Читать онлайн Запретные наслаждения, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные наслаждения - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 322)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные наслаждения - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные наслаждения - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Запретные наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Эмили сбежала вниз. Девлин уже ожидал ее в старомодной гостиной бабушки, находившейся напротив более современной столовой. Здесь же стояла мебель, сохранившаяся со времен бабушкиного детства.
– Как я выгляжу? – осведомилась Эмили, входя в гостиную. На ней было кремовое платье с узором из фиалок, облегающим лифом и легкомысленной широкой юбкой, с подолом фестонами. Подойдя ближе, она кокетливо покружилась, чтобы он оценил эффект. Сегодня днем они снова занимались любовью, а потом немного подремали. Второй раз все прошло еще лучше, и настроение у Эмили было на редкость хорошее. Сегодняшний секс стал настоящим откровением, и все же она невольно гадала, как все происходило бы с другим мужчиной.
Она поймала его восхищенный взгляд.
– На тебе трусики и лифчик? – вдруг спросил он.
– Конечно. Ведь мы уходим, – недоуменно протянула она.
– Нет, – покачал головой Мик. – По-моему, я ясно сказал: когда ты со мной, никакого белья. Сними все.
– Но мы идем в публичное место! – запротестовала она.
– А если я на обратном пути остановлюсь, чтобы заняться любовью в машине? Если собираешься на каждом шагу противоречить мне, может, лучше найти другого любовника?
– Черт возьми, Девлин, я не хочу другого любовника! Где мне искать его в этом городе?! И я не желаю, чтобы люди сплетничали обо мне и каком-то местном жителе! Ты идеальный любовник. Живешь в большом городе и, кроме того, понимаешь мою проблему и причину, по которой я выбрала тебя. Во всяком случае, не будешь предъявлять претензий, когда я скажу, что уже научилась всему, что должна знать, и попрошу тебя удалиться.
– Тогда надеюсь, ты доверишься мне настолько, что не будешь сомневаться в моих просьбах. Если хочешь, чтобы я стал твоим наставником, значит, должна во всем повиноваться. Я никогда не причиню тебе зла, ангелочек. Просто хочу, чтобы ты познала истинную страсть. Сними трусики и лифчик, Эмили.
Эмили, не снимая платья, расстегнула лифчик, вытащила бретельки через короткие рукава и положила его на мягкое бархатное кресло.
– Можно подумать, ты уже проделывала это раньше, – хмыкнул он.
– Заткнись, – велела она. – Это самый быстрый способ избавиться от лифчика, когда приходишь домой, и к тому же известный любой женщине на свете.
С этими словами она полезла под юбку, стащила трусики и швырнула рядом с лифчиком.
– Доволен?! Господи, надеюсь, никто ничего не заметит! – яростно прошипела она. – Ты что-нибудь видишь сквозь ткань?
– Нет, – солгал он, хотя втайне любовался очертаниями ее стройных ног.
– Ну, теперь мы идем?
– Нет. Подними юбку и дай мне увидеть твою «киску».
– Девлин! – ахнула она.
– Подними юбку, – жестко приказал он.
– До чего все это вульгарно! – воскликнула Эмили, но тут же взвизгнула, когда он перегнул ее через подлокотник дивана, лицом вниз, задрал платье и принялся шлепать, придерживая другой рукой за поясницу.
– Ты очень, очень, очень испорченная девчонка, Эмили Шански, – объявил он, подчеркивая каждое слово очередным шлепком.
Она была скорее удивлена, чем страдала от боли, и, честно говоря, все это крайне возбуждало. Во всяком случае, ее лоно горячечно пульсировало.
– А теперь извинись и скажи, что больше не будешь такой скверной девчонкой, – потребовал Девлин.
– Не скажу! – ответила Эмили, вступая в игру и втайне желая, чтобы он продолжил начатое. – И ты меня не заставишь.
Девлин ухмыльнулся, довольный тем, что она так быстро учится.
– Еще как заставлю! – объявил он, продолжая наказание, пока ее попка не порозовела.
Наконец она взмолилась о пощаде.
– Не смей вставать, – скомандовал Девлин. – Оставайся в той же позе.
– Есть, сэр, – издевательски откликнулась она и тут же услышала тихий шорох расстегиваемой молнии и треск разрываемого пакетика с презервативом. – О! – воскликнула она. – Ты собираешься поиметь меня?
– А ты хочешь, чтобы тебя трахнули? – спросил он и, сжав ее бедра, плавно скользнул в глубины жаждущего лона. Эмили была очень влажной, и шлепки, очевидно, безмерно ее возбудили, потому что она немедленно принялась нетерпеливо ерзать попкой по его чреслам. – Это так? Скажи вслух, Эмили. Скажи: «Я хочу, чтобы меня трахнули».
Несколько секунд он оставался абсолютно неподвижным, а она тем временем изнемогала от вожделения. Он был безмерно большим, длинным и толстым и жадно пульсировал в стенках ее лона.
– Я хочу, чтобы меня трахнули, Девлин, – не колеблясь, попросила она.
О да! Она хотела, чтобы ее трахали, перегнув через подлокотник дивана прабабки Мэри Энн.
– Сделай это со мной, – прошипела она и тут же ахнула. Он стал вонзаться в нее, касаясь какого-то неведомого местечка, отчего буря ощущений обрушилась на Эмили. Она в жизни не испытывала ничего подобного. – О Господи! Что это? Не останавливайся. Только не смей останавливаться, Девлин! О-о-о!!!
Тем временем он сумел обнаружить ее G-зону и сейчас трудился над ней. Эмили билась и всхлипывала от страсти, захлестнувшей ее. Напряженная плоть все глубже вонзалась в тесное лоно, доводя ее до исступления. Крики восторга подстегивали его желание, пока Мику не показалось, что он вот-вот взорвется. Однако он держался из последних сил, чтобы дать ей время. И тут это случилось!
Эмили почувствовала, что теряет сознание. Тело готово было разлететься на миллион осколков. Ее била крупная дрожь, наполняя невероятными ощущениями, и она поняла: значит, это и есть оргазм! Восхитительно! Восхитительно!
– Кончай, Девлин, черт тебя побери! – выкрикнула она. – На этот раз я хочу, чтобы мы были вместе.
– Готова?
– Вперед! – почти взвизгнула Эмили.
На этот раз повиновался он, и на какое-то краткое мгновение показалось, будто это поразительное состояние будет продолжаться вечно. Наконец он обмяк на ней. Оба задыхались. Потом Мик медленно приподнялся и отодвинулся.
– С тобой все в порядке? – осведомился он с некоторым сочувствием.
– Нет, и никогда больше не будет, – объявила Эмили. – Это было потрясающе. Господи, что мои предки должны были подумать о нас?!
И она тихо рассмеялась, глядя на украшавшие стены портреты.
– Подозреваю, что в прошлом подлокотник этой софы не раз использовался для подобных игр, – возразил он. – Эти викторианцы были людьми похотливыми, несмотря на лицемерные заверения в обратном. Черт, до этого я вовсе не был голоден, а сейчас просто умираю!
– Я тоже, – призналась она. – Дай мне несколько минут, чтобы вымыться, да и тебе не мешает избавиться от этого. – Она показала на полный презерватив, все еще украшавший его плоть.
– Согласен, – усмехнулся он. – Ты возбуждаешь во мне лучшие инстинкты, ангелочек.
– А по-моему, ты просто ненасытен, – ответила она, убегая.
Уже через четверть часа они сидели в машине и выезжали на мостовую. Перед уходом Эмили оставила включенным фонарь на крыльце.
Следуя ее указаниям, он вырулил на живописную двухрядную проселочную дорогу, бегущую вдоль голубой водной полосы, именуемой залив Эгрет-Пойнт. Противоположную сторону украшала роскошная желто-зеленая майская растительность. Мик заметил гнезда скопы, уже населенные обитателями. Местность была поразительно красивой, и Мик задался вопросом, нельзя ли арендовать здесь летний домик. В Эгрет-Пойнт куда спокойнее, чем в Монтоке, а он вдруг ощутил тоску по тишине.
По пути они почти не разговаривали. Мик не знал, как следует себя вести редактору, проведшему целый день в постели с собственным автором. Она безошибочно улавливала тон и настрой в этой сцене с укрощением, которую оба разыграли в элегантной маленькой гостиной. Он был восхищен и заинтригован этой женщиной. При мысли о том, что он все летние уик-энды проведет за столь приятной работой, его плоть дернулась. Он вынудил себя думать о чем-то менее легкомысленном.
– Сейчас лучше сбросить скорость, – посоветовала она. – Гостиница – справа от нас. За следующим поворотом. Парковка – на обочине дороги.
«Хили» свернул за поворот и въехал на стоянку. Мик вышел и обошел низко сидящую спортивную машину, чтобы открыть дверь для Эмили.
Гостиница оказалась совершенно очаровательной, в чисто колониальном стиле с некоторой примесью Лоры Эшли.
type="note" l:href="#n_5">[5]
В ресторане были сводчатые потолки и множество свечей. Некоторые горели в оловянных люстрах, свисавших с потолочных балок, остальные стояли на столах. К облегчению Эмили, посетителей было немного, и она не увидела никого из Эгрет-Пойнт. Пока что все шло прекрасно.
– Вижу, сегодня у вас тихо, – заметила она официанту, подошедшему, чтобы принять заказ.
– Чуть позже яблоку негде будет упасть. Премьера весеннего мюзикла в «Эгрет-Пойнт плейхаус». После половины одиннадцатого свободных столиков не будет. Могу я предложить омаров? Только что выловлены.
Они сделали заказ. Девлин попросил сырых устриц и омара с зеленью. Эмили предпочла фруктовый компот с домашним клубничным шербетом, равиоли со шпинатом и сыром и салат. Официант посоветовал «Ленз бланш де нуар», и Девлин заказал бутылку. Обслуживать их не спешили, но все же перерывов между блюдами почти не было. Пробежав глазами меню десертов, оба заказали домашнее мороженое крем-брюле и кофе.
– Будь это июль, я попросила бы сливовый пирог. Это что-то невероятное! – облизнулась Эмили. – Они пекут его только со свежими сливами с соседних ферм.
– В таком случае придется его попробовать, – кивнул Мик. – Я тут подумал, Эмили… не знаешь ли ты, где здесь можно снять домик на лето? Я собирался поехать в Монток, но Эгрет-Пойнт мне больше по вкусу. Тихо. Никаких фальшивых знаменитостей, и дорога гораздо легче.
– Разве ты не собирался приезжать ко мне на уик-энды? – удивилась она.
– Я планирую отдохнуть в августе. Ты весь уик-энд прилагала немалые старания, чтобы нас не видели вместе, но долго хранить тайну не удастся. Одно дело, когда редактор приезжает для совместной работы, и нам вполне может сойти с рук это объяснение, когда один из соседей заметит, что «хили» каждый уик-энд стоит на твоей подъездной дорожке, но если я проведу с тобой несколько недель, от твоей репутации, ангелочек, ничего не останется.
– Спрошу Рину, – пообещала Эмили. – Она все знает.


Рина действительно знала. И предложила идеальное решение, когда вместе с Эмили пила кофе в понедельник утром.
– Коттедж Эрона и Керка, – объявила она, потянувшись к палочке мармелада. – Мальчики в августе уезжают в Италию. На пару недель, по рекомендации друга, наняли виллу в Тоскане. Кроме того, Эрон хотел несколько дней пробыть на Капри. Керк считает, что в августе там настоящий зоопарк, но вы знаете, как он потакает маленьким капризам моего брата. Сегодня же позвоню Эрону, а он уже свяжется с Горячим парнем. Пусть обо всем договорятся сами. Кстати, о твоем редакторе: когда он снова явится?
– Пока что он будет приезжать по уик-эндам. Только не на следующей неделе. Летит в Лондон, чтобы проверить, как там его жиличка. У Мика в Лондоне дом, и он сдал его на год какой-то американке, – пояснила Эмили.
– Наверное, тебе будет недоставать секса, – откровенно бросила Рина. – Правда, Сэм утверждает, что на этот раз пуля пролетела мимо, но лучше заранее позаботиться о себе и сесть на таблетки.
– У меня не будет времени тосковать по сексу, – отмахнулась Эмили. – Пора приступать к книге. Сегодня же. И пожалуйста, поблагодари доктора Сэма за меня. – Наклонившись, она обняла Рину. – И спасибо за то, что объяснила, какая я идиотка.
– Так бабушки не говорили тебе ничего подобного? – удивилась Рина. Кейт Шански, конечно, была женщиной сдержанной, чего никак не скажешь об Эмили О.
– В обоих домах секс определенно был табу. Думаю, они никак не могли пережить того, что их дети хотя бы однажды да занимались сексом, а в результате появилась я. Им обеим было около пятидесяти, когда я родилась, а дедушкам было хорошо за пятьдесят. Да и год выдался скверным. Старший брат Джо был убит во Вьетнаме, и дедушка Фрэнк впал в депрессию, которая и погубила его. Мне тогда исполнилось три года.
– Да, Фрэнк Шански действительно любил старшего сына. После его смерти Джо ничем не мог ему угодить. Он вечно твердил: «Фрэнки сделал бы это лучше или быстрее». Но, по правде говоря, Фрэнки был большим неуклюжим олухом, а все мозги достались Джо. Но что теперь говорить? – Рина вздохнула. – Так как же ты усвоила те жалкие крохи, которые до сих пор знала о сексе?
– На уроках здоровья в средней школе. Тогда я ужасно смущалась. Выучила только то, что требовалось для экзамена, и благополучно обо всем забыла.
– И ничуточки любопытства? – поразилась Рина, которой пришлось прилагать немало усилий, чтобы удержать собственных детей от вопросов и чтения книг о сексе.
Эмили покачала головой.
– Слишком боялась стать похожей на Кэти и Джо и огорчить бабушек, – пояснила она.
– Ничего не скажешь, они вырастили прекрасную внучку, но даже их трудно назвать идеальными. И, судя по всему, Майкл Девлин – потрясающий любовник, милая. Никогда не видела, чтобы ты светилась так, как сегодня утром.
– Рина, – медленно произнесла Эмили, – что, если я влюблюсь в него?
– Значит, влюбишься, – философски пожала плечами Рина. – Какая тут трагедия? Ну подумаешь, разобьешь сердце. Сердца заживают. Поверь мне. Я знаю.
– Вряд ли я решилась бы лечь с ним в постель, если бы он совсем мне не нравился. И, Рина, он действительно слишком мне нравится, – пожаловалась Эмили.
– Только не показывай виду, милая. Как только ты раскиснешь, и он это увидит, в ту же минуту сбежит без оглядки. Он коварный холостяк, дамский угодник. Только если первым признается, что неравнодушен к тебе, можешь дать понять, что чувство, возможно, взаимно, – посоветовала Рина.
Эмили приехала домой и поднялась в мансарду, где устроила свой кабинет и библиотеку. Она использовала компьютер как печатную машинку и даже не подключила его к Интернету.
Сейчас она сидела перед большим плоским монитором и смотрела в пустой экран. Наконец, зная, что лучший способ начать роман – это опустить пальцы на клавиатуру, она стала печатать. Поместила в центре заголовок, за которым последовали имена авторов, агентов, адреса агентства, обычный и электронный. Завершив подготовительную работу, она перешла к следующей странице, и на экране появилось слово «Пролог».
Далее следовала история о том, как Кэролайн, герцогиня Малинкорт, стала Лавандой, отважной женщиной, спасавшей угнетенных во время террора в революционной Франции.
Когда она поднялась, на улице было уже темно.
Всю неделю и первый уик-энд лета Эмили работала, не покладая рук. Эсси, ее домоправительница, следила, чтобы хозяйка была накормлена, а на уик-энд даже оставила еду в морозилке. К ее досаде, Девлин звонил только дважды: утром понедельника, чтобы поблагодарить за чудесно проведенное время, и в четверг – сообщить, что улетает в Англию и перезвонит во вторник, когда вернется на работу. И попросил поблагодарить Рину: оказалось, что он снял коттедж Эрона и Керка на весь август, до Дня труда,
type="note" l:href="#n_6">[6]
пока владельцы будут в Италии.
– Не хочешь знать, что я делаю? – спросила она в четверг.
– Отсиживаешь свою милую маленькую задницу, работая над книгой. По крайней мере я на это надеюсь.
– Я работаю в трусиках-бикини и кружевном лифчике, – поддразнила она. – Тех самых, которые ты заставил снять меня в прошлую субботу, прежде чем мы поехали в ресторан. Помнишь?
– Э-э… что-то припоминаю, но весьма слабо. Сними трусики, Эмили.
Он звонил по мобильному и мог быть уверен, что их не подслушают.
– Зачем?
– Хочу, чтобы ты поиграла со своей шаловливой «киской» и точно описала, что сейчас делаешь и что испытываешь в этот момент, – хрипло потребовал он.
– Я сняла трусики, – поспешно заверила она. – И играю с кудряшками внизу живота. Все почти так, словно ты рядом.
– Коснись себя, – приказал он, – и скажи, каким именно пальцем.
– Средним. О-о, Девлин, я уже мокрая! Жаль, что это не твой язык. О-о, как хорошо! А ты? Уже затвердел.
– Да, – признался он.
– И меня нет рядом, чтобы ублажить тебя. Научишь меня в следующий раз сосать твой «петушок»? М-м… как же приятно! Конечно, не так, как твой язык, но пока и это сойдет.
Девлин застонал.
– Когда я доберусь до тебя, Эмили, ты горько пожалеешь, что дразнила меня, – пригрозил он.
– Я снимаю лифчик, Девлин. И остаюсь совершенно голой. Сжимаю груди, а соски уже сморщились, потому что я воображаю, как ты сосешь их.
– Положи руки на свою «киску» и начинай играть с собой. Я хочу, чтобы ты кончила. Хочу, чтобы представляла, как мой «петушок» входит в тебя, снова и снова, задевая то крошечное местечко, которое воспламеняет тебя, заставляя кричать. Я привезу тебе подарок из Англии, чтобы помочь расслабиться, когда меня нет рядом. В Лондоне есть магазинчик, где продаются ужасно порочные сексуальные игрушки, и я найду для тебя нечто особенное.
Эмили громко вздохнула в телефон, отдаваясь восхитительному клиторальному оргазму.
– Мило, Девлин, но до тебя далеко. Да, привези мне игрушку. У меня никогда не было таких.
– Пока, ангелочек, – ответил он, перед тем как отключиться.
Невольное раздражение охватило Эмили. Ей нужно было от него нечто большее, чем поток непристойностей. Оставалось надеяться, что и он как следует помучается от неудовлетворенного желания. К тому же она была ужасно задета тем, что он не соизволил приехать. Сейчас, воскресным днем, она отчетливо поняла, что тоскует по Девлину. Тоскует по безумному сексу, которым так наслаждалась в прошлый уик-энд.
Встав, она спустилась в спальню и нашла телевизионный пульт. Сегодня утром она заказала «Ченнел» до конца уик-энда. Таковы были преимущества одинокой женщины. Не существовало опасности, что молоденькая девушка случайно включит его и обнаружит воплощение своих фантазий до того, как будет готова к столь шокирующему зрелищу.
Эмили набрала нужные цифры и нажала кнопку. И немедленно очутилась в освещенной свечами спальне.
Да, обстановка прекрасная. Но лучше бы занавеси были зелеными, а не красными…
Занавеси немедленно сменили цвет, став темно-зелеными. Цвет великолепно оттеняли придерживавшие их тяжелые золоченые шнуры.
Сама Эмили была в брюках и сапогах для верховой езды. Плащ намок от дождя.
– О, миледи! – воскликнула молодая смазливая девушка, горничная герцогини, вбегая в комнату. – Герцог прибыл с час назад. Я сказала ему, что не знаю, спуститесь ли вы к ужину, поскольку неважно себя чувствуете.
– Молодец, Мэри, – кивнула герцогиня. – Помоги мне выбраться из мокрой одежды.
– Надеюсь, поездка во Францию прошла успешно, миледи? – спросила Мэри. Девушка знала тайну хозяйки и искренне восхищалась ее стремлением помочь другим. Мало того, вместе с герцогиней устраивала прибывающих в Англию беженцев, утешала детей, общалась со слугами, чудом спасшимися от гильотины.
– Весьма успешно, – заверила хозяйка. – Мы спасли герцогиню Д'Олме, ее сестру и их детей прямо из-под носа мадам Гильотины. Месье Робеспьеру придется объясняться перед гражданским комитетом.
Смеясь, она стащила сапоги и мокрые чулки.
– Горячая ванна уже готова, миледи, – сообщила Мэри. – Вы всегда пунктуальны, даже если дороги развезло.
Герцогиня разделась и ступила в ванну, которую горничная поставила в спальне, перед огнем. В этот момент дверь отворилась, и вошедший герцог с любопытством уставился на жену в лорнет.
– Мэри сказала, что вам нездоровится, мадам, однако я нахожу вас в ванне, – заметил Джастин Траэрн, лениво оглядывая герцогиню. Зеленые глаза неожиданно блеснули.
– Всю эту неделю я очень уставала, милорд. Но это не значит, что я должна ходить неряхой. Кроме того, я вполне способна принять ванну и даже смогу поужинать с вами. Как идут дела в Лондоне?
– Скука, – отмахнулся он, деланно зевая. – Мы можем поужинать в ваших покоях, мадам. Не хотелось бы чрезмерно утомлять вас. Вы, случайно, не в положении? Малинкорту необходим наследник. Сами знаете, у меня его нет.
– Это не совсем так, – возразила герцогиня. – Вы забываете о сыне вашей сестры.
– Не пойдет! – покачал головой герцог. – Мэри! Тебя ведь так зовут?
– Да, милорд, – прошептала Мэри, приседая в реверансе.
– Иди и передай повару, что мы с ее светлостью будем ужинать здесь. Но только через час. А до этого никто не смеет нас беспокоить. Ясно?
– Да, милорд, – кивнула Мэри, краснея до корней светлых волос. Повернувшись, она выбежала из комнаты.
– В самом деле, Траэрн, вы слишком откровенны, – упрекнула герцогиня.
– Я и не собираюсь ничего скрывать, мадам. Самые восхитительные женщины Лондона преследуют меня, но я не хочу никого, кроме собственной жены. И поэтому вынужден вернуться домой, в Малинкорт. Совершенно шокирующее положение дел, не находите?
Он снял бутылочно-зеленый фрак и бросил на стул. Развязал широкий белый галстук и швырнул поверх фрака, после чего медленно расстегнул рубашку с жабо, которая легла рядом с галстуком. Сев, он стянул ярко начищенные сапоги для верховой езды и снова поднялся.
– Траэрн, что вы затеяли? – поинтересовалась герцогиня.
– Намереваюсь поиметь вас, дорогая, – любезно ответил он, расстегивая тесные бриджи для верховой езды и стаскивая их вместе с подштанниками. – Я еще не готов взять любовницу, да и вы не дали мне наследника. Как только вы родите двоих сыновей, я оставлю вас в покое, если уж так пожелаете. Но до этого времени я ограничу свою светскую жизнь и посвящу себя вам и воспроизводству маленьких Траэрнов. Я знаю, почему ваш отец выдал вас за моего покойного дядюшку. Хотел защитить дочь и ее состояние от распутного брата. А дядюшка пожелал, чтобы я женился на вас после его смерти, когда титул перейдет ко мне. Кроме того, в моей жизни не было другой женщины, более подходящей для роли герцогини. Я ждал целый год, пока вы были в трауре. Мы поженились. Ваш первый брак был фиктивным. В отличие от нашего союза. Впрочем, я и не обещал вам целомудренной жизни. Пытаясь щадить вашу чувствительность, я был более чем терпелив. Но теперь мое терпение подошло к концу. Немедленно выходите из этой ванны, мадам!
– Я никогда не отказывала вам в ваших супружеских правах, милорд, – холодно бросила герцогиня.
– Но и выполняли свой долг без всякого энтузиазма, – пожаловался он. – Лежите подо мной как бревно. Неужели в вас нет ни искорки страсти? Или у вас каменное сердце? Да есть ли оно вообще?
Герцогиня медленно поднялась из фарфоровой ванны. Вода струилась по ее роскошному телу.
– Сердце у меня есть, милорд. Я просто не готова стать матерью. Все три года замужества за вашим дядей я преданно ухаживала за ним. Еще год провела в трауре. И вышла за вас через месяц после окончания траура. Мы женаты всего шесть месяцев, и большую часть времени вы проводили в Лондоне. Я предпочитаю деревню. Разве я не заслужила несколько месяцев покоя, прежде чем выполнить свой долг перед вашей семьей?
И как она может позволить себе забеременеть, если постоянно путешествует между Англией и Францией во имя спасения невинных?!
– Черт побери, Каро, я влюблен в тебя! – неожиданно воскликнул герцог. – Полюбил с первого взгляда. С того дня, когда дядя познакомил меня со своей молодой женой. Старый герцог знал о моих чувствах. И знал также, что никто из нас не предаст его. Так оно и вышло. Но он понял, что со мной ты будешь в безопасности. Поэтому и заручился нашим обещанием пожениться. Он хотел, чтобы ты вела обычную жизнь, какая должна быть у каждой женщины. И еще хотел, чтобы я получил тебя.
Герцог взял большое полотенце, висевшее у огня, и, шагнув к герцогине, накинул полотенце на нее.
– После смерти дяди прошло почти два года. Я хочу детей, и хочу их сейчас!
Он наспех вытер ее и, подняв, понес к кровати.
– Траэрн! – запротестовала она. – Ты ведешь себя как варвар!
– Скорее, как муж, желающий свою жену, – процедил он сквозь зубы. – Вы смеете отказывать мне, мадам?


– Хочу я написать эту сцену именно в таком ключе? – спросила себя Эмили и, проснувшись, обнаружила, что лежит в постели. – Должен ли он признаваться ей в любви?
Она глянула на часы. Четыре утра. Вот тебе и «Ченнел». Сегодня придется включить его пораньше. Да, герцогу следует признаться Каро в любви. Именно ее жажда мести мешает признаться, что она, в свою очередь, тоже любит мужа. Пожалуй, так будет правильно.
Повернувшись, она взбила подушку и снова закрыла глаза.
Она вышла из «Ченнела» как раз в ту минуту, когда герцог собирался заняться любовью с собственной женой. Но впервые Эмили была не только наблюдательницей. Она оказалась в шкуре герцогини. Стала Кэролайн Траэрн. Весьма интересный опыт. Волнующий. И все же она была не готова переспать с герцогом. Конечно, это смехотворно, но она чувствовала, что в противном случае изменит Девлину. Однако герцог как две капли воды был похож на Девлина. А «Ченнел» – всего лишь фантазия, а не реальность, не так ли? Или она стеснялась заниматься любовью в тесном пространстве «Ченнела», а потом переносить опыт на страницы своей книги? Однако она наверняка могла описать все, что делала вместе с Девлином.
Он приедет в Нью-Йорк не раньше вторника, И не появится в Эгрет-Пойнт до вечера пятницы. У нее полно времени, чтобы подробно описать свою первую любовную сцену и представить Мику, когда он захочет посмотреть, чем она тут занималась без него. Но нет! Сюжет подойдет к этой сцене не раньше вечера пятницы. Но может, стоит показать нарастающее сексуальное напряжение между Каро и Траэрном? Пусть Девлин увидит, куда она клонит. А потом они займутся любовью. Раньше Эмили не думала, что если насладится сексом с человеком, который ей нравится, непременно захочет повторять это еще и еще раз. Зато теперь поняла все.
Ей не хватало тепла его тела по ночам. Не хватало тяжести, вдавливавшей ее в матрас. Не хватало плоти, врывавшейся в ее лоно. Рта, исследовавшего чувствительную плоть.
Эмили вздрогнула. Ей необходимо заснуть. Отрешиться от мыслей об их обнаженных телах, прижимавшихся друг к другу. Неужели все женщины испытывают то же самое во время своего первого романа?
Она встала, направилась в ванную и открыла узкий, от пола до потолка, аптечный шкафчик, чтобы поискать аспирин. Взяла две таблетки, запила водой. Очевидно, она слишком взбудоражена, чтобы спать. Аспирин успокоит разгулявшиеся нервы. Добавив две таблетки антацида, чтобы уберечь желудок от вредного действия аспирина, Эмили вернулась в постель, легла на спину и раскинула руки, чтобы снять напряжение.
Проснулась она почти в полдень. За окном лил беспросветный дождь. В такой день лучше уютно устроиться под одеялом. Но сначала нужно поесть.
Пришлось спуститься на кухню. Она открыла банку равиоли с мясом в соусе, опрокинула в сковороду и подогрела. Эсси держала равиоли на случай визита внуков. Однако сейчас Эмили необходимо утешение. Если она не может заняться безумным сексом с Девлином, придется довольствоваться равиоли и печеньем с суфле. Поставив миску на поднос, она порылась в шкафах и нашла свою самую большую тайну, которую всегда прятала для подобных дней. Положила двойную коробку «Малломарс»
type="note" l:href="#n_7">[7]
рядом с миской и вынула из холодильника две маленьких бутылочки «Пеллегрино». Салфетки. Вилка. Небольшой кусочек пармезана.
Эмили понесла поднос наверх, уселась в постели и стала есть. Интересно, любит ли Девлин есть в постели? Когда он приедет на уик-энд, она приготовит роскошный ужин и подаст ему в постель. Сырые устрицы на половинках раковин, утопающие в горячем соусе. Бараньи отбивные с маринованной спаржей. Свежая местная клубника, политая темным шоколадом, и миска со взбитыми сливками, чтобы окунать в них клубнику. Они выпьют бутылку «Пиндар Лонг-Айленд спринг сплендор», а потом займутся любовью.
О Боже! Опять она за свое! Долго еще ждать, прежде чем «Ченнел» снова откроется? Почти восемь часов. Не везет!
Ничего, она поспит, а когда снова проснется, съест на ужин еще одну коробку «Малломарс».
Когда Эмили проснулась, дождь все еще шел. В окно спальни лился серый свет. Повернувшись на бок, она взглянула на часы. Начало восьмого. До начала работы «Ченнела» осталось меньше часа. Наберется ли она храбрости досмотреть сцену до конца? Или подумать над тем, что происходило за месяц до свадьбы Каро и Траэрна?
Нет, так не пойдет! Подобную сцену Эмили сможет написать с закрытыми глазами. Лучше она посмотрит, что происходило в их брачную ночь. Первый сексуальный опыт Каро с Траэрном, в постели которого перебывало немало женщин. Да! Это позволит ей смягчить остроту собственного вожделения к Мику Девлину. Но так ли это? Скоро станет ясно.
Траэрн – оживший портрет ее редактора. Таким его сделало подсознание Эмили. Но герцог был слегка грубоват, чего не наблюдалось в воспитанном и элегантном Майкле Девлине.
Что ж, герцог был человеком своего времени… Недаром он казался ей немного опасным. Он был вполне доволен собой и своим положением и привык всегда брать верх над окружающими.
Эмили вздрогнула. Что ж, так тому и следует быть. Всех предыдущих героев она изображала куда более цивилизованными и воспитанными. Траэрн же почти принадлежал другому, более раннему веку. Но он ей нравился, да и ее читательницы влюбятся в этого человека. Испорченные мальчишки куда интереснее примерных. Взять хотя бы Майкла Девлина!
Она проворно прикончила вторую узкую коробочку печеньиц, вполовину меньше обычного размера. Теперь ей не придется страдать от угрызений совести!
Эмили встала, отнесла поднос вниз, сполоснула миску и сунула в посудомоечную машину. Воровато бросила коробки из-под печенья в мусорное ведро и положила в специальный ящик зеленые бутылочки из-под воды. Потом, вернувшись наверх, приняла роскошную ванну с душистым маслом, надела чистую ночную рубашку и ровно в восемь включила телевизор. Перед ней предстала серая каменная сельская церковь. Судя по пейзажу, осень была в самом разгаре. Дубы и клены были красно-золотыми. Перед церковью остановилась герцогская карета. Лакей, спрыгнув с запяток, поспешил открыть дверь и спустить лесенку, после чего подал руку Каро Траэрн.
Она была одета в платье из бледно-голубого «мокрого» шелка. Юбка в мелкую складку доходила почти до земли. Вырез тесного корсажа обнажал грудь, поэтому невеста прикрыла ее тонкой кружевной косынкой, заколотой жемчужной с золотом брошью. Узкие рукава платья, доходившие до локтей, расплескивались кружевом белоснежных манжет. Туфли без каблуков и с круглыми носами были вышиты золотой нитью. Широкополая шляпа отделана кружевом и лентами. В руке невеста держала букет из розочек и лаванды, перевязанный голубыми лентами и кружевом.
Герцогиня направилась к маленькой церкви. Раздалась торжественная органная музыка. Мехи энергично раздувал пухлый паренек, в котором она узнала сына кузнеца. Значит, Эмили снова оказалась на месте герцогини!
Герцог ожидал ее на входе. Их глаза встретились. Она взяла его руку, и вместе они пошли к алтарю, где уже стоял преподобный мистер Плейфер.
Из собравшихся в церкви были только жители деревни и слуги. Второй свадьбе Каро не суждено быть пышной, учитывая тот факт, что она вдовела всего тринадцать месяцев. Церемония была проста, по обычаям англиканской церкви, и быстро закончилась. Новобрачные вышли во двор, где их приветствовали собравшиеся. Открытый экипаж доставил их в Малинкорт-Холл. День был так прекрасен, что глаза Эмили неожиданно наполнились слезами. Муж заметил это, но ничего не сказал. Только сжал ее руку. Она взглянула на него и слабо улыбнулась.
– О чем ты думаешь? – спросил он наконец.
– О том дне, когда я венчалась с вашим дядей в церкви Святого Георгия в Лондоне. Стоял июнь, и на свадьбу прибыли король и королева. Отец даже не устроил мне лондонского сезона, зато вместе с вашим дядей настаивал на роскошной свадьбе. Об этом было объявлено заранее. Пригласили все высшее общество, чтобы мой дядя Ричард не мог предъявить права на наследство. Я, конечно, не знала, что отец решил покончить с собой. Ваш дядя Годрик был очень добр ко мне. Но если быть до конца честной, я предпочитаю такую свадьбу, как сегодня. Я не светская женщина.
– Надеюсь также, что вы предпочитаете этого жениха первому. А сегодня у вас будет настоящая брачная ночь, – пообещал герцог. – Нечто, чего у вас не было с моим дядей, насколько я знаю.
Герцогиня мило покраснела.
– Вы слишком дерзки, сэр, – прошептала она.
Наклонившись, он пробормотал ей на ухо:
– Вы, конечно, понимаете, как сильно я жажду любить вас, Каро, дорогая моя. Я знаю, как вы невинны, и постараюсь быть мягким и терпеливым. Но к завтрашнему утру вы станете женщиной во всех смыслах этого слова. Я не мой дядя Годрик, а мужчина, со всеми мужскими потребностями. И безумно желаю вас, Каро. Остается надеяться, что и вы желаете меня.
Он нежно поцеловал ее в ушко. Щеки новобрачной горели.
– Понятия не имею, чего вы ожидаете от меня, сэр. Не хотелось бы вас разочаровать, но мне не хватает образования в делах сердечных.
– И я с величайшим удовольствием постараюсь обучить вас, дорогая.
Она краснела все гуще и с облегчением вздохнула, когда экипаж остановился у дома. В великолепной столовой для них был накрыт легкий завтрак. Они молча поели, а потом удалились в семейную гостиную. День перевалил на вторую половину. Слуги зажгли огонь в камине, и в комнате было уютно.
– Почему бы вам не подняться к себе и немного отдохнуть? – предложил герцог. – А я пока почитаю и присоединюсь к вам позже.
– День был утомительный, милорд, – согласилась герцогиня. – Я приму ваш добрый совет.
– Возможно, так будет нечасто, Каро, – ответил он, блеснув глазами, и усмехнулся при виде ее удивленного лица. – Бегите, дорогая.
«Что ж, – думала Эмили, пока герцогиня спешила наверх. – Ты оказался довольно интересным человеком. Герцогиня должна быть очень умна, чтобы не дать мужу обнаружить то, чем занималась почти три года».
Бедному Годрику ничего подобного в голову не приходило, но он был стар и болен и мечтал только об уютной постели. Больше его ничего не интересовало. Каро обязательно навещала его, возвращаясь домой. И Годрик Траэрн был вполне доволен своим существованием. Он женился, чтобы защитить ее, а Каро и представить не могла, что муж позаботится о ее будущем. Но он устроил брак Каро со своим племянником и наследником и взял с нее слово, что после года траура она обвенчается с Джастином Траэрном.
– Всего год. Не дольше, дорогая, – сказал он. – Вы очень богатая молодая женщина, и ваш отец не хотел бы, чтобы этим воспользовались охотники за приданым. К сожалению, вы очень неопытны в делах света. Вас необходимо уберечь от авантюристов и охотников за приданым.
Да, первый муж был поистине прекрасным человеком.
Мысли Эмили снова вернулись к герцогине, которая уже поднялась в спальню и сейчас раздевалась с помощью своей горничной Мэри. Умывшись в тазике с душистой водой, она позволила молодой девушке надеть на нее тонкое бледно-розовое неглиже.
– Сегодня ты мне больше не понадобишься, – отпустила Каро горничную, прежде чем прилечь. А когда проснулась, небо за окном уже потемнело. Смежная с ее комнатой дверь открылась, и при свете камина она увидела силуэт мужа.
– Не вставай, – тихо велел он. – Я сам приду к тебе.
Герцогиня съежилась. Конечно, любой на его месте захотел бы немедленно предъявить свои супружеские права в первую брачную ночь.
– Вам придется подсказать мне, что делать, сэр. Как я уже говорила, мой предыдущий опыт равен нулю, – пролепетала она, сильно подозревая, что под красным шелковым халатом у мужа ничего нет.
– Учитывая обстоятельства вашего первого брака, я и не ожидал иного, дорогая. И знаю, что вы девственны. Дядя перед смертью уверял меня в этом, – ответил герцог, скользнув под одеяло. – Поверьте, многие мужчины в моем положении без всяких церемоний взяли бы то, что посчитали бы вполне законной добычей. Но я обнаружил, что женщина, наслаждающаяся соитием, – куда лучший партнер в постельных забавах.
Он мягко, но настойчиво уложил ее на подушки и коснулся губами губ.
– Сегодня я буду любить тебя медленно и очень бережно. А завтра начну обучать тебя, как ласкать мужчину.
Он снова поцеловал ее, обводя языком контур губ. Герцогиня тихо охнула. Джастин приподнялся на локте и осторожно развязал ленты у ворота ее неглиже. Края разошлись, обнажив белоснежную грудь. Нагнув голову, герцог стал целовать упругую плоть. Его губы сомкнулись на крохотном розовом соске.
Эмили с восторгом поняла, что способна чувствовать все! Все, что испытывает в этот момент герцогиня: едва заметную пульсацию между ног, желание, которого не понимала раньше. Обвив руками шею герцога, она прошептала:
– О, Траэрн, что за волшебство ты творишь со мной?
Вместо ответа он рывком распахнул тонкий шелк, чтобы наконец получить полный доступ к ее прелестному телу. Большая ладонь сжала ее грудь. Он снова припал губами к затвердевшему соску.
– Я обожаю тебя, Каро. И хочу дать тебе наслаждение. Море наслаждения.
Она вдруг поняла, что торопливо развязывает пояс его халата.
– Сними его, Траэрн, – взмолилась она. – Твои ласки и поцелуи заставили меня желать большего. Всего! Скорее, милорд!
Он на секунду отодвинулся от нее, чтобы сбросить халат с мускулистых плеч. Тем временем Каро стянула обрывки неглиже и небрежно сбросила на пол. Он снова стал целовать ее, пока голова Каро не закружилась.
– Знаешь ли, моя обожаемая женушка, что я собираюсь сделать с тобой?
– Овладеешь мной, – прошептала она. – И я хочу этого, Траэрн! Хочу безмерно!
Но он не отступил от своих намерений и вновь стал целовать каждую клеточку ее тела, поворачивая ее в своих объятиях, как безвольную куклу, возбуждая губами и языком, пока огонь не охватил ее.
Однако когда его палец вошел в ее тело, она немного испугалась. Герцог ощутил ее беспокойство и стал тихо успокаивать. Тем временем к первому пальцу присоединился второй. Он стал ласкать ее, и она загорелась желанием… доселе не испытанным желанием… И громко вскрикнула, когда пальцы выскользнули из лона и коснулись розового бутона, скрытого влажными складками. Он теребил чувствительный крохотный бугорок, пока она едва не всхлипнула от жгучего голода, пробужденного в ней этим мужчиной.
Он оседлал ее нагое тело, раздвинул молочно-белые бедра и направил любовное копье в лоно. Девственное препятствие быстро поддалось, и он стал яростно объезжать Каро, с силой вонзаясь в тугие ножны. Сначала она только тихо стонала, но вскоре уже почти кричала от наслаждения. И в тот момент, когда мир взорвался, герцог низко наклонился и прошептал:
– Я обещал тебе, Эмили, что мы пустимся в замечательное приключение, и, как видишь, верен своему слову.
Ее оргазм продолжался короткими, жаркими взрывами, но, услышав свое имя, Эмили распахнула глаза.
– Траэрн! – ахнула она, но тут же лишилась сознания под натиском его любовных соков.
Очнулась она в собственной постели. За окном занимался рассвет, а экран телевизора рябил полосами.
Эмили Шански не могла пошевелиться. Ночная рубашка задралась до талии, а между бедрами было липко и мокро. Господи! Что с ней случилось? Эмили оказалась на месте герцогини Каро… по крайней мере, она так считала. Но герцог знал, что она здесь. И в момент идеального наслаждения дал ей это понять, назвав по имени.
На секунду Эмили испугалась. Наверное, интерактивное общение с новыми персонажами – не такая уж хорошая мысль. Но, нужно признать, она куда более спокойна теперь, чем восемь часов назад, когда только включила «Ченнел». Куда подевалось терзавшее ее сексуальное напряжение?
Эмили встала с постели и, как была босиком, поспешила наверх, в свой кабинет. Нужно немедленно записать только что виденную сцену, прежде чем она померкнет в памяти.
Если повезет, она допишет роман до этого места, прежде чем приедет Девлин. Будет ли он доволен ею? Боже, как она на это надеется! Карьера была единственной вещью в мире, которая значила для нее все. И если для спасения этой карьеры придется вставлять в романы утонченные эротические сцены, значит, так тому и быть. Кроме того, в этом ей помогут два любовника.
Она включила компьютер и уселась. Два любовника! Конечно, Девлин считает, что он целиком обязан подобной метаморфозе… что ж, пусть обманывается!
Эмили лукаво усмехнулась. «Ченнел» – это нечто, принадлежащее исключительно женщинам. Мужчинам о нем знать не обязательно. По крайней мере так заявила Рина, когда открыла Эмили тайну «Ченнела», восхитительный и неприличный маленький секрет. Но хотя Эмили часто смотрела «Ченнел» в роли наблюдателя, чтобы проверить правдоподобность некоторых сцен в романах, нужно признать, что активное участие в фантазии даже приятнее. И теперь Эмили впервые в жизни решила, что тоже хочет позабавиться.
Она принялась энергично печатать и спустилась вниз только через четыре часа.
День был таким же теплым и ясным, как предыдущий – холодным и дождливым. Эмили проголодалась и решила приготовить воскресный завтрак, хотя было утро понедельника. За ней должны были заехать Рина и Сэм, чтобы отвезти на парад в честь Дня поминовения погибших в войнах,
type="note" l:href="#n_8">[8]
а потом они собирались пообедать в клубе. Французский тост!
type="note" l:href="#n_9">[9]
Вот что ей нужно! Французский тост с маслом, сиропом и колбасками!
Едва она принялась готовить, как зазвонил телефон. Подняв трубку, Эмили услышала голос Девлина, и сердце забилось немного быстрее.
– Я уже вернулся. В Лондоне ужасно одиноко, особенно без тебя. Хочу, чтобы ты была рядом. Не возражаешь, если я возьму в четверг выходной и вечером приеду к тебе?
– Только если согласишься съесть со мной в постели бараньи отбивные и спаржу! – выпалила она, счастливо улыбаясь. – И клубнику в шоколаде, с ликером «Гран Марнье». Да, и не забудь про миску со взбитыми сливками.
– Не обещаю использовать взбитые сливки только для клубники, – засмеялся он.
– Где же ты думаешь их использовать? – осведомилась она, почти видя его ухмылку.
– Обмажу тебя и стану медленно облизывать, – пообещал он.
– Приезжай пораньше, – попросила она.
– Обязательно, – заверил Девлин перед тем, как попрощаться.
Переворачивая колбаски на сковородке, Эмили решила, что реальность все же куда лучше. Он скучает по ней. Что ж, она безумно истосковалась по нему.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запретные наслаждения - Смолл Бертрис

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Запретные наслаждения - Смолл Бертрис



нравится
Запретные наслаждения - Смолл Бертрисоля
21.10.2010, 21.02





великолепные романы
Запретные наслаждения - Смолл Бертриснаташа
16.06.2011, 18.50





Необычно читать современный любовный роман в исполнении моей любимой писательницы, да еще и настолько откровенный. Очень красивая книга. Советую.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисКатерина
5.05.2012, 9.55





Какие-то у нее холодные неуклюжие книги несмотря на обилие любовных сцен. к героям совсем не проникаешься, если честно то книга просто дико раздражает своей пустотой. Это не то что чкучно а как-то вообще никак. Бесчуственно.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисПрисцилла
27.09.2012, 23.48





Книга бездушна и поверхностна, как впрочем и все остальные "произведения" этого автора,постельные сцены качуют из одной книги в другую, все блекло и одинаково, ничего интересного.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЛора
8.11.2012, 12.26





все цікаво
Запретные наслаждения - Смолл Бертрискатя
4.12.2012, 15.30





все цікаво
Запретные наслаждения - Смолл Бертрискатя
4.12.2012, 15.30





М-да.Не впечатлил...Скука,одна скукотища. Да что же не могут писатели современности придумать нормального геоя,а не звезду,высокого,красивого с огромным....потенциалом.Заежженные темы,герои,и вообще в последнее время одни разочарования...!!!!
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлянька
25.06.2013, 11.15





М-да.Не впечатлил...Скука,одна скукотища. Да что же не могут писатели современности придумать нормального геоя,а не звезду,высокого,красивого с огромным....потенциалом.Заежженные темы,герои,и вообще в последнее время одни разочарования...!!!!
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлянька
25.06.2013, 11.15





Роман цікавий та легко читається. Прочитала за 4 години. Але, як на мене, забагато вульгарних сцен. Моя оцінка - 8 балів.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлена
3.01.2014, 15.53





Если вам настолько не нравятся современные писатели, возьмите сами и напишите роман. А на Бертрис Смолл не надо наговаривать. Она потрясающий писатель.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЮлия
9.04.2014, 21.59





не интересно ,не нравиться . да мужчины у Смолл описаны на загляденье как и девушки одна другой краше, а разве это плохо? лучше что бы они были серыми мышами. не смешите меня не одна из вас не ляжет в постель с мышью так может вы просто читать не умеете . а вы представьте себя на месте главной героини.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЛидия
21.07.2014, 15.47





Ожидала большего. Начало показалось интересным, а дальше поверхностно все изложено. Хотелось бы побольше эмоций
Запретные наслаждения - Смолл БертрисИрина
16.07.2015, 8.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100