Читать онлайн Последняя ночь, автора - Сойер Мерил, Раздел - 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последняя ночь - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последняя ночь - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последняя ночь - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Последняя ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23

Дана, лежа в кровати, смотрела в окно. На фоне полной луны чернели пальмовые листья. Слабый ветер с моря покачивал раздвинутые шторы. По комнате плыл тонкий аромат цветов и сладкий, пряный запах прелой земли. Обычно в такие вечера Дану охватывало романтическое настроение. Она усаживалась в кресло на террасе и предавалась мечтам, любуясь таинственным очарованием ночи, сказочно преображающей залив и старый вулкан. Однако сегодня вид бухты, залитой лунным светом, не радовал ее.
Весь день она скучала по Робу. После того как она рассказала ему все, он решил немедленно отправиться в Гомпер-Бенд и заняться поисками Слейда Картера. Только он мог знать о том, что произошло двадцать лет назад. Перед отъездом Роб еще раз попросил Дану не винить себя в случившемся.
«Роулинз получил по заслугам, а ты была в безвыходном положении».
В тот момент Дана не сомневалась в справедливости этих слов, но стоило ей остаться одной, как ее вновь охватили мучительные раздумья. Как-никак, а она совершила преступление. Имеет ли она право занимать судейское кресло?
Дана не могла сомкнуть глаз. Пусть это была защита, но она все равно убийца. А раз так, она не имеет морального права выносить приговоры другим.
Воспоминания обрушились на нее с такой силой, что грозили вызвать нервный срыв. Она попыталась Думать о чем-нибудь другом, но с таким же успехом она могла бы попробовать воскресить Хэнка из мертвых.
Как и в ту страшную ночь, Дану сковал ужас, леденящий сердце и парализующий волю. Она сжалась в комочек и словно воочию увидела Хэнка, насилующего ее сестру в грязном, темном сарае. «Зачем я ревела, зачем звала на помощь? – упрекала она себя. – Ведь этот подонок уже был пьян и с упорством одержимого продолжал надираться виски, закрыв сарай на засов. Надо было молчать и ждать, пока он в беспамятстве не рухнет на пол. Ванесса пострадала из-за меня!»
Дана заткнула уши руками. Ей почудились душераздирающие крики Ванессы, от которых кровь стыла в жилах. Как в ночном кошмаре, в памяти всплывали слова Хэнка: «Вы, крошки, отсюда живыми не выберетесь. Я уж позабочусь о том, чтобы ни одна живая душа не узнала от вас о том, как я провел этот вечер». Он бы выполнил свою угрозу, если бы Дана не помешала ему.
«Мамочка, помоги мне!» Она навсегда запомнила этот жалобный крик Ванессы, который вскоре превратился в причитания. Как магическое заклинание, ее сестра вновь и вновь повторяла эти слова, взывая к покойной матери. В тот ужасный вечер Дана поняла, что Ванесса, хоть и заменила ей мать, только старалась казаться взрослой и сильной. На самом деле она сама была все еще ребенком, беззащитным и слабым.
А еще Дана поняла, что никто не отзовется на призывы о помощи. Только они сами могут спасти себя от смерти. В надежде найти хоть что-нибудь, что можно было бы использовать как оружие против Хэнка, она принялась обшаривать глазами сарай, и вскоре ее взгляд остановился на ноже.
Роб прав – у нее действительно не было выбора. Повторись все снова, она бы без колебаний убила Хэнка. Дана жалела лишь о том, что слишком долго собиралась с духом. Надо было действовать быстрее, как можно быстрее. «А как же правосудие?» – дал было о себе знать ее внутренний голос, но Дана приказала ему заткнуться. Иногда слово «правосудие» звучит как насмешка. Подонок заслужил смерть, сказал Роб, и Дана была согласна с ним. Однако и ей, и Ванессе до сих пор приходится расплачиваться за грехи Хэнка.
Роб угадал. Она и ее сестра боятся мужчин, поскольку в их душах все еще кровоточит рана, нанесенная Хэнком Роулинзом. Дана закрыла глаза, чтобы не видеть луны, заливающей комнату призрачным светом. Она до мельчайших подробностей вспомнила, как разворачивались события в ту роковую ночь. Она даже ощутила тяжесть ножа в своей руке и вновь почувствовала на своих пальцах теплую кровь Хэнка.
Пронзительный вой сирены помог Дане подавить подступившую к горлу тошноту. Она резко села в кровати и прислушалась к громким голосам, доносившимся с улицы. Она не могла разобрать, о чем идет речь. Все стихло. Она подбежала к окну, выходящему на улицу, и раздвинула шторы. При виде машины «Скорой помощи», стоящей у дома Лиллиан, у нее кольнуло сердце.
– Боже мой, Лиллиан плохо!
Она накинула на плечи халат и поспешно выскочила на улицу. К этому времени санитары уже появились в дверях дома Лиллиан с носилками в руках. Вспышки маячка машины «Скорой помощи» окрашивали белую простыню, которой было накрыто тело, лежащее на носилках, то в красный, то в белый цвет. Чуть поодаль стояли две полицейские машины.
– Не-ет! – отчаянно закричала Дана. Подбежав к санитарам, которые уже подошли к машине, она откинула край простыни. На лице Лиллиан застыло спокойное, умиротворенное выражение. Если бы не заострившиеся черты лица и высохшая, как пергамент, желтоватая кожа, то могло показаться, что она не умерла, а просто спит и видит приятный сон.
– О, Лиллиан, нет! – Глаза Даны наполнились тезами. Лиллиан призналась ей, что любила ее как свою дочь. Так почему же она так мало уделяла внимания этой доброй женщине? Дана тихо заплакала. Душа Лиллиан могла быть спокойна, есть кому оплакать ее этой земле.
Санитар накрыл Лиллиан простыней. Проводив взглядом носилки, исчезнувшие в машине «Скорой помощи», Дана прошептала последние, прощальные слова. Для нее смерть Лиллиан была огромной потерей. Больше она никогда не увидит ее, не поделится с ней новостями. Когда Дана рассказывала ей о том, как успешно прошло слушание какого-нибудь сложного дела, глаза Лиллиан светились любовью и гордостью. Она всегда хотела только одного – быть любящей матерью.
Сквозь слезы, застилавшие ей глаза, Дана увидела, что Фрэн внимательно следит за ней. Ей захотелось подойти, сказать ей что-нибудь хорошее, пожалеть, но в последнюю секунду она передумала. Вряд ли Фрэн была столь сильно огорчена смертью матери, что нуждалась в утешении. Дана повернулась к стоявшему рядом с ней доктору Уинстону.
– Как это произошло?
– Мне позвонила Фрэн. Сказала, что мать плохо себя чувствует. Я сразу же пошел сюда. У Лиллиан случился сильнейший сердечный приступ. Смерть наступила мгновенно, я был бессилен. Потом я спрашивал Фрэн о лекарствах, она ничего не знала. Коробка с таблетками, представь себе, стояла в ванной комнате. Она должна была принимать их ежедневно! Судя по оставшемуся количеству, она не принимала лекарство уже несколько дней подряд.
– Почему Фрэн не заставила ее…
– Полагаю, Лиллиан ничего не сказала дочери. – Проводив взглядом, отъехавшую машину «Скорой помощи», доктор пожал плечами. – Ума не приложу, почему она ни словом не обмолвилась о таблетках?
– Она хотела умереть, – отрешенно прошептала Дана. – Она хотела встретить свою смерть в доме, в котором прожила много лет со своим мужем и где была когда-то счастлива. Мысль о том, что она может провести последние дни в каком-нибудь приюте для престарелых, приводила ее в ужас.
«Я обещала помочь ей, но ничего не сделала». Горькие слезы раскаяния полились из глаз Даны. Она подвела Лиллиан, не смогла уберечь ее от смерти.
Дана долго смотрела вслед машине «Скорой помоги». Ее глаза были прикованы к повороту дороги, где та свернула, мигнув последний раз яркими огнями. Она не слышала, как уехали полицейские машины, как с ней попрощался доктор Уинстон, поскольку думала только о Лиллиан.
Убитая горем, Дана побрела к своему дому. Войдя в гостиную, она сразу заметила мигающую лампочку автоответчика. «Интересно, Роб, что ли, так поздно?» – подумала Дана. Часы показывали половину первого ночи. Он обещал позвонить на обратном пути. Вряд ли он уже управился с делами в Миссури. Она подошла к телефону и нажала на кнопку. Оказалось, что звонила Ванесса.
«Гарт встречается завтра с Кольтранами и их адвокатом в четыре часа, – радостно сообщила она. Дана удивилась резкой перемене, происшедшей с ее сестрой. Все последние дни она ходила сама не своя. – Гарт хочет уладить дело без лишнего шума. Ты не могла бы приехать в его офис, скажем, в половине четвертого? Я хочу тебе кое-что рассказать до того, как мы с Гартом начнем драку с Кольтранами. Договорились?»
Удивление Даны возросло, когда она услышала «Мы с Гартом». Это прозвучало так естественно, словно Ванесса и Гарт были давними знакомыми. «Ну что же, – печально подумала она, – по крайней мере, Ванесса не сдалась». Дана напрасно боялась, что после того, как исчезли видеозаписи, ее сестра не отважится на развод. Борьба со всемогущими Кольтранами – не шутка!
И все же жаль, что ее мечтам и надеждам на сближение с сестрой не суждено было сбыться. Она так хотела, чтобы у них с Ванессой все было как прежде Они уже давно отдалились друг от друга, и Дана надеялась, что в один прекрасный день Ванесса, разведясь с Эриком, вновь станет ее самой близкой подругой. Но сейчас ей казалось, что это произойдет не скоро, а то и вообще не произойдет. Но что мешало этому?
«Твоя карьера, – без сил упав на кровать, ответила сама себе Дана, – которой ты отдаешь все свое время и все свои силы».
Она горестно вздохнула, вспомнив о Лиллиан. Порой Дана была настолько загружена работой, что забывала навестить свою соседку, а бедной Лиллиан надо было от нее не так уж и много – всего лишь немного внимания и сочувствия.
Дана беззвучно заплакала, и вскоре подушка стала мокрой от слез. Выплакавшись, она погрузилась в беспокойный сон. Всю ночь ее мучили кошмары. Естественно, она опять не выспалась.
Постепенно проникающий в ее сознание неясный звук вывел Дану из дремотного забытья. Она приподняла голову и прислушалась. Теперь она совершенно ясно услышала какое-то тихое шуршание. Ночные воины идут по дороге. Ее сердце сжалось от страха. Но этого просто не может быть! В этот темный предрассветный час ей вспомнились слова Лиллиан о том, что ночные воины могут прийти и за Даной.
– По-моему, дорогая моя, ты сходишь с ума, – прошептала она, – осталось только увидеть призрак, а потом можно смело звонить в психушку.
Она встала с кровати и босиком бесшумно прокралась в гостиную, откуда доносился звук. Там она осторожно подошла к окну и осмотрела внутренний Дворик, по которому медленно двигались неясные тени, образованные лунным светом и колышущимися на ветру листьями пальм. Она принялась вглядываться в самые дальние углы садика, где царила непроницаемая тьма. Внезапно маленькая тень быстро промелькнула через двор, и кто-то заскребся в дверь кухни.
Кошка! Она бы посмеялась над своими глупыми ночными страхами, если бы это не была палевая пушистая кошка Лиллиан. Молли! Дана быстро распахнула дверь и позвала:
– Кис-кис-кис!
Молли бросилась к ней и начала тереться о ноги. Затем она пронзительно и жалобно мяукнула, словно жалуясь на то, что заботливая хозяйка покинула ее. У Даны невольно навернулись слезы на глазах. Она взяла кошку на руки и уткнулась в нее лицом. Впервые за все время Молли попросилась к ней в дом.
Проведя рукой по пушистому меху, Дана обнаружила, что у Молли нет ошейника с колокольчиком, который предупреждал птиц о ее приближении. Лиллиан никогда не выпускала без него кошку на улицу. Наверное, Фрэн сняла ошейник из-за бирки с адресом владельца. Дана почувствовала, как ее душит гнев. Дочь Лиллиан даже не потрудилась отдать кошку в общество защиты животных, а просто вышвырнула ее за дверь.
– Не можешь попасть домой? – ласково спросила она кошку. – Сейчас мы посмотрим, в чем там дело.
Прижимая Молли к себе, Дана вышла во дворик, через газон, залитый лунным светом, подошла к дому Лиллиан. Окна были темными, только в маленькой спальне мерцал голубой экран телевизора. Подойдя к задней двери, она присела и слегка нажала на дверцу, сделанную специально для Молли в нижнем углу, но она не открылась. Дана склонилась ниже и, нажав посильнее, поняла, что дверца наглухо заколочена гвоздями.
– Ничего, бог с ней, – прошептала она, утешая Молли. – Все равно Лиллиан хотела, чтобы ты жила у меня.
Дана вернулась домой. Сколько раз она проделывала этот путь, чтобы навестить Лиллиан, было известно одному только богу. Сейчас ей было горько от мысли что вот она прошла этой дорогой последний раз. Лиллиан больше нет, она умерла…
Ветер, прошелестевший в кронах пальм, казалось, принес с собой слова: «Вместе с ангелами я буду оберегать тебя».
– Тебе будет у меня хорошо, вот увидишь. – Дана запустила пальцы в густой мех Молли, пахнувший свежестью травы и жасмином. Кошка благодарно заурчала сначала тихо, а затем с каждым прикосновением пальцев все громче и громче. Дана не отличалась чрезмерной сентиментальностью, но сейчас она абсолютно не стыдилась своих слез, тихо катившихся по ее щекам, и даже не пыталась унять их.
Смерть Лиллиан потрясла ее, наполнив душу глубокой скорбью и горечью невосполнимой утраты. Она не могла смириться с мыслью, что больше никогда не увидит Лиллиан. Смерть хотя и естественный, но ужасно трагичный финал жизненного пути. Бедная Лиллиан никогда больше не увидит ярких звезд черной тропической ночью, не заглядится на лазурный океан, сверкающий радужными брызгами прибоя, не выйдет солнечным утром в свой сад, не приласкает Молли. Теперь для нее все эти маленькие радости жизни стали недоступными.


На следующее утро Дана отправилась на работу. Придя в офис, она предупредила секретаршу:
– Я жду звонка от Роба Тагетта. Как только он позвонит, сразу же соедини. Если я буду в зале суда, то позвони секретарю и скажи, что меня срочно просят к телефону.
– Сделаю, – лениво кивнула Анита, прикрывая рукой широкий зевок.
Дана задумчиво посмотрела на Аниту. Совершенно очевидно, что эта девица была бы рада избавиться от нее. Может, она и есть автор анонимных угроз?
Анита бесцельно перекладывала с места на место документы. Когда ей это надоело, она наконец-то начала подбирать их по темам. Делала она это со скоростью улитки. «Вот уж у кого стальные нервы», – с неприязнью подумала Дана.
Как и все гавайские женщины, Анита безумно любила золотые украшения, особенно браслеты. Они украшали ее руки от запястья до локтя и при малейшем движении мелодично позвякивали. Этот переливчатый звон напоминал звон рождественских колокольчиков. Других ярких цветов, кроме золотого, Анита не признавала и носила только черные платья, которые прекрасно гармонировали с ее шикарными черными волосами и черными, как уголь, глазами. Сейчас эти красивые глаза подозрительно изучали Дану.
– Ой, я совершенно забыла, совсем из головы выскочило – вам звонил мистер Бинкли. Просил зайти.
Дана развернулась и, стиснув зубы, чтобы не выругаться, прошла в свой кабинет, где с яростью грохнула о стол «дипломатом». Ей ужасно хотелось устроить нагоняй Аните, поскольку она больше уже не могла слышать это ежедневное «ой, забыла» из ее уст. Откровенный саботаж Аниты ей смертельно надоел. Ну что ж, к только появится свободная минута, Дана накатает нее очередную, уже третью по счету, жалобу. Может, хоть в этот раз повезет и ей дадут другую секретаршу?
Дана уселась в кресло за столом и взглянула на свой любимый батик, висевший на стене напротив. Она погрузилась в созерцание подводного мира. «Поверхность воды скрывает опасность, таящуюся в глубинах океана, – подумала Дана, – хотя внешне все выглядит красиво и мирно». Затем ее мысли вновь вернулись к Аните. Секретарша, конечно, ни во что ее не ставит, однако вряд ли осмелится пойти на шантаж. Кроме того, она ровным счетом ничего не знает о ее прошлом.
Все еще размышляя над тем, кто может стоять за угрозами, Дана вышла из офиса и пошла по коридору, намереваясь зайти к Бинкли.
– Дана! – окликнула ее из своего кабинета Гвен.
На Гвен был великолепно сидящий костюм – жакет и юбка светло-бежевого цвета. Черные как смоль волосы рассыпаны по плечам. Гвен, как всегда, встретила подругу приветливой улыбкой, и Дана улыбнулась в ответ.
– Тебе уже сказали? – спросила Гвен.
Дана удивилась. «Наверное, у нее есть какие-то новости о моем грядущем назначении», – подумала она.
– Я в полном неведении иду на растерзание в берлогу к Бинкли. Говорят, он хочет видеть меня.
– Он собирается взвалить на тебя составление общего графика слушаний дел в суде на ближайший месяц.
– Чтоб ему провалиться! Вот дерьмо-то!
Гвен рассмеялась, услышав, как Дана ругается. Составление такого графика считалось работой тяжелой и неблагодарной, потому что среди коллег обязательно найдется один, а то и больше недовольных.
– В этом году я делала этот чертов график уже раза. Пусть этим займется кто-нибудь еще. Я ему так и скажу!
– Бинкли знает, что ты скоро ускользнешь от него. Ему хочется досадить тебе напоследок. – Гвен внимательно посмотрела на Дану. Ее темные глаза сузились. – Поосторожнее с ним. Слушай, а зачем ты связалась с Тагеттом? Мой совет – держись от него подальше.
Дана не знала, как объяснить Гвен, что отношения зашли слишком далеко и просто приятельскими их уже не назовешь. Однажды у Гвен было свидание с Робом, после чего они немедленно расстались. Гвен вообще была уверена, что может раскусить человека с первого взгляда, а о Робе у нее сложилось самое дурное мнение. «Но она же абсолютно не знает его, – подумала Дана, – его вообще никто не знает… кроме меня». От этой мысли ей вдруг стало хорошо на душе.
Гвен, видимо, немного смутившись от собственной прямолинейности, сменила тему разговора:
– Слушай, мой брат просит тебя зайти к нему. Он беспокоится, хорошо ли заживает десна после удаления зуба. Он может принять тебя сегодня после полудня.
– Нет-нет, сегодня никак не могу. Сестра попросила приехать. Мы вместе пойдем на встречу с Кольтранами и их адвокатами. Это очень важно. – Не желая обидеть Гвен, Дана умолчала о том, что у нее нет абсолютно никакого желания вновь подвергаться безжалостной экзекуции в зубоврачебном кабинете ее брата. – Быть может, я забегу к нему в другой день. Ну, мне пора. – Дана махнула на прощание рукой. – Меня ждет кровожадный Бинкли.
Всякий раз, когда она приближалась к кабинету Бинкли, ее охватывало неодолимое желание завопить что есть мочи. Этот визит тоже не стал исключением.
Она вошла в приемную и попросила секретаршу Доложить о своем приходе. На стенах висели в ряд фотографии наиболее влиятельных и уважаемых лиц на Гавайях. По мнению Даны, портреты этих людей гораздо лучше смотрелись бы в полицейском архиве, где Им, собственно, и было место. Дану тошнило от подобострастности, с какой Бинкли заискивал перед сильными мира сего, добиваясь их расположения. Однако шли годы, а он по-прежнему занимал кресло председателя муниципального суда.
Дэвису Бинкли, под началом которого она работала, было около шестидесяти лет. Редкие седые волосы покрывали его блестящую, загорелую лысину, как скудная трава, растущая в опаленной солнцем пустыне. Известный мастер плести интриги, Бинкли окружил себя в суде своими протеже. Он с неприязнью относился к Дане и Гвен, считая, что женщина не может быть судьей только потому, что она женщина.
Дана вошла в его кабинет. Бинкли поднял на нее тяжелый взгляд и, даже не улыбнувшись и не предложив сесть, начал разговор:
– Я хочу, чтобы вы составили общий график слушаний.
– Как, опять я? – возмутилась Дана, хотя уже давно поняла, что спорить с ее начальником себе дороже.
– Вы сделали неудачный график, поставив подряд несколько разбирательств. Это может привести к переносу слушаний. График надо переделать, поскольку адвокаты выражают свое неудовольствие. Проблемы нам ни к чему. Вы поняли меня?
Дана едва сдерживала свой гнев. Даже секретарше ясно, что составить график, который устраивал бы всех, задача невыполнимая. Если случаются накладки, то слушание переносится на другой день. Это нормально. Она отводила больше времени под более серьезные дела. К этому тоже не придерешься. Однако любое слушание может затянуться, мало ли что случается.
Бинкли посмотрел ей в глаза и злорадно ухмыльнулся. У Даны сжалось сердце. Опять какая-нибудь гадость!
– Вы знаете, я не люблю сплетни, однако иногда и в них может оказаться зерно правды. Я тут кое-что узнал. – Он выдержал эффектную паузу, чтобы сполна насладиться испугом, промелькнувшим в глазах Даны. Она с ужасом подумала, что Бинкли стало известно о ее романе с Робом. – Я не собираюсь вмешиваться в вашу личную жизнь, хочу просто предупредить, что у вас могут возникнуть большие неприятности.
– Я вас не понимаю.
– Мне звонил адвокат Фрэн Мартин. Она собирается обжаловать завещание своей матери.
– Завещание Лиллиан? – изумленно воскликнула Дана. – Ее бедная мать умерла всего несколько часов назад… Она что, среди ночи звонила адвокату?
– Может быть. Меня это не касается. Ее адвокат сказал, что она подаст на вас в суд за то, что вы втерлись в доверие к ее покойной матери и злоупотребили своим влиянием на нее.
– Что за чушь! Мы жили по соседству и были близкими подругами. Вот и все. – Голос Даны звенел от гнева. Фрэн – просто чудовище!
– Фрэн Мартин обвиняет вас в том, что под вашим влиянием ее мать оставила родную дочь без наследства.
– Лиллиан никогда и ничего не говорила мне о завещании.
– Ну что ж. – Губы Бинкли расползлись в гаденькой ухмылке. – Если Фрэн Мартин подаст иск, то я буду обязан провести расследование. Надеюсь, это вы понимаете?
О, да! Дана прекрасно понимала, что ей не везет, просто катастрофически не везет. Ее шансы получить заветную должность таяли ежесекундно. Помимо шантажиста, ей теперь угрожала еще и Фрэн Мартин. Казалось, будто окружающие затеяли между собой соревнование с целью выяснить, кто из них первым положит конец ее карьере.
– Согласитесь, что выглядит весьма подозрительно, когда мать отказывает в наследстве дочери, а все свое состояние завещает соседке, – вернул ее к действительности голос Бинкли.
– Соседке? Вы хотите сказать, мне? – У Даны пропал голос. – Но почему?
– А вот это мы скоро выясним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Последняя ночь - Сойер Мерил

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324252627282930313233

Ваши комментарии
к роману Последняя ночь - Сойер Мерил



Классный роман !!! Замечательные герои и такая любовь!!!Я ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ ЛЕТАЛА НА КРЫЛЬЯХ.10 б
Последняя ночь - Сойер МерилТаня
27.07.2013, 18.35





пойдет. детективный роман, все по-киношному. Гавайи, красавица судья и газетчик- бывший полицай, коварные злодеи- несколько штук, любофф и жизнь с чистого листа.
Последняя ночь - Сойер Мерилkato
28.07.2013, 9.48





Ерунда, ели дочитала 3/10
Последняя ночь - Сойер Мерилhelen
8.10.2013, 22.53





Не плохой детективчик, интересный сюжет, романа правда маловато, на 8-9 баллов
Последняя ночь - Сойер МерилНатали
11.08.2014, 17.11





Отличный роман. Мне понравился сюжет, хотя лично мне было сразу понятно кото Главный Злодей в этой истории
Последняя ночь - Сойер МерилЮлия
21.08.2014, 7.47





Cупер!!!
Последняя ночь - Сойер МерилЛюбаня
25.08.2014, 21.04





Прочитала с удовольствием уже второй раз,интересный роман интрига, любовь,читается легко,интересная сюжетная линия,читать однозначно!!!!!!!!!!10 баллов.
Последняя ночь - Сойер Мерилнадежда
28.10.2015, 15.02





Понравился.В стиле Сойер.Детектив+любовная линия.Сюжет интересен,хотя кто здодей уже догадываешься с середины.Советую ,кому нравится Сойер прочитать обязательно"Поцелуй в темноте"!Это улетный роман.8/10
Последняя ночь - Сойер МерилТ.Ж.
8.04.2016, 11.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100