрин тщетно пыталась скрыть дрожь в голосе. – Может быть, теперь, когда вы внимательно рассмотрели меня с головы до ног, на минутку оставите нас одних и позволите мне одеться?
Он удовлетворенно улыбнулся, словно ее колкий ответ пришелся ему по нраву.
– Разумеется, Катрин… Не понимаю только, почему вы до сих пор этого не сделали? Кажется, я не держу вас за руки.
Негодование, охватившее Катрин от этих слов Джейсона, заставило ее покраснеть. Не хватало еще, чтобы граф подумал, будто она нарочно не одевается!
– Потому, – с вызовом ответила она, – что мой пеньюар потонул в куче всех этих дамских премудростей, и чтобы отыскать его, мне придется все здесь перерыть!
– Ах, вот в чем дело, оказывается! – Катрин с возмущением заметила, что граф едва сдерживается, чтобы не рассмеяться. – Ну, тогда… Может быть, я смогу помочь… в ваших затруднительных поисках?
– Джейсон, ты стал еще невыносимее, чем раньше! – вступилась за свою новую клиентку мадам Флери. – И если ты сейчас же не уберешься, я сама вытолкаю тебя из комнаты!
– Хотелось бы мне посмотреть, как это у тебя получится! – ухмыльнулся граф, но все же поспешно ретировался в коридор, не дожидаясь, пока Альфонсина исполнит свою угрозу.
Катрин без сил рухнула в кресло. Ее лицо горело, тело сотрясал мелкий озноб. Она до сих пор еще чувствовала на себе взгляд Стенфилда.
– Никогда бы не подумала, что граф Стенфилд способен так вести себя с женщиной! – не сдержавшись, Катрин расплакалась. – Он казался мне таким благородным, таким учтивым!
– Ах дорогая моя, вы еще так мало знаете мужчин! – рассмеялась мадам Флери. Но увидев, что Катрин в самом деле сильно расстроена, поспешила ее успокоить. – Нет, прошу вас, не думайте о Джейсоне ничего такого, – сказала модистка, подсаживаясь ближе. – Он вовсе не нахал и не способен дурно обращаться с молодой беззащитной леди. Все дело в том, что вы невольно разбудили его мужской интерес… Не знаю, как лучше объяснить это, милочка. Скажу лишь только, что сегодня Стенфилд удивил и меня.
– Чем же это, дорогая Альфонсина?
Все еще всхлипывая, Катрин с удивлением посмотрела на мадам Флери.
– Тем, что открыто проявил интерес к женщине… Видите ли, Катрин, за последние пять лет никто не слышал, чтобы Джейсон кем-то увлекался или начал за кем-то ухаживать. Поговаривают, что он вообще не нуждается в женщинах. Знали бы вы, сколько великосветских красавиц пытались подобрать ключик к его сердцу, но все напрасно. Простите, что я говорю вам такое, но я слышала, что даже в постели Стенфилд ведет себя так, что невозможно понять, что ему нравится, а что – нет. И в то же время я не могу назвать его холодным и бесчувственным мужчиной. Может, все дело действительно в том, что та неблагодарная стерва забрала всю его любовь…
– Вы опять говорите намеками, Альфонсина!
– Ах дорогая, не упрекайте меня! Эта тайна принадлежит графу, и я не вправе открыть ее. За это Джейсон способен навсегда прекратить со мной дружеские отношения. Возможно, придет время и он сам вам все расскажет… Во всяком случае, мне очень хочется в это верить.
– Почему, Альфонсина? – Катрин пристально взглянула на модистку, задумчиво теребя кружева на своем пеньюаре, который наконец-то смогла отыскать. – Почему вы так этого хотите? Ведь вы меня совершенно не знаете.
– Зато я хорошо знаю Стенфилда, и знаю, какая женщина ему нужна, – напрямик заявила мадам Флери. – И я очень хочу, чтобы он был счастлив… Потому что однажды он помог стать счастливой и мне, когда поддержал деньгами и познакомил со своим влиятельным другом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь не предает - Спайс Вирджиния



ГГ какой-то мазохист, бьёт героиню по лицу, стегает плёткой!!! А эта дура всё прощает и понимает! Сама, правда, очень быстро заводит любовника чтобы утешиться от разлуки с любимым мужем-изменником.rnИ в конце все прощены и счастливы!rnБредятина...
Любовь не предает - Спайс Вирджинияiri
18.03.2012, 21.25





Странное название для романа, где только и делают, что предают сестер, жен и мужей, да и любовь у них какая-то коллективная. Одним словом, отвратительно.
Любовь не предает - Спайс Вирджиниянадежда
21.05.2014, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100