Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

– Мы куда-нибудь пойдем встречать Новый год?
Вопрос жены вызвал недовольство Авдеева. Ему не хотелось тратить деньги понапрасну. А ведь в ресторане или кафе без денег делать нечего. Идти к кому-нибудь в гости тоже требует затрат, – придется покупать вино, продукты и подарки детям. Приглашать к себе – тем более. Шум, гам, суета! А потом, когда гости разойдутся, все будет съедено, а хозяевам останутся горы грязной посуды. Все это не прельщало Владимира Петровича, который любил покой и экономию.
– Мне не хочется никуда идти, Люда! – раздраженно сказал он. – Сидеть до обалдения за столом, выслушивать дурацкие тосты и скабрезные анекдоты, а потом тащиться под утро домой, когда еще транспорт не ходит?! Спасибо!
– Можно вызвать такси.
– Ты что, миллионерша? – возмутился Авдеев. – Как легко ты об этом говоришь, – вызвать такси! А деньги? Кто должен платить, по-твоему?
– Я сама могу заплатить…
– Ты всегда найдешь повод, чтобы унизить меня! – заорал он. – Показать мне, что я скуп и недостаточно обеспечен, чтобы возить тебя на такси! А на троллейбусе ты уже ездить не можешь! Королевой стала!
– С тобой невозможно разговаривать, – вздохнула Людмила Станиславовна. – Я только спросила, пойдем ли мы куда-нибудь…
– Ты просто вампир! – продолжал бушевать инженер Авдеев. – Пока не взбесишь человека, не можешь успокоиться!
– Да ведь ты сам бесишься! – возразила она.
– Я?! Ты постоянно действуешь мне на нервы! Нарочно доводишь до такого состояния! А потом, когда я срываюсь, начинаешь сюсюкать и заискивать…
– Ладно, – устало согласилась Людмила Стниславовна. – Оставайся дома.
– Как это оставайся? А ты?
– Я пойду куда-нибудь, развеюсь… Может быть, буду праздновать с коллегами по работе. Не хочу сидеть дома. Ты наешься и ляжешь спать…
– Ну, и что в этом плохого? – перебил ее супруг. – Каждый может праздновать так, как ему нравится.
– Вот я этим и воспользуюсь.
– Ты собираешься оставить меня одного в Новогоднюю ночь? Ты как будто чужая, равнодушная женщина! Тебе все равно! У нас не семья, а…черт знает, что!
– Думай, как хочешь.
Людмила Станиславовна знала, что подобные перепалки ничем не кончаются, каждый останется при своем мнении. Раньше она всегда уступала, сдавалась и делала так, как хотел муж. Но теперь что-то в ней изменилось. Она больше не хотела мириться с собственной зависимостью от этих непонятных взаимоотношений. Семья! Что это, вообще, такое? Если то, что есть у нее… Лучше такой семьи не иметь.
Тридцать первого декабря в ЖЭКе был рабочий день, потом маленькая вечеринка, и Авдеев задержался. Придя домой, он не застал Людмилу Станиславовну. На столе стоял приготовленный ужин, – жареная курица, салат и пирог с яблоками. В холодильнике он нашел бутылку шампанского.
Госпожа Авдеева провела Новогоднюю ночь в ресторане. Фирма «Альбион» устроила праздник для всех сотрудников, желающих повеселиться вне дома. Никитский с Леночкой тоже присутствовали. Он изображал любящего и внимательного супруга, но Людмила Станиславовна смотрела на эту пару уже другими глазами и видела все огрехи актерского дуэта. Ей стало окончательно ясно, что отношения директора и его жены – сахарная ложь.
Как бы там ни было, Авдеева развлекалась от души, не заботясь о том, что о ней скажут или подумают. Оказалось, что некоторые мужчины на фирме обращают на нее внимание. Она не скучала. Несколько раз Людмила ловила на себе пристальные взгляды Никитского, но так и не поняла, что это может значить. То ли он ревнует, то ли любуется…
Дмитрий Сергеевич пару раз пригласил ее потанцевать, но он приглашал и других сотрудниц. Во время танца он шутил и поглаживал Людмилу Станиславовну по спине, – но точно так же он вел себя и с другими.
– Вам нравится? – спросил он шепотом, нагибаясь к ее уху.
– Что?
– То, как мы проводим эту ночь…
– Да, очень.
Непонятно, какой смысл Никитский вкладывал в свой вопрос. А может, он действительно интересовался только тем, довольны ли сотрудники праздником.
Людмила Станиславовна была довольна. Еды заказали столько, что столы ломились; напитков она перепробовала за эту ночь больше, чем за всю предыдущую жизнь; мужчины делали ей комплименты; Дед Мороз со Снегурочкой нежданно-негаданно присвоили ей титул «Мисс Обаяние»! Директор заказал по телефону букет цветов и лично преподнес его госпоже Авдеевой. Воистину, это была ночь чудес!
Возвращаясь под утро домой, Людмила Станиславовна чувствовала себя Золушкой, которая услышала роковой бой часов. Бал во дворце закончился, и ей пора было возвращаться к своим веникам, кастрюлям и тряпкам. Но она все равно была счастлива, потому что это был первый бал, на котором она чувствовала себя не дурнушкой, а принцессой.
Жена инженера Авдеева выходила из своей квартиры нелюбимой женщиной раздраженного мужчины, а вернулась совсем не та Людмила Станиславовна, которая терпеливо и безропотно сносила упреки и недовольство. Вернулась другая госпожа Авдеева, – готовая к опасным поворотам и изменениям в своей судьбе.


С черного неба смотрели на город ледяные звезды. Кучер в белом полушубке погонял лошадей. Серая в яблоках тройка неслась по пустынным улицам Санкт-Петербурга. Мелькали застывшие в ночном безмолвии дворцы, дома и набережные. Из-под полозьев взметались веера снега, колокольчик сходил с ума, развевались красные ленты…
Мороз крепчал, в лицо летели елочные огни, жгучий ветер рвал медвежий полог, которым укрывалась Анна Наумовна. Ее сердце замирало от восторга.
– Сто-о-ой! – крикнул кучеру Юрий, сидевший рядом с ней. – Скоро двенадцать! Пора открывать шампанское!
Пробка с хлопком отлетела прочь, белая пена смешалась с белым снегом. Ледяное шампанское обжигало горло, а взгляды Юрия обжигали щеки Анны.
– С Новым годом, дорогая, – прошептал он.
Анна решила, что последнее слово ей послышалось. Она предпочитала делать вид, что Юрий Арсеньевич по-приятельски решил прокатить ее на саночках с ветерком. Никакой другой цели у него не было и быть не могло.
– Поше-е-ел! – крикнул Юрий, когда они выпили. – Давай! Гони!
Тройка полетела в ночь, рассекая прозрачный, синий воздух. Снежные вихри из-под саней сверкали в несущихся навстречу огнях праздничной иллюминации. Юрий целовал холодные щеки Анны, или ей это казалось? Свист ветра оглушал ее, ледяные порывы слепили глаза. На крутых поворотах их кидало друг к другу, и Анна, в испуге позволяла Юрию крепко обнимать ее. Его руки были такими горячими, что она чувствовала их жар через мех полушубка…
Сани резко остановились у небольшого домика в стиле модерн.
type="note" l:href="#n_34">[34]
Огромные окна, украшенные витражами, ярко светились. Юрий подхватил Анну на руки и взбежал по ступенькам раньше, чем она успела что-либо сообразить. Она замерзла на ветру, но ей было весело. Приятное, блаженное тепло охватило их в полном огней холле ресторана.
– Будем праздновать по-купечески! – усмехнулся господин Салахов. – Негоже проводить Новогоднюю ночь в санях.
Заказали шампанское, коньяк, крабов, икру с блинами, горячие отбивные. Анна Наумовна любила и умела хорошо поесть, – она знала толк в стерляди, расстегаях и сотнях блюд, которые Юрий ни разу не пробовал.
– Может, еще мороженое?
– Нет, благодарю, я сама сейчас как мороженое! Лучше попросим принести нам горячего чаю с лимоном и медом.
– Мой дед, Платон Иванович, был бы очарован вами! – сказал он, глядя, как Анна со знанием дела беседует с официантом. – Откуда у вас такие познания в еде?
– Это природное! – смеялась она. – Расскажите мне о ваших предках. Мне кажется, вы очень озабочены в связи с ними.
Юрий смутился. Он сделал вид, что наливает коньяк, мучительно соображая, как ему ответить. Анна порой пугала его своей проницательностью. Чего вдруг она решила задать ему вопрос о предках? Хотя он сам завел разговор об этом, вспомнив деда…
– У нас славный купеческий род, – выдавил он, подыскивая повод сменить тему. – Мои предки торговали зерном, лесом, кожей и золотом. Как вы относитесь к сему презренному металлу?
– Вовсе он не презренный, – возразила Анна Наумовна.
– Приятно, что вы так думаете. Люди не могут обойтись без торговли и торговцев. Они пользуются их услугами, и презирают их. Почему?
Госпожа Левитина помолчала, подняв рюмку и разглядывая цвет коньяка. Она улыбалась чему-то далекому, не имеющему отношения ни к Новому году, ни к этому ресторану, ни к Юрию…
– Потому что торговля, – удел плебеев! – наконец, сказала она. – Это шутка, разумеется. Любое ремесло, доведенное до совершенства, является настоящим искусством. Не столь важно, что вы делаете, сколько то, как вы это делаете. Люди часто презирают других за то, чего они не умеют, но что слишком хорошо умеют делать другие.
– Я люблю вас, Анна, – неожиданно произнес Юрий, глядя ей в глаза.
Госпожа Левитина сделала вид, что увлечена мыслями о торговцах. Официант принес отбивные, и она перевела разговор на рецепт приготовления сочного мяса.
– А в качестве гарнира я предпочитаю грибы.
– В сметане? – улыбнулся Юрий.
Он решил не развивать скользкую тему. Анна была ему слишком дорога, чтобы рисковать. Если она сейчас скажет «нет», изменить это будет гораздо сложнее. Господин Салахов умел добиваться своего не только в бизнесе. Он займет выжидательную позицию, и ни в коем случае не будет настаивать и «давить» на женщину. Иногда эта тактика хороша, но только не с Анной.
Пока она ела, Юрий украдкой рассматривал ее лицо. До сих пор ему не удавалось как следует изучить выражение ее глаз. Необычный оттенок спелой сливы придавал им мерцающую глубину, в которой надежно прятались ее истинные чувства. Интересно, о чем она сейчас думает?
Анна Наумовна размышляла о том, как странно действует на нее обаяние этого мальчика, – вернее, молодого мужчины, – который так внимательно изучает ее. Молодость привлекательна горячими порывами и любовным безрассудством, которые так редко проявляются в зрелом возрасте. Но любовное безумие коварно… Оно увлекает доверчивое сердце, как ураган увлекает цветы и листья, обрывая их со стеблей и веток, чтобы потом безжалостно бросить где попало, в момент, когда сила ветра иссякнет.
Земные пути вымощены разбитыми сердцами.
Еще она думала о том, какое тонкое искусство – отдаваясь любовному порыву, сохранить свои корни, не дать лишить себя опоры, удержаться на этой невидимой, неощутимой грани между страстным влечением и подчинением чужой воле.
– Потанцуем?
Юрий увлек ее в центр зала, на свет. Он прекрасно вел, выполняя незамысловатые па медленного танго. На них обращали внимание. Анна, в темно-лиловом платье с длинным узким вырезом, гладко причесанная, с букетиком искусственных фиалок в собранных на затылке волосах, и Юрий – широкоплечий, подтянутый, в светлом костюме и галстуке, – выглядели весьма экстравагантно. Разница в возрасте хоть и не бросалась в глаза, но все же была видна. И это еще больше возбуждало интерес.
Юрий ничего не говорил ей, и она тоже молчала. Это молчание объединяло их, как объединяет людей некая общая тайна, в которую не посвящены все остальные. Их тайна была особенно жгучей, оттого, что они скрывали ее даже от самих себя.


– Почему в праздничные дни по телевизору совершенно нечего смотреть? – возмущалась Изабелла Юрьевна. – Особенно на Новый год! Я просто умираю от скуки…
Она пришла к Динаре пораньше, помогать готовить. Между делом они выпили полбутылки вина, и госпожа Буланина была слегка навеселе.
– Зато ты вчера повеселилась, как следует, – улыбнулась Динара, намекая на день рождения Альшванга.
– Не говори! Было так…захватывающе! Только вот кончилось не совсем хорошо.
– Да, бедный Герман Борисович… У него случился инфаркт?
– Ага, – кивнула Буланина. – Представляешь? Я сегодня с утра звонила в больницу: врачи говорят, что состояние стабильное, и, возможно, все обойдется.
– Фаворин тоже был?
– Был! В парике и старинном костюме он мне показался таким загадочным…и очень серьезным. Я даже готова переменить свое мнение о нем!
– Может, ты влюбилась?
– Очень похоже! – захлопала в ладоши Изабелла. – Он такой…романтический мужчина. И его тромбон звучал неплохо. Но самое интересное не это! Как тебе объяснить… В общем, я там видела привидение! Вернее, одна женщина…была такая странная…
– Какая женщина?
Динара почувствовала себя нехорошо. Страхи проснулись в ней с прежней силой.
– Ой, там была очень красивая дама, которая то появлялась, то исчезала. Она вся была окружена слабым голубоватым сиянием. Вот так! – Изабелла Юрьевна провела руками вдоль своего тела от головы до ног.
– Тебе не показалось? Сколько ты выпила?
– Много! Но я думаю, что в самом деле ее видела. Все гости на нее смотрели!
– А почему люди разоделись, как на маскарад?
– Это артисты! – объяснила Буланина. – Они там устроили представление «Пиковой дамы»! Жутко интересно! Старуха-графиня была как настоящая, она меня испугала. Я подумала, что она призрак!
– Два призрака, это не слишком много? – стараясь изобразить на лице улыбку, спросила Динара.
– Как для меня, то и одного достаточно, – вздохнула Изабелла, оглядываясь на темный вход к гостиную. – Но старуха так подозрительно исчезла, как будто растворилась! Я вся обомлела от страха.
– Она действительно исчезла?
– Нет, конечно! – махнула рукой Буланина. – Я не выдержала и пошла по комнатам ее искать. И что ты думаешь? Нашла!
– Где?
– Она спала! Дрыхла! И храпела, как полк солдат!
Разговор о привидениях прервал звонок в дверь.
– Ты кого-то ждешь? – поинтересовалась Изабелла.
Дина Лазаревна посмотрела на часы. Было пять минут десятого. Это Артем!
– У нас с тобой будет кавалер, – улыбнулась она. – Один на двоих!
Господин Пономарев до последней минуты сомневался, идти или не идти. Кажется, Динара приглашала его всерьез. Во всяком случае, он пообещал.
Около семи часов позвонила Соня.
– Ты один? – зачем-то спросила она. Как будто это могло иметь для них значение.
– Один, – ответил Артем. – С наступающим тебя!
– И тебя.
Им было совершенно не о чем говорить, и оба это поняли. Соня еще на что-то надеялась.
– Где будешь праздновать? – спросила она. – Может…
– Нет, – перебил ее Пономарев. – Больше между нами ничего быть не может. Вчерашний снег растаял, Соня.
– Почему? На улице мороз…
– Вот именно.
По дороге к метро Артем прокручивал в памяти этот бессмысленный разговор. Он все-таки решил идти к госпоже Чиляевой. Женщина нуждается в защите! Кто-то же ей угрожает? Она думает, что «черный маг». Это, конечно, ерунда… то есть «маг» угрожать может, но только самым обычным способом. А разное там колдовство, о котором говорит Динара, не более, чем ее выдумки. Ну, пусть не совсем выдумки, а…как бы это сказать… Преувеличение! Вот что! Динара несколько преувеличивает, как все женщины. Но понять ее можно. Слежка, угрозы… это, конечно, неприятно.
Кроме того, – надо же как-то праздновать! Почему он должен сидеть один? Новогодняя ночь в обществе Динары обещает быть интересной.
Артем входил в подъезд театрального дома со смешанным чувством ожидания и тревоги. Профессиональная привычка заставила его осмотреться. Ничего подозрительного он не заметил. Полосатый кот громко мяукнул и бросился мимо него вниз, в подвал.
– Артем! – обрадовалась Динара, открывая дверь. – Я думала, вы не придете!
На самом деле она была уверена, что Пономарев обязательно явится. Такой мужчина, как он, выполняет свои обещания.
– Проходите, я вас познакомлю со своей подругой.
– Изабелла Юрьевна! – жеманно улыбаясь, представилась роскошная блондинка. – Я соседка Диночки.
– Я польщен, – чуть поклонился сыщик. – Какие дамы будут окружать меня этой ночью!
– Мы уже чуть-чуть пьяные, – сообщила блондинка, усаживаясь поближе к Артему. – А вы будете нас охранять? Диночка мне сказала, что вы придете специально для этого! А пистолет у вас есть?
– Непременно! И пистолет, и разные другие виды оружия! Без них я просто не выхожу из дому!
Динара засмеялась. Она вдруг почувствовала уколы ревности. Хотя ревновать к Изабелле, зная ее неуемную, неистощимую страсть к мужчинам, было глупо.
– Вы тут пока поговорите, а я принесу жареную утку, – сказала хозяйка. – Будем провожать старый год.
Утка оказалась вкусная, как и все, приготовленное Динарой и Изабеллой. В гостиной стояла большая пушистая елка, украшенная разноцветными шарами. За окнами таилась морозная синева, от которой казалось еще милее уютное, душистое тепло дома.
Артем чувствовал необычайную легкость. Ему все нравилось, – угощение, напитки, общество двух женщин, которым он ничем не был обязан. Они просто проводили вместе время: веселились, рассказывали друг другу забавные истории, шутили.
Изабелла Юрьевна открыто строила Артему глазки. Она много выпила и захотела танцевать. Динара сердилась, глядя на то, как она прижимается к Артему всем своим пышным, жарким телом. А тому хоть бы что! Доволен жизнью до отвращения!
Часы пролетели, как минуты.
– Скоро двенадцать! – опомнилась хозяйка. – Открывайте шампанское!
На миг стало тихо, и тут…наверху раздались отчетливые шаги, затем какой-то непонятный звон и шуршание, как будто по полу волочится подол женского платья.
– Тихо! – прошептала Изабелла Юрьевна, задирая голову и прислушиваясь. – Что это? Вы слышите, или мне это спьяну кажется?
Динара побледнела. Рука, в которой она держала бокал с шампанским, дрожала.
– Не пугайтесь, – улыбнулся Артем. – Люди празднуют! Танцуют, наверное…
Собственное объяснение показалось ему неубедительным. Отчего-то стало не по себе.
– Кто празднует? – шепотом спросила госпожа Буланина. – Там же никого нет! Над нами квартира Германа Борисовича, а он в больнице. У него вчера случился инфаркт!
– Мало ли? – пожал плечами сыщик. – Родственники пришли.
– У него нет родственников, – возразила Динара. – Может, это его домработница?
– Что, явилась в новогоднюю ночь в пустую квартиру и разгуливает?
– Наверное, полы рассыхаются, – предположил Артем. – Дом старый!
– Тихо…
Все замерли, прислушиваясь. В квартире наверху кто-то ходил…шуршало платье, поскрипывал паркет.
– Ой, я боюсь! – пропищала Изабелла Юрьевна, прижимаясь к Артему.
Какая она распущенная, – с неприязнью подумала Динара. Страх и ревность смешались в ее душе. Подруга стала ее не на шутку раздражать. Даже шаги в квартире Альшванга померкли перед картиной, как Артем обнимает пьяную блондинку.
Собственно, у него не было выбора, – Изабелла чуть ли не на колени ему взобралась. Не сбрасывать же ее? Пономарев привык быть вежливым с женщинами.
– Я знаю, кто это! – воскликнула блондинка. – Это привидение! Я его вчера видела! Я так и знала…
– Что?
Это было уж слишком, – «черные маги», привидения! Артему стало смешно.
– Да-да, это она, старуха…
– Ж-жена Альшванга? – дрожа от страха, спросила хозяйка. – До сих пор я не слышала, чтобы она бродила по квартире.
– Раньше топали многие: сам Герман Борисович, его домработница, его ученики, друзья, – вот мы и не обращали внимание! – возразила Изабелла. – И потом, это не покойная супруга Альшванга!
– Откуда ты знаешь?
– Знаю! Это графиня…
– Послушайте! – Артем решил, что пора вмешаться, иначе Динаре станет плохо. Она и так неважно выглядела, – как будто вот-вот упадет в обморок. – Что это вам пришло в голову? Какая графиня?
– Это все он, – пробормотала Динара. – Господин Вольф…


ГЛАВА 26.


Анна Наумовна вернулась домой засветло. Ей хотелось остаться одной. Праздничный фейерверк утомил ее. Юрий проводил ее до квартиры, и они расстались. Он не посмел поцеловать ее, хотя думал об этом всю дорогу.
– Какой вы…застенчивый! – улыбнулась она на прощание. – Я устала и хочу спать. Так что в гости не приглашаю.
Она посмотрела из окна, как господин Салахов вышел из подъезда и сел в машину, как его «мерседес» исчез за поворотом. Анна Наумовна вздохнула и пошла в ванную. Горячая вода пахла фиалками: это был запах ароматической соли. Он напоминал Анне картинки прошлого, которые иногда просыпались в ее сознании…


Вода в бассейне посреди внутреннего дворика пахла фиалками. Фионика и Гликера с удовольствием плескались в ней. В самую жару они укладывались спать, а перед этим купались. Дно бассейна, выложенное розовой мозаикой, просвечивало сквозь воду.
– Кто тебя научил так красиво переплетать волосы?
– Федра! – ответила Фионика. – Она научила меня почти всему, что я умею.
– Покажешь, как укладывать пряди?
– Конечно! Смотри…
Фионика распустила длинные светлые волосы Гликеры, разделила их на несколько прядей и принялась ловко скручивать и перевивать эти пряди, а потом закрепила их на затылке. На очаровательной головке девушки получилось нечто вроде короны из волос, из-под которой свисали несколько завитых локонов.
– Красиво… – восхищенно прошептала Гликера, любуясь прической. – У меня так не получится.
– Никогда не говори подобного!-строго сказала старшая подруга. – Мы не можем себе этого позволить! Слабость и неумение – удел греческих жен. Думаешь, почему их мужья бегают к нам, осыпают дарами и добиваются нашего внимания?
– Потому, что мы красивые!
– Этого мало, Гликера.
– Тогда потому, что мы…умные.
– И этого мало!
Девушка задумалась. Она села на край бассейна, подставляя влажное тело солнечным лучам и болтала ногами в воде.
– Тебе трудно угодить, Фионика!-сказала она, глядя, как сверкают на солнце капли воды на ее стройных бедрах.
– Это очень нравится мужчинам. Когда женщине легко угодить, они не в состоянии применить как следует свои способности!
– Та-а-ак… Значит, мужчины любят нас потому, что нам трудно угодить?
– Отчасти…
– Это еще не все?-удивилась Гликера.
– Далеко не все. Думай! Напрягай свой ум, дорогая!
– Ну, еще они любят нас потому, что мы…свободны.
– Браво, Гликера! Ты делаешь успехи!-засмеялась Фионика, набирая воду в пригоршни и поливая плечи девушки.
К гетерам подошла служанка с полной корзиной рыбы, и Фионика начала объяснять ей, как нужно приготовить рыбу на ужин. Гликера вся превратилась в слух. Она ловила каждое слово, каждый жест старшей подруги, которая казалась ей настоящей Афродитой, лучезарной богиней любви.
– Пойдем в дом, – сказала Фионика, отпуская служанку. – Нужно как следует выспаться! Сон сохраняет нашу молодость!
Часто гости приезжали к ним вечером и оставались на ночь. Летние ночи стояли светлые, полные прозрачного воздуха. С моря ветер приносил запах водорослей и остывающего песка. Далеко по берегу разносился плеск весел запоздалого гребного судна, которое спешило причалить. Фионика любила ночные развлечения. Разведенный во дворике огонь, на котором жарились тушки зайцев, куски оленя или рыба, поднимал к небу снопы красных искр. Служанка разливала вино в дорогие серебряные кубки. Звенели цикады…
Такие бдения могли продолжаться до самого утра, поэтому гетеры много спали днем. Утром мужчины возвращались к своим важным делам, к женам и домочадцам.
– Знаешь, о чем они будут теперь мечтать?-спрашивала Фионика юную подругу.-О том, как приехать сюда еще раз!..


Звонок телефона заставил Анну открыть глаза. Она задремала в ванной? Не удивительно, после столь бурной ночи. С неохотой отпуская от себя «греческий» сон, госпожа Левитина встала, завернулась в огромное полотенце и вышла в гостиную. Она не ошиблась: через пару минут телефон зазвонил вновь.
– Как ты провела время? – спросил Князев. – Довольна?
– Мне понравилось, – спокойно, ровно ответила Анна, игнорируя его раздражение. – А ты праздновал со своими? Хорошо было?
– Нормально. Я тебе звонил несколько раз!
– Зачем? Тебе было скучно с твоим сыном, с Элей?
– Где ты была? – вместо ответа, спросил Князев. – Ты была с мужчиной?
– Допустим… А ты предпочел бы, чтоб я сидела одна в своей квартире, пока ты развлекаешься в кругу семьи?
– Анна, Анна… Ты же прекрасно знаешь, что если бы ты захотела…
– А я уже не хочу, – ответила она, подавляя зевок. – Раньше я еще могла принять от тебя эту «жертву», а теперь нет.
– Но ты никогда мне не говорила этого, я не знал! Наоборот, ты всегда была сторонницей свободы.
– Нужно быть более чутким, – усмехнулась Анна Наумовна. – Особенно к женщине, которую…любишь.
– Я приеду к тебе! – сказал Виталий Андреевич. – Прямо сейчас, сию минуту!
– Брось… К чему такие подвиги? Когда-то я хотела их от тебя… а сегодня все изменилось. Весной цветут фиалки, а зимой идет снег.
– Что?
– Я хочу спать, Виталий! Прости. Позвони вечером, если захочешь…
Анна Наумовна положила трубку и легла на диван. Она любила спать на мягком, и уснула, едва голова коснулась подушки. Больше ей ничего не снилось, – ни песчаный берег Эгейского моря, ни тройка лошадей, несущаяся по заснеженному городу…


– Извините, ради Бога, я вас очень прошу!
Дина Лазаревна спросонья не могла сообразить, кто звонит. За окнами совсем рассвело, но в спальне царил полумрак, создаваемый темно-синими шторами. Вчера, – вернее, уже сегодня, – она проводила гостей. Первой отправилась домой Изабелла, изрядно выпившая и совершенно не державшаяся на ногах. Артему и Динаре пришлось чуть ли не нести госпожу Буланину домой. Хорошо, что ее квартира была тут же. Напротив Динары жили Авдеевы, а Изабелла Юрьевна рядом с ними, через стенку.
– Сегодня же праздник, – недовольно объясняла госпожа Чиляева назойливой клиентке. – Все отдыхают, и я, между прочим, тоже!
– Я понимаю, – соглашалась та, и продолжала свое. – Но мне очень надо! Пожалуйста! Я заплачу вам вдвое!
Такой аргумент оказался убедительнее, чем слезные просьбы, и Динара смягчилась.
– Ладно, – сказала она. – Раз это так срочно…
– Да-да! Благодарю вас! Когда я смогу прийти?
– Через пару часов, – ответила Дина Лазаревна, глядя на циферблат своего будильника. – Мне нужно подготовиться.
На самом деле ей хотелось еще поспать, хотя бы минут сорок. Положив трубку, она с головой накрылась одеялом и попыталась снова уснуть. Но сон пропал бесследно. Дине Лазаревне чудились шаги в пустой квартире Альшванга…и ее охватила такая жуть, что она с трудом подавила порыв немедленно позвонить Артему.
– Да что это со мной?! – разозлилась Динара. – Паркет рассыхается, а у меня волосы встают дыбом! Раньше я не обращала на шаги никакого внимания! Это хромой маг так меня запугал… До чего я, все-таки, впечатлительная!
Она поняла, что со сном покончено, и решила вставать. Первым делом Дина Лазаревна включила магнитофон, чтобы звуки со второго этажа не действовали ей на нервы. Это помогло. Вчерашние, а тем более, сегодняшние страхи стали смешны.
Динара убрала со стола и перемыла посуду, привела себя в порядок. Глядя в зеркало, она поняла, что нравится сама себе, – впервые с тех пор, как рассталась с Анатолием. У нее еще совсем молодое лицо, красивые глаза, длинные черные ресницы, изящные линии щек и подбородка, пышные волосы…
В дверь позвонили. Наверное, это та настойчивая клиентка! Динара пошла открывать на ходу вспоминая, что если придется использовать Таро, то без одной карты. Куда могла подеваться Пятерка Мечей? Она не рассказала Артему о пропаже карты: подумала, что это слишком незначительная деталь.
– Здравствуйте, Динара! Вы настоящая красавица, как и говорил Герман Борисович! – затараторила посетительница, едва переступив порог. – Вы не сердитесь за столь ранний визит? Новый год, бессонная ночь…а тут я со своими проблемами…
– Ничего, проходите!
Динара пошла в гостиную, не дожидаясь, пока женщина снимет шубу из черного каракуля и такую же шапочку, в виде таблетки. Как она только держалась на высоко взбитой прическе?
– Меня зовут Анна, – представилась посетительница, усевшись в кресло напротив Динары. – Анна Григорьевна! Я мама Лизы.
– Простите, не припоминаю…
– Вы и не можете меня помнить! Это я вас знаю, по рассказам Германа Борисовича. А вы о нас, видимо, не слышали?
Динара отрицательно покачала головой. Она изучала посетительницу, отмечая малейшие детали ее внешности и поведения. На вид женщине было около пятидесяти. Она рано состарилась, но продолжала следить за собой, – ее выразительные глаза были густо накрашены, а волосы собраны в высокую прическу. Элегантный костюм подчеркивал достоинства ее худощавой фигуры, подобранный в тон шарфик и браслеты из яшмы на тонких запястьях говорили о хорошем вкусе. В целом дама производила неплохое впечатление, если не считать скрытой нервозности. Она то складывала пальцы в замок, сильно сжимая их, то терла ладонью о ладонь так, как будто у нее замерзли руки.
– Я мама Лизы, – повторила она, глядя куда-то под стол. – Моя дочь…мечтает об артистической карьере…
Еще одна артистка! – некстати подумала Дина Лазаревна, стараясь изобразить на лице заинтересованность и понимание.
– Я могу быть с вами откровенна? – нервно поводя плечами, спросила Анна Григорьевна. – Совершенно откровенна?
– Разумеется.
– Вы можете гарантировать, что о нашем разговоре никто не узнает?
– Полная конфиденциальность, – это основа моего подхода к клиентам, – серьезно ответила Динара. – Можете быть спокойны.
– Спасибо… Да! Так вот…моя Лиза, она… брала уроки у многих хороших вокалистов, но сценического, именно актерского мастерства, ей не хватало. И…нам посоветовали обратиться к Герману Борисовичу.
– Альшвангу? – уточнила Динара, начиная догадываться, в чем дело.
– Да! Это ваш сосед, – заламывая руки, подтвердила Анна Григорьевна. – Видите ли, мой супруг умер несколько лет назад, и мы с Лизонькой живем вдвоем. О нас совершенно некому позаботиться! Поэтому все вопросы приходится решать мне. Я позвонила ему, изложила суть просьбы… Сначала он был категорически против.
– Герман Борисович отказал вам?
Анна Григорьевна несколько раз кивнула. Ее лицо покрылось легким румянцем, подбородок чуть подрагивал.
– Наотрез! Он даже слушать ничего не хотел! Говорил, что он уже стар, что ему недосуг… В общем, решительно отказал. А потом… мы разговорились, я начала жаловаться ему на судьбу, описывать талант Лизы. И тут он оживился, даже как будто заинтересовался. Он так и спросил: «Вашу дочь зовут Лиза?» Я подтвердила, и… наша беседа пошла по-другому. Неожиданно для меня, Герман Борисович согласился позаниматься с Лизой.
– Я не понимаю…
Дина Лазаревна хотела сказать, что пора переходить к делу, но нервная посетительница ее перебила.
– Вы должны выслушать меня, до конца. Иначе вы не сможете мне помочь… Это такая длинная и странная история… не совсем красивая с нашей стороны… Но я расскажу все по порядку и начистоту. Я очень боюсь за Лизу! Моя жизнь, плохо ли, хорошо, – уже прожита, а у нее еще все впереди!
– Хорошо, я вся внимание, – успокоила ее Динара. – Продолжайте, пожалуйста!
– Ну, вот… Альшванг согласился, и Лиза начала ходить к нему домой заниматься. Он оказался прекрасным педагогом, и кроме того… мне показалось. что Лиза ему понравилась. Герман Борисович начал за ней ухаживать. Он, конечно, пожилой человек…можно сказать, старик, но…по-своему привлекательный.
Анна Григорьевна несколько раз судорожно вздохнула и заплакала.
– И я взяла грех на душу! – сквозь слезы призналась она. – Велела Лизе оказывать Герману Борисовичу разные знаки внимания, строить глазки, намекать…на свои чувства к нему. Я уверила свою дочь, что это ей просто необходимо. Моя приятельница, которая очень хорошо его знает, рассказала мне, что у Альшванга нет ни детей, ни других близких родственников… Жена его умерла. Я много думала о нем, о нашей одинокой жизни с Лизой… и решила, что старик захочет жениться на моей дочери. Почему нет? У него закат жизни, который Лиза могла бы скрасить своим вниманием, лаской… уходом, наконец. У Германа Борисовича слабое здоровье! Я говорила Лизе, что в случае женитьбы о сексе речь идти не может. Какой может быть секс в его возрасте? И вообще, долго старик не протянет… Мы похороним его по-человечески, а Лизе останется большая квартира в хорошем районе. Это же целый капитал!
Динара нахмурилась. Такие расчеты, – слишком откровенные, – показались ей отвратительными. Окрутить старика, чтобы завладеть его квартирой! И как дочь этой женщины могла пойти на такое?
– Поймите меня, – шмыгая носом, оправдывалась Анна Григорьевна. – Я мать! Для меня важно, чтобы судьба Лизы сложилась счастливо. Разве я советовала что-то плохое? Я могла бы не признаваться, какие мы строили планы по поводу квартиры и прочее, но… все сложилось не так, как мы думали. Мне нужен ваш совет, а для того, чтобы он был правильным, вы должны знать все. Ведь так?
– Так! Говорите все, как есть. Судить – это прерогатива Бога, а мы всего лишь люди. Впрочем, и Бог не судит. Столь утомительное занятие ему ни к чему!
– Да! – обрадовалась посетительница. – Я тоже такого мнения. Мне не важно, что вы обо мне подумаете. Я хочу помочь своей дочери…остальное не имеет значения!
– Понимаю, – ответила Динара. – И каково продолжение истории?
– Ну… наши планы как будто осуществлялись… Лиза делала успехи, Герман Борисович проявлял к ней интерес, даже в интимном смысле…
– Вот как?
Анна Григорьевна покраснела и кивнула, не поднимая глаз.
– Постели, конечно, не было и быть не могло…так…невинные ласки… То поцелуй в щечку, то коленку погладит, то волосики поправит… Лизонька очень послушная девочка, она с детства такая, – всегда делает то, что я ей говорю. Она все мои рекомендации исполняла, как положено. Только о женитьбе разговора не было! Это стало меня тревожить. А тут Герман Борисович объявил, что у него тридцатого декабря день рождения, и он собирается отметить его особенно пышно. Нас с Лизой он пригласил в первую очередь; сказал, что представит свою ученицу театральной общественности. Что-то вроде презентации ей устроит. Странная это была презентация, скажу я вам… Приехали и обычные гости, и артисты в костюмах, все перемешалось! Должны были ставить сцены из «Пиковой дамы», немного по-любительски, конечно… но Лиза очень серьезно готовилась. И Герман Борисович волновался, хотя это на него было не похоже. Он казался необычайно хладнокровным человеком. А перед самым праздником на него как психоз какой-то напал! Больше всего он переживал, что Лиза кому-то может не понравиться. Как будто это смотрины, на которые должен жених явиться!
Анна Григорьевна тяжело вздохнула и продолжала.
– Всякие люди на эту вечеринку собрались… и женщины тоже. Одна ужасно вульгарная блондинка приставала ко всем мужчинам, до неприличия! Вырядилась в платье с разрезами чуть ли не до подмышек и выставляла свои ноги на всеобщее обозрение! Что за бесстыдство! И еще одна дама, видимо, из актрис, просто приворожила к себе Альшванга… Он ее как увидел, прямо с ума сошел! Я уже и так, и сяк делаю знаки Лизоньке, чтобы она была поласковее, отвлекла старика от других женщин… а она как будто не видит. И тоже на ту даму уставилась!
– Какую даму? – спросила Динара.
Кто такая «вульгарная блондинка», она сразу догадалась, а вот вторая красавица ее заинтриговала. Изабелла тоже говорила о необычайно привлекательной даме.
– Я сама не знаю, кто она! – морщась от досады, ответила Анна Григорьевна. – Ни кто ее привел, ни куда она потом делась, – ничего не известно! Исчезла, как призрак… растворилась! Очень опасная особа! Хитрости невероятной! Знала, как произвести впечатление! Как она появилась, – все переполошились… А скоро нужно было представлять сцену «в спальне». Лиза так разволновалась, что стала сама не своя! Слова перепутала, засмеялась истерически не к месту. Это все нервы! Герман Борисович сам так разволновался, что ему плохо стало… как сидел, так и перевернулся на бок со стула. Я бросилась к нему, а у него лицо белое, как у покойника. Я кричу Лизе, чтобы она скорую помощь вызывала, а она застыла, остолбенела… и ни шагу сделать не может. Тут кто-то из гостей все же позвонил, врачи приехали, забрали старика в больницу. Я растерялась, – мне вроде как и с Германом Борисовичем ехать надо, и Лизоньку бросать нельзя.
– А что вас насторожило? – спросила Динара, которая никак не могла уловить сути дела.
– Лиза меня испугала. Очень вся эта обстановка на нее подействовала… С тех пор она будто не в себе. Твердит, что смерть свою увидела! И ничего больше не объясняет. Напрасно, говорит, мы с тобой, мама, это затеяли! Не к добру все! Я всю ночь не спала, и Лиза тоже. Утром поехала в больницу, к старику.
– Как он, кстати?
– Неплохо. Врачи сказали, что состояние средней тяжести, стабильное. Угроза для жизни существует только из-за возраста: астма, подагра…словом, букет болезней.
– Вас к нему пустили?
– Сначала не хотели, а потом я денег дала, сразу пустили. Старик меня подозвал, велел наклониться…и прошептал на ухо, что жениться на Лизе не может, что это «против сюжета». Какого сюжета? Заговаривается, наверное! А квартиру, говорит, я на нее перепишу.
– Вы имеете в виду, что Герман Борисович свою квартиру хочет подарить вашей дочери?
– Вот именно! Вызвал нотариуса в больницу, я Лизу привезла, – там, прямо в палате, все и оформили.
Динара не знала, что и думать. История не такая уж странная… В конце концов, Альшванг старый человек, на пороге смерти, родни у него нету. Почему бы ему и не подарить свою квартиру понравившейся девушке? И все же, что-то в этом настораживало.
– Да, интересно… – поразмыслив, сказала она.
– Вот и Лизонька, как вышли из больницы, – в слезы! Это неспроста, говорит. Это беда наша за нами идет по следу! Я ее стала успокаивать: мол, радоваться надо, как все хорошо получилось. А она плачет! Мне на нее смотреть больно. Поэтому я к вам и пришла. Узнать хочу, – что это такое произошло с нами, и чем оно может обернуться?
– Хорошо. Я все поняла.
Динара достала из секретера карты Таро, сделала расклад и глазам своим не поверила. Расклад предсказывал… Смерть. Она глубоко вдохнула в себя воздух, смешала карты и задумалась.
– Ну, что? – испуганно спросила Анна Григорьевна. – Что-то плохое? Говорите же!
– Нет, все нормально, не волнуйтесь! – успокоила женщину Динара.
Ей стало страшно. Опять пришли на память слова господина Вольфа о том, что она еще взмолится, еще придет просить пощады! Этой женщине ни в коем случае нельзя говорить того, что выпало в раскладе.
Динара, с трудом подбирая слова, сделала банальное предсказание, – так, общие слова, ничего конкретного… и велела Анне Григорьевне прийти еще раз.
Проводив посетительницу, она вернулась к картам и снова обдумала расклад. Сомневаться не приходилось, – Таро показывали достижение цели, ложные надежды, страх, месть и гибель. Такого жуткого предсказания она еще ни разу не видела.
Динара подошла к окну, распахнула его, вдыхая всей грудью колкий морозный воздух. У скамейки, засыпанной снегом, Берта Михайловна кормила полосатых котов остатками еды с праздничного стола.
– С Новым годом, Диночка! – весело крикнула она, увидев соседку. – С новым счастьем!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100