Читать онлайн Песня сердца, автора - Соммерфилд Сильвия, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Песня сердца - Соммерфилд Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Песня сердца - Соммерфилд Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Песня сердца - Соммерфилд Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Соммерфилд Сильвия

Песня сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Обиду, ярость, затаенный страх читал Бред в глазах девушки. Руки ее были связаны и закреплены у луки седла, а рот завязан носовым платком. Каждый раз, встречая взгляд этих сверкающих глаз, Бред понимал, что решение временно лишить свою пленницу возможности изъясняться вслух было абсолютно верным.
На этот раз Бред предусмотрел все: купил вторую лошадь, был предельно осторожен, подбираясь к лагерю. И вот теперь мисс Степлтон в его сопровождении направляется в Чарльстон.
Едва забрезживший рассвет застал их у въезда в маленький городок, в котором, с отчаянием думала Шелби, Джаспер и Доббс никогда не будут ее искать.
Бред остановился в тени деревьев на окраине города. Он спешился и освободил наконец пленницу от пут.
На Бреда обрушились накопившиеся горечь и ярость.
– Как вы посмели! Я велю вас арестовать! Вас повесят за это!
– Я снова завяжу вам рот, – насмешливо предупредил Бред.
– Эта ошибка будет дорого вам стоить!
– Не думаю.
– Как мне вдолбить в вашу твердолобую голову, что я не Уинтер Степлтон?!
– Ваш отец умолял вернуть домой его дочь. Он страдает, и я думаю, вы должны испытывать угрызения совести.
– Интересно, сколько вам заплатили за это представление? – не унималась пленница. – Это, должно быть, дорого стоит: бравый охотник приносит свою добычу – девушку, и притом не ту, должна я заметить.
– Не сердитесь, мисс, скоро вас обнимут любящие родители. – Бред улыбался, глядя на нее, и эта улыбка привела Шелби в ярость: маленькие кулачки сжались от страстного желания задушить мучителя.
– Я не поеду с вами в Чарльстон.
– Не зарекайтесь, – терпеливо ответил он.
– Говорю вам, вы не смеете тащить меня в Чарльстон, – голос ее сорвался. – Вы горько пожалеете.
– Посмотрим. А пока нам нужно отдохнуть.
– В городе? – В голосе пленницы послышалась надежда.
– Мисс Степлтон, – насмешливый тон означал, что надежда бессмысленна.
– Перестаньте называть меня так. Я Шелби Вейл.
– Пропади пропадом ваше упрямство, – не сдержался Бред.
– Шелби Вейл, – она отчетливо выговорила каждый звук.
– Если вам так угодно, я буду звать вас Шелби. Пожалуйста. Но домой возвращается Уинтер Степлтон. А теперь мы отправимся в гостиницу.
В глазах девушки появились искорки, и Бред понял, о чем она думает.
– Бросьте, у вас ничего не получится. Я не гожусь на роль воспитателя капризных маленьких девочек, но твердо знаю, что вам нужно вернуться домой и немножко подрасти. – Бред с удовлетворением заметил, что искорки сменились колючей злостью. Это состояние ему легче было контролировать, однако роль охотника, выслеживающего дичь, его начинала тяготить.
Прежде чем Шелби ответила, Бред снова завязал ей рот, а на голову набросил капюшон.
Когда они добрались до единственной в городе гостиницы, Бред взял девушку на руки, как ребенка, и, поднявшись по ступеням, толкнул дверь.
Холл был пустынен, только за своей стойкой зевал портье.
– Я очень спешу, – обратился к нему Бред. – Мне срочно нужна комната. Моя жена больна, ее нужно уложить в постель. В вашей книге я запишусь потом.
Впрочем, портье не собирался интересоваться подробностями. Бред заплатил за номер, получил ключ и поднялся по лестнице раньше, чем служащему пришло в голову взглянуть на женщину, которую несли на руках.
В комнате Бред довольно бесцеремонно опустил свою ношу на постель, потом снял с пленницы плащ и развязал руки, но попытку встать пресек безоговорочно.
– Сожалею, но должен сказать, что не доверяю вам, поэтому рот не развяжу и, более того, на время моего отсутствия привяжу вас к кровати. Вы отдыхайте, – усмехнулся Бред. – Поспите, если сможете. Мы отправимся в путь ночью.
Он вышел из комнаты, чувствуя на себе осуждающий взгляд огромных синих глаз.
Для начала Бред побродил по улочкам в поисках известной повозки, но, как он и рассчитывал, беспокоиться было не о чем, и он отправился в ближайший магазинчик. Бред решил закупить здесь все необходимое, чтобы уже до самого Сент-Луиса не останавливаться в городах. Затем все покупки отнес в конюшню, где оставил лошадей, и, договорившись с конюхом, что после обеда придет упаковать вещи, вернулся в гостиницу.
Свою подопечную он нашел в том же состоянии: испепеляющий взгляд был ответом на его приветливую улыбку. Бред присел на краешек кровати и, помолчав немного, заговорил с доступной ему деликатностью:
– Я понимаю, пора вернуть вам свободу, хотя бы в пределах этой комнаты. Давайте договоримся: я развяжу вас, выйду и запру дверь, но вы дадите мне слово не делать глупостей. – Его взгляд был весьма выразителен. – Вы поняли меня?
Шелби с готовностью кивнула головой, и через минуту Бред освободил ее от пут.
– Пока у вас все неплохо получается, но до Чарльстона далеко, – были ее первые слова.
– Да, путь неблизкий, – усмехнулся Бред, – но этот город на нашем пути последний.
– Как вы сами сказали недавно, – девушка впервые улыбнулась, – не зарекайтесь.
– Я жду за дверью, – он подчеркнуто пропустил ее слова мимо ушей, – стукните два раза, когда будете готовы.
Как только дверь затворилась, девушка вскочила на ноги и огляделась. Тихонько подкралась к двери, затаив дыхание, прислушалась. Было тихо. Она бесшумно попробовала открыть дверь – ее не забыли запереть. В задумчивости Шелби прошлась по комнате, и вскоре сосредоточенное выражение милого лица рассеялось улыбкой.
Прошло не меньше получаса, прежде чем Шелби легко постучала в дверь, в ответ сразу щелкнул замок. Возвратившись в комнату, Бред заметил перемену в поведении своей пленницы, как будто за эти полчаса она обдумала свое положение и поняла, что изменить она ничего не может и поэтому должна смириться. Девушка сидела, грустно склонив голову, на уголке кровати. Светлые пушистые волосы, как театральный занавес сцену, скрывали лицо. Воплощенное несчастье и покорность!
– Я понимаю, вы очень устали, – осторожно начал Бред, – но мы должны торопиться. К тому же вы, конечно, голодны. Я спущусь вниз и раздобуду что-нибудь поесть. Наверное, вам нужна еще какая-нибудь одежда, кроме этого платья, – задумался он.
Девушка не ответила, и, тронутый ее подавленностью, Бред направился было к ней, но, будто испугавшись его приближения, она вдруг подняла голову. На Бреда смотрели большие, полные безысходного горя и слез глаза. Он остановился, как от резкого удара.
– Послушайте, – чувство вины стремительно возрастало, – вы еще такая юная и не знаете жизни. Вы не сможете противостоять злу, вас подстерегает опасность. Неужели вы не понимаете, что ваше место – дома, с вашими родителями, которые вас любят?
– Вы не понимаете, – ее голос дрожал, а по щекам катились слезы. – Я не убегала от своих родителей. Я не та женщина, которую вы ищете. Вы оторвали меня от моих друзей, связали и насильно привезли сюда. Мне страшно! – Она уткнулась в ладони и зарыдала.
Бред слушал девушку, и в памяти его всплывали слова мудрой Хэтти, предсказавшей, что он станет отзывчивым слушателем. Затем он вспомнил Энн Степлтон, назвавшую падчерицу капризной и избалованной девчонкой. Чувства и мысли его смешались, и девушка поняла это. Она подняла заплаканное лицо, и ее дивные глаза, полные слез, взглянули на того, кто считал себя хозяином положения. Робкая улыбка тронула губы.
– Я устала и очень хочу есть. Мне нужна одежда. Я обещаю, что даже не попытаюсь скрыться от вас.
Здравый смысл вконец покинул Бреда.
– Мисс Степлтон…
– Мое имя…
– Да, да, знаю – Шелби. Могу ли я полагаться на ваше слово, Шелби?
– Конечно, я даже не буду пытаться бежать, только пойдемте обедать, а потом в магазин.
Шелби спокойно выдержала испытующий взгляд, и Бред уступил.
Шелби мгновенно успокоилась, вытерла слезы, поправила прическу и платье и в ожидании взглянула на Бреда. Он, до того молча наблюдавший за ней, подошел и, приподняв за подбородок ее лицо, заглянул в глаза.
– Не играйте со мной. Запомните: я все равно привезу вас в Чарльстон, чего бы это мне ни стоило.
– Я дала слово, – глаза девушки сияли, – и я умираю от голода. Говорю вам: я и не думаю бежать.
– Так и быть. Идемте.
Пока они шли по улице, Бред все еще оставался настороже, опасаясь обмана. Но его спутница покорно шагала рядом. Обед прошел в спокойном молчании. Затем в ближайшем магазинчике они купили юбку для верховой езды, ботинки, блузу, куртку и широкополую шляпу. Бред окончательно успокоился.
Когда они вернулись в гостиницу, до вечера оставалось еще много времени, и Бред велел своей подопечной поспать.
– А как же вы? – вкрадчиво спросила она.
– Мне часто приходилось подолгу не спать. Обойдусь и на этот раз. Да к тому же нужно пойти приготовить лошадей. Кстати, хочу предупредить вас, Шелби, – он улыбнулся, – из конюшни хорошо видна гостиница, поэтому если вы попытаетесь…
– Не беспокойтесь, – безмятежно ответила Шелби.
– Наконец-то вы все правильно поняли.
Он вышел из комнаты, тщательно закрыв за собой дверь.
На этот раз Шелби даже не подумала проверить, хорошо ли дверь заперта. Очень хотелось спать – давала знать о себе усталость. Поправив постель, Шелби с облегчением откинулась на мягкие подушки. Спокойная, едва заметная улыбка выдавала состояние внутреннего равновесия, когда упорядочены мысли и чувства, принято решение и есть сознание собственной силы. Уже через несколько мгновений девушка погрузилась в крепкий сон.
В это время Бред, поглощенный сборами, старался не упускать из виду окно ее комнаты. Он ловко навьючил лошадь и еще раз проверил, все ли готово для предстоящего путешествия. Лучше держаться подальше от городов и даже маленьких ферм. Затем в салуне на противоположной стороне улицы купил бутылочку виски. Он понимал: путешествие с мисс Уинтер Степлтон будет не из легких.
Мысли опять вернулись к загадочной девушке. Бред достал из кармана фотографию и в который раз посмотрел на хорошо знакомое лицо. Вспомнилось, как отец Уинтер, взглянув потемневшими глазами на портрет дочери, сказал, что фото не дает точного представления об оригинале. Необъяснимая сила приковывала взгляд и мысль к застывшему в мгновении образу. Бред резко оборвал себя. Эта девушка, такая прелестная и такая трогательная, действительно может лишить рассудка. Но он, Бред Коул, вне опасности: он давно уже не придает значения мечтам, так как они имеют свойство не сбываться.
Вернувшись в гостиницу, Бред решил, что ему тоже не помешает поспать. Он очень тихо вошел в комнату. Девушка спала. Во сне ровное, глубокое дыхание едва заметно вздымало грудь. Он приблизился к кровати и замер, схватывая цепкой памятью знакомый, но в то же время новый и непонятный образ.
Приоткрытые в сонной истоме губы манили. Волосы спящей разметались по подушке, и ему нестерпимо захотелось запутаться в них пальцами. Желание обожгло его удушливой волной, и ему стоило немалых усилий овладеть собой. Этого не должно быть – не должно быть никогда. Бред приставил к кровати стул и, устроившись поудобнее, заснул.
Время уже близилось к вечеру, когда Шелби проснулась. Какое-то время она разглядывала спящего перед ней на стуле молодого мужчину. Он, бесспорно, красив, к тому же умен, возможно, даже очень умен. Ей будет трудно обмануть его. Может быть, стоит бежать сейчас, пока он спит? Но ключ от двери у него в кармане, а Шелби не сомневалась в быстроте его реакции. Что ж, придется подождать.
Наконец Бред проснулся, и когда его пепельно-серые глаза встретились с темно-синими, Шелби замерла. У нее вдруг перехватило дыхание, она почти физически ощутила его силу.
– Помнится, вы собирались к вечеру тронуться в путь?
Бред поднялся со стула и потянулся, поигрывая мускулами, совсем не замечая восхищенного женского взгляда.
– Переоденьтесь. Я думаю, вам не захочется испортить это красивое платье.
– Я об этом и не подумала. – Шелби всплеснула руками. – Это же платье для выступлений!
– Я был на одном из них, – заметил Бред. – У вас очень красивый голос. Должно быть, вы учились петь.
– Спасибо. Мои родители дали мне хорошее образование.
– И вы доставили им столько горя?
– Уверяю вас, если что-то и расстраивает моих родителей, то только не то, что меня кет в Чарльстоне, – то ли печаль, то ли ирония слышались в ее голосе.
– Во время нашей встречи они были очень расстроены и беспокоились за вас.
Девушка покачала головой, будто отмахиваясь от досаждавших мыслей.
– Я подожду за дверью, пока вы переоденетесь. – Бред внезапно подошел к ней и, не в силах бороться с искушением, провел ладонью по светлым волосам. – Их нужно подобрать, – почти прошептал он.
Шелби рассмеялась и, собрав волосы на затылке, быстро заплела их в длинную, тяжелую косу.
– Отлично! – воскликнул Бред несколько громче, чем следовало, желая скрыть охватившее его волнение. – Я жду. – И он направился к двери, не заметив вспыхнувшие искорки в глазах Шелби и ее мимолетную улыбку.
Шелби быстро переоделась и постучала в дверь. Бред появился сразу же, мрачный и молчаливый – не мог же он сказать, что она невозможно красива. Но все было ясно без слов: об этом говорили его глаза.
– Вы готовы? – бросил он, оглядывая комнату. – Запомните, выйти нужно тихо, не привлекая ничьего внимания. От вас сейчас требуется только это.
Шелби с готовностью кивнула, и Бред вновь не заметил плутовских огоньков в васильковых глазах.
Когда они выехали из города, он вздохнул с облегчением. Если бы долгий путь до Чарльстона был так же гладок!
Они ни разу не остановились, пока солнце не скатилось к горизонту, но ни единой жалобы Бред, к своему удивлению, не услышал.
– Еще немного вниз по реке, и мы остановимся на ночлег. Вы устали? – спросил он.
– Да. В детстве я училась верховой езде, но сегодня, кажется, мы проехали больше, чем я в силах вынести.
– К тому времени, когда мы доберемся до Сент-Луиса, вы превратитесь в неутомимого наездника и сможете проскакать сутки без отдыха, если потребуется.
В ответ Шелби только улыбнулась. Намеченный ею маршрут не включал Сент-Луис.
Пока Бред занимался лошадьми, она собирала хворост для костра. Шелби чувствовала, как постепенно проходила его напряженная настороженность по отношению к ней.
– Очень хотите есть? – спросил он.
– Нет, не очень.
– Вы просто устали. Вам нужно подкрепиться и хорошенько отдохнуть. На рассвете мы двинемся дальше.
Бред разостлал шерстяное одеяло и улегся поверх, подложив под голову седло вместо подушки. Шелби устроилась по другую сторону костра. Бред отметил, что она хочет держаться подальше, и улыбнулся про себя. Но дело было совсем не в инстинктивной осторожности невинной девушки. Шелби хотела полностью завладеть его вниманием, заставить смотреть на себя, а расположившись напротив, в отсветах живого пламени, подсказывал ей сценический опыт, она будет выглядеть гораздо эффектнее.
– Вы любите театр? – вкрадчиво начала Шелби.
– У меня нет времени на театр. Правда, я видел Лэнгфорд, когда она выступала у нас, и однажды – Бут.
– Вы очень занятой человек. А что вы делаете в свободное от работы наемника время?
– Я не наемник. – Шелби с удовлетворением услышала раздражение в его голосе.
– Вот как? А как иначе назвать то, что вы делаете сейчас: за деньги насильно тащите меня туда, куда я не хочу?
Как объяснить ей, что он никогда не взялся бы за это дело, если бы не ранчо!
– У меня не было выбора, – ответ прозвучал резко. – Нам пора спать.
– Спокойной ночи, мистер Коул. Добрых сновидений.
Он промолчал. А Шелби, слегка отвернувшись, распустила волосы, и они рассыпались по плечам золотым водопадом, отливая медью в отсветах пламени. Она достала гребень, не спеша расчесала волосы и снова заплела косу. Перебирая золотистые пряди, она тихонько напевала, совсем тихо, едва ли громче шелестящего листвой ветерка, но вполне достаточно, чтобы было слышно по другую сторону костра.
Бред делал вид, что спит. Он надвинул широкополую шляпу почти на самые брови и незаметно наблюдал за Шелби. Но та была очень хорошей артисткой и превосходно чувствовала внимание публики. А публика не только проявляла внимание, но была во власти обаяния артистки.
Шелби была довольна. Вечер кончился. Мистер Коул, к счастью, не проявлял излишнего любопытства и не задавал вопросов о ее прошлом, на которые Шелби трудно было бы ответить без риска выдать себя.
Она не чувствовала ни малейшей усталости, и это радовало ее: отдых этой ночью не входил в ее планы.
Шелби свернулась в клубочек и затихла. Она довольно долго ждала, чутко прислушиваясь к дыханию мужчины, наконец ей показалось, что он заснул. Тогда медленно, по-кошачьи рассчитывая движения, она встала, не сводя глаз со спящего. Но ничто не изменилось по ту сторону костра. Нагнувшись, Шелби быстро скатала одеяло, взяла седло, стараясь, чтобы не звякнули металлические части, и, тихо ступая, направилась к лошади.
– Куда это вы собрались, мисс Шелби? – раздался насмешливый голос Бреда.
Девушка резко обернулась. Бред даже не приподнялся. Не сдерживая раздражения, она швырнула на землю седло и снова расстелила одеяло.
– Вот и славно, послушная девочка, – по-прежнему не меняя положения, похвалил он. – Я чутко сплю. Это очень помогло мне, когда я служил в конной полиции и у меня было много «друзей», желающих подстрелить слишком удачливого полицейского. Не надейтесь улизнуть, вам не удастся преодолеть и пятидесяти футов.
Шелби закуталась в одеяло и в бессильном раздражении повернулась к нему спиной. В конце концов ее сморил сон.
Бред проснулся с рассветом. Посмотрев на Шелби, он увидел, что она тоже не спит.
– Доброе утро, – улыбнулся он, но ответом ему был лишь ледяной взгляд.
– Вы, наверное, хотите есть. Потерпите немного, сейчас я разведу огонь и приготовлю завтрак.
Молчание. Бред встал и направился к лесу. Когда через несколько минут он вернулся с дровами для костра, девушка была уже на ногах.
– В вашем распоряжении пять минут, – со значением произнес он. – Потом я иду вас искать.
– Вы бессердечное животное.
– Пять минут, – повторил он.
В лесу, совсем рядом с их стоянкой Шелби нашла ручеек и с наслаждением умылась. Потом расчесала волосы и снова заплела в косу.
Когда она вернулась к стоянке, Бред хлопотал у костра, подбрасывая в занимающееся пламя веточки.
– Через минуту будет хорошее пламя. Нужно достать котелок и кофе.
Шелби сделала несколько шагов к нему.
– Я не лучший из поваров, но мы хоть погреемся горячим кофе.
Шелби вдруг оказалась рядом, рывком нагнулась, схватила увесистый сук, и еще до конца не понимая, что этот сук и есть шанс, предоставленный ей судьбой, размахнулась и со всей силой обрушила его на голову Бреда. Тот повалился сразу, не издав ни звука.
Не тратя времени на угрызения совести, разбойница схватила веревку, которую предусмотрительный бывший полицейский возил с собой, и связала ему руки и ноги. То была вполне уместная мера предосторожности: если бы он пришел в себя, ей не удалось бы даже оседлать лошадь. Собравшись с силами, она перевернула обмякшее тело на спину и, приложив ухо к груди, удостоверилась, что с поверженным противником все в порядке, Шелби быстро взнуздала лошадь, и, когда она уже приторачивала одеяло к седлу, Бред пошевелился. Первое, что он почувствовал, когда рассеялся мучительный туман, была резкая боль в голове, а затем он понял, что связан. Бред видел, как его пленница укладывает одеяло на спине лошади. Вот она наклонилась… заметила, что сознание вернулось к нему. Глаза их встретились. Она улыбнулась.
– Торопитесь, торопитесь. Вам все равно далеко не уйти. Это я вам обещаю, – простонал он, злой от боли и унижения. Его самолюбие жестоко страдало: грязный и бессильный лежал он перед одержавшей верх женщиной. Это ей будет дорого стоить.
А она, конечно, не замедлила посыпать свежую рану солью: подошла, опустилась рядом на колени и ослепительно улыбнулась.
– Я старалась объяснить вам вашу ошибку, мистер Коул, но вы оказались тугодумом, и единственным, что могло помочь мне, оказался вот этот сук. Я не Уинтер Степлтон, и мне не надо в Чарльстон, тем более с вами. И уж сделайте милость, не поминайте лихом.
Закончив свой монолог, насмешница невинно улыбнулась, будто поставила точку, и, наклонившись, легко поцеловала Бреда в губы, чем привела его в полное замешательство.
– Я великодушно оставляю вам нож. Через пару часов, когда вы вновь обретете свободу, я буду уже далеко отсюда. Прощайте, мистер Коул. Будьте удачливее в другой раз.
Ее добродушный смешок ранил Бреда, как наждак.
– В другой раз, принцесса, я буду осмотрительнее. – Его рот искривила почти угрожающая усмешка.
Она задержала на нем взгляд:
– Неужели деньги так много значат для вас?
– Вам этого не понять. Но теперь уже дело не в деньгах. Теперь дело в принципе.
Она засмеялась:
– Ну как же! Вы всегда удачно ловили мужчин, да к тому же преступников. И вдруг такая неудача!
Все еще смеясь, Шелби вскочила на ноги, отбросила нож на несколько футов в сторону и решительно направилась к лошади. Отдохнувшее животное легко взяло с места в галоп, и очаровательная наездница сверкнула на прощание улыбкой.
Бред окончательно пришел в себя. Едва сдерживаемый гнев прорвался потоком таких отборных ругательств, которые заставили бы смущенно покраснеть пьяного матроса. Нужно было действовать. Он подполз к ножу и захватил его связанными за спиной руками.
Ее расчет оказался верным. Больше двух часов понадобилось ему, чтобы освободиться от пут. Бред был готов сразу же броситься в погоню, но остановил себя. Он понимал: теперь уже не время и скорость определяют победителя, а трезвый расчет.
– Куда? Куда? – как заклинание твердил он, скрежеща зубами. В волнении Бред вышагивал по опустевшей поляне, стараясь представить себе, куда могла направиться эта непростая барышня. Вдруг он остановился как вкопанный, и улыбка озарила его лицо.
Шелби точно знала, куда направляется и зачем. В лесу она чувствовала себя легко и свободно. С детства она хорошо ездила верхом; родители научили ее охотиться, ставить силки; она умела разбить лагерь и готовить на костре, по звездам и солнцу определить направление. Это была очень решительная и закаленная девушка.
Она направлялась к своим друзьям. У них были продуманы все варианты, и теперь они ждали ее, и она точно знала где.
Городок Роквиль был так мал, что редко кто интересовался им, кроме самих его обитателей. Это был один из пунктов, где друзья, случись им расстаться, договорились встретиться вновь.
Она не ошиблась. Повозка стояла у въезда в город и казалась пустой, но в следующий момент откуда-то появился Джаспер и следом – с винтовкой в руке Доббс.
– Ты в порядке? – Глаза Джаспера внимательно изучали ее: нет ли где малейшей царапины, самого бледного синячка.
– Не волнуйся, Джаспер. Все нормально.
– Мы здорово испугались, когда увидели, что ты исчезла, – сказал Доббс.
– Мы искали вас, но тот джентльмен, видно, не оставляет следов.
– Да, он хорошо знает свое дело, – кивнула Шелби. Она поведала Джасперу и Доббсу о своих приключениях, а под конец позабавила их рассказом о том, как сбежала.
– Я надеюсь, голова у него поболит с недельку, – проворчал Джаспер.
– Напрасно надеешься, Джаспер. Думаю, он отстает совсем немного. Поэтому нужно уехать от Чарльстона как можно дальше.
– Ты думаешь, он рано или поздно догонит нас? – спросил Доббс.
– Он что-то важное поставил на карту, но я не знаю, что это. А хотелось бы знать. Он во что бы то ни стало хочет вернуть меня домой. – Шелби усмехнулась. – Повезло ей, нанять такого парня.
– Что ж, военная кампания продолжается. – Доббс бодро тряхнул головой. – Каковы будут ваши распоряжения, моя леди?
– Рискнем продолжить наши выступления.
– Ну уж, если на этот раз он попадется ко мне в руки, так просто я его не отпущу, – хмыкнул Джаспер.
– Не надо, Джаспер. Он не желает мне зла. Он просто хочет выполнить свою работу. А мы, – она заразительно рассмеялась, – сделаем все, чтобы это ему не удалось.
Повозка выехала из города и направилась по проселочной дороге подальше от наезженных путей. В течение двух дней беглецы почти не останавливались. Все это время Шелби обдумывала их положение, невольно возвращаясь мыслью к своему преследователю и краснея при воспоминании о его твердых неподатливых губах.
Они добрались до города Чемпьена, когда сумерки уже наступили. Доббс отправился договариваться о помещении, а Шелби готовилась петь. Она выиграла у Бреда пару дней – пусть поищет ее. А когда найдет, их уже здесь не будет.
Зал, погруженный в глубокую темноту, ожидал. И вдруг яркий луч пронзил тьму и упал в центр сцены. Певица, одетая в черное кружевное платье, уверенно ступила в золотистый круг и запела о влюбленных, которым подарена волшебная лунная ночь. Когда песня затихла, зал взорвался аплодисментами.
Волшебница стояла в золотом луче, и зал для нее был – что огромный темный омут. Из своего света она не могла видеть высокую фигуру в конце зала. Темнота скрывала этого зрителя, и она не видела серых глаз, восхищенно смотревших на ту, что была на сцене. Когда зажгли свет и подмостками завладел Доббс, высокого зрителя уже не было в зале.
Представление закончилось очень поздно. Было решено, что Шелби будет ночевать вместе с Джаспером и Доббсом в повозке. После всего случившегося Джаспер не отходил от нее ни на шаг, и Шелби начинала утомлять его забота, но сейчас бедняжка так устала, что, забравшись в повозку, моментально уснула.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Песня сердца - Соммерфилд Сильвия



неплохо, с юмором и читается легко 8баллов
Песня сердца - Соммерфилд СильвияМери
19.09.2013, 20.40





Для меня роман был какой-то суховат ...на один раз сойдёт.
Песня сердца - Соммерфилд СильвияВикушка
13.10.2013, 0.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100