Читать онлайн Слепой случай, автора - Сойер Мерил, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слепой случай - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слепой случай - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слепой случай - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Слепой случай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Эйлис вглядывалась в иллюминатор, силясь рассмотреть, что там внизу. Внизу была вода. Они все еще летели над Ла-Маншем.
— Видишь землю, детка? — осведомился Стивен. Он выпил еще одну рюмку водки и перелистнул страницу «Лондон тайме».
— Нет.
Эйлис все глядела и глядела и наконец увидела: в густом тумане выплыли поросшие сочной зеленью холмы. Эйлис приободрилась: уж теперь Лондон, наверное, недалеко. Дав согласие Стивену Хантеру провести с ним денек-другой в Марбелле, она, разумеется, совершила ошибку. Модный курорт, изо всех сил пыжащийся сравняться с Каннами и Монте-Карло, все эти прожигатели жизни... Ей жаль было дней, оторванных от работы над пьесой и от встреч с Марком.
— Ну вот, — фыркнул Стивен. — Этого следовало ожидать!
— Что там такое? — спросила Эйлис, не отрываясь от иллюминатора.
— Кимброу принадлежит половина акций «Виндзор эр».
Эйлис резко повернулась. Марк говорил, что доли в «Виндзор эр» у него нет, но это было два месяца назад. Возможно, что-то изменилось с тех пор.
— Это точно?
— «Тайме» никогда не ошибается. — И он передал ей страницу финансовых новостей.
Эйлис внимательно прочитала статью. Да, действительно: «Трайед Инвестментс» владеет половиной акций «Виндзор эрлайнс». Черным по белому и в такой солидной газете.
— Наверное, он только что их купил, — нерешительно предположила она.
— Нет, детка, — возразил Стивен. — Так эти дела не делаются. Обычно переговоры длятся много месяцев, возможно, даже и год. Я случайно слышал один его телефонный разговор из машины. Марк уже тогда владел акциями. Я знаю, что он задумал. «Трайед» высосет из этой хиреющей компании все соки, а потом продаст активы. Вот таким образом Кимброу и нажил свои капиталы.
— Пристегните, пожалуйста, ремни, — послышался радиоголос, Эйлис следила за клубящимися белыми облаками, в которые вошел самолет. Почему Марк не дает о себе знать? За два месяца, прошедших е той их прощальной ночи, он ни разу не позвонил и не написал ей. Полная тишина. У нее есть номер его телефона. Сразу же по приезде к Стивену она позвонит Марку, и он объяснит ей, что произошло.
— Вам интересно, как идут дела с нашей картиной, детка? — спросил Стивен, когда, выйдя из самолета, они направились к таможенному контролю.
— Я продала вам сценарий, и теперь это не наша, а ваша картина. — Эйлис намеренно подчеркнула голосом слово «ваша». — Ничего не изменилось, и в Лондон я приехала ради Ренаты и пьесы для нее.
— Ладно, детка, — махнул рукой Стивен. — Если передумаете, дайте мне знать.
Стоя в очереди для иностранцев, Эйлис подумала о Марке. Почему он не нашел времени позвонить? Неужели она лишь мимолетное увлечение, «девушка на одну ночь»? Так стоит ли звонить, он и видеть ее не хочет...
Стивен отпер дверь своего дома на Уэйвертон-стрит, и в ту же секунду раздался телефонный звонок. Стивен бросился к телефону. Эйлис огляделась. Неужели она и впрямь в городской усадьбе Мэйфера? Двести лет или даже больше Мэйфер считался самым шикарным и престижным районом Лондона. Здесь селилась знать, и дома здесь были узкие, трехэтажные, с флигелями для прислуги, конюшнями и каретными сараями на заднем дворе.
Но где же традиционный камин, деревянная обшивка теплых тонов, десятки метров набивного ситца и выцветшие семейные фотографии в старинных рамках? Ничего подобного не было. Весь интерьер был полностью преобразован и переделан в стиль, который Эйлис показался приближенным к итальянскому модерну.
Прежде чем опуститься на обитый белым шелком диван, Эйлис оглядела себя: не испачкать бы обивку... Над черным лакированным кофейным столиком висело занимавшее всю стену абстрактное полотно. Так и не сумев отгадать, что изображено на картине, Эйлис стала разглядывать подобие камина с газовым пламенем.
Вошел Стивен.
— Выпить хотите?
Открыв черный лакированный шкаф, оказавшийся баром, он плеснул в высокий стакан водки «Абсолют».
— Я до пяти часов не пью, — с невольным упреком ответила Эйлис. С ума сойти, сколько стаканчиков пропустил Стивен на их пути из Марбеллы. — Как мне пройти в мою комнату?
— В вашем распоряжении весь второй этаж. — Стивен сверкнул мальчишеской улыбкой. — Только, к сожалению, там все по старинке.
«Вот удача! — подумала Эйлис. — Мне уже нравится. Интересно только, как там с телефоном?»
— Может быть, вам было бы удобнее со мной на первом этаже, — продолжал Стивен. — У меня здесь замечательная итальянская кровать.
— Спасибо. Лучше на втором. — Она поднялась, чтобы уйти к себе.
Голубые глаза Стивена затуманились легкой грустью.
— Что ж, как знаете, детка.
Сказано это было таким тоном, как если бы она совершала явную глупость.
— Это Одри Трокмортон сейчас звонила. В шесть тридцать попрошу вас быть готовой. Одри устраивает прием в честь своего мужа, сэра Алека.
— Идите без меня, я не обижусь. — Эйлис попыталась отделаться от приглашения так, чтобы не обидеть Стивена. — Я слишком устала, чтобы идти в гости. — На самом деле ей хотелось заорать, что ей надоела беспокойная череда его друзей. После десяти дней сплошных гулянок на вилле Джейсона Тэлбота в Марбелле еще одна вечеринка — это уж слишком.
— Боюсь, что должен настоять на своем приглашении, детка, — Стивен улыбнулся лучезарнейшей из улыбок. — Я уже сказал Одри, что приду с вами. Вам отведено место за столом. — Стивен отвернулся, вновь наполняя стакан. — А кроме того, это удобный случай познакомить вас с влиятельными финансистами. Бегите, детка, примите ванну и отдохните.
Эйлис устало поплелась к себе. Вернувшись в холл, она подхватила на плечо свою сумку и потащила на второй этаж свой тяжелый чемодан, досадуя, что у Стивена нет живущей в доме прислуги. Волоча вещи, она размышляла над тем, как ловко ее в который раз обставил Стивен. Она чувствовала себя не вправе отказать ему. Он помог ей выпутаться из трудного финансового положения, купив ее сценарий. Он предложил ей процент с доходов от будущего фильма, обещал свести ее с английскими театральными меценатами и заодно предложил и остановиться у него. Все равно он будет на съемках.
Эйлис была благодарна Стивену за все, что тот для нее сделал, но радости от общения с ним не испытывала.
Поднявшись, она поставила вещи и зажгла свет в первой из комнат. Эйлис обомлела, у нее буквально отвисла челюсть — прямо какой-то итальянский бордель. Стены все в зеркалах, зеркальный потолок, а на возвышении гордо высилась кровать круглой формы под белым шелковым покрывалом, с черным лакированным резным изголовьем.
— Передумали, детка? — раздался за спиной голос Стивена.
— Нет. Вы же сами предложили мне второй этаж.
— Конечно. — В голосе его прозвучали иронические нотки. — Мы в Англии вторым этажом именуем третий.
— Я забыла.
Эйлис стала медленно подниматься по лестнице с тяжелым чемоданом.
Осложнения между ней и Стивеном начались, едва они покинули Мексику. Там он мирился с тем, что, продав ему сценарий, она будет заниматься своей пьесой. Но потом он стал настойчиво требовать, чтобы она ассистировала ему на съемках.
— Я надену смокинг, — крикнул ей вслед Стивен, — и разбужу вас в пять. Вам хватит времени одеться?
— Вполне. — И как бы между прочим, хотя эта легкость далась ей нелегко, поинтересовалась: — А телефон наверху есть?
— Нет, детка. Только внизу, в библиотеке и в холле.
Взобравшись на второй этаж и войдя в свою комнату, Эйлис замерла от восторга: комната была двойной, с высоким потолком и нетронутой викторианской обстановкой. В углу располагался настоящий камин, на резной полке которого выстроилась целая коллекция хрустальных подсвечников и фарфоровых статуэток. Перед камином в медном ведерке стояли дубовые поленья, а каминную полку украшало зеркало в позолоченной раме.
Кровать XVIII века, балдахин, качалка — и море бледно-розового набивного ситца.
«Вот наконец я и в Англии!» — мысленно воскликнула Эйлис. Плюхнувшись на кровать, она закрыла глаза.
Когда Стивен предупредил, что будет в смокинге, Эйлис не придала этому значения, но на приеме пожалела о своей ошибке. Она и не догадывалась, как скрупулезны британцы по части одежды. В коротком платье была она одна.
Но делать нечего, решила она, тем более что длинного платья у нее с собой все равно не было. Потягивая шампанское и борясь со смущением, она любовалась бальным залом. Темные деревянные панели высокого потолка плавно переходили в светло-кремовую обшивку стен. Одна стена, выходящая на веранду, вообще была стеклянная. Темно-синие бархатные, с шелковой подкладкой шторы были перехвачены толстыми золотыми шнурами. Три прекрасные уотерфордские люстры искрились мягким, чуть приглушенным светом.
Стивен подводил Эйлис то к одной, то к другой группе, представляя ее, как и в Марбелле, в качестве американской актрисы. Эйлис злилась и то и дело уточняла, что она писательница. Когда выяснилось, что некоторые знают ее фамилию и читали ее книгу, Эйлис немного успокоилась.
Стоя со Стивеном в группе гостей, которым он расписывал свой будущий фильм, Эйлис вдруг услышала в отдалении до боли знакомый голос, заставивший ее оцепенеть.
Эйлис уставилась в свой бокал с шампанским, в котором поднимались пузырьки. Да, сомнений быть не могло: тот самый баритон, который так часто звучал в ее снах.
Эйлис подошла поближе к какому-то высокому представительному мужчине справа и, осторожно выглянув из-за его массивной фигуры, увидела Марка.
Смокинг чрезвычайно шел ему, обтягивая широкие плечи. Ослепительно белую манишку с защипами венчала безукоризненная бабочка, придавая ему изысканность, которой в Мексике она за ним не замечала. Он казался веселым, довольным, серые глаза были устремлены на того, с кем он оживленно беседовал. Собеседника его Эйлис разглядеть не могла. Почему она не выбрала времени позвонить ему днем? Теперь, увидев ее со Стивеном, он неверно истолкует их отношения. Но ей ничего не остается, как подойти, поздороваться и дождаться случая, оставшись с ним наедине, все ему объяснить.
Какой-то гость случайно задел ее локтем. Эйлис торопливо подхватила платье, чтобы не испортить его выплеснувшимся шампанским.
— Ради бога, простите мне мою неуклюжесть! — воскликнул долговязый мужчина. Он был рыж, лысоват, а светло-карие глаза его светились живостью и умом. Выхватив из кармана платок, он вытер ей руку.
— Я Чонси Беддингтон. С кем имею честь?
— Эйлис Маккензи.
— Не может быть! Ты самая Эйлис Маккензи?!
Эйлис заметила, как моментально исчезло выражение скуки на этом аристократическом лице. Она подтвердила его догадку, и он принялся заботливо обтирать уже совсем сухую руку, загораживая от нее Марка. При этом он без умолку расхваливал ее книгу, говоря, что перечитал ее три раза, причем с неослабевающим восторгом. Казалось, он готов весь вечер посвятить комплиментам в ее адрес. Ну как отмахнуться от человека, подарившего двадцать три экземпляра ее книги в твердом переплете своим друзьям? Притворяясь, что внимательно слушает его, Эйлис передвинулась так, чтобы видеть Марка. Теперь он стоял поодаль от других, и у Эйлис упало сердце: он держал под руку женщину потрясающей красоты — высокую, гибкую, с худощавой, почти мальчишеской фигурой топ-модели высочайшего класса. Черные как смоль волосы были гладко утянуты в узел по парижской моде. Умело наложенный грим подчеркивал высокие скулы и синеву глаз. Безупречно белую, видимо, незнакомую с солнечными лучами кожу прекрасно оттенял черный атлас длинного, до пола, платья, державшегося на одном плече, оставляя другое обнаженным. Судя по всему, туалет этот создал какой-нибудь прославленный модельер и стоил он бешеных денег. Все в этой женщине дышало элегантностью.
— Эйлис, вот вы где, с его светлостью! Я вижу, вы уже познакомились, — сказал подошедший Стивен.
Она стояла онемевшая, потрясенная, в то время как Стивен, подхватив ее под руку, обсуждал с Чонси Беддингтоном общих знакомых. Неудивительно, что Марк не позвонил ей. От такой-то красавицы. Эйлис припомнилась их ночь с Марком, и щеки ее вспыхнули под слоем грима. Видно, для него эта ночь была лишь эпизодом, он не придал ей того значения, какое придала она.
— Как это вам удалось, детка, а? — спросил Стивен, когда Чонси отошел.
— Что удалось? — удивилась Эйлис.
— Да что это с вами? Вы не слышали, что сказал его светлость?
— Нет, — призналась Эйлис. Его светлость? Значит, Чонси — герцог?
— Он пошел разыскивать Одри, чтобы просить ее посадить вас рядом, чтобы за столом вы были его дамой. Понимаете, какая это честь — быть дамой герцога Рестонского? — Эйлис лишь покачала головой. Сердце ее разрывалось от боли. — Это сразу выделит вас из числа гостей. К моменту, когда начнутся танцы, вы уже станете популярны. Крепитесь. Сегодняшнему вечеру предстоит многое изменить в вашей жизни.
Слава богу, Стивен увел ее теперь в другой угол подальше от Марка. Но хотя гостей в зале было больше сотни, Эйлис понимала, что избежать встречи с Марком ей не удастся. Стивен все продолжал знакомить ее с разными людьми, и Эйлис мучительно выдавливала из себя улыбку в ответ на поток банальностей, который они извергали. С безопасного места, уверенная, что Марк ее не видит, она наблюдала за ним и его потрясающей дамой, и грудь ее сжимала ревность. Марк и это восхитительное создание были, по-видимому, коротко знакомы. Рука Марка обвивала талию женщины с интимностью, от которой по спине Эйлис поползли мурашки.
Прежде чем подойти к их группе, женщина приостановилась. Соблазнительно алые губы шептали что-то на ухо Марку, в то время как рука ее с очень белыми ногтями поправляла прядь его волос. Марк смеялся, весело блестя светло-серыми глазами, и еще ласковее прижимал ее к себе.
В груди Эйлис ныла пустота. Но она заставляла себя держаться как ни в чем не бывало и улыбаться.
— Марк! Рад тебя видеть! — с широкой улыбкой воскликнул Стивен. — И Шармейн с тобой — очаровательна, как всегда! — Стивен по-хозяйски обнял Эйлис за талию. — Ты ведь помнишь Эйлис, Марк...
— Да... конечно. — Взгляд серых глаз был холодно-нейтрален и рассеян, словно Марк с трудом припоминал, где могли они встречаться.
Эйлис кивнула и улыбнулась.
— Шармейн, это моя новая звезда Эйлис Маккензи. Эйлис, это Шармейн Кроун.
— Привет, — равнодушно отозвалась Шармейн. Четкость дикции и интонация безошибочно изобличали в ней аристократку. Об этом же говорила ее невозмутимость и спокойная самоуверенность. Несомненно, предков своих Шармейн могла проследить до седьмого колена, а то и дальше.
Взмахнув ресницами, Шармейн окинула беглым взглядом лицо Эйлис и, не найдя там ничего примечательного, принялась рассматривать ее платье. Эйлис знала, что ее простое, в стиле греческой туники белое, расшитое золотыми нитями платье — неподходящий наряд для этого вечера.
Не решаясь что-либо сказать, Эйлис ограничилась принужденной улыбкой. Ей задали какой-то вопрос, но кровь так стучала в висках, что трудно было сосредоточиться. После секундной паузы за нее ответил Стивен:
— Эйлис живет у меня. Знаете, она совершенно потрясающая актриса. В моем последнем фильме я дал ей маленькую роль.
Онемев от неожиданности и смущения, Эйлис уставилась в пол.
— Вы извините нас, — сказал Марк, устремляясь к промелькнувшему знакомому.
— Мне надо еще добавить, — проговорил Стивен и, развернув Эйлис, направился с ней к бару.
Все еще не пришедшая в себя Эйлис не могла выговорить ни слова. Что подумал Марк? Впрочем, он же вообще о ней не думает. И та ночь в Мексике ровным счетом ничего для него не значит.
— Потрясающая баба, правда? — обратился к ней Стивен, протягивая свой стакан бармену.
К Эйлис наконец вернулось самообладание, вместе с которым проснулся гнев.
— Черт возьми, Стивен, кто просил вас сообщать, что я у вас живу?
Оставив ее всплеск без внимания, Стивен продолжал:
— Этой Шармейн Кроун в скором времени предстоит стать Шармейн Кимброу.
Они помолвлены! Негодование Эйлис отступило на задний план, когда она осознала смысл сказанного Стивеном. Слабой рукой она потянулась за новым бокалом шампанского.
— Джейсон говорит, что помолвка вот-вот будет объявлена. Да и пора. Ведь они уже два года как вместе.
Два года! Господи, какой же дурой она оказалась! Сердце наполнила тупая ноющая боль. Однако она заметила искру торжества в глазах Стивена. Неужели ему известно о той ночи? Может быть, и известно: в этих киногруппах трудно что-то утаить.
— Не знаю, как Марк охмуряет женщин типа Каролины Хэмптон. Ведь он уговорил ее выйти за него и использовал ее капитал в качестве стартового. А когда разбогател, бросил ее. — Стивен покачал головой, изображая отвращение. — Теперь же он охотится не за деньгами, хотя деньги у Шармейн огромные. Ему понадобились связи ее отца. Кимброу наметил себе политическую карьеру.
Эйлис задумалась. Как все это противно, ей-богу. Отчего Стивен всегда говорит одни гадости?
— Мы все пытались предупредить, предостеречь Каролину, но она ничего не желала слушать, — продолжал Стивен. — Даже ее отец, противившийся этому мезальянсу, и тот не смог ее отговорить. Она так и не смогла разлюбить Марка. Плакала, жаловалась всем и каждому, что он подал на развод, что не берет трубку, когда она звонит. Кончилось тем, что она стала пить.
В пух и прах разлетались мечты Эйлис, вдребезги разбился возведенный ею хрустальный замок. Итак: Марк точно такой же, как Пол. Правду говорят психоаналитики: женщины нередко влюбляются в мужчин одного типа. Она презирала себя за слабость. Дважды совершить все ту же ошибку непростительно!
— Ну и как Каролина теперь?
— Она погибла.
Еще издали Линда углядела Эйлис, стоящую у бара со Стивеном Хантером. Секунду она колебалась: подойти ли? Уже которую неделю Линде хотелось предупредить Эйлис, чтобы та остерегалась Стивена, ловко ее использовавшего. Эйлис слишком чистый человек, чтобы об этом догадаться.
Окинув взглядом собравшихся, Линда оценила подбор гостей: все как всегда, обычная разношерстная компания. Линду пригласили, чтобы узнать, где она пропадала последние два года. «Пусть помучаются», — решила Линда. Она прошла через зал, не обращая внимания на восхищенные взгляды, которыми награждали ее саму и ее розовое переливающееся платье без бретелек. Линда все же решила подойти к Эйлис.
— Эйлис, откуда ты? Когда приехала?
— Сегодня днем. И ужасно рада тебя видеть!
Эйлис порывисто обняла подругу. Ей хотелось узнать, что же произошло с Каролиной, но сейчас это было некстати, и она отошла с Линдой, оставив Стивена у стойки бара.
— Что-нибудь случилось?
Несмотря на то, что нервы ее были натянуты до предела, Эйлис испытывала невероятное облегчение оттого, что рядом Линда.
— Уоррен здесь. Я хочу, чтобы вы с ним познакомились.
Уже две недели, как Линда вернулась в Лондон, но Уоррена не было в городе, и увидела она его в этот вечер впервые. Когда он вошел и она поздоровалась с ним, он был удивлен, очевидно, не ожидая ее здесь встретить. Не высказав особой радости, он холодно ответил на ее приветствие и тут же демонстративно отвернулся. Но сдаваться так просто Линда не собиралась.
— Вот он! — шепнула Линда. — Вон там, с маленькой блондинкой в красном платье.
Как раз в этот момент к Уоррену подошли Марк с Шармейн. Эйлис попыталась вернуть себе хладнокровие, вспомнив ложь Марка насчет «Виндзор эрлайнс» и то, как гнусно он поступил с женой.
— Познакомься с моей подругой, Уоррен, — сказала Линда, подходя к ним вместе с Эйлис. — Эйлис Маккензи.
Откуда ни возьмись у Эйлис прорезался голос, и ей удалось любезно сказать «привет» и мило улыбнуться, протянув руку невысокому и коренастому рыжеватому мужчине с россыпью веснушек на лице. Ответная улыбка Уоррена была неотразимо обаятельна. Он вовсе не был красив, как можно было бы подумать по рассказам Линды, однако Эйлис он понравился с первого же взгляда.
— Джулия Хартли, — отозвался Уоррен, представляя румяную блондинку, с видом собственницы опиравшейся на его руку. Выговор у него был безукоризненно аристократический.
— Очень рада, — произнесла Эйлис. Блондинка недоброжелательно косилась на Линду.
— Мне кажется, я имею честь разговаривать с писательницей, — сказал Уоррен. Он обращался к Эйлис, но глаза его были устремлены на Линду.
— Да, — подтвердила Эйлис. Как бы невзначай она окинула взглядом всю стоявшую особняком группу. Встретившись взглядом с Марком, она увидела, что, несмотря на всю его английскую любезность, глаза его холодны как льдинки. — Здесь будет ставиться моя пьеса...
— Эйлис, дорогая, — прощебетал вдруг за ее спиной высокий женский голос, — вот ты где, оказывается!
Повернувшись, Эйлис очутилась в пылких объятиях Мелани Таренхолт. Актриса тут же принялась уверять ее в своих дружеских чувствах и расписывать, как, оказывается, ей не хватало присутствия Эйлис. На Мелани было ядовито-зеленое парчовое платье с вырезом, который с полным правом можно было охарактеризовать как чрезвычайно смелый. На плечи ее было накинуто боа из белых перьев страуса. Мелани распространяла все тот же одуряюще сладкий аромат.
— Вы уже познакомились с моей подругой Эйлис? — осведомилась Мелани, сопровождая свой вопрос взмахами фальшивых ресниц. — Эйлис тоже снимается в кино, между прочим, в весьма фривольной обнаженной сцене. — Она взмахнула боа перед самым носом Уоррена и захихикала.
Эйлис задохнулась от возмущения:
— Нет, это не была...
— Хоть одним глазком взглянуть бы на эту сцену! — И Уоррен засиял озорной улыбкой.
Шармейн лишь слегка изогнула тонкую бровь, всем своим видом демонстрируя пренебрежение к вульгарной особе, выставляющей свое тело на всеобщее обозрение.
— Сцена эта выдержана в очень хорошем вкусе, — вмешалась Линда. — Ведь правда же, Марк?
Марк холодно смерил взглядом Эйлис:
— Не знаю. Я отснятого не видел.
Сказано это было спокойно и как бы между прочим, но каждое слово больно ранило Эйлис. Как может он так говорить! В ней закипал гнев.
— Мне мой импресарио ни за что не разрешил бы сниматься в обнаженной сцене, — продолжала гнуть свое Мелани, взмахивая боа для пущего эффекта. — А вот Эйлис у нас — личность многосторонняя. Сейчас она работает со Стивеном Хантером над другой картиной.
— Да нет, я сейчас занята пьесой, — запротестовала было Эйлис.
— Неудивительно, что тебе захотелось отдохнуть! Такая бурная жизнь! — застрекотала Мелани, не давая Эйлис вставить слово. — Как тебе вилла Джейсона Тэлбота в Марбелле? А сам Джейсон? Потрясающий мужчина, верно? — В красивых глазах Мелани светилось торжество.
— Да я едва знакома с ним, — промямлила Эйлис.
Это было чистой правдой. В Марбелле Джейсон, правда, попытался ее соблазнить, но быстро переключился на объект более доступный. Эйлис чувствовала все большее смятение. Во всем, что говорила Мелани, была доля истины. Вдаваться же в объяснения смешно и неуместно. Ей хотелось сказать какую-нибудь грубость, чтобы заткнуть наконец рот Мелани.
— Ну брось, не надо скромничать! Джейсон рассказывал, как вы с ним проводили время. Он пригласил тебя на день-два, а ты провела там десять дней. Не всякой женщине удается заинтересовать Джейсона Тэлбота!
Уоррен бросил быстрый взгляд на Марка, и в глазах его было какое-то странное выражение — вполне любезное, но отчужденное.
— Он не... Я вовсе не... — взволнованно начала оправдываться Эйлис, но Мелани опять прервала ее, пустившись в рассуждения о достоинствах Джейсона. Она всерьез вознамерилась не дать Эйлис заговорить. Ее одолевали ярость и унижение. Но тут положение спас Чонси Беддингтон.
— Моя дорогая, — сказал он, подходя и предлагая ей руку, — Одри уже всех рассаживает.
Они отыскали свои места за столом на двенадцать человек, который заняли вместе с ними еще несколько пар. Последними подошли Марк Кимброу с герцогиней Данфи. Их места были как раз напротив Эйлис. К счастью, между ними стояли огромный букет алых роз и высокий подсвечник, так что не только поддерживать беседу, но и ясно видеть друг друга через стол было невозможно.
Линда дожидалась удобной минуты, чтобы сделать решительный шаг. Когда официанты засуетились, освобождая столы для следующего блюда, Линда в общей суматохе подошла к столу Уоррена.
— Можно мне поговорить с тобой конфиденциально? — спросила она громко, так, чтобы его дама ее слышала. — Это займет всего секунду.
С колотящимся сердцем глядела она, как Уоррен Чарльз Джеффри Резерфорд-Джеймс, наследный виконт Аттенборо, поднялся из-за стола. Она была уверена, что Уоррен не откажет ей. Принятые в высшем обществе, к которому они оба принадлежали по рождению, правила хорошего тона требовали неукоснительной учтивости, особенно в присутствии посторонних.
— Так в чем же дело? — спросил Уоррен, когда, взяв под руку, она повела его в картинную галерею.
— Давай сядем, — предложила она, желая осложнить ему возможность ускользнуть.
Уоррен нехотя уселся напротив нее. Карие глаза глядели внимательно, без улыбки.
Эту речь она репетировала много лет, мысленно повторяя ее снова и снова, но сейчас, когда надо было произнести ее, слова застревали в горле.
— Уоррен, я хочу, чтобы ты знал, как ужасно я раскаиваюсь в том, что сделала.
Молчание.
— Ты был так великодушен. Я не понимала, каким сокровищем владела, пока не потеряла его.
Уоррен смотрел на нее рассеянно и недоуменно, словно не понимая, о чем это она толкует.
— Я любила тебя... и, честно говоря, до сих пор люблю. Не знаю, что это тогда на меня нашло...
— Спасибо за такое признание, — произнес он равнодушным тоном, от которого мороз побежал у нее по коже. Это было хуже любых сердитых слов.
— Я поступила отвратительно, — сказала она дрожащим голосом. — Дай мне возможность доказать мою любовь.
— Прошлое осталось в прошлом, — сказал Уоррен, легко поднимаясь на ноги. Обойдя кресло, он оперся обеими руками о спинку. — Все кончено, и возродить это не в нашей власти... даже если бы мы и мечтали об этом. Береги себя.
И с этими словами он ушел.
После ужина Чонси сопроводил Эйлис в зал, где играл оркестр. Скользя в танце в объятиях герцога, она размышляла над тем, как она могла опять так ошибиться. Марк такой же бессовестный лжец, стремящийся лишь к деньгам и власти, как и все прочие. Марк Кимброу просто вульгарный соблазнитель. Ей еще повезло, что правда открылась относительно быстро. Есть время все забыть. Да, именно так она и сделает. Она будет веселиться, словно никакого Марка и не было.
Ее кружили кавалеры — то один, то другой, — имена и лица их она не в состоянии была запомнить. От выпитого шампанского она заливалась смехом и болтала, болтала без умолку. В сторону Марка она заставляла себя не смотреть и тем не менее знала, что он, танец за танцем, танцует с Шармейн. Они прекрасно смотрелись вместе — высокие, темноволосые, похожие на мастерски подобранную пару чистокровных скакунов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Слепой случай - Сойер Мерил



это единственный роман этого автора, что мне не понравился... но тем неменее он тоже не таке плох...
Слепой случай - Сойер Мерилeris
16.08.2011, 11.27





Самый ужасный роман этого автора, даже комментировать не хочется: 3/10.
Слепой случай - Сойер МерилЯзвочка
31.12.2011, 0.44





мне очень нравятся книги этого автора. но этот роман второй раз я читать бы не стала
Слепой случай - Сойер Мериларина
27.09.2012, 20.07





Великолепный роман, как и все у этого автора.rnДо самого эпилога не могла понять, кто главный злодей.rnПрочесть стОит
Слепой случай - Сойер МерилЮлия
4.08.2014, 7.31





Роман хорош . Главный герой настоящий мужчина, но главная героиня меня временами бесила. Вечно куда-то влазила и герою приходилось её вытягивать, придушила бы её сама) Вобщем роман понравился 9/10
Слепой случай - Сойер МерилЕ
8.08.2015, 22.50





До главы 33 супер читалось,но дальше уже наверное перебор.Надо было автору закругляться.Пока 9 ка,а там может и совсем надоест .
Слепой случай - Сойер МерилЛАРИК
30.03.2016, 12.15





Дочитала дальше,чушь галимая.Перебор.
Слепой случай - Сойер МерилЛАРИК
30.03.2016, 13.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100