Читать онлайн Любовь, соблазны и грехи, автора - Сойер Мерил, Раздел - 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.51 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Любовь, соблазны и грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

26

– Я разберусь с этим негодяем! Он от меня так легко не отделается.
– Пожалуйста, Лорен, не надо! Будет только хуже… – Виола оглянулась на Игоря, который беседовал с Самантой Фоли.
– Но Финли дал мне слово не публиковать ничего об Игоре до открытия выставки! – Лорен посмотрела на часы. До открытия оставалось двадцать минут. – Ладно, потом. Последи за Игорем, а я пока займусь освещением.
В пятый раз за вечер Лорен проверила свет, потом обошла главный зал и заглянула в тот, что поменьше. Она по-прежнему не сомневалась, что Игоря ждет слава и никакие журналисты не смогут этому помешать.
В центре малого зала стояла статуэтка Саманты. Подвесные светильники подчеркивали прозрачность фарфора, изящество формы, нежность красок.
– Мне очень нравится мистер Макаров, – сказала Саманта, приблизившись к Лорен.
Она выглядела совершенно счастливой, ее невозможно было узнать. Лорен сама возила ее к Бейзилу, и тот очень ловко изменил ей прическу. В «Хэрродз» Саманте купили персиковое платье, которое весьма эффективно подчеркивало ее грудь. Правда, в этом платье Саманта казалась старше, но Лорен решила, что это не страшно.
– Никогда не видела картины красивее «Настоящей любви»! Почему бы ему ее не продать?
– Наверное, она ему слишком дорога. – Лорен наблюдала за Игорем, который не спускал с Виолы влюбленных глаз. На Виоле было экстравагантное платье из изумрудной органзы, темно-зеленые жемчужины в ушах очень шли к ее темно-рыжим волосам. Лорен заметила, что даже проницательная Саманта не узнала в героине «Любви» Виолу; очевидно, причиной была близкая к импрессионизму манера художника.
– Встань рядом со своим «Совершенством» и встречай гостей. Помни, что я тебе говорила. Следи за журналистами из «Аполло» и «Коннуассер», я буду к тебе заглядывать.
Оставив Саманту на посту, Лорен вернулась в главный зал, где уже появились первые гости. Среди них находился Дэвид Маркус. Увидев его, Лорен быстро сбежала вниз, чтобы не сталкиваться с ассистентом Барзана: он так и не получил от нее копию контракта с Игорем, и встреча с ним обязательно переросла бы в ссору.
Внизу творились чудеса. Опытные официанты превращали твердые круги сыра в фигурки зверей и обкладывали их причудливыми ледяными композициями. Салли Кларк превзошла саму себя: даже скудное сырное меню она умудрилась сделать разнообразным. Оставался, правда, вопрос, как наверху будет воспринята водка «Танкерей», хотя в баре можно было найти любое дополнение к «огненной воде» – от простых оливок до сока гуавы.
Поднимаясь по лестнице, Лорен увидела Райана Уэсткотта и переждала, пока он войдет в зал. Сердце ускоренно забилось, вернулась горечь, которую она испытывала всю минувшую неделю… Меньше всего ей сейчас хотелось говорить с ним.
На Райане была спортивная куртка и рубашка с расстегнутым воротом – видимо, одевшись таким образом, он хотел поддержать Игоря. Тот, последовав совету доктора Дигсби, сам выбрал себе одежду для этого торжественного случая. Вместо традиционного смокинга – униформы большинства гостей-мужчин – он надел просторную серую рубашку с загнутыми манжетами и черные мешковатые брюки. На руке красовались часы с изображением Бэтмена на подсвеченном циферблате. Игорь хорошо выглядел и, главное, вел себя естественно.
Лорен молилась об успехе: на долю Игоря уже выпало достаточно страданий.


– Дерьмо!
Питер Стирлинг отшвырнул свежий номер «Панча». Если так пойдет дальше, он уже к утру превратится в такого же сквернослова, как Райан Уэсткотт. Ему надоели связанные с расследованием неприятные неожиданности.
На прошлой неделе Джулия Хартли совсем было приготовилась залезть в компьютер Маркуса, как вдруг секретарша Барзана заболела, и Джулии пришлось ее заменить. Теперь она курсировала с ним по всему Манхэттену, даром теряя время.
А теперь – звонок агента. Дэвид Маркус задержался в Швейцарии дольше, чем предполагал, только этим вечером прилетел из Цюриха и вместо отеля «Браунз» отправился в «Савой». Вся надежда была на то, чтобы успеть организовать там наблюдательный пост, пока Маркус будет присутствовать на открытии выставки в «Рависсане».
Единственная удача, украсившая прошедшую неделю, была связана с Рупертом Армстронгом. Его экспортный бизнес приносил гораздо больше прибыли, чем можно было ожидать, учитывая характер товара. Сколько можно сбыть в Англии берберских ковров? Было решено подвергнуть следующую партию тщательной проверке.


Райан допил водку со льдом и поморщился. Все-таки водке далеко до джина! Где же Лорен? Не видя ее, он злился, разглядывая почетных гостей, которых уже было немало. Его внимание привлекла Линда де Руле – наследница состояния Пейсонов. Это она продала «Проворного кролика» Пикассо за сорок семь миллионов долларов. Теперь у нее есть средства на приобретение одного-двух шедевров Игоря Макарова…
Итак, народу много, но захотят ли они раскошелиться?
Финли Тиббеттс, сам того не желая, сделал Игорю отличную рекламу – представителей прессы сбежалось больше, чем было стаканчиков для водки на подносах. Художественные журналы, иностранные газеты, корреспондент «Тайм-аут» – арбитр современных тенденций в искусстве… Все притащили с собой фотографов. Здесь же кишели телерепортеры с видеокамерами. Все было готово, дело оставалось за малым – за почином.
Наконец в зале появилась Лорен – она помогала компаньонке леди Фионы Фарнсуорт вкатить в зал кресло. Райана поразил цвет ее открытого платья без рукавов, с завязками на спине. Бледно-лавандовая ткань туго облегала соблазнительные формы, подчеркивая стройность талии и длину ног. Откинув со лба прядь волос, Лорен засмеялась, сверкнув голубыми глазами. На мгновение их взгляды встретились, и Райан поспешно отвернулся.
К нему бросилась Виола:
– Никто ничего не покупает!
– Я думаю, паниковать рано: еще только четверть десятого. В любом случае мы сделали все, что могли.
После появления разгромной статьи Финли они изо всех сил старались предотвратить катастрофу, обзвонив всех, кому уже отправили приглашения с вензелями.
– Игорь относится ко всему этому с поразительные легкомыслием. Знаете, что он сказал? – Райан покачал головой. – Что зеку терять нечего!
Он снова заметил уголком глаза Лорен. Она беседовала с Джеффри Арчером. Не беседа, а настоящий флирт!
– Что такое зек? – спросила Виола.
– Заключенный. Игорь прошел через ад, поэтому такие мелочи не могут выбить его из колеи.
– Господи, мне так хочется, чтобы его признали! Он это заслужил. – Виола помахала рукой новому гостю. – А вот и Бейзил.
К ним протиснулся коротышка в белых ковбойских сапогах на высоких каблуках и белоснежных замшевых джинсах. Рубашка на нем была тоже белая, ее украшал галстук-шнурок с бирюзовым зажимом размером с кулак. Волосы у него торчали дыбом, как после хорошего удара током.
Виола представила Бейзила Райану, но тот не сводил взгляда с Лорен. Она стояла у двери, приветствуя леди Антонию Фрейзер и Гарольда Пинтера – известного писателя, который недавно выстроил отель на острове Сен-Люсия. Райану не нравились пьесы Пинтера, он не читал его исторических романов, но с радостью расцеловал бы его в благодарность за покупку хотя бы одной картины…
– Как вам нравятся мои сапоги? – спросил вдруг Бейзил.
Райан вздрогнул от неожиданности: он уже успел забыть про экзотического стилиста.
– Белый аллигатор – редчайший вид! – заявил Бейзил. – Живет исключительно в реке Лимпопо.
– Сапожки – загляденье, только как быть с вымиранием вида? «Тот еще тип! – подумал Райан. – Откуда у него такая уйма денег? Неужели можно заработать состояние мытьем голов?»
Бейзил разъезжал на антикварном «Бугатти» и недавно приобрел пентхаус на Палас-Грин – в безумно дорогом жилом комплексе неподалеку от Грейберн-Мэнор. Пентхаусы стоили там по четыре миллиона фунтов! Не многовато ли для «голубого» чесальщика волос? Потом Райан вспомнил, что Бейзил выпускает целую гамму средств для волос под собирательным названием «Чудеса». Почему-то в памяти всплыл идиотский корсет «Веселая вдова»… Женщины тратят уйму денег на совершенно бесполезные покупки! Торговать шампунями наверняка гораздо выгоднее, чем держать художественную галерею.
Проводив в зал лорда и леди Гленконнер, Виола обнаружила, что леди Фиона мертвой хваткой вцепилась в Игоря, зажав его в угол. Галерея была почти полна. Виоле было очень приятно, что на ее зов откликнулись почти все бывшие клиенты Арчера. Такого она не ожидала. Если бы они еще начали покупать картины…
– Познакомьте нас с художником, – попросил Колин Теннант, лорд Гленконнер. Виоле пришлось подойти к Игорю, которого продолжала пытать леди Фиона.
– Вы поите своих гостей водкой? – немедленно вцепилась в нее леди Фиона. – По-моему, это дурной вкус! Я пью исключительно херес.
– Попробуйте «Си бриз», – предложил Игорь, Виола почувствовала, что он все-таки волнуется.
– Никогда о таком не слыхала, – отрезала старуха. Того, о чем не слыхала леди Фиона, не существовало в природе. Впрочем, на Игоря она взирала с благосклонной улыбкой и даже кокетливо трепетала накладными ресницами.
– Вам понравится, – пообещал ей Игорь. Виола представила ему Теннантов, но леди Фиона продолжала болтать без умолку, не давая никому вставить слова. На этот раз она заговорила о том, что убийство Троцкого сделало судьбу России еще более тяжелой.
Теннанты явно скучали, вокруг расхаживали другие гости, ждущие своей очереди быть представленными художнику, и Виола ломала голову, как избавиться от старой склочницы. На помощь пришел Райан.
– Позвольте, я покажу вам работы Игоря, Фифи, – любезно предложил он и, предоставив компаньонке отдых, сам покатил протестующую леди Фиону прочь.
Виола быстро представила Игоря сразу нескольким гостям и отошла: Игорь не нуждался в мелочной опеке. Галерея быстро заполнялась. Виола сновала в толпе, стараясь не столкнуться с леди Фионой. Впрочем, она заметила, что старуха выпила коктейль и попросила повторения.
Лорен встречала гостей у входа. Ее радовал такой большой наплыв, но огорчало их нежелание покупать картины. Гости расхаживали по выставке, усиленно потребляя крепкие коктейли, но покупок пока не совершали…
Тревога Лорен росла, зато Игорь как ни в чем не бывало смеялся и шутил. К нему явно влекло женщин – об этом говорили их восхищенные взгляды, устремленные на него. Впрочем, этого следовало ожидать: от него веяло силой и примитивным животным магнетизмом, на который так падки женщины.
Слуга дотронулся до ее плеча: она просила предупредить ее, как только появится «Роллс-Ройс» Финли. Когда Паймертон, водитель Финли, распахнул дверцу, Лорен уже стояла возле машины.
– Вы можете не выходить, мистер Тиббеттс. Вы не приглашены в нашу галерею.
– Не понимаю вашу позицию, Лорен, совершенно не понимаю! Я высказал свое мнение – что в этом дурного? Пресса свободна информировать публику обо всем, не оглядываясь на…
– Ваш поступок – измена журналистской этике, и вы сами это отлично знаете. Игорь – не уголовник: он был осужден за свою политическую позицию, как Солженицын и Сахаров. – Она перевела дух, борясь с желанием отвесить ему пощечину. – Но главное, вы солгали мне. Вы дали слово не печатать статью до открытия выставки.
– Вы неправильно меня поняли. Я ничего не…
– Увезите его!
Водитель подмигнул Лорен и укатил, а к ней приблизились Джита и Пол – приехавшие, как всегда, с опозданием. Джита Хелспет была не способна явиться куда-либо вовремя, однако это не мешало Лорен хорошо к ней относиться. Джита потешалась и над собой, и над всем вокруг, она наслаждалась жизнью, ничего не принимая всерьез. Лорен была уверена, что именно такая женщина и требовалась Полу.
Ну что ж, хотя бы один из них двоих добился счастья… С той минуты, когда Райан заявил, что ему важнее всего свобода, Лорен не переставала ощущать свое одиночество. Впервые в жизни она по-настоящему привязалась к мужчине – и тут же получила жестокий удар! Только дети Джиты и подготовка к выставке немного помогали отвлечься.
– Привет! – сказал Пол. – Много народу?
– Очень! Больше, чем мы ожидали. – Отыскав Виолу, Лорен шепотом попросила:
– Познакомь Джиту с гостями. Обязательно представь ее журналистам, но не оставляй одну. Она у нас робкая.
Было уже почти десять часов. Куда подевался Тэк? Он обещал быть. Лорен уже звонила в «Кларидж», и ей сказали, что Накамура забронировал номер, но еще не вселился. Вращая на запястье серебряный браслет, Лорен глубоко вдохнула. И когда же кто-нибудь что-нибудь купит?!
Дэвид Маркус беседовал с несколькими незнакомыми Лорен мужчинами, и она сразу вспомнила Карлоса Барзана. Зачем ему понадобился Пол? Очень странно! Барзан заставлял ее скрывать правду о том, что именно он является совладельцем «Рависсана», а соглашение с Полом не собирался держать в тайне. Услышав от Пола о предложении Барзана, Лорен чуть было не открыла ему истину, но помешал Дими. Он сообщил, что в комнате для гостей прячутся страшные чудища. Пол отправился его успокаивать, а после этого у Лорен ни разу не было времени побеседовать с братом наедине.
То, что Барзан посетил выставку Джиты, Лорен была склонна считать совпадением. Ничего удивительного: Джита – одна из самых выдающихся в мире скульпторов, Барзан – видный коллекционер. Но соглашение Пола и Барзана ей не понравилось. Ведь из него вытекало, что, даже закончив с «Рависсаном», она все равно останется партнершей Барзана…
Впрочем, так ли это важно? В делах галереи Барзан предоставил ей полную свободу и не пытался манипулировать рынком. И все-таки Лорен решила поговорить с Барзаном обо всем начистоту.
Увидев, что к ней направляется Дэвид Маркус, она сразу внутренне подобралась.
– Где контракт Макарова? – спросил он без предисловий.
– У нас устное соглашение – Она с вызовом посмотрела в его злобные глаза.
– Вообще-то, контракт вам вряд ли понадобится: картины все равно никто не покупает. Но в следующий раз я дам разрешение на выставку, только изучив контракт.
– Если я не пользуюсь полным доверием господина Барзана, то первым же самолетом улечу домой!
– Минуточку, – Маркус сразу пошел на попятный, – что за обиды? До сих пор вы не ошибались, просто правила ведения дел требуют…
– Прошу меня извинить, – перебила она его и заторопилась навстречу Такагаме Накамуре.
Маркус нахмурился. Вредная бабенка! Если бы она не была ему нужна как способ добраться до Гриффита, он давно послал бы ее подальше. Допив свой коктейль, он стал озираться, надеясь высмотреть финансиста побогаче. Ему доставляло извращенное удовольствие болтать с такими людьми, сознавая, что его состояние все равно превосходит их.
В поисках достойного собеседника, Дэвид завернул в малую галерею, и там его внимание привлекла сногсшибательная рыжая особа с грудью рекордных размеров. Лица рекордсменки он не видел, но немедленно сделал стойку. Он уже хотел подойти ближе и отвлечь ее от разговора, когда девушка обернулась и направилась к нему сама. Дэвид застыл на месте. Саманта?! Да ее же просто невозможно узнать!
– Здравствуйте. – Она протянула ему руку с самообладанием истинной леди. – Саманта Линн Фоли.
– Дэвид Маркус. Очень рад познакомиться. – Он восхищенно наблюдал, как она расправляется с целой сворой репортеров. Прическа и наряд делали ее совсем взрослой – и, как ни странно, даже красивой. Дэвид уже мучился похотью, вспоминая, что она с ним вытворяла в последний раз. Вот было бы здорово оказаться с ней в постели! Прямо сейчас, а также через год, через десять лет… Конечно, Саманта повзрослеет, но он не откажется от нее даже тогда. Зачем? Она все равно неподражаема!
– Какой вы видите свою будущую карьеру? – спросил Саманту некто в очках, с блокнотом и карандашом наготове.
– Хочу совершенствовать мастерство. Буду брать уроки в «Сент-Мартинс».
Что здесь происходит? Они что, принимают ее за художницу?
– Я полагал, что вы занимаетесь бижутерией, – вставил Дэвид.
– Бижутерия? – переспросил кто-то из репортеров с отвращением, словно он произнес неприличное слово.
– Мистер Маркус совершенно прав, – ответила Саманта, как ни в чем не бывало. – Иногда я отвлекаюсь на ювелирные изделия. Жизнь художницы нелегка, я должна зарабатывать…
– Конечно, конечно! – закивали репортеры.
У Дэвида зашумело в ушах. Он с радостью поубивал бы их всех, и в первую очередь Саманту. Это он вывел ее в люди и не допустит, чтобы она смотрела на него свысока!
В окружавшую их толпу врезалась Лорен.
– Могу тебя обрадовать, Саманта. Твое «Совершенство» приобретено нью-йоркским музеем «Метрополитен»!
– Это первое ваше произведение, нашедшее покупателя? – сразу спросил какой-то журналист.
– Разумеется, нет, – ответила за Саманту Лорен. – Первое ее изделие было продано в первый же день. Надеюсь, она и впредь будет продолжать в том же духе.
– В соседнем зале Джита Хелспет! – крикнул кто-то. Репортеры бросились в главный зал, и Лорен последовала за ними, оставив Саманту и Дэвида рядом с «Совершенством». Теперь все зависело от того, найдутся ли покупатели на работы Игоря. Лорен решила вернуться к Тэку, который продолжал беседовать с Игорем, и уже проталкивалась сквозь толпу, когда за спиной раздался звон и громкий крик.
– Что случилось?
Лорен обернулась и тоже невольно вскрикнула. На полу валялись осколки «Совершенства». Бледная Саманта молчала.
– Кто-то толкнул тумбу, – объяснил Дэвид Маркус.
– Не переживай, – сказала Лорен Саманте и подозвала официанта, чтобы тот убрал осколки. – Я поговорю с представителем «Метрополитен». Уверен, он с радостью купит любое твое следующее изделие.
Лорен недоумевала, как статуэтка могла упасть. В галерее было людно, но тяжелая тумба стояла как влитая. Что происходит? На картины Игоря не находится покупателей, а единственное произведение, приглянувшееся ценителям, тут же разбилось…
– Это сделал тип, стоявший с ней рядом, – услышала она негромкий голос Райана Уэсткотта. – В тот момент они были одни. У него вполне хватило бы сил толкнуть тумбу.
Лорен нахмурилась, стараясь не смотреть на Райана.
– Этого не может быть. Зачем Дэвиду Маркусу делать такие гадости?
Ей показалось, что Райан напрягся. Видя, что он не собирается отвечать, она хотела отойти, но Райан схватил ее за руку.
– Не сердись на меня, – сказал он шепотом. – Я не хотел тебя обидеть. – Не хотел?!
– Держись от меня подальше! Теперь тебе нет места ни в «Рависсане», ни в моей жизни!
Лорен вырвала руку и бросилась от Райана со всех ног. Она никогда не перестанет его любить, только он не будет об этом знать. Слишком долго она заново строила свою жизнь, чтобы позволить ему снова превратить ее в руины!
– Привет, красотка! – окликнул ее Грант Фрейзер.
– Привет! – Она искала в толпе Тэка. Неужели японец уехал, ничего не купив? Грант попытался ее обнять.
– Ну и собрание! Я только что разговаривал с Терренсом Холбруком, лордом апелляционной палаты.
– Он что-нибудь купил?
– Кажется, нет… – Грант пожал плечами. – По-моему, ты относишься ко всему этому слишком серьезно. Выходи за меня замуж – и тебе больше никогда ни о чем не придется заботиться.
Райан не мог спокойно смотреть, как Грант обнимает Лорен. Ее он не осуждал: она имела право на него сердиться. И зачем только он сказал ей об этой несуществующей тяге к свободе? Надо было найти другую отговорку… Райан боялся, что пройдет время, и ее негодование превратится в ненависть. Этого он не мог допустить. Не для того он всю жизнь ждал такую женщину, как она, чтобы самому все испортить!
Решение пришло мгновенно. Нужно было только еще раз проверить, что Лорен вне подозрений. Райан незаметно, покинул галерею и, перейдя улицу, позвонил из бара «Карета и лошади» Стирлингу.
– Почему мне не дали фотографию Дэвида Маркуса? – раздраженно начал он. – Я толкусь с ним рядом на выставке уже битый час и даже не знаю, что это он!
– Я думал, вы знакомы. Вы же встречались с Барзанами.
– Да, но с Маркусом – никогда.
Райан слышал, как Стирлинг пыхтит трубкой.
– Недосмотрели. Мне очень жаль. Впрочем, неважно: он выполняет при Барзане всего лишь роль бухгалтера. К тому же мы за ним следим…
– Ладно, теперь я все равно его узнал. И уверен, что Маркус нарочно разбил статуэтку, которую приобрел «Метрополитен». Если ваш человек действительно за ним следит, он сможет вам это подтвердить.
– Зачем Маркусу устраивать такие пакости?
– Понятия не имею. Продолжайте слежку. Возможно, он не просто бухгалтер.
– Хорошо. – У Стирлинга был усталый голос.
– Кстати, вы узнали что-нибудь новое о Лорен Уинтроп? – небрежно спросил Райан.
Конечно, Стирлинг мог догадаться, что он позвонил именно для того, чтобы задать этот вопрос, но Райану было все равно. Маркус его не интересовал: он не сомневался, что Барзан захочет свести счеты с Ти Джи лично.
– Ничего. Похоже, с ней все чисто. Но мы еще не установили, кто прослушивает ее квартиру.
Райан повесил трубку. Хорошо, что с Лорен сняты подозрения. Он с самого начала чувствовал, что ее не в чем подозревать, но преданность Гриффиту вынуждала его в этом удостовериться. Теперь, когда ощущение сменилось уверенностью, он был обязан сделать все, чтобы не потерять ее. Он слишком устал от одиночества, чтобы пренебречь женщиной, созданной для него!
Возвращаясь в «Рависсан», Райан увидел перед зданием галереи Лорен и Маркуса. Они явно о чем-то спорили, но он не мог разобрать, о чем.
– Накамура хотел скупить все работы Игоря Макарова, а вы ему отказали?! – не веря своим ушам, переспросил Дэвид.
– Да!
Лорен не скрывала своего враждебного отношения к Маркусу. Она склонялась к мысли, что Райан прав: это он разбил статуэтку. Но зачем? Лорен дала себе слово как можно быстрее обсудить с Полом ситуацию с Барзаном. Она боялась новых партнерских уз, поскольку мечтала о финансовой независимости, а кроме того, ей не хотелось иметь никаких дел с Дэвидом Маркусом.
– С какой стати вы совершили эту глупость?
– Я не собираюсь позволять кому бы то ни было, даже своему другу Тэку, покупать больше двух работ Игоря. Зачем нам спекуляция? Агенты художника тоже должны зарабатывать, да и самому художнику такие вещи всегда невыгодны. Если Тэк и его подручные перепродадут работы Игоря в Японии, это нанесет прямой убыток и Игорю, и галерее.
– А вы лучше разбираетесь в бизнесе, чем я думал! – Дэвид вернулся в галерею, а Лорен осталась на улице, ей хотелось все хорошенько обдумать. Отказ от предложения Тэка дался ей нелегко – она боялась, что он теперь распустит слух, будто творчество Макарова не представляет интереса. Тэк всегда стремился к выигрышу, она уяснила это, еще когда принимала его в нью-йоркском клубе…
Но Лорен все равно не собиралась отступать. Хватит подобострастия! В конце концов, она представляет интересы Игоря, а не Тэка. Если японцам захотелось купить всю коллекцию, значит, Игоря ждет успех – не сегодня, так завтра. Не пройдет и года, как она хорошо заработает и сможет избавиться от Барзана и Дэвида Маркуса!
К галерее подъехал шикарный «Бентли-Турбо»; дурацкое хихиканье оповестило о прибытии Мутси Маккалистер в сопровождении Клайва Холкомба. Лорен чуть не застонала. Если Мутси первой что-нибудь купит, это повредит репутации Игоря еще сильнее, чем злобствование Финли Тиббеттса!
– Лорен! – неожиданно услышала она голос Райана. – Мне надо с тобой поговорить.
Не обращая внимания на ее протесты, он потащил ее ко входу в ближайший магазинчик.
– Не задерживай меня, – сказала Лорен резко. Райан не был уверен, что сумеет ей что-нибудь объяснить, но ему это вдруг стало неважно.
– Я схожу по тебе с ума! Я…
Лорен ахнула от удивления. Пол прав: по Райану Уэсткотту плачет смирительная рубашка!
– Вчера я наговорил глупостей и страшно жалею об этом. Умоляю, выслушай меня!
– Не издевайся надо мной. – Она сама удивилась спокойствию своего тона. – Сейчас не место и не время.
– Надо было сразу сказать тебе всю правду. Никогда еще меня не влекло к женщине так, как влечет к тебе. Не нужна мне никакая свобода! Просто сейчас я не могу быть с тобой…
Лорен смотрела на него во все глаза, с отчаянно бьющимся сердцем. Значит, не зря ей не верилось, что он произнес те странные слова!
– Почему же ты не сказал этого с самого начала?
Райан взял ее за подбородок – и от скорлупы, в которую она пыталась заползти, ничего не осталось. Ее обдало его теплом. Только бы он предложил логичное объяснение своих поступков! Ей так хотелось до конца поверить ему, простить его…
– Мне мешает участие в одном деле, которое продолжается уже более трех лет. И никто не знает, сколько еще это будет тянуться. Я не хотел, чтобы ты ждала, не зная…
– Разве не мне это решать?
Райан наклонился и нежно поцеловал ее.
– Ты согласна ждать, даже если я не смогу обсуждать с тобой свои проблемы? Даже если нам придется видеться только урывками, а то и не видеться вообще?
– Я готова ждать вечность, если это необходимо! – Она привстала на цыпочки и страстно его поцеловала, чтобы у него пропали последние сомнения в ее искренности. – А теперь вернемся. Мы нужны Игорю.
– Иди одна, а я скоро приду. Важно, чтобы нас пореже видели вместе.
Лорен заторопилась в галерею. Какой непредсказуемый человек! Но она все равно его любит… Ожидание не пугало Лорен: ведь она много лет ждала именно такого мужчину, даже не зная, чего лишена.
– Вот и вы! – воскликнул доктор Дигсби. – Такое скопление журналистов!
Лорен кивнула, но Дигсби не мог не заметить ее озабоченности. Ее искренняя забота об Игоре тронула его.
– Вы знаете, что здесь принцесса Анна и принцесса Кентская? – спросил он, желая ее приободрить.
– Неужели? Где они?
Дигсби восхищали ее глаза безупречной голубизны, похожие на синий шалфей, растущий у его дома в Суссексе.
– Там, с Игорем. Пойдемте, я вас представлю.
– Не стоит.
Дигсби понял, что ее отказ вызван не смущением перед особами королевской крови, а отсутствием трепета перед титулами. Он чуть было не открыл ей правду: принцессы приехали, поддавшись на его уговоры. Принцесса Кентская страдала от того, что критики разгромили ее книгу, и Дигсби посоветовал ей написать еще одну. Пусть болтают, что хотят, лишь бы книга продавалась!
С принцессой Анной дело обстояло хуже. Недавно один дипломат в ранге атташе опубликовал ее любовные письма, и это стало излюбленной темой прессы. Назревал развод; спасаясь от издевательств, принцесса бросилась к Дигсби, и тот посоветовал ей почаще появляться на публике, демонстрируя, что ей нечего скрывать.
– Фотографы давно не получали такой шикарной возможности пощелкать затворами, – сказал Дигсби, морщась от вспышек.
– Как вы считаете, пресса благосклонна к Игорю? Я, конечно, не имею в виду Финли…
– Несомненно. Среди коллег Финли давно слывет пустословом.
– Почему же тогда никто ничего не покупает?
– А по-моему, дело уже пошло.
Лорен бросилась к кассе.
– Что-нибудь продано?
– Да. Арианна Стассинопулос Хаффингтон купила два полотна.
– Правда?!
Новость приободрила Лорен: Арианна была когда-то президентом дискуссионного общества Кембриджского университета и очень редко ошибалась.
– А Сибилла Бедфорд купила пейзаж «Киев зимой».
– Отлично!
Сибилла была любимой писательницей Лорен. Идея пригласить членов клуба «Гручо» оказалась очень плодотворной!
– Джеффри Арчер с женой тоже берут две картины, только еще не решили какие.
Лорен дала себе слово купить все книги Арчера, причем в твердых переплетах, а не в мягкой обложке.
– Проданные работы помечаются? – спросила она, с трудом сдерживая радость.
– Разумеется. Этим занимается миссис Лейтон. – Лорен быстро нашла Виолу – она прикрепляла золотую табличку «Продано» к пейзажу за решетчатым окном Чистопольской тюрьмы. Это грустное полотно приобрела леди Фиона.
– Уже продано больше половины картин! – Виола обняла подругу. – Представляю, как я сообщу об этом ему…
– Он еще не знает?
– К нему не пробиться. Пока что я не хочу там появляться.
– Из-за Клайва? – Лорен заметила в толпе, осаждавшей Игоря, Клайва и Мутси.
– До Клайва мне больше нет дела. Но взгляни на Мутси!
Мутси откровенно заигрывала с Игорем, встречая каждое его слово оглушительным хохотом.
– Ну, я думаю, у Игоря хватит ума не польститься на эту потаскушку.
– Меня беспокоит другое: видишь, как ревнует Клайв? Ведь Игорь обладает всем, чего у Клайва нет и в помине. Как бы он не наговорил Игорю гадостей. Нам только скандала не хватало.
– Позови на помощь Райана, – посоветовала Лорен.
Виола бросилась его разыскивать, а тем временем кассирша дважды показала Лорен десять пальцев. Количество проданных картин достигло двадцати! Забрезжила мечта всех галерейщиков – продажа всех выставленных картин. Пусть Финли Тиббеттс подавится собственной шляпой!
– Лорен, можно вас на два слова? – обратился к ней по-японски Тэк.
– Пожалуйста, – ответила она по-английски, решив не давать ему спуску. Пусть говорит на ее языке, раз находится на ее половине поля.
– Я хочу купить «Настоящую любовь».
– Эта картина не продается. Мы выставили ее, только чтобы показать, в каком направлении Игорь работает теперь.
Как видно, чутье ее не подвело: Тэк сразу уловил, что Игоря ждет большое будущее!
– Я предлагаю полмиллиона фунтов стерлингов.
Лорен изумленно уставилась на него. Он не может говорить это серьезно! Максимум, что они запросили, – четверть миллиона за «Волгу», пейзаж с зимней рекой. Как раз эта картина все еще не была продана.
– Вы не находите, что мистер Макаров имеет право сам рассмотреть мое предложение? – Тэк тоже перешел на английский.
– Он все равно его не примет. Этот портрет значит для него слишком много.
Тэк понимающе улыбнулся:
– У каждого своя цена.
– Хорошо, я ему скажу, но сейчас не самый удачный момент.
Операторы устанавливали осветительные приборы, готовясь к съемкам интервью. Лорен заметила улыбку доктора Дигсби и неожиданно подумала, что, может быть, момент как раз удачный.
– Идемте.
Она взяла Тэка за руку и повела к толпе, облепившей Игоря. Камеры заработали: началось интервью. Игорь стоял один в круге света; Мутси, Клайв и остальные отступили.
– Игорь, – обратилась к нему Лорен, бесцеремонно прервав интервьюера, – господин Накамура предлагает полмиллиона фунтов стерлингов за «Настоящую любовь».
– Все остальное уже продано, – добавил Райан, внезапно выросший рядом.
Толпа ахнула. Первая выставка – и аншлаг! Плюс к тому – потрясающее предложение от одного из богатейших в мире коллекционеров. Настоящая сенсация!
– Эта картина не продается, – ответил Игорь без малейшего колебания.
– Божественно, просто божественно! – простонал за спиной Лорен доктор Дигсби.
– Миллион фунтов, – сказал Тэк.
По залу пронесся удивленный ропот. Лорен огляделась и увидела Пола и Джиту – они стояли в толпе вместе со всеми. Зная, что сейчас гостям не до нее, она сжала Райану руку.
– Не продается, – повторил Игорь механически.
– Мистер Макаров, покажите нам «Настоящую любовь»! – взмолился телерепортер.
Игорь шагнул в сторону – оказалось, он заслонял портрет собственным телом. Толпа рванулась вперед, камеры ожесточенно застрекотали, зал озарился вспышками.
– Полтора миллиона фунтов. – Тэк произнес это негромко, но его все услышали, несмотря на гомон.
В этот раз Игорь ответил не сразу. Он пристально посмотрел на Тэка, и Лорен решила, что сейчас он даст слабину. «У каждого своя цена», – вспомнила она слова Тэка.
– Это портрет женщины, которую я люблю. Он навсегда останется у меня. У него нет цены.
– Два миллиона!
В галерее стало тихо. Все взгляды были устремлены на Игоря. Люди перестали дышать.
– Да будет благословен господь! – прошептал за спиной Лорен доктор Дигсби.
Услышав его слова, она не обернулась, а только сильнее сжала руку Райана. Предложенная Тэком цена побила все дебютные рекорды.
Виола стояла неподалеку от Лорен и хмурилась, не спуская глаз с Клайва Холкомба. Тот протиснулся к портрету и пристально его изучал. Потом перевел взгляд на Игоря, и этот взгляд был полон ненависти.
– Дикий Запад! – воскликнул Игорь со смехом. – С ума сошли! Никакая картина не стоит так много. Говорю в последний раз: «Настоящая любовь» не продается.
– Задай им жару, сынок! – раздался не по годам громкий голос леди Фионы. Вцепившись в стакан с «Си бриз», она взмахнула указкой, как саблей. Ее трон на колесиках двигался к Мутси, которая завороженно смотрела на Игоря.
– Аллилуйя! – подытожил доктор Дигсби. Зал огласился криками. Телерепортер комментировал происходящее в прямом эфире, камера шарила по толпе. Сначала оператор показал крупным планом принцессу Анну, потом сфокусировал объектив на Игоре. Рядом с Игорем стоял Клайв Холкомб. Лорен вдруг испугалась, что он стоит слишком близко к картине. «Надо было застраховать портрет на большую сумму», – пронеслось в голове, но Клайв довольно мирно наклонился к Игорю и с ухмылкой прошептал что-то ему на ухо.
За этим последовал мгновенный и сокрушительный удар под дых. Второй удар угодил Клайву в челюсть и сшиб с ног. Клайв упал на руки Мутси, та тоже не удержалась на ногах и шлепнулась прямо перед креслом леди Фионы.
– Повторишь – убью! – громко сказал Игорь. Репортеры заработали вспышками, как одержимые; телекамеры снимали бесчувственного Клайва и леди Фиону, пытавшуюся его оживить душем из остатка коктейля.
– Господь любит сенсации! – провозгласил доктор Дигсби.
Не дожидаясь окончания скандала, Дэвид схватил Саманту за руки и потащил из галереи, уверенный, что их никто не заметит. Он не ошибся: никто не торопился уходить, не считая принцессы Анны, которую телохранители вывели из зала в тот самый момент, когда Игорь занес кулак для удара.
– В «Савой»! – приказал Дэвид таксисту, залезая следом за Самантой на заднее сиденье.
– Я думала, ты остановился в «Браунз». – Это была первая законченная фраза, услышанная им от Саманты с того момента, как он разбил ее статуэтку. Он втолковывал Саманте, что дает ей деньги лишь при условии, что сам руководит ее карьерой, но не слишком преуспел: она продолжала дуться.
– «Савой» тебе понравится больше. Там прекрасный парк на берегу Темзы.
Она молча смотрела прямо перед собой, и тогда Дэвид решил, что пора посвятить ее в план, который обдумывал весь вечер.
– Я хочу, чтобы ты переехала в Нью-Йорк! Я поселю тебя в пентхаусе, еще лучше, чем у Лорен. У тебя будет собственная горничная…
Саманта подозрительно покосилась на него:
– Зачем тебе это?
– Как зачем? Потому что ты мне нравишься, мне с тобой хорошо.
– То-то мы встречаемся с тобой только в постели!
Дэвид закинул руку на спинку сиденья, не притрагиваясь к ней.
– В Нью-Йорке я буду возить тебя куда захочешь.
Теперь Саманта смотрела на него с нескрываемым интересом.
– Давай начнем прямо сегодня! – продолжил Дэвид. – Пообедаем в ресторане отеля. Там лучший в Лондоне крем-брюле.
Она поблагодарила его слабой улыбкой, и он легко прикоснулся к ее голому плечу. Саманта улыбалась очень редко, и ради ее улыбки он был готов рискнуть и появиться с ней в общественном месте. Сейчас ей можно было дать все двадцать пять лет, а с девушкой такого возраста мужчине не возбраняется встречаться.
– Ты серьезно про Нью-Йорк?
Дэвид погладил ее по плечу.
– Совершенно серьезно! Если захочешь, можешь учиться там в художественной школе.
– Я забыла тебе сказать: Лорен закончила портрет Райана Уэсткотта.
Дэвид улыбнулся. Барзан будет доволен.
– Ты заслужила подарок.
– Обойдусь. Лучше не заставляй меня больше одеваться как маленькая девочка. Я уже взрослая женщина.
– Знаю, мой ангел. – Он нащупал ее твердый сосок. – И именно такая женщина, какая мне нужна.
– Докажи!
Она сказала это капризным тоном, который всегда так его заводил. Но Дэвид решил, что в этот вечер все будет по-другому. Он покажет ей, кто из них главный. Дэвид знал, что Саманта очень любит, когда он ласкает ее обнаженную грудь, но нарочно не стал этого делать. Он поцеловал ее долгим, страстным поцелуем, и она застонала, тяжело дыша.
Дэвид изнывал от желания, но старался сдерживаться. Поглаживая ей колено, он опять поцеловал ее в губы, потом его рука скользнула выше. Трусов на ней, как водится, не было. Поняв, как она его хочет, он загорелся еще больше.
– Признавайся, кто тут главный? – спросил он, запуская руку ей между ног.
Саманта сидела красная, глаза ее затуманились от вожделения.
– Ты! – выдохнула она.
Только теперь Дэвид соизволил обнажить ей грудь.


Райан поджидал Лорен в тени наружной лестницы. Галерею покидали последние подвыпившие гости. Он уже предвидел, во что превратится вечеринка у Бейзила Блэкстоука. Вообще эта выставка долго не забудется. Игорь распродал все картины, отверг умопомрачительное предложение Накамуры, потом поколотил Клайва и отказался объяснить за что. Телезрители наверняка повеселились на славу!
Заметив Лорен, Райан тихонько свистнул. Она оглянулась, увидела его и спустилась вниз.
– Хочешь, уедем вместе на недельку?
– Я бы с радостью, но как быть с галереей?
– Оставишь ее на Виолу. Репродукции вы все равно начнете выпускать не раньше чем через две недели.
– Но ко мне приехал брат…
Райан не удивился, услышав в ее голосе грусть. Он знал, что она давно не виделась с братом, и не предложил бы ей удрать, если бы не перспектива скучать по ней целую неделю.
– Вообще-то, Пол меня поймет, – решительно заявила Лорен. Вот этого он не ожидал. – А куда мы поедем? Что брать с собой?
Райан поднял воротник ее плаща, убрал за ухо прядь волос.
– Сейчас я не могу сказать куда. На сборы тебе дается всего час. Только не бери всякий хлам, который обычно тащат с собой женщины. Теплые вещи тебе не понадобятся. Через час я за тобой заеду.
Лорен кивнула, и Райан улыбнулся. То, что ему нужно: эта женщина чувствует, когда нельзя задавать вопросов.
– Да, чуть не забыл! Захвати паспорт. И никому не говори, что едешь со мной.


Виола осторожно вылезла из постели, стараясь не разбудить Игоря. Закрывшись в ванной, она тщательно себя осмотрела. Талия заметно пополнела, соски потемнели… Еще немного – и скрывать беременность станет невозможно.
Она не знала, как ей поступить. Хотела посоветоваться с Лорен, но та загадочно исчезла три дня назад, оставив скупую записку с просьбой сказать Полу, что она уехала по делам в Париж. Но Виола догадывалась, что на самом деле она сбежала с Райаном Уэсткоттом…
Возможность аборта Виола исключала. Она твердо решила, что родит этого ребенка, даже если Игорю расхотелось на ней жениться. После выставки он ни разу об этом не заговаривал. Еще бы: ведь он превратился во всеобщего любимца, любая женщина сочтет за честь быть обласканной его вниманием!
– Виола! – позвал Игорь, и она поспешно накинула его халат. – Открой!
Виола повиновалась. Он вошел абсолютно голый, а на ней огромный халат висел, как мантия на оперной певице.
– В чем дело? Не проходит ночи, чтобы ты не…
– Наверное, я где-то подхватила грипп.
– Послушай, когда ты наконец скажешь мне о моем ребенке?
Как он узнал?! Впрочем, важно не это. Главное, что они друг с другом не до конца откровенны.
– А ты? Когда ты мне скажешь, что тебе тогда наговорил Клайв?
Игорь молча взял ее за руку и отвел в спальню. Включив светильник у изголовья, он внимательно посмотрел на нее, и Виола невольно потупилась, испугавшись его широко открытых глаз.
– Любовь… – сказал Игорь по-русски, когда они улеглись. – До встречи с тобой я не знал, что это такое. Выходи за меня замуж! Я хочу этого ребенка.
– Честно?
Он наклонился к ней, убрал со щеки завиток волос.
– Я люблю тебя, Виола.
Ей очень хотелось верить ему, но она боялась, что прошлое может разрушить их счастье.
– Что сказал Клайв?
– Тебе не надо это знать.
– Нет, надо! В любви не должно быть секретов.
– Ну, что ж… он спросил, по-прежнему ли тебе нравится быть сверху.
Виола закрыла глаза. И что она находила в Клайве Холкомбе? Он никогда ее не любил, а только всякий раз жадно хватал ее подношения: одежду, машину, путешествия…
– Я ничего не буду объяснять, – прошептала она. – До встречи с тобой я была другим человеком.
– Главное, что ты меня любишь. Остальное не имеет значения. Скажи, ты выйдешь за меня замуж?
– Конечно! – Она еле сдерживала слезы. Игорь снял с нее халат и стал осыпать полными любви поцелуями. Виола окончательно поняла, что ей вполне годится эта нелепая квартира в красных тонах за тридевять земель от центра. Пока с ней Игорь, она счастлива!
Сначала он целовал ее в шею, потом стал ласкать языком соски. Когда его губы коснулись ее живота, Виола вздрогнула: никогда раньше Игорь не целовал ее так.
– Что ты делаешь?..
– Пусть дитя поспит. – Он развел ей ноги и опустил голову.


…Она прижалась щекой к груди Игоря и замерла, боясь его разбудить. Сквозь шторы просачивался свет зари. Так и не сумев уснуть, Виола встала и пошла на кухню. Ей было о чем подумать.
Беззаботное счастье, которое они с Игорем познали до выставки, осталось в прошлом. Теперь все изменилось: на Игоря буквально обрушилась слава, которую изо всех сил раздували средства массовой информации.
Наутро после открытия выставки он проснулся национальным героем. Производитель «Ягуаров» презентовал ему модель «X 8» с откидывающимся верхом. Компания «Каррс» выпустила новое печенье с русским названием «Любовь». Производители водки «Танкерей», преисполнившись благодарности, прислали Игорю семнадцать ящиков «Танкерей сильвер», умоляли его сняться в их рекламе и написать книгу о любимых рецептах водочных коктейлей.
Уилбер Маккалистер презентовал ему пожизненный запас шерстяных носков в благодарность за то, что он открыл Мутси глаза на ее жениха. Игоря приглашали поужинать буквально все, от принцессы Дианы, которая огорчалась, что не стала свидетельницей его триумфа, до музыкантов группы «Кокто твинз». Леди Фиона рассказала в популярнейшем ток-шоу, как смешивать любимый коктейль Игоря «Си бриз».
Игорь отвергал почти все предложения, твердя про «Дикий Запад», но пресса продолжала неистовствовать. «Таймс» посвятила ему целую страницу, подробно охарактеризовав его творческие принципы, между делом посетовала, что из газеты неожиданно ушел художественный критик Финли Тиббеттс. Драка на выставке, естественно, удостоилась первых страниц желтой прессы. Бульварные газеты восхваляли галантность Игоря, который отдубасил Клайва не за что-нибудь, а за непочтительные высказывания в адрес принцессы Анны. Популярность принцессы немедленно возросла, и доктор Дигсби запросил с нее удвоенную плату.
Сенсация приобрела международный масштаб. Человек, не имеющий цены! Неслыханно! Игорь, правда, настаивал, что цена есть даже у него: если бы Накамура пригрозил отправить его обратно в Россию или навредить тем, кого он любит, он уступил бы ему картину. Но этим объяснениям не верил никто, кроме Виолы.
Наливая чай, Виола заметила, что на автоответчике мигает лампочка. Она думала, что услышит голос Лорен, но звонил оптовый торговец репродукциями из Парижа с просьбой быстрее ему перезвонить. Виола удивилась: почему он звонит домой, а не в галерею? Она посмотрела на часы и позвонила в Париж.
– Это Виола Лейтон. Вы мне звонили, Эгон?
– Вам известно, что здесь уже предлагают по сходной цене репродукции картин Игоря Макарова?
– То есть как?! Исключительные права принадлежат «Рависсан паблишинг»! Мы еще ничего не выпустили, никто не знает, что именно мы будем печатать…
– «Артист интернэшнл» предлагает «Настоящую любовь», «Волгу», «Нет», «Зека» и «Киев», – сказал Эгон. – Они называют эти картины так уверенно, словно все уже отпечатано.
Виола была шокирована. Кто мог узнать, что именно они собираются издавать? Насчет «Настоящей любви» еще можно было догадаться – об этой картине говорили все. Но никто, даже Райан, не знал, на какие еще картины падет выбор. Кроме нее, самого Игоря и Лорен.
– Это пиратство, – пробормотала Виола. – Я свяжусь с…
– Конечно, пиратство! Цены на репродукции Макарова не должны быть бросовыми. Но, как вы понимаете, всегда найдутся оптовики, которые ухватятся за эту возможность, не задавая вопросов…
– Понимаю, – вздохнула Виола. – Спасибо за предупреждение.
Повесив трубку, она долго сидела, не шевелясь. Все это могло перечеркнуть карьеру Игоря. Репродукции, сбываемые по бросовым ценам, отличаются низким качеством, а люди оценивают по ним творчество художника.
Но кто мог войти в контакт с жуликами? Перебрав в уме возможных виновников, Виола поневоле остановилась на Лорен. Кого еще винить? У Игоря не было причин ставить под угрозу собственную репутацию. Оставалась одна Лорен. Но зачем это ей, вложившей в организацию выставки столько сил? Именно она после появления статьи Финли обработала членов клуба «Гручо», в результате чего они приобрели большую часть картин. Нет, обвинять Лорен было бы безумием… Устав гадать, Виола сняла трубку и набрала номер Интерпола.


– Неудивительно, что этот город называют «Красным», – сказал Райан, глядя из иллюминатора двухмоторного самолета на раскинувшийся внизу Марракеш.
– Еще бы! Здесь все красное: окрестная равнина, стены, дома, – без особого энтузиазма отозвалась Лорен.
Если бы она знала, что пунктом назначения будет Марракеш, то не поехала бы. Уезжая отсюда с Полом, она поклялась никогда не возвращаться. И тем не менее вернулась, не устояв перед зовом любви…
Глядя на Райана, она размышляла, правильно ли поступила. Что, если он занимается чем-то незаконным? Три дня назад они покинули Лондон, спрятавшись в кузове трейлера, идущего в Испанию. Выбравшись из трейлера под покровом ночи, они доехали до Гибралтара, прошли паспортный контроль и продолжили путь на какой-то ржавой шаланде, доставившей их в Себту. Только в самолете, на последнем этапе путешествия, Райан назвал ей конечный пункт…
При приземлении Лорен невольно зажмурилась. «Спокойно! – приказала она себе. – Теперь Руперт Армстронг не в силах до тебя дотянуться».
Выйдя на трап, она вдохнула знакомую смесь ароматов. Горячий воздух был сух, безоблачное небо сияло сапфировой голубизной, вершины Атласских гор все еще покрывал снег.
– Я и забыла, как тут красиво! – Лорен прислушалась к шороху сухих пальмовых листьев, колеблемых ветром с гор.
Райан подвел ее к побитому «Роверу» и бросил на заднее сиденье их багаж. Взмах «дворников», очистивших ветровое стекло от слоя красной пыли, – и вездеход сорвался с места, устремившись по ухабистой дороге в город.
– Охра, – сказала Лорен, глядя в окно. – Вот цвет Марракеша! Не красный, не розовый, а именно охряный, красновато-желтый. Надо будет смешать этот оттенок красок.
Остановившись под высокой стеной, Райан дважды подал звуковой сигнал. Куда запропастилась охрана? Она обязана караулить объект круглосуточно. Наконец из ворот появился заспанный парень, сопровождаемый здоровенными псами, и, улыбаясь Лорен, распахнул створки.
– Надолго мы в Марракеш? – спросила Лорен. Райану послышалось напряжение в ее голосе. Неужели она принимает его за преступника?
– На некоторое время. А что?
Лорен ответила не сразу. Марокко навевало на нее молчаливость.
– Мне хотелось бы увидеться с матерью. Но так, чтобы рядом не было Руперта Армстронга.
– Ты уверена, что хочешь этого? – Райан предпочел бы, чтобы она держалась подальше от Каролины.
– Уверена. – Он увидел в ее голубых глазах решимость. – Мне необходимо кое-что ей сказать.
Райан не возражал бы узнать, что именно, но спрашивать не стал.
– Можешь пригласить ее сегодня днем в «Мамунию», в кафе или…
– Нет, лучше где-нибудь подальше от посторонних глаз. В присутствии других людей мать перестает быть собой. Всегда кого-то из себя изображает.
– Тогда в Меллахе.
– В еврейском квартале? Нет, мать туда ни за что не пойдет.
– Пойдет как миленькая, если решит, что ее вызывает Ти Джи. Я знаю старый дом, в котором они встречались. – Райан загнал «Ровер» в гараж позади виллы. – Отправлю к ней гонца с запиской, и она тут же прибежит.
– Ты уверен? Ведь прошло столько времени!
– Каролина не изменилась. Ти Джи получил от нее десятки писем и отослал обратно невскрытыми. – Райан взял с заднего сиденья сумки. – К сожалению, я не смогу тебя сопровождать, но меня заменит Хассан.
– Мне не нужны сопровождающие! Это касается только меня…
– Понимаю. Но Хассан все равно пойдет с тобой. Медина – небезопасное место для одинокой женщины.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил

Разделы:
В зените дня123468910111213Полночь141516171819202122232425262728Рассвет29

Ваши комментарии
к роману Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил



Забросила все дела дома и читала читала читала. ООООООчень понравился роман
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилМаруся
15.11.2012, 17.25





Классный. Не оторваться. Любовь. Богема, криминал- кому это нравиться, читайте с удовольствием
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилStefa
10.12.2013, 15.23





инересно!
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мериланна
13.12.2013, 13.17





Прочитала за один день, очень увлекательный, как и все романы этого автора.rnЗахватывающий сюжет, интриги и конечно же любовь главных героев.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилЮлия
8.07.2014, 15.23





Роман может и хороший, но меня ужасно бесит схожесть героев романов автора. Обязательная любовь к пицце с анчоусами, покалеченный питомец героя, сексуально озабоченная богатая подруга, и вообще куча извращений, включая инцест, больные мамаши и.пр.. Все, надоело, пойду к Сандре Браун, в ее романах более 400 мб побольше фантазии.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилНатали
26.09.2014, 23.11





Роман, несомненно, интересный. Держал в напряжении до последнего, но концовка какая-то скомканная. После плавного, в нескольких местах даже затянутого повествования - стремительная навороченная концовка.9баллов.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерилольга
23.09.2015, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100