Читать онлайн Любовь, соблазны и грехи, автора - Сойер Мерил, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.51 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Любовь, соблазны и грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Райан стоял рядом со своим «Ровером» на перевале и смотрел в западную сторону, прикрывая глаза ладонью в перчатке. Далеко внизу, на краю красной каменистой равнины, остался Марракеш. Вдоль извилистой дороги рос хвойный лес, у обочины краснели маки. На скалах громоздились ксуры – укрепленные берберские деревни, стены которых надежно укрывали горцев от соблазнов современной жизни. А выше начинался настоящий лунный пейзаж.
Дорога через перевал была опасна крутыми поворотами, спусками и подъемами. Ее построили когда-то колонизаторы-французы, чтобы распространить свою власть на южные районы Марокко. Отсюда открывался прямой, хотя и дальний путь к сказочной долине Дра и алжирской границе. Теперь дорогой пользовались разве что всадники-берберы да водители грузовиков, везущие марганец с месторождения, открытого французами во время прокладки трассы. Дорога вела на Уарзазат – последний форпост цивилизации, за которым начинались неприветливые сахарские пески.
Райан закутался в бурнус, чтобы уберечься от холода высокогорья, и снова сел за руль. Простившись взглядом с буйством зелени на западном склоне Атласских гор, он устремился на восток, в страну обрывов и скал, обточенных ветрами, которые дули здесь без перерыва уже многие тысячелетия.
Он сверился с хронометром: два часа дня по лондонскому времени. Интересно, что сейчас делает Лорен? Поймав себя на этой мысли, Райан нахмурился. Если мужчина ни на минуту не может выбросить из головы женщину, значит, он попал в переплет. Оставалось признать, что, отведав ее любви, он почувствовал в душе какую-то важную перемену. Раньше он не подозревал, что способен на такие глубокие чувства.
Почему-то больше всего Райана обижало то, что она не пожелала посвятить его в истинный смысл своей картины «Полночь в Марракеше». Да, разумеется, личные переживания художника, тайный замысел, известный ему одному… Что ж, здесь по крайней мере с ней не поспоришь: она ничего никому не обязана объяснять. Да и у любой женщины могут быть свои секреты. Мало ли, что какому-то Райану приспичило в них проникнуть… Наверное, именно из-за этих секретов он так ею заинтересовался. Большинство женщин были для него открытой книгой. А Лорен его дразнила, она была загадкой, с которой он не мог справиться…
Райан так разогнался, что едва вписался в опасный поворот. Пришлось изо всех сил ударить по тормозам, иначе столкновение с конными берберами, неспешно пересекавшими полосу асфальта, было бы неминуемым. Смуглые всадники в длинных белых балахонах отсалютовали беспечному водителю поднятыми над головами винтовками. Райан успел ответить им улыбкой и высунул в окно карабин, направив его в синее небо.
Всадники держали путь в горную деревню Талуэт. Они принадлежали к самому свирепому клану этих мест под названием глауи. Райан помнил свою первую встречу с ними. Это случилось почти пятнадцать лет тому назад, когда они с Ти Джи держали путь на запад, из Алжира в Марокко. Поворот – и путь им преградил отряд берберов с винтовками наготове…


– Черт!
Ти Джи налег на тормоза, и «Ровер» резко остановился, подняв столб пыли. Ти Джи схватил автоматический карабин – годы путешествий по Африке приучили его всегда держать оружие под рукой. Райан мысленно молился.
Ти Джи выскочил из машины, направив ствол на предводителя берберов. Выслушав его длинную тираду на гортанном арабском, предводитель усмехнулся, демонстрируя черные обломанные зубы, потом перебросил винтовку в одну руку, направил ствол в небо и помахал оружием над головой. Остальные всадники со смехом последовали его примеру. Райан облегченно перевел дух и взъерошил себе волосы.
Берберы повели их по тропе, размытой весенними дождями, не заботясь о том, выдержат ли европейцы этот путь под беспощадно палящим солнцем. В своей деревне Телуэт они угостили путешественников чаем с мятой и жареным козленком, до того жестким, что у Райана потом два дня болели челюсти.
Уже потом, по дороге в Марракеш, Ти Джи объяснил, что демонстрация силы – вернейший способ заслужить уважение. После этого он съехал в свою привычную колею: повел речь о бессилии Запада перед лицом коммунистической агрессии. Его поколение храбро сражалось и выиграло битву за Британию, тогда как поколение Райана бесславно проигрывает словесное сражение… Райан вежливо кивал, но слушал излияния Ти Джи только вполуха.
Долгие беседы вообще были неотъемлемой частью работы с Ти Джи. Райан долго не желал себе в этом признаться, но у них оказалось немало общего: пристрастие к блондинкам, хорошему джину, азартной игре – и, конечно, к скоростным автомобилям. Райан не устоял и приобрел подержанный «Астон-Мартин-Вираж», в точности такой же, каким управлял Джеймс Бонд в «Докторе Но». Он ходил на этот фильм со своей матерью, которая обожала Шона Коннери, и поклялся ей, что рано или поздно обязательно будет ездить в такой машине, как у Бонда. Она не стала смеяться над этой клятвой, потому что всегда поощряла его мечты.
Райану понравилось жить в Англии. Он всегда ощущал себя британцем по рождению, а кроме того, не испытывал теплых чувств к стране, отвернувшейся от парней, которых она сама отправила во Вьетнам. Он научился есть жаркое из мяса, капусты и картофеля, пить в пабах теплое пиво – и чесать языком. Интерес британцев к политике, осведомленность любого прохожего на улице о результатах вчерашнего голосования в парламенте вызывали у него больше уважения, чем невежество большинства американцев.
Чего Райан не одобрял, так это упорства британцев в своих монархических предрассудках. Ему нравилась газета «Таймс» с ее иронией и аристократической интонацией и раздражали желтые листки с их вечным припевом: «Боже, спаси королеву от ее родственников!» Впрочем, ему тоже трудно было пройти мимо газетного киоска, чтобы не раскрыть какую-нибудь из ненавистных газетенок на третьей странице и не полюбоваться на голенькую красотку.
Райан уже давно не был зеленым юнцом, поднявшим руку на Ти Джи в «Крокфордз». Теперь он возглавлял операции Гриффита по торговле алмазами. Еще во время Второй мировой войны Гриффит предугадал, что скоро мир попадет в зависимость от нефти. Стремление завладеть нефтяными месторождениями диктовало военную стратегию Германии и Японии. Потребность в качественном буровом оборудовании должна была привести к росту цен на алмазы во время послевоенного бума. Гриффит вложил все свои сбережения в производство буров с алмазными насадками для стран-производительниц нефти – и не прогадал.
Ему не требовались безупречные бриллианты: для того чтобы бурить ледяной монолит тундры или несокрушимые скалы, годились и камни низкого качества. Весь упор делался на непрерывность поставок. Можно было бы, конечно, удовлетвориться обычными источниками, приобретая промышленные алмазы на лондонском рынке, однако Гриффит избрал иной путь.
Основывая «Гриффит интернэшнл», Ти Джи не имел достаточно средств и был вынужден приобретать борт, или «черные алмазы», по ценам ниже рыночных. Так он вышел на африканских «вольных старателей», которые тайно выносили добытое с выработок, чтобы продавать по заниженным ценам. К моменту появления в Лондоне Райана Гриффит уже был сказочно богат. Тем не менее он по-прежнему обходил официальные каналы и приобретал алмазы собственными способами.
Сначала Райан подумал, что Гриффит патологически скуп, но прошло немного времени – и он сообразил, что Ти Джи просто не способен избежать соблазна. Несмотря на все старания крупных производителей контролировать рынки и цены на них, Гриффит постоянно открывал для себя новые источники.
Райан мотался по африканским странам, не брезговал иметь дело с весьма темными личностями, но это не мешало ему лелеять собственную мечту. Его не слишком привлекала походная жизнь, надоело кормить собственной кровью москитов размерами с вертолет. И хотя Ти Джи неплохо оплачивал его услуги, Райан знал, что настанет день, когда он сможет начать собственное дело. Тогда и осуществится его мечта.
– Да здравствует цивилизация! – торжественно провозгласил Гриффит и указал на город, раскинувшийся впереди, на краю красной равнины.
Марракеш, окруженный бесконечными крепостными стенами, купался в лучах заходящего солнца. Муэдзины призывали правоверных на вечернюю молитву. Райан впервые оказался в этом оплоте берберских племен ушедших веков. Он думал, что его ждет очередной пыльный оазис, а узрел подлинный бриллиант в оправе из тысяч финиковых пальм.
Повсюду зеленели сады, бесчисленные птицы спешили исполнить свои песенки до наступления темноты. Бульвары, напоминающие европейские, были усажены фиолетовыми джакарандами, высокие стены, типичные для арабского города, были увиты побегами бугенвиллеи и неожиданными в этих краях маргаритками. Сочетание различных культур в старом городе, окруженном крепостной стеной, придавало ему экзотический, ни с чем не сравнимый колорит.
– Наверное, Марракеш стоит на подземных источниках? – предположил Райан: окрестные пустыни просто не могли дать жизнь этому острову зелени.
– В старину один паша направил в Марракеш воду с Атласских гор. Он построил подземные каналы, выложенные камнем. По ним в город до сих пор поступает вода.
Они резко затормозили, едва не налетев на автобус, набитый женщинами в чадрах и мужчинами в тюрбанах. На крыше древней колымаги громоздились тюки сена и ржавые велосипеды. Через минуту-другую автобус, поднимая красную пыль и изрыгая сизый дизельный выхлоп, пополз вдоль стены с башнями и воротами, украшенными мозаикой с геометрическими символами. Машина долго тащилась следом за чадящим чудовищем, пока Ти Джи не удалось обогнать его.
– В Марракеше самая большая медина в стране, – сообщил он.
– Вы знаете, куда ехать?
– Более или менее. – Ти Джи указал на ворота, ведущие в Медину: – У каждых ворот – по-арабски они называются «баб» – собственное имя. Это – Баб-Ахмар, а мы ищем Баб-Ларисса. Оттуда рукой подать до дома Армстронгов.
Месяц назад, встретившись с Ти Джи и Райаном в Найроби, Руперт Армстронг пригласил их погостить у него в Марракеше и заодно обсудить дела. Виллу Армстронгов, спрятавшуюся в пышном саду, не пришлось долго искать.
– Коктейли будут поданы через час, – предупредил слуга, провожая гостей в комнаты. На нем было белое одеяние, алый пояс и такая же феска с кисточкой, подскакивавшей при каждом шаге.
Идя за слугой по мраморному коридору, Райан не мог не отдать должное роскошной вилле в греческом стиле. Окно предложенной ему комнаты выходило на мерцающий бассейн, окруженный красными бальзаминами. В ванной ждала горячая вода – впервые после отъезда из Лондона.
Приняв душ, он присоединился на террасе к Гриффиту.
– Ничего себе домик! – одобрительно заметил Ти Джи.
Они спустились в сад с подстриженными деревьями и разгуливающими вокруг мраморного фонтана фазанами. Райан с удивлением обнаружил, что в саду собралась дюжина гостей в вечерних туалетах.
– Это что, прием? – шепотом спросил Райан. В своей легкомысленной спортивной курточке, без галстука, Райан чувствовал себя здесь как без штанов. Ему было далеко до Ти Джи, который даже в одежде, которую он сутками не снимал, мог выглядеть как джентльмен с рекламы первосортного виски.
– Ничего особенного, просто званый ужин.
Райан не переставал удивляться, с каким равнодушием Ти Джи относится к чужому богатству. Он ни от кого не зависел и всегда был уверен в себе. Материальное его не касалось, люди – тем более.
Они по привычке заказали «Будлз» со льдом и тут же увидели Руперта Армстронга, который двигался к ним по садовой дорожке, приветствуя на ходу своих гостей.
Огненно-рыжий, безупречно выбритый, Армстронг был необыкновенно белокож. Карие глаза занимали пол-лица, брови можно было разглядеть только при пристальном досмотре. Пока он вел с Ти Джи легкую светскую беседу, Райан внимательно его изучал. Руперт Армстронг сразу ему не понравился, хотя он не смог бы объяснить почему…
Так или иначе, Райан предпочел бы, чтобы Ти Джи не давал Армстронгу согласия заняться экспортом в Японию его фосфатов.
Зачем лишняя головная боль? Они ведь абсолютно не разбираются в экспорте удобрений! И разве мало им дел в «Гриффит интернэшнл»? Кроме всего прочего, Ти Джи внимательно следил за рынком произведений искусства, а это отнимало немало времени. Ему постоянно требовалась новизна: рутина вызывала у него зевоту.
– Позвольте, я представлю вас остальным гостям, – сказал Армстронг, подводя Ти Джи к группе людей, беседовавших по-французски.
Райан знал, что к нему приглашение не относится – Армстронг, вероятно, считал его мальчиком на побегушках. Однако он дерзко увязался за ними. Мало кто замечал, что у него и у Ти Джи одинаковые глаза, а на этом их сходство заканчивалось. Ти Джи был слишком хорош собой, от него так и веяло мужественностью, вызывавшей у мужчин уважение, а у женщин – слабость в коленях.
Впрочем, Райан не собирался с ним тягаться: собственная заурядная внешность нисколько его не печалила. Велика важность, что никто не узнает в нем сына Ти Джи! Дело ведь не только в отсутствии внешнего сходства: он появился на сцене взрослым человеком, сформировавшейся личностью. Райан сам настоял, чтобы Ти Джи не обнародовал их родство. Он – сын Мэри Бейли, а остальное не в счет.
– Ваше высочество, позвольте представить вам мистера Ти Джи Гриффита.
Женщина протянула Ти Джи руку, тот галантно прикоснулся к ней губами и произнес учтивые слова приветствия.
– А это… ассистент мистера Гриффита, мистер Райан Уэсткотт. Господа, перед вами ее королевское высочество болгарская принцесса София.
«Еще одна безнадежная претендентка на опрокинутый трон!.. – вздохнул про себя Райан. – В Европе они повсюду, куда ни плюнь». Носителей титулов было принято приглашать на приемы: считалось, что они украсят собой любое общество. Недурная жизнь – работать ни к чему, лоботрясничай сколько влезет!
Сказав унылой вдове несколько банальностей, Армстронг повел Ти Джи и Райана дальше, знакомя их с остальными гостями, которые тоже не обладали ничем кроме титулов. Интерес вызывал только трехсотфунтовый негр в снежно-белом военном мундире с золотым аксельбантом и эполетами. Услышав, что перед нимир король Тонга, Райан напрягся и вспомнил, что островами Тонга, затерявшимися где-то в южной части Тихого океана, действительно правит король. Очень вовремя – иначе он, наверное, наговорил бы грубостей.
– Обратите внимание, – шепнул Райан на ухо Ти Джи, – единственный здесь, кто не пыжится, – это обладатель настоящего трона.
– Да, то еще сборище! Как только закончится ужин, мы поедем в отель «Мамуния» и сыграем по маленькой.
– Видите вон того гостя? – обратился к ним Армстронг, словно выросший из-под земли. – Это племянник султана Брунея. Сейчас я вас представлю.
Райан залпом допил свой джин и заторопился к стойке за новой порцией. Оглянувшись, он увидел, что Ти Джи жестом подзывает его к себе. Только этого не хватало – очередной претендент на престол!
– Его королевское высочество… – начал Руперт при приближении Райана. Затем последовало длиннейшее перечисление пышных титулов.
Райан уже был готов мысленно списать племянника султана со счета как очередную венценосную никчемность, но вдруг заметил у него на пальце бриллиант в одиннадцать каратов; на другой руке сиял прекрасный сапфир. Значит, у этого типа по крайней мере водятся денежки. Вот что значит «черное золото»!
– Приветствую могучего властителя! – сказал Райан.
Племянник ответил искренней широкой улыбкой и долго тряс ему руку. А он, оказывается, симпатичный!
Райан уже собрался выяснить, не ощущается ли в Брунее острая потребность в алмазных бурах, но тут музыканты, прятавшиеся в зарослях, перестали играть. Все устремили взгляды на лестницу, ведущую на второй этаж.
На верхней ступеньке лестницы стояла стройная женщина в голубом платье. Ее светлые волосы освещала полная луна; лицо поражало безупречной симметрией черт. Эта женщина была истинным воплощением красоты! Все на ней, вплоть до бриллиантового ожерелья с аквамариновым кулоном в ложбинке на груди, было подобрано под цвет глаз.
Райан снова внутренне напрягся. Наконец-то что-то интересное! Красавица медленно спускалась по лестнице, наслаждаясь всеобщим вниманием. Казалось, светильники были установлены вдоль перил только для того, чтобы озарять ее прекрасное лицо.
«Черт, да она годится мне в матери!» – с некоторым разочарованием подумал Райан и покосился на Ти Джи. Тот стоял, поднеся к губам стакан с джином, но почему-то не пил.
– Amore mio, amore! – неожиданно раздался у них за спиной высокий женский голос. Райан обернулся и увидел, что к Руперту подскочила темноволосая особа и, обняв его, расцеловала в обе щеки ярко накрашенными губами. На ней было алое платье, расшитое серебром, переливающееся при каждом движении широких бедер. Вырез до пупа практически обнажал груди размером с самые внушительные вершины Атласских гор.
– Силикон, – тихо прокомментировал Райан. – Я предпочитаю натуральное оснащение.
Ти Джи согласно кивнул. Внушительные вершины не вызвали у него интереса: все его внимание было приковано к даме на лестнице.
– Каролина Армстронг, – произнес он завороженно.
Слуга подал даме бокал шампанского. Бокал у нее в руке походил на скипетр, челка не скрыла убийственного взгляда голубых глаз, устремленных на бесстыжую итальянку. Она не шевелилась, пока Руперт не избавился от объятий итальянки и не поспешил к ней. Каролина что-то сказала ему шепотом – Райан не разобрал слов, но догадался, что она вне себя. Да и какая женщина стерпит такое?
Руперт взял Каролину под руку и представил ей новых гостей. Она вежливо спросила у Ти Джи, нет ли у них общих знакомых в лондонском аристократическом клубе «Будлз», и получила отрицательный ответ – впрочем неискренний. Она назвала еще несколько подобных клубов, но результат был тем же. Для Ти Джи не имела значения принадлежность к привилегированным клубам, делавшая людей членами высшего общества. Многие завсегдатаи этих клубов считались друзьями, но сам он ограничивался казино «Крокфордз».
Хозяева, поклонившись, направились к болгарской принцессе, и как раз в это время прозвучал гонг, оповещавший о начале трапезы. Очень чинно, с достоинством, словно усвоенным в покоях Букингемского дворца, вереница гостей, потянулась к столу. Райана усадили рядом с брунейским принцем, изъяснявшимся исключительно по-арабски, напротив них оказались Ти Джи и сногсшибательная итальянка, которую звали Лолой Чиатти. От Каролины эту пару отделяла одна французская чета. Райан еще в школе неплохо освоил французский, потом улучшил свои познания в Алжире. Однако, будучи представлен этим «дальним родственникам барона Ротшильда», он притворился, будто не может связать на их языке двух слов.
Потягивая вино, Райан наблюдал, как Лола кокетничает с Ти Джи. Пышная итальянка была не в его вкусе: они с Ти Джи предпочитали длинноногих блондинок. Тем не менее он, подмигинув принцу, разок-другой заглянул в умопомрачительный вырез ее платья, который был для этого и создан. Райан мотался по Африке уже несколько месяцев и соскучился по женскому телу.
– На прошлой неделе сюда переехал Ив Сен-Лоран, – сообщила Каролина родичам Ротшильда.
Велика важность! Райан исподтишка изучал Каролину и уже пришел к выводу, что та способна искренне улыбаться разве что собственному отражению в зеркале.
Лола не отпускала руку Ти Джи, едва не касаясь его плеча своей выдающейся грудью. По-английски она говорила неважно, по-французски – и того хуже, но все равно болтала с Ти Джи без остановки.
Учтиво беседуя с брунейским принцем по-арабски – тот, к сожалению, не проявил интереса к бурам, – Райан умудрялся слушать Каролину.
– Завтра мы нанесем визит графине де Бретей на ее вилле Тейлор. Она покажет вам башню, куда Черчилль велел отнести президента Рузвельта, чтобы тот полюбовался закатом в горах.
– О! Когда же это было?
– Кажется, в 1942 году, после конференции в Фесе, – ответила Каролина.
«В сорок третьем, – мысленно поправил ее Райан, – после конференции в Касабланке…» Он слушал, как небрежно Каролина роняет имена знаменитостей, и вспоминал провинциальных дур, которые когда-то заказывали его матери перешивать им платья. Они тоже сыпали именами, словно это могло быть кому-то интересно… Судя по всему, Каролина Армстронг недалеко от них ушла.
Райану надоело на нее смотреть, и он перенес внимание на отчаянно флиртующих Лолу и Ти Джи. Лола сыпала двусмысленными замечаниями, которые под влиянием спиртного постепенно превращались в откровенные непристойности. Райан понял, что этой парочке прямая дорога в постель.
На третьей перемене блюд брунейский племянник задремал. Лола объяснила, что им предлагают полакомиться макаронами с кускусом и чернилами кальмара.
– У нас это называется puta nesca – «волосы шлюхи», – последовало многозначительное уточнение.
Райан не употреблял в пищу ничего черного, поэтому отложил вилку. Каролина и лягушатники желали друг другу всего наилучшего и наперебой повторяли: «Sante!». Райан поднял свой бокал и тихо сказал Лоле по-итальянски:
– Acqua fresca, vino puro, figa stretta, catzo duro.
Лола встретила сальность таким задорным хохотом, что у Райана заложило уши, а Ти Джи густо покраснел, чего обычно за ним не водилось. Уроженец Брунея встрепенулся и уставился на груди хохотушки, потом закатил глаза и обратился к аллаху с негромкой тирадой – наверное, просил о снисхождении.
– Признавайтесь, что в этом смешного! – потребовала Каролина у Ти Джи.
– Ничего особенного, просто тост, – отмахнулся Ти Джи, не поднимая глаз.
– Нельзя ли произнести это по-английски? – спросила Каролина раздраженным тоном, и Райан сделал над собой усилие, чтобы не ухмыльнуться.
– Я не могу перевести дословно, – упирался Ти Джи.
– А вы постарайтесь.
Райан все-таки хмыкнул и получил от Ти Джи пинок ногой под столом.
– Свежая вода, – начал Ти Джи, – чистое вино… петухи-задиры и пушистые киски.
Каролина непонимающе нахмурилась, а Райан презрительно улыбнулся. С водой и вином Ти Джи ничего не напутал, но упоминание мужских и женских гениталий заменил какой-то белибердой.
– Что еще за киски? – спросила Лола.
– Одна такая у вас между ног, – шепотом просветил ее Ти Джи.
– Между ног?! – переспросила Лола так громко, что вздрогнул даже король Тонга, сидевший на противоположном конце стола.
Брунейский племянник широко улыбнулся, демонстрируя чистое золото во рту, и стал проявлять к оснащению Лолы еще более пристальный интерес. А она между тем со смехом начала рассказывать Ти Джи о том, как ее «киска» безобразничала в парижском отеле «Ритц». Лола запустила ее в «Ритц-клуб» и долго не могла найти – столько туда набилось танцоров. Нашла она «киску» только после того, как та угостилась экзотической рыбкой из аквариума…
Райан заметил, что Каролина не сводит глаз с Ти Джи. Судя по всему, издевательств она не прощала и знала, как превратить мужчину в камень одним-единственным ледяным взглядом. Райан с облегчением подумал, что не зря отдает предпочтение женщинам с улыбающимися глазами и искренним смехом. На стерв, вроде Каролины Армстронг, он никогда не клевал – в отличие от Ти Джи, для которого весь мир был сплошным вызовом, азартной игрой.
Вдоволь насмеявшись, Ти Джи осведомился у Лолы, привезла ли она с собой свою «киску». Утвердительный ответ последовал без промедления – иного Райан не ожидал. Лола сказала, что остановилась в «Мамунии» и с радостью продемонстрирует Ти Джи своего зверька. Райан, шепотом переводивший брунейцу эту идиотскую беседу, не стал выпускать и последнюю фразу.
Брунеец немедленно вызвался принять участие в осмотре.
Каролина испепеляла всю четверку взглядом, но Лола слишком захмелела, чтобы замечать такие мелочи, Райану было наплевать, а брунеец был слишком занят грудью итальянки. Только Ти Джи поглядывал краешком глаза в сторону Каролины. Хозяйка виллы явно не привыкла, чтобы над ней потешались красивые мужчины.
– Терпеть не могу кошек! – неожиданно выпалила Каролина, прожигая Ти Джи взглядом. – У моей дочери был котенок, но я от него избавилась. Не выношу кошачий запах!
– Бедная киска!
Весь стол покатился со смеху, одна Каролина сохранила серьезность. Встав из-за стола, она надменно вскинула голову и покинула зал, словно королева, пренебрегшая неотесанными подданными. Райан усмехнулся: ко всему прочему, хозяйка дома оказалась настоящей ханжой.
После ужина все, кроме Каролины, отправились в «Мамунию» – играть. Пока Ти Джи и Райан сидели за карточным столом, брунеец с Лолой куда-то незаметно исчезли…
На следующий вечер Ти Джи и Райан попытались было уклониться от участия в ужине, но Руперт не пожелал ничего слышать. На сей раз Ти Джи оказался за столом рядом с Каролиной. После ужина он, сославшись на усталость, отказался поехать с остальными в «Мамунию».
Возвращаясь в свою комнату с карманами, набитыми выигранными деньгами, Райан задержался у двери Ти Джи. Он уже собирался постучать, как вдруг услышал голос Каролины Армстронг. Только этого и не хватало! Впрочем, Ти Джи виднее. Райан был уверен, что он сладит с любой женщиной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил

Разделы:
В зените дня123468910111213Полночь141516171819202122232425262728Рассвет29

Ваши комментарии
к роману Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил



Забросила все дела дома и читала читала читала. ООООООчень понравился роман
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилМаруся
15.11.2012, 17.25





Классный. Не оторваться. Любовь. Богема, криминал- кому это нравиться, читайте с удовольствием
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилStefa
10.12.2013, 15.23





инересно!
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мериланна
13.12.2013, 13.17





Прочитала за один день, очень увлекательный, как и все романы этого автора.rnЗахватывающий сюжет, интриги и конечно же любовь главных героев.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилЮлия
8.07.2014, 15.23





Роман может и хороший, но меня ужасно бесит схожесть героев романов автора. Обязательная любовь к пицце с анчоусами, покалеченный питомец героя, сексуально озабоченная богатая подруга, и вообще куча извращений, включая инцест, больные мамаши и.пр.. Все, надоело, пойду к Сандре Браун, в ее романах более 400 мб побольше фантазии.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилНатали
26.09.2014, 23.11





Роман, несомненно, интересный. Держал в напряжении до последнего, но концовка какая-то скомканная. После плавного, в нескольких местах даже затянутого повествования - стремительная навороченная концовка.9баллов.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерилольга
23.09.2015, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100