Читать онлайн Любовь, соблазны и грехи, автора - Сойер Мерил, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.51 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Любовь, соблазны и грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

«Придумал бы что-нибудь пооригинальнее…» – Лорен так и подмывало сказать ему это, но ее остановило выражение искренней озадаченности у него на физиономии. Либо ему действительно кажется, что они где-то встречались, либо перед ней непревзойденный актер.
– Нет, мы незнакомы.
Он смотрел на нее очень пристально, но без тени мужского интереса, которым, как правило, бывает вызвано такое разглядывание.
– Я никогда не ошибаюсь. – Вместо того чтобы пожать ей руку, он сунул обе пятерни в карманы брюк.
Не зная, как реагировать на эту неожиданную грубость, Лорен стояла неподвижно и тоже его разглядывала. У Райана был, пожалуй, слишком длинный нос, чтобы он мог сойти за красавца, и притягательные зеленые глаза. Угловатые черты подчеркивал сильный загар. Темно-каштановые волосы были чуть длиннее, чем требовала мода, и блестели, как норковый мех.
– Что вы думаете о выставке? – спросила она, чтобы заполнить неловкую паузу.
– Халтура!
Лорен не ожидала такой безапелляционной оценки, и ей потребовалось усилие, чтобы продолжить улыбаться. Райан, наоборот, хмурился, хотя из приличия мог бы тоже улыбнуться. Каков нахал!
– Вот и ваш джин, Райан, – сказала подоспевшая Виола. Рядом с Виолой стоял Финли Тиббеттс, которого явно тянуло к Лорен, как пчелу на мед. Скользя по ней своими синими глазами, он принялся разглагольствовать о последних тенденциях в живописи. Лорен молилась, чтобы Райан не повторил при Финли свою оценку картины Клайва.
– Не смогла отказать себе в удовольствии приобрести Холкомба! – Мутси устремилась к ним; ее голос был слышен, наверное, на противоположном берегу Темзы.
Финли уже успел представить Лорен наследницу процветающей торговой компании. Мутси меньше всего походила на коллекционера современного искусства, но Лорен уже много лет назад усвоила, до чего обманчива бывает внешность.
– Это и есть моя покупка! – Гордая Мутси указала на гигантский холст, перед которым все они стояли. – Разве не прелесть?
К кучке своих почитателей присоединился невесть откуда взявшийся улыбающийся Клайв. Пока Мутси восторженно хихикала, а остальные отпускали вежливые реплики, Райан наклонился к уху Лорен так низко, что, казалось, вот-вот укусит ее за мочку.
– Редкая дрянь!
– Объясните нам, пожалуйста, что означает это полотно, – попросил Клайва Финли, не сводя глаз с Лорен. Табличка на стене гласила: «Спуск в чистилище», но Лорен сомневалась, что кто-нибудь в силах прочесть название. Она говорила Виоле, что таблички слишком малы, а надписи на них слишком стилизованы. В следующий раз придется взять это на себя: таблички она сделает крупнее, а надписи выполнит простыми заглавными буквами.
– Это Феникс, возносящийся над прахом своей души! – торжественно провозгласил Клайв, ткнув пальцем в двухдюймовый комок краски в нижнем углу своего творения. Потом палец переехал на серые и грязно-зеленые мазки в центре. – А это – вечный поиск любви и недостижимого идеала…
– А я думал, что идеалы уже найдены и изображены на картине, – прошептал Райан на ухо Лорен.
Она делала вид, что не слышит его издевательских ремарок, надеясь, что его шепот не долетает до слуха остальных. Впрочем, все равно нетрудно было представить себе разгромную статью Финли, ставящую жирный крест на творчестве Клайва и на репутации галереи.
– Понимаю, – важно промолвил Финли, продолжая близоруко изучать сгустки краски. – Трансцендентное возрождение души, утверждение жизни…
Все, кроме Райана и Лорен, с готовностью закивали. Клайв торжествующе ткнул пальцем в ядовито-зеленое пятно, усеянное серыми брызгами.
– А вот и кульминация: возрождение духа!
– Зачем тогда было называть эту мазню «Спуском в чистилище?» – спросил Райан тихо, чтобы его расслышала одна Лорен.
Следовало поскорее увести их от картины, пока никто больше не прочитал табличку и не услышал Райана.
– Кто-нибудь будет на нашем ужине? – спросила Лорен.
Виола пригласила некоторых из присутствующих поужинать после выставки. Она считала, что показать избранным жилище Лорен – наилучший способ продемонстрировать, что у хозяйки галереи водятся деньги, и немалые. Ей очень хотелось, чтобы в Англии ее по-прежнему считали состоятельной вдовой.
– Я бы с радостью, но, получив приглашение, неверно рассчитал время и решил, что не получится, – сказал Финли, улыбаясь Лорен. – Я ответил отказом, о чем теперь сожалею.
– Что вы, и не думайте! – воскликнула Лорен, соображая про себя, уместится ли у стола еще один стул. – Вы окажете нам честь!
– Не забудьте пригласить и Мутси, – вставил Клайв.
– Конечно! – Лорен лучезарно улыбалась, хотя не представляла, где рассадит всех своих гостей: ведь Виола задумала официальный ужин с семью переменами блюд, и каждое место было отмечено именной карточкой. – Жду всех, как только закрою галерею.
Райан отстал от группы и задержал Лорен.
– Только не вздумайте утверждать, что вам нравится эта чепуха, – усмехнулся он.
– Вы же видели, даже Финли признал, что это незаурядная живопись! – отбивалась Лорен.
– Для Тиббеттса что содержимое собственных штанов, что Сальвадор Дали – все едино. Как, впрочем, и для Холкомба.
Лорен зажмурилась и потрясла головой. Оценка, при всей ее грубости, была безошибочной.
– Между прочим, – продолжал Райан, – дело не исчерпывается тем, что Холкомб не помнит названий своих картин. Вы заметили, что сама картина висит вверх ногами?
– Не говорите ерунду!
Вместо ответа Райан указал на левый верхний угол картины: там при некотором усилии можно было разглядеть размашистую роспись Клайва Холкомба – увы, действительно вверх ногами…


Виола провожала гостей, отъезжавших по одному от здания галереи. «Бентли» с шофером увез Мутси и вызвавшегося ее проводить Клайва на Беркли-сквер. Теперь можно было надеяться, что Мутси скупит самые неудачные картины из всей акриловой серии.
Виоле пришлось дожидаться своего «Ягуара», и она плотнее запахнула шиншилловое манто, спасаясь от моросящего дождика. Лорен задерживалась в галерее, и Виола решила сама съездить в ее квартиру, чтобы предупредить Кристиана Делтеля – шеф-повара из шикарного ресторана «Арлекин», – что гостей будет больше, чем предполагалось. Впрочем, еды, как и полагается, было заготовлено на десять процентов больше необходимого, и Виола не предвидела проблем.
– Очень опрометчиво! – раздался вдруг у нее за спиной низкий мужской голос. – Если прождете еще несколько минут машину – испортите мех. Давайте я вас подвезу. Я припарковал машину на противоположной стороне улицы.
Виола обернулась и увидела зеленые глаза Райана Уэсткотта.
– Большое спасибо.
Впрочем, это любезное предложение не вызвало у нее особого энтузиазма: она не знала, о чем с ним говорить. Райан, конечно, обладал неоспоримой мужской привлекательностью – его воинственный взгляд многие женщины считали неотразимым. Однако Виоле Райан всегда казался слишком прямолинейным, непредсказуемым, необузданным…
– А вам идут длинные волосы, – заявил он с обворожительной улыбкой, и Виола впервые поняла, что имеют в виду женщины, которые называют его ходячим соблазном. А почувствовав запах его лосьона после бритья, она подумала, что Райан, возможно, не такая уж деревенщина…
– Мужчинам нравятся длинные волосы, нравится представлять их рассыпанными по подушке… – продолжал он. – Коротких волос у женщин мы не любим: некуда запускать пальцы.
Виола не сочла возможным откликнуться на это излишне смелое замечание. В последние годы ей почему-то всегда попадались мужчины вроде Клайва, и она всякий раз брала на себя активную роль. Перед Райаном же Виола терялась, не знала, что ему нужно, но догадывалась, что ей с ним не справиться. Ведь она не справлялась даже с Клайвом.
– Я читал, что арендная плата за недвижимость в районе Беркли-сквер сравнялась с Сити. Вы не боитесь, что «Рависсан» от этого пострадает? Помещение снято надолго?
– Нам ничто не угрожает, – беззаботно ответила Виола, радуясь, что он сменил тему.
Конечно, ответ был лживый, и Райану Уэсткотту хватило ума, чтобы ей не поверить.
На всех улицах, прилегающих к Беркли-сквер, стоял стон, и «Рависсан», расположенный в нескольких футах от площади, не составлял исключения. Через год, когда истечет срок действующего арендного договора, владелец дома обязательно поднимет цену. Если к тому времени «Рависсан» не начнет приносить солидный доход, о возобновлении аренды нечего будет и мечтать.
– Вот и пришли, – сказал Райан, останавливаясь рядом со своей машиной и доставая из кармана ключи.
Виола выглянула из-под зонта и с трудом удержалась, чтобы не ахнуть. Минуту назад ей показались странными его слова о том, что он припарковался на противоположной стороне, но теперь она поняла, что Райан просто не мог найти место. На этот крошечный участок никто бы не рискнул втиснуться, а он запросто поставил свой черный, как ночь, спортивный «Астон-Мартин» бампер к бамперу с сияющим «Роллс-Ройсом».
Прежде чем вставить ключ в дверной замок, Райан подождал, когда погаснет зеленый огонек на приборной панели. Потом, постучав согнутым пальцем по стеклу, сказал:
– Полезай назад, Игги.
Маленькая, но упитанная собачонка с бурой шерстью, скорее всего беспородная, послушно удалилась на заднее сиденье.
Виола отдала Райану зонт и уселась в низкое кресло.
Ее восхитили шикарная внутренняя отделка машины и место водителя, больше похожее на кресло космонавта. Она решила, что эта машина, которая явно стоит подороже «Бентли» или «Роллс-Ройса», принадлежит не Райану, а его хозяину, Ти Джи Гриффиту.
Почувствовав, что собачка тычется мордой в ее локоны, Виола повернулась, чтобы ее приласкать, и неожиданно услышала хрюканье.
– Господи, да это поросенок!
Когда Райан отпер свою дверцу, загадочное животное уже успело перебраться на колени к Виоле, где устроило настоящий восторженный концерт.
– Перестань, Игги. Не безобразничай. – Райан уселся за руль и погладил свою любимицу. – Познакомься: Виола Лейтон. – Свинка коротко хрюкнула, как будто понимала человеческую речь. – Не бойтесь, Виола, Игги не кусается. – Он включил в машине свет. – Хотите ее погладить?
Виола неуверенно провела пальцами по голове животного. При свете она поняла, что ей на колени забралась все-таки не обычная вульгарная свинья. Рыльце у Игги было гораздо короче, хвостик не закручивался, кожа под шерсткой была не розовой, а коричневой, сама же шерстка – длинной и совсем как шиншилловый мех на Виоле. Размером Игги была с маленькую собачку комнатной породы.
– Она еще подрастет?
– Нет, Игги уже взрослая. Это миниатюрная декоративная порода, родом из Китая.
– А вы не боитесь, что она сжует в вашей шикарной машине обивку? И вообще все попортит…
– Нет, Игги воспитанная и очень аккуратная, для туалета у нее специальный ящик. Мы с ней даже вместе спим. – Он щелкнул пальцами, указал на место сзади, и Игги беспрекословно повиновалась.
Виола попыталась представить себе роскошную блондинку – о Райане говорили, что подобные женщины всегда липнут к нему, – в сочетании с Игги. Видимо, молва не ошибается: у Райана Уэсткотта действительно не все дома.
– Почему она так усердно меня нюхает? – спросила Виола, не выдержав назойливого любопытства этого потешного существа.
– Интересуется вашим манто. Считает, наверное, что на него пошла целая ферма ее родственников. А может быть, ищет шоколадку. Она к ним неравнодушна.
Райан включил зажигание, и мотор нетерпеливо взревел. Виола не могла не усмехнуться, когда машина молниеносно катапультировалась из узкого пространства между двумя дорожными мастодонтами. Будь те одушевленными существами, их заела бы зависть. Скорость была такой сумасшедшей, что Виола зажмурилась и зашептала молитву. Игги, наоборот, приветствовала лихачество хозяина довольным визгом.
В один из кратких промежутков между поминаниями Святой Девы Виола все же сумела назвать Райану адрес Лорен на Гросвенор-сквер. Уже спустя несколько минут, пронесшись по залитым дождем улицам, машина замерла в указанном месте, оглушив всех вокруг визгом антиблокировочных тормозов.
– А для меня на вашем званом ужине найдется местечко? – спросил Райан, поглаживая Игги, которая устроила свое короткое рыльце у него на плече.
– Конечно! – Виола знала, что появление Райана произведет сенсацию: он редко бывал на публике с тех пор, как Гриффит едва не погиб от взрыва бомбы.
– Я съезжу с Игги к американскому посольству, чтобы она испачкала им тротуар, и тут же назад, – сказал Райан, проводив Виолу к подъезду.


– Молодчина! – похвалил Райан Игги, которая переместилась на сиденье рядом с ним, и потрепал ее по голове. – Хорошо себя вела.
Игги тихо хрюкнула, не сводя с хозяина кротких карих глазок. Райан включил радио и под звуки тяжелого рока помчался к белеющему неподалеку бетонному кубу американского посольства. Там он поискал глазами полицейских, охраняющих здание, но никого не нашел: видимо, они находились с противоположной стороны фасада. Тогда он приоткрыл дверцу машины.
– Вперед, Игги. Угости янки кусочком Холкомба!
Пока Игги карабкалась по серым каменным ступеням, Райан размышлял о Лорен Уинтроп – любительнице изящных искусств и обладательнице классических черт лица. Не соответствовали классическому стандарту разве что ее губы – слишком полные и чувственные. Такие губы будят в мужчинах фантазию – во всяком случае, у него самого фантазия разыгралась не на шутку. Он был готов поклясться, что встречал ее раньше. Вот только где?
Из-за угла вышли двое охранников. Райан распахнул дверцу машины пошире, свистнул, и лохматая свинка, выдыхая на бегу облачка пара, поспешно вернулась в салон. Райан потянулся за полотенцем, но едва он успел набросить его на Игги, как зазвенел телефон.
– Алло?
– Я думал, вы проведете вечер в «Крокфордз», – сказал Питер Стирлинг.
– Что-то мне сегодня не хочется играть. – Этим объяснение ограничилось. Райан знал, что британская разведка неусыпно следит за ним, и любил подбросить ей проблем. – Что новенького у Барзана?
– Он отправил в Лондон своего человека. Будьте настороже: удар по Гриффиту может быть нанесен в любой момент.
Райан прижал телефон к уху плечом, чтобы как следует вытереть свою любимицу.
– Как его зовут? Приметы?
– Нам о нем ровно ничего не известно.
– Вот бездельники! У израильтян уже были бы его фотографии, а Ми-5, как всегда, не торопится! Целых три года мы готовимся взять след Барзана, как только он сделает следующий ход, и что я от вас слышу? Что его человек прибыл наконец в Англию… Как мне прикажете поступить? Устроить прием и пригласить все население островов?
– Организация Барзана абсолютно непроницаема. И все-таки нам удалось внедрить в нее своего агента – к сожалению, не на стратегическом участке, но лучше хоть так, чем совсем ничего. Теперь вам придется удвоить бдительность: Барзан наверняка попытается добраться до Гриффита через вас. Другого способа у него все равно нет.
– Это точно!
Скрипнув зубами, Райан швырнул полотенце на заднее сиденье. Ему совершенно не улыбалась роль приманки – он никогда не считал себя «рыцарем плаща и шпаги». Если бы он не был многим обязан Гриффиту, то сбежал бы сразу после взрыва. Любой здравомыслящий человек на его месте так бы и поступил.
– Теперь будете выходить на связь с нами дважды в день и сообщать обо всем необычном. Главное – вести себя естественно… – Питер помялся, так как с трудом, представлял, какое поведение считает естественным Райан Уэсткотт. – Они не должны догадаться, что у вас возникли подозрения. Пока не заметили ничего необычного?
Немного подумав, Райан решил не рисковать:
– Сегодня я встретил женщину, которую определенно видел раньше. Вот только не припомню, хоть убейте, где и когда.
– Вот как? – Стирлинг помолчал, и Райан слышал, как он пыхтит трубкой, обдумывая услышанное. – Как ее зовут? Посмотрим, нет ли на нее чего-нибудь в компьютере.
– Лорен Уинтроп, – ответил Райан, уже ругая себя за то, что проявляет к Лорен излишнее любопытство. Ведь зачем он напросился на этот чертов ужин? Чтобы слушать бредни Тиббеттса о современном искусстве? Нет, только не это! Уж признайся самому себе, дружище: она тебя заинтересовала.
– Есть, но немного, – снова раздался голос Стирлинга. – Голубоглазая блондинка. Бегло говорит по-японски и по-французски. Отец – американец, служил дипломатом, умер двадцать два года назад. Мать – англичанка, вторично вышла замуж за Руперта Армстронга.
– Вот оно что, черт побери! Недаром мне показалось, что мы знакомы! – Райан победно захохотал, и Игги со страху полезла к нему под пиджак. – Лорен – вылитая мамаша, Каролина Армстронг.
Разумеется, Лорен была моложе, но сходство все равно бросалось в глаза. А не узнал он ее, очевидно, из-за прически: Лорен забирала волосы в тугой узел на затылке, Каролина же предпочитала классическую длинную стрижку «под пажа».
– При чем тут Каролина Армстронг?
– Ти Джи когда-то был от нее без ума. – Райан не стал уточнять, что Каролина морочила Гриффиту голову и не собиралась уходить от Руперта Армстронга. Фигурировать в «Справочнике дворянства» вместе с другими бездельницами было для нее важнее, чем любовь такого человека, как Ти Джи Гриффит, самостоятельно выбившийся в люди… Одним словом, стерва. Но Ти Джи ни к кому не был так привязан, как к ней.
– Интересно… Странно, что мы об этом ничего не знаем.
– Об их связи было известно только мне.
– Вы уверены? – недоверчиво спросил Стерлинг.
– Совершенно. Каролина не стала бы об этом болтать. Для нее не было ничего страшнее, чем потерять Армстронга.
– Вы с Ти Джи никогда не встречали Лорен в Марракеше?
– Никогда. Каролина Армстронг даже ничего не говорила о своих детях. Я всегда полагал, что с ними какие-то проблемы – наркотики или что-нибудь в этом роде. Когда мы с Ти Джи познакомились с Армстронгами, детей в Марракеше уже не было.
– Любопытно… – протянул Стирлинг, пыхтя трубкой.
– Что еще есть в компьютере про Уинтроп? – спросил Райан, удивляясь, почему она вызывает у него такой интерес.
– Она изучала живопись в Сорбонне. Сейчас копнем поглубже…
Райан терпеливо ждал. Он не знал, имеет ли Ми-5 доступ к банкам данных Интерпола и ЦРУ, но спрашивать не стал. Сотрудничая с британской разведкой по делу Барзана, он все равно оставался для нее чужим. Ми-5 всегда доводила до его сведения только строгий минимум информации, и это не могло не раздражать Райана, привыкшего к главным ролям.
– Сущие крохи, – послышалось в трубке. – Родилась в Лондоне, но жила в Японии, пока не умер отец. Вернувшись сюда, Каролина снова вышла замуж и переехала с детьми в Марракеш, где у Армстронга экспортный бизнес. А вот это странно: Лорен в отличие от большинства детей из состоятельных семей не посылали учиться в Англию или Швейцарию. Она посещала французскую школу в Марракеше, а потом… Еще одна странность: так и не доучилась!
– Как же она оказалась в Сорбонне?
– Наверное очень хорошо сдала вступительные экзамены. В этом случае можно обойтись и без свидетельства о среднем образовании… Ого! В двадцать три года она вышла за Осгуда Уинтропа, которому было тогда семьдесят лет!
– Денежный мешок?
– Как будто нет… Пара скромно жила в Париже, содержала небольшую галерею, где экспонировались акварели. Муж умер, почти ничего ей не оставив. Она переехала в Нью-Йорк, поселилась у женатого брата. Когда жена брата умерла от рака, он заболел, и Лорен пришлось содержать его, работая в ночном клубе для богатых японских бизнесменов.
– Почему же она бросила эту работу? У нее появились деньги?
– Похоже, муж перед смертью сделал вложение в недвижимость в Майами. Очевидно, это вложение в какой-то момент стало приносить большие дивиденды. На них Лорен смогла переехать сюда и принять участие в деятельности галереи.
– Понятно, – невесело сказал Райан и отключил телефон.
«Видимо, искусство для нее – всего лишь возможность вращаться в свете, – думал он, глядя в мокрую темень. – Где, как не в этом кругу, нащупать выгодного жениха? Дочка определенно пошла в мамашу…»


Когда Райан припарковал машину и поднялся к Лорен, вечеринка уже была в самом разгаре. В холле пентхауса Райан обратил внимание на мраморный пол и позолоченные кресла в стиле регентства. В том же французском стиле была выдержана и остальная квартира. Райан знал, что этот стиль принято связывать с Людовиком, только не мог припомнить, с которым. Недаром хозяйка этих хором много лет прожила во Франции.
Отвечая кивками на приветствия, он протиснулся к бару и заказал свой излюбленный двойной джин «Будлз» со льдом, а потом побрел по холлу в сторону роскошной гостиной, где хлопотали официантки в белых передниках. Его внимание привлекли два высоких зеркала в испанском стиле в восьмиугольных рамах с барочными хрустальными украшениями. Судя по всему, Лорен пошла в мать и в этом: без счета швыряла деньги на ветер.
Потягивая джин, Райан заглянул в библиотеку, где тоже трудилась прислуга, расставляя перед огромным диваном удобные кресла. Над резной каминной доской, украшенной купидонами, посылающими друг другу воздушные поцелуи, висело другое старинное зеркало.
Пока что он не заметил во всех этих роскошных апартаментах ни одной картины. Удивительно, ведь здесь обитает сотрудница художественной галереи! У него сложилось странное впечатление о ее вкусе: откуда такой пиетет по отношению к гильотинированным неудачникам и художественному наследию их эпохи?
Коридор тоже был увешан зеркалами, напоминая Версаль. Дверь в одну из спален оказалась приоткрытой, и оттуда до Райана донесся голос, который нельзя было спутать ни с одним другим. Принадлежал он Мутси Маккалистер.
– Скорее, скорее! – стонала она.
Сцена за дверью отразилась в одном из зеркал, и Райан не мог не признать, что они развешаны очень кстати… Ядовито-зеленая юбка Мутси была задрана на уровень колоссальных грудей, колготки, наоборот, находились в районе лодыжек. Райан узрел черные курчавые заросли в месте стыка слоноподобных ляжек – и неутомимую артистическую руку Клайва Холкомба. Как выяснилось, его вкус по женской части был не менее ущербен, чем его живопись…
Райан зажал двум пальцами нос и пропищал противным голоском:
– Ужинать подано!
Довольный своей невинной шалостью, он двинулся дальше по коридору и через двойную дверь проник в спальню, принадлежавшую, как видно, самой Лорен. Хрустальная люстра озаряла бескрайнюю завесу синего шелка, скрывающую окна, и огромную кровать – пережиток эпохи Террора. На стене, обитой шелком, тоже сверкало зеркало. Не иначе дамочка склонна к самолюбованию…
Райан не отказал себе в удовольствии заглянуть в ванную, облицованную мрамором и увеличенную зеркалами до бесконечности. По соседству находилась гардеробная. Здесь зеркало занимало уже всю стену, от пола до потолка, и было подсвечено скрытыми светильниками. Райан приоткрыл дверцу бездонного платяного шкафа. Одежда была рассортирована по цветам и в большинстве сохранила ценники. Единственным предметом, которым, судя по всему, пользовались, была фиолетовая ночная рубашка с ярлычком «Янкиз».
На обратном пути Райан чуть не пропустил обитую шелком дверь, ведущую на крышу, в оранжерею. Он осторожно приоткрыл ее и, оказавшись в темноте, долго шарил рукой по стене, пока не нащупал выключатель.


Лорен сидела на диване с тарелкой на коленях, внимая монологу Финли Тиббеттса о первобытных мотивах в современном искусстве. Мутси и Клайв о чем-то шептались в углу гостиной. Виола беседовала с репортером из «Гэллериз», но то и дело бросала взгляд на Клайва. Ее голос и улыбка казались сейчас нестерпимо фальшивыми.
– Пойду припудрю нос, – объявила Мутси всем присутствующим и устремилась к двери, зажав под мышкой золотую сумочку от Юдит Лейбер.
«Кому какое дело, куда она идет? – подумала Лорен, провожая ее взглядом. – Лучше бы Мутси занялась не своим, все равно безнадежным носом, а безобразно перекрученными колготками».
Встретившись глазами с Райаном Уэсткоттом, Лорен тут же отвернулась, однако успела заметить, что к нему подошла какая-то незнакомая брюнетка. Райан под руку с брюнеткой покинул гостиную, и Лорен облегченно перевела дух: он весь вечер посматривал на нее, не скрывая неприязни. Лорен не могла понять, чем вызвана эта неприязнь, и расстраивалась, что не угодила одному из немногих людей, способных помочь ей возродить «Рависсан»…
Немного погодя, направившись к буфету за десертом для Финли, Лорен опять столкнулась с Райаном.
– Вы не хотели бы пойти взглянуть на Мутси и ее «тутси»? – спросил он тихо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил

Разделы:
В зените дня123468910111213Полночь141516171819202122232425262728Рассвет29

Ваши комментарии
к роману Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил



Забросила все дела дома и читала читала читала. ООООООчень понравился роман
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилМаруся
15.11.2012, 17.25





Классный. Не оторваться. Любовь. Богема, криминал- кому это нравиться, читайте с удовольствием
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилStefa
10.12.2013, 15.23





инересно!
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мериланна
13.12.2013, 13.17





Прочитала за один день, очень увлекательный, как и все романы этого автора.rnЗахватывающий сюжет, интриги и конечно же любовь главных героев.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилЮлия
8.07.2014, 15.23





Роман может и хороший, но меня ужасно бесит схожесть героев романов автора. Обязательная любовь к пицце с анчоусами, покалеченный питомец героя, сексуально озабоченная богатая подруга, и вообще куча извращений, включая инцест, больные мамаши и.пр.. Все, надоело, пойду к Сандре Браун, в ее романах более 400 мб побольше фантазии.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилНатали
26.09.2014, 23.11





Роман, несомненно, интересный. Держал в напряжении до последнего, но концовка какая-то скомканная. После плавного, в нескольких местах даже затянутого повествования - стремительная навороченная концовка.9баллов.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерилольга
23.09.2015, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100