Читать онлайн Слепой случай, автора - Сойер Мерил, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слепой случай - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слепой случай - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слепой случай - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Слепой случай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

— Нет, нет, входи!
Собрав остатки самообладания, Марк взял из рук Эйлис бутылку и рюмки. Да, он ожидал всего, чего угодно, думал Марк, глядя, как, пройдя через комнату, Эйлис уютно устраивается на скамеечке возле камина, всего, только не этого. Она влюблена, в этом нет сомнения. Теперь, когда он поймал ее на крючок, он собирается насладиться моментом. Уоррен прав: оказывается, когда женщина преследует тебя, это может быть весьма приятно — конечно, если женщина эта красива и нравится тебе.
Какое-то мгновение он стоял в нерешительности. Потом вспомнил, что держит в руках бутылку. Господи! Как это она угадала, что «Ле Паради» — его любимый коньяк? Марк наполнил рюмки себе и Эйлис. Он опустился на скамеечку перед камином, стараясь держаться от Эйлис подальше, насколько позволяло тесное пространство скамеечки.
— Согрей рюмку в руке, — сказал он, показывая, как это делается. Было ясно, что большого опыта потребления изысканных коньяков у Эйлис не имеется.
— Так о чем ты хотела со мной поговорить? — спросил он, намеренно не торопя события.
Она пожала плечами. Зеленые глаза ее смеялись, а на губах играла озорная, дерзкая улыбка. Опустив ресницы, она принялась разглядывать рюмку. Марк, зная, что она этого не видит, разглядывал ее едва прикрытые черными кружевами аппетитные груди. Все, что ему надо, это развязать бант и тогда...
— Я хотела поблагодарить за Боба Уиксона, — сказала Эйлис, внезапно подняв на него глаза и поймав на себе его взгляд. — Он очень облегчает мне жизнь. Теперь мне нет необходимости брать работу на дом и вечерами я могу писать. К маю без труда закончу.
— Я рад, что тебя не пугает его присутствие, — сказал Марк, переведя взгляд на ее лицо и глядя ей в глаза — бархатисто-зеленые в отблесках каминного пламени. — Ты ведь знаешь, что это сын моего дальнего родственника? Знаешь? — Зеленые глаза сверкнули, Эйлис кивнула, и он продолжал: — Удивительно, как быстро находят тебя какие-нибудь давно позабытые родственники, если ты сумел разбогатеть. Но в данном случае мне это на руку: из Боба выйдет прекрасный администратор и продюсер.
— Стивен еще не пытался обналичить чеки? — И когда Марк покачал головой, Эйлис добавила: — Слава богу. Если он так и не сделает этого, я вновь обрету веру в людей.
Марк воздержался от комментариев, но про себя подумал, что, как бы ни повел себя Стивен Хантер, верить в его порядочность он, Марк, отказывается и отношения к нему не изменит.
— Ты скоро ожидаешь его? Он вернется в Лондон к выходу «Возможного случая»?
Эйлис покачала головой, и золотистые волосы ее волной упали на кружева пеньюара.
— Нет, он будет на натурных съемках до самого Рождества.
— Ну, а с Найджелом ты видишься?
—Нет.
Марк отхлебнул глоток. Коньяк шелковистой струйкой пролился в горло, оставив после себя во рту нежнейший оттенок вкуса. Куда запропастился этот Найджел? После их возвращения из Мексики, похоже, никто его не видит. Марку вспомнился их уговор насчет отснятых кадров с Эйлис. Найджел уверял его, что все в порядке. Сейчас, поглядывая на Эйлис сквозь рюмочное стекло, Марк решил позвонить, Найджелу еще разок.
— Ты беспокоишься перед премьерой фильма?
— И да, и нет, — ответила она. — Джайлс уверял меня, что смонтирована картина прекрасно. В моей сцене я обнажена лишь настолько, насколько это необходимо. — Она отпила коньяк. — И все же я беспокоюсь. От одной мысли, что я предстану перед зрителями в таком виде, мне все еще не по себе.
— Кто бы мог подумать, — подлил масла в огонь Марк, отлично зная, как это ей неприятно, — глядя на твое сегодняшнее платье и этот наряд.
— Тебе не нравится зеленое платье?
Ее расстроенный, виноватый взгляд заставил его тут же пойти на попятный:
— Платье изумительное, но слишком уж откровенное... Но, конечно, оно не сравнится с этим пеньюаром. И часто ты заявляешься к мужчинам в таком виде?
— Я никогда не заявляюсь к мужчинам в таком виде! Я надела пеньюар для тебя, и только для тебя. Ты, наверное, догадываешься, что занимаешь в моей жизни особое место.
— Если это так, то почему ты не отвечала на мои звонки в Мексике? Почему ты...
Не дослушав, она ринулась к нему, прижалась.
— Так ты звонил?! Ты правда звонил? — восклицала она, пылко обнимая его.
— Конечно, звонил. Десятки раз. Тебе что, не передавали?
— Нет. — Недоверчивое изумление в ее широко распахнутых зеленых глазах ясно показывало, что она говорит правду. — Должно быть, в отеле... Ладно, это неважно. Важно то, что ты звонил. — Склонившись к нему, она с нежностью поцеловала его.
— Эйлис, зачем ты поселилась у Стивена?
Она рассказала о своем разводе и связанных с ним финансовых затруднениях. А он и понятия не имел о том, сколько, оказывается, пришлось ей вытерпеть... Признание Эйлис мгновенно избавило его от сомнений, мучивших Марка вот уже который месяц. Она говорила, а он не мог удержаться от того, чтобы тихонько не поглаживать ее спину, округлости пониже спины. Рука так и норовила скользнуть в разрез пеньюара. Весь день он мечтал обнять ее, и вот она здесь, рядом. Какое блаженство трогать ее, гладить! Но как же этого мало, немыслимо мало...
— Между нами ровным счетом ничего не было.
— А между нами есть что-нибудь?
— Зависит от тебя.
Эти долгожданные слова и тон, каким они были сказаны, заставили его сердце сжаться от волнения. Освещенные каминным пламенем, волосы ее образовывали вокруг головы золотистый нимб. Нет-нет, нельзя поддаваться, нельзя, чтобы она почувствовала, какую власть имеет над ним.
— Нет, от тебя. Покажи наконец, чего ты хочешь, — сказал он.
Глядя на него затуманенным взором, она протянула руки и погладила его по щеке, скользнула по волосам. Эйлис склонилась к нему ближе, и его окутал цветочный запах ее духов. Он забыл, как нежно ее прикосновение... Он замер, позволив ей целовать его. Язык Эйлис затрепетал, требуя, чтобы его впустили внутрь. Нет, так просто Марк не сдастся, пускай помучается...
Сидя у него на коленях, Эйлис прижималась к нему пылко и откровенно. Сквозь рубашку он чувствовал округлые груди с твердыми, напряженными сосками. Не удержавшись, он приоткрыл рот, и язык Эйлис, как молния, устремился вперед, ища его язык.
С каждой секундой рушились барьеры его сдержанности. Тяжело дыша, она отодвинулась и стала расстегивать его рубашку. Напряжение в нем росло, но он не давал воли рукам, предоставляя Эйлис делать все, что она хочет.
— Сними это, — попросила она, расстегнув на рубашке последнюю пуговицу.
Марк сбросил с себя рубашку, и Эйлис, издав тихий гортанный мурлыкающий звук, стала гладить волосы на его груди. Поистине пальцы ее обладали каким-то магическим свойством, потому что волнение, которое поднималось в нем, было мощным и неодолимым.
Медленно, мучительно медленно она гладила и ерошила волосы на его груди, а он не мог отвести взгляда от округлых выпуклостей ее грудей под черным кружевом. Ткань едва прикрывала их, так что он даже различал розовые кружки вокруг ее сосков. Рука ее потянулась к завязкам пеньюара. Три быстрых движения, пеньюар распахнулся — и вот они, ее груди, полные, пышные, с соблазнительно напряженными сосками. Полуприкрыв глаза, она вздохнула и подалась вперед. Она стала медленно двигаться — вверх-вниз, так, чтобы соски ее терлись о его грудь, о завитки шерстистой поросли, и с каждым движением тело его охватывали волны горячего, мучительного желания.
Околдованный ее зелеными глазами, ее прикосновениями, он не мог отнять рук от ее тела. Одной рукой он провел по бедру Эйлис под пеньюаром.
Эйлис встала, и черный шелк с шуршанием упал к ее ногам. Сердце Марка на секунду замерло, а потом бешено забилось. Золотистые кудри Эйлис падали на ее грудь, а треугольник волос между бедер отливал темным золотом. Она казалась ему воплощением его мечты, средоточием всего, что нравилось ему в женщинах. На теле ее он заметил светлые полоски от бикини. В этих еле заметных полосках было что-то трогательное и вместе с тем соблазнительное.
Найдя своей маленькой ручкой его руку, Эйлис заставила его встать, увлекая за собой к постели с пологом.
Стоя неподвижно, он ощущал, как она возится с его ремнем. Расстегнув наконец пряжку, она погладила его и лишь тогда дернула вниз «молнию» на брюках. Невозможно было представить себе, что сердце его может забиться еще сильнее, и тем не менее это произошло. Когда Марк остался совсем без одежды, у Эйлис стало такое испуганное выражение лица, что он даже усмехнулся.
Эйлис прижималась к Марку, грудь его щекотали ее золотистые кудри. С мучительной, дразнящей медлительностью она целовала его, продвигаясь все ниже и ниже. Потом влажный кончик ее языка начал лениво описывать круги по его твердому животу. У него перехватило дыхание и мускулы непроизвольно сжались. Ее губы жгли ему бедра, пока, влажные и горячие, не сомкнулись вокруг его напряженного естества. Откинувшись, он издал едва слышный стон. От сладостной этой ласки его бросило в жар.
Нащупав ее затылок, он взъерошил ей волосы. Слишком долго ждал он этой минуты, чтобы длить сейчас ласку.
— Иди сюда, — сказал он.
Она глядела ему в глаза, вся золотисто-медовая в пламени камина, и в глазах ее была нескрываемая, неприкрытая любовь. Шелковистые ноги оседлали его. Тяжело дыша, он направлял ее, пока резким движением не очутился в ней.
Господи! Как тесно! Без сомнения, она хочет его, но как тесно! Он почти забыл это неожиданное ощущение. Она наклонилась, чтобы поцеловать его, потом выпрямилась опять. Ее груди подрагивали. Положив руки ей на бедра, он направлял ее, и в тишине раздавалось лишь их шумное дыхание.
— Как же я скучала по тебе! — шепнула она, загораясь опять, и движение возобновилось в новом, еще более упоительном ритме. — Держи меня крепче! Не отпускай меня!
— Дорогая моя, — услыхал он как бы со стороны собственный голос. Он целовал ее, прижимая губы к ее нежному рту.
Выгнувшись, она ускорила движение. По тихим ее стонам Марк понял, что они оба одинаково близки к завершению. Она жаждала его с той же силой, что и он ее.
— Марк! — Она охнула, шепча его имя, прижимаясь головой к его груди. Содрогаясь, она шептала: — Да, да... о да!
Марк улыбался в темноте, вдыхая аромат ее духов, которыми пах теперь и он. Он целовал и целовал ее, ожидая, пока стихнут сладкие спазмы. Сжигаемый желанием более мощным, чем просто физическое, он не отпускал ее, пока дыхание ее не стало ровнее. Все еще не разжимая объятий, он перекатил Эйлис на спину. Дрожа, он вонзился в нее, и тело ее выгнулось навстречу его телу. Боль придавала ему силы.
— Еще... еще! — молила она.
В свои быстрые, резкие движения он вкладывал столько энергии, сколько и не думал в себе обнаружить. Наконец волна освобождения охватила его.
Совершенно обессилевший, он все же не хотел выпускать Эйлис из объятий. Он перекатился на бок, по-прежнему прижимая ее к себе, баюкая.
— Никто не сравнится с тобой! — прошептала Эйлис, гладя его влажное плечо. — Никто!
— На этот раз ты не уснешь?
— Ни за что на свете!
Марк поцеловал ее макушку. Наконец-то он был по-настоящему счастлив. Он оказался прав, заставив ее саму прийти к нему. Это был единственно возможный способ убедиться, что она его любит. Немыслимо для женщины так отдаваться не любя. Но рисковать их счастьем он не мог. Придется пока держать их отношения в тайне.
— Эйлис, — сказал он, — ты не говори об этом никому, даже Линде с Ренатой. Мне надо сначала уладить кое-какие дела. Верь мне.
— Я верю.
— Утром я вылетаю в Австралию. Вернусь через две недели. За это время все должно уладиться.
— Две недели! — простонала Эйлис. — Я не выдержу. После сегодняшнего я просто могу не... — И, обвив его шею руками, она поцеловала его. И мгновенно в нем шевельнулось волнение. Она права: две недели — чертовски долгий срок!
— Эйлис, — прошептал он прямо в ее настойчиво ищущие губы, — стисни меня!
Она сильно сжала его торс одной рукой, и он чуть не расхохотался. При всей своей природной чувственности она была удивительно сексуально неопытной. Но ему это нравилось. Он обучит ее, обучит всему.
— Не так, — сказал он и сам прижал ее к себе.
— Ой, — пробормотала она, наконец поняв, чего он хочет.
— Сильнее, — сказал он, когда Эйлис сжала его внутри себя.
Она стискивала и отпускала, стискивала и отпускала его снова и снова, и в нем разгорался прежний огонь.
— Я хочу, чтобы ты сказала мне, как тебе особенно нравится. Мне надо знать это.
Она шептала ему на ухо слова, которые ничто на свете не заставило бы ее произнести вслух, по-прежнему сжимая и отпуская, сжимая и отпуская его. При этом рука ее чертила на его спине какие-то замысловатые узоры. Это соединение эротической ласки с самыми сокровенными признаниями, какие способна сделать женщина, действовало на него так, как не действовали ласки самых искушенных партнерш.
Чувствуя, что опять всеми силами хочет ее, он прошептал:
— Видишь, что ты натворила?
— Не вижу, но чувствую. — Она тихонько рассмеялась. — Не думала, что способна на такое.
Перекатившись на спину, он сказал:
— Теперь будь готова ко всему. Это может занять остаток ночи.
— Надеюсь, что так и будет, — ответила она, приближая к нему лицо для поцелуя.
Медленно начал он движение — вперед и вверх, наслаждаясь тем откровенным откликом, который находила в ней его страсть. Когда он, чтобы подразнить ее, останавливался, она терлась о его грудь своими сосками, и он даже сквозь поросль волос чувствовал, какие они твердые.
Марк нашел извечный и древний как мир ритм любви, и невольные движения Эйлис, и тихие стоны ее убедили его, что все идет как надо. Наконец все кончилось, и волна огромной радости, смешанной с усталостью, накатила на него. Тело его обмякло в ее объятиях. Помедлив немного, он сделал усилие и приподнялся, опираясь на локти. Безнадежно спутанные волосы Эйлис разметались по подушке, а глаза под тяжелыми сонными веками сияли. Оторвавшись от нее, он лег на спину и стал глядеть в потолок.
Она приникла к нему, примостившись у него под мышкой, и положила голову ему на грудь.
Господи! А он был уверен, что знает все о чувствах, которые мужчина может испытывать к женщине. Как же он ошибался!
— Две недели — это не вечность, — сказал Марк, баюкая Эйлис в объятиях. — Поработай над книгой так, чтобы, когда я вернусь, мы могли устроить себе каникулы в Уиндем-Хилле.
— Хорошо, — с явной радостью отозвалась Эйлис. — Значит, Рождество мы проведем в Уиндем-Хилле.
Марк поцеловал ее в макушку. Он знал, что подарит ей на Рождество.
Должно быть, незаметно он задремал, потому что от приятных грез его пробудило какое-то внезапное беспокойство. Освободив руку, обнимавшую Эйлис, он посмотрел на часы. У него было всего двадцать минут на то, чтобы принять душ, одеться и спуститься вниз к вызванному такси. Марк нехотя выпутался из простыней и на цыпочках подошел к окну. На востоке жемчужно-серый сумрак уступал место розово-лиловым полоскам зари. Всходящее на горизонте солнце пробивалось сквозь светлый туман. Значит, из-за погодных условий отложить полет не удастся. Жаль.
Он молча проскользнул в ванную. Эйлис дала слово никому ничего не говорить. Но обеспечит ли это ее безопасность? С тех пор как он вывел на чистую воду махинаторов с билетами, ему постоянно угрожают, кто-то испортил картину Хогарта. Секьюрити перехватили даже две бомбы, отправленные по почте.
Выйдя из ванной, он быстро, не зажигая света, побросал в чемодан вещи. Будить Эйлис он не хотел, но и уезжать, не поцеловав ее на прощанье, было немыслимо. Марк осторожно присел на постель. Едва прикрытая простыней, Эйлис спала, мирно, как котенок, свернувшись калачиком, ровно дыша. Марк коснулся пальцем ее соска, и сосок тут же сжался. Эйлис перевернулась на спину. Поправив сбитую простыню, Марк прикрыл ей плечи и поцеловал спокойным поцелуем, отчего глаза ее широко распахнулись и заморгали.
— До свидания... — она все еще не проснулась окончательно.
— До свидания, Эйлис... Будь осторожна... пожалуйста!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Слепой случай - Сойер Мерил



это единственный роман этого автора, что мне не понравился... но тем неменее он тоже не таке плох...
Слепой случай - Сойер Мерилeris
16.08.2011, 11.27





Самый ужасный роман этого автора, даже комментировать не хочется: 3/10.
Слепой случай - Сойер МерилЯзвочка
31.12.2011, 0.44





мне очень нравятся книги этого автора. но этот роман второй раз я читать бы не стала
Слепой случай - Сойер Мериларина
27.09.2012, 20.07





Великолепный роман, как и все у этого автора.rnДо самого эпилога не могла понять, кто главный злодей.rnПрочесть стОит
Слепой случай - Сойер МерилЮлия
4.08.2014, 7.31





Роман хорош . Главный герой настоящий мужчина, но главная героиня меня временами бесила. Вечно куда-то влазила и герою приходилось её вытягивать, придушила бы её сама) Вобщем роман понравился 9/10
Слепой случай - Сойер МерилЕ
8.08.2015, 22.50





До главы 33 супер читалось,но дальше уже наверное перебор.Надо было автору закругляться.Пока 9 ка,а там может и совсем надоест .
Слепой случай - Сойер МерилЛАРИК
30.03.2016, 12.15





Дочитала дальше,чушь галимая.Перебор.
Слепой случай - Сойер МерилЛАРИК
30.03.2016, 13.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100