Читать онлайн Любовь, соблазны и грехи, автора - Сойер Мерил, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.51 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Любовь, соблазны и грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

– Завтра я улетаю в Лондон, – объявил Райан Ти Джи.
Они уже около полутора месяцев сидели в Марракеше, готовя с Рупертом Армстронгом фосфатную сделку, и Райан погибал от скуки.
– Что ж, улетай, – спокойно ответил Ти Джи. – А у меня еще остаются здесь кое-какие дела.
Райан отлично знал причину, по которой Ти Джи захотелось задержаться подольше. Сделка с Рупертом была готова, все соглашения подписаны, так что теперь Ти Джи удерживала в Марракеше только Каролина Армстронг.
Они давно уже перебрались в «Мамунию», и Гриффит даже ни разу не упоминал ее имени, но Райан и без того отлично знал, что происходит. Не было дня, чтобы Ти Джи, придумав какую-нибудь отговорку, не отправлялся в Медину, на свидание с Каролиной. А вечерами, пока Райан сидел за картами, Ти Джи вел светскую жизнь, опять-таки встречаясь с Каролиной.
На протяжении следующих шести месяцев Райан постоянно курсировал между Лондоном и Марракешем. Ти Джи был слишком занят, чтобы самому появиться в Лондоне и заняться делами, поэтому он предоставил Райану карт-бланш. Райан заправлял теперь всем бизнесом Гриффита. Казалось бы, он должен был испытывать восторг от такого могущества, но никакого восторга не было. В конце концов он был вынужден признаться самому себе, что скучает по Ти Джи…
Сдалась ему эта Каролина Армстронг! И что он в ней нашел?
Однажды вечером Ти Джи неожиданно объявился в «Крокфордз» и вытащил Райана из-за рулетки в тот самый момент, когда тот нацелился на крупный выигрыш.
– Мы перебазируемся в Марракеш, – объявил Ти Джи.
Райан только пожал плечами.
– Перебазируйтесь, если хотите. Я останусь здесь. Найду себе другую работу.
– Пойдем к тебе. Обсудим все там.
Райан нехотя согласился, хотя не представлял, что может сказать ему Ти Джи, чтобы заставить его передумать. Причиной внезапного желания Ти Джи перебраться в Марракеш могла быть только Каролина Армстронг, и Райан чувствовал, что перестает его уважать. Что он нашел в ней такого, чтобы настолько потерять голову?
У себя в Мейфэр он налил две рюмки «Будлз» и вопросительно взглянул на Ти Джи. Тот уселся в кресло и довольно долго молчал.
– Я очень люблю Каролину, – сказал он наконец. – Знаю, она кажется холодной, но на самом деле она не такая. У нее была нелегкая жизнь…
Ти Джи сделал паузу, чтобы промочить горло, а Райан вспомнил свою мать. Каролина Армстронг понятия не имеет, что такое нелегкая жизнь!
– Она родилась в очень бедной семье, – продолжил Ти Джи. – Ее первым мужем был американец, работавший в лондонском посольстве. Потом его перевели в Токио. Каролина его обожала, но он погиб. Ей пришлось выйти за Армстронга, потому что не на что было содержать двоих детей. Но она никогда его не любила.
– А теперь ее мужем собрались стать вы?
Ти Джи молча кивнул. Райану было трудно скрыть удивление. Он плохо знал Каролину, но успел наслушаться в Марракеше рассказов о ее отчаянном стремлении покорить свет. Все сходились на том, что она воображает себя принцессой. Что ж, теперь ей придется забыть об амбициях. Ти Джи не из тех, кто готов бездельничать, попивая старое винцо.
– Поехали вместе, Райан. Я купил виллу, мы сможем…
– Нет!
Ти Джи поднял рюмку, делая вид, будто любуется янтарной жидкостью, но Райан успел заметить в его глазах тревогу.
– Ну что ж, в таком случае ты будешь отвечать за работу лондонского офиса. Я постараюсь помогать тебе из Марракеша. Ты будешь приезжать ко мне всякий раз, когда тебе понадобится что-то сказать мне с глазу на глаз.
Решение было принято. Следующие четыре месяца Райан редко разговаривал с Ти Джи и ни разу не наведался в Марракеш. Ему казалось, что Ти Джи не слишком счастлив, но он не считал возможным лезть ему в душу с вопросами.
Наконец возникла необходимость получить подпись Ти Джи под важным документом, и Райану пришлось лететь в Марракеш. К полудню он добрался до огороженных высокой стеной владений Гриффита на городской окраине. Ти Джи сам открыл ему дверь.
– Что происходит? – спросил Райан, войдя. – У вас отвратительный вид.
– Немудрено, – ответил Ти Джи неожиданно откровенно. – Я очень редко вижусь с Каролиной – только когда ей удается улизнуть из дома.
– Разве она не собиралась уйти от Армстронга?
– Собиралась – и уйдет, но ей не хочется его ранить. Он был очень добр к ней и детям. Она ждет удобного момента, чтобы поставить его в известность.
Райан с трудом подавил вздох. Интересно, сколько еще месяцев будет продолжаться ожидание? Наблюдая, как Ти Джи подписывает документ, Райан заметил, что он сильно постарел: в волосах добавилось седины, глаза утратили прежний блеск.
– Пообедаем на бульваре? Посидим в уличном кафе, поглазеем на девушек…
Райан хотел было отказаться, но умоляющий взгляд Ти Джи заставил его смириться.
Они выбрали столик в открытом кафе на бульваре Мохаммеда V, под апельсиновым деревом, и, попивая местное вино стали разглядывать мусульманок в черных чадрах и женщин, одетых по-европейски.
– Мне пора, – сказал наконец Ти Джи. – У меня свидание с Каролиной.
– Разве вы встречаетесь с ней не у себя?
Ти Джи покачал головой:
– Каролина не хочет рисковать. Вдруг ее увидят? Ведь она еще не ушла от Руперта. Для конспирации она переодевается в местную одежду. Я специально снимаю для наших встреч домик в Меллахе.
Райан знал, что так называется старый еврейский квартал. Даже по меркам арабской Медины он состоял из трущоб. Надо же, тащить даму в такое мрачное место! Как у самого Ти Джи хватает духу ежедневно туда наведываться?
Райан несколько раз плутал в Медине и, попадая в еврейский квартал, поражался его убожеству и запущенности. Зато здесь уж точно никому не пришло бы в голову разыскивать Каролину…
На протяжении следующих шести месяцев Райан довольно часто наведывался в Марракеш. Однажды, заскучав на вилле, он взялся проверять контракты по вывозу принадлежащих Армстронгу фосфатов, которыми занимался сам Ти Джи, и сразу понял: что-то тут нечисто. Африканский опыт и общение с пройдохами, умудряющимися обходить законный рынок алмазов, развили в нем шестое чувство. Он сразу чуял, когда от него что-то скрывают.
Зная, что Ти Джи проводит время в Меллахе, Райан отправился на склад с намерением изучить ход фосфатных поставок. Склад находился в восточной части Медины, неподалеку от красилен, где настриженную овечью шерсть замачивали во врытых в землю чанах. Внутри постройки из саманного кирпича было полутемно, однако Райану хватило света, проникающего сквозь щели в крыше. В первых проверенных им ящиках действительно лежало фосфатное сырье. Потом он заметил на некоторых контейнерах пометку «X». Открыв крышку одного такого контейнера, он засунул внутрь руку – и нащупал огромный слоновый бивень! Перед его мысленным взором сразу возникло несчастное животное, оставленное умирать под безжалостным африканским солнцем: слоновья шкура слишком толста, чтобы пристрелить слона на месте. Представил он и браконьеров, отпиливающих у умирающего слона бивни…
Соседние контейнеры тоже оказались набиты слоновой костью. Райан уже догадывался, откуда она доставлена: из кенийского национального парка Масаи-Мара. Недаром они впервые встретили Армстронга в Найроби.
Несмотря на действующие в большинстве африканских стран суровые законы, карающие браконьерство, бедность мешала им претворять эти законы в жизнь. Райану сразу стало ясно, зачем Армстронгу понадобилось соглашение с Гриффитом: он хотел загребать жар руками Ти Джи! Страной-получателем была, естественно, Япония, питающая пристрастие к слоновой кости и готовая платить за нее максимальную цену.
Остаток дня Райан отдирал от контейнеров наклейки с надписью «Гриффит интернэшнл», и наклеивал другие, на которых значилось «Армстронг анлимитед». На следующее утро, не предупредив Ти Джи, он улетел в Лондон, где засел за компьютер и постарался свести ущерб к минимуму. Довольный результатом, Райан отправился к доктору Дентону Дигсби.
Однажды он познакомился в «Крокфордз» с членом парламента, который признался, что обязан успехом на выборах бывшему проповеднику, превратившемуся в имиджмейкера. Этот кудесник мог сделать сенсацию из любого, даже самого заурядного события. Однако, приближаясь к офису Дигсби, расположенному неподалеку от приемной королевского гинеколога и других сверхдорогих медиков, Райан не был уверен в успехе. Сомнения усилились, когда на зов язвительной косоглазой секретарши выскочил, как лев из логова, сам чудотворец. Тот, правда, быстро присмирел, узнав от Райана, в чем состоит суть дела, и покачал головой с искренним осуждением.
– Не для того господь надоумил Ноя спасти тварей своих, погрузив по паре в ковчег, чтобы в наше время их разила алчность! Я готов помочь вам и использую для этого все доступные мне средства.
Райан покинул проповедника обнадеженным, но решил, что не помешает все-таки привлечь силы закона и для верности обратился в Интерпол.
Прежде чем Райан успел позвонить Гриффиту и проинформировать его о принятых мерах, тот объявился в Лондоне собственной персоной.
– Я перебираюсь сюда, – с порога заявил он.
– Почему? – изумленно воскликнул Райан, забыв, что это не его ума дело.
Ти Джи подошел к заиндевевшему окну и некоторое время смотрел на улицу.
– Я предъявил Каролине ультиматум, – сказал он наконец с отчаянием в голосе. – Я или Армстронг! Она ответила, что любит меня больше всех на свете, но я не могу обеспечить ей соответствующее положение в обществе.
«Моя мать последовала бы за тобой на край света…» – подумал Райан.
Вечером, за ужином в «Крокфордз», он рассказал Ти Джи о контрабанде слоновой кости. Гриффит еще находился под впечатлением от решения Каролины, поэтому ответил коротко:
– Ты хорошо сработал.
– Вы что, не понимаете, что я говорю? – Райан пытался достучаться до сознания Ти Джи. – Армстронг не ограничивается отстрелом взрослых слонов, он поднимает руку даже на слонят! Два ящика были набиты бивнями длиной всего шесть дюймов. Сколько же за них можно выручить?
– За такие маленькие? Меньше фунта стерлингов за штуку, то есть пару долларов. По-настоящему ценятся только крупные бивни.
– Правильно. Но он не жалеет малышей, обрекая их на медленную смерть рядом с застреленными матерями. И зарабатывает этим зверством жалкий фунт!
Ти Джи покачал головой. Райан знал, о чем он думает: Каролина предпочла ему Руперта Армстронга. Теперь Ти Джи предстояло проявить характер, но сначала он должен был осознать, что Каролина, при всей своей красоте, мелка душой и недостойна его любви. Райан-то понимал это с самого начала… Неожиданно до него дошло, почему Гриффит так надолго привязался к Каролине Армстронг, Всю жизнь он одерживал победы, завоевывая одну женщину за другой, и вот теперь потерпел поражение. Каролина привлекла его даже не красотой: он увидел в возможности ее покорить очередной вызов судьбы. Интересно, способен ли Гриффит на настоящую любовь, по гроб жизни? На такую, о какой мечтал сам Райан?.. Ти Джи прервал его мысли:
– Надеюсь, пресса оставит от Армстронга рожки да ножки.
Так и получилось. Бывший проповедник натравил на Армстронга телевидение, и камеры зафиксировали конфискацию в Японии принадлежащих «Армстронг анлимитед» контейнеров. Кроме всего прочего, огласка произошла в очень удачный момент: холодная война отошла в прошлое, в парламенте не происходило ничего интересного, никого из Виндзоров не ловили в последнее время в объятиях неподобающих лиц. Пресса обсасывала тему браконьерства не одну неделю.
Армстронг отчаянно юлил: он ничего не знал, произошла ошибка, он ни при чем… Но Дигсби снабдил желтую прессу компрометирующими фотографиями, Армстронг с трудом отбивался от репортеров, готовых его растерзать. Неприятности испытывал не только Руперт, который не показывался в Великобритании уже много лет, но и его могущественные родственники. В конце концов семейству пришлось капитулировать. Гаррик Армстронг, папаша Руперта, купил целую страницу рекламного приложения к «Таймс», где разделал сына под орех, и торжественно отрекся от него.
Райан был доволен. Главное достижение кампании состояло в том, что Би-би-си направила в Африку операторов, снявших целый фильм, который обошел весь мир и привлек всеобщее внимание к истреблению слонов. Райан был готов к тому, что Дигсби выставит колоссальный счет, но так его и не получил. На его недоуменный вопрос бывший проповедник ответил:
– Господь никогда не берет платы за защиту тех, кто не способен защититься сам!
– Аминь, – пробормотал Райан и повесил трубку. Через некоторое время Ти Джи пришел в себя. Он перестал упоминать Армстронгов, но виллу в Марракеше, судя по всему, продавать не собирался, и Райан опасался, что он не потерял надежду.
Желая отвлечь Ти Джи и заинтересовать его чем-то новым, Райан вовлек его в охоту за промышленными алмазами для космической программы НАСА. Охота оказалась достаточно азартной: пришлось столкнуться с жестокой конкуренцией, особенно со стороны израильтян. Наконец им удалось обнаружить в Заире 13-каратовый алмаз с нужными параметрами. Оставалось доставить его в Америку. Но темной ночью в аэропорту Катанги, когда они уже направлялись к самолету, из остановившегося рядом грузовика выскочил чернокожий человек, вооруженный до зубов, и потребовал алмаз себе.
– Бегите! – крикнул Райан Гриффиту и бросился на противника.
Ему удалось повалить его на землю и отнять оружие, но было непонятно, что делать с ним дальше. Райан знал одно: главное – не допустить, чтобы этот чернокожий рассказал полиции, что они занимаются вывозом алмазов. Алмаз лежал у Ти Джи в чемоданчике, спрятанный в кассету от фотопленки, так как у них не было разрешения на экспорт.
Райан решил задержать грабителя, пока Ти Джи не взлетит: тогда можно будет сказать полиции, что никакого алмаза он в глаза не видел. Он позволил противнику встать, но тот внезапно выхватил десантный нож и бросился на Райана, метя ножом ему в сердце. Ни секунды не размышляя, Райан выстрелил, и нападавший упал как подкошенный.
Полиция в шортах цвета хаки появилась как из-под земли. Поскольку Райан действовал в целях самозащиты, он не ожидал больших затруднений. Однако затруднения возникли, и какие! Десантный нож куда-то подевался, и Райану пришлось объяснять, почему он стрелял в безоружного. Впервые он понял, что реальная жизнь не имеет ничего общего с детективами, которые он смотрел когда-то в детстве по телевизору. Ему не зачитали прав, не позволили позвонить адвокату, в посольство, вообще снять телефонную трубку. О законности нечего было и мечтать.
Его поволокли в бетонную тюрьму с крохотными, забранными решеткой отверстиями под потолком вместо окон. Уже войдя в коридор он чуть не задохнулся от сочной экваториальной смеси запахов: сырой земли, отбросов, пота и испражнений. Глубоко во чреве тюрьмы охранники поставили его перед дверью в камеру площадью двенадцать квадратных футов и разбудили лучами фонариков девятерых аборигенов.
Некоторые были так слабы, что не смогли встать, зато у остальных были глаза диких хищников. Так смотрели на него когда-то вьетконговцы. Приученные к насилию и смерти, эти люди не ценили никого и ничего. Человеческая жизнь казалась им бессмысленной, ибо они не помнили счастливого прошлого и не ждали ничего хорошего от будущего. Смерть была для них пустым звуком – даже своя собственная, а тем более его.
Райан с животным страхом следил за заключенными, которые сгрудились у противоположной стены. Наконец охранники втолкнули его в душную камеру, заперли дверь, и он оказался в кромешной тьме. Не прошло и нескольких секунд, как сокамерники набросились на него. Одни срывали с него одежду, другие искали у него в карманах съестное, третьи шарили между ног. Райан отбивался изо всех сил. Он знал: лучше погибнуть сразу, чем сдаться.
В темноте не было видно ни зги, но, судя по всему, некоторые его удары достигли цели. Во всяком случае, Райан услышал удаляющиеся шаги. Он привалился спиной к двери – Вьетнам научил его в первую очередь оберегать тыл – и ждал повторения нападения, но его не последовало: очевидно, повторение было отложено, но вряд ли надолго.
В мутное окошко пробились первые лучи зари, а Райан все стоял, прижавшись к двери. Когда в камере стало светлее, он огляделся, надеясь определить главаря: ни одна дикая стая не обходится без главаря. Его выбор пал на рослого детину с кривыми, похожими на клыки зубами. Дождавшись, когда кривозубый подошел к зловонной дыре в полу и начал мочиться, Райан подскочил к нему, схватил за мошонку и крутанул. Другой рукой он вцепился ему в глотку. Бросок – и детина был приперт к стене. Райан несколько раз ударил его затылком о бетон.
– Чтобы никто ко мне не прикасался, понял, паскуда? Никто!
Едва ли кривозубый знал больше пяти английских слов, но ужас в его глазах свидетельствовал о том, что Райана он понял. Выпустив его, Райан двинулся в угол камеры – самое элитное место, поскольку сидящий в углу защищен с двух сторон. Два уголовника беспрекословно подвинулись, не сводя с него глаз, на черных лицах поблескивали белоснежные белки. Они, очевидно, приняли его за сумасшедшего. Что ж, тем лучше: оптимальная защита – это нападение.
Райана оставили в покое, и первые дни он терпеливо ждал: у них с Ти Джи был разработан для подобного случая специальный план. Оставшийся на воле должен был тотчас обратиться к влиятельным людям и предложить выкуп: в Африке все решают деньги. Но когда дни ожидания сменились неделями, им овладело беспокойство. Не погиб ли Ти Джи? Почему от него нет вестей?
Наконец Райана посетил атташе американского посольства с сообщением, что ему предъявлено обвинение в убийстве. Срок, на который назначен суд, неизвестен. Возможно, придется прождать не один месяц: вы же знаете, как здесь бывает…
Только когда его начали прилично кормить, Райан понял, что Ти Джи не сидит сложа руки. Он получил даже кусок мыла. Впрочем, толку от мыла было немного: единственный душ представлял собой струйку коричневой жижи из реки. Да и в душевой мало кто рисковал появляться: это расценивалось как приглашение к изнасилованию. Один Райан ничего не опасался, поскольку с самого начала завоевал репутацию опасного психа.
Недели сменились месяцами, а Райан все так же сидел спиной к стене, почти не смыкая глаз. Он крайне ослаб, но постоянно сохранял бдительность: Вьетнам по сравнению с этой тюрьмой казался ему теперь костюмированной репетицией. Время утратило для него смысл, превратившись в бесконечную череду беспросветных ночей и серых дней. Единственное, что поддерживало его, – надежда на то, что Ти Джи где-то неподалеку и борется за его спасение. Только почему он так долго тянет?..
Однажды надзиратели отперли дверь и выкрикнули его имя. К двери кинулись все девять заключенных, но надзиратели отшвырнули их внутрь камеры, один Райан протиснулся в коридор. Оказавшись в кабинете капитана, он был вынужден прикрывать ладонью глаза: с непривычки солнечный свет показался ему слишком ярким.
– Райан! – Взглянув в просвет между пальцами, он увидел Ти Джи. Его обычно подвижное лицо превратилось в камень, в зеленых глазах появились слезы.
– А то кто же? – Произнеся это, Райан удивился, что вообще не разучился говорить: ведь за все это время он не произнес и дюжины слов.
Капитан потряс Ти Джи руку и ослепительно улыбнулся.
– Поздравляю вас: обвинение снято. Мистер Уэсткотт свободен.
Ти Джи отвел Райана в джип и покатил прямиком в аэропорт. Райан молчал, словно воды в рот набрал; Ти Джи тоже не произнес ни слова. На летном поле их ждал одномоторный самолет, за штурвалом сидел обычный для Африки пилот в штатском. Райан затаил дыхание. Неужели удастся все-таки покинуть эти проклятые места?!
Двигатель зачихал, самолет покатился по неровной взлетной полосе, набрал скорость и взмыл в синее небо. Только тогда Райан позволил себе расслабиться.
– Куда летим?
– В Найроби, – ответил Ти Джи и достал из походного холодильника запотевшую бутылку с пивом. – Надо показать тебя врачу.
Райан попробовал пиво и блаженно зажмурился. Он лишь смутно догадывался, как выглядит. На нем осталась та же одежда, в которой его приволокли в тюрьму в ночь убийства. Грудь была забрызгана кровью, подмышками красовались круги от пота. Он сильно отощал; а ремень давно обменял у надзирателя на кусок веревки, благодаря которому с него не сваливались штаны.
Врач в Найроби, кроме болезненной худобы, не обнаружил у него ничего серьезного. В снятых Ти Джи огромных гостиничных апартаментах Райан первым делом устремился в ванную. Выбравшись спустя час из-под душа, он нашел на умывальнике бритвенный набор, а в чемодане на кровати – видимо-невидимо одежды с ярлычками универмага «Хэрродз». Прежде чем бриться, он был вынужден обрезать ножницами бороду, отпущенную в тюрьме, но даже после бритья не узнал себя в запотевшем зеркале.
Не позаботившись одеться, он рухнул на кровать и забылся мертвецким сном. Ти Джи то и дело заглядывал к нему – укрыть простыней, просто проведать; несколько раз он даже проверил у него пульс.
Когда Райан проснулся, была ночь. На спинке стула у кровати висело несколько пар брюк – меньшего размера, чем он носил когда-то. Райан оделся и заглянул в гостиную. Ти Джи сидел в кресле, потягивая джин и листая «Таймс». При появлении Райана он вскочил:
– Тебе лучше?
Райан кивнул:
– Я спал дольше, чем собирался.
– Представляю, как ты голоден! – Ти Джи снял с телефона трубку. – Давай закажем ужин в номер. Что ты предпочитаешь?
«Пастушью запеканку по рецепту матери, со сметаной и картофельным пюре…»
– Что угодно.
Райан налил себе джину и плюхнулся на диван. Ти Джи, продиктовав заказ, устроился с ним рядом.
– Ты готов к разговору? Мне надо кое-что тебе рассказать. Я много размышлял…
– Я тоже.
Райан был уверен: он выжил именно потому, что, вырываясь мысленно за пределы камеры, сумел распланировать всю свою последующую жизнь.
– Прости, что я так долго не мог тебя вызволить. Поверь, не было минуты, чтобы я о тебе не думал. Но организовать освобождение оказалось гораздо труднее, чем мы предполагали.
– Тут нет вашей вины. Мы ведь не думали, что меня когда-нибудь обвинят в убийстве.
Ти Джи взял свою рюмку и сделал большой глоток.
– Пока ты сидел в тюрьме, я постарался разобраться со своей жизнью. Вгляделся в себя – и остался недоволен увиденным. Я чуть тебя не потерял, а все потому, что до седых волос остался мальчишкой, неспособным к ответственным поступкам! Зачем нам было охотиться за алмазами? Разве мы не могли себе позволить покупать их на легальном рынке? Тем не менее, я занимался этим не один год. Зачем? Только ради развлечения.
– В последний раз развлечение оказалось малость подпорчено…
– Вот именно. Ты чуть не поплатился жизнью за то, что мне было скучно после войны и я научился воспроизводить удовольствия, которые получал, когда служил летчиком. Я присвоил себе право втягивать в свои дела тебя, подвергать твою жизнь риску…
– Я уже взрослый, – заметил Райан. – Я прекрасно знал, чем мы занимаемся.
– Как бы то ни было, хватит дешевых трюков! Отныне «Гриффит интернэшнл» будет действовать исключительно в безопасных сферах.
– У меня уже есть идея, – подхватил Райан. – Только не смейтесь. Мы могли бы делать алмазы из метана!
Ти Джи долго смотрел на него молча, а потом расхохотался до слез. В этот момент в дверь постучали. Райан, нахмурившись, впустил в номер официанта с тележкой. Ти Джи дал официанту щедрые чаевые.
– Прости, что я засмеялся, – сказал он, когда за официантом закрылась дверь. – Просто на свете есть всего один человек, кроме тебя, способный додуматься превращать дерьмо в алмазы. – Он указал на себя.
Райан хмыкнул, а Ти Джи хлопнул его по спине и внезапно крепко обнял.
– До чего же здорово, что ты вернулся!
Райан не знал, что ответить: впервые Ти Джи продемонстрировал какие-то родственные чувства – раньше он обращался с ним просто как с приятелем. Райан тоже обнял Ти Джи, но тут же и уронил руки.
– Я хочу отдать тебе вот это. – Ти Джи снял с пальца золотое кольцо с головой леопарда и надел его Райану на мизинец. Кольцо пришлось впору.
– Зачем?..
– Слушай внимательно. Это все, что у меня оставалось, когда мать сдала меня в сиротский приют «Болингфорд». Кольцо определенно мужское. Может быть, отцовское? – Ти Джи пожал плечами и грустно улыбнулся. – Остается только гадать. Подрастая, я пристально вглядывался во всех мужчин и женщин, которых встречал, надеясь уловить какое-то сходство с собой. Ночами я не спал – все мечтал, что меня сдали в детский дом по ошибке, что родители вот-вот выяснят, где я нахожусь, и заберут меня…
Райан молча кивал. Слава богу, что у него всегда была мать!
– После «Болингфорда» я пытался пройти по следу кольца. Удалось выяснить одно: оно единственное в своем роде и сделано в Индии. Может быть, отец был военным и служил в колониальных войсках? Может быть, я обязан своей отвагой ему? Мне так и не удалось это выяснить, но, летая в британских ВВС, я не снимал кольцо. Перед каждым вылетом я несколько раз поворачивал его на пальце, и оно неизменно приносило мне удачу.
Райан сочувственно улыбнулся, хотя не был суеверным. «Человек – кузнец своего счастья» – таким был его девиз.
– Когда ты попал в тюрьму, я решил было, что удача мне изменила. Но оказалось, что это не так. Теперь я хочу передать кольцо тебе. Потом ты унаследуешь все остальное мое состояние.
– Лучше оставьте его себе. Я…
– Ты – мой сын, – нахмурился Гриффит. – От наследства, полученного по праву рождения, не отказываются. К тому же я уже попросил юристов перекроить всю мою собственность. Теперь мы партнеры. Правда, тебе придется отработать свою долю.
Райан уставился на кольцо с загадочным прошлым. Томясь в тюрьме, он лучше понял, какой необыкновенный человек Ти Джи и как он горд тем, что приходится ему сыном. Жаль только, что Ти Джи не любил его мать…
– Твоя мать была чудесной женщиной, – сказал Ти Джи, словно Райан высказал свои мысли вслух. – Она правильно поступила, что родила тебя. Без тебя моя жизнь была бы пустой. Ты – мой единственный сын и в то же время лучший друг.
– Мать любила вас до самой смерти. Ради вас она бы всем пожертвовала.
– Ты знаешь, пытаясь тебя освободить, я впервые понял, что означают эти слова. Я тоже готов был пожертвовать всем, но оказалось чрезвычайно трудно найти нужного человека. Сколько я истратил денег, и все без толку! Можно было бы с тем же успехом стоять на Трафальгарской площади и кормить купюрами голубей… Я понимал, что не добьюсь успеха, пока не выйду на того, кто действительно сумеет помочь. Иначе у меня и дальше будут брать деньги, ничего не делая. Короче говоря, я обратился к Каролине: я знал, что у Руперта многолетние контакты с Заиром.
– Еще бы! Отстрел горных горилл и отправка их носов и лап в Гонконг… Из носов там делают снадобья для повышения потенции, а лапы идут на пепельницы.
– Пойми, я был в отчаянии. Я знал, что у него связи в самых высоких правительственных сферах. Я умолял Каролину назвать мне фамилию полезного чиновника, но она отказалась: боялась, как бы об этом не пронюхал Руперт. Пришлось напомнить ей, сколько раз она твердила, что любит меня… Никогда в жизни я не испытывал такого унижения.
– Она так и не согласилась?
– Нет. Мне помогли корреспонденты Би-би-си, которые делали документальный фильм о браконьерстве. – Ти Джи посмотрел на Райана и глухо произнес: – Я никогда не любил Каролину так беззаветно, как любила меня твоя мать. Не знаю, в чем тут дело… – Он помолчал, потом виновато пожал плечами. – Может быть, причина в том, что я вырос в детском доме? Меня никто не любил, и я тоже не научился любви. – Он отвел глаза. – Но тебя я люблю, сынок. Если бы я тебя потерял, то…
У Райана вспыхнули щеки. Он чуть было не признался отцу, что любит его, любил всегда, даже когда не знал о его существовании, но память о матери и ее несчастной жизни заставила его промолчать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил

Разделы:
В зените дня123468910111213Полночь141516171819202122232425262728Рассвет29

Ваши комментарии
к роману Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил



Забросила все дела дома и читала читала читала. ООООООчень понравился роман
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилМаруся
15.11.2012, 17.25





Классный. Не оторваться. Любовь. Богема, криминал- кому это нравиться, читайте с удовольствием
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилStefa
10.12.2013, 15.23





инересно!
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мериланна
13.12.2013, 13.17





Прочитала за один день, очень увлекательный, как и все романы этого автора.rnЗахватывающий сюжет, интриги и конечно же любовь главных героев.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилЮлия
8.07.2014, 15.23





Роман может и хороший, но меня ужасно бесит схожесть героев романов автора. Обязательная любовь к пицце с анчоусами, покалеченный питомец героя, сексуально озабоченная богатая подруга, и вообще куча извращений, включая инцест, больные мамаши и.пр.. Все, надоело, пойду к Сандре Браун, в ее романах более 400 мб побольше фантазии.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилНатали
26.09.2014, 23.11





Роман, несомненно, интересный. Держал в напряжении до последнего, но концовка какая-то скомканная. После плавного, в нескольких местах даже затянутого повествования - стремительная навороченная концовка.9баллов.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерилольга
23.09.2015, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100