Читать онлайн Любовь, соблазны и грехи, автора - Сойер Мерил, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.51 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сойер Мерил

Любовь, соблазны и грехи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Райан прилетел из Лос-Анджелеса в Лондон и вышел из здания аэропорта под моросящий дождь. Сев в такси, он назвал водителю адрес Тилли Клари – той самой, которая на протяжении двадцати лет поздравляла его мать с Рождеством. Последняя открытка была послана год назад, и Райан очень надеялся, что за это время Тилли никуда не переехала…
Такси остановилось перед готовым рухнуть кирпичным домом. Окна первого этажа были наглухо заколочены, но на ступеньках играли дети, а значит, кто-то здесь еще жил.
– Кто-нибудь знает, где квартира Тилли Клари? – спросил Райан у мальчишек, расплатившись с таксистом.
– Пошли!
Один из мальчишек поманил его в темный подъезд, пропахший капустой. Боже, оказывается, в Англии действительно едят эту гадость! Райан старался не дышать носом, пока карабкался вверх по лестнице, чтобы познакомиться с женщиной, бывшей некогда лучшей подругой его матери. От кого еще он мог узнать правду о своем отце?
Мальчишка остановился перед дверью в конце коридора:
– Это здесь.
Он выразительно подставил ладонь, и Райан протянул ему бумажный доллар.
– А настоящих денег не найдется?
Усмехнувшись, Райан дал ему еще пять пенсов.
– Большое спасибо!
– Кто там? – прошамкали из-за двери в ответ на стук.
– Райан Уэсткотт, сын Мэри Бейли.
– Сын Мэри?
Дверь распахнулась, и Райан увидел кареглазую толстуху в линялом клетчатом платье и спущенных чулках. Ей никак не могло быть больше пятидесяти лет, но выглядела она на все шестьдесят.
Тилли Клари взглянула на гостя и вытаращила глаза.
– Не может быть! Невероятно! Я глазам своим не верю! – Она неожиданно всхлипнула. – Вылитый Гарт!
– Знаю. Мать говорила мне, что я очень похож на ее брата.
Он подвел Тилли к дивану, усадил и осторожно опустился с ней рядом, опасаясь, как бы ветхая конструкция не обрушилась под их весом. Тилли улыбнулась ему той же ласковой улыбкой, которой всегда улыбалась мать.
– Ты перещеголял даже Гарта, уж на что он был красив! У вас все одинаковое, кроме, разве что, глаз… Мать говорила тебе, что мы с Гартом собирались пожениться?
– Говорила.
– Как она поживает? Райан взял ее за руку:
– Скоро два месяца, как мама умерла.
Кровоизлияние в мозг, мгновенная смерть.
– Нет! Такая молодая… – Лицо Тилли скривилось, и она залилось слезами.
Райан терпеть не мог женских слез, всегда терялся и не знал, как утешать. Надеясь отвлечь Тилли, он показал ей фотографию.
– Посмотрите, вы здесь кого-нибудь узнаете? Тилли схватила фотографию.
– Ну конечно! Это твоя мать и дядя Гарт. А я-то, я-то! С ума сойти!
Тут Райан был готов с ней согласиться: узнать Тилли Клари на фотографии было совершенно невозможно. Раньше она была худенькой блондинкой, а теперь…
– Видишь, какой хорошенькой была твоя мама? Нравится тебе ее шляпка? Я ведь помню, как мы ее покупали! Она перемерила в «Хэрродз» все до одной шляпы. На цену Мэри не глядела, лишь бы ему понравилось…
Райан ждал, что она продолжит, но Тилли уткнулась в платок, продолжая всхлипывать. Пришлось потребовать уточнений:
– Кому – «ему»?
Тилли с недоумением взглянула на него, а потом ткнула пальцем в молодого человека в летной куртке.
– Твоему отцу, Трокмортону Джеймсу Гриффиту! Выходит, мать ничего тебе не рассказывала?
– О моем родном отце – ничего. Потому я и приехал. Хочу найти каких-нибудь родственников – деда с бабкой, двоюродных братьев и сестер…
– О ее родне мне ничего не известно. А Ти Джи – так все называли твоего отца – вырос в детском доме. – Тилли мечтательно улыбнулась. – Гарт и Ти Джи вместе служили в британской военной авиации. Они оба были летчиками и героями – не только для нас, но и для всей страны!
У Райана стало тепло на сердце. Вот от кого он унаследовал отвагу – от отца и дяди! Сукин сын Бак Уэсткотт здесь совершенно ни при чем. Как жаль, что он не может с ними поговорить! Они бы поняли, через чту ему пришлось пройти во Вьетнаме.
– Когда у Гарта и Ти Джи бывали боевые вылеты, мы с Мэри молились об их возвращении. Но однажды господь не внял нашим молитвам…
– Они погибли вместе?
– Погиб один Гарт. Твоего отца сбивали не один раз, но он всегда добирался до аэродрома. Он просто не мог позволить нацистам его прикончить! Он до сих пор живет здесь, в Лондоне, и, между прочим, совсем неплохо.
– Он не захотел жениться на моей матери?
Райан задал этот вопрос через силу. Мать была красавица и настоящая леди. Что еще нужно англичанину?
– Не захотел. Я помню, она прибежала ко мне в слезах и сказала, что Ти Джи больше не любит ее… У Мэри был выбор: или избавиться от тебя, или выйти замуж за Бака Уэсткотта – он готов был тебя усыновить.
Райан тяжело вздохнул:
– Если бы ей выпало прожить жизнь заново, она бы, наверное, решила по-другому. Бак превратил ее жизнь в ад.
– Не говори так! – Тилли вскочила. – Я сейчас покажу тебе письмо – Мэри прислала мне его на прошлое Рождество. Там прямо написано, чем ты был для нее. – Она порылась в ящике. – Меня другое удивило… Через столько лет она впервые упомянула Ти Джи.
Тилли подала Райану письмо, и он стал читать о том, как мать гордится им, о том, как «ее мальчик» храбро сражается за свою страну, а она мечтает об одном: только бы он уцелел… Дальше речь шла о Тилли. Та, видимо, написала Мэри после смерти мужа, что тот был хорошим человеком, но она все равно никогда не переставала любить Гарта.
«Я знаю, каково тебе, дорогая Тилли. Вы с Гартом жили бы счастливо, если бы его не прибрал господь. Очень хорошо понимаю, как, прожив столько лет с другим мужчиной, ты по-прежнему тоскуешь по Гарту. Признаться, я тоже продолжаю любить Ти Джи. Иногда, оставаясь одна, я плачу, думая о том, как все сложилось бы, если бы он не отверг мою любовь. Я давно его простила и никогда не перестану его любить. Он подарил мне главную радость моей жизни – сына. Да благословит его за это господь».
Райан нашел дом Гриффита в Хэмпстед-Хит, но мерзавца не оказалось дома.
– Что передать мистеру Гриффиту? – Человек, открывший дверь, смотрел на Райана так, словно открыл мешок с трупом убитого во Вьетнаме солдата и по неосторожности понюхал.
– Передайте, что к нему заходил… один близкий родственник.
– Не знал, что у мистера Гриффита есть родственники… – Дворецкий окинул презрительным взглядом вытертые джинсы и поношенную брезентовую куртку Райана. – Попробуйте заглянуть завтра. Сегодня мистер Гриффит допоздна задержится в «Крокфордз».
В старину в районе Мейфэр проводились знаменитые весенние ярмарки, а теперь он славился самыми шикарными в мире казино, где любили бывать состоятельные игроки, делающие очень крупные ставки. Мортон Филдз стал швейцаром «Крокфордз», как только вернулся с войны, и гордился тем, что ни в одном другом клубе нет такого знатока своего дела. Почтение, с которым он приветствовал посетителей, напрямую зависело от их финансового состояния. Большинство людей, перед которыми он распахивал внушительные двери, были членами клуба. Человек, впервые решивший посетить игорное заведение, по закону должен был подать заявление и двое суток ждать приема. Цель состояла в том, чтобы не допустить к игре тех, кто принял решение необдуманно и был способен впоследствии об этом пожалеть. Менее престижные заведения постоянно пополнялись новыми членами, однако Мортон имел дело со считанными заявлениями в месяц. Огромный членский взнос и астрономическая плата за столик отпугивали нежелательную публику. Профессиональные игроки со всего мира могли появиться здесь лишь в сопровождении членов клуба или предъявив рекомендации из других казино.
Стоя под портиком с белыми дорическими колоннами, Мортон и помыслить не мог, что высокий молодой человек, шагающий по Керзон-стрит, держит курс на его клуб. Когда же он остановился и уставился на золотую табличку, Мортон поправил цилиндр и машинально стряхнул несуществующую пылинку с полы длинного малинового пальто. Опыт подсказывал швейцару, что сейчас возникнут проблемы.
Вообще-то, за все время службы он не мог припомнить особых неприятностей, если не считать скандала, учиненного двумя итальянцами из-за неудачных ставок. Обычно же в казино заходила исключительно респектабельная публика. Мортон надеялся, что, поглазев, молодчик уберется восвояси.
Райан внимательно изучил фасад. На казино это походило мало, но чего не бывает? Его представление об Англии ограничивалось рассказами матери и прочитанной в школе классикой вроде «Рождественского гимна» и «Тома Джонса». Лондон оказался гораздо более древним, чем он предполагал, хотя на здешних улицах тоже было полно хиппи – знакомых по Лос-Анджелесу волосатиков. Еще в Лондоне обнаружилось много стариков в одеяниях диккенсовских времен, вроде дворецкого у Гриффита или вот этого остолопа в дверях клуба.
Райан взбежал по ступенькам и бросил швейцару:
– Я ищу Ти Джи Гриффита.
– В нашем клубе не принято беспокоить посетителей, – важно заявил Мортон, но наглец отодвинул его в сторону. – Эй, вам туда нельзя!.. – Впрочем, швейцар быстро оценил ситуацию и решил, что без полиции не обойтись.
Внутри было так тихо, что Райану показалось, будто он угодил в морг. Но уже через секунду он оказался в зале и увидел десятки людей, толпящихся вокруг рулеток и карточных столиков. Почти все посетители были в смокингах, с которыми контрастировали длинные белые одеяния нескольких арабов.
Райан осмотрел зал. На стенах были развешаны картины с охотничьими сценами, над одним из окон простерли крылья два золотых американских орла. Фигуры женщин-крупье были столь же неотразимы, сколь банальными казались физиономии игроков-мужчин. Только одна из этих физиономий привлекла внимание Райана – та, что отвечала описанию Тилли…
Райан стремительно зашагал к седому мужчине мимо удивленных игроков, осуждающе косящихся на его джинсы. На столе перед седым высилась внушительная стопка жетонов. «Что ж, сегодня ему не повезет», – решил Райан.
Он остановился под аркой, сверля глазами спину седого. Судя по небрежной позе, прыжки шарика с черных секций колеса на красные и обратно не вызывали у него особого трепета.
– Гриффит! – гаркнул Райан – и его голос прозвучал в тиши игорного зала, как выстрел из «М-16». Гриффит обернулся и вскочил:
– Гарт! Это невозможно…
Ни секунды не раздумывая, Райан в два прыжка преодолел разделявшее их расстояние и двинул Гриффита кулаком в живот, а потом с размаху врезал ему в челюсть. Гриффит от неожиданности схватился за стол, и Райан успел ударить его еще раз. Из разбитого носа Гриффита прямо на зеленый фетровый стол полилась кровь.
Выпрямившись, Гриффит ответил Райану двумя неожиданно сильными ударами. Но Райан слишком много раз дрался не на жизнь, а на смерть, поэтому ответные удары только разозлили его еще больше. Сбив Гриффита с ног, он уселся на него верхом и схватил за шею. В глазах поверженного читался страх, и это доставило Райану большое удовольствие.
– Вы кто? – умудрился выдавить Гриффит, ловя ртом воздух.
«Обойдется без объяснений!» – решил Райан и еще сильнее сдавил горло своему врагу, зная, что сумеет вовремя остановиться. Но Гриффит этого не знал и, наверное, уже прощался с жизнью.
Неожиданный толчок в спину заставил Райана обернуться. За его спиной помахивал дубинкой лондонский бобби.
– Прошу прощения, не продолжите ли вы выяснять отношения снаружи?
Окажись бобби один, ему бы несдобровать, но их набралась добрая дюжина, поэтому Райан предпочел не спорить. Отпустив Гриффита, он поднялся, а к Гриффиту сразу подскочил швейцар и сунул ему платок, чтобы остановить кровотечение. Гриффит поднес платок к носу, и на его пальце блеснуло золотое кольцо с леопардовой головой.
В сопровождении нескольких полицейских Райан гордо покинул казино, не обращая внимания на ошарашенных игроков. По пути он успел подмигнуть блондинке-крупье, которую не заметил раньше. Гриффит вышел на крыльцо следом за ним.
– Сэр, – обратился к нему полицейский, остановивший драку, – вы должны будете пройти с нами, чтобы заявить о нападении.
Гриффит покосился на Райана:
– Это необязательно. Только пусть он обещает больше меня не трогать.
Бобби в высоких шлемах с бляхами дружно повернулись к Райану и с любопытством уставились на него.
Что ж, убийство в его планы не входило. Хватит с него убийств во Вьетнаме. Избив Гриффита, он утолил злобу, но теперь в душе его разверзлась пустота. Райан уже чувствовал, что напрасно пересек океан. В самолете он мечтал, как отыщет родню, как она встретит его с распростертыми объятиями… Детские сказки!
– Обещаю не трогать.
Бобби спустились к своим белым машинам с горизонтальными синими полосами. Райан тоже стал спускаться.
– Погоди. – Гриффит последовал за Райаном на безопасном расстоянии. – Ты ведь сын Мэри Бейли?
Райан промолчал.
– Почему ты на меня злишься? Я был лучшим другом Гарта, твоего дяди. Да и Мэри… – Гриффит помолчал. – Кстати, где она?
– Умерла от инсульта.
Гриффит нахмурился:
– Как жаль… – Он дотронулся до руки Райана; их глаза – одинаковые, зеленые – встретились. – Наверное, ты – мой сын?
Райан отвернулся: ему больше нечего было сказать Гриффиту. Но тот продолжал идти за ним, стараясь не отстать, и Райан понял, что зеленые глаза – не единственное, что он получил в наследство от этого человека. В них обоих было больше шести футов роста, оба были длинноногими, с хорошо развитой мускулатурой. На этом сходство кончалось. Ти Джи был поразительно красив, но Райан радовался, что пошел лицом в дядю Гарта.
– Мэри не говорила мне, что беременна. – Не получив от Райана ответа, Гриффит сказал: – Послушай, сынок…
Райан резко остановился:
– Не смей называть меня сыном! Я – сын Мэри, а не твой. Где ты был, когда Бакст Уэсткотт постарался, чтобы я в четыре года почувствовал на собственной шкуре, как жжется раскаленный утюг? А где ты был, когда Бак запер меня в чулане на два дня в наказание за то, что я порвал штаны, перелезая через забор на бейсбольную площадку? Когда кто-то должен был помешать Баку бить мою мать? – Он снова зашагал. – Я тебе скажу, где ты был все это время: здесь, у игорного стола, в обществе богатых истуканов. Я тебе не сын и никогда им не стану!
Гриффит остановился рядом с шикарным красным «Феррари».
– Я тебя выслушал. Теперь послушай меня.
Райан тоже остановился, глядя на машину. О такой, наверное, мечтает любой, а он – больше всех.
– Нравится тебе это или нет, вся твоя семья – это я, – сказал Гриффит.
– Мне не нужна такая семья!
– Подумай, что сказала бы твоя мать? Понравилось бы ей, что ты, приехав из Америки, даже не соизволил со мной побеседовать?
Райан решил, что беседа ему, пожалуй, не повредит. Все равно они больше не увидятся.
Гриффит бросил ему связку ключей:
– Садись за руль.
Райан на мгновение остолбенел. На каждом ключе была выгравирована мчащаяся лошадка. Так, значит, этот негодяй – и есть владелец сногсшибательного красного «Феррари»! Райан сел в низкое кресло и небрежно взялся за руль, словно каждый день водил такие шикарные авто. На самом деле ничто не было так далеко от истины: в школе он иногда водил машины приятелей, по большей части старые развалюхи, а во Вьетнаме от случая к случаю управлял ротным джипом.
– Куда едем? – спросил Райан, включив зажигание.
– Где ты остановился?
– Нигде. Оставил вещи в камере хранения в Хэдрроу.
– Тогда ко мне. Поезжай направо, на Одли.
Когда они миновали Оксфорд-стрит, Райан уже был влюблен в «Феррари». Заработав денег, он обязательно купит себе классную машину. А вообще-то спортивная машина – не повод раскисать. Он повернулся к Гриффиту и обнаружил, что тот внимательно смотрит на него.
– Может, подскажешь, как тебя зовут?
– Райан Бейли Уэсткотт.
– Райан? – Казалось, Гриффит пробует имя на вкус: годится ли? – Наверное, ты только недавно узнал, кто твой настоящий отец?
– Недавно. После смерти матери.
– Я не подозревал о твоем существовании. Если бы я знал…
– Что бы ты тогда сделал? – Райан вцепился в руль, боясь, что иначе не удержится и опять даст папаше по носу. – Ведь ты отказался на ней жениться.
– Честно говоря, я твою мать никогда не любил. Но я бы на ней женился, если бы узнал, что у нее от меня ребенок.
– Если ты ее не любил, как вышло, что она от тебя забеременела?
– Случайно.
– Ты что, младенец? Я, например, даже во Вьетнаме, у шлюх, не обходился без презерватива. Теперь я по крайней мере могу крепко спать, не волнуясь, что где-то плачет от голода мой ребенок.
– Ты побывал во Вьетнаме? – Гриффит махнул рукой, подсказывая, что надо ехать прямо.
– Побывал. А ты не меняй тему. Почему ты не предохранялся: от глупости, от лени?
– Я всегда предохраняюсь. Но ты же знаешь: даже презерватив не дает стопроцентной гарантии.
Райан надавил на акселератор и с ревом помчался по пустой улице. Значит, он – плод случайности? Глупая случайность, изуродовавшая жизнь Мэри Бейли… Он трижды проехал по перекрестку с круговым движением, но так и не выпустил весь пар.
– Сверни здесь, – спокойно скомандовал Гриффит. – Потом быстро налево и направо.
Никогда в жизни Райан так не гонял! До боли вцепившись в руль, он совершал головокружительные повороты. Вообще-то он всегда любил быструю, на грани аварии, езду и прославился этим во Вьетнаме. Парни требовали, чтобы он обкатывал в джипе новичков. Мало кто проходил его «обкатку» без рвоты.
– Налево, – внезапно скомандовал Гриффит. Сумасшедший вираж! Все-таки «Феррари» – чудо, а не машина: любая другая давно перевернулась бы. Райан покосился на Гриффита, ожидая, что он побелеет от страха, но папаша знай себе улыбался. Райан поднажал еще, и Гриффит засмеялся. Тогда Райан снял ногу с акселератора и резко затормозил у тротуара.
– Что тебя рассмешило?
Гриффит поднял обе руки, изображая поражение:
– Лицом ты пошел в Гарта, но все равно ты мой сын. У Гарта ни за что не хватило бы духу ворваться в «Крокфордз» и устроить взбучку кому-то из игроков. Ездил он вообще медленно, как черепаха. А у меня лондонские полицейские, выписывая штраф за превышение скорости, даже не спрашивают фамилию: я их старый знакомый.
– Неправда! Дядя Гарт был храбрец, герой!
– Я и не говорю о нем ничего дурного. Я любил твоего дядю, мне до сих пор его очень не хватает. Но безумной отваги в нем не было. Это был смирный человек, его самые лучшие качества раскрывались лишь в кризисные моменты. Например, во время войны.
– А ты забыл, как дядя Гарт вскарабкался на высоченный столб со статуей наверху? Забыл, чья это была статуя?
– Колонна Нельсона. Кто тебе об этом рассказал?
– Мать. Она рассказывала, как дядя Гарт залез на самую верхушку и повесил на шляпу Нельсона огромный плакат: «Гитлера в задницу!»
Гриффит промолчал, а потом негромко произнес:
– На колонну лазил я. Гарт ждал внизу.
– Неужели? – растерялся Райан. – А тот случай, когда дядя Гарт вступил в бой сразу с четырьмя немецкими самолетами?
– Не Гарт, а я. У меня не было выбора: они погнались за нашим бомбардировщиком, и он был бы сбит, если бы я их не отвлек. Там действительно потребовалась храбрость, но не от одного меня, а от всего экипажа – особенно от пулеметчика в хвостовой башне. Нам повезло, что мы остались в живых.
В искренности Гриффита не приходилось сомневаться. Так неужели полные любви рассказы матери про смельчака Гарта были способом поведать Райану о его отце? Интересно, решилась ли бы она когда-нибудь открыть сыну правду?..
– Мы будем сидеть здесь всю ночь?
Райан молча завел мотор и, следуя инструкциям Гриффита, домчался до его дома в Хэмпстед-Хит. Вылезая из машины, он дружески похлопал ладонью по баранке «Феррари».
– Может, зайдешь на минуточку? – предложил Гриффит. – У меня есть фотографии твоего дяди и деда с бабкой.
Райан колебался. Ему вспомнился клан Уэсткоттов – тупые неряхи, которых он всегда стыдился. Какими окажутся его настоящие родственники? Ведь ради того, чтобы познакомиться с ними, он, собственно, и отправился в Англию…
В доме Райана поразила дорогая мебель. Школьником он любил смотреть телевизор и имел представление об образе жизни богачей по сериалам. Здесь же все говорило о вкусе владельца, а именно тонкий вкус его мать всегда ценила больше всего. Но разве у людей со вкусом принято увешивать стены картинами от пола до потолка?
Пригласив Райана в заваленную книгами комнатушку, Гриффит достал потертый фотоальбом. Райан медленно перелистал первые несколько страниц – сплошь дядя Гарт и Гриффит рядом со своими самолетами: валяются на крыле, гримасничают в кабине, стоят на хвостовом оперении, висят на пропеллере. Любому дураку видно, что они были закадычными друзьями и любили летать.
– А это Луиза и Том Бейли, родители твоей матери, – Гриффит указал на пожилую пару на следующей странице.
Райан пригляделся к обоим. Квадратной челюстью и острым носом он пошел в деда.
– Они погибли во время бомбардировки Лондона?
Гриффит грустно кивнул:
– Я сделал эти фотографии на семейном обеде, который они устроили в мою честь. Спустя считанные дни немецкая бомба угодила прямиком в их дом. Слава богу, что Мэри и Гарта не оказалось дома.
Райан рассматривал черно-белые снимки. Вот его мать под руку с Тилли, на голове – старомодная шляпка. Мать и дядя Гарт гримасничают перед объективом. Мать показывает пирог, испеченный, видимо, по этому торжественному случаю. Мать в летной куртке Гриффита.
– Что это? – спросил Райан, указывая на фотографию, на которой его мать демонстрировала изнанку куртки.
– Я нарисовал на подкладке куртки карту. Никогда ведь не знаешь, когда и где тебя собьют. Мне не хотелось потеряться.
У Райана пробежал по коже холодок. Во Вьетнаме, отправляясь на задание, он всегда брал с собой подробную разведывательную карту.
Гриффит улыбался своим воспоминаниям:
– Карта пригодилась. По этому поводу мы и веселились. Меня сбили, две недели обо мне не было ни слуху ни духу. Я прятался во французской рыбачьей деревушке и размышлял, на чем бы переправиться через Ла-Манш. Трудная задача, когда знаешь одну-единственную фразу по-французски. Я услышал ее от твоей матери: «Vrai amour ne se change». – Гриффит вздохнул. – «Истинная любовь не меняется».
Сукин сын, он не сомневался, что она в него влюблена! Видимо, Мэри была в его жизни всего лишь одной из множества женщин. Еще бы, ведь он абсолютно неотразим со своими безупречными чертами и этими зелеными глазами, от которых невозможно отвести взгляд! Такому следовало бы вытатуировать на лбу предостерегающую надпись!
– Коньяк? – Гриффит наклонился к столику на колесиках.
Райан небрежно кивнул, словно пил коньяк каждый день. Взяв налитую только до половины рюмку, он подумал, что ему везет на скупердяев, и выпил коньяк залпом. В желудке у него тут же вспыхнул напалм, пламя рвануло вверх и обожгло глотку. Он закашлялся и посмотрел слезящимися глазами на Гриффита, который, усмехаясь, потягивал коньяк микроскопическими глоточками.
– Мы с Гартом подружились, как только познакомились. Знаешь, как это бывает?
Райан кивнул. У него было так с Брэдом Сэмюэлсом, вторым лейтенантом, назначенным к ним в роту, когда Райан уже отслужил первую половину срока. Они сразу стали неразлучны. Так продолжалось до высоты 666. Среди всех, кого спас Райан, один Брэд был ранен так тяжело, что не мог идти сам. Райан тащил его на спине, вернее, полз, волоча его за собой. Когда он дотащил Брэда до медсанбата, санитар сказал: «Мертв»…
– Бейли стали приглашать меня на все свои семейные торжества. Впервые в жизни я почувствовал себя счастливым. Знаю, это звучит дико: ведь война была в самом разгаре. Но у меня было тогда все, что мне хотелось, – не то что сейчас. Семья, хороший друг, чувство причастности к большому хорошему делу, собственной необходимости. Летая, я знал, что это смертельно опасно, и все-таки испытывал восторг!
– А моя мать?
– Она хорошо понимала, с кем имеет дело. Всю войну я неустанно менял женщин, а в Мэри видел только друга. Я ее никогда не поощрял – и даже не потому, что она была родной сестрой Гарта и я боялся ее обидеть. Просто Мэри… мне не подходила.
Гриффит отвел глаза.
– Какого же черта тебе было нужно?! Я не видел женщины, более верной и преданной, чем моя мать!
Гриффит тяжело вздохнул:
– К сожалению, мы не всегда любим прекрасных женщин. Я чувствовал ответственность за Мэри, поэтому после гибели Гарта и их родителей проводил с ней столько времени, сколько мог. Но я никогда к ней не прикасался. Просто Гарт просил меня приглядывать за Тилли и своей сестрой. Я считал своей обязанностью исполнять его просьбу.
– Тилли ты тоже очень помог: то-то она живет в трущобах!
– Я не знал… После отъезда Мэри в Америку я ни разу не виделся с Тилли. Она была в бешенстве, что я не женился на твоей матери. Посмотрим, примет ли она мою помощь теперь.
– Поздно! Я о ней уже позаботился – дал денег, чтобы она смогла перебраться в более приличное место.
Гриффит задумчиво прищурился:
– А что до твоей матери… Сам не понимаю, как это произошло, но однажды ночью я с ней переспал. К сожалению, подобно многим женщинам, она ставила знак равенства между сексом и любовью. Я просил у нее прощения, а она плакала, льнула ко мне, твердила, что всегда меня любила. Я перестал с ней встречаться.
– Чепуха! Забеременеть с одного раза? Что-то не верится.
– Мне тоже это не могло прийти в голову, но, видно, в жизни всякое бывает. Когда я узнал, что она вышла замуж за Уэсткотта, американского рядового, угрызения совести перестали меня мучить. Жаль, что их брак не был счастливым. Жаль, что этот Уэсткотт был жестоко тобой…
– Ничего, я справился. – Райан не собирался плакаться Гриффиту в жилетку.
– Выслушай меня и не перебивай, пока я не закончу. У меня есть для тебя интересная работа. Опасная и потому хорошо оплачиваемая: двадцать пять тысяч фунтов в год.
Райан вытаращил глаза. Дома он никогда не заработал бы столько без образования. Весь вопрос в том, хочет ли он ишачить на человека, бросившего его мать?
– Базироваться будешь здесь, – продолжил Гриффит, словно не замечая его состояния, – но работа требует частых поездок в Африку. Мне нужен смелый и сообразительный человек. Подумай над этим предложением.
Невнятно пробормотав: «Спокойной ночи», – Райан встал. Он уже почти дошел до двери, когда Гриффит окликнул его, он едва успел поймать брошенные ему ключи от «Феррари».
– Возьми машину: в такой поздний час ты все равно не найдешь такси.
– А ты не боишься лишиться своего «Феррари» навсегда?
Гриффит усмехнулся, продемонстрировав белоснежные зубы.
– Я совершенно спокоен: ведь ты – сын Мэри.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил

Разделы:
В зените дня123468910111213Полночь141516171819202122232425262728Рассвет29

Ваши комментарии
к роману Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерил



Забросила все дела дома и читала читала читала. ООООООчень понравился роман
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилМаруся
15.11.2012, 17.25





Классный. Не оторваться. Любовь. Богема, криминал- кому это нравиться, читайте с удовольствием
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилStefa
10.12.2013, 15.23





инересно!
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мериланна
13.12.2013, 13.17





Прочитала за один день, очень увлекательный, как и все романы этого автора.rnЗахватывающий сюжет, интриги и конечно же любовь главных героев.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилЮлия
8.07.2014, 15.23





Роман может и хороший, но меня ужасно бесит схожесть героев романов автора. Обязательная любовь к пицце с анчоусами, покалеченный питомец героя, сексуально озабоченная богатая подруга, и вообще куча извращений, включая инцест, больные мамаши и.пр.. Все, надоело, пойду к Сандре Браун, в ее романах более 400 мб побольше фантазии.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер МерилНатали
26.09.2014, 23.11





Роман, несомненно, интересный. Держал в напряжении до последнего, но концовка какая-то скомканная. После плавного, в нескольких местах даже затянутого повествования - стремительная навороченная концовка.9баллов.
Любовь, соблазны и грехи - Сойер Мерилольга
23.09.2015, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100