Читать онлайн Запретные наслаждения, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретные наслаждения - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 322)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретные наслаждения - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретные наслаждения - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Запретные наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Пройдя таможенный досмотр, Эмили увидела ожидавшего ее Майкла Девлина, и ее сердце пропустило удар.
– Ты должен быть на работе, – шутливо упрекнула она, когда он поцеловал ее в губы.
– Я взял отгул, – улыбнулся он. – Давай свой багаж. Я везу тебя домой, ангелочек. Вчера я звонил Рине и попросил отменить заказ на машину.
– Предпочитаю ехать с тобой, – обрадовалась Эмили.
– Как прошел полет? – спросил он.
– Я почти всю дорогу проспала. На этот раз я вылетела в восемь. Мы с Савой пили чай в «Клариджез», а потом она отвезла меня в аэропорт. Я купила для тебя кое-что в «Харродз». Надеюсь, тебе понравится. Это всего лишь свитер, зато на нем вышито твое имя.
Он помог ей сесть в машину.
– Ты же не знаешь моего размера.
– К этому времени я уже успела определить все размеры. И потом, это свитер, а не брюки или шелковые «боксеры»! Но ты можешь отказаться. Я подарю его старшему брату на Рождество.
– Я не говорил, что отказываюсь, – возразил он.
– О, заткнись и поезжай быстрее! Я сыта путешествиями по горло и хочу поскорее оказаться дома. Нам ехать еще два часа, если учитывать движение на дорогах в это время. Моим рейсом летело с дюжину бизнесменов, жаждущих поскорее попасть в город, на работу, а сейчас час пик.
– Но мы едем в противоположном направлении, – напомнил Майкл, выезжая со стоянки аэропорта.
Вскоре они вырвались на шоссе. Стоял конец октября, и деревья переливались желтым и красным, как праздничные флажки. Уик-энд будет замечательным, если, конечно, не пойдет дождь. Но сегодня стояла изумительная погода: синее небо и яркое солнце. Эмили казалось, что она отсутствовала целую вечность и дома все стало другим.
По дороге оба молчали. Мик, казалось, чувствовал, что она нуждается в покое, и не тревожил ее разговорами.
Но когда они свернули на дорогу, ведущую в Эгрет-Пойнт, Эмили сразу повеселела. Городок приукрасился к осеннему празднику. Высокие деревья, растущие вдоль Мэйн-стрит, где находились старомодные магазинчики, были обложены высокими кукурузными стеблями, перевязанными ярко-оранжевыми лентами. На земле лежали груды круглых тыкв и горлянок и стояли маленькие корзинки с яблоками. Поперек улицы висела растяжка, объявляющая о празднике урожая, назначенном на этот уик-энд.
– Хочешь пойти? – спросила Эмили. – На празднике мы собираем деньги для больницы.
– Конечно, – кивнул он. – А каким образом?
– Ставим лотки, где продаются различные самодельные сувениры, консервы, джемы и желе, еда, вязаные вещи, птичьи домики. Даже мне ставят столик, за которым я продаю свои книги, с автографами, разумеется. Под тентом устраивается большой ужин. И конечно, доктор Сэм Данк. Этот аттракцион всегда собирает кучу денег.
– Кто этот доктор Сэм Данк? – спросил он, радуясь ее оживлению. Наконец-то они добрались до Фаундерс-уэй!
– Доктор Сэм сидит над бочонком с желе, – пояснила она. – Покупаешь три шара за два бакса. Если попадаешь в цель, доктор Сэм падает в желе. Конечно, в это время года оно теплее комнатной температуры, но доктор неизменно зарабатывает насморк. Однако несмотря ни на что, он молодец, придерживается традиции. Его прадед основал больницу, и доктора в Эгрет-Пойнт всегда носили фамилию Зелигман.
Мик свернул на подъездную дорожку.
– Ты любишь этот город, верно?
Эмили кивнула:
– Я набираюсь сил, живя здесь. Скажи, когда тебе надо вернуться? Надеюсь, не сразу?
– Завтра утром, – прошептал Мик, наклоняясь, чтобы поцеловать ее. – Я скучал по тебе, Эмили. – Он сжал ее лицо ладонями и снова поцеловал, на этот раз долго и страстно. – Мне не нравится, когда ты оказываешься на другой стороне пруда.
– Я тоже скучала. Как ни весело с Савой, я ужасно по тебе скучала. Может, нам не следует снова разлучаться?
– Может, и нет, – согласился он, выходя из машины. – Сейчас возьму твои сумки. Надеюсь, ты купила для Эсси что-нибудь необыкновенное. Она, наверное, ждет подарка.
– Я никогда не забываю друзей, – улыбнулась Эмили. – И купила прелестного медвежонка для ее новорожденного внука и два набора деревянных солдатиков, для старших. Оловянных больше не делают. Что-то насчет содержания свинца. Я узнавала.
Он отнес сумки в ее комнату. Эмили решила подремать до обеда, а Мик Девлин поднялся в ее кабинет, чтобы сделать несколько звонков. Он предупредил Эсси, куда пойдет, и та вскоре заглянула к нему спросить, не нужно ли чего. Он поблагодарил ее, сказал, что все в порядке, и ухмыльнулся, глядя в удалявшуюся спину домоправительницы. Сам выросший в маленьком городке, он знал, что люди, вероятно, уже сплетничают о них с Эмили, но никто, если не считать Рину и доктора Сэма, не знает точно, что происходит между Эмили Шански и ее редактором из Нью-Йорка.
«Что происходит?» – в тысячный раз спросил себя Майкл Девлин. Он влюблен в Эмили и знал, что впервые испытывает подобные чувства. Скоро ему придется принять решение. Неужели сорок лет – слишком солидный возраст, чтобы впервые жениться? Он никогда не жил с женщиной, хотя многие его любовницы только о том и мечтали. Но он всегда отказывался, ощущая, что этого делать нельзя. Что делить дом и кров с нелюбимой женщиной – это неправильно.
Но сейчас все по-другому. Вот встретить Эмили в аэропорту, отвезти домой, заночевать в ее доме и утром уехать в город – это правильно. Только так и нужно. Но готов ли он провести так остаток жизни? Да… скорее всего да. Только он подождет несколько недель, перед тем как все решить окончательно. Сорок лет для мужчины – не конец света.
Они пообедали, сидя на боковой веранде: миски с густой рыбной похлебкой, домашний хлеб, масло и теплый яблочный пудинг с ванильным кремом.
– Если буду продолжать в том же духе, скоро растолстею, – усмехнулся Мик.
– Вовсе нет. Ты слишком много двигаешься. После обеда пойдем гулять по берегу.
– А я думал, мы приляжем, – хмыкнул он, многозначительно вскинув густые черные брови.
– Ни в коем случае, пока Эсси не уйдет домой. Если не возражаешь, я бы хотела продержать город в напряжении еще немного.
– Согласен, – рассмеялся он.
Эсси вышла на веранду, чтобы собрать посуду.
– Вынуть что-нибудь из морозилки на ужин? – спросила она.
– Бараньи отбивные, – коротко ответила Эмили.
– Отбивные? – удивленно переспросила Эсси.
– Мистер Девлин остается на ночь. Меня не было неделю, так что нужно наверстывать пропущенный уикэнд. Если я хочу сдать рукопись вовремя, следует потрудиться. Сама знаешь, я никогда не нарушаю графика.
– Но вы раньше и не работали с редактором по уикэндам, – парировала Эсси. – Думаю, вам следует знать, мисс Эмили, что люди уже болтают…
– О, в этом я уверена, – кивнула Эмили. – Но сплетни сплетнями, а мне нужно сдавать работу. Эта книга немного отличается от предыдущих, и я нуждаюсь в помощи редактора.
– Миссис Зелигман говорит, что в ней будет много секса, как в книгах мисс Саванны, – неодобрительно заметила Эсси.
– Да, Эсси. Так оно и есть, – вмешался Девлин. – Но именно этого хотят читатели. Нужно идти в ногу со временем. Иначе мисс Эмили придется бросить писать. Но, уверяю, книга ничуть не похожа на романы Саванны Баннинг. Я их тоже редактирую.
Эсси, очевидно, удовлетворенная, кивнула.
– Пойду достану отбивные, – пробормотала она, уходя с крыльца.
– Она старается защитить тебя, – заметил Мик.
– Она была последней домохозяйкой бабушки О'Майли, – пояснила Эмили. – Не знаю, что бы я без нее делала, особенно с моим образом жизни. Поражаюсь, как справляется Саванна, особенно с детьми. Она просто чудо.
– Справляется, потому что она – леди Палмер. У нее есть кухарка, судомойка, экономка, две горничные, водитель и няня для Уилса и Селены. Так что Саванна может спокойно заниматься работой. У нее для этого есть время – в отличие от многих писателей. Им приходится заниматься домом, мужем, детьми, а иногда и второй работой, да еще и писать, чаще всего по ночам. Ты не хуже меня знаешь: для того чтобы преуспеть в этой области, тебе необходимы твердые этические принципы, удачливость, кожа, как у носорога, и преданный и внимательный к мелочам ангел-хранитель.
– Впервые слышу столь точное перечисление всех условий успеха, – засмеялась Эмили. – Теперь я понимаю, почему ты считаешься таким хорошим редактором. Конечно, если учитывать твой талант. Ты ставишь себя на место писателя. Это очень благородно с твоей стороны.
– Йо-хоооо! – крикнула Рина Зелигман, выходя на крыльцо.
– Я не слышала, как ты подъехала, – удивилась Эмили, встав и обнимая пожилую женщину.
– Хотела убедиться, что ты благополучно добралась домой. Привет, Мик. Ты звонила Эрону? Он волнуется, как древняя старуха, – хмыкнула Рина, садясь в плетеное кресло-качалку. – Я просила Эсси принести чай со льдом. На улице вовсе не так холодно.
– Сейчас же позвоню ему, – ответила Эмили. – Потом мы с Девлином собрались гулять. Хочешь пойти с нами?
Рина Зелигман уставилась на Эмили так, словно та пригласила ее прогуляться по горящим угольям.
– Нет. Предоставляю надрываться вам обоим, – отмахнулась она.
Эмили с улыбкой поспешила в дом. Эсси принесла Рине чай и ушла на кухню. Рина уставилась на Майкла.
– Итак? – спросила она.
– Если что-то произойдет, не сомневайтесь, Рина, вы узнаете первой, – пообещал он.
– «Если»? Значит, вы об этом подумываете? – настаивала она.
– Рина, мне сорок лет, – вздохнул Девлин.
– Мик, вы просто смертельно напуганы.
– Полагаю, вы правы, – согласился он.
– Только посмейте обидеть ее! – воскликнула Рина.
– Но как мне избежать этого?
– Может, вам не стоило заходить так далеко. А может, и стоило. Я вижу, что вы ее любите, и знаю, что она любит вас.
– Она не сказала этого, – возразил Мик.
Рина беспомощно рассмеялась:
– Мик, женщины обычно не признаются в любви первыми. Они ждут, пока мужчина скажет о своих чувствах. Не хотят, чтобы их отвергли. Боятся действовать слишком поспешно и показаться навязчивыми дурочками. Полагаю, то же самое можно сказать о мужчинах. Что же, чему бывать, того не миновать. Только помните, что любите ее и что она любит вас. Как будет жаль принести такую любовь в жертву гордости!
На веранду вернулась Эмили, так и бурлившая радостью.
– Я говорила с Эроном, и – ура! – Джей-Пи Вудз считает, что «Строптивая герцогиня» может иметь успех. Она сделала нам великолепное предложение. Но хочет прочитать рукопись, прежде чем контракт будет подписан.
– Это справедливо, – согласился Майкл. – Может, распечатаешь все, что успела написать, а я захвачу рукопись с собой?
– Нет, – отказалась Эмили. – Мне осталось дописать две главы, и я никогда не позволяю читать рукопись частями. У большинства людей просто не хватает воображения представить, что будет дальше. Но какие-то идеи у них появляются. И если эти идеи не совпадают с моими, им не понравится книга. Нет. Рукопись целиком – или ничего. Я могу сдать ее ко Дню благодарения. Надеюсь, ты приедешь на обед?
– А я приглашен? – с деланным недоумением спросил Девлин.
– Естественно, – хихикнула Эмили.
– Если вы собираетесь на прогулку, не задерживайтесь, – заметила Рина. – В это время года солнце заходит рано. Да и мне пора домой.
Она поднялась.
– Я отнесу стакан Эсси. А вы идите.
Рука об руку они пошли по тропинке вдоль заднего газона Эмили и через рощицу вышли на берег. Деревья над их головами пылали красным и желтым, но в отличие от ярких красок Новой Англии напоминали, скорее, приглушенные оттенки холстов Дега: красный цвет казался ярко-розовым, а золотистый – табачным. По земле прыгали белки в поисках орехов. Они даже заметили рыжую лису, пробиравшуюся куда-то по своим делам.
Добравшись до берега, они пошли по кромке воды. Волны с тихим шуршанием набегали на песок. Мик и Эмили почти не разговаривали, наслаждаясь красотой осеннего дня и обществом друг друга. Наконец они повернули назад и, добравшись до дома, застали Эсси уже на пороге. Помахав им рукой, она засеменила по дорожке. В комнате, примыкавшей к кухне, горел камин. Отбивные были разморожены и лежали на сковороде. Судя по запаху, в духовке уже запекался картофель. Остаток яблочного пудинга был накрыт салфеткой и стоял на рабочем столе. Эмили открыла холодильник и увидела миску с салатом.
– Когда картофель будет почти готов, я поджарю отбивные, – пообещала Эмили.
– Иди сюда и садись, – позвал он, и она тут же забралась к нему на колени и нежно поцеловала. Он обнял ее, и она со счастливым вздохом положила голову ему на плечо. Именно здесь ее место. В этом доме. В Эгрет-Пойнт. В объятиях Девлина. Какое счастье, что они вместе! Подумать только, еще вчера они с Саванной пили чай в «Клариджез»!
– Сегодняшний день мне нравится больше вчерашнего, – призналась она.
Его сердце забилось сильнее.
– Правда? Что ты делала вчера?
Эмили рассказала обо всех событиях, включая и встречу с Реджем и Джиллиан Брекнок, и выходку Саванны.
– Могу сказать, что эта Джиллиан – настоящая стерва! Не находишь, что ее биография вполне укладывается в книгу? Родилась в ливерпульских трущобах, когтями и зубами пробивает путь на сцену и в киностудии, а позже становится госпожой для богатых мазохистов.
– Возможно, – хмыкнул он. – Я залезу в «Гугл», посмотрю, что там о ней есть и стоит ли игра свеч. Возможно, придется вылететь в Лондон и навестить эту самую Джиллиан. Как по-твоему, она согласится выпороть меня, если вежливо попросить?
Эмили боднула его головой в плечо:
– Злодей! Если так уж напрашиваешься на порку, буду счастлива взять в руки розгу!
– Неужели ты отважишься на такое? – рассмеялся Мик. – Или мечтаешь сделать меня своим секс-рабом с кожаным ошейником и поводком?
Неожиданно Эмили вспомнила бордель, сэра Уильяма и почувствовала, как стало горячо щекам.
– Нет, – пробормотала она. – Думаю, что покорю тебя, не прибегая к столь отчаянным мерам.
Господи! Неужели только три ночи назад она и Сава были хорошенькими проститутками, мисс Молли и мисс Полли? Саванна обязательно вставит историю той ночи в одну из своих книг!
Эмили не удержалась и хихикнула, уткнувшись ему в плечо.
Он повернул ее к себе, поцеловал… один поцелуй сменялся другим, а Мик нежно укачивал ее в объятиях. О, как она истосковалась по нему! И хочет, чтобы он был рядом каждую ночь!
Конечно, сейчас, когда в воздухе разливался аромат печеного картофеля, о романтике следует забыть, но последнее время мысли о жизни под одной крышей с Майклом Девлином не давали ей покоя. Почему он ни разу не признался ей в любви? Рина убеждена, что Мик ее любит, да и сама Эмили это чувствует.
Но все же Рина слишком увлекается «мыльными операми» и сентиментальными романами. А интуиция может подвести Эмили.
Она не хотела портить добрые отношения со своим редактором и получить взамен двадцатилетнюю дурочку, с энтузиазмом коверкающую выстраданные ею строки. Теперь она начинала понимать, почему подобные отношения считаются недопустимыми.
Эмили отстранилась и встала.
– Картофель почти готов. Сейчас поджарю отбивные. Не возражаешь, если поедим здесь, перед огнем?
– Конечно, нет. А что делать мне?
– Принеси салат.
Когда отбивные были готовы, Эмили выключила духовку и поставила в нее яблочный пудинг. Пусть немного согреется.
Вместе они отнесли еду и вино в комнату и поужинали под пение Фрэнка Синатры.
Огонь тихо потрескивал в камине, и атмосфера была очень уютной.
После ужина они включили DVD и стали смотреть «Касабланку». Эмили прослезилась, когда Богарт отпустил Ингрид Бергман к возлюбленному. Девлин хмыкнул, когда Богарт и Клод Рейнс, игравший французского полицейского инспектора, уходят в туман, замышляя собственную войну против нацистов.
– Пора спать, – решила наконец Эмили и, потягиваясь, встала. – Если хочешь успеть на работу вовремя, придется рано вставать.
– Насколько рано? – спросил он.
– Нужно выехать не позже семи. Впрочем, тебе совершенно не обязательно быть на месте ровно в десять. Пойду приму ванну, прежде чем лечь.
– Можно я с тобой? – прошептал он, проводя пальцем по ее носу. – Тогда мне не придется принимать душ утром.
– Придется, – с улыбкой возразила она, – но ты можешь присоединиться ко мне.
Когда они оказались в ванне, наполненной мыльными пузырьками, он стал энергично тереть ей спину большой губкой. Потом они лежали в воде, и он, сжимая ее груди, бормотал на ухо непристойные предложения и целовал шею, отчего-то пахнувшую сиренью. Девлин подозрительно принюхался. От него тоже пахло сиренью!
Майкл рассмеялся.
– Ты надушила воду?
– Средство для ванн всегда чем-то надушено, – сухо сообщила она и неожиданно ощутила, что сидит на чем-то твердом.
Глубоко вздохнув, Эмили повернулась лицом к нему. Ее руки скользнули по его гладкой груди и легли на широкие плечи.
– Мне нравится, когда ты благоухаешь, как цветок, – объявила она, целуя его.
– Правда? – тихо спросил он, сжав ладонями ее талию.
– Это прибавляет тебе обаяния, – пробормотала она и тут же вскрикнула: – О да, Мик! Да!
Он поднял ее, насадил на свою плоть и подался вперед, прижав ее к краю большой овальной ванны. Она сцепила ноги на его талии.
Он входил в нее медленно, нарочито лениво, пока ее глаза не закрылись. Она стонала от наслаждения, впиваясь ногтями в его спину. И когда первые волны разрядки накрыли Эмили, Мик отстранился.
– Хочу, чтобы осталось что-то для постели, – объяснил он в ответ на ее недоуменный взгляд.
Они встали, вытирая друг друга толстыми полотенцами. Его плоть по-прежнему гордо стояла, чуть покачиваясь, и Эмили едва не ослабела от предвкушения: так сильно хотела вновь почувствовать его в себе. Что это с ней творится? Неужели она превращается в одну из тех нимфоманок, которых вечно рекламирует скандальная хроника?
Мик не спросил, хочет ли она идти в его комнату. Просто подвел ее к своей кровати, и они легли.
Он поцеловал ее, и Эмили, счастливо вздохнув, ответила поцелуем. Она наслаждалась каждым прикосновением его губ. Его язык, поддразнивая, обводил ее губы, прежде чем скользнуть в рот. Их языки затеяли шутливую игру, а ее руки ласкали его стройное упругое тело. Его пальцы скользнули по ее груди, и вскоре язык уже лизал ее соски, время от времени окунаясь в ложбинку между грудями. Его темная голова легла на нежный холмик. Она тихо ахнула, когда он стал сосать ее сосок. Сильная рука стала играть с рыжеватыми завитками. Пальцы уверенно проникли внутрь и нашли узелок плоти, уже набухший от возбуждения. Он ласкал ее, пока она не стала извиваться, истекая влагой. Только тогда он мощно вонзился в нее.
– О Боже, да! О, как хорошо! – бесстыдно закричала Эмили.
– Взгляни на меня, – велел он. – Открой глаза и взгляни на меня, ангелочек. Я хочу видеть твои глаза, когда ты кончишь.
– Не могу, – шепнула она.
– Можешь! – жестко приказал он. – Хочу, чтобы и ты видела мои глаза, когда я кончу. Чтобы поняла, что делаешь со мной. Любая женщина может заставить мужчину возбудиться. Но только с одной он находит рай. А теперь, ангелочек, открой для меня свои большие синие глаза.
Смотреть на него, пока он пронзает ее насквозь своей плотью? Ей это даже в голову не приходило! Она просто плыла по волнам страсти, уносимая вдаль… Неужели может быть еще лучше?
Эмили с трудом подняла веки и взглянула ему в глаза. Он продолжал двигаться, все увеличивая силу проникновения. К ее удивлению, ощущения стали еще острее. Да это просто невероятно! Она еще лучше чувствовала его длину и толщину. И терялась в глубинах зеленого взгляда.
Эмили изумленно охнула и попыталась выплыть, прийти в себя, но безуспешно. Потому что видела в его глазах то, что он не мог сказать ей вслух, и от этого сердце переполнялось счастьем. Видел ли он то же самое в ее глазах? Наверное… да и как он мог не видеть?
Но тут страсть, угрожавшая захлестнуть ее, прорвала плотину. Продолжая смотреть ему в глаза, она извивалась в сладостных судорогах, пока едва не потеряла сознание от наслаждения, которое они дарили друг другу, и того, что видела в его взгляде.
Когда все было кончено, они продолжали молча сжимать друг друга в объятиях. Слов не было, а тех немногих, что просились на уста, они произнести не могли. Трех слов, которые Эмили Шански и Майкл Девлин хотели бы услышать. «Я люблю тебя».
Потом они уснули.
Перед рассветом он принес им чай, а с первыми лучами солнца поцеловал ее в губы и ушел. Чуть позже Эмили услышала рев мотора, постепенно стихший, когда машина свернула на Колониел-авеню. Тогда Эмили снова заснула. Разбудил ее телефонный звонок.
– Начало десятого, ангелочек, – напомнил Мик. – У тебя полно работы. Вставай. Я очень скучаю.
– Девлин! Ты будишь меня второй раз за утро!
– Первый раз мне понравился больше, – вздохнул он. – У меня очень тяжелый день, поэтому позвоню, когда вернусь домой.
– Вряд ли ты собираешься сегодня вернуться в Эгрет-Пойнт? – расстроилась она.
– Очень хотелось бы, но не могу. В четверг и пятницу у меня с утра важные встречи, а в среду – завтрак с оптовыми покупателями. Увидимся в пятницу вечером, ангелочек. А теперь поднимай с постели свою прелестную попку и начинай творить.
– Ладно-ладно, – уныло согласилась она. – Господи, вот не думала, что мой редактор – настоящий надсмотрщик над рабами! Или такой классный любовник.
Майкл разразился смехом.
– Немедленно за работу! – скомандовал он и повесил трубку.
Эмили с улыбкой выбралась из постели, погладив перед этим небольшую вмятину в подушке, на которой лежала его голова.
Потом, одевшись, она крикнула Эсси:
– Я встала! Завтрак, пожалуйста.
– Наверху или внизу? – откликнулась Эсси.
– Наверху, – решила Эмили и поднялась в кабинет. Осталось всего две главы! Она съела яичницу с сыром, приготовленную Эсси, и выпила утренний сок, после чего приступила к работе. Последние две главы едва не стоили Кэролайн Траэрн жизни. Но герцог, ее муж, не только спасет жену, но и поможет отомстить людям, убившим ее мать, чтобы положить конец трагедии, омрачившей жизнь отважной женщины. Чтобы герцог и его строптивая герцогиня смогли жить долго, спокойно и счастливо. Но над последними главами придется немало потрудиться. И в заключение необходимо вставить бурную любовную сцену, в которой Джастин и Каро признаются друг другу в любви.
Ах, если бы в жизни все было так же просто!
Страсть, которой она и Девлин предавались прошлой ночью, отличалась от всего, что они испытывали раньше. Она это знала. И видимо, он тоже. С того момента как он встретил ее в аэропорту Кеннеди, между ними возникла новая близость. Они могли молчать вместе. Собирать на стол. Ужинать перед огнем, а потом смотреть старое кино. Пока она ставила посуду в машину, он, как мальчишка, соскребал последние крошки яблочного пудинга со стеклянного подноса и с плутоватой улыбкой набивал рот. А потом в постели он так нежно овладел ею. Она чувствовала себя драгоценным сокровищем, лелеемым и обожаемым. Но все же он ни разу не произнес слова «любовь». И это единственное, что портило общую картину.


Девлин вернулся в ближайший уик-энд и как раз успел к празднику урожая, который устраивался в поле, неподалеку от городка. Они вместе гуляли среди лотков. Эмили купила ему вязаный шарф, а Мик выбрал для нее птичий домик. Они ели кукурузу, пили сидр, и Мик обнаружил, что Эмили обожает розовую сахарную вату.
Он долго наблюдал, как она сидит за ломберным столиком, под полосатым тентом, и подписывает книги. Они так много времени проводили вдвоем, что он до сих пор не понимал, как Эмили добра и терпелива с окружающими. Создавалось впечатление, что она знакома со всеми местными жителями.
Какая-то женщина, явно нездешняя, долго следила за Эмили, прежде чем подойти к столу. Надела очки и прочла табличку, гласившую: «Известная писательница Эмили Шанн подпишет вам свою книгу. Вся прибыль от продаж идет на нужды больницы Эгрет-Пойнт». Женщина подняла книгу, повертела в руках, пробежала глазами аннотацию.
– Вы это написали? – спросила она.
– Совершенно верно.
– Я не читаю подобного рода книги, – заметила женщина, возвращая томик на место. – И все это тоже писали вы?
Она показала на аккуратные стопки книг. Эмили кивнула.
– Если вы не увлекаетесь любовными романами, можете купить экземпляр для подруги или здешней библиотеки. Деньги собираются в пользу нашей больницы Я живу здесь и стараюсь помочь больнице в меру своих сил.
– Значит, это нечто вроде благотворительности? – допытывалась женщина.
– Так оно и есть, – кивнула Эмили.
– Могу я получить квитанцию?
В этот момент Девлин подумал, что на месте Эмили просто придушил бы эту стерву. Но Эмили только улыбнулась:
– Разумеется. От меня лично. Кому подписать книгу?
– Я подумаю, – пробормотала женщина. – Вы будете здесь весь день?
– Нет. Еще несколько минут.
Недовольная женщина отошла.
– Как ты это выдерживаешь? – взорвался Девлин. – Убил бы корову!
Эмили рассмеялась:
– Такова участь автора, пишущего популярную коммерческую прозу. Оборотная сторона славы. Однако взгляни, как хорошо я поработала. Избавилась от всех экземпляров «Ванессы и виконта», «Особенного сезона», «Женитьбы на мисс Манипенни» и «Дочери викария». Полагаю, в будущем году мне обеспечен блестящий успех, поскольку я обратилась к темной стороне жизни, – пошутила она, и Девлин, в свою очередь, засмеялся.
Они пообедали под большим тентом. Им принесли деревенский окорок, запеканку из батата, кукурузу со сливками, зеленые бобы, булочки и масло. На десерт были печеные яблоки, которые тоже плавали в густых сливках и были посыпаны тростниковым сахаром и корицей. На выбор предлагались кофе или чай.
– Кофе без кофеина – в кофейнике с зеленой полоской, – шепнула Эмили. – Если хочешь чая, вон там кипяток и пакетики с «липтоном».
Они сидели рядом с доктором Сэмом и Риной, которая познакомила Майкла со своими соседями по Энсли-Корт. Потом Эмили и Девлин уехали домой в «хили» с опущенным верхом. Стояла осенняя ночь, и на небо выкатилась большая, почти полная луна.
– Это луна Урожая? – спросил Мик.
– Нет. Та была в сентябре. А это – луна Охотника.
– Но это же праздник урожая, – удивился он.
– Индейцы праздновали, только когда весь урожай был собран в амбары и приготовления к зиме закончены, – пояснила Эмили. – А в октябре они охотились. Мясо сушили или засаливали. Тогда жизнь была непрерывной цепью забот. Она и сейчас такова, просто характер работы изменился. Кстати, тебе понравились соседи Рины?
– Да, очень славные. Хотя миссис Бакли – немного таинственная особа. Симпатичная, но не слишком приветливая.
– Нора Бакли? Она вдова. Муж решил развестись с ней и отобрать все. Оказалось, что у него любовница, девушка горячая и страстная. Но тут Нора заболела, короче говоря, он избил подружку, та подала в суд, он нагрубил судье, который не выпустил его под залог, и муж Норы в ту же ночь умер в тюрьме от сердечного приступа. Нора и ее двое детей избежали большого несчастья. Она работает в очень модной маленькой антикварной лавочке на Мэйн-стрит. Ее хозяин – весьма красивый мужчина и по слухам, не чурается дам.
У Девлина вдруг сжалось от ревности сердце.
– Может, теперь, когда ты все знаешь о сексе, хотела бы переспать и с ним? – не выдержал он.
– Ни в коем случае, – спокойно ответила Эмили, хотя такой странный взрыв взбудоражил ее. Да, он любит ее! Черт возьми! Почему бы честно не признаться во всем и не покончить с этим? – Он не в моем вкусе, но, должна признать, весьма интересный мужчина. Да и ты способен оценить при встрече красивую женщину, верно, Девлин?
Она тихо улыбнулась в темноте.
В эту ночь он овладел ею так неистово, как никогда раньше, словно ставил на Эмили свое клеймо, заметное только другому мужчине. На следующий день они обедали в гостинице с Риной и Сэмом. А потом Девлин уехал в город. На неделе он позвонил ей и сообщил, что летит в Европу по делам.
– Но ты приедешь на День благодарения? – расстроилась Эмили.
– Да, но до того мы вряд ли увидимся. Кстати, все только и говорят о смене твоего курса. Конечно, ты не любишь, когда кто-то читает незаконченную книгу, но я показал кое-кому первые три главы. Джей-Пи просто в восторге от прочитанного и воркует, что идея принадлежала ей, и она с самого начала знала, что ты сумеешь это сделать!
– Только благодаря тебе, – тихо призналась Эмили.
– Пусть стерва упивается собственной надуманной славой, ангелочек. Ты всегда была хорошей писательницей, а с новым направлением стала еще лучше. Решено выпустить «Строптивую герцогиню» в апреле, сразу здесь и в Англии. У нас книга стояла в планах на апрель, но придется немало потрудиться, чтобы успеть с публикацией в Англии. Осталось меньше полугода на подготовку. А ты знаешь, что английские издатели требуют других обложек.
– По-моему, американский вариант прекрасно подойдет для обеих стран, – заметила Эмили. – Обложка сделана со вкусом и, если не считать полуобнаженной груди герцогини, не отличается особой фривольностью. Прекрасное изображение Каро в зеленой амазонке, на заднем плане герцог, а за ними – море. Чрезвычайно элегантно. Они могут переделать шрифт заглавия, чтобы внести небольшие изменения.
– Хорошая мысль. Посмотрю, что они скажут. И, Эмили…
Мик поколебался.
Сейчас он скажет! Непременно скажет!
Сердце Эмили тревожно забилось.
– Да, Мик?
«Скажи! Только скорее, не то я умру!»
– Береги себя, пока меня не будет, ангелочек. Позвоню, когда смогу, – пробормотал Девлин. Опять у него не повернулся язык сказать, что он любит ее и будет скучать.
– Обязательно, – разочарованно откликнулась она. Почему он опять промолчал?
– Мне будет не хватать тебя, – выдавил он.
– Мне тоже. Пока, Девлин.
Какой смысл пытаться вытянуть из него признание?
– Пока, ангелочек, – тихо ответил он, прежде чем повесить трубку.
Эмили со вздохом отошла от стола. Ситуация становится просто абсурдной!
Она вдруг заплакала, а когда успокоилась, снова позвонила в свою компанию кабельного телевидения и заказала «Ченнел». Ей нужен друг. Не Рина, которая любит ее как мать. Не Саванна, слишком поглощенная собственной жизнью. Ей нужен тот, кто посочувствует. Кто утешит. А возможно, и поможет решить, что делать дальше. Она хотела замуж за Майкла Девлина и чертовски устала ждать, пока он придет в себя и скажет вслух то, что она видела в его глазах каждый раз, когда он занимался с ней любовью в эти последние недели. То, что вертится у него на кончике языка. Пока он не признается ей в любви, она будет сходить с ума, не зная причин его молчания. Приходится признать, что иногда любовь – тяжкое бремя.
Она закончила дневную норму, спустилась вниз, съела приготовленный Эсси ужин и приняла ванну, с наслаждением ощущая знакомый запах сирени. Потом, надев ночную рубашку, легла в постель. Когда часы в прихожей пробили девять, Эмили взяла телевизионный пульт, включила телевизор и набрала код канала. На экране появилась герцогская библиотека. Она вошла в «Ченнел», и оказалось, что герцог уже ждет ее.
– Каро, любимая! – воскликнул он, выступив вперед, чтобы обнять ее, но тут же замер: – Что это ты на себя напялила?!
– Нет, Траэрн, – твердо объявила она. – Сегодня никакой Каро, черт возьми! Я Эмили. И это ночная рубашка. Я нуждаюсь в друге и поэтому выбрала тебя.
Герцог Малинкорт, казалось, ужаснулся ее словам:
– Друг? Дорогая девочка, мужчины не способны дружить с женщинами!
– Может, не в твоем веке, но в моем времени такое бывает постоянно. Мои мать и отец – лучшие друзья. И знаешь, что едва не разрушило эту дружбу? Секс. Но мама справилась с неприятностями, стала модным адвокатом. Вышла замуж за сенатора и родила ему двоих детей. Мой дорогой старенький папочка стал педиатром, обзавелся славной женой-ирландкой и тремя детишками. Меня растили бабушки.
– Дорогая девочка, я не понимаю половины того, что ты несешь, но вижу, что ты отчаянно несчастна. Как я могу тебе помочь?
Он показал ей на кресло у пылающего огня, уселся и притянул ее к себе на колени.
– Во всем виноват твой двойник, – вздохнула Эмили.
– Мой… кто?!
– Парень, который в моей реальности похож на тебя как две капли воды, – пояснила она.
– И как его имя?
– Майкл Девлин.
– Ирландец. От них вечно одни беды, дорогая девочка. Откажись от его услуг, какими бы они ни были, вот лучший совет, который я могу тебя дать, – покачал головой герцог.
– Но я влюблена в него! И хочу замуж! – всхлипнула Эмили.
– Вот как! – понимающе заметил герцог. – А он сказал, что любит тебя, дорогая?
– Словами? Нет. Мне кажется, что у него язык спотыкается, как только дело доходит до признания. Что это с ним, черт возьми? Все уверены, что он меня любит. И я уж точно его люблю.
– Но ты сказала ему об этом, дорогая? – спросил герцог.
– Конечно, нет! – вознегодовала Эмили. – Не может женщина признаваться в любви первой, если мужчина молчит!
– Ну, – сухо заметил герцог, – по крайней мере хоть это не изменилось за столетия, разделяющие наши миры. Чем он занимается, этот Майкл Девлин?
– Он мой редактор, и притом прекрасный.
– Значит, у вас есть что-то общее.
– Именно, – согласилась она.
– И он твой любовник? – допытывался герцог.
– Да, – кивнула Эмили.
– Он так же хорош в постели, как я, или ты наделила меня его качествами?
– Траэрн! Разве дело только в сексе? Для нас обоих это нечто большее, но я не могу заставить его сделать предложение, – пожаловалась Эмили.
– Странно… почему я не слишком этому удивлен? – хмыкнул герцог.
– Не слишком? – заинтересовалась Эмили. – Почему же?
– Для женщины ты слишком независима, дорогая, – откровенно признался герцог. – Что может этот человек сделать для тебя, кроме как заняться любовью?
– Не понимаю, – недоуменно протянула она.
– Ты сама зарабатываешь на жизнь, верно? Владеешь собственным домом. Полагаю, единолично управляешь своими финансами, поскольку не общаешься ни с отцом, ни с отчимом и давно достигла совершеннолетия, чтобы стать самостоятельной. Итак, что может сделать для тебя Майкл Девлин такого, чего бы ты не сделала для себя сама? Мужчины не всегда думают тем, что у них между ног, дорогая, и у них тоже есть своя гордость.
– Будь это твое время, я согласилась бы с тобой, но в двадцать первом веке женщины моей страны и даже англичанки умеют позаботиться о себе. Нас не нужно лелеять, нянчить и заворачивать в вату.
– Очень жаль, дорогая девочка, Не будь ты столь самоуверенной, твой мистер Девлин послушался бы своих инстинктов и потащил бы тебя к священнику. Даже в твое время мужчины хотят быть кому-то нужными.
– В моем веке студенты университетов продают свою сперму, чтобы иметь карманные деньги! – отрезала она.
Герцог побледнел как полотно.
– Больше я ничего не желаю слышать, – процедил он.
– Ты мужчина, Траэрн. Вряд ли мужчины изменились так сильно за последние несколько веков. Скажи, что мне делать? Как услышать от Девлина признание в любви? Я все смогу сделать.
– Не сомневаюсь, что сможешь, дорогая. Но, честно говоря, я не знаю, как к этому подступиться… разве что прямо сказать ему о своих чувствах и о том, что он тебе нужен. Мужчина, который не решается признаться женщине в любви, зачастую так же пуглив, как жеребенок на пастбище. Его следует успокоить, потому что одна из двух вещей, которых больше всего на свете боится мужчина, – это быть отвергнутым любимой женщиной, – пояснил герцог.
– А другая? – лукаво осведомилась она.
– По-моему, ты уже знаешь ответ, плутовка, хотя подобного никогда не случалось со мной, – хмыкнул он.
– Может, мне следовало бы испытать тебя, – поддела она.
– Дорогая! – воскликнул шокированный герцог. Эмили соскользнула с его колен.
– Мне уже лучше, – выдохнула она. – Я возвращаюсь.
– Не хочешь остаться? – тихо спросил он.
– Не очень. Сегодня мне не слишком нравится быть на месте герцогини. Необходимо подумать…
– Только не слишком долго думай, дорогая, – посоветовал он, целуя ее руку. – Слишком мучительные размышления доводят до беды.
– Доброй ночи, Траэрн, – пожелала Эмили и неожиданно вновь оказалась в своей постели. На экране все еще показывали библиотеку герцога.
– Доброй ночи, милая, – откликнулся герцог с той стороны, и Эмили нажала на кнопку, наблюдая, как темнеет стекло.
В последующие дни она работала, не покладая рук. Хотя книгу нужно было сдавать только в конце года, она пообещала Девлину, что допишет последнюю главу сразу после Дня благодарения. Тем временем Эрон Фишер договаривался со «Стратфордом» об условиях нового контракта, и Джей-Пи страстно желала прочесть «Строптивую герцогиню», прежде чем расстаться с теми деньгами, которые требовал агент, и удвоить гонорар Эмили. Кэрол Стейси, издатель журнала «Романтик таймс», давно допытывалась у Эмили об условиях нового контракта и сумме аванса, но Эмили никогда не обсуждала подобные детали, даже с такими подругами, как Саванна.
Приближался День благодарения. Эмили, как и ее бабка Эмили О., неизменно устраивала званый обед. Ей оставалось дописать несколько страниц и эпилог, но Эмили отложила работу, чтобы подготовиться к празднику. Вместе с Эсси она поехала на местную ферму и выбрала несколько тыкв на пироги, полбушеля яблок сорта «макинтош», брюссельскую капусту, морковь, свеклу, петрушку, пастернак, большой пакет лука и пару головок цветной капусты. Дома у Эмили был небольшой холодный подвал, где она хранила овощи на зиму.
Она и Эсси приготовили тыквенную начинку для пирогов и нарезали яблоки для яблочного пирога. Потом Эмили приготовила фарш для индейки по рецепту своей ирландской бабушки: хлебные крошки, приправа для дичи и лук с сельдереем, припущенные в сливочном масле. Индейка, весом в двадцать два фунта, была привезена с другой фермы. Эмили приготовила запеканку из батата с маслом, тростниковым сахаром, корицей и кленовым сиропом, порезала брюссельскую капусту на отдельные соцветия, а пастернак – кружочками. Пока она готовила, Эсси наводила порядок в гостевых спальнях, предназначенных для Девлина и для Рейчел Уэйнрайт, которая намеревалась приехать из Коннектикута. Вот уже десять лет, как она гостила у Эмили на День благодарения.
Девлин звонил, но не так часто, как она надеялась. Голос его звучал устало и как-то отчужденно. Когда за два дня до праздника он позвонил сказать, что на несколько дней улетает в Лондон, Эмили почувствовала, как на глазах выступили слезы. Они не виделись уже несколько недель, но она тосковала не по их невероятному сексу: ей не хватало Майкла Девлина.
– Почему ты не приедешь? Что случилось? – выдавила она.
– Женщина, которая снимает мой дом, устроила пожар на кухне. У прислуги был выходной, и вместо того, чтобы включить электрический чайник, она попыталась вскипятить воду на газовой конфорке. Но тут ей позвонили, она забыла обо всем, вода выкипела, и в кухне начался пожар! Чертова глупая корова! – Майкл тяжело вздохнул: – Иисусе, мне так плохо без тебя, ангелочек! Что на обед, кроме традиционной индейки?
– Пастернак, – всхлипнула Эмили. – Я готовлю тебе пастернак.
– Индейка и пастернак, вот как? Это строго традиционно? – пошутил он.
О Господи, она плачет. Почему?
– Фаршированная индейка, запеканка из батата, брокколи с голландским соусом, пастернак, пироги, яблочный и с тыквой. Подливка, клюква, булочки, масло.
– Жаль, что меня не будет, – с искренней грустью вздохнул Мик.
– Может, увидимся хотя бы на Рождество? – спросила Эмили, стараясь, чтобы голос не дрожал.
– Обещаю: что бы ни случилось, я буду дома на Рождество, ангелочек. И мы проведем его вместе.
– Может, я увижу тебя пораньше?
Почему такой жалобный тон? Мужчины не любят, когда за них цепляются. Правда, Траэрн думал иначе, но Эмили была уверена, что он не прав.
– Когда ты вернешься?
Ну вот, интонации уже более уверенные.
– Скорее всего только перед Рождеством. Мартин требует реорганизовать лондонский филиал и решил, что поскольку я управлял им пять лет и все равно сейчас в Лондоне, значит, самое время взяться за работу. До конца года он собирается объявить о частичном отходе от дел.
– И ты получишь его должность? – выпалила Эмили.
– Она мне не нужна, и я сказал ему это в глаза. Я прежде всего редактор. И люблю работать с писателями. Мартин будет по-прежнему маячить на заднем фоне и держать Джей-Пи в руках, но ведь она действительно заслуживает своей должности. Мы с ней поговорили на эту тему, и я заверил Джей-Пи, что не собираюсь с ней соперничать. Неужели не заметила, что за последнее время ее отношение ко мне… да и к тебе тоже внезапно изменилось?
– Я не разговаривала с Джей-Пи года два, – призналась Эмили. – Стараюсь спрятаться за спину Эрона.
Мик засмеялся.
– Ну все, ангелочек, мне пора спать. Здесь уже начало первого, и я ужасно устал. Только вчера прилетел в Лондон. Еще раз прости за то, что пропустил День благодарения!
– Тебе же хуже, Девлин, – улыбнулась она. – Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, ангелочек.
После разговора она долго плакала. Черт, черт, черт!!! Правда, завтра за ее столом будет полно народа. И Рейчел обещала приехать. До чего здорово увидеть своего прежнего редактора и наговориться всласть!
Эмили вдруг поняла, что не разговаривала с Рейчел с самого апреля, если не считать звонка две недели назад, когда она напомнила о Дне благодарения.
Эсси пришла утром в День благодарения, чтобы помочь Эмили. Вчера они вместе накрыли на стол. Теперь индейка жарилась в одной духовке, пироги пеклись в другой. Эсси вынула из морозилки запеканку и поставила размораживаться. Ближе к полудню запеканку нужно разогреть. Брокколи лежит в пароварке, пастернак – в кастрюле.
– Ну, все готово. И я ухожу, – объявила Эсси. – Желаю хорошего дня, мисс Эмили.
– Спасибо, Эсси. Счастливо отпраздновать День благодарения. Увидимся в понедельник.
– Завтра я вам не нужна? – спросила Эсси.
– Пройдусь по магазинам, как все остальные психи, – улыбнулась Эмили.
Дверь за Эсси закрылась. Услышав, что Рейчел спускается вниз, Эмили вытащила из духовки противень со сладкими булочками.
– Доброе утро, Рейчел, – поприветствовала она. – Я испекла булочки и сварила кофе.
Женщины уселись за кухонный стол и стали сплетничать. Рейчел очень беспокоило, сработались ли Эмили с Майклом. Эмили заверила ее, что все в порядке.
В четыре часа дня прибыли остальные гости: Рина и доктор Сэм, Эрон Фишер и Керкланд Браун. Войдя с холода, они стали дружно принюхиваться к аппетитным запахам.
– Где Мик? – немедленно спросил Эрон, едва поздоровавшись с Рейчел и хозяйкой.
– Застрял в Лондоне, – объяснила Эмили и рассказала о последнем разговоре с Девлином.
– Мик всегда любил Лондон, – заметила Рейчел. – Сомневаюсь, что он там одинок. Мои друзья в лондонском филиале рассказывают такие истории… – Она рассмеялась. – Скорее всего решил повидаться кое с кем из своих птичек, как он их называет. А они, вне всякого сомнения, счастливы вновь встретиться с ним.
Эмили задохнулась от неожиданно нахлынувшей тоски, но, немного придя в себя, заметила:
– Саванна рассказывала мне историю о девушке, которая воображала, будто поймала его на крючок, но в один прекрасный день он явился на ее день рождения с какой-то моделью. Произошла драка, и кого-то сунули физиономией в именинный торт.
– О да, припоминаю. Модель звали леди Соледад Гордон Браммел. Предпочитает сниматься под именем Соледад. Лицо фирмы «Хелена косметикс». Высокая брюнетка. Светлая кожа и темно-синие глаза. Презрительный вид. В наше время это называют жизненной позицией. В мое время это считалось всего лишь капризами. Но теперь они все так выглядят.
– Кстати, Рейчел, новый роман Эмили просто обречен на успех, – вмешался Эрон, пытаясь сменить тему. – Его собираются выпустить одновременно в Англии и Соединенных Штатах. Издательство организовало невероятную рекламную кампанию! Я ничего подобного не видел с самых первых дней романтической литературы!
– Можно подробнее? – потребовала Рейчел, очевидно, радуясь за Эмили.
– Покупателям раздаются постеры с обложкой романа, а также книжные закладки. Ожидаются радио– и телеинтервью с Эмили. В июне, на книжной выставке, Эмили должна раздавать автографы. И «Стратфорд» устраивает лотерею во всех больших магазинах. Десять победителей летят в Нью-Йорк на книжную выставку за счет издательства, чтобы пообедать с Эмили в ее любимом ресторане. Обладатель главного приза получает десятидневное путешествие по Англии, с оплаченными расходами, и так далее и тому подобное. Много лет никто не делал такого для автора любовных романов. О, я забыл! В феврале Эмили завтракает с оптовыми покупателями. По-моему, в Валентинов день.
– Боже! – воскликнула Рейчел. – Я скоро получу экземпляр рукописи?
– Мне осталось всего несколько страниц. На следующей неделе пересылаю книгу в Нью-Йорк, – пояснила Эмили. – А сейчас пойду проверю индейку. Она, должно быть, почти готова. Рина, ты мне поможешь?
Когда женщины вышли, Эрон обернулся к Рейчел:
– Рейчел, думаю, тебе нужно кое-что знать.
Слушая агента, Рейчел на секунду потеряла дар речи.
Сказать, что она была шокирована, значило сильно преуменьшить ее удивление.
– Но он бабник! – ахнула она, когда Эрон замолчал. – Мик всегда казался мне закоренелым холостяком. Он не из тех, кто готов жениться и завести детей. Да и в жизни Эмили до него не было мужчин. Она слишком поглощена своей работой. Прирожденная писательница.
– Разве писательница не может быть женой? – усмехнулся доктор Сэм. – Эмили влюблена.
– А как насчет Мика? – не выдержала Рейчел.
– Если верить моей Рине, он тоже любит Эмили, – ответил доктор.
– Твои бы слова да Богу в уши, – вздохнул Эрон. – Я никогда бы не сказал этого при Рине, иначе она совсем бы загордилась, но у нее инстинкт на подобные дела. Беда в том, что Мику сорок лет, а он ни разу не был женат. Неужели у него не хватает храбрости сделать предложение?
– Скоро Рождество, – вмешался доктор Сэм. – И Ханука тоже. Наступает сезон чудес, друзья мои.
– А нам нужно чудо. Не меньше, – заметила Рейчел. – Но почему бы нет?
И мужчины дружно кивнули.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Запретные наслаждения - Смолл Бертрис

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Запретные наслаждения - Смолл Бертрис



нравится
Запретные наслаждения - Смолл Бертрисоля
21.10.2010, 21.02





великолепные романы
Запретные наслаждения - Смолл Бертриснаташа
16.06.2011, 18.50





Необычно читать современный любовный роман в исполнении моей любимой писательницы, да еще и настолько откровенный. Очень красивая книга. Советую.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисКатерина
5.05.2012, 9.55





Какие-то у нее холодные неуклюжие книги несмотря на обилие любовных сцен. к героям совсем не проникаешься, если честно то книга просто дико раздражает своей пустотой. Это не то что чкучно а как-то вообще никак. Бесчуственно.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисПрисцилла
27.09.2012, 23.48





Книга бездушна и поверхностна, как впрочем и все остальные "произведения" этого автора,постельные сцены качуют из одной книги в другую, все блекло и одинаково, ничего интересного.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЛора
8.11.2012, 12.26





все цікаво
Запретные наслаждения - Смолл Бертрискатя
4.12.2012, 15.30





все цікаво
Запретные наслаждения - Смолл Бертрискатя
4.12.2012, 15.30





М-да.Не впечатлил...Скука,одна скукотища. Да что же не могут писатели современности придумать нормального геоя,а не звезду,высокого,красивого с огромным....потенциалом.Заежженные темы,герои,и вообще в последнее время одни разочарования...!!!!
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлянька
25.06.2013, 11.15





М-да.Не впечатлил...Скука,одна скукотища. Да что же не могут писатели современности придумать нормального геоя,а не звезду,высокого,красивого с огромным....потенциалом.Заежженные темы,герои,и вообще в последнее время одни разочарования...!!!!
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлянька
25.06.2013, 11.15





Роман цікавий та легко читається. Прочитала за 4 години. Але, як на мене, забагато вульгарних сцен. Моя оцінка - 8 балів.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисОлена
3.01.2014, 15.53





Если вам настолько не нравятся современные писатели, возьмите сами и напишите роман. А на Бертрис Смолл не надо наговаривать. Она потрясающий писатель.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЮлия
9.04.2014, 21.59





не интересно ,не нравиться . да мужчины у Смолл описаны на загляденье как и девушки одна другой краше, а разве это плохо? лучше что бы они были серыми мышами. не смешите меня не одна из вас не ляжет в постель с мышью так может вы просто читать не умеете . а вы представьте себя на месте главной героини.
Запретные наслаждения - Смолл БертрисЛидия
21.07.2014, 15.47





Ожидала большего. Начало показалось интересным, а дальше поверхностно все изложено. Хотелось бы побольше эмоций
Запретные наслаждения - Смолл БертрисИрина
16.07.2015, 8.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100