Читать онлайн Запретные наслаждения, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные наслаждения - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 322)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные наслаждения - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные наслаждения - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Запретные наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

«Строптивая герцогиня» была окончательно завершена в первую неделю декабря. Каро со своим герцогом воссоединились, и отныне им предстояла долгая и счастливая семейная жизнь. Герцогиня осуществила мечту о мести, доверившись мужу и приняв его помощь. Роман получился удачным, с живописными и жизненно достоверными героями, как главными, так и второстепенными. Злодеи были восхитительно порочны и получили все, что им причиталось по их подлым деяниям, потому что добро всегда торжествует над злом. Но важнее всего, что роман так и бурлил необузданной сексуальностью. Любовные сцены с участием герцога и герцогини поражали воображение.
Эмили втайне удивлялась, до чего же оказалось несложно насытить книгу чувственной эротикой, ни в коей мере не испортившей сюжет. И все дело в том, что она по собственному чудесному опыту узнала, в чем суть истинной любви, как эмоциональная, так и физическая.
Она в последний раз перечитала текст на компьютере, внося небольшие изменения: убирала или добавляла пару строчек. Наконец, довольная финальным вариантом, она сожгла пару компакт-дисков и распечатала пять бумажных копий пятисотстраничной рукописи. Обычно она печатала только четыре.
Перехватив резиновыми кольцами первый экземпляр, она прилепила к заглавной странице листочек, на котором написала: «Дорогая Джей-Пи, я знаю, как терпеливо вы дожидались рукописи «Строптивой герцогини», так что заранее присылаю вам небольшой рождественский подарок. Искренне ваша, Эмили Шанн»
Потом Эмили уложила рукопись в коробку, завернула в подарочную бумагу с узором из пляшущих Санта-Клаусов и перевязала широкой красной шелковой лентой. Один экземпляр она оставила себе, еще один послала Эрону, а остальные вместе с компакт-диском отправила Салли, помощнице Девлина. Последние страницы ушли к Девлину в Лондон электронной почтой. Готовая рукопись будет ждать его по возвращении в Штаты.
Некоторые авторы праздновали успешное завершение книги походом в ресторан. Некоторые отправлялись в небольшой отпуск, спланированный за несколько недель вперед. Эмили Шански откупорила бутылку любимого вина и открыла двойную коробку «Малломарс». Уселась в гостиной перед ревущим огнем, слушала Моцарта и расслаблялась. До Рождества совсем недалеко, а у нее полно дел. Нужно написать рождественские открытки деловым знакомым и друзьям. Купить подарки. И продумать особенный рождественский обед, специально для Девлина, пропустившего День благодарения.
Эгрет-Пойнт уже охватил дух праздника. Вдоль Мэйн-стрит стояли красные деревянные бочонки с маленькими соснами, украшенными электрическими гирляндами. Все витрины были оригинально декорированы. В этом году общей темой были выбраны рождественские сцены из прошлых веков: владельцы магазинов следовали примеру своих коллег на нью-йоркской Пятой авеню.
Погода была холодной. Но снег так и не выпал, что очень радовало Эмили. Она предпочитала зеленое Рождество и считала, что композитора, сочинившего «Белое Рождество», следовало бы сварить вместе с его же рождественским пудингом, как выразился однажды мистер Скрудж,
type="note" l:href="#n_13">[13]
правда, имея в виду весь праздник. Но в отличие от него Эмили любила Рождество. Просто терпеть не могла снег. По какой-то причине белые улицы угнетали ее, вызывая депрессию. Никто не мог понять столь странной идиосинкразии, и меньше всех – сама Эмили. Конечно, падающий снег – это настоящее волшебство. И очень красивы сверкающие на ярком солнце крыши домов. Но уже через день, если снег не таял, иногда даже неделями, как же она это ненавидела! Так что каждый год Эмили надеялась на Эль Ниньо
type="note" l:href="#n_14">[14]
и мягкую зиму, которая плавно перейдет в раннюю весну. Нет ничего прелестнее цветущих нарциссов в День святого Патрика.
type="note" l:href="#n_15">[15]
Через несколько дней после отсылки рукописи телефон в ее кабинете зазвонил. Эмили, писавшая адреса на рождественских открытках, немедленно подняла трубку.
– Мисс Шанн? С вами хочет поговорить Джей-Пи Вудз, – сообщила незнакомая молодая женщина.
Раздался щелчок. Потом еще один.
– Эмили? Солнышко, я читала всю ночь. Не могла оторваться! Это триумф! – проворковала Джей-Пи. – Мик твердил, что так оно и будет, но мы столько вложили в рекламную кампанию, что я просто не могла спать спокойно, пока не прочту роман сама! Вы превзошли себя. Я так довольна! И Эрон, возможно, рассказал, что мы составили превосходный контракт! Весьма для вас выгодный. «Стратфорд» не собирается терять свою ярчайшую звезду.
– Спасибо, Джей-Пи, – растерянно пробормотала Эмили. Пусть она не слишком любит эту женщину, но тут нет ничего личного. Как говорил известный мультимиллионер, это всего только бизнес.
– И надеюсь, вы сработались с Миком Девлином? Мы хотим, чтобы вы были стопроцентно счастливы в нашем издательстве.
– Он прекрасный редактор, Джей-Пи. Признаюсь, меня расстроил уход Рейчел, но ничего не скажешь, Девлин – лучший редактор, который у меня когда-либо был. Надеюсь написать еще много хороших книг для «Стратфорда» в сотрудничестве с ним. И хочу поблагодарить вас за то, что дали мне такого редактора.
«Даже если для этого у тебя были свои, и самые низменные, мотивы, стерва ты этакая. Плевать тебе, чью карьеру ты уничтожишь в своих жалких попытках сквитаться с Девлином за то, что публично тебя отверг несколько лет назад! Интересно, что бы ты сделала, сучка, знай, что я все это время спала с ним? И – о, как же это чудесно!»
– Я долго думала, кого вам дать, – вздохнула Джей-Пи, – сами знаете, редакторы, подобные Мику Девлину, – на вес золота. Мы с Мартином решили, что вы заслуживаете самого лучшего. И я оказалась права, считая, что вы сможете изменить курс и написать более чувственную книгу.
Эмили стиснула зубы. Пусть себе хвастается!
– Саванна Баннинг вызвалась написать хвалебную рецензию, – объявила она наконец.
– Великолепно! Я сама думала попросить ее. Вы ведь подруги, не так ли?
– Совершенно верно.
– И это она дала вам несколько полезных советов относительно эротических сцен? – жеманно хихикнула Джей-Пи.
– Честно говоря, так и было.
«Она предложила соблазнить редактора, и я так и сделала. Пусть все видят, до чего же здорово все обернулось».
– Но вы вряд ли поделитесь ее секретами со мной? – не унималась Джей-Пи.
Эмили выдавила смешок.
– Ну что вы, Джей-Пи. Необходимо хранить в тайне секреты ремесла!
– Разумеется, и, кроме того, для меня важнее всего результат, – деловито ответила Джей-Пи. – А теперь вот что: рождественская вечеринка в «Стратфорде» назначена на двадцать третье декабря, и мы вас приглашаем. Там будут главы всех больших дистрибьюторских фирм. Мартин посылает за вами машину. Салли или моя секретарь пришлет подробности электронной почтой.
Эмили вовсе не хотелось ехать в Нью-Йорк, особенно за два дня до Рождества. Пробки будут кошмарные! Но приглашение больше походило на приказ, так что отказаться невозможно.
– Жду с нетерпением, – ответила она. – И спасибо за то, что позвонили. Я рада, что вам понравилась книга.
– Это чистая правда, Эмили. Желаю удачной работы. С нетерпением предвкушаю чтение вашей новой книги. До свидания.
Очередной щелчок, и голос Джей-Пи стих.
Эмили поставила телефон на зарядное устройство.
Черт и еще раз черт!
Теперь придется приготовить все до двадцать третьего! И при этом вертеться как белка в колесе. Но это ее первое Рождество с Девлином, и Эмили хотела, чтобы все было идеально. Про себя она решила, что если он не скажет ей о своей любви, она нарушит основное правило женщин и признается ему сама. Чем это кончится? Он может попросту сбежать. Такое вполне вероятно, но вдруг Рина права и ее исповедь придаст ему храбрости открыть собственные чувства? И тогда у них тоже есть будущее! А Эмили Шански хотела этого будущего сердцем и душой. На подготовку у нее есть две недели.
К девятому она сумела написать все рождественские открытки, а десятого – отдать на почту.
– Как раз вовремя, Эм, – сказал почтмейстер Бад Крэнстон, когда она протянула ему пластиковый пакет, набитый открытками. – Работаешь как часы: каждый год десятого декабря открытки уходят по адресам. Пат велела спросить, когда выйдет новая книга. Будет что почитать долгими зимними месяцами.
– Передайте, что книга выйдет не раньше апреля. Мне очень жаль, – улыбнулась Эмили. – Счастливого Рождества тебе и семье. Дети здоровы?
– Ждут не дождутся Санты, – ухмыльнулся Бад, помахав ей на прощание. Эмили поспешно отступила от окошка, давая пройти следующему посетителю.
Бад и Эмили вместе ходили в школу. Кто бы мог подумать, что она станет знаменитой писательницей? Правда, слава ничуть ее не испортила. Эмили по-прежнему осталась славной девушкой из маленького городка, у которой всегда находилось приветливое слово для знакомых.
Наступила пора покупок, и Эмили в основном предпочитала местные магазины, а то, что не могла приобрести здесь, заказывала по каталогам. Теперь, когда горы подарков громоздились в гостиной, оставалось только завернуть их в яркую бумагу и перевязать лентами. В субботу приехали Рина и доктор Сэм, и они отправились на елочную ферму, чтобы выбрать рождественские елки, из тех, что уже были срезаны. Даже в детстве у Эмили не хватало духу выйти в посадки, показать на растущее дерево и попросить срубить его. Другое дело, если оно уже срублено. Бабушки всегда смеялись над ней, утверждая, что внучка чересчур добросердечна, и Эмили неизменно соглашалась с ними. Сэм не зло ворчал, когда вместе с рабочим увязывал на крышах машин три дерева. Эмили всегда покупала два: одно, высокое, для гостиной и маленькое – для столика в столовой.
Привезенные деревья поставили в ведра с водой и сахаром. Двадцать первого декабря Эмили и Эсси закрепили их в стойках. Следующие несколько дней уйдут на то, чтобы украсить ели. Но в тот день Эмили слегла с простудой. День выдался холодным и сырым, моросил дождь, но, слава Богу, хоть снега не было!
Несмотря на романтическую песню, белое Рождество было весьма редким явлением в Эгрет-Пойнт. Но красивая блондинка, читающая прогноз погоды по телевизору, обещала семидесятипроцентную вероятность снегопада двадцать второго числа, пропади все пропадом!
– Хорошо, что утром я уезжаю, – заметила Эсси. – Но мне не хочется оставлять вас в таком состоянии, мисс Эмили, особенно на Рождество!
– Но вы планировали поездку во Флориду с сыном и семьей чуть ли не за год, – возразила Эмили. – Ничего со мной не случится, тем более что мистер Девлин обещал приехать.
– Ну… если вы так уверены… – нерешительно пробормотала Эсси, хотя знала, что Эмили в любом случае никогда не попросила бы ее отказаться от долгожданной поездки. – Тогда я пойду. Такси должно заехать за нами в шесть утра. Подумать только, завтра к этому времени я буду лежать у бассейна отеля!
– Поплавайте там за меня, – попросила Эмили, обнимая ее. – Веселого Рождества. Увидимся второго января.
– Спасибо за рождественский подарок, мисс Эмили, – поблагодарила Эсси, натягивая перчатки.
– Я подумала, что немного наличных пригодятся больше, чем фланелевая ночнушка, особенно в свете вашей поездки, – широко улыбнулась Эмили.
– Так и есть, – согласилась Эсси. – Веселого Рождества, мисс Эмили. Надеюсь, все ваши заветные желания исполнятся. И передайте от меня привет вашему красавчику мистеру Девлину.
Подмигнув, она поспешила к выходу.
Эмили закрыла за ней дверь с большим венком из сосновых веток. В комнате пронзительно зазвонил мобильник.
Эмили поспешно открыла флип.
– Алло?
– Привет, ангелочек, – промурлыкал в ухо голос Майкла.
– Майкл! Где ты? Уже дома?
– Все еще в Лондоне. Возникли кое-какие обстоятельства. Расскажу подробно, когда приеду домой, но поверь, ангелочек, мы будем вместе во что бы то ни стало! Вернусь как раз к пятничной вечеринке в «Стратфорде». Снег уже пошел?
– Слава Богу, нет. Я мечтаю о солнечном зеленом Рождестве, но на завтра и в четверг предсказан снег. Будем надеяться, что синоптики, как всегда, ошибаются и мы отделаемся дождем.
– Настоящая мадам Скрудж, – поддел он.
– Ты нашел рождественский пудинг? – забеспокоилась она.
– В маленьком магазинчике, где его делают сами хозяева. Пудинг уже лежит в чемодане.
– Только не позволяй таможенникам его конфисковать, – предупредила она.
– Я попросил положить его в коробку, завернуть в яркую подарочную бумагу и перевязать огромным бантом, – объяснил он. – Скажу, что это подарок для моей тетушки, засушенной старой девы.
– Прекрасно! – обрадовалась Эмили. – У каждого таможенника имеется по крайней мере одна такая тетушка.
– Эмили! Я истосковался по тебе. Последние недели были такими одинокими! И я хочу в Эгрет-Пойнт. Там по-прежнему все окна открыты? – с легкой тоской спросил он.
– Их не закрывают до самого Нового года.
Он скучает по ней! Ему одиноко без нее! Почему же, черт возьми, он молчит об остальном?
– Я тоже соскучилась по тебе. Правда, у меня минуты свободной не было. Дом украшен снаружи и изнутри. Гирлянды и венки повешены. Две ели. Одна, в столовой, уже украшена. Я работаю над той, что в гостиной. В сочельник у меня открытый дом, Девлин. Ты еще будешь со мной или предпочитаешь праздновать в городе?
– Издательство закрыто на рождественские каникулы. Можно, я проведу всю неделю с тобой? Или хочешь приехать в город и пожить у меня?
– Останься со мной, – попросила она мягко, многозначительно. – Кроме того, у тебя однокомнатная квартира. Ты сам говорил, что места не хватает, даже чтобы держать кошку, а я куда больше кошки.
– Но что подумают соседи? – засмеялся он.
– Пропади пропадом все соседи! – отрезала Эмили. Он тихо рассмеялся.
– Можешь продержаться и быть хорошей девочкой, пока я не вернусь?
– Если мне будет позволено стать скверной девчонкой, когда мы будем вместе, – лукаво объявила она.
– У меня для тебя огромный подарок.
– А у меня – идеальное место для его хранения.
– Ты меня заводишь, – признался он.
– У меня рука в трусиках. О! Я уже мокрая! Вот что делается со мной при звуках твоего голоса.
– А я в постели, – ответил Девлин. – И глажу своего «дружка». Он уже твердый. Вот что делается со мной при звуках твоего голоса.
– Заставь себя кончить, – призывно пробормотала она. – Я и сама сейчас кончу. Мне так приятно, Девлин! Жаль только, что это всего лишь мой палец. А не твой язык!
– Мой «петушок» стоит как часовой! Но как жаль, что ты далеко! Погоди. Дай добраться до дома, и я затрахаю тебя до умопомрачения!
Он услышал, как ее дыхание участилось.
– Ооооо! – застонала Эмили. – Это было здорово, но не так, как с тобой, милый!
– Иисусе! – простонал он. – Что за зряшная трата доброго семени! Пришлось испортить два платка! Черт возьми, я хочу тебя, ангелочек! Больше не желаю секса по телефону, даже с тобой, но через океан!
– Тогда тащи сюда свою красивую ирландскую задницу, Девлин! – воскликнула Эмили.
– Как только смогу, – со смешком заверил Девлин. – Еще несколько дней – и я дома. Спокойной ночи, милая.
– Спокойной ночи. Постарайся увидеть меня во сне.
Она чмокнула трубку и, к своему восторгу, услышала такие же звуки в ответ.
Эмили закрыла телефон и зажмурилась от счастья. Дом. Он назвал Эгрет-Пойнт домом.
Она улыбнулась, но тут же чихнула. Черт! Ей стало хуже, а ведь нужно еще украсить большую елку в гостиной! Завтра. Она все закончит завтра. А сегодня поужинает куриным супом Рины и ляжет в постель.
На следующий день Эмили собралась с силами и довершила работу над большой елью. Хорошо, что они вместе с Эсси начали украшать дерево еще вчера и верх уже увешан игрушками. Сейчас у нее просто не хватило бы сил залезть на стремянку, но, к счастью, осталась лишь нижняя половина.
Она стала осторожно вынимать игрушки из оберток. Большинство были старинными, просуществовавшими в ее семье свыше ста лет. Ее любимой игрушкой был тощий Санта-Клаус, о котором всегда говорили, что он страдает от морской болезни.
Но ей по-прежнему было плохо.
К полудню работа была закончена, и, учитывая, что завтра нужно ехать в город, Эмили решила отдохнуть. К тому же она начала кашлять, но, как ее ни страшила поездка, ничего не поделать: это бизнес и нужно непременно быть на вечеринке. Туда собираются и Эрон, и Девлин. Труднее всего будет притворяться, что они всего лишь работают вместе.
Аппетита не было совсем, но она доела суп Рины, сделала себе сандвич с арахисовым маслом и желе, который запила стаканом теплого молока. Поев, она поднялась наверх и проглотила таблетки от простуды.
Выглянув в окно, она увидела, что идет снег. Может, его навалит столько, что она не сможет пробраться в город.
Эмили забралась в постель и мгновенно заснула, хотя не было еще и восьми вечера.
А когда проснулась наутро, снег еще шел. Эмили чувствовала себя немного лучше и поэтому снова приняла лекарство от простуды, действующее двадцать четыре часа.
Глядя в зеркало, она подумала, что всего через двенадцать часов будет дома, и эта мысль придала ей бодрости.
Эмили приняла душ, вымыла голову, вытерлась и высушила волосы, прежде чем вернуться в спальню. И все равно ее било в ознобе. Часы пробили девять. Времени еще много.
Эмили завернулась в розовый флисовый халат, спустилась вниз, приготовила овсянку с яблоками и корицей и полила густыми сливками, отчего каша стала еще вкуснее. Она запила овсянку горячим чаем и снова легла в постель. Ничего, не так уж ей плохо.
Эрон позвонил и напомнил, что машина приедет в полдень. У нее два с половиной часа, прежде чем начинать одеваться.
Она поставила будильник на одиннадцать пятнадцать и мирно заснула. Когда она открыла глаза, в окно светило солнце. Метель улеглась, и с мостовой уже убрали снег. Не повезло!
Эмили со вздохом натянула кремовые шелковые трусики и такой же лифчик. Она не собирается ехать на вечеринку без нижнего белья, и Девлину придется с этим примириться.
Она никак не могла решить, что надеть: платье-саронг или кремовые слаксы и того же цвета кашемировую водолазку, но вспомнила про снег и остановилась на втором варианте. Натянула на ноги тонкие кашемировые носки и надела полусапожки от Феррагамо, из кожи цвета шоколада. Простой макияж: синие тени, тушь, румяна и помада. Элегантные дорогие украшения, золотая с серебром брошь на левой груди, серьги того же дизайна, прекрасный чеканный серебряный браслет Эмили О. на правом запястье и золотые часы «Сейко» на левом.
Она выбрала маленькую сумочку-папку из кремовой кожи, где помещались маленькая щеточка, губная помада, крошечный пробник ее любимых духов, темные очки, бумажные салфетки, кредитка, пакетик карамели с витамином С и сотовый. Еще раз посмотрелась в зеркало и взбила волосы. Обычно они выглядели лучше, но что поделать, если она больна? Как-нибудь переживет день!
Поспешив вниз, Эмили вынула из шкафа длинное пальто из верблюжьей шерсти, положила в карман перчатки и взяла с полки ирландский шерстяной берет. Она простужена! И в такую погоду лучше не снимать шапочку, иначе ей станет хуже!
Тут в дверь позвонили. На пороге стоял водитель.
– Добрый день, – поздоровалась Эмили. – Надеюсь, дорога была не слишком тяжелой?
– Нет. Подъездная аллея чистая, и дороги тоже. Вижу, у вас хорошая дорожная служба. Я Фрэнки. Готовы, мисс Шански?
– Они прислали ленч или мне придется захватить сандвич?
– Должно быть, вас очень ценят. На заднем сиденье есть маленькая корзинка. Только скажите, когда собираетесь остановиться и поесть.
– Я привыкла есть на ходу, – отмахнулась Эмили. – Не стоит останавливаться ради меня, но все равно спасибо.
Она надела пальто и потуже стянула его поясом.
Водитель помог ей сесть в машину, накинул на колени толстую флисовую полсть, уселся сам и выехал на дорогу. Эмили окатило волной внезапной усталости. Закрыв глаза, она задремала, а когда проснулась, увидела, что они подъезжают к городу. На часах уже половина второго. Она проспала полтора часа! Но сон оказался лучшим лекарством.
Она потянулась за корзинкой. Там оказался термос с куриным супом. Эмили налила его в крышку, пригубила и зажмурилась от удовольствия. Вкусный и еще горячий!
К термосу прилагался пакетик с двумя круассанами, начиненными тонкими ломтиками сыра и ветчины. Она с аппетитом съела все, гадая, почему, когда ты болен, чужая еда кажется вкуснее, чем на самом деле.
Закрыв корзинку, она посмотрелась в зеркало и накрасила губы.
Движение было кошмарным: еще бы, два дня до Рождества. Только идиот поедет в город в такие дни! Но, очевидно, мир полон идиотов!
Кругом выли автомобильные клаксоны.
– Кретины! – возмутился водитель. – Можно подумать, от их гудков остальные машины исчезнут как по волшебству!
Не выдержав, он выругался, когда черный лимузин с тонированными окнами попытался их подрезать. Фрэнки едва удержал машину от столкновения.
– У меня приказ заехать за мистером Фишером, – сообщил он. – Вы его знаете?
– Он мой агент, – пояснила Эмили. Вот и хорошо! Будет время поговорить до того, как они остановятся перед зданием «Стратфорда».
Эрон уже ждал на тротуаре и, усевшись в машину, попытался поцеловать Эмили в щеку, но та поспешно отстранилась и предостерегающе подняла руку.
– У меня кошмарная простуда, – пояснила она.
– Вам не следовало приезжать! – расстроился Эрон и, приложив руку ко лбу Эмили, окончательно всполошился: – По-моему, у вас жар. Что сказал Сэм?
– Я не звонила ему, и не нужно зря волноваться. Позвоню, когда приеду домой. Но вы не хуже меня знаете, что мое присутствие обязательно. Прошлой ночью и сегодня утром я приняла таблетки от простуды, так что, думаю, сумею продержаться. Сама Джей-Пи позвонила мне, чтобы пригласить на вечеринку. Она в восторге от книги, а это прекрасные новости.
– Знаю, – кивнул Эрон, немного успокаиваясь. – Она хочет, чтобы вы сегодня же подписали контракты.
– Только не сегодня. После Нового года. После того как Мартин объявит о своем уходе и я буду уверена, что Девлин остается. Он хочет сохранить прежнюю должность главного редактора, и поэтому Джей-Пи будет названа преемницей Мартина. Мне нужно точно знать, что она ничего не замышляет против Девлина. Я знаю всех редакторов в «Стратфорде», но спокойно смогу работать только с Девлином.
– Значит, это любовь, – сухо констатировал Эрон.
– Нет. Это чистый бизнес, – возразила Эмили.
– Но вы любите его.
– Люблю. Только одно не имеет никакого отношения к другому, – настаивала Эмили.
– Что ж, если вы так утверждаете, – усмехнулся Эрон. – Кстати, не могли бы мы с Керком поехать с вами в Эгрет-Пойнт сегодня вечером? Мы хотели несколько дней пожить в коттедже. Я звонил вашей Эсси и оставил на автоответчике сообщение, в котором просил приготовить дом к нашему появлению, но она не перезвонила. С ней все в порядке?
– Она во Флориде вместе с сыном и его семьей, – пояснила Эмили. – Лучше позвонить Рине, пока мы еще не приехали. Она все устроит.
Эмили откинулась на спинку сиденья и снова закрыла глаза. Эрон позвонил сестре. Можно только представить, как отчитает брата Рина за то, что ждал до последней минуты!
– Знаешь, что Эмили больна? – сообщил Эрон. Эмили распахнула глаза и погрозила агенту пальцем.
– То есть как это больна?! – взвилась Рина.
– Похоже, она сильно простужена, – продолжал Эрон. – Не мешало бы Сэму взглянуть на нее завтра утром. Она позвонит ему.
– Если она так больна, нечего было ехать в город, – проворчала Рина.
Эмили, хорошо знавшая острый язык Рины, выхватила телефон у Эрона.
– Мне пришлось поехать. Я приняла лекарство от простуды. Доела твой суп, а через несколько часов вернусь домой и лягу в постель. Договорились? Не ругай Эрона. Он ничего не знал.
Она отдала телефон агенту.
– Она выглядит совсем неплохо для умирающей, – смеясь, заверил Эрон.
– Вы оба просто невозможны! – фыркнула Рина. – Сейчас позвоню своей домохозяйке и попрошу добраться до коттеджа. Надеюсь, вам уже доставили топливо? Не важно, я сама все сделаю. Ах, Эрон, вам с Керком необходима постоянная нянька. Ладно, увидимся сегодня вечером.
Эрон закрыл свой изящный маленький телефон и сунул в карман брюк.
– Моя сестра Рина вечно строит из себя хозяйку мира, но я действительно забыл заказать топливо, – честно признался он. – Впрочем, на сегодня должно было хватить старых запасов.
– Все магазины и торговые центры Эгрет-Пойнт, кроме «IGA», закрываются в сочельник не позже полудня, – сообщила Эмили. – О, мы приехали! Улыбку, пожалуйста!
Машина остановилась. Фрэнки вылез, обошел вокруг машины и открыл дверь. Эрон вышел на тротуар, и водитель протянул руку Эмили.
– Я буду ждать здесь, пока все не закончится, – пообещал он. – Мистер Стратфорд так велел. Он умеет убеждать.
– Ничего не скажешь, он человек щедрый, – многозначительно бросил Эрон.
– Да, – кивнул Фрэнки, – очень щедрый, если позволяет себе такие расходы на Рождество.
«Стратфорд паблишинг» занимало три этажа административного здания. Мартин Стратфорд платил управляющему дополнительные деньги за то, чтобы один лифт был предоставлен исключительно в распоряжение сотрудников издательства. Он не любил ждать и не хотел, чтобы его сотрудники или авторы стояли в очереди. Кроме того, он платил лифтеру, обслуживавшему лифт.
– Веселого Рождества, мисс Шанн, мистер Фишер, – пожелал Билл. – Похоже, вы идете на вечеринку.
Лифтер был ирландцем неопределенного возраста, с лицом мудрого гнома, который даже после пятидесяти лет жизни в Соединенных Штатах умудрился сохранить ирландский акцент. Он знал как сотрудников, так и всех, постоянно работавших на издательство. И хотя был настоящим обломком прошлых времен, Мартин Стратфорд считал, что и отдельный лифт, и лифтер в униформе придают издательству некий шик, без которого невозможно обойтись. И был совершенно прав.
– Я слышал много похвал вашей новой книге, – заметил Билл, пока лифт поднимался на двадцатый этаж.
– Спасибо, Билл, – поблагодарила Эмили. Кабина лифта была скромно украшена элегантной, душистой зеленой гирляндой. Над зеркалом висел венок с красным клетчатым бантом.
Они быстро поднялись наверх, двери открылись, и Эмили с Эроном вышли в фойе этажа, на котором размещалась администрация. Здесь тоже были зеленые гирлянды и венки. Рядом со столом секретаря стояла большая елка, увешанная игрушками, стилизованными под украшения викторианской эпохи, и унизанная нитями поп-корна и клюквы. Наверху красовалась голубая с серебром звезда Давида.
– Ой-вей, – пробормотал Эрон. Эмили хихикнула:
– По-моему, они стараются быть экуменистами.
– Интересно, а другие религии тоже представлены? – спросил Эрон, улыбаясь секретарю. – Привет, Дениза.
– Счастливых праздников, мистер Фишер, мисс Шанн. Давайте я уберу ваши пальто. – Она вышла из-за стола. – Я не позволила им загородить шкаф елью. О, мисс Шанн, какой чудесный костюм! А свитер! Это кашемир?
– Да, это подруга связала специально для меня.
– Хотелось бы мне иметь таких подруг, – заметила Дениза.
– Вы не пойдете на вечеринку? – спросил Эрон.
– Пойду, только после четырех. Мисс Вудз велела всем прийти к четырем. Но я не возражаю. У меня тут аннотации новой книги Саванны Баннинг. Столько страсти!
Все дружно рассмеялись и направились в зал заседаний, расположенный в углу здания, так что сплошная стеклянная стена представляла чудесный вид на панораму города. Джей-Пи сразу же их заметила и, выйдя вперед, широко улыбнулась. Эмили подумала, что за все двенадцать лет знакомства ни разу не видела подобной улыбки на лице Джей-Пи Вудз, выглядевшей, честно говоря, немного пугающе. Джей-Пи отрастила волосы, сейчас уложенные в элегантный узел. На ней было зеленое шелковое платье с запахом, облегавшее все изгибы ее фигуры, которая, нужно признать, все еще оставалась чертовски изящной. Интересно, груди у нее свои или силиконовые? Идеально выглядят для женщины сорока с лишним лет. Должно быть, она не ленится посещать тренажерный зал.
– Эмили! Эрон! – воскликнула Джей-Пи, целуя воздух над их щеками. – Счастливого праздника всем нам. Мы так довольны «Строптивой герцогиней»! Впрочем, я уже вам говорила. Успех будет огромным! Мы приготовили ваши новые контракты, Эмили, и ждем, что вы их сегодня подпишете.
– Только не сегодня, – отказалась Эмили.
– Не сегодня? – Джей-Пи подозрительно прищурила бесцветные глазки. – Но почему?
– Меркурий в ретрограде, – ответила Эмили, стараясь не улыбаться. – Я никогда не подписываю никаких документов, пока Меркурий в ретрограде. Это может принести несчастье.
– Не знала, что вы увлекаетесь астрологией! – резко бросила Джей-Пи.
– Ну, я не проверяю свой гороскоп каждое утро, зато ежегодно заказываю его астрологу. А Меркурий находится в ретрограде четыре раза в год. Это время действия закона Мерфи. Все может пойти не так, как ожидалось. Мы возьмем контракты с собой, и я подпишу их, когда расположение звезд будет более благоприятным: сразу после первого января.
Джей-Пи не вполне устроили объяснения Эмили. Правда, она надеялась устроить настоящее шоу с подписанием контракта под Рождество и сейчас была искренне разочарована.
– Где же эти главы дистрибьюторских фирм, с которыми вы хотели меня познакомить? – жизнерадостно поинтересовалась Эмили, возвращая мысли Джей-Пи к неотложным делам.
– Должны быть с минуты на минуту. Один со Среднего Запада, другой из Атланты, третий из Калифорнии. Именно с ним вам следует потолковать по душам, – посоветовала Джей-Пи. – А сейчас идемте со мной! Мартин уже сидит на троне, ожидая, пока вы принесете ему клятву верности.
Они прошли через большой зал заседаний, из которого вынесли огромный стол и стулья и заменили круглыми столиками поменьше и складными стульями. В одном углу расположился диджей, но музыка просто подчеркивала общую атмосферу и звучала совсем негромко. Молодые официанты и официантки в черных брюках и белых рубашках разносили подносы с канапе. На другом конце комнаты установили стойку бара. Всюду, где проходила троица, люди почтительно расступались, и Эмили усмехнулась себе под нос. Все, казалось, смотрели только на Джей-Пи.
Завидев вновь пришедших, Мартин Стратфорд поднялся с удобного кресла и шагнул вперед с распростертыми объятиями.
– Эрон! – кивнул он агенту и сжал маленькие руки Эмили. – Дорогая, вы, как всегда, прекрасны. И к тому же настоящее чудо! Мы все очень, очень довольны «Строптивой герцогиней». Спасибо вам, – поблагодарил он, поднося к губам ее пальцы и почтительно кланяясь. Мартин был высоким красивым мужчиной лет семидесяти, одетым в безупречно сидевший темный костюм, белую рубашку и шелковый галстук в тонкую полоску, заколотый золотой булавкой. В манжеты рубашки были вставлены золотые овальные запонки. От него слегка пахло дорогим мужским одеколоном. Мартин Стратфорд обладал элегантностью и обаянием кинозвезды начала прошлого века, но при этом был очень умен и проницателен.
Эмили, улыбаясь, отняла руки.
– Ваше благословение очень важно для меня, Мартин, да и Джей-Пи звонила мне, чтобы сказать, как ей понравилась моя книга. Я просто счастлива получить ваше одобрение!
– Уверена, что это Рейчел мешала вашему прогрессу, – заявила Джей-Пи Вудз. – Я знала, что с настоящим редактором вы сможете написать для нас книгу с более чувственным содержанием, причем сделать это с присущим вам блеском. Верно ведь, Мартин, я так и говорила?
Джей-Пи ослепительно улыбнулась.
– Ваша вера в Эмили неизменно поражала меня, Джей-Пи, – вкрадчиво заметил Мартин, гадая, знает ли Эмили правду. Он от всей души надеялся, что нет. Не хочется ранить эту прелестную молодую женщину. – Так вы подпишете сегодня контракты?
– О нет, Мартин. Сразу после рождественских каникул. Обещаю.
– Прекрасно. Кстати, сегодня я объявляю о том, что Джей-Пи заменит меня. В следующем году мне исполнится семьдесят, и осталось совсем немного времени, чтобы наслаждаться жизнью. Мы с женой собираемся отправиться в кругосветный круиз и не вернемся до весны. Я заказал мини-сафари, когда судно прибудет в Африку.
– Вот здорово! – натужно улыбнулась Эмили.
О черт! Теперь придется быть любезной с Джей-Пи до конца жизни!
– Джей-Пи заслуживает этого повышения, Мартин. Что же до путешествия… когда-нибудь я и сама собираюсь в такой круиз.
– Но не сейчас, – весело вставила Джей-Пи. – Сначала вам придется написать нам кучу книг.
Ее белоснежные зубы снова блеснули в улыбке.
– Мой пейджер! – воскликнула она. – Самые важные гости прибыли. Оставайтесь здесь, Эмили. Я приведу их сюда. Мы приготовили для них обложки с аннотациями. Вы их подпишете?
Она поспешила отойти. Высокие каблуки туфель от Джимми Чу оставляли глубокие ямки в ковровом покрытии.
– Кто-нибудь собирается предложить нам выпивку? – поинтересовался Эрон.
– Прошу прощения, – извинился Мартин, знаком подзывая официанта. – А вы, Эмили, молодец. Я знаю, что вы недолюбливаете Джей-Пи, но вели себя идеально. Вы умная женщина. Она прекрасно управляет компанией, но, верите или нет, у нее куча комплексов. Бедняжка не уверена в себе и поэтому иногда чересчур резка с окружающими.
Официант принес напитки. Эмили, помня о простуде, заказала шотландское виски и сейчас медленно прихлебывала его, обводя глазами комнату. Где же Девлин? Где его носит? Если он немедленно не объявится, придется расспрашивать Мартина. Может, с ним что-то случилось? Нет. Джей-Пи наверняка рассказала бы.
К ней подвели трех дистрибьюторов. Эмили пустила в ход все свое обаяние. Они осыпали ее комплиментами. Завязался разговор. Эмили подписала обложки, и они наконец отошли.
Эрон был погружен в беседу с редактором его знакомой. Мартин Стратфорд объявил о частичном отходе от дел, раздал чеки с премиальными и, пожелав всем счастливого Рождества, ушел.
Эмили проводила его до лифта и поцеловала в щеку.
– Надеюсь, вы довольны контрактом? – спросил он.
– Мы с Эроном подробно обсудим его в этот уикэнд. Он приедет в Эгрет-Пойнт на Рождество. Мартин, почему я не вижу своего редактора? Где Майкл Девлин?
– По-моему, застрял в Лондоне. Джей-Пи утром говорила с ним. Она точно знает.
– Вот как… – пробормотала Эмили. Мартин вошел в кабину лифта.
– До свидания, дорогая! – крикнул он в закрывающуюся дверь.
Эмили немного постояла, прежде чем вернуться в зал. Только прошлой ночью она говорила с Девлином, и тот сказал, что возвращается домой. Он должен был прилететь сегодня днем!
Ей ужасно не хотелось общаться с Джей-Пи, но пришлось отправиться на поиски. Та смаковала пятую порцию виски.
– Джей-Пи! Где мой редактор? Насколько я знаю, он должен быть на сегодняшней вечеринке! Мне хотелось пожелать ему веселого Рождества! – небрежно объявила Эмили с деланной улыбкой.
– Он звонил сегодня утром. В Лондоне что-то случилось, и он сказал, что не успеет к Рождеству, – понимающе ухмыльнулась Джей-Пи. – Зная Девлина, можно с уверенностью сказать, что ему подвернулось очередное прелестное создание. Он настоящий дьявол во всем, что касается женщин.
– Но при этом – истинный профессионал. Да, Джей-Пи, вы правы. Девлин – неотразимый обаяшка, как и все ирландцы. И даже Билл, ваш лифтер, – пошутила Эмили.
Джей-Пи рассмеялась:
– Да, перед этими ирландскими парнями невозможно устоять, хотя мне в голову не приходило отнести Билли и Мика в одну категорию. Верно сказано, Эмили. Но пока Мик и вы ладите, какое нам дело до его увлечений?
К ним подошел Эрон.
– Эмили держалась до конца. Но сейчас я должен отвезти ее домой. Надеюсь, вы прекрасно проведете праздники.
– Что случилось? – деловито спросила Джей-Пи, мигом забыв о Девлине.
– Я немного простудилась, – пояснила Эмили. – Эрон зря волнуется, но я и вправду немного устала. Пожалуй, он прав: пора возвращаться.
– Что ж, неудивительно. На вас столько всего свалилось, но вы с честью вышли из положения. Я этого не забуду. Да, поезжайте домой и хорошенько отдохните.
– Счастливых праздников, Джей-Пи, – пожелала Эмили.
– И вам также.
Джей-Пи понизила голос:
– Скажите, вы когда-нибудь слышали о телевизионном канале для женщин? Он называется «Ченнел». Моя подруга предложила попробовать.
– Да, – шепнула в ответ Эмили. – Думаю, вам понравится, Джей-Пи. Я знаю, что те, кто пользуется этим каналом, просто в восторге. Но будьте осторожны. Он обладает эффектом привыкания. Как наркотик.
Женщины обменялись воздушными поцелуями и расстались. Эмили и Эрон отправились в приемную и взяли из шкафа пальто. Денизы нигде не было видно. На улице стемнело, но Фрэнки терпеливо дожидался, и, к их взаимному удивлению, Керкланд Браун уже сидел в машине.
– Я добрался пешком, – пояснил он. – Эта дорога выведет нас из города. Да, совсем забыл: приезжал рассыльный, забрал корзинку и оставил другую. Я не хотел открывать ее до вашего появления: она скорее всего предназначается Эмили. Давайте я сяду впереди.
Фрэнки помог им забраться в машину, и Эмили вдруг осознала, что совершенно измучена. Несмотря на виски, болезнь вернулась с новой силой. Закашлявшись, она упала на сиденье.
– Сейчас посмотрю, что в новой корзинке. В тот раз мне прислали суп и маленькие сандвичи.
Она подняла крышку корзинки. Сандвичи с рубленым мясом к чаю, миниатюрные пирожные с лимонным кремом и клубникой. Значит, в большом термосе – чай.
– Фрэнки, хотите чай с сандвичами? – спросила она водителя.
– Нет, спасибо. Когда пришел мистер Браун, я воспользовался моментом и зашел в закусочную пообедать. Захватил с собой пару пачек «Туинкиз»
type="note" l:href="#n_16">[16]
и минеральную. Так что обойдусь. Еще раз спасибо, мисс Шанн.
Эмили разлила чай в одноразовые стаканчики и протянула Эрону и Керку. Фрэнки уже выезжал за пределы города. Мужчины с жадностью набросились на сандвичи и пирожные. Эмили снова заснула и проснулась, когда Эрон осторожно тронул ее за плечо:
– Эм, вы уже дома. Сейчас провожу вас.
Он помог ей выйти из машины и повел в дом. Рождественское освещение автоматически включилось еще в пять вечера.
– Попрошу Сэма заехать завтра. Если не ошибаюсь, у вас бронхит. Я слышу по кашлю.
– Наверное, – пробормотала Эмили. – Спасибо, Эрон.
После его ухода Эмили включила электрический чайник и поднялась наверх переодеться. Аккуратно развесила брюки и водолазку в шкафу, натянула фланелевую ночную рубашку с узором из фиалок и завернулась во флисовый халат, после чего спустилась на кухню, сделала себе чашку куриного бульона и медленно выпила. В заднюю дверь постучали. Эмили подошла к двери.
– Эрон сказал, что ты больна, – вместо приветствия объявил доктор Сэм, потянувшись к запястью Эмили. – Садись.
Эмили ничего не оставалось, кроме как послушаться.
– Сегодня первая ночь Хануки, – напомнила она.
– И что? Моя пациентка больна. Я доктор. Внуки уже зажгли первую свечу в семисвечнике и развернули свои подарки. Рина в своей стихии: кормит всех до отвала. Эрон и Керк волнуются за тебя.
Он вынул стетоскоп и приложил к груди Эмили.
– Да, бронхит, но пока не слишком глубокий. Открой рот, – приказал он, вынимая цифровой термометр. Когда термометр запищал, доктор вынул его изо рта Эмили, взглянул и сказал: – Сто два градуса.
type="note" l:href="#n_17">[17]
Это довольно высокая температура. Тебе, дорогая, необходимо лежать в постели.
Он убрал термометр в сумку и вынул маленький пузырек.
– Здесь восемь таблеток антибиотика. Прими сейчас две и завтра с утра – по одной, каждые шесть часов. Ничего, что ты одна? Рина забежит к тебе утром, договорились?
– Девлин обещал приехать, но застрял в Лондоне, – всхлипнула Эмили. – Со мной все в порядке, и незачем беспокоить Рину. Господи, Сэм, вся семья собралась и ждет вас!
– Ты тоже нам не чужая, солнышко. Я не мог удержать Рину от прихода сюда. Хорошо, что ее брат вмешался, – хмыкнул Сэм, вставая. – А теперь я еду домой, а ты ложись в постель.
– Договорились, – согласилась Эмили и, проводив его, заперла дверь кухни. Подошла к раковине, вымыла чашку из-под бульона, снова наполнила ее водой и приняла две таблетки. Ей становилось все хуже. Она горела в жару, лоб покрылся потом, а кожа на груди ужасно чесалась. «Викс»!
type="note" l:href="#n_18">[18]
Где-то в аптечке должен быть тюбик!
Она медленно поднялась наверх, нашла мазь, растерла грудь и, сняв халат, легла в постель.
Но спала она плохо. Несколько раз просыпалась от сильного, лающего кашля и выплевывала комки мокроты. Похоже, что температура еще больше повысилась, но термометр куда-то подевался.
Наконец когда она проснулась в четвертый раз, а часы в прихожей пробили шесть, пришлось встать. В постели ей только хуже. Она либо мокрая от пота, либо дрожит от ледяного озноба.
Завернувшись в халат, Эмили спустилась вниз, сделала себе овсянку и заварила чай. Приняла еще одну таблетку и заснула было в столовой, в удобном кресле перед камином, но почти сразу же зазвонил телефон. Девлин! Это, должно быть, Девлин!
Она схватила трубку.
– Эмили, это Рина. Как ты себя чувствуешь?
– Ужасно, – призналась Эмили.
– Сейчас приеду, – решила Рина.
– Пожалуйста, не надо. У меня все есть. И, честно говоря, мне не до гостей. Я люблю тебя. Но уж очень мне паршиво. Хочу, чтобы меня оставили в покое и дали умереть с миром.
– Ладно, – хмыкнула Рина. – Позвоню днем, проверить, как ты там. Уж позволь побеспокоить тебя.
– Хорошо, до свидания.
Эмили повесила трубку и горько расплакалась. Она совсем одна, сильно простудилась, и сегодня сочельник. Где же Девлин и какого черта не позвонил? Пообещал быть дома, но вместо этого, по словам Джей-Пи, забавляется в Лондоне с каким-то юным созданием. Ну… Джей-Пи не сказала так прямо, всего лишь намекнула, но она знает Девлина дольше, чем Эмили Шански.
Эмили рыдала и рыдала, пока нос не заложило так, что она едва могла дышать. И тут на нее снова напал кашель.
Отплевывая мокроту, она задыхалась и продолжала плакать. И с трудом успокоилась, чувствуя себя опустошенной и совершенно без сил. Она не помнила, как снова заснула.
Было уже почти четыре часа дня, когда кто-то стал колотить в дверь. Оглушенная шумом Эмили вскочила, вышла в прихожую и отодвинула засов. На крыльце стоял Майкл Девлин. Вид у него был встревоженный.
– Иисусе! Выглядишь как ожившая смерть! – выпалил он, переступив порог.
– Спасибо, – шмыгнула носом Эмили. – Что ты здесь делаешь? Джей-Пи сказала, что ты остался в Лондоне. Не смог приехать. В доме ни крошки еды. Я не смогла пойти в магазин. – Она снова заплакала.
Майкл покачал головой и обнял Эмили.
– Я всего лишь не успел на вечеринку, ангелочек, вот и все. И ни слова не сказал о том, что не буду встречать с тобой Рождество.
– Она сказала, что ты скорее всего забавляешься с молодой красавицей, – всхлипнула Эмили.
– Много она знает обо мне, как же, – вздохнул Девлин. – Лучше скажи, когда закрываются здешние магазины? Мне лучше быстро бежать за едой.
– «IGA» открыт до половины шестого, – сообщила Эмили, постепенно приходя в себя. Он дома! Девлин дома, и сегодня сочельник! – Мясник оставил мне мясо на завтра. Я успела заказать. По крайней мере купи ростбиф. Нам нужно еще много всего, но сейчас я не способна думать связно.
– Я обо всем позабочусь, Эмили. А ты тем временем ложись и отдохни. Доктор Сэм осматривал тебя?
– Он принес таблетки. О Господи, забыла! Мне нужно принять еще одну! Я оставлю кухонную дверь открытой для тебя. Не потеряй мою говядину. Да, Девлин, я хочу мягкий пломбир с сиропом. Загляни в «Уолтс». «Запретный шоколад» с суфле и ирисками. «Уолтс» открыт до семи, даже сегодня вечером. Те из прихожан, что выходят из церкви пораньше, обычно забегают туда по пути домой.
Майкл, широко улыбаясь, выбежал из дома. Погнал свой «хили» в деревню и, отметив, что на стоянке перед «IGA» все еще полно машин, зашел внутрь, схватил тележку и направился прямо к прилавку мясника.
– Я пришел за ростбифом мисс Шански, – пояснил он.
– Вы и есть тот бойфренд, о котором я слышал? – дружелюбно улыбнулся мясник. – Мясо взвешено и завернуто. Заплатите на кассе.
– Да, я и есть тот самый бойфренд, – кивнул Майкл. – Дайте мне еще жареную грудку индейки. Пойдет для сегодняшних сандвичей.
Мясник положил грудку в чистый пластиковый контейнер.
– Час назад сам снял с вертела, – похвастался он.
– Спасибо, и счастливого Рождества, – пожелал Майкл. Он стал обходить магазин, выбирая продукты, которые, по его мнению, могли им понадобиться, чтобы продержаться несколько дней. Ржаной хлеб для сандвичей, готовое картофельное пюре, мороженая репа, маленькая баночка маринованного лука, замороженные зеленые бобы, густые сливки и молоко. Заметив небольшой тюбик соуса из хрена, Майкл взял и его. Потом в тележку легли пакеты апельсинового и ананасового сока. Эмили питала слабость к ананасовому соку. Кроме этого, Майкл выбрал деревянный ящичек с персиками и пакет с зеленым виноградом. Масло! Сливочного масла никогда не бывает слишком много! И очень мелкий сахар, если Эмили соберется сделать соус к рождественскому пудингу, который лежал в его сумке.
Проходя мимо овощного отдела, он прихватил пакет с зеленью, посмотрел на часы и поспешил к кассе.
– Вы едва успели, – заметила кассирша, улыбаясь ему.
– Но все же успел, верно? – согласился Майкл с ответной улыбкой.
Сложив покупки на то, что в «хили» сходило за заднее сиденье, он направился в «Уолтс» за пломбиром.
– Только один человек в городе покупает «Запретный шоколад» с суфле и ирисками, – заметил Уолт, – и это Эмили Шански. Вы, должно быть, тот бойфренд, о котором я слышал.
– Виновен, – признался Майкл Девлин с улыбкой. – Себе я возьму кофейное мороженое с шоколадом и суфле.
– Будет сделано, – отозвался Уолт, укладывая мороженое в пакет.
– Сколько я должен?
– Сегодня за счет заведения. Передайте Эмили, что я желаю ей счастливого Рождества. Я знаю ее с того дня, когда она родилась.
– Все передам. И счастливого вам Рождества, – ответил Майкл.
По дороге домой он размышлял, как, должно быть, хорошо – родиться в маленьком городке. Приятно, когда в магазинах знают твое имя и имена твоих родных. Очевидно, как ни скромно живет Эмили Шански, ее здесь любят и уважают. И Майкл ничуть не смутился, когда его назвали бойфрендом Эмили. Наоборот, на душе стало теплее. Эмили была так осмотрительна, и все же, кажется, все в Эгрет-Пойнт знают о них, но это вовсе не беспокоит Майкла.
Вернувшись домой, он внес покупки и зашел к Эмили. Она снова заснула в гостиной. Майкл все разложил в холодильнике и спрятал мороженое в морозилку, а потом сделал сандвичи с индейкой, ржаным хлебом и майонезом. Нарезал две отдельные мисочки с салатом который полил малиновым уксусом, найденным в холодильнике. Наконец он заварил чай в большом чайнике, когда-то принадлежавшем бабушке Эмили. Разместил еду на подносе, отнес в гостиную и поставил на стол.
– Просыпайся, соня, – окликнул он, осторожно тряхнув Эмили за плечо и целуя в лоб. Сухой. Сухой и горячий. Плохо дело.
Эмили открыла глаза.
– Ты вправду здесь? – пробормотала она. – Мне это не приснилось? Купил мясо? И мое мороженое?
– Все купил. Уолт желает тебе веселого Рождества и денег с меня не взял.
– Он всегда так делал, когда я была маленькой. А что ты приготовил, Мик? Не знала, что ты умеешь стряпать.
– Не умею. И тут нет ничего особенного. Всего лишь сандвичи с индейкой и салат, ангелочек. Грудку индейки я купил уже готовую.
Он протянул ей тарелку.
Эмили вовсе не хотелось есть, но она сжевала половину сандвича и проглотила пару ложек салата, чтобы не обидеть Мика. Пока он уносил остатки ужина на кухню, она снова заснула. Телефон зазвонил, и Мик поскорее схватил трубку, чтобы не разбудить Эмили.
– Девлин! – воскликнула Рина Зелигман. – Вы все-таки приехали!
– Никому не пожелаю путешествовать в Рождество, – пожаловался Мик. – Пришлось лететь ночью. И поскольку я оставлял машину в аэропорту, сразу смог добраться до Эгрет-Пойнт. Едва успел в магазин за продуктами. Покормил Эмили… она почти не ела и теперь снова спит.
– Вы хороший человек, Мик, – тихо сказала Рина. – Она принимает таблетки, которые вчера оставил Сэм?
– Да, но температура по-прежнему держится. Она горячая и сухая.
– Держите ее в тепле, – посоветовала Рина. – Если повезет, жар спадет сегодня или завтра утром. Все еще кашляет?
– Да. И пахнет от нее «виксом». Я сразу вспомнил о своей бабушке, – хмыкнул Мик.
Рина рассмеялась:
– Очень сомневаюсь, что Эмили хотя бы отдаленно напоминает вам бабушку, даже если от нее несет «виксом». Рада, что она догадалась им воспользоваться. Конечно, средство старомодное, но помогает облегчить воспаление. Сэм зайдет завтра днем. Если понадобится вызвать его раньше, позвоните. Доброй ночи, Мик.
– Доброй ночи, Рина, – откликнулся Мик.
– Кто это был? – сонно спросила Эмили.
– Рина. Спрашивала, как ты. Можешь подняться и лечь в постель?
– Угу, – пробормотала она, с трудом вставая с кресла. – Где мое мороженое?
– В морозилке. Позже ты его получишь. А теперь ты должна лечь. Я пойду мыть посуду, – заявил Мик, помогая ей подняться наверх и устроиться в постели.
– Ты потрясающий редактор, потрясающий любовник и, оказывается, потрясающий домоправитель, – прошептала Эмили.
Он снова спустился, помыл посуду и сел в столовой перед камином, любуясь маленькой елочкой, стоявшей на столике в эркере. Наконец-то он дома. И женщина, которую он любит без памяти, спит наверху.
Он задержался в Лондоне по двум причинам, одной из которых была необходимость купить рождественский подарок для Эмили. Он точно знал, чего хочет, но ювелиру потребовалось довольно много времени, чтобы выполнить заказ. Майкл покончил с сомнениями. Настало время принимать решения.
Он сидел до тех пор, пока дрова не прогорели, оставив красно-оранжевые уголья. Сегодня сочельник, и все вокруг кажется волшебным.
Церковные часы пробили десять. Санта уже в дороге.
Майкл слегка улыбнулся.
«Дай мне немного времени, Санта», – попросил он про себя, прежде чем встать и подняться наверх. Там он принял душ, потом надел пижаму и лег в постель рядом с Эмили. Она что-то пробормотала и прижалась к нему. Мик обнял ее, твердо зная, что получил лучший в жизни рождественский подарок.
Эмили проснулась ярким солнечным утром. Услышав шум душа, она с улыбкой повернулась на бок и провела пальцем по углублению в соседней подушке. Сама Эмили истекала потом. Значит, температура наконец понизилась.
– Счастливого Рождества, ангелочек, – приветствовал Мик, входя в комнату в одном завязанном на поясе полотенце.
– Черт, ты выглядишь таким чистым и свежим, а я заскорузла от пота! Но, думаю, жар уже спал. Я ужасно голодна и хочу чая.
– Дай мне одеться, я спущусь вниз и принесу тебе чай, – пообещал он.
– И мое мороженое, – напомнила она.
Майкл, смеясь, натянул джинсы и мягкий свитер с высоким воротом.
– Мороженое на завтрак, ангелочек?
– Почему нет? Сегодня Рождество. Я тоже спущусь вниз, но сначала приму душ.
– А это не опасно при такой простуде? – встревожился он.
– Иди заваривай чай, Девлин. Ты начинаешь кудахтать, как Рина, – упрекнула Эмили.
Едва он вышел, как Эмили спрыгнула с постели и поспешила в душ, предварительно надев пластиковую шапочку. Потом тщательно вытерлась, натянула флисовые спортивные штаны персикового цвета, тонкую футболку и толстовку в тон штанам. Прошлась щеткой по волосам. Ладно, бывало и не такое. Сунув ноги в кожаные шлепанцы, она пошла к лестнице. И чувствовала себя прекрасно! Температуры явно нет. Должно быть, окончательно спала, пока она была в душе.
– Я в столовой, ангелочек, – окликнул Мик. Эмили пошла туда.
– Две порции мороженого? – удивилась она.
– Одна для тебя, другая для меня. Чай?
– Нет, сначала мороженое. Жара у меня нет.
Он открыл крышку емкости и вручил десерт Эмили вместе с ложкой.
Эмили с энтузиазмом вонзила ложку в пломбир, но неожиданно замерла и уставилась на аппетитную горку. Из взбитых сливок выглядывало бриллиантовое кольцо. Эмили осторожно отложила ложку и вытащила кольцо. Квадратный бриллиант с двумя прямоугольными багетками с каждой стороны. Камни оправлены в платину.
Эмили слизала сливки с ободка, потерла камень о толстовку, надела кольцо на палец и вытянула руку, восхищаясь украшением.
– Ну… это куда лучше вишенки, – решила она наконец. – Да. Я согласна.
– Я еще ни о чем тебя не просил, – заметил Мик.
– Все равно. Я согласна.
– Нет, – покачал он головой. – Я намерен просить тебя, Эмили Кэтрин Шански: не окажешь ли ты мне огромную честь, став моей женой? Теперь можешь отвечать.
– Да, – выдохнула она, бросаясь в его объятия, но все же добавила: – Наверное, я больше не заразна.
Когда наконец он сумел разжать руки, Эмили прошептала:
– Нужно немедленно позвонить Рине, иначе она мне не простит.
Взяв трубку, она набрала номер Зелигманов. К телефону подошла Рина:
– Алло?
– Рина, это я. Температура спала. Кто у тебя сегодня?
– Сэм. Мой братец и Керк. Мальчики пришли на завтрак.
– Включи громкую связь! – взволнованно выпалила Эмили.
– Сейчас сделаю, – пообещала Рина, уже зная, что услышит, и не в силах сдержать улыбки. – Что там у тебя?
– Мы с Девлином собираемся пожениться, – радостно сообщила Эмили.
Рина обвела взглядом мужа, брата и Керка и многозначительно кивнула:
– Эмили, это чудесно! Мы заедем позже, договорились?
– Конечно, – заверила Эмили и, повесив трубку, снова обняла Девлина.
– Ну что я вам говорила?! – торжествующе объявила Рина. – О чем все время твердила?!
Керк и доктор Сэм молча кивнули, признавая ее превосходство, но Эрон Фишер со счастливой улыбкой поднял глаза к небу и произнес:
– Слава Богу!
– Слава Богу? За что? – удивилась сестра.
– За то, что исполнил мое желание и совершил чудо. Мое ханукальное чудо, – пояснил Эрон.
– За мое рождественское чудо, – добавил Керк.
И все четверо радостно засмеялись и чокнулись кофейными кружками, заранее празднуя будущую свадьбу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запретные наслаждения - Смолл Бертрис

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Запретные наслаждения - Смолл Бертрис



нравится
Запретные наслаждения - Смолл Бертрисоля
21.10.2010, 21.02





великолепные романы
Запретные наслаждения - Смолл Бертриснаташа
16.06.2011, 18.50





Необычно читать современный любовный роман в исполнении моей любимой писательницы, да еще и настолько откровенный. Очень красивая книга. Советую.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисКатерина
5.05.2012, 9.55





Какие-то у нее холодные неуклюжие книги несмотря на обилие любовных сцен. к героям совсем не проникаешься, если честно то книга просто дико раздражает своей пустотой. Это не то что чкучно а как-то вообще никак. Бесчуственно.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисПрисцилла
27.09.2012, 23.48





Книга бездушна и поверхностна, как впрочем и все остальные "произведения" этого автора,постельные сцены качуют из одной книги в другую, все блекло и одинаково, ничего интересного.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЛора
8.11.2012, 12.26





все цікаво
Запретные наслаждения - Смолл Бертрискатя
4.12.2012, 15.30





все цікаво
Запретные наслаждения - Смолл Бертрискатя
4.12.2012, 15.30





М-да.Не впечатлил...Скука,одна скукотища. Да что же не могут писатели современности придумать нормального геоя,а не звезду,высокого,красивого с огромным....потенциалом.Заежженные темы,герои,и вообще в последнее время одни разочарования...!!!!
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлянька
25.06.2013, 11.15





М-да.Не впечатлил...Скука,одна скукотища. Да что же не могут писатели современности придумать нормального геоя,а не звезду,высокого,красивого с огромным....потенциалом.Заежженные темы,герои,и вообще в последнее время одни разочарования...!!!!
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлянька
25.06.2013, 11.15





Роман цікавий та легко читається. Прочитала за 4 години. Але, як на мене, забагато вульгарних сцен. Моя оцінка - 8 балів.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлена
3.01.2014, 15.53





Если вам настолько не нравятся современные писатели, возьмите сами и напишите роман. А на Бертрис Смолл не надо наговаривать. Она потрясающий писатель.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЮлия
9.04.2014, 21.59





не интересно ,не нравиться . да мужчины у Смолл описаны на загляденье как и девушки одна другой краше, а разве это плохо? лучше что бы они были серыми мышами. не смешите меня не одна из вас не ляжет в постель с мышью так может вы просто читать не умеете . а вы представьте себя на месте главной героини.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЛидия
21.07.2014, 15.47





Ожидала большего. Начало показалось интересным, а дальше поверхностно все изложено. Хотелось бы побольше эмоций
Запретные наслаждения - Смолл БертрисИрина
16.07.2015, 8.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100