Читать онлайн Любовь не предает, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь не предает - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь не предает - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь не предает - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Любовь не предает

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

– Нет, я действительно настоящий осел! Мой нежный котенок совсем замерз, а я даже не додумался закутать его в одеяло и вызвать горничную, чтобы растопила камин. Нечего сказать, у вас крайне внимательный кавалер, мадемуазель де Шатовье!
Рассмеявшись, Джейсон игриво подхватил Катрин на руки и перенес ее из кресла, где она только что сидела, обратно на кровать. Заботливо укутав девушку в лебяжье одеяло, он поставил около нее наполовину пустую вазу с фруктами и пристроился рядом.
– Ты правда не хочешь кофе и бутербродов с беконом, котенок? Если ты стесняешься, что нас увидит служанка, я оденусь и мигом спущусь на кухню. – В голосе Джейсона звучало столько трогательной заботы, что у Катрин снова защипало в носу.
– Нет, нет, я в самом деле не голодна, – ответила она, с признательностью посмотрев на Джейсона. – Да и разве в меня еще может что-нибудь вместиться, после того как я одна съела столько конфет и апельсинов?
Он снова рассмеялся и притянул Катрин к себе, шутливо потрепав ее по взлохмаченной голове.
– Маленькая сладкоежка! Если ты все время будешь есть шоколад, то растолстеешь и не сможешь влезть ни в одно из своих новых платьев!
– Досадный факт, если учесть, что мне не каждый день встречаются щедрые джентльмены, обожающие сорить деньгами!
Быстро отдернув край одеяла, Джейсон перевернул Катрин на живот и шутливо отшлепал ее.
– Это тебе за то, что ты еще не выбросила из головы всех остальных кавалеров, – с притворной угрозой сказал он, а потом обнял и осыпал ее лицо поцелуями. – Милый мой котенок, ты даже не представляешь, как сильно изменится твоя жизнь с сегодняшней ночи, – взволнованно проговорил Джейсон, снова укрывая девушку теплым одеялом. – Но я уже говорил тебе и повторю еще: ты никогда не станешь жалеть о том, что доверилась мне.
– Милорд, вы… – начала было Катрин, но Джейсон взглянул на нее так грозно, что она решила не продолжать.
– Если ты еще хоть раз назовешь меня милордом, клянусь, я задам тебе такую трепку, что ты с неделю не сможешь садиться, – серьезным тоном произнес он. Но, увидев, что Катрин по-настоящему испугалась, тут же поспешил успокоить ее ласковым поцелуем. – Ну, пожалуйста, милая, назови меня по имени хоть единственный раз за вечер, – попросил он.
– Джейсон, – тихо произнесла Катрин и покраснела от смущения. Не выдержав пристального взгляда мужчины, она нервно рассмеялась и спрятала лицо на его груди. Пьянящий запах сильного мужского тела взволновал девушку, а Джейсон, почувствовав это, принялся поддразнивать ее, все больше раззадоривая. В этот момент в дверь спальни настойчиво постучали, и Катрин отпрянула от графа, натянув одеяло до самого подбородка.
Выругавшись вполголоса, Джейсон спустился с просторного ложа и задернул занавески, спускающиеся с высокого балдахина, чтобы скрыть девушку от посторонних глаз. Облачившись в темный бархатный халат, он направился к двери. На секунду в комнату ворвались отдаленные звуки бальной музыки, а потом снова стало тихо. Был слышен лишь приглушенный голос графа и того, кто нарушил уединение любовников.
Любопытство взяло верх над порядочностью, и Катрин, боясь оказаться замеченной, бесшумно раздвинула тонкий шелк занавесок и вся обратилась в слух. Вошедших было двое, и обоих Катрин доводилось встречать на светских приемах. С одним из них, бароном Эдвардом Тилни, приятелем Джейсона, Катрин танцевала на балу у герцогини Дерби. Другого посетителя, тридцатилетнего французского эмигранта, герцога де Сен-Реми, она знала только в лицо. В лондонских высших кругах он слыл неординарной личностью и являлся одним из тех, кто был готов пожертвовать жизнью ради восстановления монархии во Франции. Не было сомнений, что эти люди появились в резиденции графа Стенфилда не случайно. И уж наверняка не для того, чтобы принять участие в маскараде.
– …Теперь ты все знаешь и сам можешь судить, в каком плачевном положении мы оказались, – донесся до Катрин низкий, глубокий голос Сен-Реми.
– Положение действительно скверное, но не настолько, чтобы отчаиваться, – после короткой паузы ответил Джейсон. – Главное, что все наши люди целы. Остальное всегда можно поправить.
– Ты так уверен? – горячо перебил его барон Тилни. – А где взять новые поддельные паспорта, документы? У меня в последнее время создается впечатление, что Директория опутала шпионской сетью не только эмигрантские круги, по и всю Южную Англию.
– Новые паспорта у меня есть. – Слова Джейсона утонули в изумленных возгласах мужчин. – Как видите, я оказался гораздо предусмотрительнее вас. Как говорят, надейся на лучшее, но рассчитывай на худшее.
Герцог де Сен-Реми облегченно вздохнул и потянулся к хрустальному графину, в котором еще осталось вино.
– Ради Бога, Стенфилд, только не тяни. Если документы готовы, нужно поскорее переслать их нашим друзьям в Брайтон. Где ты их прячешь? В Лондоне?
– Вовсе нет. – Лицо графа Стенфилда, освещенное отблесками свечи, озарила улыбка превосходства, так хорошо знакомая Катрин. – Они здесь, в тайнике моего личного кабинета.
– Рядом с бумагами Барраса? – рассмеялся герцог, а девушка зажала рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. – Когда, наконец, ты решишься передать мне эти чертовы письма? Не стану спорить, у тебя они будут в большей сохранности, но зато я смогу скорее пустить их в дело.
– Я обещаю серьезно об этом подумать, – заверил герцога Джейсон. – Возможно, я и в самом деле скоро передам тебе письма. А теперь не будем терять времени. – Он подошел к белой двери, покрытой позолоченной резьбой, которую Катрин только сейчас разглядела рядом с одним из высоких зеркал. – Эта дверь связана анфиладой комнат с моими личными покоями. Когда окажетесь у кабинета, подождите меня там. Я скоро вас догоню.
Катрин едва успела занять прежнее положение, прежде чем Джейсон отдернул шелковую завесу. Когда он наклонился к ней, чтобы поцеловать, выражение его лица показалось Катрин отчужденным.
– Мне придется на время покинуть тебя, моя радость, – ласково, но твердо сказал он, поправляя подушку под ее головой. – Запри дверь и ложись в постель. Не думай ни о чем. Я уже принял решение за нас обоих.
Еще раз коснувшись губами пересохших губ Катрин, Джейсон ушел за Сен-Реми и лордом Тилни. Путаясь в простынях, Катрин соскочила с кровати, подбежала к двери, ведущей в коридор, и машинально повернула защелку. Вернувшись назад, она буквально рухнула в ворох измятых простыней…
Когда маленькие каминные часы своим звоном известили о начале нового часа, Катрин заставила себя снова подняться с кровати и подошла к камину. Позолоченные стрелки показывали три. Значит, маскарад внизу еще продолжается и у ночных визитеров графа Мелвернского имеется прекрасная возможность незаметно покинуть особняк. Возможно, с теми самыми злополучными письмами Барраса на руках.
Не зная, что делать, Катрин в отчаянии заметалась по комнате. О Боже, как она могла забыть, зачем приехала сегодня на этот проклятый маскарад? Бедный, несчастный отец! Он уже полтора месяца томится в тюрьме Консьержери. Если из-за ее легкомыслия отца отправят на гильотину, она до конца жизни не сможет себя простить!
Попытавшись успокоиться, Катрин отыскала платье и туфельки и быстро оделась. Осторожно, стараясь не шуметь, она приоткрыла белую с позолотой дверь и оказалась в небольшой туалетной комнатке. В ней никого не было, и девушка немного пришла в себя. Наверняка и в других покоях графа Мелвернского не будет ни слуг, ни других посторонних.
Переступив порог еще одного помещения, Катрин вошла в спальню, в которой горел камин. Стены этой комнаты были задрапированы синим шелком, а серо-голубой полог над старинной кроватью мерцал серебряным шитьем.
– Святые угодники! – со страхом прошептала Катрин. – Это его спальня, здесь повсюду родовые цвета Мелвернов!
Внезапно из-за дверей в следующую комнату раздался взрыв смеха, и Катрин захотелось убежать отсюда, пока не поздно. Но мысли об отце придали ей смелости, и она, крадучись, приблизилась к кабинету Стенфилда и прильнула к замочной скважине.
– Ну, все, Джейсон, нам пора. – Герцог де Сен-Реми затушил дымящуюся трубку и поднялся с кресла. – Полагаю, нам прямо сейчас, без малейшего промедления следует отправиться в Брайтон. Закрывай свой тайник. И не забудь получше спрятать письма Барраса. Очень скоро они могут мне понадобиться.
– Не беспокойся об этих чертовых бумагах, Антуан. – Усмехнувшись, Джейсон подошел к массивному железному сейфу. Как удивленно заметила Катрин, граф уже успел снять халат и облачиться в парадный черный фрак, такого же цвета лосины и короткие сапога. – Вряд ли где-нибудь еще они окажутся в большей сохранности, чем у меня. Уверяю тебя, я принял все необходимые меры безопасности. До моего тайника не сможет добраться ни один шпион Директории.
Катрин затаила дыхание, наблюдая, как Джейсон закрывает сейф, нажимая на разные кнопки. Наконец дело было сделано и все трое направились к двери.
– Ты ведь собираешься вывести нас тем же путем, каким мы проникли сюда? – лукаво улыбнувшись, спросил барон Тилни, понимающе взглянув на друга.
– Нет уж, увольте, джентльмены, – с усмешкой отозвался граф, чуть ли не подталкивая своих приятелей к двери в коридор. – Как бы нам пи хотелось узнать, с кем я провожу сегодняшнюю ночь, я не доставлю вам такого удовольствия.
Скрипнул ключ в замке, и трое мужчин удалились. Немного постояв перед кабинетом, чтобы перевести дух, девушка тихонько приоткрыла дверь и ступила в святую святых Мелвернского дворца – личный кабинет графа.
Руки Катрин коснулись холодного железа тайника. Казалось, ей ни за что не вспомнить, что делал Джейсон, открывая заветный сейф. Полагаясь на удачу, она принялась нажимать на фигурные выступы тайника. И – о чудо! – внутри сейфа что-то щелкнуло, и плотная железная дверца распахнулась. Еще не веря, что ей так повезло, девушка вытащила аккуратно разложенные документы.
Паспорта, дневники, какие-то непонятные счета… В глазах у Катрин рябило от разнообразия почерков, обилия шрифтов и малопонятных иностранных слов. Но наконец среди кипы документов нашлись нужные бумаги. Взяв в руки толстую пачку писем, перехваченную красной шелковой лентой, девушка бегло просмотрела несколько из них. Это были отдельные послания, довольно длинные и напоминающие сухие деловые отчеты. В конце каждого была четко выведенная подпись Поля Барраса, идейного вдохновителя Директории. Сомнений больше не оставалось.
Поднявшись, Катрин торопливо запихнула ненужные бумаги обратно в тайник и захлопнула дверцу. Сложив письма Барраса вдвое, чтобы они могли уместиться за корсажем платья, девушка повернулась к выходу. И испуганно застыла на месте: прислонившись к дверям и скрестив руки на груди, на нее с издевательской усмешкой смотрел сам хозяин Мелверн-парка, Джейсон Стенфилд. Во рту у Катрин стало сухо, очертания комнаты качнулись перед глазами, «Все кончено, – мелькнуло у нее в голове, – сейчас он просто растерзает меня на части».
– Положи на стол, что держишь в руках. – Голос Джейсона звучал так зловеще, что Катрин содрогнулась. Последовав приказу графа, она с мольбой взглянула в его глаза и поняла, что пощады не будет.
– Дрянь! – Звонкая пощечина едва не сбила девушку с ног. – Подлая, грязная воровка! Ты пробралась в мой дом, чтобы выкрасть эти злосчастные письма. Ради своих грязных целей ты даже легла со мной в постель. Проклятая шлюха Директории! – В голосе Джейсона смешались боль и гнев, а его лицо в эту минуту было поистине страшно. – Как же я был слеп! Я думал, что встретил настоящего ангела, а ты оказалась всего лишь продажной девкой, готовой ради сомнительной выгоды переспать с первым встречным…
– Джейсон, пожалуйста! – взмолилась Катрин, но он снова ударил ее, а потом схватил за плечи и встряхнул так сильно, что она чуть не лишилась чувств.
– Мразь!!! Не смей называть меня по имени! – кричал он, еще сильнее сжимая ее посиневшие плечи. – Для тебя я – милорд граф, и только попробуй еще хоть раз назвать меня по-другому!
Внезапно он отпустил Катрин так резко, что она не удержалась на ногах. Распахнув дверь, ведущую в анфиладу личных покоев, граф грубым рывком поднял девушку с пола. Встретившись с ним взглядом, Катрин испустила затравленный стон: в глазах Джейсона больше не было неукротимой ярости – холодные как лед, они были полны презрения.
– Сейчас мы пойдем туда, где ты недавно разыграла отвратительную, пошлую комедию, и ты мне все расскажешь. – Губы Джейсона растянулись в зловещей ухмылке. Катрин попыталась вырваться. Издевательски рассмеявшись, Стенфилд крепче сжал ее руку и потащил через полутемные коридоры.
Ворвавшись в спальню, Джейсон толкнул девушку в кресло. Тяжело дыша, она испуганно следила за его движениями. Граф не спеша зажег хрустальную люстру, наполнив комнату ярким светом, затем он распечатал бутылку с виски и доверху наполнил высокий бокал. Сделав несколько больших глотков, Джейсон повернулся к Катрин и окинул ее насмешливым взглядом.
– Неужели ты могла подумать, что я оставлю для кого-то свободным доступ к своему тайному сейфу? – спросил он, не сводя с девушки пристального взгляда. – Или ты считаешь меня безмозглым дураком? То, что тебе удалось так легко открыть сложный механизм, было всего лишь иллюзией, маленькая глупая шлюха, ловлей на живца, и ты умудрилась проглотить наживку. На днях мне стало известно, что Баррас отправил в Англию нового шпиона за своими письмами. И чтобы его поймать, нужно было создать видимость, будто мой личный кабинет не охраняется. Тебе наверняка будет забавно узнать, что мне сообщили о присутствии вора еще до того, как ты начала возиться с замком. Но… Бог мой, я не мог даже предположить, кого застану у тайника!
Джейсон резко отвернулся, чтобы Катрин не видела выражения его лица. Пальцы его судорожно впились в холодный мрамор камина, глаза потемнели от боли. Как она могла так ужасно предать его! Еще так недавно он был на седьмом небе от счастья, а сейчас его словно окунули лицом в грязь. С самой первой минуты, как только Катрин ступила на палубу «Маргариты», она притворялась и вела отвратительную игру. Она приложила все усилия, чтобы вскружить ему голову и завоевать доверие. И ей это прекрасно удалось. Он столько времени боролся со своими чувствами, боясь обмануться, и сегодня наконец сдался. А она лишь жестоко посмеялась над ним! Он, безумный, собирался чуть свет броситься к Энтони Кемпбеллу, чтобы просить ее руки. Наполнив опустевший бокал, Джейсон снова повернулся к Катрин и смерил ее презрительным взглядом.
– Я жду объяснений, – мрачным тоном напомнил он, – и желаю услышать эту подлую историю от начала до конца. Если не знаешь, с чего начать, я тебе помогу. – Он сделал два шага в ее сторону и язвительно усмехнулся, заметив, как Катрин вжалась в кресло. – Кто послал тебя в Англию? Какое задание тебе предстояло выполнить? И, наконец, с кем из шпионов Директории ты поддерживала связь? Последний вопрос – самый важный, и даже не надейся увильнуть от ответа.
Подойдя к камину, Джейсон подвинул к себе хрустальную пепельницу и раскурил трубку.
– Не испытывай мое терпение, – в его голосе слышались гневные нотки, – оно отнюдь не безгранично, особенно если дело касается таких дешевых шлюх, как ты.
– Мерзавец! – Не выдержав унижений, Катрин вскочила и, схватив с камина бокал с виски, выплеснула содержимое Джейсону в лицо. Больше ей ничего не удалось сделать: ударом кулака сбив девушку с ног, граф схватил ее за волосы и потащил к кровати. От резкой боли Катрин закричала. Она пыталась вырваться, но сопротивление лишь еще сильнее разозлило Стенфилда. Осыпая девушку проклятиями, Джейсон толкнул ее на кровать, и Катрин оказалась лежащей лицом вниз на смятых простынях. В мгновение ока ее запястья были стянуты тугой веревкой и привязаны к спинке кровати. Убедившись, что девушка лишена возможности сопротивляться, Джейсон отошел в сторону и посмотрел на свою жертву. Взгляд циничного превосходства вызвал у Катрин вспышку отчаянной ярости.
– Я ничего тебе не скажу! – собравшись с силами, охрипшим голосом выкрикнула она. – Ты можешь забить меня до полусмерти, но ничего не добьешься!
– Забить до полусмерти? – Губы Джейсона вытянулись в трубочку. – Ты подсказала мне отличную идею, дрянь.
Несколько минут Джейсон что-то искал в шкафу. Когда он вновь повернулся к девушке, сжимая в руках длинный хлыст для верховой езды, Катрин подумала, что лучше бы ей было умереть.
– Тебе никогда не приходилось пробовать па себе эту штуку? – Приподняв подбородок девушки, Стенфидд посмотрел ей в глаза. – Если будешь продолжать упорствовать, я доставлю тебе такое удовольствие.
– Будь ты проклят, Джейсон Стенфилд! – Катрин отчаянно пыталась разорвать стягивающие руки веревки, вызвав новый взрыв издевательского смеха своего мучителя.
– Милорд граф, продажная тварь. Ты забыла, как я велел называть меня? Ну! Ты собираешься, наконец, отвечать?
– Нет! – Ее голос дрожал, а по щекам текли слезы.
– Прекрасно. – Джейсон поднялся и покрепче сжал хлыст. – Придется тебе кое-что показать.
Взмах – и жгучая боль обожгла спину Катрин. Следующий удар, казалось, разорвал ее тело надвое. Третий обрушился на ягодицы, и Катрин не смогла сдержать стон. Еще один резкий взмах хлыста и еще… Тело Катрин содрогалось от невыносимой боли, а с губ против воли сорвалась мольба о пощаде…
– Этого довольно, или мне придется продолжить? – Голос Джейсона по-прежнему звучал издевательски холодно, и Катрин горько разрыдалась, уткнувшись лицом в смятую подушку. Грубо схватив ее за волосы, граф приподнял голову Катрин. – Отвечай!
– Я… я все вам расскажу… милорд граф, – запинаясь, пробормотала она.
Уже светало, когда Катрин закончила свой рассказ. Сломленная допросом, она не утаила от Джейсона ничего. За эту ужасную бессонную ночь девушка настолько обессилела, что уже не чувствовала ни холода, ни страха. Впрочем, Джейсон заставил ее надеть теплый халат и накрыл шерстяным пледом. Кроме того, за последний час он неоднократно наполнял бокал Катрин красным вином, от которого становилось теплее и понемногу уходила боль.
Наконец рассказывать было уже нечего. Вытянувшись в кресле, Катрин потерла уставшие глаза и выжидающе взглянула на хозяина дворца. За последние полчаса он не произнес ни слова, полностью погрузившись в свои мысли. Но вот он потянулся, расправив затекшие плечи, отодвинул кресло и внимательно посмотрел на Катрин, слегка покусывая губы.
– Эта ночь была слишком тяжелой для вас, Катрин, – неожиданно мягко сказал он. – Вряд ли вы сможете быстро оправиться от пережитого потрясения. Постарайтесь хотя бы на время забыть обо всем и ложитесь спать. Я отдам распоряжение горничной, чтобы она позаботилась о вас, когда вы проснетесь. Потом, когда эти чертовы гости уберутся восвояси, я отвезу нас в Лондон.
Столь неожиданная перемена в поведении графа Стенфилда настолько поразила Катрин, что она не смогла скрыть изумления.
– Ради всего святого! Милорд граф, не держите меня в неведении, – взмолилась она. – Что вы собираетесь предпринять? Как вы решили поступить со мной?
Катрин удивилась еще больше, когда Джейсон подошел к ней и медленно, словно в раздумье, провел кончиками пальцев по ее осунувшемуся лицу.
– Вам следовало с самого начала довериться мне, моя взбалмошная французская леди, – сказал он, а во взгляде его синих глаз было столько горечи, что сердце Катрин невольно дрогнуло. – Тогда все произошло бы совсем иначе… Но кое-что, возможно, не поздно исправить и сейчас.
* * *
Вернувшись в свою комнату, Джейсон первым делом вызвал камердинера и велел приготовить себе крепкого кофе, чтобы немного взбодриться и снять накопившуюся усталость. Самым лучшим сейчас было бы улечься в постель, но спать, однако, совершенно не хотелось. Раздвинув голубые занавеси, граф распахнул окно, впуская в комнату утренний свет. Со стороны парка не доносилось ни звука, он был погружен в такую же тишину, как и весь дом, в котором давно закончился маскарад. Что ж, самое время подвести итоги этого напряженного и непростого месяца.
Итак, его более чем короткий роман с Катрин де Шатовье закончился. Романтическая история оборвалась так неожиданно и бесславно, как он даже и не предполагал. Невинная очаровательная девушка, сумевшая завоевать его сердце, оказалась шпионкой. Все его терзания, сомнения и борьба с самим собой были ни к чему. Катрин никогда не испытывала к нему нежных чувств. Во всех ее поступках был холодный расчет. Нет, пожалуй, не расчет, а страх за жизнь отца. Это несколько меняет дело, хотя и не оправдывает ее. И все же это обстоятельство обязывает его к некоторой снисходительности.
Гневно стукнув кулаком по столу, Джейсон резко поднялся с кресла и заходил из угла в угол. Снисходительность? Черта с два! Катрин не должна была играть с ним и делать из него последнего болвана. Почему она не доверилась ему, разве он не доказал, что вполне заслуживает этого? Но нет, она продолжала вести недостойную игру и пошла даже на то, чтобы лечь с ним в постель. О Боже! Согласиться на близость, чтобы полностью завоевать его доверие и проникнуть в Мелверн-парк! А что же она собиралась делать потом, если бы ей удалось выкрасть эти проклятые письма? Бесследно исчезнув из его жизни?
Последняя мысль привела Джейсона в такое бешенство, что он с трудом подавил желание броситься в ту комнату, где сейчас спала Катрин. Ему хотелось разбудить ее и вытрясти признание любым способом. Но, чуть поостыв, Стенфилд заставил себя успокоиться и не делать этого. Он и так достаточно измучил ее за эту ночь, к чему причинять ей новые страдания? В любом случае, нужно думать о другом – как вытащить графа де Шатовье из французской тюрьмы и благополучно переправить его в Англию.
Приняв окончательное решение, Джейсон почувствовал себя немного лучше. Да, сейчас ему необходимо забыть о предательстве Катрин и сосредоточить все усилия на выполнении задуманного. А для этого нужна ясная голова.
Закурив, Джейсон принялся обдумывать план действий. Часа через три Катрин проснется. Еще два часа понадобится, чтобы отвезти ее в Лондон. При таком раскладе он уже к вечеру сможет оказаться в Брайтоне. Наверняка лорд Тилни и Сен-Реми еще будут там. Поддельные документы у него есть, отчаянные головы найдутся. А там пусть уж Сен-Реми хорошенько подумает, как проникнуть в Консьержери, ведь у него в Париже полно своих тайных агентов. В конце концов, дело хоть и крайне опасное, но не из числа из ряда вон выходящих. Вряд ли графа де Шатовье охраняют лучше, чем тех людей, которых им уже приходилось выручать из подобных ситуаций.
Позвонив, Джейсон снова вызвал камердинера и с ходу продиктовал ему короткую записку, которую приказал немедленно отправить в Брайтон.
– Как я понимаю, милорд, вы не будете заезжать в Мелверн-парк из Лондона, – уточнил привычный к таким делам слуга. – Мне подготовить все необходимые вещи, как и в прошлых случаях?
– Да, Бакстер, пожалуйста, сделай все что нужно, ты ведь сам знаешь… – Граф постарался изобразить беспечную улыбку, заметив тревогу в глазах преданного слуги. – Не стоит беспокоиться, все должно закончиться благополучно. Но в Мелверн-парк я действительно вернусь не скоро.
Он хотел добавить «если вообще вернусь», но побоялся искушать судьбу. Глупо разыгрывать из себя бесстрашного смельчака, когда предприятие предстоит и в самом деле опасней некуда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь не предает - Спайс Вирджиния



ГГ какой-то мазохист, бьёт героиню по лицу, стегает плёткой!!! А эта дура всё прощает и понимает! Сама, правда, очень быстро заводит любовника чтобы утешиться от разлуки с любимым мужем-изменником.rnИ в конце все прощены и счастливы!rnБредятина...
Любовь не предает - Спайс Вирджинияiri
18.03.2012, 21.25





Странное название для романа, где только и делают, что предают сестер, жен и мужей, да и любовь у них какая-то коллективная. Одним словом, отвратительно.
Любовь не предает - Спайс Вирджиниянадежда
21.05.2014, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100