Читать онлайн Все, кроме лжи, автора - Снэйк Теодора, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все, кроме лжи - Снэйк Теодора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все, кроме лжи - Снэйк Теодора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все, кроме лжи - Снэйк Теодора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Снэйк Теодора

Все, кроме лжи

Читать онлайн

Аннотация

И ему, и ей пришлось познать горечь супружеской измены, жестоко разочароваться в выбранном спутнике жизни. Казалось, свадебные колокола уже никогда не зазвучат для них. Но беда, что свела их вместе, неожиданно обернулась подарком благосклонной судьбы, сулящим надежду на счастье.


Следующая страница

1

Лифт медленно полз наверх. Роберта нервно поправила ремень тяжелой сумки, оттягивающей ей плечо, и вновь сунула руку в карман куртки. Наверное, нужно было предварительно позвонить этому человеку, но решение пришло неожиданно. А когда она на что-то решалась, лучше было не раздумывать; в противном случае Роберта начинала терзаться сомнениями, взвешивать, искать оптимальный вариант. Тогда верх частенько одерживало вечное стремление держаться в тени, быть подальше от ссор и конфликтов и ни на что не влиять, чтобы не оказаться в центре каких-либо событий.
Она с детства не любила привлекать к себе внимание. За это Роберту всегда ругала мать – она словно наяву слышала недовольный голос и видела перед собой ее разочарованное лицо. Но сейчас мама могла бы гордиться дочерью. За одну неделю Роберта круто изменила свою жизнь, а когда лифт доберется до нужного этажа, вмешается в судьбу еще одного человека.
Она с досадой отвернулась от неодобрительного взгляда мужчины средних лет в темном деловом костюме. Как всегда, она оделась неподобающим образом. Ну не любит она строгую одежду, в джинсах и свободном свитере ей гораздо удобнее! Если бы она собиралась устраиваться на работу в какую-либо из фирм, офисы которых располагаюсь в этом здании, то, разумеется, оделась бы иначе. Не полная же она дура!
Но в данном случае абсолютно неважно, как она выглядит. Когда она положит на стол желтый конверт, бедняга Хауэлл не сможет думать ни о чем, кроме его содержимого. Ей было заранее жаль мужчину, которого вот-вот должно было постигнуть жестокое разочарование. Он ее собрат по несчастью, и Роберта его хорошо понимала.
Лифт остановился на нужном этаже. Она неторопливо вышла из него и уверенным шагом направилась к стеклянной перегородке, за которой восседала худощавая секретарша. Над ее головой крупными черно-золотыми буквами было написано «БЭСТ ХОУМ ТЕХНИКС». Именно то, что нужно.
Роберта решительно толкнула стеклянную дверь с блестящей металлической ручкой. Та легко поддалась, и не ожидавшая этого женщина почти влетела в приемную президента вышеозначенной компании.
Секретарша недовольно посмотрела на нее.
– Чем могу быть полезна?
Мгновенно почувствовав себя букашкой, Роберта тем не менее гордо подняла голову. Она хорошо представляла, что подумала о ней эта особа. В свои двадцать шесть лет Роберта выглядела едва ли на двадцать, что было бы неплохо, если бы она собиралась привлекать к себе внимание мужчин. Но это не входило в ее планы, поэтому ничто в ней не бросалось в глаза.
Светлые длинные волосы она прятала в хвостик или, как сегодня, в бесформенный узел на затылке. Большие серые глаза скрывала за стеклами очков в немодной оправе. А неплохую фигуру маскировала брюками с жакетами или свитерами, сидевшими на ней не лучшим образом. Нежное овальное личико с тонкими чертами совершенно не знало косметики. Да и ростом она не вышла. Что такое в настоящее время пять футов и пять дюймов? Просто Дюймовочка какая-то, а правильнее сказать, незаметная серая мышка.
Что ж, если таковы мысли этой дамы, то Роберта не вправе на нее обижаться. Кто ей мешает выглядеть иначе? Никто, просто ей это не нужно. Или было не нужно до прошлой недели…
– Я бы хотела побеседовать с мистером Хауэллом по личному вопросу, – с достоинством ответила Роберта, отмахиваясь от не слишком приятных мыслей.
– Не думаю, что мистер Хауэлл сможет принять вас сегодня. Его время расписано по минутам. Если хотите, я запишу вас на другой день. Следующий вторник вас устроит? – Секретарша взяла в руки журнал и вопросительно посмотрела на посетительницу.
Но та отрицательно тряхнула головой.
– Мое дело не терпит отлагательства, – категорично заявила она. – Я должна переговорить с вашим боссом немедленно.
– Это невозможно. Изложите свое дело письменно. Когда у него найдется свободная минутка, он ознакомится с вашим заявлением, тогда и решит все сам.
– Но бывают же у него перерывы между встречами и совещаниями или что там у него еще! Я не отниму много времени, да и делаю это скорее ради него, чем ради себя.
Роберта начинала сердиться: вот захочешь сделать доброе дело, и то не дадут. Разгорячившись, она уперлась руками в бока, расставила ноги на ширину плеч, всем своим видом говоря, что так просто ее с места не сдвинешь.
Она не сразу заметила, что дверь в кабинет президента компании приоткрылась. И оттуда появился темноволосый мужчина лет тридцати пяти, который остановился и внимательно ее слушает. Он был строен и на глаз – выше шести футов. Ей понравились его широкие плечи и мужественное лицо, которое не портили ни слегка полноватая нижняя губа, ни по-женски длинные ресницы. Роберта замерла, глядя на эту ожившую мечту любой женщины.
Звучный голос мужчины заставил ее очнуться:
– В чем дело, мисс Карпински? Что нужно от меня этой милой даме?
Его карие глаза пристально изучали Роберту. Та внезапно оробела, но потом рассердилась на себя и смело заявила человеку, из-за которого пришла сюда:
– Нам нужно поговорить. Это очень важно, поверьте!
Мужчина с сомнением окинул взглядом ее невысокую фигурку от макушки светловолосой головы до носков сине-белых кроссовок. Было видно, что он колеблется. Может, следовало сказать, что это вопрос жизни и смерти? Тем более что подобное заявление в какой-то степени соответствовало правде.
Роберта подумала, что он наверняка принял ее за сумасшедшую изобретательницу, и невольно улыбнулась. Открытая, чуть застенчивая улыбка преобразила лицо, сделав его на редкость милым и очаровательным.
Мужчина сверкнул глазами и неожиданно распахнул настежь дверь, сделав приглашающий жест рукой. Роберта шагнула вперед и через пару секунд оказалась в довольно уютном кабинете. Ей понравилась обстановка, а сам хозяин стал вызывать еще большую симпатию, особенно после того как вежливо предложил ей присесть и приступить прямо к делу.
Поудобнее устроившись на стуле, Роберта сняла сумку с плеча. О, это была очень вместительная сумка! В ее недрах хранилась масса полезных предметов. Правда, приходилось изрядно потрудиться, чтобы найти среди них нужную вещь.
Но Роберта приготовилась к встрече, поэтому желтый конверт лежал на самом верху. Она достала его и ловким движением метнула через стол. Конверт почти бесшумно заскользил по полированной поверхности и остановился перед озадаченным мужчиной.
– Что это? – спросил он, не делая попытки взять конверт и заглянуть в него.
Его глаза подозрительно сощурились. Казалось, он уже жалел о том, что впустил в кабинет эту незнакомую особу. И Роберта почувствовала желание поторопить события.
– Это для вас. Если не боитесь, можете взглянуть.
Затем откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди. Вид у нее был одновременно удовлетворенный и сочувствующий. Это озадачивало, но ее подначка подействовала.
Мужчина осторожно вытряхнул на стол содержимое конверта. Его брови удивленно поползли вверх, когда он увидел несколько цветных негативов и такое же количество фотографий. Он развернул снимки к себе и стал внимательно их рассматривать. Над столом повисло тяжелое молчание.
Роберта внимательно наблюдала за реакцией Хауэлла. Лицо того окаменело, потом на нем отразилась брезгливость. Он отодвинул от себя фотографии и холодно посмотрел на посетительницу. Та встретила его взгляд спокойно и не отвела глаз.
Кончиками красивых удлиненных пальцев Хауэлл принялся нервно постукивать по столу. Потом левой рукой, с широким обручальным кольцом, он выдвинул верхний ящик стола и достал оттуда чековую книжку. Правая же тем временем вооружилась ручкой с золотым пером.
– Сколько? – отрывисто бросил Хауэлл. Теперь он не смотрел в ее сторону. Роберта грустно усмехнулась: ее приняли за шантажистку. Не дождавшись ответа, хозяин кабинета уставился на женщину тяжелым взглядом, не сулившим ничего хорошего. Она сняла очки и потерла переносицу, ее большие серые глаза рассеянно смотрели сквозь собеседника.
Неожиданно Роберта резко поднялась со стула и направилась к выходу. Но не успела пройти и двух шагов, как Хауэлл преградил ей путь.
– Я спросил: сколько? – еле сдерживая гнев, жестко произнес он и довольно резко развернул женщину к себе лицом. – Что за игру вы ведете? Ну, говорите, что вам от меня нужно?!
– Я отдаю вам это даром. Пустите, мне пора. – Упрямство Роберты вполне могло соперничать с его властностью. – Скажите «спасибо» и разойдемся.
– За что я должен вас благодарить? За то, что вы вот так, одним махом, разрушили мою семейную жизнь?
– Мне это не доставило удовольствия, уверяю вас. Мои действия сродни хирургической операции: гниющую часть тела надо отсечь одним ударом. Я знаю, сама прошла через такое. А с фотографиями поступайте, как сочтете нужным, можете даже сжечь их, если таково ваше желание. Наверное, я напрасно пришла сюда. Просто не выношу лжи, особенно между близкими людьми. Если я ранила вас в самое сердце, простите. Я хотела сделать как лучше.
Она была так спокойна и невозмутима, что он ей поверил. Оставался только один вопрос. И Хауэлл поспешил его задать:
– А вам-то это зачем было нужно? Каким образом это касается лично вас?
Он напряженно ждал ответа, по-прежнему преграждая ей путь. Роберта снова водрузила на нос свои нелепые очки и поправила воротник свитера, задержав руку у горла. Когда же заговорила, Хауэлл различил нотки горечи в ее голосе:
– Как вы думаете, с кем ваша жена развлекается на этих фото? С моим бывшим мужем. Бывшим, потому что я уже пустила снимки в ход. Но не беспокойтесь, публичный скандал вам не угрожает. Всего доброго, мистер Хауэлл… И удачи вам!
Роберта решительно двинулась вперед, и ему пришлось поспешно освободить ей дорогу. Когда она вышла из кабинета, он продолжал неподвижно стоять возле двери, осмысливая ее последние слова. Размышления длились ровно столько времени, сколько женщине потребовалось для того, чтобы сесть в лифт.
Хауэлл выбежал из кабинета в тот момент, когда двери лифта плавно закрылись. Послышалось ровное гудение, и чудо современной техники унесло прочь возмутительницу спокойствия.
Мисс Карпински во все глаза смотрела на своего начальника, удивляясь нарушению установленного порядка. Ее железный босс, который и чихал-то всегда именно три раза, ни больше ни меньше, провел десять минут с незапланированным визитером, а потом выскочил из кабинета как ошпаренный.
Еще больше секретарша удивилась, когда он потребовал пригласить к себе начальника юридического отдела фирмы, причем немедленно. Металлические ноты в голосе босса подстегнули подчиненную. В течение нескольких минут мистер Харрисон был найден и обещал явиться незамедлительно.
В ожидании юриста президент компании прохаживался по кабинету, избегая смотреть на фотографии, которые так и остались лежать на столе. Иногда Хауэлл останавливался и задумывался о чем-то, очевидно, не слишком приятном, так как в такие моменты хмурился и что-то бормотал себе под нос.
Юрист вошел в кабинет. Босс махнул рукой в сторону фотографий, и Харрисон стал внимательно разглядывать их, сверяя с негативами. Окончив это занятие, он поднял голову и обменялся с Хауэллом понимающим взглядом, затем собрал негативы и фотографии в желтый конверт. Мужчины пожали друг другу руки, и Харрисон исчез так же бесшумно, как и появился.
А президент компании сел в кресло и развернулся лицом к огромному, во всю стену, окну, за стеклом которого шумел и бурлил большой город со своими проблемами и бедами, радостями и неожиданностями…
Роберта ехала домой на такси. Она радовалась, что с неприятной миссией было покончено. Ей не доставило никакого удовольствия наблюдать за унижением красивого преуспевающего мужчины, внезапно обнаружившего измену собственной жены. Правда, тот держался совсем неплохо, почти так же хорошо, как и она сама. Но у нее была целая неделя, чтобы взять себя в руки и распорядиться собственной судьбой. Ему же еще только предстояло свыкнуться с неприятным известием.
Интересно, а что он сделает с фотографиями? Спрячет их в сейф и придержит до удобного момента или пустит в ход сразу? На месте его жены Роберта не стала бы спорить, если бы он предложил развестись без огласки, и подписала бы любые документы. Впрочем, она не стала бы и изменять такому привлекательному мужчине. В нем чувствовалась сила и страсть. Но, возможно, он вкладывает все это в бизнес, а на долю жены ничего не остается?
Однако это ее не касается, незачем и думать об этом. Чем таять при воспоминании о выразительных карих глазах Хауэлла, лучше заняться налаживанием собственной жизни. Теперь Роберта сама по себе и отвечает только за себя…
Такси остановилось. Она вышла, расплатилась и направилась ко входу в дом. В холле Роберта подошла к стойке консьержа и поздоровалась с Эндрю Чиверсом. Хотя он работал в этой должности совсем недавно, жильцы дома относились с уважением к коренастому сорокапятилетнему мужчине.
Чиверс мог помочь в любой житейской ситуации. К нему обращались, когда нужно было полить цветы в отсутствие хозяев, покормить аквариумных рыбок, вызвать электрика или водопроводчика. Последней просьбой Роберты он занимался два дня назад. С тех пор в двери ее квартиры блестели три новеньких замка. Можно было обойтись и двумя, как раньше, но Роберта предпочитала во всем основательность и сверхнадежность. Одинокой женщине нелишне подстраховаться. Смену замков сопровождала настойчивая просьба хозяйки квартиры ни под каким видом не пускать к ней ее бывшего мужа Ланса Стокмана. Ненавистная фамилия уже исчезла из списка жильцов дома. Перестал существовать и телефонный номер, зарегистрированный на фамилию Стокман. Теперь Роберта носила девичью фамилию и вновь звалась мисс Уоллер.
Приветливо улыбающийся Эндрю протянул Роберте ее почту. Так, ничего интересного: счета, проспекты. Поблагодарив его признательной улыбкой, она сунула корреспонденцию в сумку и неторопливо двинулась к лифту. Выйдя из него на своем этаже, Роберта открыла дверь квартиры новенькими ключами и, войдя внутрь, тщательно заперлась на все замки.
В квартире пока все оставалось по-прежнему. Уходя, Ланс прихватил с собой только один чемодан. Верхняя одежда и обувь, а также некоторые другие принадлежащие ему вещи оставались на своих местах. То, что он не тронул ни мебель, ни музыкальную аппаратуру, вовсе не говорило о широте его натуры.
Просто он, скорее всего, прикинул, что много за них не выручишь, а сдавать их куда-то на хранение, лишь бы насолить бывшей жене, ему было лень. Лень – вот ключевое слово для определения сущности Ланса.
Роберта не намеревалась ждать, пока он придет за своими вещами. Точнее, она просто больше не впустит его в свою квартиру. Достаточно того, что он уже натворил. Этим вечером она собиралась упаковать последнее напоминание о ее браке для отправки Лансу по его новому адресу, который узнала от своего адвоката.
После душа и чашки крепкого кофе ей захотелось немного отдохнуть. Визит к неотразимому мистеру Хауэллу утомил ее больше, чем можно было предположить. Она прилегла на кровать и взяла в руки свадебную фотографию.
Все присутствовавшие тогда на церемонии бракосочетания считали их славной парой. Три года назад она была такой же стройной, как и сейчас, но в лице было больше свежести, а глаза без очков смотрели на мир мечтательно и наивно. Ланс выглядел просто потрясающе. Он всегда производил впечатление высоким ростом, светлыми волнистыми волосами и дерзким взглядом зеленых глаз.
Роберта была покорена им сразу, как только увидела в аудитории колледжа. Они учились на одном курсе. Ее закадычная подруга Синтия Уилсон первой обратила внимание на привлекательного парня со спортивной фигурой. Она толкнула Роберту локтем в бок и прошептала с придыханием:
– Держи меня, Бобби, что за парень! Роберта нехотя повернула голову и встретила насмешливый взгляд зеленых глаз. Она застыла на месте, оглушенная стуком своего сердца. Парень двинулся в их сторону, и девушке пришлось сесть, так как ноги отказывались ее держать.
Синтия с восторгом следила за его приближением и лихорадочно поправляла прическу. Роберта же чувствовала себя странно скованной, но постаралась это скрыть. Отчего Ланс поначалу решил, что не произвел на нее никакого впечатления.
Он подошел к девушкам и вежливо представился. Вскоре между ними завязался непринужденный разговор. А после занятий они втроем пошли в небольшое кафе, где за скромным студенческим обедом познакомились друг с другом поближе.
За давностью происходившего Роберта уже совершенно не помнила, о чем тогда шел разговор, но Ланс понравился им обеим. С тех пор их часто можно было видеть вместе. Стокман возвышался над спутницами и словно заслонял их своими широкими плечами от всего остального мира.
Более бойкая и уверенная в себе Синтия считала, что Ланс отдает предпочтение ей. И у Роберты не было никаких оснований считать, что это не так. Она страдала молча и скрытно от постороннего глаза. Репутация тихони и зубрилы пригодилась тут как нельзя более кстати. Трудно было представить, что за ее внешней невозмутимостью скрываются какие-либо страсти. Так они и ходили втроем до самого окончания колледжа. Хотя к этому времени непостоянная Синтия уже подыскала новый объект для обожания.
Только Роберта оставалась верной своему кумиру, хотя уже и не была влюблена в него до безумия. Ланс оказался капризен и требовал к себе постоянного внимания. Ей приходилось подтягивать его по нескольким дисциплинам, ибо он не проявлял ни малейшего интереса ни к учебе, ни к выбранной специальности. Поэтому ее не удивило, когда Ланс как-то признался, что попал в колледж по настоянию родителей.
В семье он считался паршивой овцой – а точнее, лентяем и повесой. Совместными усилиями респектабельные родственники проталкивали его по жизни, мечтая сбагрить этот поднадоевший уже груз кому-нибудь другому. То, что ему подкидывали небольшие суммы денег на карманные расходы и оплачивали его счета, Ланса вполне устраивало. А о том, что он будет делать, когда учеба закончится, инфантильный юноша думать не собирался.
Перед получением диплома, вымученного совместными усилиями Ланса и Роберты, он вернулся из семейного гнезда в самом отвратительном настроении. Родители предъявили ему ультиматум: либо он после окончания колледжа приступает к работе в фирме дяди и испытывает на своей шкуре его непреклонный характер, либо катится ко всем чертям, не рассчитывая даже на скромную финансовую поддержку со стороны семьи.
Роберта утешала его, как могла. Сама она получила выгодное деловое предложение от фирмы «Уилсон и К°», куда ее рекомендовала Синтия. Подруга тоже собиралась работать в семейной фирме. А Роберта уже выполняла кое-какие небольшие заказы для будущих работодателей, причем весьма успешно, поэтому не сомневалась, что ее будущее вполне устроено.
Ланс же остро нуждался в сочувствии и поддержке, хотя другая бы на ее месте задумалась, почему он ведет себя как ребенок. Но Роберте было жаль его. И в какой-то момент утешительница оказалась в объятиях молодого человека. Она была не готова к тому, что последовало за этим.
Ланс ей очень нравился, но ни о чем серьезном ока и не помышляла. Пылкая влюбленность за время учебы переродилась в другое чувство, похожее скорее на сестринское. Поэтому, когда он перешел от легких поцелуев к более решительным действиям, Роберта воспротивилась.
Но Ланс нежно ласкал ее, страстно шептал, что она нужна ему, что он не представляет, как будет жить, если она его оттолкнет. Роберта сдалась и скорее из любопытства, чем из страстного желания, впервые в жизни легла в постель с мужчиной.
Нельзя было сказать, что ей совсем не понравилось произошедшее между ними. Горячее, гибкое и сильное тело Ланса не оставило ее равнодушной, но он был тороплив и не дал ей познать удовлетворения в любви. Когда он содрогнулся от наслаждения, Роберта посмотрела в его искаженное восторгом лицо и почувствовала себя допущенной в прежде запретный для нее мир.
Ей стало хорошо от мысли, что она может сделать кого-то счастливым. Но для себя решила, что все разговоры о каком-то блаженстве в постели не имеют под собой реальной почвы. Скорее всего, людям просто хочется приукрасить действительность и оправдать безответственные поступки.
А Ланс, отдышавшись и придя в себя, покрыл ее тело благодарными поцелуями и неожиданно предложил ей стать его женой.
Правда, она представляла себе эту сцену несколько иначе. Даже во сне ей не могло бы привидеться, что она даст согласие на брак в обнаженном виде. Но почему бы и нет? В Ланса она хотя бы была влюблена, а случится ли такое с ней еще раз, кто знает? Роберта спрятала лицо у него на груди и тихонько засмеялась, представив, что бы сказала обо всем этом ее мама.
Обрадованный ее согласием, Ланс начал строить планы их совместной жизни. Растерявшись от стремительности происходящего, Роберта как-то не обратила внимания на то, что он ничего не говорит ни о детях, ни о своей будущей работе. А зря. Если бы она прислушалась тогда к его словам, все могло бы сложиться иначе.
Ланс торопился со свадьбой и вскоре организовал встречу невесты со своими родителями. Роберта понравилась будущим родственникам. Они оценили ее сдержанность, воспитанность и твердую уверенность в завтрашнем дне, основанную на стремлении работать как можно больше и зарабатывать соответственно. Услышав, что молодые планируют поселиться в Нью-Йорке, родители жениха одобрительно закивали головами.
Будущая невестка происходила из небогатой, но очень приличной семьи, а то, что явно не блистала красотой, было только к лучшему. Не слишком привлекательная жена будет больше ценить своего красивого мужа. Пусть дети пойдут внешностью в отца, а уж умом обязательно в мать. Не дай Бог, если случится наоборот!
Робеющей перед родней жениха Роберте не приходило в голову, что ее рассматривали как подходящую кандидатуру для того, чтобы переложить на нее ответственность за такое великовозрастное дитя, каким продолжал оставаться ее жених.
Родители Роберты, столь же поспешно познакомленные с будущим зятем, были далеко не в восторге от выбора дочери. По их мнению, Ланс был слишком красив и слишком беспечен, чтобы сделать Роберту счастливой. Но мать, интуитивно поняв, что дочь уступила жениху, не стала чинить препятствия свадьбе.
Все происходило с головокружительной быстротой. Совсем недавно Роберта и думать не думала о замужестве, а вот теперь стояла на ступенях церкви с обручальным кольцом на пальце и на голову ей сыпался рис. Подружкой невесты, естественно, была Синтия Уилсон, которая почти всерьез сетовала на то, что Бобби «обскакала» ее с замужеством.
После свадьбы Роберта впряглась в семейную жизнь. Она работала и благоустраивала небольшую квартирку, которую они сняли в Куинсе. А ее муж в это время то хандрил, то развлекался. В отличие от Роберты он не жаждал перенапрягаться. Зачем, когда к его услугам почти безотказная рабыня? Она и денег добудет, и еду приготовит, и в постели согреет.
Роберта уходила, когда Ланс еще спал, утомленный супружескими ласками. А возвращаясь вечером, частенько не заставала мужа дома. Зато повсюду валялись его вещи, грязная посуда и иллюстрированные журналы, которые он иногда листал от нечего делать.
Быстренько наведя порядок, она садилась к компьютеру и сразу забывала обо всем на свете. Поэтому, когда муж звонил в дверь в первом или втором часу ночи, Роберта порой чувствовала себя ужасно виноватой, так как забывала приготовить ужин.
Иногда Ланс возвращался в хорошем настроении, тогда немедленно сгребал ее в охапку и тащил в постель, а потом засыпал сном праведника. Но бывало и так, что он приходил в полном унынии, заметно пошатываясь, тогда Роберта старалась не злить его, чтобы не нарваться на грубость. А беседовать им было почти не о чем, у каждого был свой круг знакомств и интересов, и как-то само собой получалось, что круги эти никак не соприкасались.
Синтия частенько ругала подругу за то, что та позволяет Лансу сидеть у нее на шее.
– Конечно, ему очень удобно. А о себе ты подумала? Что это за мужчина, который не зарабатывает себе даже на сигареты? – возмущалась она.
Но Роберта упрямо не желала слушать ничьих советов и всегда находила оправдания поведению мужа. Когда Синтия становилась невыносимой, она брала работу домой и сидела в четырех стенах, пока подруга не извинялась и не брала свои слова обратно, что, впрочем, ничуть не мешало ей презирать Ланса.
Тот в свою очередь крепко невзлюбил Синтию. Так что Роберте жилось не очень-то весело между двумя заклятыми врагами. Но она большей частью находилась в своем мирке, куда не было доступа никому, кроме нее самой.
Она стала настолько незаменимой в компании, что получила разрешение не появляться в офисе. Свои разработки она переправляла в компьютерный центр «Уилсон и К°» при помощи модема. А деньги за них поступали на ее счет в банке. Так было гораздо удобнее.
Однако вскоре обнаружилось, что ее постоянное присутствие раздражает Ланса, который уже не мог валяться в постели сколько вздумается. Ему теперь приходилось делать вид, что он ищет работу, чтобы жене не пришла в голову бредовая мысль запрячь его в домашние дела. Нечего и говорить, что это отнюдь не улучшало настроения Ланса.
Вскоре после первой годовщины свадьбы дочери родители Роберты осуществили заветную мечту – перебрались из Нью-Йорка в солнечную Калифорнию. Отец вышел на пенсию и купил небольшой дом в Санта-Барбаре. Свою квартиру на Манхэттене он планировал подарить дочери, но пока так и не оформил юридически свое решение. Но это не помешало молодой семье перебраться на новое место.
Квартира родителей была значительно просторнее их прежнего жилища, поэтому Роберте понадобилась некоторая помощь со стороны. Одна только расстановка мебели по ее вкусу отняла немало сил и у нее, и у Эндрю Чиверса, с которым она познакомилась сразу же после переезда в новый дом.
Тот оказался незаменимым помощником – особенно если учесть, что Ланс абсолютно не желал участвовать ни в каких хозяйственных хлопотах и приходил домой только ночевать, пока быт в новой квартире полностью не наладился. Самим фактом переезда Ланс был доволен. Новый адрес звучал солиднее старого, а для него и его знакомых это имело большое значение…
Родителям Роберты недолго пришлось наслаждаться южным солнцем. Поблизости от их дома однажды ночью случился пожар, который быстро распространился на большую территорию. Было много жертв, среди них оказалась и чета Уоллер. Горе обрушилось на Роберту тем более неожиданно, что накануне трагедии она долго разговаривала с матерью по телефону. Ей было трудно представить, что родителей больше нет в живых.
В наследство от родителей Роберта получила квартиру и значительную сумму по страховке за сгоревший дом. А также проценты со вкладов отца и матери. В этот тяжелый для нее период Ланс, оставшийся в живых близкий родственник, оказался рядом и старался облегчить ее горе словами утешения. Впервые он оказался полезным жене. Ланс и Синтия были единственными людьми, с кем она общалась в течение нескольких недель после гибели родителей.
Но не успела Роберта прийти в себя после одного несчастья, как выяснилось, что у нее есть и другие основания для переживаний.
Как-то вечером, приводя в порядок одежду мужа, она обнаружила в кармане его пиджака странные записи. На обороте ресторанного счета в столбик были записаны какие-то суммы. Предположив, что это карточные долги или ставки на ипподроме, Роберта прямо спросила об этом мужа. У того забегали глаза, и он нехотя признался, что задолжал некоторую сумму друзьям.
Роберта поначалу страшно расстроилась, а затем прибегла к крутым мерам: ликвидировала общий счет в банке и стала следить за расходованием каждого цента. Напрасно Ланс клянчил у нее денег для погашения долга, жена была непреклонна. Он явно недооценил ее твердости в том, что касалось финансов. С раннего детства ее воспитывали в уважении к деньгам.
Правда, в семье Уоллер проповедовали и другие ценности, которыми не следовало пренебрегать. Но Роберта твердо усвоила, что свое добро нужно охранять и защищать, поэтому ни за что не соглашалась потратить на Ланса наследство, оставленное родителями. Муж оказался в полной финансовой зависимости от жены. Как ни странно, он сумел-таки выкрутиться из сложной ситуации – по крайней мере, ему никто не звонил и не угрожал.
Роберта постепенно успокоилась. А когда вскоре Ланс нашел себе, работу по специальности, и вовсе расслабилась. К этому времени она окончательно поняла, что ее брак был ошибкой, радовалась, что они так и не завели детей, но ей не хватало решимости изменить привычный образ жизни.
Работа поглощала все ее время и мысли. Иногда она чувствовала себя виноватой, что не испытывает прежних чувств к мужу, который, казалось, совершенно не переменился к ней, по-прежнему уверяя ее в своей любви. Часто она отказывала ему в интимной близости, ссылаясь на усталость.
С ее стороны это было, конечно, серьезным нарушением супружеского долга. И Роберту даже терзали угрызения совести, но она ничего не могла с собой поделать. То, что раньше воспринималось как приятное занятие, превратилось для нее в тягостную обязанность.
Ланс не выказывал явной обиды и вел себя безупречно. Испытывая в такие моменты чувство вины перед мужем, Роберта шла навстречу его небольшим просьбам, не замечая, что ее отказы он воспринимает с довольной ухмылкой и всякий раз использует их, чтобы выпросить денег.
Его вполне устраивала такая жизнь: теплый уютный дом и жена, которая не лезет в его дела и периодически подкидывает мелкие суммы на развлечения. Ну и он не мешал ей жить в свое удовольствие. Если, конечно, удовольствием можно было назвать ее вечное сидение за компьютером.
Так оно и шло бы дальше, но как-то раз Роберте пришлось отправиться в непродолжительную командировку по заданию фирмы «Уилсон и К°» в и один из небольших городков недалеко от Нью-Йорка. Фирма открывала там филиал, и возникла необходимость в опытном программисте.
Роберта поехала туда вместе с Синтией; вдвоем им было очень весело, несмотря на то что подруга всю дорогу пилила Бобби за ее внешний вид. Но та пропускала замечания мимо ушей. Зачем следовать моде, кого-то соблазнять женственными нарядами, когда дома у нее красавец-муж? При упоминании о Лансе Синтия буквально взвивалась до потолка. За три года замужества подруги она так и не смирилась с его манерами избалованного маменькиного сынка.
Синтия настолько надоела Бобби, что та уехала на день раньше, чем собиралась. Роберта не стала звонить мужу, полагая, что Ланса в это время все равно нет дома. Пусть ее возвращение станет для него сюрпризом.
Однако получилось так, что сюрприз был преподнесен ей самой.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Все, кроме лжи - Снэйк Теодора

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Все, кроме лжи - Снэйк Теодора



Сюжет неплох, но изложение оставляет желать лучшего
Все, кроме лжи - Снэйк ТеодораЛюсьена
30.09.2013, 15.47





незнаю,кому как а мне понравилось
Все, кроме лжи - Снэйк ТеодораMariska
25.11.2013, 10.22





ПРЕЛЕСТНАЯ Гг-я. ЛЮБЛЮ РЕШИТЕЛЬНЫХ ЖЕНЩИН.
Все, кроме лжи - Снэйк Теодораиришка
15.02.2015, 1.00





Читала по диагонали...скучно. Зря потратила время
Все, кроме лжи - Снэйк Теодораjuli
15.02.2015, 13.21





А классно было бы, если он в самом деле изменил :) Точно, как в жизни.... А так, ну конечно - счастливый конец :(
Все, кроме лжи - Снэйк ТеодораОльга
18.02.2015, 8.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100