Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

– Какое у тебя варенье вкусное получается! – восхищалась Изабелла Буланина, набирая в хрустальное блюдечко абрикосы с грецкими орехами внутри. – И как ты умудряешься вытаскивать из них косточки и не помять? Я попробовала, так у меня одни лохмотья остались, вместо абрикос!
– Не знаю, – улыбнулась Дина Лазаревна. – Бери еще, раз нравится! Чаю подогреть?
Она встала, чтобы включить чайник, и невольно взглянула в окно. За деревьями, покрытыми снегом и инеем, стоял незнакомый мужчина в темно-коричневой куртке и шляпе, низко надвинутой на глаза.
– Ой, смотри, Иза! Твой ухажер!
– Где?
Изабелла Юрьевна привстала, выглядывая из-за занавески на улицу. Квартира Чиляевой была на первом этаже, и через окна все отлично было видно.
– Это не он, – разочарованно протянула она, внимательно всматриваясь в высокую фигуру. – Не похож. Да и не стал бы он торчать во дворе! С какой стати? Это твой, наверное!
– У меня поклонников нет, – вздохнула Динара, поправляя цыганские серьги из червонного золота. – Одни клиенты!
– Клиент бы не стал прятаться под деревьями, – захихикала Буланина. – Значит, кавалер! И не отнекивайся, Диночка!
– Да нет же! – возразила гадалка. – Нет у меня нынче кавалеров, Иза! Был один, да и тот вышел. Ну, и Бог с ним. Скатертью дорога!
Она снова посмотрела в окно. Мужчина все стоял между деревьев. Казалось, он наблюдает за ее окнами. Неужели, ограбить собирается? Значит, и правда та посетительница, – Лариса, – была наводчицей. Все высмотрела и своим дружкам доложила!
– Ты, Дина, решетки на окна поставь! – будто прочитала ее мысли Буланина. – Как я! Так удобно! И не залезет никто. У нас первый этаж, все-таки!
Разговору о решетках помешали пронзительные звуки тромбона из-за стены. Егор Фаворин, видимо, занимался с учеником.
– Боже! Как ты терпишь? – закатила глаза Изабелла Юрьевна. – Этот Фаворин не дает покоя ни днем, ни ночью! Жуткий тип! Как он меня ненавидит, ты не представляешь! Прямо страшно в подъезде с ним встречаться, того и гляди, набросится душить! Псих ненормальный!
– Ну, психи редко бывают нормальными, – успокаивающим тоном сказала Динара. – А мне его труба не мешает. Пусть себе дудит человек! Жалко, что ли? Он безвредный, Егор этот, только что шумит и ругается, а так…ничего, смирный. Непьющий, и женщин не водит.
– Еще бы он женщин водил! – завопила Изабелла, подскакивая на стуле от возмущения. – Да он их ненавидит, как…
Она запнулась, не находя слов для выражения своих чувств по поводу соседа-музыканта.
– По-моему, ты преувеличиваешь! – засмеялась Динара. – Не такой уж он злодей! Обыкновенный зануда.
Изабелла Юрьевна махнула рукой. Действительно, Фаворин не стоит того, чтобы уделять ему столько внимания. И она принялась рассказывать Динаре о своих сердечных делах.
Госпожа Буланина была пышной, полногрудой блондинкой, с яркими и немного кукольными чертами лица. Она вызывающе броско одевалась, густо красилась и выливала на себя такое количество духов, что после нее в воздухе долго стояло парфюмерное облако, будоража обоняние окружающих людей. Даже ее полосатый любимец Яшка долго чихал и отфыркивался, попадая к ней на руки.
У Изабеллы Юрьевны был один интерес в жизни, – мужчины. Она их обожала, не могла думать о них без умиления и нежного содрогания, переходящего в необузданное, неконтролируемое вожделение. Причем началось это у нее с раннего детства. Будучи маленькой девочкой, она взбиралась на колени ко всем без исключения папиным и маминым приятелям, а также к случайным знакомым. Она не просто сидела на мужских коленях, а особым образом ерзала, вызывая у них вполне определенные ощущения и желания. Бедные жертвы «малолетней развратницы» краснели, бледнели, покрывались обильным потом, но не смели и виду подать, что происходит. Замирая от ужаса, что кто-то может это заметить, они не чаяли сбежать подальше, пока их не обвинили в совращении детей и прочих отвратительных человеческих пороках.
В школе Изабелла смотрела томными, откровенно призывными взглядами не только на мальчиков, но и на преподавателей мужского пола, приводя тем самым их в замешательство и панику. Перейдя в пятый класс она вполне оформилась как девушка, и от взглядов перешла к действиям. Понравившегося ей мальчика она обхаживала, как кошка мышку, – то и дело попадалась ему на глаза, норовя прислониться к нему, задевая его всеми частями тела, недвусмысленно моргая и чуть ли не облизываясь. Преподавателям она писала записки с признаниями в пылкости чувств и назначала им свидания.
Маму регулярно вызывали в школу, и она краснела, не зная, куда деваться от позора. Естественно, все думали, что это от нее дочка научилась подобным вещам. Яблочко от яблоньки далеко не падает! Эта житейская мудрость в данном случае совершенно не отражала действительного положения дел. Мама Изабеллы была скромнейшая женщина, – билетерша в кинотеатре, – которая никак не могла понять, откуда в ее добропорядочной семье взялось такое чудовище! Родители запрещали дочери выходить на улицу, в страхе, что она отдастся первому встречному мужику; водили ее в школу и из школы за ручку; стыдили и ругали как только могли, – но ничего не помогало.
Наконец, у них лопнуло терпение, и они отдали Изабеллу на воспитание двоюродной тетке, которая всю жизнь проработала надзирательницей в колонии для малолетних преступников. Тетка была старая, бездетная пенсионерка, которая умирала от скуки и безделья. Она с удовольствием согласилась приютить у себя девочку и сразу ее полюбила. Пенсионерку не волновали нездоровые наклонности Изабеллы, потому что во всем остальном она оказалась чудесным ребенком, – незлобивым, покладистым и добрым.
Теткин покойный супруг был администратором в театре, но очень рано умер, оставив молодую жену вдовой. Тетка погоревала, поплакала, да и уехала в поисках работы и успокоения на родину, в Вологду. Там она устроилась в колонию, чтобы напряженное, полное стрессов существование заставило ее отвлечься от своего горя. Как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Только выйдя на пенсию, тетка вернулась в Санкт-Петербург, в свою квартиру. На заработанные деньги сделала приличный ремонт и думала, что будет доживать свой век в одиночестве. Но судьба распорядилась по-другому. Нежданно-негаданно, появилась Изабелла, которая скрасила ее дни. Родители совершенно отказались от дочери, опозорившей их своим поведением, они и слышать о ней не желали. Жизнь шла своим чередом: Изабелла росла, тетка дряхлела, болела, и умерла, оставив девушке в наследство свою квартиру. Больше у нее ничего не было.
Таким образом госпожа Буланина стала полноправной владелицей квартиры в театральном доме.
Учиться после школы она нигде не стала, а пошла работать продавщицей в магазин спорттоваров. Впрочем, долго она там не проработала. Мужчины, которые появлялись у нее один за другим, оказывали ей такую ощутимую материальную поддержку, что ходить на работу не имело смысла.
Изабелла Юрьевна уже не кидалась на первого встречного, она стала разборчивой и некоторым «претендентам на интим» отказывала. К тому же молодые мужчины разочаровали ее, оказавшись не на высоте не только по части секса, но и по части денег. Да и воспитания, уважения к женщине, обходительности им явно не хватало. Они проигрывали более пожилым соперниками по всем статьям.
Сейчас у госпожи Буланиной были два постоянных любовника. Иногда она не могла отказать себе в удовольствии переспать с каким-нибудь случайным мужчиной, произвевшим на нее впечатление. Но это были эпизоды. В основном Изабелла принимала только двоих, – одного бизнесмена средней руки и чиновника районной администрации. Оба ее устраивали, прекрасно к ней относились и делали вид, что не догадываются друг о друге.
– Погадай, Диночка, что мне подарит на Рождество Анатолий Абрамович? Золотое украшение или шубку? А Гена? Гена что подарит?
Геной она называла чиновника, который имел жену, двоих взрослых детей и страшно заботился о своей репутации, чтобы она оставалась чистой и незапятнанной. В то же время он не мог разорвать своих отношений с Изабеллой, находя в них то, чего не имел дома, – легкость, отсутствие претензий и свободный, приятный секс.
В то время, как Динара пыталась по картам определить, не ждет ли Изабеллу новая романтическая встреча или неожиданная прибыль, в дверь резко позвонили.
– Кого это принесло? – рассердилась Буланина. – Чаю попить спокойно не дадут! Может, клиент?
Незваным гостем оказался Егор Фаворин. Он бочком протиснулся в дверь, которую неохотно раскрыла Дина Лазаревна и начал высказывать свое недовольство.
– Опять вы, Изабелла, своего Яшку выпустили! Я же вас просил! У меня кошечка гуляет… Ваш кот – настоящий бандит, насильник! Что же потом, опять бедных животных травить? Позовите своего кота, ради Бога!
– Где он? – обречено спросила Буланина.
Она поняла, что такой замечательный вечер испорчен. Этот Фаворин всегда все изгадит! Мало того, что от его дурацкой трубы хоть уши затыкай, так еще кошечка его, видите ли, гуляет! Кого это интересует, вообще?!
– Яша, Яша, Яша… – начала она звать кота, высунувшись в коридор. – Иди сюда, мой мальчик! Иди к своей мамочке!
– Вы громче кричите, Изабелла Юрьевна, – гундосил музыкант. – Они в подвал побежали. Там плохо слышно.
– Почему вы за кошкой не следите? Что она делает в подвале с моим Яшей? – возмутилась Буланина. – Какого черта я должна орать, как идиотка, на весь подъезд, чтобы люди смеялись? И вы еще говорите, что мой котик – насильник! Да ваша красавица Диана сама на него вешается!
Почти как ты на мужиков! – зло подумал про блондинку Егор. Но вслух такого сказать не посмел. К тому же Динара тут стоит, и подобная грубость может ему с рук не сойти.
– Ладно, – примирительно сказал он. – Давайте к подвалу пойдем, поищем вашего котика.
– Вот еще! Делать мне нечего, как только бродить по темным закоулкам! Мы с Диной ужинаем, разговариваем…
В этот момент из темноты раздалось отчаянное мяуканье, и на лестничную клетку выскочил полосатый Яшка-буксир. Шерсть на его загривке стояла торчком, хвост распушился, а глаза сверкали, как два угля. За ним, громко шипя, неслась персидская кошка в таком же взбешенном состоянии. Животные ворвались в квартиру Динары, едва не сбив ее с ног.
– Что это с ними? – растерянно спросил Егор. – Может, их крысы испугали?
– Какие крысы? – возразила Дина. – Я на днях звонила, вызывала санитарную службу, чтобы они очистили подвал от крыс. Они приезжали и все сделали. Какие крысы? Это что-то другое… Может, там бомжи поселились?
– Ну нет! В нашем подвале холодно и сыро, никаких бомжей там сроду не бывало!
Изабелла Юрьевна вышла на лестницу. В полумраке ей показалось, что промелькнула чья-то тень.
– Ты ничего не видишь? – спросила она у Дины.
Но гадалка была близорука, и при таком освещении у нее не было шансов рассмотреть что бы то ни было.
– Безобразие! – возмутилась она. – Надо сказать Авдееву, чтобы в подъезде повкручивали лампочки! За что мы только деньги платим?
Изабелла и Егор с трудом выудили из-под кровати своих котов и отправились по домам, а Динара мыла посуду и думала. Отчего-то у нее на душе стало нехорошо.


Артем Пономарев несказанно удивился, обнаружив, что не его одного интересует театральный дом. Еще кто-то явно следит за его жильцами. Интересно, кто и за кем?
Сам он пока ничего подозрительного не заметил. Супруги Авдеевы жили своей жизнью, и ни в какие перепалки, изредка возникающие между соседями, не вступали. Людмила Авдеева устроилась на новую работу и даже внешне как-то изменилась. Самое необычное во всем этом было то, что директором фирмы, куда ушла Авдеева, оказался Дмитрий Сергеевич Никитский. Совпадение, прямо скажем, удивительное. Но…чего в жизни не бывает?!
Изабеллу Юрьевну посещали под покровом темноты, двое мужчин, – похоже, ее любовники. Судя по тому, что она все еще была жива, эти мужчины маньяками не являлись.
Динара занималась ремонтом и клиентами, которых было не так уж много. Постоянного мужчины у нее не было: во всяком случае, Артем пока его не обнаружил. По вечерам госпожа Буланина приходила к «ясновидящей», и они подолгу болтали.
Егор Фаворин сначала вызвал интерес сыщика своими переодеваниями, но Пономарев быстро выяснил, для чего этот маскарад. Оказывается, музыкант подрабатывает, играя на похоронах. Это законом не запрещается. С женщинами господин Фаворин предпочитал дела не иметь. Хотя…тоже не факт. В театре он ни за кем не ухаживал. К себе не водил, – это точно. А как там у него на самом деле все обстояло, кто знает?
Старая актриса Берта Михайловна Эдер ладила со всеми соседями, кроме арабов и Фаворина, с которым у нее вышел конфликт из-за котов. Пожилая дама часто пила чай с женой инженера. По-видимому, Авдеева доверяла Берте Михайловне свои сердечные тайны. Впрочем, госпожу Эдер часто посещали все соседки. Она была душевным человеком и умела выслушивать чужие истории.
Артем твердо решил поговорить со старой актрисой, но сделать это очень деликатно и осторожно.
Ее сын, Николай Эдер, работал осветителем в театре, ничем особо не интересовался. Жизнь вдвоем с матерью, похоже, вполне его устраивала. Вечера он проводил дома, сидя у телевизора.
Студенты-арабы тоже, в основном, вели себя пристойно. Изредка они приводили к себе девочек. Тогда компания развлекалась на всю катушку, – пили, горланили и плясали до утра. После таких «оргий» они выносили на помойку огромное количество пустых бутылок и консервных банок.
Самым непонятным жильцом театрального дома Артем считал Германа Борисовича Альшванга, бывшего режиссера и писателя. Старик умел производить впечатление. Несмотря на возраст и астму, он превосходно выглядел, – худощавый, подтянутый, прилично одетый, с элегантной и дорогой тростью.
Альшванг занимал самую большую квартиру на втором этаже, как раз над Фавориным и Динарой. В сущности, это были две квартиры, переделанные в одну. Учитывая старинную планировку и купеческий размах Евсеева, – площадь квартиры Альшванга получилась огромная. Детей у бывшего режиссера не было, близких родственников тоже. Жена его умерла лет десять назад. Что он делал один в пустой квартире? Почему не продавал? Во-первых, содержать такую квартиру на одну только пенсию было накладно; во-вторых, она стоила немалых денег. Если бы Герман Борисович ее продал, а купил себе небольшую квартирку неподалеку, то ему хватило бы на безбедное существование до самой смерти. Однако, он этого делать не собирался.
Это было еще не все. Господин Альшванг не только умудрялся оплачивать свою просторную квартиру, – он позволял себе содержать домработницу и ездить на такси. Домработница, – баба Маня – приходила к нему дважды в неделю, по вторникам и субботам: делала уборку, стирала, приносила продукты из магазина напротив и готовила еду.
Куда Герман Борисович ездил на такси, Артем еще не успел выяснить. Старик вызывал машину во второй половине дня и возвращался около десяти вечера. Делал он это редко, раз или два в неделю. Тем не менее, Пономареву хотелось бы знать, где старик проводил это время.
Можно сказать, что следствие по делу об убийстве Вероники Лебедевой и Авроры Городецкой зашло в тупик. Почти все, имеющие отношение к делу, были опрошены; сведения проверялись и подтверждались, но…убийца оставался вне поля зрения. Единственная ниточка, которую Артем боялся оборвать неосторожными действиями, – была Динара, к которой Вероника, возможно, ходила гадать. Карты! Вот что не давало сыщику отбросить это данное. Откуда-то убийца знал о картах и даже отразил это в стихах. Он словно бросал вызов ему, Артему Пономареву: «Покажи, парень на что ты способен! Я даю тебе подсказку, чтобы ты взял след. А то уже неинтересно становится. Игра теряет остроту опасности, – из нее уходит преследование. Кто кого! Вот в чем суть.»
Конечно, карты используют не только для гадания, но и для игры. Пока не удалось установить, чтобы убитые женщины увлекались подобной игрой. А вот гадание – гораздо ближе к реальности. К этому многие представительницы прекрасного пола относятся с пониманием и нередко пользуются услугами ясновидящих.
Хорошо, допустим, Вероника ходила к Динаре или к кому-то еще, – неважно. Важно другое, – убийца это знал! Откуда? Может, сама Вероника рассказала? Тогда он находится в ближайшем ее окружении. Или рассказала гадалка. Тогда маньяк где-то рядом с ней: знакомый, клиент или сосед. Именно поэтому Артем и ходит вокруг да около театрального дома. Есть и третий вариант, самый нежелательный для сыщика: карты – это просто литературный прием, подходящая рифма или слово. Тогда Артем зря теряет время.
Что поделать, в его работе такое случается сплошь и рядом. Издержки производства. Утешает одно: отрицательный результат, это тоже результат! Слабое утешение, но за неимением лучшего, сойдет.
Наблюдение за домом Динары пока существенно не помогло Пономареву в его поисках. Но кое-что интересное было. Например, еще один наблюдатель. Кто он? Какова его цель? На ухажера или воздыхателя кого-то из женщин не похож. Их в доме проживает всего три – серьезная госпожа Авдеева, легкомысленная Изабелла и ясновидящая Динара. Берту Михайловну и приходящую домработницу Альшванга можно в расчет не брать. Да простят его прекрасные дамы! – возраст все же не тот. К тому же мужчина явно не хочет быть узнанным: прячется, поднимает воротник, надвигает шляпу на лицо. И никогда не заходит в дом, – просто следит. За кем? Что ему надо?
Ладно, целый день торчать у дома Пономареву было недосуг. Он с сожалением покинул пункт наблюдения. Сегодня у него по плану разговор с Никитским.
Очень некстати поднялся ветер, сдувая с крыш и деревьев легкий серебристый снег, поднимая вихри с обочин тротуаров. Артему самому пришлось поднять воротник и прятать лицо.
Не стоит делать поспешных выводов! – подумал он. – Сейчас я сам, ни дать ни взять – шпион! Жизнь тем и хороша, что в ней нельзя интерпретировать на свой лад то, что очевидно. Потому как оно может полностью не соответствовать этой интерпретации. Из-за чего люди то и дело попадают впросак!
Директор и владелец фирмы «Альбион» оказался на месте. Он радушно встретил Артема, чуть ли не обнимался с ним, как с лучшим другом.
– Коньяк? Кофе? Чай? – предложил он, когда сыщик уселся в кожаное кресло у низкого стеклянного столика.
Дизайн интерьера был превосходен. Пономарев оценил деловые качества и вежливость Дмитрия Сергеевича. Женщины таких любят, это не подлежит сомнению.
– Пожалуй, коньяк, – согласился он.
– Жена мне все рассказала, – сообщил Никитский, разливая коньяк в мельхиоровые рюмки. – Какой ужас! Бедная Аврора! Девочка не успела насладиться жизнью. Она только начала входить во вкус…
– Почему вы назвали фирму «Альбион»? – перебил его Артем.
Никитский несколько растерялся. Он не ожидал такого вопроса. Впрочем, Дмитрий Сергеевич быстро обрел самообладание и сделал вид, что обдумывает, как лучше ответить.
Почему он нервничает? – подумал Пономарев, отпивая коньяк.
– Я с детства бредил Англией, – чуть торопясь, начал Никитский. – Робин Гуд, война Алой и Белой Розы, рыцари, Тауэр, Биг Бен и Вестминстерское аббатство. Волшебные слова! Считайте, что я романтик. Я ведь решил заняться бизнесом, чтобы заработать денег и поехать в Лондон. Верите?
Непонятно было, шутит он, или нет. На губах Никитского блуждала странная улыбка, – скорее ироническая, чем мечтательная.
– Еще коньяк?
– Нет, спасибо, – отказался Артем. – Значит, «Альбион» – дань юношеским грезам?
– Примерно так.
– Что ж, понятно. А как все было в тот вечер?
Уголки губ директора чуть дрогнули.
– В какой именно, господин Пономарев?
– Я имею в виду двадцать шестое ноября. Вы проводили время в «Гатчине»?
– Да. Мы пошли с женой – посидеть, отдохнуть… Потом увидели Сашу Мерцалова с красавицей девочкой. Сели к ним за столик. Саша волновался, много пил.
– Почему?
Никитский усмехнулся.
– Ревновал, наверное. У него болезненное самолюбие! И склонность заливать проблемы алкоголем. И то, и другое мне не нравится. Я уговаривал его взять такси. Нельзя же в таком виде садиться за руль! Если уж себя не жалко, то о людях подумал бы.
– Он вас послушал?
– Нет, конечно. Он никогда никого не слушает! Делает все по-своему!
– Это плохо?
Дмитрий Сергеевич пожал плечами.
– Иногда упрямство к добру не приводит. Саша пришел с девушкой, потом вспылил, напился, бросил ее одну… По-вашему, это хорошо? Как должна была себя чувствовать Аврора?
– Она расстроилась?
– Я бы не сказал, – ответил Никитский, помявшись. – Просто ей было неловко, вот и все. Мы с Леной подвезли ее домой на такси. Было уже довольно поздно…
– Городецкая пошла домой одна?
– Я понимаю, к чему вы клоните, – криво улыбнулся Дмитрий Сергеевич. – Не одна! Я ее проводил. А что, я должен был отпустить девушку одну, в такую темень, когда на улицах черт знает, что творится? Вы бы как поступили?
– Наверное, тоже проводил бы, – ответил Артем.
– Вот видите? Так что ничего предосудительного я не сделал.
– Никто вас ни в чем и не обвиняет. Я просто устанавливаю факты: как Аврора Городецкая провела последние часы своей жизни. Это моя работа.
– Я ее не убивал! – сказал Никитский. – Чего вдруг? Если бы я захотел, она бы согласилась со мной встречаться. Чтобы переспать с женщиной, нет необходимости ее убивать.
– Вы проводили Аврору до квартиры?
– Не совсем. В подъезде не было света… а ей надо было подниматься на третий этаж. Я стал искать, где включается свет. Девушка тоже не знала, хотя и жила в этом подъезде. Мы долго искали. а потом все-таки пошли в темноте наверх. Глаза немного привыкли, и Аврора сказала, что дальше пойдет одна. Наверное, она опасалась, что я могу войти к ней в квартиру.
– Зная, что в такси ждет ваша жена?
– Ну и что? Мы и так порядочно провозились в темноте, разыскивая выключатель, так что… К тому же, для этого много времени не надо.
– Для чего?
– Не валяйте дурака, господин Пономарев! Для дежурного секса, разумеется! Не делайте вид, будто не понимаете!
– Так секс все-таки был?
– Не было! Я не насильник. Раз девушка сказала, что пойдет дальше одна, я ни на чем не настаивал. Попрощался и ушел!
– А она?
– Не знаю. Наверное, пошла домой.
– Вы ничего не слышали?
– Почти ничего. – Никитский наморщил лоб, вспоминая. – Я спускался вниз по лестнице, и… Кажется, она пыталась попасть ключом в замочную скважину… Какой-то шум был. Может, она сумочку уронила в темноте или оступилась. Точно не скажу. У меня мелькнула мысль подняться и помочь ей, хотя бы зажечь пару спичек, пока она откроет. Но…я передумал.
– Почему?
– Не хотел показаться навязчивым.
– Это все?
– Все! Я спустился вниз, сел в машину, и мы поехали домой.
– А дома?
– Легли спать!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100