Читать онлайн Запретные наслаждения, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные наслаждения - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 322)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные наслаждения - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные наслаждения - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Запретные наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Дорогая моя девочка, мне в высшей степени плевать на то, что ты можешь подумать. Я выгляжу, как мне угодно, – объявил Джастин Траэрн, герцог Малинкорт, своей создательнице – автору любовных романов Эмили Шанн.
– Но ты не можешь быть похож на Майкла Девлина, – упрямо возразила Эмили.
– Ты сама представила меня именно таким, – отмахнулся он и, развернувшись, уставился на себя в зеркало. – Прочти все, что написала. Я весьма красив и вполне доволен собой. Твой последний герой и вполовину не был таким мужчиной, как я!
Он щелчком сбросил воображаемую пылинку с шелкового рукава своего фрака цвета сливы.
– Да пошел ты к черту! – раздраженно бросила Эмили. – Если настаиваешь на своем, так и быть, согласна. И что плохого ты нашел в графе Троттлсби?
– Слишком смазлив для мужчины. И подбородок у него самую чуточку вялый, дорогая моя, – пояснил герцог, после чего, глядя ей в глаза, добавил: – Я хочу, чтобы моя строптивая герцогиня была похожа на тебя. Питаю, видишь ли, слабость к красивым женщинам, особенно с рыжеватыми волосами, как у тебя.
Коварно улыбнувшись, он небрежно прислонился к каминной полке.
– Успокойся, наконец, – велела Эмили, – и дай мне подумать.
Она пристально оглядела его, сознавая, что он очень отличается от других ее героев. Более мужествен, чуть грубоват и, несомненно, куда более опасен, если верить выражению его зеленых глаз, а она подозревала, что так оно и есть. И выглядит как человек, любящий безумный секс.
Эмили неловко заерзала в большом мягком кресле. Ее героини даже отдаленно не напоминали Эмили Шански, но теперь неизвестно отчего, идея стать строптивой герцогиней Джастина Траэрна казалась чрезвычайно привлекательной.
– Мне придется написать эротический роман, – сообщила она.
– Ура, ура, ура! – ухмыльнулся он, но, тут же став серьезным, осведомился: – Насколько вы опытны для подобных произведений, дорогая? Я хочу подарить вам наслаждение, а не шокировать. Видите ли, необходимо принимать в расчет дамскую чувствительность.
– Какое отношение имеет к этому мой опыт? – рассердилась Эмили. Вот уже несколько лет она пользовалась «Ченнелом» для создания своих книг, чтобы наблюдать сюжетные линии в действии. Это позволяло работать быстрее, но до сегодняшней ночи она всегда была невидимой и немой наблюдательницей – наблюдала за персонажами, созданными ее пером. Сегодня она впервые вступила в беседу с одним из них.
– Моя дорогая, вы, конечно, понимаете, что хотя «Ченнел» позволяет вам воплотить ваши фантазии, все же не может заменить… скажем, некоторых реальностей истинной жизни, – заметил герцог.
– А именно? – запальчиво бросила Эмили.
– Ваши романы из истории Англии, как георгианской, так и эпохи Регентства, всегда были романтическими семейными драмами. Героини оставались целомудренными, герои – отважными. А после свадьбы дверь в спальню новобрачных неизменно закрывалась. Да, поцелуи и ласки были, но вы никогда не позволяли герою положить руку ниже талии одной из ваших дев. И до этой поры супружеские пары никогда не бывали главными персонажами ваших книг. Вы достаточно часто сталкивались с таковыми, но испытывали ли когда-нибудь страсть или хотя бы откровенное желание, чтобы писать о чем-то подобном?!
– Благодарю вас, но у меня есть немало книг по этому вопросу, – резко ответила Эмили.
Герцог беззастенчиво расхохотался:
– Всего этого недостаточно, дорогая моя. Если вы не валялись на смятых простынях, потная и обнаженная, с мужчиной, который хотя бы не противен вам, картинок в одной из этих ваших книг явно недостаточно. На каком личном опыте будет основано описание столь страстной встречи, дорогая? На каких знаниях? Нет, нет, ваша девственность – только помеха. Огромная помеха.
– Я не говорила, что девственна! – отрезала Эмили, густо при этом краснея.
– Но ведь так оно и есть? – парировал он. – Тут нет ничего постыдного, дорогая. Мало того, на мой взгляд, это обстоятельство совершенно очаровательно.
– Но если вы займетесь со мной любовью, – вздохнула Эмили, – я сумею написать то, чего от меня хотят.
Господи! Она никогда не думала, что придется использовать «Ченнел» для сексуального удовлетворения, подобно многим ее знакомым женщинам. Какой позор!
– Не могу, – тихо признался он. – О, я вполне способен проделать все необходимые телодвижения, дорогая, но вы ничего не почувствуете, поскольку в реальности так и останетесь невинной. Боюсь, вам придется потерять эту надоедливую девственность в вашей собственной реальности, прежде чем мы сможем насладиться друг другом здесь, в «Ченнеле».
– И как, черт возьми, мне это удастся?! – взорвалась Эмили. – Поместить объявление в «Эгрет-Пойнт таймс»? «Требуется крепкий джентльмен, готовый лишить меня девственности, чтобы я без помех могла писать эротические книги»?
Она гневно вскочила и потянулась к ближайшему предмету обстановки, собираясь швырнуть его в голову герцога. Вся эта ситуация невыносима!
Но герцог ловко перехватил ее руку.
– Нет-нет, дорогая, эта ваза – один из последних шедевров Джозайи Веджвуда, и мне вовсе не хочется, чтобы вы из-за глупой прихоти его уничтожили. Ответ на вашу проблему крайне прост: вы представили меня в образе кого-то из ваших знакомых мужчин. Очевидно, вас влечет к нему. Соблазните его, дорогая, и все будут довольны. Не понимаю, почему вы сами до этого не додумались! А после, когда дело будет сделано, мы с вами отправимся в восхитительное и, даю слово, безудержно грешное путешествие.
– Я не знаю, как соблазнять мужчин, – почти печально призналась Эмили.
– В каждой женщине, моя прелестная герцогиня, кроется знание и умение обольстить любого мужчину, которого она только пожелает, – заверил герцог Малинкорт. – Признайтесь, дорогая, вам никогда не хотелось насладиться «Ченнелом» в полной мере, вместо того чтобы выступать в роли стороннего наблюдателя? Завлеките мужчину, который вам нравится, и получите все, чего когда-либо добивались.
– Но я всего лишь хочу писать хорошие книги и этим зарабатывать себе на жизнь, – упорствовала Эмили, снова садясь в кресло.
– Пока в ваших романах не будет эротических сцен, дорогая, вам ничего не добиться. Имеете ли вы хоть крошечное представление о том, как отчаянно молит о поцелуе ваше грустное и тоскливое личико? Вас ведь целовали, верно?
Эмили кивнула, и герцог легонько коснулся губами ее губ.
– Вы так милы, дорогая, но мне пока хватает и этого целомудренного поцелуя. Соблазните вышеуказанного джентльмена, чтобы мы смогли пуститься в наше приключение.
– Но вы не упомянули о любви, – отметила Эмили.
– Как и вы, – усмехнулся он. – А на свете существует нечто подобное?
– Не знаю, – честно ответила Эмили, устало прикрывая глаза. – А пока прощайте, Траэрн.
Она глубже забралась в кресло, а когда открыла глаза, оказалась в собственной постели. Потянувшись к пульту, Эмили выключила телевизор. Но уснуть не смогла, несмотря на то, что часы показывали четыре утра. Небо за окном уже начало светлеть. В большой сосне, росшей на углу дома, нежно ворковала горлинка.
Траэрн посоветовал соблазнить мужчину. Хорошо ему говорить! Но каким способом можно заманить Мика Девлина в постель? Только он сможет сделать из нее женщину. Но начать хотя бы с того, что неприлично автору сексуально домогаться своего редактора. Все же, если верить сплетням, Девлин из тех, кто может поддаться обольщению. Вчера днем Эмили звонила своей старой подруге, Саванне Баннинг. Саванна также работала на «Стратфорд» и вместе с мужем жила в лондонском предместье. Саванна всегда была в курсе последних событий и слухов. Ее любопытство, как и либидо, было ненасытным. Если у Мика Девлина имеется определенная репутация, Саванна наверняка знает каждую деталь и подробнейшим образом просветит Эмили.
– Эм! – взвизгнула Саванна, со своим преувеличенным английским выговором, сильно сдобренным акцентом уроженки Южной Каролины. – Как ты там? Какие новости из Нью-Йорка?
И Эмили начала рассказывать.
– Значит, старушку Рейчел отпустили на вольные хлеба? Что ж, дорогая, давно пора. Конечно, она очень славная, но сильно отстала от жизни.
– Рейчел – прекрасный редактор! – мигом ощетинилась Эмили.
– Но Мик Девлин! Дорогая, ты не представляешь, какая это удача! Он несколько лет был моим редактором. Не люби я так сильно своего старичка Реджи, наверняка затащила бы Мика в постель! Черт! Если он вернулся в Нью-Йорк, кто позаботится обо мне? Кончится тем, что меня прикрепят к старой Прунелле Бейнс-Харрингтон. Нет, она довольно порядочна, но та-а-а-акая зануда!
– Расскажи мне о Девлине, Саванна, – тихо попросила Эмили.
– Что именно? – лукаво осведомилась подруга, но тут же хихикнула: – Женщины летят на него, как мухи – на мед, дорогая, но он весьма разборчив. И никого не подпускает к себе достаточно близко, так что ни одной не удалось накинуть на него узду. Правда, обнаружилась такая, которая уже решила, будто протоптала дорожку к его сердцу, пока он не явился на ее день рождения под ручку с какой-то сногсшибательной моделью. Именинница с горя напилась и затеяла драку с вышеупомянутой моделью. К несчастью, та оказалась сильнее, и бедняжка влетела носом прямо в собственный именинный торт. – Саванна ехидно фыркнула. – А почему ты спрашиваешь?
– Мне с этим человеком работать, а Рейчел рассказала историю о Джей-Пи и Девлине. Я никогда не работала с этим человеком. Какая жалость, ведь мы с Рейчел так хорошо ладили!
– История насчет Джей-Пи и Девлина – чистая правда, – подтвердила Саванна. – Что еще?
– «Стратфорд» не возобновит со мной контракта, если я не вставлю в книгу пару эротических сцен, – пожаловалась Эмили. – Ходят слухи, что Мартин решил частично удалиться от дел, но не знает, в чьих руках оставить компанию: Джей-Пи или Девлина. – Она тяжело вздохнула: – Саванна, я пропала. Не умею я писать эротику! Особенно для редактора-мужчины. Я прекрасно работала с Рейчел. Что мне теперь делать?!
– Дорогая, хотела бы я быть на твоем месте! – с неподдельной завистью призналась Саванна. – Что тебе делать, говоришь? Сдаться на его милость, вот что тебе делать! Ты, кстати, вполне в его вкусе. Умна, остроумна и настоящая красавица. А он как раз находится в том уязвимом возрасте, когда мужчина подумывает остепениться и завести семью.
– О чем это ты? – удивилась Эмили.
– Послушай, дорогая, если Мику поручено превратить твою прозу из сентиментальной в эротическую и он потерпит неудачу, мерзкая Джей-Пи получит от Мартина компанию на блюдечке. Но если у вас все получится, Мик будет на коне и вы оба будете жить долго и счастливо. На карте стоит не только его, но и твое будущее. Постарайся извлечь из этого обстоятельства все возможное, – посоветовала Саванна.
– О чем ты? – повторила Эмили.
Саванна рассмеялась низким, хрипловатым смехом.
– Ты сама все прекрасно понимаешь. Заведи роман с Девлином. Соблазни его! Кто знает, вдруг ты выиграешь золотое колечко!
– Соблазнить своего редактора? Но я не знаю, с чего начать!
Саванна рассмеялась еще громче.
– Конечно, знаешь! – заверила она.
– Но это неприлично! – запротестовала Эмили.
– Пфф! Наоборот, очень забавно, особенно когда столкнешься с Джей-Пи. При этом от тебя будет исходить типичное сияние на совесть оттраханной женщины, и она поймет, что Мик гоняется за тобой, как мастифф в охоте! Но ты не из тех девушек, кто рассказывает о своих связях! А Джей-Пи в голову не придет спрашивать, но это все равно ее убьет. О, месть так сладка!
Саванна поперхнулась смехом.
– О, ты просто ужасна, – упрекнула Эмили, правда, без особого пыла.
– Он чудесный человек, дорогая. Желаю удачи. Кстати, если подумать хорошенько… я никогда не слышала о твоих любовниках. Вообще ни о едином. Либо ты самая скрытная женщина в мире, либо… – И тут Саванна громко ахнула.
– Мне нужно идти, Сава, – поспешно попрощалась Эмили, которой вовсе не хотелось вступать в обсуждение своей девственности с Саванной Баннинг, чьи романы, если верить слухам, печатались на огнеупорной бумагe. – Передай привет сэру Реджинальду. До встречи! – добавила она, прежде чем отключиться.
После этого разговора Эмили долго ворочалась в постели и в который раз задавалась вопросом, как она, с ее полным отсутствием опыта, собирается обольстить умудренного жизнью и утонченного мужчину, каким, похоже, является Майкл Девлин. А ведь всего через несколько дней он приедет к ней на уик-энд!
И тут откуда-то отчетливо послышался голос бабушки О'Майли:
– Путь к сердцу мужчины, Эмили, лежит через его желудок.
Эмили едва не вскрикнула, вспомнив, как он уминал еду в «Фелиситиз». Ничего не скажешь, аппетит у него неплохой.
– Бьюсь об заклад, ни одна женщина не додумалась готовить для вас, Майкл Девлин, – громко объявила она.
За ее окном запела птица кардинал, воробьи на сосне хлопотливо чирикали. Часы на каминной полке пробили пять раз. Пожалуй, сегодня ей не суждено заснуть.
Эмили села и свесила ноги с кровати. Нужно составить меню на уик-энд. Запастись продуктами. И пригласить Рину и доктора Сэма на пятничный ужин, чтобы помочь ей преодолеть застенчивость в общении с Девлином. Подумать только, к ней приедет мужчина, которого Эмили увидит второй раз в жизни! И она задумала соблазнить его! Во всяком случае, попытается. С его репутацией… это, вероятнее всего, будет легко. Говяжьи ребрышки, хорошее красное вино. Шоколадный мусс или трюфели. Он будет мягок, как воск, в ее руках. Потому что Эмили Шански умела не только писать хорошие книги, но и прекрасно готовить.
* * *
Следуя указаниям Эмили, Майкл Девлин свернул на шоссе, ведущее в Эгрет-Пойнт. Подумать только, когда он услышал ее голос в трубке, его «дружок» тут же запульсировал и восстал, и Мик снова удивился воздействию, которое производила на него эта женщина. В августе ему исполнится сорок. Далеко не зеленый юнец.
Вскоре он увидел табличку: «Добро пожаловать в Эгрет-Пойнт. Основан в 1723 году».
Мик был очарован. От таблички повеяло духом деревеньки в Новой Англии, и все же это не Новая Англия. До города оставалось всего семьдесят пять миль.
Мэйн-стрит была обсажена древними кленами, только начинавшими зеленеть. На площади красовалась прелестная беседка. Пруд с плавающими утками мирно голубел в тени цветущих вишен. Городок изобиловал маленькими очаровательными магазинчиками. Над некоторыми находились офисы, он даже успел прочесть вывеску, гласившую: «Джонсон и Пьетро д'Анджело, адвокаты». Уличными фонарями служили настоящие антикварные газовые лампы, не те современные подделки, которые так часто встречались ему в других местах.
Девлин едва не пропустил поворота на Колониел-авеню в дальнем конце городка и мысленно велел себе быть внимательнее, чтобы вовремя оказаться на Фаундерс-уэй.
– На моей улице всего пять домов, – объясняла Эмили. – Первые два – в подлинно колониальном стиле. Следующие два – в стиле ампир, и только один – в стиле модерн. Я живу в большом ампирном доме. Это не совсем тупик, но что-то вроде. Можете припарковать машину в конце подъездной дорожки. Я буду стоять у окна.
Он добрался до конца маленькой улочки, заглушил мотор и затаил дыхание, когда она вышла из дома, чтобы встретить его. Черт, какая же она хорошенькая!
Сегодня на ней были слаксы цвета хаки, ловко подхватывающие круглую упругую попку, и кремовая шелковая блузка. И ни следа помады на губах, и это еще больше возбудило его. Очевидно, Эмили Шански не из тех женщин, кто трепетно относится к собственной внешности. Значит, она достаточно уверена в себе, чтобы не волноваться из-за подобных вещей. В отличие от многих знакомых ему женщин.
– У вас «хили»! – первое, что воскликнула она, подбегая ближе, чтобы разглядеть его машину. – Шестидесятого года?
Она осторожно провела рукой по кремовому бамперу.
– Шестьдесят первого. Я привез его с собой из Ирландии в Нью-Йорк, потом в Англию и снова в Нью-Йорк. Мне сказали, что теперь они большая редкость.
– В моем гараже стоит такая же, шестьдесят третьего года. Я нашла ее лет пять назад и отдала на реставрацию. Моя – спортивная, но стекла в ней поднимаются.
– Определенное преимущество на случай дождя, – согласился он.
– О, как я невежлива, – покраснев, пролепетала Эмили. – Добро пожаловать в Эгрет-Пойнт, мистер Девлин. Заберите вещи из машины, и я провожу вас в спальню. Надеюсь, вы не возражаете пройти через кухню, но, согласитесь, глупо обходить дом, чтобы внести сумку.
– Мик, – напомнил он. – Друзья называют меня Миком. И я предпочитаю кухонную дверь. – Он взял с заднего сиденья элегантную сумку и пошел на крыльцо кухни. Нос его смешно дернулся. – Кажется, пахнет ростбифом!
– Я надеялась, что вы не поститесь по пятницам! – выпалила Эмили. – Но если все же поститесь, в морозилке есть лососина, которую я могу быстро приготовить.
Выражение его лица вполне можно было назвать блаженным.
– Нет, я не пощусь по пятницам, и ростбиф с кровью – моя любимая еда. Вы, случайно, не догадались запечь несколько картофелин? – с надеждой осведомился Мик. В эту минуту он походил на проголодавшегося мальчишку-школьника.
– Сэр, что бы я была за ирландка, если бы не подала картофель к говядине? – поддразнила она.
– Значит, ваша настоящая фамилия О'Шански? – отшутился он.
Эмили рассмеялась.
– Моя мать была О'Майли, – объяснила она, – и я живу в доме моей бабушки. Она и бабушка Кейт научили меня готовить. Я могу даже сделать колбасу и испечь пироги.
– Да вы просто идеальная женщина, Эмили, – польстил он. – Пишете чудесные романы, да еще и готовите.
«И, бьюсь об заклад, божественно трахаешься», – подумал он, скользя взглядом по холмикам, приподнимавшим шелк блузки.
Его в жизни так не искушали, и ему придется призвать на помощь все свои силы, чтобы не дать воли рукам.
Последнее соображение немало удивило его. Он всегда умел сдержаться там, где дело касалось женщин. Недаром его девизом было: «Наслаждайся тем, что они предлагают, но пусть твое сердце остается спокойным».
– Приберегите свои суждения, пока не сядете ужинать, – посоветовала Эмили. – Пойдемте. Я обещала показать вашу комнату.
Она поспешила к выходу, и он послушно шагнул за ней.
В доме оказался большой холл с изящной лестницей. Не успели они подняться, как звякнул звонок и на пороге возникла пожилая парочка.
– Рина, доктор Сэм! – обрадовалась Эмили и, повернувшись к Мику, пояснила: – Наверху, вторая дверь слева, и спускайтесь поскорее, познакомитесь с моими друзьями.
Он взбежал по лестнице, но не успел найти комнату, как до него донесся голос Рины:
– Боже, Эмили, при ближайшем рассмотрении он еще более роскошен! Уверена, что желаешь нашего присутствия за ужином? Будь я на твоем месте, не потерпела бы посторонних.
Девлин широко улыбнулся.
– Рина, он все слышит, – прошипела Эмили, краснея.
– Лично я с места не двинусь, – твердо объявил доктор Зелигман. – Здесь пахнет ростбифом!
– Можно подумать, я никогда не готовлю, – обиделась Рина, входя в красиво обставленную гостиную и усаживаясь в удобное кресло.
– Нет, готовишь, конечно, но тебе далеко до нашей Эмили. – без обиняков ответствовал Сэм. – Что будем пить?
– Если можно, приготовьте коктейли для себя, Рины и Мика, – попросила Эмили. – Я собираюсь подать вино, а вы меня знаете: два бокала, – мой предел.
Доктор Сэм смешал мартини и только успел налить по стакану себе и жене, как в комнату вошел Майкл.
Поймав его взгляд, доктор Сэм высоко поднял шейкер и вопросительно склонил голову набок.
– Мартини? – догадался Девлин.
– Угу.
– За ужином будем пить вино, – поспешно вставила Эмили.
– В таком случае с меня хватит хереса, если он у вас есть.
– Один херес! – объявил Сэм, отставляя шейкер. – Сейчас будет подано! Я Сэм Зелигман, городской доктор. Моя жена, Рина.
– Вы подвозили Эмили в город, верно? – спросил Девлин, вспомнив, где видел Рину Зелигман. – Вы сестра Эрона Фишера. Я прав?
– Младшая сестра, – ухмыльнулась Рина. – Ему было почти восемь, когда я появилась на свет. Принц семейки, до моего рождения, разумеется.
– И он ее боится, – выдала Эрона Эмили.
– Так и следует быть, – самодовольно ответила Рина. Девлин весело рассмеялся.
– А вот я единственный ребенок и завидую тем, у кого есть брат или сестра.
Все это время Эмили то и дело бегала на кухню, чтобы проверить, как обстоят дела с ужином. Наконец она объявила, что все готово, и собравшиеся направились в столовую. Заняв место во главе стола, она попросила Девлина сесть напротив. Зелигманы устроились по бокам.
– Разрежете ростбиф? – попросила она, ставя перед ним блюдо с мясом. На нем лежали специальные нож и вилка с костяными ручками, очевидно, очень старые.
На вкус Девлина, мясо было приготовлено идеально: сверху среднеподжаренное, в середине – с кровью. Он спросил, кто что предпочитает, и разложил ломтики по тарелкам. Затем Эмили забрала блюдо, поставила на буфет и обнесла гостей поджаристым картофелем и свежей спаржей. На столе стояли также два соусника, с мясным и голландским соусами. Эмили, успевшая испечь горячие булочки, добавила к блюдам серебряную масленку с маслом и маленькие тарелочки с помидорным салатом.
Из разговора за столом Девлин узнал, что предки доктора Сэма были одними из первых поселенцев в Эгрет-Пойнт. К удивлению Мика, оказалось, что Зелигманы прибыли в Америку в 1709 году. Мало кому было известно, что в начале восемнадцатого века множество еврейских семей эмигрировало в колонии.
– Мы боролись за революцию, – гордо объявил доктор. – На стороне победителей, разумеется.
– А потом его прапрадед женился на девушке из Верхнего Ист-Сайда, семья которой перебралась в Америку из России во время погромов, – добавила Рина.
– Именно это делает нашу страну столь великой! – добавила Эмили. – Такое чудесное смешение народов и культур!
Втайне она радовалась, что попросила Зелигманов помочь ей скоротать этот вечер: наверное, ей было бы неловко наедине с полузнакомым человеком.
Когда они доели почти все, что стояло на столе, Эмили и Рина убрали посуду и отправились за десертом.
– Боже, какое обаяние! – восхищалась Рина, очищая тарелки, перед тем как установить их в посудомоечную машину. – Выглядит как кельтский принц! И этот восхитительный ирландский акцент!
Она мечтательно вздохнула.
– Да, он очень мил, – пробормотала Эмили.
– Вот как? – хмыкнула Рина, пристально вглядываясь в приятельницу. – О Господи, тебя тянет к нему, верно, Эмили Шански? Но почему бы и нет?
– Я даже не знаю его! – запротестовала Эмили. – Мы встретились только во вторник и с тех пор один раз говорили по телефону. А сегодня уже пятница.
– Говорю, ты к нему неравнодушна, – с улыбкой настаивала Рина. – Я столько лет знаю тебя, Эм, и не видела, чтобы мужчина так тебе нравился. Иногда мне даже казалось, что ты лесби.
– Я не лесби и вполне равнодушна к Девлину, – парировала Эмили. – Просто у меня нет времени на мужчин, и к тому же совсем не хочется повторять ошибки Кэти и Джо. Не представляешь, как трудно мне приходилось в школе, когда те же самые преподаватели, что учили родителей, во все глаза наблюдали за мной, ожидая, пока я покрою себя позором.
– Им в голову не приходило, что твоя мать, как ты выражаешься, покрыла себя позором, пока она не закончила школу и не поступила в Уэллерсли, – возразила Рина. – Благодаря твоим бабушкам ее положение никого в Эгрет-Пойнт не удивило.
– Поэтому мне и было так тяжело. Кэти всех одурачила. Вот они и присматривались ко мне, не пойду ли я по ее стопам? Иначе почему я так трудилась, чтобы поскорее убраться отсюда в колледж?
– Все это было и быльем поросло, – отмахнулась Рина. – Теперь ты известная писательница, да еще заполучила потрясного нового редактора. Он не женат. Вы оба свободны. Черт, да на твоем месте я немедленно затащила бы его в постель!
– Почему мне все только об этом и твердят? – вырвалось у Эмили.
– Все? А кто еще?
– Саванна. Я говорила с ней вчера. Он был ее редактором в Лондоне, и я хотела побольше узнать о нем, – пояснила Эмили.
– И? – с таким откровенным любопытством выпалила Рина, что Эмили невольно рассмеялась.
– По словам Саванны, женщины летят на него, как мухи на мед, но он привык сам выбирать себе подружек. Сомневаюсь, что я в его вкусе.
– А мне так не кажется. В конце концов, он ирландец. Они любят женщин умных, хороших стряпух, которые к тому же в нужные моменты оказываются чуточку беспомощными. Ты же можешь изобразить беспомощное создание, дорогая? Кстати, где десерт?
– В холодильнике. И мне никогда не приходилось изображать беспомощность.
Рина открыла дверцу холодильника и вытащила большую стеклянную миску.
– И не пытайся убедить меня, что ты не думала увидеть его у себя между ног, потому что я в жизни этому не поверю. Только женщина, высеченная из камня, способна устоять перед этим человеком. Что это у тебя? – Она подозрительно заглянула в миску.
– Я никак не могла выбрать между муссом и шоколадным бисквитом. Поэтому сделала шоколадное печенье «дамские пальчики» и шоколадный мусс с клубникой.
– Ты точно к нему неравнодушна, – хмыкнула Рина.
– Почему ты так решила?
До чего же совестно, что тебя видят насквозь! Неужели и Майкл Девлин обо всем догадался?
– Двойной шоколад – верный признак влюбленности, – изрекла Рина.
Эмили залилась краской.
– Как по-твоему, он заметит? – нервно пробормотала она.
– Нет, – заверила Рина. – Но, думаю, ты тоже ему нравишься.
– Рина, мы только что встретились! – раздраженно бросила Эмили.
– Послушай, милая, если я в чем и разбираюсь, так это в мужчинах. Знаю, знаю, я вышла за Сэма в двадцать лет. Но все же мне известна природа мужчин. Дело не в том, сколько времени вы знакомы. Весь вопрос в мгновенной химической реакции между мужчиной и женщиной. А эта самая реакция уже произошла. Ни о чем не думай, просто наслаждайся происходящим. Ты всю жизнь тяжко трудилась, пытаясь загладить то, что называешь ошибкой Кэти и Джо. Но ты не была ошибкой, Эмили, поверь мне. Твои родители дружили едва ли не пеленок. Ты – закономерный плод этой нежной дружбы. И не стоит стараться быть святой, чтобы замолить их грехи. Они создали тебя и разошлись. Каждый жил своей жизнью. Пора и тебе жить своей, милая. Кстати, у тебя нет взбитых сливок для этого дьявольского творения?
Эмили не знала, то ли плакать, то ли смеяться.
– О, что бы я делала без тебя, Рина Зелигман! – воскликнула она. – Ты стала моей опорой с тех пор, как умерли бабушки.
– Разумеется, – спокойно ответила Рина, смахивая одинокую слезу со щеки Эмили. – Ты могла бы быть моей дочерью, солнышко. Сын – это твой ребенок, пока не женится. А вот дочь остается дочерью всю жизнь. Мать всегда твердила это, но, говоря по правде, мой брат был для нее куда лучшей дочерью, чем я.
– Сейчас взобью сливки, – пообещала Эмили. – Это не займет много времени. Спроси у мужчин, хотят они кофе или чая. И не отнесешь ли в столовую бутылку охлажденного вина? Бокалы на подносе.
Она вытащила темную бутылку сладкого десертного вина и протянула Рине, а сама принялась взбивать густые сливки, перекладывая их в хрустальную чашу фигурно вырезанной серебряной ложкой.
Все решили, что будут пить чай, так что Рина заварила большой чайник американского черного чая с единственной чайной плантации в Соединенных Штатах, расположенной недалеко от Чарлстона, в Южной Каролине. Эмили приохотила к этому сорту Саванна Баннинг.
Закончив работу, она разложила по креманкам шоколадный мусс и взбитые сливки. Гости в почтительном молчании поглощали десерт. Рина разливала чай и вино.
Наконец Майкл отодвинул стул и глубоко вздохнул.
– Уже и не помню, когда в последний раз так славно ужинал, – объявил он, поблескивая зелеными глазами.
– Рада, что вам понравилось, – скромно пробормотала Эмили.
Рина заметила, как смягчился взгляд Девлина. Черт возьми, он действительно хочет девочку! Интересно, сколько времени понадобится обоим, чтобы это понять?
Взглянув на мужа, она увидела, что и тот наконец заметил некое притяжение между Эмили и Миком. Взгляды супругов встретились в безмолвном понимании. Доктор Сэм встал.
– Терпеть не могу поесть и тут же ретироваться, но сегодня у меня дежурство в больнице. Рина, идем! Эмили, ужин просто изумительный. Спасибо, дорогая, что пригласила нас. Мик, рад познакомиться с собратом по поеданию ростбифа с кровью. Надеюсь, мы еще увидимся.
– Я тоже на это надеюсь, доктор Сэм, – кивнул Девлин.
– Я провожу вас до двери, – вызвалась Эмили и долго махала рукой вслед удалявшейся машине.
– Где они живут? – спросил Девлин. Она и не заметила, как он оказался рядом.
– Совсем недалеко отсюда, в Энсли-Корт.
– Проезжая через городок, я совсем не видел больших магазинов, а ведь эта чудесная говядина наверняка куплена у настоящего мясника. Давайте посидим. На вашем большом крыльце так хорошо, и вид отсюда замечательный.
– Но посуда! – запротестовала Эмили.
– Бьюсь об заклад, вы с Риной уже все успели составить в посудомойку, кроме десертных тарелок, разумеется. Послушайте, как поет малиновка. Не знаю песни слаще, да и то ее можно услышать только весной, на рассвете и закате. А ведь уже середина весны. Вы не услышите малиновки до следующего года, если пропустите сейчас ее песню.
Он уселся в широкую плетеную качалку и показал Эмили на соседний стул. Она тоже села.
– Впервые вижу мужчину, способного распознать песню малиновки и знающего, когда она поет!
– Я вырос в деревне, – напомнил Мик. – И до сих пор предпочитаю ее городу.
– А вот я вообще не могла бы жить в городе, – призналась Эмили. – Хотя отец – городской житель, да и мать живет неподалеку от Вашингтона. Но я совсем не городская девушка. Всю жизнь провела в Эгрет-Пойнт и не желаю нигде больше жить. Полагаю, меня с полным правом можно назвать деревенщиной. А вам нравится Лондон? По-моему, чудесный город.
– Мне очень повезло. Я жил в элегантном маленьком домике напротив прелестного парка. Собственно говоря, он принадлежит мне. Я сдал его на год вместе с дворецким, мистером Эдлингтоном, богатой американской вдове. А тем временем посмотрю, как обернутся дела. Пока что я не уверен, хочу ли остаться здесь.
– Вот как?.. – разочарованно протянула Эмили. – Но почему бы и нет? Это все Джей-Пи, верно? Гнусное создание, но сделала «Стратфорд» исключительно доходным предприятием, а в издательском деле это главное. Мартин вряд ли обойдется без нее.
– Значит, вы в курсе происходящего, – тихо заметил он.
– К сожалению, – вздохнула Эмили. – А теперь мне нужно убрать со стола и составить посуду в машину.
– Я помогу, – вызвался он, провожая ее в дом. Они молча очистили последние тарелки и убрали со стола бокалы. Когда вся посуда оказалась в посудомойке, Эмили попросила Мика снять чудесную скатерть из ирландского полотна, которой был накрыт стол работы Дункана Файфа, и собрать салфетки.
– Эсси, моя домоправительница, постирает это в понедельник, – пояснила она, убирая все в корзину с грязным бельем.
– Смотрю, вы стираете в огромной ванне? – удивился он, разглядывая прачечную.
– Одно из преимуществ жизни в старом доме, – улыбнулась Эмили, выставляя кофеварку. – Кто первый встанет, тот и варит кофе.
– По субботам я долго сплю, – с ухмылкой предупредил Мик.
– А я думала, мы собираемся завтра работать. Мне столько нужно рассказать вам, и, кроме того, сюжетные линии уже намечены.
– Но сейчас еще рано идти спать, так что мы могли бы немного поработать.
Эмили удивленно вскинула брови.
– Или посидеть на крыльце еще немного и получше узнать друг друга, – поспешно предложил он, видя, как она раздосадована. – Вы ведь не сова, Эмили?
– Скорее, жаворонок. Мой мозг лучше функционирует при солнечном свете, – призналась она.
Было уже почти темно, когда они вышли на крыльцо и долго наблюдали, как ночь окутывает окружающий пейзаж синим покрывалом. Вскоре они не могли разглядеть даже лица друг друга. Крупные звезды весело подмигивали им с бархата неба. Они говорили о себе и вскоре совершенно освоились друг с другом.
– Что это? – удивился он, когда в тишине неожиданно раздался звон.
– Часы на епископальной церкви Святого Луки. Неужели не расслышали до сих пор? Они бьют каждый час.
Сама Эмили так привыкла к бою часов, что чаще всего просто его не замечала.
– Нет, меня слишком заинтересовал ваш рассказ. Боже, неужели уже одиннадцать? Я и не представлял, что сейчас так поздно.
– Хотите сказать, что в полночь превратитесь в тыкву? – пошутила она.
Мик рассмеялся.
– Вы оставляете свет в доме?
– Да, в коридоре, чтобы вы не сломали шею, если вдруг вздумаете ночью спуститься.
Уверившись, что теперь сможет без помех добраться к себе, он поблагодарил ее за прекрасный вечер.
– У вас своя ванная, – предупредила она, когда он стал подниматься наверх. – Конечно, дом старый, но я установила новую сантехнику и электропроводку. Кроме того, я гордая владелица трех с половиной ванных комнат. Встанете, когда захотите, Мик. Спокойной ночи!
Он оглянулся, но она уже исчезла. Куда? Хочет закрыть дом? Вынуть посуду из машины? Приготовить на утро очередной противень со сладкими булочками?
Он искренне наслаждался сегодняшним вечером. Ему нравилось все: еда, Зелигманы, Эмили.
Закрыв за собой дверь спальни, он огляделся. Комната была обставлена массивной мебелью красного дерева в стиле американского ампира. У комода были изогнутые ножки. Над всем царила огромная кровать.
Мик включил ночник и, сняв простое тяжелое покрывало из белой хлопчатобумажной ткани, аккуратно сложил и повесил его на выдвижную вешалку в изножье кровати. Разделся, принял душ и, открыв одно из окон, как был голый, лег в постель. Он всегда спал, в чем мать родила. Кровать была застелена в европейском стиле: простыня и пуховое одеяло. Все пахло лавандой и было на удивление удобным. Он выключил ночник.
Но спать почему-то не хотелось. Он услышал шаги Эмили и попытался угадать, куда она идет. Раздался звук бегущей воды, и он представил ее обнаженной, среди мыльных пузырьков. Как поблескивают влажные, круглые, маленькие грудки! Он успел определить их форму по тому, как льнул к ним шелк блузки. Интересно, большие у нее соски или маленькие? Темные или задорно-розовые? Да и слаксы льнули к восхитительно упругой попке.
Он представил, как шлепает этот соблазнительный маленький задик, пока она не повлажнеет от желания. Не попросит взять ее.
Мик тихо застонал и, протянув руку, коснулся своего «дружка», уже затвердевшего и вздыбившегося от сладострастных мыслей. Да что это с ним творится, черт возьми? Он почти не знает эту женщину, но если ей тридцать один, а на обозримом горизонте не видно ни мужа, ни постоянного мужчины, вполне возможно, она предпочитает женщин. Но и это соображение не мешало ему желать ее. Нет, она не может быть лесбиянкой! Но виделась в ней некая невинность, нетронутость, которая так и манила узнать ее поближе. Сейчас собственное поведение казалось ему чертовски непрофессиональным.
Мартин Стратфорд вернул его в Штаты по определенным причинам. Мик не мог разочаровать издателя. А он наверняка не оправдает доверия Мартина, если затрахает до одурения одного из лучших его авторов. Нужно любой ценой помочь Эмили написать эротический роман. Дни Джоржет Хейер и Барбары Картленд давно прошли. О, у их книг все еще оставался небольшой кружок верных почитателей, но этого недостаточно для получения солидных прибылей. В наше время каждая новая книга должна быть хитом и приносить деньги.
«Стратфорд» по-прежнему оставался небольшой компанией, принадлежавшей одной семье. Это позволяло владельцам проявлять терпение, которого просто не могли позволить себе большие издательства-конгломераты. Майкл Девлин знал, что может выявить новые грани таланта Эмили Шански, грани, о которых она сама не подозревала. Но прибыльность ее книг – обоюдоострое оружие. Если «Строптивая герцогиня» будет пользоваться огромным успехом, таким, что читатели предпочтут купить новую книгу, а не искать ее в букинистических магазинах, одна из больших компаний может попытаться переманить Эмили. У нее прекрасная репутация как у писательницы, да и Фишера дураком не назовешь. Он будет рад заключить выгодную сделку для своей клиентки.
Рейчел позволяла Эмили писать книги в своем излюбленном романтически-сентиментальном жанре. Может, действительно сказывалось влияние возраста и ей нравилось получать написанные хорошим языком рукописи, не требовавшие большой правки и неизменно сдаваемые в срок. Эмили имела репутацию автора, который никогда не нарушает сроки и вносит необходимые исправления по первому требованию. Она считалась человеком надежным. Насколько удалось узнать Мику, она редко ссорилась с людьми. Словом, не писательница, а мечта каждого редактора.
Глаза Мика стали закрываться. Плоть понемногу успокаивалась под действием более трезвых мыслей. Но все же, засыпая, он гадал, чем сейчас занимается Эмили.


Когда она проходила мимо, из-под его двери не выбивалось света. Но когда она заканчивала уборку на кухне, сверху доносился шум воды. Ничего не скажешь, он хорошо сложен и достаточно строен: ни унции лишнего жира. И никакого пивного брюшка, хотя ест он, словно сто лет голодал! Эмили нравились мужчины с хорошим аппетитом. И он не устранился, позволив ей одной убирать со стола. Немедленно вскочил, чтобы помочь. Наверняка это влияние его ирландской бабки.
Эмили задумчиво улыбнулась, но тут же стала гадать, как он выглядит без хорошо сидевших брюк и сшитой на заказ рубашки. Воротничок был расстегнут, но она не видела волос на его груди. Выглядывавший клочок кожи был гладким. Каково это – провести ладонями по загорелой мужской коже? Интересно, она мягкая? Но может, эта кожа обтягивает железные мышцы? По крайней мере, ей так казалось.
Вода в ее ванне остывала. Эмили наскоро ополоснулась и вышла из воды, вытираясь на ходу. Обнаженная, она вошла в спальню и критически оглядела себя в большом трюмо. Ничего не скажешь, тощей ее не назовешь. Не то что его подружки-модели!
От ирландской семьи она унаследовала тонкую кость, но, как у польских родственников, на этих костях наросло немало мяса, и теперь она носила двенадцатый размер.
type="note" l:href="#n_3">[3]
В наше время такой размер считается достаточно солидным. Может, он посчитает ее толстухой? Достаточно ли она хороша, чтобы соблазнить мужчину, в постели которого перебывало немало английских аристократок?
Она продолжала пристально рассматривать себя в зеркале. Груди довольно хороши и идеально округлы. А вот бедра широковаты, зато изящно изогнуты, и ноги вполне можно назвать стройными. Она оглянулась через плечо, пытаясь рассмотреть попку. Пухленькая, но упругая и хорошей формы. Ладно, пусть она не модель, но немногие могут похвастаться таким телом. Да и не важно, понравится ли ему, поскольку она намерена любым способом соблазнить его, чтобы потом вставить в роман эротические сцены и заодно узнать, как это бывает на самом деле и из-за чего поднято столько шума.
Но сколько раз им придется переспать? Неужели одного будет недостаточно? Что, если придется заниматься этим всю ночь? А вдруг ему придется не по вкусу то, что она делает, и он откажется продолжать?! Что ж, тогда она попросту обратится к своему герцогу. Разве он не советовал именно это, при условии, что она расстанется с девственностью? Ну может, все было не совсем так, но он дал понять, что как только она испытает реальную страсть, соблазны «Ченнела» – к ее услугам.
Но как ей обольстить Майкла Девлина? Он человек опытный, и к тому же привык сам принимать решения и выбирать женщин. Все сексуальные руководства, которые были у Эмили, детально и красочно показывали изысканные и сложные позиции, но не давали совета, как заманить мужчину в постель.
Что там сказала Саванна? Сдаться на его милость? Она считала, что Эмили как раз в его вкусе. Но вряд ли столь пресыщенный мужчина, как Майкл, воспримет ее всерьез. Да он дважды на нее не взглянет! Впрочем, может, ему надоели элегантные светские дамы? Кто знает… Вдруг именно маленькая деревенская девчонка, нуждающаяся в его помощи, привлечет внимание этого красавца? Сумеет ли она осуществить задуманное, не показавшись при этом полной дурой?!
Что ж, скоро она все узнает.
Эмили взяла со стула ночную рубашку, натянула и неожиданно подумала, что, наверное, стоит завтра заглянуть в «Лейси натингс»
type="note" l:href="#n_4">[4]
и купить что-то более сексуальное, чем можно завлечь мужчину. Или все будет выглядеть слишком очевидным? С другой стороны, старая хлопковая рубашка вряд ли подходит для ночи страсти. Эмили готова побиться об заклад, что все его женщины носят модное, шелковое с кружевом, белье. А что, если он разгадает ее замыслы?
Совершенно растерявшись, Эмили машинально легла в постель, натянула одеяло и, не успев закрыть глаза, погрузилась в глубокий сон. День выдался долгим, и следующий обещает быть не легче.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запретные наслаждения - Смолл Бертрис

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Запретные наслаждения - Смолл Бертрис



нравится
Запретные наслаждения - Смолл Бертрисоля
21.10.2010, 21.02





великолепные романы
Запретные наслаждения - Смолл Бертриснаташа
16.06.2011, 18.50





Необычно читать современный любовный роман в исполнении моей любимой писательницы, да еще и настолько откровенный. Очень красивая книга. Советую.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисКатерина
5.05.2012, 9.55





Какие-то у нее холодные неуклюжие книги несмотря на обилие любовных сцен. к героям совсем не проникаешься, если честно то книга просто дико раздражает своей пустотой. Это не то что чкучно а как-то вообще никак. Бесчуственно.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисПрисцилла
27.09.2012, 23.48





Книга бездушна и поверхностна, как впрочем и все остальные "произведения" этого автора,постельные сцены качуют из одной книги в другую, все блекло и одинаково, ничего интересного.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЛора
8.11.2012, 12.26





все цікаво
Запретные наслаждения - Смолл Бертрискатя
4.12.2012, 15.30





все цікаво
Запретные наслаждения - Смолл Бертрискатя
4.12.2012, 15.30





М-да.Не впечатлил...Скука,одна скукотища. Да что же не могут писатели современности придумать нормального геоя,а не звезду,высокого,красивого с огромным....потенциалом.Заежженные темы,герои,и вообще в последнее время одни разочарования...!!!!
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлянька
25.06.2013, 11.15





М-да.Не впечатлил...Скука,одна скукотища. Да что же не могут писатели современности придумать нормального геоя,а не звезду,высокого,красивого с огромным....потенциалом.Заежженные темы,герои,и вообще в последнее время одни разочарования...!!!!
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлянька
25.06.2013, 11.15





Роман цікавий та легко читається. Прочитала за 4 години. Але, як на мене, забагато вульгарних сцен. Моя оцінка - 8 балів.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлена
3.01.2014, 15.53





Если вам настолько не нравятся современные писатели, возьмите сами и напишите роман. А на Бертрис Смолл не надо наговаривать. Она потрясающий писатель.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЮлия
9.04.2014, 21.59





не интересно ,не нравиться . да мужчины у Смолл описаны на загляденье как и девушки одна другой краше, а разве это плохо? лучше что бы они были серыми мышами. не смешите меня не одна из вас не ляжет в постель с мышью так может вы просто читать не умеете . а вы представьте себя на месте главной героини.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЛидия
21.07.2014, 15.47





Ожидала большего. Начало показалось интересным, а дальше поверхностно все изложено. Хотелось бы побольше эмоций
Запретные наслаждения - Смолл БертрисИрина
16.07.2015, 8.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100