Читать онлайн Не целуйтесь с незнакомцем, автора - Сойер Мерил, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Не целуйтесь с незнакомцем

Читать онлайн

Аннотация

Ошеломленная двойным предательством – мужа и отца, Джанна Атертон начала новую жизнь на Мальте. Неожиданная встреча с грубоватым, но обаятельным бизнесменом Ником Дженсеном, который приехал на остров, чтобы выяснить правду о гибели своего друга, вновь смутила ее покой. Втянутые в полувековую историю любви, вражды и ненависти, пытаясь найти разгадку старых и новых тайн, молодые люди многое узнают о самих себе. Но главное – они понимают, что им суждено быть вместе. Ведь они стали наследниками великой любви, пронесенной сквозь десятилетия.


Следующая страница

Пролог

Мальта, 1941
Кому придет в голову пробиваться на военном самолете в зону боевых действий?
– Репортеру, – ответил на вопрос Пифани Кранделл старший радист, вместе с которым она ждала в кромешной тьме радиопереговоров противника. – Он выдал себя за офицера разведки.
Пифани поправила наушники, вслушиваясь в эфир, полный разнообразных шумов. Так и не обнаружив ничего, что могло бы ее заинтересовать, она, решив отвлечься, произнесла:
– Он, наверное, сумасшедший, этот репортер.
– Не больше, чем девчонка, проводящая жизнь в подземельях и занимающаяся шпионажем, – раздался откуда-то сбоку незнакомый мужской голос.
Пифани увидела на стене огромную тень в отблесках мерцающей свечи, которую пришедший принес с собой. Одно дуновение – и тень пропала. Во вновь наступившей темноте по явному шотландскому акценту обратившегося к ней человека Пифани догадалась, что это и есть тот самый репортер. Она с ним никогда не встречалась, но вся Мальта была полна разговоров о нем.
– Мне восемнадцать лет, какая же я девчонка?
– Вот как?
Его голос звучал как-то вызывающе. Ей очень хотелось разглядеть говорившего, но в подземном бункере по-прежнему царил мрак. Ради экономии горючего Пифани зажигала лампу, только когда записывала перехваченное сообщение. – Как вы сюда попали? Это особо засекреченный участок.
– Ему разрешили взять у вас интервью, Пифани, – объяснил радист. – Можете с ним поговорить. Я вам сообщу, если в эфире что-то появится.
Репортер подошел ближе и, нащупав в темноте скамейку, перенесенную сюда из церкви, уселся. Пифани сняла наушники, оставив их висеть на шее. Он сидел так близко, что становилось ясно – огромная тень на стене вовсе не преувеличивала размеры его весьма крупного тела.
– Йен Макшейн из «Дейли миррор», – представился он.
– Пифани Кранделл.
– Сколькими языками вы владеете? – Он обращался к ней скорее по-свойски, а не с той, свойственной всем журналистам, профессиональной интонацией, настораживающей собеседника.
– Итальянским, немецким, немного французским. – Она полагала, не надо объяснять, что на Мальте все говорят, помимо официального английского, на мальтийском – семитском языке, существующем только здесь. Не дождавшись ответа, она добавила: – По-немецки я говорю лучше всего, недаром училась в Швейцарии. Поэтому я здесь и оказалась.
– Вы все время проводите вот так, в темноте, дожидаясь, когда кто-нибудь выйдет в эфир?
– Да. Из-за блокады на острове нехватка горючего и, – у нее немедленно засосало под ложечкой, – еды. Но мы будем держаться, пока есть топливо для защищающей нас британской авиации.
– Понятно, – ответил он. Она очень сомневалась, способен ли он и впрямь понять, что значит жить под постоянной угрозой вторжения Муссолини и под носом у баз немецкого люфтваффе на Сицилии.
– Приступы клаустрофобии не возникают из-за длительного пребывания под землей?
– Нет. Я стараюсь не предаваться пустым размышлениям, развлекаюсь, пытаясь расшифровывать услышанное. Держу пари, сегодняшнее кодированное послание генерала Роммеля означает, что сюда направляется очередной конвой с припасами для его Африканского корпуса.
Йен Макшейн придвинулся еще ближе. Любопытно, сколько ему лет? Судя по басу и принимая во внимание, что он участвовал в войне в качестве репортера, а не военного, пожалуй, лет сорок.
– Нечего меня дурачить, – сказал он. – Мне известно, что мы выкрали немецкую кодирующую машину под названием «Энигма». В соседнем тоннеле стоит дешифровальный аппарат, щелкающий немецкие радиограммы с их якобы стопроцентно надежным кодом как орешки. Мы знаем о них все раньше самого германского Генерального штаба.
– Как вы об этом пронюхали? – всплеснула руками Пифани. Она готова была дать голову на отсечение, что девяносто процентов населения Мальты находится в неведении относительно этого сверхсекретного аппарата.
– У меня надежные источники и отменный нюх на новости.
Темнота наполнилась душераздирающим ревом пикирующих самолетов: очередной налет. Здесь, под землей, им ничего не угрожало, однако подразделение спецсвязи дислоцировалось слишком близко к Большой гавани – главной вражеской мишени. Всякий раз, когда немецкая авиация бомбила британские суда, стоящие в гавани, доставалось и радистам.
– Проклятие! – выругался Макшейн.
– Радары заранее предупреждают нас о налете, – сказала она. Островитяне не доверяли новому изобретению, но позже поняли, что именно ему обязаны жизнью.
Сначала пещера задрожала от воя самолетов первой волны – «Юнкерсов-88». Во второй волне шли тяжелы бомбардировщики, сбрасывавшие более мощный смертоносный груз. К их гулу прибавились залпы береговой зенитной артиллерии и бортовых орудий на судах порту.
Воспользовавшись кромешной темнотой, Иен покровительственно переместил руку со спинки церковной скамьи на плечо Пифани. Она хотела было отодвинуться, но его присутствие действовало на нее так успокаивающе. Стены бункера вибрировали, потолок осыпался, затхлый воздух подземелья наполнился пылью.
В следующее мгновение Пифани очутилась в объятиях репортера – удивительно могучих, учитывая его возраст, правда, определенный немного поспешно. В защите подобного рода не было никакой нужды: подразделение связи пережило без особых последствий уже полсотни прямых попаданий. Однако ее неодолимо влекло к этому, в сущности незнакомому, мужчине, чье лицо по-прежнему оставалось невидимым.
Когда разрывы бомб сменил перезвон церковных колоколов, означавший отбой воздушной тревоги, Йен и не подумал убрать руку, а Пифани решила оставить все, как есть. Он заговорил о блокаде, и беседа продлилась до самого конца смены. Наконец, хватаясь за вмонтированный в стену стальной поручень, они выбрались из катакомб, вырубленных много веков тому назад мальтийскими рыцарями в качестве жилища для рабов. Оказавшись на солнцепеке, Пифани, не разжимая век, нашарила сумочку. После десятичасового пребывания в подземелье ей требовались темные очки. Но и в них у нее еще несколько часов раскалывалась голова.
Йен быстро надел ей солнечные очки британского летчика.
– Значит, вот вы какая, Ас.
– Ас? – Она опасливо взглянула сквозь ресницы. На нее в упор смотрели восхитительные голубые глаза, обладателю которых ничего не стоило бы за час сбыть с рук несколько тысяч облигаций военного займа. На лице его сияла чарующая улыбка, отчего на щеке образовалась ямочка. Пифани, забыв про головную боль и резь в глазах, изумленно вглядывалась в нового знакомого. Йену Макшейну на самом деле было еще очень далеко до сорока лет. Она дала бы ему никак не больше двадцати пяти.
Она поблагодарила небо за то, что удосужилась причесаться перед сменой, хотя какое это имеет значение? С какой стати такому красавчику проявлять интерес к низкорослой девушке с волосами цвета дорожной пыли и с глазами неопределенного – то ли серого, то ли зеленого – оттенка.
– Ас. – Ямочка пустилась в путешествие по небритой щеке. – Так вас прозвали в Лондоне. От вас идут самые безупречные радиограммы в Англию и на базу в Александрии.
Пифани смутилась и отчего-то решила осмотреть свои туфли, не зная, чем объяснить подступившие слезы: то ли ярким солнечным светом, то ли гордостью из-за того, что ее оценили. Ас!
Йен взял ее за руку и повел мимо куч щебня, бывших когда-то домами. Вдали блестело на солнце Средиземное море, волны неторопливо накатывались на изрытый воронками пляж.
– Вы только взгляните! – Она указала на руины, оставшиеся от чудесной средневековой постройки. – На этот раз нацисты угодили в палаццо Феррериа.
– Жаль. – Йен стиснул зубы, а потом сказал: – Мне нравится Валлетта. Она напоминает мне город из легенды о короле Артуре. Того и гляди, по этой узкой улочке проскачет рыцарь в доспехах.
Пифани улыбнулась. Она не ожидала, что репортер видит Мальту теми же глазами, что она. Валлетта, столица Мальты, выросла на полуострове. Гордая крепость, окруженная средневековыми бастионами, высоко вознеслась над глубоководной гаванью. Британский королевский флот пользовался теперь причалами и слева, и справа, отчего море вокруг Валлетты имело вполне современный вид, однако сам город оставался верен древним традициям. Слишком узкие для проезда машин улочки, мощенные булыжником, разделялись постройками, обязанными своим появлением мальтийским рыцарям, обосновавшимся здесь в эпоху Крестовых походов. Ребенком Пифани играла здесь, мечтая, что вот-вот появится рыцарь в сверкающих доспехах верхом на белом коне и увезет ее в неведомую даль...
Пока они понуро оглядывали ущерб, причиненный городу очередным налетом, она заметила, что Йен прихрамывает, и решила, что этим объясняется его штатское положение.
– Как насчет совместного ужина? – спросил он.
Она расхохоталась.
– Куда бы мы пошли? Тут все на строгом учете, вплоть до последней хлебной крошки.
– Один английский военный летчик дал мне буханку свежего хлеба и круг колбасы.
– Энтони Бредфорд? – резко спросила она, не сумев скрыть неприязни. Энтони неоднократно приглашал ее с ним отужинать. У него каким-то образом всегда водились лишние неучтенные продукты.
– А что, у вас нелады с?..
– Нет. – Пифани меньше всего хотелось полоскать на людях грязное мальтийское белье. Война несет с собой всяческие нехватки, следом за которыми расцветает черный рынок. Она подозревала Энтони Бредфорда в том, что он, в отличие от однополчан-пилотов, делает денежки на стороне путем спекуляции.
Вечером Йен действительно явился с провизией в руины, именовавшиеся ее домом. Пифани и ее отец были, конечно, рады неожиданному пиру. Обычно по карточкам каждому полагалось по четверть буханки хлеба в день. Колбасы мальтийцы вообще не видели уже много месяцев.
Пифани подозревала, что тем ее встречи с Йеном Макшейном и завершатся. Но она ошиблась. На следующий день он вновь дожидался конца ее смены.
– Я подумал, – непринужденно сообщил он девушке, пытавшейся скрыть удивление за преувеличенным вниманием к защите глаз от яркого света, – что вы, возможно, согласитесь уделить мне какое-то время.
– Зачем? – без обиняков спросила она, ни секунды не сомневаясь, что он намерен выманить у нее не подлежащие разглашению сведения.
– Мне хотелось бы побольше узнать о мальтийских рыцарях. Это пригодится для статьи. Наверное, вы много знаете, во всяком случае, мне так показалось, – в его голосе звучала обескураживающая искренность.
– Во-первых, правильнее будет называть их – Рыцари Ордена святого Иоанна Иерусалимского. Они обосновались здесь, когда мусульмане вытеснили их со Святой Земли. – Она отвечала конспективно, не особенно задумываясь, многое оставляя за скобками – в частности, тот факт, что рыцари потерпели неудачу в попытках закрепиться в нескольких странах, прежде чем осесть на Мальте. Зачем пускаться в пространные объяснения, когда все это лишь для отвода глаз.
Йен взял ее за руку и повел вниз по улице. Он улыбался, и на щеке появилась та самая невообразимая ямочка.
– В каком году это произошло?
– В конце тринадцатого века, – ответила она, не желая быть подкупленной его улыбкой. Он мог расспросить о том же самом не один десяток других, куда более привлекательных женщин; раз он выбрал ее, то за этим наверняка что-то кроется.
– Что они делали во время Крестовых походов? – Судя по его тону, его действительно разбирало любопытство, но по этому ли поводу?
– Мальта служила базой рыцарям, пришедшим из Европы с целью отобрать Святую Землю у мусульман. У каждой европейской страны был здесь свой штаб.
– То есть у французов один, у англичан другой?
– Да. Рыцари принадлежали к самым состоятельным европейским родам, поэтому на Мальту рекой хлынули деньги. Красивейшие здания Валлетты были построены именно в тот период. Скажем... – Она осеклась, решив, что ему вряд ли будут интересны подробности.
– Продолжайте же! – Он определенно заинтересовался.
– Скажем, система улиц Валлетты была первой в своем роде. Это стало настоящей революцией в те времена, когда города росли просто сами по себе.
Они с трудом пробирались среди развалин, в которые превратились в результате бомбежек улицы города. Йен несколько раз обнимал ее за талию, чтобы помочь преодолеть особенно трудные участки. В такие моменты она заливалась краской, представляя, как замечательно все могло бы у них сложиться. Но она прекрасно понимала, что ей нечем привлечь столь красивого мужчину, однако все равно продолжала о нем грезить. Впрочем, сейчас она была уверена, что он просто эксплуатирует ее и, пустив в ход свое мужское обаяние, надеется выведать у нее секретную информацию. Это вызывало у Пифани едва сдерживаемый гнев. Но, твердо помня о традициях непререкаемой учтивости, она не спешила высказаться начистоту по поводу его тактики.
– Когда ваши предки поселились на Мальте? – спросил ее Йен.
– Сразу после того, как британцы отняли остров у Наполеона и он стал колонией. У нас, как у многих мальтийцев, есть родня в Англии. – Она умолкла, вспоминая младшую сестру и молясь о ее безопасности. – Моя сестра, Одри, живет в Кенте, у друзей. – Она не стала объяснять, что «друзья» – это семейство графа Лифорта, чтобы он не уличил ее в хвастовстве. Граф был одним из самых зажиточных и влиятельных людей Англии.
– По крайней мере, она не в Лондоне, – сказал Йен. – Нацисты бомбят его почти также интенсивно, как Мальту.
Пифани не хотелось думать о судьбе Одри в случае немецкого вторжения на Альбион. Она была на десять лет старше Одри, однако сестры были очень близки. Когда Пифани училась в школе, они писали друг дружке письма чуть ли не по три раза на неделе, но потом война сделала столь интенсивную переписку невозможной. Теперь корреспонденция шла на Мальту по несколько месяцев.
– Не тревожьтесь за нее, – сказал Йен, снова обнимая Пифани. Казалось, он не упускает ни одного предлога, лишь бы до нее дотронуться.
Она отпрянула.
– Пусть мне всего восемнадцать лет, но я серьезно отношусь к своей работе и никогда не разглашаю закрытую информацию.
Черные брови Йена взлетели на лоб.
– У меня и в мыслях не было, что вы станете что-то разглашать!
В искренности его тона и выражения лица не приходилось сомневаться. Либо он был законченным лгуном, либо действительно не охотился за секретами.
– Давайте заключим соглашение: вы не спрашиваете меня о моих источниках и о том, что я напишу в статье, а я не буду выведывать у вас ничего конфиденциального. Ну как, идет?
Пифани кивнула и промямлила:
– Но в таком случае чего же вам от меня надо?
От улыбки на его лице опять появилась та самая невозможная ямочка. Он обнял ее и привлек к себе.
– Мне нужны вы. Вы сами, Ас.
Прежде чем она успела отстраниться, их губы встретились. Его поцелуй был нежен, теплые ладони властно скользили по ее телу, все сильнее сжимая объятия. Пифани приходилось целоваться со сверстниками, ноте мимолетные поцелуи были не в счет. Сейчас она чувствовала, что имеет дело с опытным мужчиной. Она тоже обняла его, больше не питая сомнений насчет его мотивов.
* * *
К июню, когда Гитлер вторгся в Россию, Пифани уже была окончательно и бесповоротно влюблена в голубые глаза Йена Макшейна и в его улыбку с ямочкой на щеке. Он был до неприличия красив, однако, казалось, вовсе не замечал, с каким вожделением смотрят на него все до одной женщины на острове. Они, несомненно, недоумевали, зачем ему понадобилась невзрачная любительница книг по имени Пифани Кранделл.
«Репортажи с Мальты», еженедельно транслировавшиеся мальтийским радио в Лондон, превратили его из репортера, каких много, в видного военного корреспондента. Ни одному журналисту, кроме него, не удалось добраться до осажденного острова. Успеху сопутствовала слава, но Йен как будто не обращал на это внимания.
Когда Пифани бывала свободна от дежурства, они проводили время вместе. Совершенно естественным образом их поцелуи и пылкие объятия однажды завершились в постели. Судя по поведению Йена, Пифани была ему далеко не безразлична, но она никак не могла дождаться от него трех заветных слов.
Как-то вечером они сидели вдвоем на каменном бастионе Валлетты. Они часто приходили сюда, к высоким стенам, воздвигнутым рыцарями в эпоху Крестовых походов. Иногда они устраивались со стороны Большой гавани и наблюдали за поспешным ремонтом кораблей в промежутках между налетами. Однако в этот вечер они предпочли северную сторону, откуда был хорошо виден остров Манол. До войны на этом островке размещался шикарный яхт-клуб, где и у отца Пифани была яхта. Теперь это место использовалось под базу подводных лодок. Впрочем, при свете полной луны – излюбленный момент для бомбометания – волны искрились серебром, и красота окрестностей заставляла забыть о войне.
– Йен... – тихо произнесла она. В ответ он улыбнулся своей неторопливой улыбкой, которую она обожала. Она не удержалась и поцеловала ямочку у него на щеке. – Я люблю тебя.
Ямочка исчезла.
– Не надо. – Это прозвучало слишком резко и неожиданно.
У Пифани пересохло в горле. Как она могла так сглупить? Разумеется, он ее совсем не любит. Она для него всего лишь временное развлечение. Пифани спрыгнула на землю и что было сил побежала по булыжной улице. После войны Йен возвратится в Англию знаменитостью. К его услугам будет легион пленительных женщин.
– Пифани! – До ее слуха донеслись его тяжелые шаги по булыжнику. Она не собиралась останавливаться, но он поймал ее, схватил за плечи, развернул.
– Я тоже люблю тебя. – Он заглянул ей в глаза и покачал головой. – Только из этого ничего не выйдет.
Слово «люблю» позволило ей облегченно перевести дух.
– Почему ничего не выйдет? Мы любим друг друга, что же еще нужно?
– Неужели ты полагаешь, что сэр Найджел позволит тебе стать женой парня из эдинбургских трущоб, который не знает даже имени собственного отца?
Пифани знала, что отец не одобряет ее встреч с Йеном. Она напрасно доказывала, что идет война и надо жить сегодняшним днем – завтра может не наступить никогда.
– Думаешь, ты сможешь счастливо жить на зарплату журналиста?
– Конечно, потому что рядом будешь ты, – честно ответила она.
Йен взял ее за подбородок своей большой рукой.
– Совсем скоро тебе станет со мной скучно. Я ведь не знаю ни цитат из Китса, ни дат Крымской войны.
Пифани никогда не приходило в голову, что Йен стесняется прорех в своем образовании. Она посмотрела прямо в синие глаза, которые собиралась любить вечно.
– Иногда школа тумаков приносит куда больше пользы, чем оксфордское образование. Ты – самый умный человек из всех, кого я знала или могла надеяться узнать. Я хочу родить от тебя детей – двух девочек и трех мальчиков.
У него на щеке снова появилась ямочка, и лицо засияло от удовольствия.
– Ты уже все распланировала?
– А как же!
* * *
На протяжении всего лета они увлеченно строили планы на будущее, слишком занятые своей любовью, чтобы позволить голоду, берущему остров в тиски, омрачить их счастье. У Мальты, окруженной кольцом подводных мин и итальянским флотом, живущей постоянно в грохоте взрывов бомб, не было достаточного количества припасов, чтобы продержаться зиму. Стойкие мальтийцы мужественно переносили страдания, но теперь они пребывали в страхе за свой любимый остров, который вот-вот мог оказаться в руках нацистов, поскольку в самом большом дефиците было теперь горючее для британской авиации. Когда английские самолеты потеряют возможность защищать остров, нацисты высадят войска, и все будет кончено.
Потом прошел слух о приближающемся к Мальте английском конвое. Люди затаили дыхание. Неужели этому каравану судов повезет там, где другие пошли ко дну? В день, когда корабли должны были войти в порт, Йен встретил Пифани бодрой улыбкой и показал на небо.
– Кслокк! – вскричала она, переходя на радостях на родной мальтийский. Небо заволокли низкие облака, скорее типичные для осени, чем для мая. Зарождаясь в африканской пустыне как пыльный сирокко, ураган, пересекая море, насыщался влагой и над Мальтой превращался в пыльное марево, колышимое теплым ветром. Это и называли на острове «кслокк». Немцы не рискнут устроить налет при таких метеоусловиях, а итальянский флот, не имеющий радаров, не выйдет в море.
– Быстрее! – торопил ее Йен. – Все уже на пристани.
Пифани знала, что, даже если ей доведется дожить до ста лет, этого момента она не забудет никогда. Йен крепко обнимал ее в толпе, состоявшей, казалось, из всего населения острова. Сначала из тумана появился первый сторожевой корабль, разрисованный камуфляжной краской. Оркестры грянули «Правь, Британия!», толпа взорвалась ликующими возгласами, люди не стеснялись слез. Пифани поцеловала Йена, сама удивляясь, что в разгар военных невзгод обрела свою любовь.
Оторвавшись от губ Йена, Пифани поймала неприязненный взгляд Энтони Бредфорда, находившегося здесь же, в шеренге летчиков. Смутная догадка заставила ее спросить Йена:
– Ты случайно не пишешь статью о Тони Бредфорде?
– Нет, но, добравшись до Египта, непременно доложу о его занятиях начальству.
Пифани не стала уточнять содержание доклада. Она никогда не спрашивала Йена, о чем он пишет в статьях, так же как и он ее – о сверхсекретной информации, которой она располагала. Такая у них была договоренность. Однако она знала, что такой наблюдательный журналист, как Йен, не оставит без внимания многочисленные пропажи ценной утвари их мальтийских соборов, всегда совпадающих с ежедневными налетами.
В частности, исчез кубок Клеопатры, одно из главных сокровищ острова. Корабль, на котором святой Павел направлялся в Рим, где апостолу предстояло предстать перед судом императора, потерпел крушение у берегов Мальты. Спасших его островитян Павел обратил в христианство. Перед тем как проститься с новообращенными, он подарил им кубок, заказанный у местного серебряных дел мастера. Его назвали «кубком Клеопатры», ибо египетская царица слыла красивейшей женщиной всех времен и народов.
Йен отвел Пифани в сторону от столпотворения.
– Ты ведь знаешь, скатерть-самобранка сворачивается мгновенно.
Пифани кивнула. Конвой, именуемый на острове «скатертью-самобранкой», всегда торопился покинуть порт Валлетты. Как только рассеется марево, немцы немедленно нанесут по Большой гавани бомбовый удар. В открытом море у кораблей было больше шансов уцелеть.
Йен посмотрел на корабли, потом на Пифани. Его взгляд сделался печальным.
– Я уплываю вместе с ними.
Пифани с трудом подавила рыдание. Она всегда знала, что этот день рано или поздно наступит. Йен мечтал передавать репортажи с африканского театра боевых действий.
– Ты будешь меня ждать? – спросил он, словно сам не знал, каким будет ответ.
– Я буду ждать вечность, если потребуется.
– Помни наше заветное слово – «сокол».
Как она могла его забыть? Отныне слово «сокол», звучащее в любой радиограмме союзников, будет означать, что Йен находится на данном корабле или в данном подразделении. Так она всегда будет знать, где он.
– У меня есть кое-что для тебя. – С этими словами он надел серебряное кольцо на средний палец ее левой руки. Потом показал собственную руку, на пальце которой красовалось такое же кольцо.
Она поняла, что Йен искренне намерен вернуться к ней. Слезы, которые она до этой минуты изо всех сил сдерживала, задрожали у нее на ресницах. Она провела пальцем по широкой серебряной полоске с мальтийским крестом, символом отваги и верности. Он сжал руку Пифани, и его кольцо, более широкое и массивное, как и подобает мужскому кольцу, совсем скрыло изящный подарок на тонком пальце девушки. Она стиснула зубы. Если бы она открыла рот, то он услышал бы мольбу остаться.
– Это тоже тебе. – Он сунул ей в руку маленький дамский револьвер.
– Зачем?
Его взгляд был напряжен и серьезен, как никогда.
– Чтобы покончить с собой, когда не будет другого выхода.
– Нет! Я никогда не смогу.
Йен взял ее за хрупкие плечи.
– Давай будем до конца честными друг с другом. Благодаря «Энигме» союзники имеют доступ ко всем переговорам стран Оси. Мы знаем об их намерениях до того, как они что-либо предпримут. Но разве это хоть в чем-то помогло?
– Нет, – согласилась она. Она никогда никому не рассказывала о том, что знала: британцы заранее предупреждали Сталина о готовящемся гитлеровском вторжении. Однако это не предотвратило нацистского броска на Россию.
– Нацисты не могут позволить, чтобы самый стратегически значимый порт Средиземноморья оставался в руках Великобритании. Не думай, что люфтваффе не обращает внимания на радиомаяки, торчащие по всему острову. Им отлично известно, что здесь развернут главный пункт прослушивания.
– Ты прав: они обязательно попытаются захватить остров. Но о нас позаботилась матушка-природа, – Пифани имела в виду обрывистые берега, делающие причаливание даже небольших судов слишком опасным. Немногочисленные песчаные пляжи были защищены скалами. Как убедились на собственном опыте в Дюнкерке англичане, высадка с моря часто бывает чревата неудачей. – Вот если они сбросят парашютистов...
– Это вряд ли, – покачал головой Йен. – Вблизи порта нет ни одного плоского участка. Клочки обрабатываемой земли ощетинились каменными изгородями. Их десантники просто поломают себе ноги.
– Тогда чего беспокоиться?
– Вполне возможно, они войдут прямо в Большую гавань. Ты считаешь, что береговая охрана и британские военно-воздушные силы смогут долго отбиваться?
– Мы пережили Сулеймана! – гордо парировала она. Островитяне частенько подбадривали себя воспоминаниями о Сулеймане Великолепном, который в свое время послал против Мальты целый флот. Несмотря на огромную силу Оттоманской империи, переживавшей тогда период расцвета, христиане не пали духом и выстояли.
– Когда это было? – осведомился он насмешливым тоном.
– В одна тысяча пятьсот шестьдесят пятом году. – «Дела давно минувших дней», – подумала она, косясь на свое серебряное кольцо. – Зачем же тогда это кольцо, раз ты считаешь, что немцы так или иначе все равно окажутся здесь и мне придется наложить на себя руки?
Он прижал ее к себе.
– Я вернусь, и мы нарожаем пятерых детишек. Но с револьвером на всякий случай не расставайся. Если немцы высадятся, ты станешь самой лакомой их добычей. Не позволяй им тебя схватить. Не забывай, как они поступили с участниками французского Сопротивления.
– Револьвер будет постоянно при мне, – пообещала Пифани.
Они провели вместе последние несколько часов, потребовавшиеся для разгрузки судов. Они любили друг друга в пустом бомбоубежище и строили планы на будущее. Ей очень хотелось зачать прямо сейчас, на всякий случай, но его привычка пользоваться презервативом вынудила ее смириться с реальностью: детей придется заводить после войны. Если вооб1це придется.
– Помни, Ас, – сказал ей Йен на прощание, – я обязательно вернусь.
Она сидела на каменном бастионе и провожала взглядом корабль, уносивший Йена из ее жизни. Со смесью радости и горечи вспоминала она его объятия, смех, ямочку на щеке, улыбку. Его поцелуи. Как она сможет часами просиживать в темных катакомбах с мыслью, что он больше не ждет ее на поверхности? Она знача, что в ее силах было удержать его. Но до того, как он появился в ее жизни, любовь была ей неведома. Теперь она слишком любила Йена, чтобы препятствовать ему на путях судьбы, даже если в этой судьбе не было места для нее.


Часть I
ДОБРЫХ ПОДСТЕРЕГАЕТ СМЕРТЬ
50 лет спустя 1991 г.



Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил

Разделы:
Пролог

Часть I

123456

Часть II

789101112131415

Часть III

161718192021222324

Часть IV

25262728

Ваши комментарии
к роману Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерил



все романы этого автора достойны. А этот роман явно немного выходит за рамки обычного любовного романа. Скорее, даже современная проза. Всем читать! Интересно!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерилeris
12.08.2011, 23.01





Несмотря на мелкие недочеты роман очень силен: 10/10!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилЯзвочка
12.12.2011, 21.42





Замечательный роман. Здесь есть все. Времени не жалею. Конечно, есть моменты явившиеся для меня не возможными. Но в жизни всякое возможно. Хочется встретить своего единственного и любимого, и с этой любовью пройти по жизни. Читайте, мечтайте, ждите и любите. С любовью преодолеть возможно все!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилТа самая
16.01.2013, 20.34





Прочитала с удовольствием! Советую почитать
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилЛюбаня
14.08.2014, 20.22





Достойная книга. По моему мнению все логично, не вызывает недоумения поступки героев. Думаю, что оставит след в моей душе. Жаль, что только сейчас открыла для себя этого автора. Пишет очень интересно, я ясно представляю себе ее героев и, не скрою, они мне симпатичны. Читать однозначно! !0
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилВасилиса
25.05.2015, 21.15





Очень интересный роман, не избитый сюжет, расстрогал меня до слез, что редко бывает. Очень рекомендую!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилСоня
26.06.2015, 21.11





Безусловно читать всем ,кто любит такое качественное чтиво!Захватило с первой до последней строчки!
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилЕва
30.06.2015, 23.41





Да, роман замечательный, действительно, серьезное чтиво. Чудесный литературный слог - заслуга не только автора, но и переводчика, спасибо за труд. Реалистичный сюжет с четко очерченным детективным уклоном, но без надуманностей и выворачивания мозгов - ровный и логичный. И конечно же любовь ГГ, причем, двух поколений - нежная, трепетная, преданная, НА ВСЕ ВРЕМЕНА. 10 баллов.
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилОльга
29.08.2015, 14.52





Очень хороший роман. Очень хорошо написан и переведенrnСоветую читать
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер Мерилинна
5.03.2016, 20.55





Очень сильный роман!!!Читаю уже 4 роман Сойер...Он так же хорош,как"Поцелуй в темноте".Любовная тема у Сойер перемешана с расследованием..Такой роман хорошо читать,когда прочел штук20лр,чтоб разбавитьчем-то не ординарным!!! Сейчас читкону что-,нибудь и Линды Ховард и затем вернусь к Сойер.Дамы,девочки,леди и просто красавицы-РЕКОМЕНДУЮ!!10/10
Не целуйтесь с незнакомцем - Сойер МерилТ.Ж.
11.03.2016, 20.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123456

Часть II

789101112131415

Часть III

161718192021222324

Часть IV

25262728

Rambler's Top100