Читать онлайн Не целуйтесь с незнакомцем, автора - Сойер Мерил, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Не целуйтесь с незнакомцем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

1991 Токио. Япония. Полдень.
В городке Копыто Мула, штат Техас, мулов отродясь не водилось. И уж конечно, никому на этом продуваемом всеми ветрами перекрестке дорог никогда не пришло бы в голову ни с того ни с сего начать есть золото, в каком бы виде его ни подавали. Ник Дженсен пришел к выводу, что старожилы его городка когда-то обознались и приняли за мула неизвестно какую тварь. Хотя не исключено, что однажды темной ночью через поселение и впрямь проковылял мул, направляясь в еще более гиблые места – скажем, в Нью-Мексико. Но в чем Ник был готов поклясться – так это в том, что никто из его земляков никогда в жизни не ел золота и впредь не собирался. Тамошний люд слишком практичен и трудолюбив, чтобы есть то, что надлежит носить на себе и тратить. Тогда чем намерен заняться он, черт возьми? Начать есть золото! Ни больше ни меньше.
– Мистер Эйвери явится с минуты на минуту, – неуверенно сообщил Ник, поглядывая на свои часы «Сейко». Куда он запропастился? Скотт Эйвери не имел привычки опаздывать.
– Уверен, он скоро появится, – успокоительно отозвался Хито Танака.
Оба компаньона Танаки дружно кивнули в знак согласия. Три пары глаз пристально следили за руками шеф-повара, который колдовал над канапе суши с помощью собольей кисточки, опускаемой время от времени в золотую пыль. Потом шеф-повар посыпал свое изделие «куро гома» – черными семенами кунжута – и разместил сияющие золотом суши на красном лакированном подносе.
В тени наигрывали на традиционных сямисэн музыканты, прикасаясь к струнам особыми палочками. Место, где повар демонстрировал искусство приготовления суши, было освещено специальной потолочной подвеской. Светлым островком была и алебастровая стойка, табуреты перед которой были низковаты для длинноногого Ника. В полумраке остального пространства сновали бесшумные, как тени, гейши. Повар с глубоким поклоном подал свое творение четырем клиентам. Танака указал на Ника – почетного гостя, которому принадлежало право угощаться первым.
– Давайте подождем еще несколько минут, – предложил Ник, уповая на скорое появление Скотта.
Эйвери сумеет парой учтивых слов взять игру на себя, заставив партнеров из «Хонсю» забыть о Нике. Может быть, таким образом удастся избавиться от необходимости потреблять суши. Дело было не в его особой ненависти к этому блюду, а в том, что он категорически отказывался есть золото, подобно своим землякам из городка Копыто Мула.
«Доверься волне, не противься потоку», – одернул он себя. Что сказала бы сейчас Аманда Джейн? Высмеяла бы его за неуклюжесть. Ник представлял ее себе готовящей макароны с сыром, смеющейся и довольной жизнью. Жизнью с ним, разумеется.
Ник ослепил японцев спасительной техасской улыбкой. Лицо Танаки осталось по-прежнему невозмутимым, но Ник догадывался, что у него на уме. Японцы были чрезмерно пунктуальны и являлись на встречи загодя.
Когда Хито Танака, исполнительный вице-президент «Хонсю», крупнейшей в Японии компании по рекламе, приглашал Ника и Скотта на ленч, он не упомянул, что их будет ждать «золотая» кухня – последний, самый дорогостоящий писк японской кулинарии. Столь высокой чести обычно удостаивались высокопоставленные японцы, а вовсе не менеджеры среднего звена из американских компаний, подобных «Империал-Кола».
«Ушам своим не верю, чтоб мне пусто было! – Так отреагировал Скотт на приглашение Танаки. – Нам везет, что старик Нолан успел вернуться в Штаты. Теперь мы сами познакомимся с шишками из «Хонсю».
Ник сразу смекнул, что везение здесь ни при чем.
«Видимо, Танака в курсе, что Марка сейчас нет, недаром он его ни разу не упомянул».
«Ты прав, – согласился Скотт. – Похоже, Танака хочет разговаривать именно с нами. С чего бы это?»
Спустя два дня, сидя в баснословно дорогом суши-баре в районе Гинза, Ник по-прежнему ломал голову, зачем Танака пригласил их на ленч.
– С чем эти суши? – задал он вопрос, чтобы заполнить неловкую паузу. Опоздание Скотта наносило удар по престижу Танаки. Вышестоящие никогда не ждут нижестоящих – особенно в Японии.
– Тунцовая печень.
Только этого не хватало! Сырая рыбья печень, посыпанная золотом. В желудке Ника произошел двойной спазм. Выстрелив в Танаку очередной умиротворяющей улыбкой, Ник потянулся за саке. Однако радужная пленка на поверхности жидкости заставила его насторожиться.
Черт, и здесь золото! Даже не думай, велел он себе и поставил чашку. К саке он и без того относился с подозрением. Прожив несколько лет в Японии, он научился правильно произносить это слово – «сах-кей», но потреблять напиток избегал, памятуя, что название «саке» восходит к древним временам и означает «жевать во рту». Напиток появился на рисовых чеках, где крестьяне жевали рис и выплевывали его в общую бадью, где он бродил благодаря слюне. Лучше бы всего этого не знать. Снова спазм в желудке.
Лучшая саке – а именно ее и подавали сегодня – называлась «бижиншу» – «саке красавицы». Самураи пили только саке, образовавшуюся из риса, побывавшего во рту у девственниц. В наши дни столь экзотические способы, слава богу, не применяются, брожение достигается при помощи химии, чему Ник был весьма рад. Он сомневался, хватит ли в Японии девственниц, чтобы обеспечить должным количеством саке хотя бы этот традиционный ленч заправил «Хонсю». Однако, вопреки разуму, он не мог заставить себя заглянуть в «саказу-ки» – так именовалась чашка для саке, потому что в голове сразу появлялась неприятная картина: бадья со слюной, в которой бродит рис.
– Прощу прощения за опоздание! – выпалил запыхавшийся Скотт Эйвери. – У меня умер... близкий родственник.
Ник недурно умел распознавать беспардонную ложь, однако представители «Хонсю», видимо, не владели этим искусством. Они склонили головы и принесли свои соболезнования; опоздание Скотта было, разумеется, немедленно прощено. Ник отдал должное догадливости Скотта: извинением ему действительно могла служить только смерть близкого человека – лишь в этом случае не страдал престиж Танаки.
Скот уселся рядом с Ником и взял первое суши. Трое японцев, устав от ожидания, последовали его примеру. Потянулся к подносу и Ник. Скотт болтал без умолку, развлекая японцев, чего Ник и ожидал. Он тем временем налил в свою миску с соевым соусом смертельную дозу васаби и обмакнул туда суши с целью смыть золотой налет. Пленка драгоценного металла осталась на темно-бурой поверхности. Обваляв тунцовую печень в рисе и завернув ее в водоросли, он распотрошил ее палочками из слоновой кости, притворяясь, что не владеет искусством обходиться без вилки.
Его манипуляции ни у кого не вызвали интереса. Всеобщее внимание вновь привлек шеф-повар, готовивший второй поднос с суши. На сей раз это был рис и морской угорь «анаго», поданные на тончайших листках из чистого золота.
– Не желаете ли чего-нибудь еще, мистер Дженсен? – спросил Танака.
Ник, надеявшийся, что о нем забыли, оказался застигнутым врасплох.
– Пиво, пожалуйста, – пробормотал он.
Гейши мгновенно обнесли посетителей пивом «Саппоро». Японцы потянулись за кошельками, и Ник выругался про себя. Он хотел всего лишь пива «Лоун Стар», но вышло так, что из-за него началась специфическая игра суши-баров – «японские дерби». Японцы дождались, пока Танака положит под свою рюмку пять тысяч йен, после чего тоже сделали ставки. Гейши, опустив головы, гуськом проследовали за стойку. Из гнездышек размером с наперсток были извлечены «удама» – свежие яйца фараоновой перепелки.
Шеф-повар издал крик и взмахнул ножом, словно это был самурайский меч. По этому сигналу гейши разбили яйца и вылили желтки в стаканы. Шарики желтка размером с монетку, хорошо различимые в янтарной жидкости, опустились на дно стаканов. Это и было началом яичной гонки. Тот, в чьем стакане желток поднимется на поверхность пенящегося пива раньше, чем у остальных, будет провозглашен победителем.
Ник не надеялся на выигрыш. Все пять лет, проведенных в Японии, его преследовало проклятие – тихоходные желтки.
– Где ты был, черт тебя возьми? – шепотом спросил он Скотта.
Тот не отрывал взгляда от своего стакана, хотя его желтку еще только предстояло оторваться от дна, тогда как желток Танаки уже неумолимо приближался к финишу.
– Позже расскажу, – отмахнулся он.
Ник расплатился с победителем – Танакой, по-прежнему недоумевая, зачем одно из ведущих лиц «Хонсю» пригласило их со Скоттом. Он вертел в руках суши, умудряясь брать только по одному канапе из каждой дюжины и так же ловко обходясь без льющейся рекой саке. Скотт тем временем без умолку нес отъявленную чушь.
Ник давно пришел к выводу, что ни одна нация в мире не относится с таким почтением к ярлыкам, как японцы. Для них главное – громкое название, имя. Скотт Эйвери закончил несколько престижных учебных заведений: Чоэйт, Йель, Уортон. Зато об альма-матер Ника, колледже Хиллкрест-Сити, в Токио не знала ни одна живая душа.
Когда трапеза наконец-то стала подходить к завершению, Хито Танака поднял свою чашку с саке и провозгласил, обращаясь к Нику:
– За плодотворное сотрудничество и новый напиток, подобный вашему «Алабамскому кофе со льдом»!
– Банзай! – отозвался Ник, по-прежнему ловко манипулируя извечной техасской улыбкой до ушей. Наконец-то до него дошло, в чем заключался смысл приглашения на ленч с золотом. Он поднес свою саке к губам, но пить не стал.
После положенной череды тостов и восхвалений в адрес шеф-повара Ник и Скотт поблагодарили Танаку и сели в такси.
– Ну и по какому поводу весь этот сыр-бор? – спросил Скотт по дороге в офис, состоявшей из сплошных пробок.
– Марк Нолан получил повышение, мы тоже. Теперь мы будем главами отдела маркетинга.
Скотт поджал губы. В кои-то веки он не находил слов. Наконец он спросил:
– Вместе?
– Иначе Танака пригласил бы одного, главного.
– Ты прав. Но как они узнали об этом раньше нас?
– Разведка не дремлет. – Да, стало быть, и в Уортоне учат далеко не всему. Ведь прекрасно известно, что японские компании ведут подробнейшие досье на своих служащих. Бесчисленные частные дознаватели раскапывали подробности их личной жизни. Не приходится сомневаться, что еще более пристальное внимание они уделяют клиентам. «Империал-Кола» была крупнейшим партнером «Хонсю», значит, прямой обязанностью японской компании было отслеживать мельчайшие события в «Империал». За время пребывания в Японии Ник четко усвоил правило: что-что, а свои интересы японцы свято блюдут! Так что, если немного подумать, все становится ясно.
– При чем тут «Алабамский кофе со льдом»? – рассеянно спросил Скотт. Ник решил, что он мысленно привыкает к новой должности и раздумывает, как объяснить друзьям совместное пребывание на ней с выпускником какого-то заштатного колледжа Хиллкрест-Сити.
– «Алабамский кофе со льдом» придумал я.
– Ничего подобного! – тут же встрепенулся Скотт, хотя в его тоне не было обычной самоуверенности. – Этот продукт был детищем Марка Нолана.
– Верно. Получив от меня идею, он проделал самую трудную работу: провел ее по всем этажам корпорации и проконтролировал технологию.
– Значит, в обмен на это он и привез тебя в Японию. – Видимо, Скотт усматривал в этом подходящее объяснение тому, каким образом Ник, миновав сложную иерархию, сразу очутился в самом доходном отделе «Империал-Кола».
Ник воздержался от ответа. Он предвидел, что после пяти лет в одном кресле со Скоттом Эйвери перейдет на еще более высокую, уже самостоятельную должность с неизлечимым геморроем.
– Кстати, почему ты опоздал? – осведомился он, резко меняя тему. – Впрочем, надо признать, ты здорово ввернул насчет чьей-то смерти!
Скотт буквально побелел, чему не смог помешать отменный загар, приобретенный им в прошлом месяце во время отпуска на острове Бали.
– Прежде чем я выскочил из офиса, тебе звонили из Техаса.
– С моей матерью все в порядке?
– Мать в порядке. Звонивший сообщил о смерти Трейвиса Прескотта.
Ник окаменел. Трейвису было тридцать четыре года, на три года меньше, чем Нику. Умер? Это невозможно!
– Как это случилось?
– Сердечный приступ.
– Совершенно исключено. Он был троеборцем с безупречным здоровьем.
– Это бывает, – сказал Скотт и перечислил нескольких известных спортсменов, скончавшихся как раз от инфаркта. – Тело будет доставлено самолетом с Мальты в Хьюстон. Похороны назначены на субботу. Ты, наверное, пошлешь цветы?
– Нет, я полечу сам.
– Сейчас, когда вот-вот объявят о повышении? Да ты в уме?!
– Если бы не Трейвис Прескотт, я бы до сих пор торчал на складе и возил продукцию «Империал» на тележке, вместо того чтобы сбывать ее крупными партиями.
* * *
...Техасское солнце клонилось к закату. В небе над кладбищем Вудлоун почти не было облаков. Ник стоял рядом с отцом Трейвиса, Остином Прескоттом, и смотрел на гроб, в выборе которого успел принять участие. Гробовщики, обладавшие своеобразным юмором, назвали этот простой сосновый ящик «Чайной розой».
Тоскливый гудок поезда, мчащегося в западном направлении где-то за эвкалиптами и зарослями мимозы, отвлек Ника от слов священника. Он чувствовал на себе взгляды всех пришедших проводить Трейвиса в последний путь и догадывался, что они удивлены его присутствием. Прошло пять долгих лет с того дня, как он стоял здесь же, неподалеку, в последний раз.
Ник не сводил взгляд с крышки соснового гроба и пытался представить себе, как выглядит сейчас Трейвис. Из этого ничего не получилось. Зато на память пришла его первая встреча с этим человеком. Произошло это в обстоятельствах, не располагающих к близким отношениям, но, видно, им суждено было стать друзьями. Трейвис входил в группу лучших студентов колледжа, которых направили на хьюстонский склад «Империал-Кола» в рамках учебно-практической программы «Снизу вверх». Ник работал на этом складе уже четыре года, с тех пор как окончил школу. Раз в год рядом появлялись амбициозные молодчики из колледжа, не скрывавшие, что для них это лишь временный плацдарм на пути вверх по корпоративной лестнице.
Трейвиса дали в подручные Нику, и тот сознательно взвалил на него самую тяжелую работу – загрузку машин, обслуживающих торговые автоматы. Когда Трейвис в конце первой недели предстал перед Ником, тот не сомневался, что сейчас последует просьба о переводе на более легкую операцию.
«Как насчет пивка? – начал Трейвис. – Я угощаю».
«Нет». Нику вовсе не улыбалось принимать взятку от хлыща из колледжа. Он поспешил к своему автомобилю. Трейвис нагнал его.
«Тогда, может, поужинаем как-нибудь вечерком?»
«Слушай, давай-ка разберемся. – Ник ткнул Трейвиса в плечо указательным пальцем. – Тебе захотелось работенку полегче? Заруби себе на носу: этим занимается отдел кадров».
«Да нет, я не жалуюсь на свою работу. Просто я хочу познакомить тебя с моей сестрой».
Ник едва не прыснул, представив себе, какова должна быть сестрица Трейвиса. Наверное, страшна, как смертный грех, иначе не стала бы прибегать к такой помощи.
«Она кажется немного заносчивой, но на самом деле она не такая. Просто она застенчивая. Она видела тебя на складе, но ты никогда...»
«Кто твоя сестра, черт возьми?»
«Секретарь мистера Робинсона, Аманда Джейн».
Вот те на!
«Чем вы кормите на ужин?»
Заупокойная служба кончилась, и Ник повел старого Прескотта, сильно ослабевшего от рака простаты, к машине, чтобы в молчании совершить обратный путь к дому, где Остин, вдовец, в одиночку вырастил Трейвиса и Аманду Джейн. Ник трепетал при мысли, что Остин останется один в пустых, навсегда умолкнувших комнатах, когда скорбящие разъедутся, а он, Ник, улетит обратно в Японию.
Остин споткнулся перед домом, где друзья приготовили стол с напитками и закусками. Держа Прескотта за руку, Ник не сомневался, что не пройдет и года, как старика зароют в землю рядом с женой, дочерью и сыном.
– Ник! – окликнула его одна из подруг Аманды Джейн. – Позволь, я положу тебе чего-нибудь поесть.
За небольшим обеденным столом в дальнем конце гостиной в свое время радостно смеялись люди. Сейчас здесь бродили малоизвестные ему личности, накладывавшие себе картошку, амброзию, холодную курятину, фасоль. В углу стоял карточный столик, уставленный бутылками и пластиковыми стаканчиками, там же лежали салфетки, оставшиеся еще с Нового года.
Ник вынул из холодильника под столиком бутылочку пива, потом еще и еще. Он умял несколько тарелок добротной еды, ведь, покинув Техас, ему ни разу не пришлось толком поесть.
После наступления темноты гости разъехались. Ник проводил Остина Прескотта в кухню. Старик вынул из буфета бутылку текилы и соус «табаско». Смешав то и другое поровну и добавив льда, он протянул один стакан Нику, другой взял себе. Ник сомневался, выдержит ли его растренированный желудок эту убийственную смесь под названием «бушуокер», но не стал отказываться, зная, что Остин помнит, как они сиживали с Трейвисом на заднем крыльце, потягивая такой же коктейль и жаря барбекю.
Остин вывел его на лужайку, где упал в садовое кресло и проговорил:
– Давай сменим тему. Как твоя мать?
Ник едва не ответил «по-прежнему», но в последний момент передумал:
– Неплохо. Я заеду в Копыто Мула навестить ее, прежде чем лететь обратно.
Остин несколько минут разглядывал тополя, разделявшие дворик на отсеки.
– Жизнь слишком коротка, – проговорил он.
– Это точно. – Ник глотнул коктейль и едва не поперхнулся.
– Трейвис оставил все тебе.
Трейвис и без того много для него сделал. Он был ему не просто другом, а почти братом. Даже больше чем братом. Почему Ник вовремя не помирился с ним? Просто потому, что никак не ожидал, что все так нелепо закончится. Ник полагал, что гнев Трейвиса понемногу утихнет и они спокойно устранят возникшие разногласия. Теперь было слишком поздно.
– Он оставил тебе «Альфа-Ромео», катер и акции строящегося на Мальте отеля.
Тяжесть, разом придавившая Ника в ту минуту, когда он узнал о смерти Трейвиса Прескотта, все росла. Теперь она грозила его раздавить. Дом, воспоминания, пустота...
– Когда меня не станет, все это, – Остин обвел рукой дом, – станет твоим, сынок.
Ник закинул голову. Какого черта ему понадобилось на другой стороне земного шара, когда люди, по-настоящему его любящие, всегда оставались здесь?
После длительного молчания Ник перевел разговор в другое русло:
– Мне не нравится жить в Японии.
– Почему?
– Страна маленькая, тесная, невероятная дороговизна. – Это ли главное? Подумав, он добавил: – Полная противоположность Техасу. Мы здесь все независимы и своенравны.
– Ты прав. И чертовски горды собой.
– А в Японии индивидуализм – почти что преступление. Человек принадлежит своей компании. Твоя жизнь определяется компанией и местом, которое ты в ней занимаешь. Конечно, «Империал-Кола» тоже проводит свою политику, но мы, по крайней мере, не боимся высказываться начистоту. – Послушав какое-то время стрекот кузнечиков, он собрался с духом и облек в словесную форму решение, которое принял еще на похоронах: – Я туда не вернусь.
– А как же твое повышение?
– Жизнь и так коротка. Я хочу жить там, где мне хорошо.
Ник встал, вернулся в дом и позвонил в Токио Марку Нолану.
– Это невозможно! – Эхо, сопутствующее спутниковой связи, не могло скрыть гнев Марка. Ник терпеливо выслушал человека, который не забыл его идею о сбыте кофе со льдом в Японии. Дело пошло столь удачно, что Нолан был обязан этому карьерой и в ответ постарался, чтобы Ника перевели в отдел маркетинга. Когда пять лет назад Нику потребовалось покинуть Техас, Марк Нолан снова помог ему, организовав его назначение в Японию.
– Я очень ценю все, что вы для меня сделали. Но я не вернусь.
Ник повесил трубку, расстроенный тем, что вынужден был разочаровать человека, оказавшего ему неоценимую помощь. Но уверенность в правильности принятого решения была непоколебима. Чувствуя, что Остину надо побыть одному, он поднялся на второй этаж, где задержался перед дверью в комнату Аманды Джейн. Рывок – и дверь распахнута. Можно было подумать, что он ожидал застать хозяйку в комнате... Он включил свет. Все было пусто, стены голы. Фотографии с туалетного столика исчезли. Единственным напоминанием об Аманде Джейн было льняное покрывало. Ник мысленно перевел стрелку часов назад и припомнил приобретение этого покрывала у переезжавших соседей...
Он поспешно выключил свет, чтобы не захлебнуться в пучине воспоминаний. Перейдя в старую спальню Трейвиса, Ник рухнул на кровать. Утомление было слишком велико, раздеваться не хотелось. Он тщетно уповал на то, что из-за смены часовых поясов быстро погрузится в сон, этого не произошло. Пришлось поставить кассету с текстом книги «Прямая и явная угроза», которую Ник слушал в самолете.
Однако сосредоточиться не удалось. Его взгляд шарил по стене, по потолку. Много лет назад Трейвис набрал на компьютере большую надпись: «Доверься волне, не противься потоку». Смерть друга казалась Нику совершенно противоестественной. Он вышел на крыльцо и обнаружил Остина в обнимку с коктейлем.
– Тебе бы надо съездить на Мальту, чтобы продать машину и катер, – неторопливо сказал Остин и отпил немного из стакана. – В ящике стола ты найдешь фотографии. Пойди взгляни.
Ник принес фотографии Остину. Катер оказался не просто катером, а дорогим «Донци». На одном из снимков Трейвис был запечатлен с брюнеткой в бикини из рыболовной сети. Парочка была сфотографирована на пляже какого-то тропического острова, хотя это наверняка была все та же Мальта. Ник оценил пейзаж взглядом профессионала и понял, что перед ним готовая рекламная картинка.
Он внимательнее пригляделся к женщине. Ее черные волосы достигали плеч, глаза имели миндалевидную форму. На вкус Ника, особа была слишком знойной и злоупотребляла тушью для ресниц, однако он не мог не признать, что от нее трудно отвести взгляд.
Следующий снимок заставил его прищуриться и даже подойти ближе к фонарю. На фотографии красовались совершенно голый Трейвис и та же особа уже без бикини, оседлавшая Трейвиса и сладострастно запрокинувшая голову. Она либо только что достигла любовного пароксизма, либо приближалась к нему ускоренными темпами.
Очень странно. Трейвис ни за что не стал бы присылать такое фото отцу. Следующая мысль Ника была еще тревожнее: кто сделал этот снимок? Не исключено, конечно, что сам Трейвис установил фотоаппарат на катере, но Ник был склонен отклонить это предположение. Крупное зерно свидетельствовало о том, что снимок был сделан с помощью мощной оптики, значит, издалека. В таком случае как он попал к Трейвису и зачем он прислал его домой?
– Держу пари, эта картинка попала ко мне по ошибке, – проговорил Остин, качая головой.
Ник смотрел на налитые груди брюнетки, покрытые таким ровным загаром, что на них почти не выделялись соски, на сладострастный изгиб ее нагого бедра.
– Как ее зовут?
– Понятия не имею. Трейвис никогда о ней не писал. Фотографии пришли уже после его смерти. – Остин с трудом поднялся из кресла. – Наверное, в ней было что-то выдающееся. После развода Трейвис нечасто встречался с женщинами.
На протяжении последних нескольких лет Ник и Трейвис не разговаривали, однако причин сомневаться в словах Остина у Ника не было. Трейвис действительно полностью ушел в себя, после того как у него начались нелады с женой.
– Никак не могу поверить, что его уже нет в живых. Господи, в какие-то тридцать четыре года! – произнес старик.
Ник кивнул, рассматривая семейные фотографии на камине. С первой минуты его мучил жестокий вопрос, который он наконец решился задать:
– Как умер Трейвис?
– Он квартировал у женщины, владеющей на Мальте несколькими отелями. Они как раз ужинали, когда у Трейвиса начались боли в груди, нарушилось дыхание. – Остин говорил срывающимся голосом. – Миссис Кранстон – нет, Кранделл, Пифани Кранделл – вызвала «Скорую помощь», но, пока врачи приехали, мой мальчик уже умер.
– Они делали вскрытие? – спросил Ник.
– Делали. Но я не доверяю заграничным докторам.
– Мальта – не какое-нибудь захолустье. Она больше ста лет была британской колонией. Уверен, местные врачи получают образование в Англии, и...
– Я все равно велел произвести повторное вскрытие здесь. Образцы тканей отправили в клинику Майо.
Примерно через неделю мне сообщат результаты. – Остин заговорил менее воинственным тоном: – Сам знаешь, Прескотты мрут от рака, а не от сердца.
«Еще как знаю!» – подумал Ник, но ничего не ответил. Копаться в прошлом сейчас было невыносимо, но Остин думал только о Трейвисе. Судя по всему, он не мог поверить, что его сын умер своей смертью.
– Когда окажешься на Мальте, проверь, кто такая эта Пифани Кранделл и что за девка на фотографии. Не причастны ли они к смерти Трепвиса. Есели не я, так хотя бы ты узнай, от чего погиб мой сын.
Нику хотелось сказать Остину, что он еще поживет, однако у них не было принято обманывать друг друга – ни раньше, ни теперь.
* * *
Краснохвостые коршуны низко парили над утонувшим в пыли прерий поселком Копыто Мула, когда Ник достиг его окраины. Солнце должно было вот-вот скрыться за горизонт. Бескрайнее, ровное, как блин, пространство было залито коралловым светом. Изумрудные заросли амаранта возвышались во всем великолепии. Пройдет еще пара месяцев – и по темной земле прерии станут носиться без цели и смысла шары перекати-поля.
Вдали Ник разглядел журавлиный клин. Птицы зимовали неподалеку отсюда. Зрелище открытого пространства и свист ветра так контрастировали с обычной скученностью и многолюдностью Токио, что решение Ника еще более окрепло. Вечно перегруженное токийское метро и однокомнатная квартирка в бетонном бункере – разве это годится для техасца? Ник не знал, что будет с ним теперь, но накопленные средства и наследство, полученное от Трейвиса, должны были помочь ему как-то существовать и заботиться о матери.
Ник свернул на грунтовую дорогу, пересекавшую ручей. Ручей был, как водится, сух – вода появлялась в нем только в паводок; на камнях нежились ящерицы и рогатые жабы. Двое мальчишек расстреливали из духового ружья пивные банки. Ник улыбнулся, вспомнив, как часами палил со старшим братом Коди по бутылкам.
Он остановил машину перед старым фермерским домом. Ему было трудно поверить, что когда-то и он обитал здесь. Перекинув сумку через плечо, он зашагал по тропинке к тому жилищу, в котором провел восемнадцать лет – от рождения до окончательного отъезда.
Войдя, он произнес:
– Здравствуй, мама.
Мать вскочила с выгоревшего цветастого дивана, где сидела, внимая вечернему телепрогнозу погоды, и, привстав на цыпочки, крепко обняла сына.
– Провалиться мне на этом месте! – проговорила она, отступая и оглядывая его с головы до ног. – Ты теперь совсем взрослый. Это же надо!
Он уже давно превратился из мальчика во взрослого мужчину, но мать не переставала этому удивляться.
– Ты хорошо выглядишь, мама.
Ник сказал это совершенно искренне. В черных волосах матери не было и намека на седину, глаза по-прежнему оставались лавандово-голубыми – сочетание, благодаря которому ее часто сравнивали с Элизабет Тейлор.
Она широко улыбнулась и подтолкнула его к ванной.
– Иди вымой руки. Наверняка проголодался. Ужин готов.
По дороге в ванную Ник оглянулся, желая определить, приобрела ли мать что-нибудь новенькое на присылаемые им деньги, но ничего не обнаружил. Впрочем, что это он – иного ожидать не приходилось.
Она подала ему сосиску с жареной картошкой и высокий стакан молока. Стакан пришел на смену его старой чашке с Микки Маусом, которая хранилась в буфете, рядом с чашкой Коди. Ник по-свойски обмакнул сосиску в горчицу. Дорога из Хьюстона в Копыто Мула была не близкой, из Токио в Хьюстон – и того дальше.
Мать порезала свою сосиску на кусочки.
– Это любимое блюдо Коди.
Коди умер двенадцатилетним. Если бы он выжил, то, возможно, полюбил бы суши. Ник покосился на часы. По дороге домой он загадал, что не пробудет дома и пяти минут, как мать вспомнит Коди. Так и вышло.
Он был готов поклясться, что мать по-прежнему ежедневно просматривает табель успеваемости Коди.
Он молча ел, пока на стене не зазвонил телефон. Мать жестом предложила ему снять трубку, объяснив:
– Это, наверное, тебя. Мне никогда никто не звонит.
Звонили бы, если бы она перестала жить в прошлом.
– Алло? – Эхо подсказало, что звонят из-за океана.
– Это ты, Ник? – спросил Марк Нолан.
– Я. – Ник внутренне приготовился к спору. Он твердо решил, что никто не сумеет уговорить его вернуться в Японию. Слишком много народу, слишком дорого, невыносимое одиночество...
– У меня появилась идея, – сказал Нолан. – Что, если организовать тебе перевод?
– Куда?
– На Мальту. Ты бы мог временно продолжить там дела Трейвиса Прескотта... – Дальнейшее заглушили помехи.
– Ты откуда?
– Из метро, из телефона-автомата.
Ник подумал, что это неспроста. Записи переговоров в их офисе каким-то образом попадали в руки японцев. Нолан явно хотел, чтобы этот разговор остался в тайне.
– Сейчас слышно? – крикнул Марк.
– Как же я буду руководить производством? – Ник гадал, на какие кнопки пришлось надавить Нолану. Маркетинг и производство представляли собой совершенно разные миры. А у него не было ни малейшего производственного опыта, если не считать программу «Снизу вверх», но она была, конечно, не в счет.
– Об этом не беспокойся. Мальтийский филиал – это так, мелочь. К тому же это ненадолго, – таков был ответ Нолана.
– Вот оно что! – Ник оглянулся на мать и, прикрыв ладонью трубку, сказал ей: – Я уже поел.
Мать принялась убирать со стола.
– Меня повысили, – сообщил Нолан, подтверждая то, что Нику было уже известно. Если бы Марк Нолан не шагнул вверх по корпоративной лестнице, оставив пустой свою прежнюю ступеньку, не продвинули бы и Скотта с Ником.
– Я буду работать теперь в штаб-квартире в Атланте над одним сверхсекретным проектом, – продолжал откровенничать Марк.
– «Кофе со льдом» для внутреннего рынка.
– Откуда ты знаешь?!
– Представь себе, догадался. В Японии продукт идет на «ура», неплохо продается и в Европе. Почему бы не попробовать в Штатах?
– Ты нужен мне в команде, но пока что мой перевод не состоялся. Оказавшись в Атланте, я подберу тебе местечко по твоим талантам. – Очередная лавина шума – прибывший на платформу поезд. – С Мальтой все устроено. Продержись там немного, пока я тебя не вызову. Это займет месяцев шесть, максимум восемь.
От одной мысли, сколько всего придется прочесть, чтобы заняться производством, – заказы, отправка продукции, цены, – у Ника сразу разболелась голова. Впрочем, надо быть совсем уж болваном, чтобы так за здорово живешь отмахнуться от подобной возможности. Аманда Джейн всегда твердила, что его место в штабе корпорации. Конечно, Атланта не Техас, но Ник полагал, что там ему понравится. Куда угодно, только не в Японию.
– Отлично! – Ник постарался придать голосу должный энтузиазм, но похороны и возвращение домой слишком его удручили. – Спасибо.
Узнав кое-какие подробности. Ник повесил трубку и отправился в гостиную, где мать, занявшись вязанием, наблюдала за Вандой Уайт, ведущей программы «Колесо удачи». На Ванде была последняя модель платья, поступившая во все универмаги, что не могло пройти мимо внимания матери. Когда на экране появилась реклама, мать обернулась к сыну.
– Меня переводят на Мальту, – неохотно сообщил Ник.
– Очень хорошо, – отреагировала она, впрочем, вполне равнодушно. – Мальта – это в Мексике?
– Нет, мам, это остров к югу от Сицилии, недалеко от Италии.
– Разве ты говоришь по-итальянски?
– Там в ходу английский. Раньше это была британская колония.
– Вот оно что! – Реклама кончилась, и она снова прилипла к экрану. – Это не там работал младший Прескотт?
– У него было имя – Трейвис. Ты много раз его видела. Именно там.
Она опять обернулась.
– Как жаль, что он умер – такой молоденький! – Она посмотрела любящим взглядом на щит с табелем Коди. На свеженакрахмаленной салфетке стояла фотография Коди в спортивной форме. Рядом была открытка похоронного бюро с надписью: «Ваш друг – Иисус».
– Правду говорят, – мать мученически вздохнула, – добрых подстерегает смерть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил

Разделы:
Пролог

Часть I

123456

Часть II

789101112131415

Часть III

161718192021222324

Часть IV

25262728

Ваши комментарии
к роману Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил



все романы этого автора достойны. А этот роман явно немного выходит за рамки обычного любовного романа. Скорее, даже современная проза. Всем читать! Интересно!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерилeris
12.08.2011, 23.01





Несмотря на мелкие недочеты роман очень силен: 10/10!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилЯзвочка
12.12.2011, 21.42





Замечательный роман. Здесь есть все. Времени не жалею. Конечно, есть моменты явившиеся для меня не возможными. Но в жизни всякое возможно. Хочется встретить своего единственного и любимого, и с этой любовью пройти по жизни. Читайте, мечтайте, ждите и любите. С любовью преодолеть возможно все!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилТа самая
16.01.2013, 20.34





Прочитала с удовольствием! Советую почитать
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилЛюбаня
14.08.2014, 20.22





Достойная книга. По моему мнению все логично, не вызывает недоумения поступки героев. Думаю, что оставит след в моей душе. Жаль, что только сейчас открыла для себя этого автора. Пишет очень интересно, я ясно представляю себе ее героев и, не скрою, они мне симпатичны. Читать однозначно! !0
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилВасилиса
25.05.2015, 21.15





Очень интересный роман, не избитый сюжет, расстрогал меня до слез, что редко бывает. Очень рекомендую!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилСоня
26.06.2015, 21.11





Безусловно читать всем ,кто любит такое качественное чтиво!Захватило с первой до последней строчки!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилЕва
30.06.2015, 23.41





Да, роман замечательный, действительно, серьезное чтиво. Чудесный литературный слог - заслуга не только автора, но и переводчика, спасибо за труд. Реалистичный сюжет с четко очерченным детективным уклоном, но без надуманностей и выворачивания мозгов - ровный и логичный. И конечно же любовь ГГ, причем, двух поколений - нежная, трепетная, преданная, НА ВСЕ ВРЕМЕНА. 10 баллов.
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилОльга
29.08.2015, 14.52





Очень хороший роман. Очень хорошо написан и переведенrnСоветую читать
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерилинна
5.03.2016, 20.55





Очень сильный роман!!!Читаю уже 4 роман Сойер...Он так же хорош,как"Поцелуй в темноте".Любовная тема у Сойер перемешана с расследованием..Такой роман хорошо читать,когда прочел штук20лр,чтоб разбавитьчем-то не ординарным!!! Сейчас читкону что-,нибудь и Линды Ховард и затем вернусь к Сойер.Дамы,девочки,леди и просто красавицы-РЕКОМЕНДУЮ!!10/10
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилТ.Ж.
11.03.2016, 20.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123456

Часть II

789101112131415

Часть III

161718192021222324

Часть IV

25262728

Rambler's Top100