Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

На третий день Велвет де Мариско была крещена в замковой капелле. Ко всеобщему удивлению, из Шенонсо, где они отмечали Первое мая, прибыли королева Екатерина и Маргарита. Принцесса захотела стать крестной матерью ребенка.
— Это не дочь Генриха Наваррского, — откровенно объявила Скай. — Мне не хочется, чтобы у нас было недопонимание, ваше высочество.
— Она слишком красива для дочери Генриха, мадам, — рассмеялась принцесса. — Нет, я решила стать ее крестной матерью просто потому, что, будь я хорошей женой, мне самой сейчас следовало бы родить. Но я не такая уж хорошая, да и Генрих совсем не образцовый муж. Сделайте милость, мадам, я буду добра к ребенку.
Скай вежливо поклонилась:
— Вы делаете честь моей дочери, ваше высочество.
— А кто будет второй крестной матерью? — спросила Екатерина Медичи.
— Елизавета Тюдор, — тихо ответила Скай.
— Ха-ха-ха! — рассмеялась королева. — Вы неплохо разыгрываете карту, мадам де Мариско. Что же, малышке не повредит иметь на своей стороне английскую королеву и французскую принцессу. Кто знает, кем ей придется стать.
А кто же крестный отец?
— Граф Антуан, — ответила Скай, — и ее единоутробный брат, граф Линмутский.
— Неплохой выбор, — одобрила королева. — Вы опять хотите оседлать обе стороны Ла-Манша!
Из-за столкновений на религиозной почве лето было тревожным. Один из местных гугенотов, богатый торговец, решил переселиться в протестантскую твердыню, Ла-Рошель, И был рад, когда Адам согласился купить его небольшой замок Бель-Флер. Он находился всего в четырех милях от Аршамбо — сказочный дом на берегу небольшого озера, в самом центре большого парка на окраине леса.
Скай была очарована своим новым домом, построенным в конце XV века предком жены нынешнего владельца. Замок окружал ров, переходящий в озеро. Казалось, замок с причудливыми коньками крыш парит над гладкой поверхностью воды. Близость аршамбоского леса придавала ему загадочность. Он был выстроен из плоских, грубо отесанных красно-серых камней и окружен четырьмя многоугольными башнями с черепичными крышами в форме «ведьминых колпаков», защищавших замок со всех четырех сторон. Во внутренний двор можно было попасть только сквозь высокие, хорошо укрепленные ворота, защищенные возвышавшимися на каждой стороне арки круглыми башенками. С трех сторон замок окружала вода, а с четвертой находился большой сад, отделенный от лесных обитателей низкой каменной оградой. В саду росло множество экзотических растений, благодаря которым замок получил свое название «Прекрасные цветы».
Дом был не слишком велик, но в нем был большой уютный зал, где могла собираться вся семья и даже можно было устраивать приемы. Комнат вполне хватило для всех детей и для приличного штата прислуги. Кроме того, имелись просторная конюшня, псарня и даже помещение для охотничьих соколов. Протестант продал замок со всей обстановкой, так что ни в чем нехватки не было. Адам, впрочем, распорядился сделать специальную кровать для них со Скай, а она накупила в ближайшем монастыре новых простыней и прочего белья. Так что они были готовы к переезду. Миньона и Гийом в сопровождении большого штата прислуги, укомплектованного графом, последовали за ними.
Остаток лета они провели в хлопотах по устройству на новом месте. Они были теперь родителями девяти детей — шести детей Скай, двух приемных дочерей и их собственной Велвет. Это был самый мирный и домашний период в жизни Скай. На каникулы из Парижа приехали Эван и Мурроу, и они с их отчимом и Робином долгие дни проводили на охоте или рыбалке. Кроме того, мальчики стали внезапно проявлять интерес к Гвинет и Джоан, с которыми были помолвлены с детства.
Дети Джеффри, приемные дочери Скай, были милыми двойняшками, с пышными темно-золотистыми волосами и мягкими серыми глазами. Они жили под опекунством Скай с пяти лет, и теперь им было уже четырнадцать. Они обожали свою приемную мать, и добрая Скай отвечала им тем же. Уезжая в Бомон, она поселила их у Анны О'Малли, и та научила их всему, что следует знать хорошей хозяйке и матери. Они были простушки по натуре, и это приводило в восторг Скай и ее сыновей.
Они просто наслаждались этим летом со Скай, которая брала их вместе с Виллоу в дальние верховые прогулки, на пикники в окрестном лесу, плавать на лодке по озеру. Скоро Адам и мальчики стали присоединяться к ним в их развлечениях, а потом этого потребовали и Дейдра с Патриком. Да, это было славное время. По вечерам семья собиралась к ужину в большом зале, где Адам и Эван играли в шахматы, а Робин и Мурроу, как придворные пажи, играли на лютне, девушки пели под их аккомпанемент.
Скай с гордостью следила за своими детьми и сама заражалась сиянием их счастья. Ни у кого из них не было в жизни счастливее времени. Во Франции их не тревожила напряженность в англо-ирландских отношениях, они были далеки от интриг тюдоровского двора. «Впервые, — подумала Скай, — мы можем расслабиться. Нам нечего бояться».
Осенью Виллоу, Гвинет и Джоан уехали в Париж с Эваном, а Мурроу решил, что уже получил достаточное образование, и отправился в плавание с Шоном Мак-Гвайром. Девочек пристроили ко двору молодой королевы Елизаветы Австрийской. Адам увлекся управлением своим маленьким имением, и юный лорд Робби Саутвуд совсем заскучал.
— Ты хочешь вернуться в Англию, — понимающе сказала Скай.
Десятилетний Робин печально посмотрел на мать.
— Я ведь англичанин, мама, — ответил он, — я граф Линмутский. Я знаю, что пока еще мал, но все же я придворный, и у меня есть поместья. Лорд де Гренвилль не может полностью заменить меня.
— А ты понимаешь, что мы можем никогда уже не увидеться? Ни я, ни Адам не сможем больше ступить на английскую землю из страха перед гневом королевы. Она не признала наш брак, и крошка Велвет считается незаконнорожденной.
— Она так несчастна, — ответил Робин, — она хочет стать настоящей женщиной и боится этого. Она сердится не столько на тебя, мама, сколько на саму себя.
Скай была поражена, как глубоко проник в душу Елизаветы Тюдор этот мальчик, но все-таки Робби был любимым пажом королевы, к тому же был далеко не глуп.
— Я напишу Робби и Дикону де Гренвиллю, чтобы они прозондировали почву для твоего возвращения, — сказала она со слезами на глазах.
— Не бойся, мама, — старался утешить ее Робин, — Бесс Тюдор не сможет запретить мне видеть тебя, если я захочу. Ведь я — Саутвуд, первый английский граф!
Скай пристально посмотрела на сына. Он вырос за это лето, и вдруг по надменной посадке головы, по гордости, звучащей в его голосе, даже по осанке она узнала в нем его отца.
— Да, Робби, — тихо ответила она, — ты, конечно, Саутвуд.
Скай сдержала обещание и в тот же день написала Робби и Гренвиллю. Последующие несколько недель прошли в оживленной переписке между обеими сторонами пролива. Скай настаивала, чтобы королева дала слово, что Робину позволят видеться с матерью и отчимом в любое время. Королева же отвечала, что, разумеется, Робби может навещать свою мать, леди Бурк, и ее любовника, лорда де Мариско, в любое удобное для него время. Елизавета Тюдор свойственным ей изящным почерком писала, что и сама знакома по личному опыту, как это невыносимо — быть разлученным с родителями, и, разумеется, она не причинит такого горя сыну ее покойного друга графа Линмутского. Однако, заметила королева, она не думает, что созданная леди Бурк домашняя обстановка и присутствие незаконнорожденной дочери способствуют воспитанию надлежащих моральных устоев. А ведь молодые люди так легко поддаются дурному влиянию.
— Ух-х-х, ревнивая сука! — сплюнула разъяренная Скай. — Днем изображает из себя девственницу, а по ночам спит с кем попало, лицемерка! Я не отпущу Робина!
Адам сначала разразился смехом, но потом посерьезнел.
— Не нужно удерживать его, Скай. Я бы тоже поехал домой, если бы смог. Если Робби хочет, то пусть едет. Все-таки он владелец огромного поместья, и его люди хотят видеть его. У него есть свое место при дворе, которого нет у нас, Скай. Это его право.
Ранним ноябрьским утром юный лорд Саутвуд ускакал из Бель-Флера, попрощавшись с плачущей матерью. Вместе с отчимом он отправился в Нант, чтобы сесть на один из кораблей Скай, идущий в Плимут.
— Я постараюсь смягчить королеву, чтобы она признала твой брак, мама, — галантно пообещал он. — Она не права, и я не могу позволить бесчестить мою сестру Велвет.
Скай обняла его, шепча что-то по-матерински насчет регулярного питания и сна, втолковывала не поддаваться соблазнам ни мужчин, ни женщин, ведь придворные пажи всегда считаются легкой добычей, особенно такие красивые, как Робин.
Его лордство вспыхнул при этих словах матери, а Адаму, чтобы не расстраивать Скай, пришлось сдержать смех. Он сказал только:
— Ну, хватит, дорогая, мы пропустим отлив, и старый Мак-Гвайр будет тобой недоволен. Ты же знаешь, как коварен в это время Бискайский залив.
Скай поняла невысказанный упрек мужа и, собравшись с силами, звонко расцеловала Робина в обе щеки:
— Бог в помощь, сынок. Помни, что я люблю тебя. Скай следила за ними, пока они не исчезли в лесу, а затем вернулась в замок и в спальне дала волю слезам. Выплакавшись, она улыбнулась, вспомнив замечание Адама относительно отлива, — ее слезы, как всегда, обезоружили бы его. Какой, к черту, отлив, если до Нанта два дня пути! Чувство юмора позволило ей снова обрести равновесие. Конечно, нельзя отрывать Робина от его наследства. Скай постаралась выбросить все это из головы и заняться хозяйством, пока Адама нет в замке.
Теперь в доме остались только три ребенка — маленькие Бурки и ее крошечная Велвет. За всеми присматривали няни, так что Скай могла посвятить себя другим делам. Прошлая зима была холодной, а весна и лето тоже не были слишком благоприятными. Во Франции бушевала четвертая религиозная война, но боевые действия по большей части концентрировались вокруг Ла-Рошели и Сансерра. Тем не менее этой зимой ожидался голод. Скай уже распорядилась, чтобы из Африки доставили достаточно зерна, которое привезли в Нант ее суда. Она поделилась зерном с жителями Аршамбо. Зерно перемололи в муку и спрятали в лесу в охраняемом каменном складе. Зимой муку можно будет раздавать, по необходимости, крестьянам.
Граф де Шер и его зятья сделали округе щедрый подарок, разрешив дважды в месяц по определенным дням охотиться в полях и лесах Аршамбо. В остальное время браконьеров ждало суровое наказание. Скай и Адам знали, что леса кишат кроликами, которых было больше, чем они все могли бы съесть. И окрестные крестьяне хорошо понимали, что граф де Мариско и его жена всегда посмотрят в другую сторону, чтобы не замечать силков. Не слишком хищническая рыбалка в озере также не воспрещалась.
— Вы слишком добры к ним, — упрекнула Габи Скай, навестив ее во время отсутствия Адама.
— Нужно же им что-то есть, — возразила Скай. — Если они будут уничтожать кроликов, те перестанут нападать на сад, и овощи спокойно созреют. А нам этой зимой ох как нужны и капуста, и морковь, и лук. Это просто часть плана.
— Вам приходилось раньше управлять имением? — удивилась Габи.
— Разве Адам не говорил вам о моих поместьях, Габи?
А мне казалось, он рассказал обо мне все! — рассмеялась Скай.
— Ну, я знаю, что вы унаследовали большое состояние от прошлых мужей, но я не думала, что вы еще и управляли всем этим. Обычно это не женское дело.
— А я никогда не была обычной женщиной, Габи. Я была совсем девочкой, когда отец, умирая, заставил шестерых моих старших сестер и их мужей передать мне все состояние и власть. Я — О'Малли с Иннисфаны. Я следовала наставлениям отца и значительно увеличила состояние рода О'Малли. И в то же время я управляла имением моего сына Эвана, а потом мне достались богатства моего второго мужа, отца Виллоу, и потом — наследство Линмута, а за ним и Бурков. Но с последними землями мне, увы, не так повезло.
— Ах, эти ирландцы! — воздела руки Габи. — Извините, но это просто невозможный народ! Очаровательный, но сумасшедший!
Скай рассмеялась.
— Да, мы такие, — согласилась она. — Жаль, что ирландцы предпочитают самоуничтожение компромиссу и выживанию. В конце концов, даже я взбунтовалась против англичан. Если бы я вернулась в Англию, вместо того чтобы выйти за Адама, то Патрик сохранил бы имение, а Адам — Ланди.
— Ланди?! Хорошенький подарок! — съязвила Габи. — Куча развалин на голой скале. Но — увы! — если бы отец Адама сдержал приступ похоти и не вывел из себя короля Генриха, то, дорогая, Ланди с его замком был бы феерическим зрелищем. Я впервые увидела его с моря сорок лет назад, когда приплыла на него невестой Джона де Мариско. Мы сыграли свадьбу в Париже, а потом он увез меня в Англию. Сначала мы остановились в Линмуте с визитом вежливости сюзерену Джона, дедушке Робина, а потом отплыли на Ланди. Это было утром, стоял густой туман, и вскоре Линмут пропал вдали, а Ланди еще не было видно. И вдруг как-то внезапно вспыхнул свет, небо озарилось рассветными лучами. И на горизонте, как сказочный остров, появился Ланди, словно плывущий по волнам, и клочья тумана кружились вокруг его башен. О, это было великолепное зрелище! — На мгновение она погрузилась в воспоминания, но вскоре оттуда снова вынырнула практичная француженка. — И этот идиот, за которого я вышла замуж, умудрился разрушить все это и оставить меня практически без средств. Мне едва хватило денег на то, чтобы перевезти детей во Францию! Ланди! Ба! Да чем Бель-Флер хуже?!
— Извините, мадам, пора кормить Велвет, — прервала их нянька, принесшая девочку.
Скай взяла дочку, которой исполнилось уже шесть месяцев. Девчушка все больше становилась похожей на отца. Ее смоляные кудри стали густыми, а голубые глазенки сосредоточенно осматривали все вокруг.
— Ах, прекрасное дитя! — проворковала Габи. — Ну-ка, улыбнись своей бабушке!
Глазки Велвет доброжелательно остановились на бабушке, но потом она отвернулась, ухватила сосок Скай и с довольным вздохом занялась едой.
Скай рассмеялась:
— Да, ее, как и родителей, ничем не отвлечешь от собственных удовольствий.
— Вы все еще ее кормите? А зачем? — удивилась Габи. — Неужели нельзя найти кормилицу? Если хотите, я вам подберу.
— Адам хочет, чтобы я кормила ее сама, — сказала Скай, — и мне это в самом деле нравится. Я просто наслаждаюсь этим, Габи! Впервые в жизни мне нравится кормить ребенка. Обычно я доверяла это кому-нибудь другому. Но не теперь!
— Итак, вы остаетесь во Франции, Скай?
— Не знаю, Габи. В Ирландии меня ничто не ждет, и мало радости в том, чтобы жить под надзором Елизаветы Тюдор. Все же Адам тоскует по Англии. Он знает, что это настоящая родина Велвет. Может быть, королева все-таки простит нас за брак без ее соизволения, и тогда Адам вернется. А мы, его семья, последуем за ним. Но оставим себе Бель-Флер, ведь тут я прожила свои самые счастливые дни.
Адам вернулся из Нанта, а вскоре они получили известие, что его лордство граф Линмутский благополучно достиг Англии. Прошло Рождество, Двенадцатая ночь, и вокруг Аршамбо и Бель-Флера воцарилась зима. Виллоу писала из Парижа, что король в плохом здравии и не сегодня-завтра умрет. Что же касается впечатлений от двора, то, писала она, «все это очень похоже на рассказы Робина об английском дворе. Вокруг столько разных интриг — и глупых, и опасных. Большинство людей впечатляется титулом или кошельком. Юноши держат пари, кто из них соблазнит больше фрейлин, и единственное, о чем они не догадываются, что фрейлины держат те же самые пари. Но ты не тревожься, мама, я и мои сестры просто в ужасе от этого неприличия. Гвинет и Джоан, конечно, в сравнительной безопасности, так как они не красотки и не богаты. У меня есть поклонники, но я не позволяю им оставаться со мной наедине, так что обо мне не идут слухи, которые бы разрушили мое доброе имя».
Читая письмо Виллоу, Скай улыбалась. Она не боялась за Виллоу, которая была достаточно прагматичной маленькой девочкой, ищущей жениха с самым звонким титулом. Маленькой? Нет, пожалуй, Виллоу не так уж мала, в апреле ей будет четырнадцать, и скоро придется в самом деле подыскивать ей мужа. Вспомнив Дома О'Флахерти, Скай помолилась о том, чтобы дочери достался приличный молодой человек и она не пережила бы тех страданий, которые пришлось вынести ей. Но уж она-то не заставит выйти свою дочь за первого встречного, как это сделал ее благонамеренный папочка.
Весна 1574 — го оказалась более приятной. Отпраздновали первую годовщину Велвет де Мариско. Она уже начала ходить и с таким удовольствием расхаживала по замку, что Скай строго распорядилась, чтобы нянька не оставляла ее одну ни на минуту, а то ненароком Велвет могла свалиться в ров. Велвет даже начала говорить, излагая свои многочисленные просьбы на смеси английского и французского.
Адам оказался потрясающим отцом, как Скай и думала, но все же ее очень нервировало, когда этот гигант брал крохотную дочурку в верховые поездки в лес. Однако Велвет лес пугал не больше, чем Скай море в ее возрасте. Скай даже не могла упрекнуть Адама, так как его огромная любовь к девочке была очевидна, ей не хотелось портить ему удовольствие, так что пришлось заняться воспитанием дочки.
— Нет, нет, малышка, — упрекала ее как-то вечером Скай, когда дочка тянулась за очередным леденцом. Она осторожно шлепнула ее по крошечной ручке и вытерла с нее липкий сахар.
Огромные глаза Велвет увлажнились, и она засеменила к отцу, ухватилась за его ногу. Сердито глядя на мать, отчетливо произнесла:
— Папа любит!
Адам расхохотался и подхватил дочурку на руки, чтобы поцеловать, но, увидев предупреждающий взгляд Скай, сказал вместо этого:
— Мама тоже тебя любит, Велвет. Но ты должна ее слушаться.
Недовольная таким поворотом событий, Велвет заковыляла к няньке, которая увела ее из зала.
— Она хитра, как лиса, — сказала Скай. — Надо серьезно заняться ее воспитанием. Неужели Господь не мог дать нам дитя поспокойней и потише?
Он рассмеялся:
— Она же наша дочь, милая. Скай улыбнулась в ответ:
— Ну, когда она станет постарше и вокруг нее начнут толпиться мужчины, посмотрим, что будет с твоим благодушием.
— Это еще когда будет, — беспечно заметил Адам, — ей только год!
— Время летит очень быстро, Адам. Эвану уже восемнадцать, а я не заметила, как прошли эти годы.
— Мадам, вы меня огорчаете, — ответил он. — Пока мы не слишком состарились, не отправиться ли нам в постель, хотя некоторые авторитеты в этой области говорят, что для этого люди никогда не бывают достаточно старыми. А что можете сказать по этому поводу вы, мадам, исходя из мудрости своего почтенного возраста?
— Что же, монсеньор, давайте отправимся в кровать, и я постараюсь детально объяснить вам свою точку зрения, — пообещала Скай, бросая ему соблазняющий взгляд.
Эти моменты, когда они могли уединиться в своей спальне, она любила больше всего. В изготовленной по его рисунку огромной дубовой кровати с изголовьем двухметровой высоты, затянутым льном, и льняными занавесями, вышитыми зеленым бархатом, они могли валяться нагими часами, лаская и любя друг друга медленно, пока не выгорал камин и не оставались только тлеющие угли, заставляя их укрываться двойным покрывалом.
С каждым разом их любовь становилась все слаще, особенно после рождения Велвет. Скай наслаждалась, лежа вытянувшись под Адамом, глубоко вдавливающим ее в перину. Ее сводили с ума его плотные бедра, касающиеся ее ног, ласковое щекотание его мохнатой груди, прижимавшейся к ее мягким грудям, ощущение твердости его органа, стремящегося проникнуть в нее. Иногда ей было недостаточно его любви, и тогда она снова бесстыдно будила его долгими поцелуями, скользя по всему его сонному телу. Несколько раз Адам просыпался, обнаруживая, что она возбудила его во сне и теперь сидит на нем верхом. Он начинал ласкать ее груди, пока они не ощеривались соблазнительно сосками. И все же, как ни ненасытна была их страсть, в ней было какое-то умиротворение, словно они оба понимали, что то, что происходит между ними, будет отныне вечно.
Наконец Карл IX умер, и его брат Анжу, который в прошлом году стал королем Польши, покинул свою новую державу под покровом ночи, чтобы бежать в любимую Францию. Однако он успел остановиться в Вене и Венеции, чтобы его там должным образом приветствовали, прежде чем въехать в пределы страны, где его ожидала взволнованная мать. Елизавета Австрийская удалилась от двора, и, так как ее свита теперь уменьшилась, дочери Скай летом вернулись в Бель-Флер. Из Парижа прибыл Эван, а из своего первого плавания возвратился загорелый и выросший Мурроу. Ко всеобщему удивлению, их навестил даже Робби.
Все суетились вокруг Велвет, хотя Скай и просила старших не баловать девочку.
— Она и так несносна, — говорила она с довольной улыбкой.
За эти несколько месяцев Робби стал опытным английским придворным.
— В самом деле, мама, — сказал он Скай, — ты должна отпустить Патрика со мной в Англию осенью. Ему почти шесть, пора учиться при тюдоровском дворе. Хотя королева и отобрала у него земли, он все же остается лордом Бурком.
— Нет! — отрезала Скай. — Пока мы с Адамом персоны нон грата при английском дворе, никто из моих детей, за исключением тебя, при нем не покажется. Безземельный аристократ — это ничто, и, пока королева не вернет земли Бурков Буркам, мне нечего делать ни в Англии, ни у королевы. Да он совсем еще ребенок.
— Вовсе нет! — вспыхнул Патрик, точная копия отца.
Скай взглянула на сына Найла и улыбнулась.
— В свое время, дорогой мой, — пообещала она, — а пока потерпи.
Она обвела взором зал и сказала:
— Я так рада, что вы все собрались здесь. Это счастье, когда я вижу ваши лица.
— Я могу остаться только на месяц, — поторопился заявить Робби. — Я обещал ее величеству присоединиться ко двору в середине лета в Хардвик-Холле. Я дал слово.
— Я вернусь с Робином в Ирландию, — внезапно сказал Эван.
— Что? — пристально посмотрела Скай на сына. — Это несколько неожиданное решение, а, Эван?
— Мы переписываемся с дядей Майклом уже почти год. Он делает все, что можно, но ведь он все-таки священник. Остальные дядья, присоединившиеся к Грэйс О'Малли и враждующие с королевой, не интересуются Баллихинесси. Я поеду домой, мама. Меня зовет моя земля. И я хочу взять с собой Гвинет, мама. Настало время нам пожениться.
— Но ведь ей только пятнадцать! — возразила Скай. Двойняшки отпраздновали день рождения 4 июня.
— Когда ты вышла за моего отца, тебе было пятнадцать, — спокойно ответил Эван.
— И я была слишком молода!
— Нет, мама, совсем нет! Просто ты вышла замуж не за того, за кого следовало. В нашем случае дело обстоит иначе.
— Я не перенесу, если Эван оставит меня, мама, — добавила Гвинет, — я вполне готова к браку.
— И я! — сказала Джоан.
— Но Мурроу еще нужно осваивать профессию моряка, если он серьезно собирается заняться этим. А как это сочетать с женитьбой, Джоан?
— Мак-Гвайр в ближайшие два месяца не выйдет в море, — сказал Мурроу, — корабль нужно ремонтировать. Так что у меня достаточно времени. И все равно, когда бы мы ни поженились, ей придется вести жизнь жены моряка. Я куплю нам дом в Девоне, около Линмута.
Робби закашлялся, было видно, что его что-то мучит.
— Ну, Робби Саутвуд, — спросила Скай, — что еще такое?
— Я привез приглашение королевы для Виллоу, мама. Она настаивает, чтобы Виллоу присоединилась к фрейлинам.
— О-о-о! — восторженно протянула Виллоу и повернулась к матери. — Ты обещала мне, что однажды я смогу присоединиться к двору! Ты обещала, мама!
— Ты и так при дворе!
— Французском, мама! — презрительно фыркнула Виллоу.
— Нет!
— Ну, мама, пожалуйста! Я уже достаточно взрослая!
Пожалуйста!
Скай растерянно посмотрела на выстроившихся перед ней детей. Казалось, они все в заговоре против нее: Эван, Мурроу, Гвинет, Джоан, Виллоу, Робби и Патрик. Они все хотели покинуть ее. Она прижала руку к губам и зарыдала:
— Но ведь я так мало видела вас! — И, отвернувшись от них, выбежала из зала.
Адам опечаленно проследил за ней взглядом и сказал:
— Конечно, дети, вы все должны сами выбирать свою судьбу. Вы уже достаточно взрослые, но ваша мать пока еще не понимает этого. Предоставьте это мне, и я постараюсь уладить все проблемы.
Адам нашел Скай плачущей в постели и тихо обнял ее. Она всхлипывала еще несколько минут, пока он покачивал ее. Наконец рыдания утихли.
— Без них будет так скучно, я понимаю тебя, — успокаивал он ее.
— Мне нравится скука, — ответила она, — в жизни у меня было достаточно приключений, Адам! Почему, почему, когда я хочу покоя, все начинает рушиться?
— Потому что годы идут, девочка, и они выросли или почти выросли. Они же твои дети, и теперь они желают жить самостоятельно. Неужели они не имеют на это права? Я знаю, матери трудно соглашаются с тем, что сыновья вырастают, но твои О'Флахерти уже совсем взрослые мужчины. — Он хихикнул. — Если бы ты действительно осмотрелась вокруг, то узнала бы, что в деревне у них уже три бастарда, Скай. Им давно пора жениться!
— Но Виллоу…
— Скай, все твои дети, кроме Виллоу, имеют титулы. Может быть, Виллоу богатая наследница, но у нее нет титула. Чтобы найти достойного мужа, она должна жить при дворе.
— Отец Виллоу — испанский дворянин, — резко возразила Скай.
— Но его семья не знает даже о существовании Виллоу, а если бы и узнала, все равно это ничего не изменит в ее жизни. Ведь вы с Халидом эль Беем женились по мусульманскому обряду, так что по христианскому обычаю она незаконнорожденная. Конечно, твое доброе имя, твое богатство и власть, щедрость Робби защитят ее от этого клейма, и все же для достойного брака она должна завести нужные связи. Как у сестры графа Линмутского, у нее будут хорошие шансы при дворе. Иначе тебе придется выдавать ее за француза.
Ну что же, моему племяннику Жан-Антуану Сен-Жюстину нужна жена. Он будет добр к ней.
— И очень французист, — добавила Скай. — Нет, Виллоу не годится француз. Она англичанка до мозга костей, и ей нужен английский муж.
— Тогда отпусти ее к Тюдорам, Скай.
— Как все странно, — сказала она, — мы там нежеланны, но наших детей королева зовет! Странно это, Адам!
— Девочка, ты слишком подозрительна.
— Когда имеешь дело с Тюдорами, подозрительность не помешает, дорогой, — предупредила Скай.
— Возможно, это просто способ королевы примириться с нами и в конце концов простить.
— Почему она вообще вспоминает о нас? — размышляла Скай.
— Но ведь там Робби, — возразил Адам, — и, кроме того, все эти переговоры о ее французском браке… А мы ведь живем во Франции. Так что это логично.
— Нет, все-таки странно, — произнесла она. Потом вырвалась из его объятий и села на кровати. — Ладно, давай скажем детям, что они могут отправляться, пока их сердца не разбились от горя или, что еще хуже, пока я не передумала.
Старшие — Эван и Мурроу — поженились с дочерьми Джеффри Саутвуда 26 июня. Хотя близняшки и не были похожи, они решили надеть одинаковые голубые атласные платья, отделанные серебряным и хрустальным бисером. Волосы они распустили, так что те падали до колен. Прелестные головки украшали венки из белых роз. Замуж сестер выдавал гордый юный граф Линмутский. Венчание состоялось в капелле Аршамбо. Свадьба не была слишком пышной — пригласили только членов семьи графа. На лугу перед замком расставили столы, а после танцев молодых с шутками и подтруниванием препроводили в спальни. На следующее утро из окон двух спален замка свешивались две простыни с пятнами крови. Счастливые пары в сопровождении Робина и Виллоу помчались к Нанту, где их ожидал корабль матери, идущий в Бидфорд.
Сердце Виллоу разрывалось между радостью перед грядущим появлением при дворе и страхом перед неизвестностью.
Безопасность и любовь, которыми окружили ее мать и отчим, она оставляла во Франции. После того как Скай разрешила Виллоу ехать, она не уставала читать ей наставления:
— Особенно опасайся молодых придворных. Поверь мне, они будут стремиться лишить тебя добродетели, а это наряду с богатством твое единственное достояние, которое ты можешь вручить знатному мужу.
— Да, мама.
— В Париже зимой ты вела себя хорошо, дорогая. Никогда не оставайся наедине с молодым человеком, чтобы не опорочить свое доброе имя. Слухи могут быть смертельно опасны, Виллоу, и, даже если они ложны, они вносят смятение.
— Да, мама.
— Королева любит добродетельных фрейлин, запомни.
— Да, мама.
— Никогда никому не одалживай деньги. Люди сразу узнают, что ты богатая наследница, и начнут осаждать тебя просьбами. Ты не можешь одолжить одному и отказать другому. Говори, что я положила тебе небольшое содержание и его едва хватает до очередного поступления. Леди Сесили будет распоряжаться твоими финансами, и она ничего тебе не выдаст вперед, так что тебе придется жить в рамках твоего содержания. Я пошлю тебе нарядов более чем достаточно, так что не знаю, зачем тебе деньги. И все же мне не хочется, чтобы у тебя совсем ничего не было.
— Да, мама. — Виллоу зевнула. Мама стала такой занудой, твердит ей все это уже несколько недель по многу раз.
— И слушайся брата.
— Робина? Да он на три года меня младше!
— Зато большую часть жизни провел при дворе. Он знает, как там все устроено, знает, как распространяются слухи. Слушайся его, Виллоу, он не позволит опозорить тебя.
— Да, мама.
— И наконец, Виллоу, о мужчинах.
— Ох, мама!
— Нечего ох-мамкать, мисс! У меня есть опыт в этих делах, и тебе лучше прислушаться ко мне! Когда мужчинам хочется завладеть девушкой, они такие душки. И если тебе будет приятно слушать комплименты какого-нибудь юного кавалера, Виллоу, задай себе вопрос: а если я поддамся на его сладкие уговоры, женится ли он на мне? Вообще, может ли он жениться? И почему тогда он осаждает мою добродетель до нашей брачной ночи? Почему он не может подождать, уважая деликатность моего чувства? Вообще, Виллоу, ты скоро поймешь, что действительно приличный юноша сведет с тобой знакомство только через посредничество Робби, королевы или твоего брата. Поцелуи украдкой в темном углу — вовсе еще не повод для знакомства.
— Мама, ну почему ты думаешь, что я такая? — взмолилась Виллоу.
— Ты всегда была очень практичной киской, дорогая, — сказала Скай, — но у тебя нет опыта. Я хочу всего лишь поделиться собственным, чтобы ты не обжигалась.
Виллоу бросилась в объятия Скай и крепко обняла ее.
— Ох, мама! Обещаю тебе, что ты будешь только гордиться мной! Я найду себе самого знатного мужа, смягчу гнев королевы, и она позволит тебе и Адаму вернуться.
Скай улыбнулась сквозь слезы и нежно поцеловала дочь.
— Мне будет не хватать тебя, ох, как будет не хватать!
— Нам нужно ехать, — вмешался Робби, — она либо усвоила твои уроки, либо уже не усвоит. Виллоу всегда была умницей, не думаю, что она причинит нам неприятности.
Старшему сыну Скай посоветовала держаться подальше от споров между англичанами и ирландцами.
— Это нелегко, я знаю, — говорила она, — но постарайся подумать о будущем. Ты теперь женат, скоро пойдут дети, и ты можешь предложить им только Баллихинесси. Эта земля принадлежит О'Флахерти уже триста лет. Ты не должен утратить эту землю из-за каких-то горячих голов или церкви.
— Но ведь религия тоже говорит о будущем, мама.
— Конечно, Эван, но подумай все-таки, если уж человек почитает Господа, так ли важно, КАК он это делает? Спроси самого себя, почему ты должен терять свои земли из-за того, что итальянский папа и английский монарх не могут договориться о догматах?
— Поэтому ты и не становишься никогда ни на чью сторону, мама?
— Твой дед, Дубхдар О'Малли, святой человек, возлюбленный Господом, учил меня, что главное — это семья. И так я и поступала. Я не смогла воспитать тебя так, как мне бы хотелось, но все-таки ты — мой сын. Ты станешь поступать так, как тебе кажется лучше, и будешь следовать своей совести. Я не завидую тебе, Эван, сейчас Ирландия разорвана и озлоблена. — Она протянула к нему руки, и он тоже обнял ее. — Бог в помощь, мой старший! — сказала Скай.
Потом обняла и расцеловала по очереди всех остальных, пока его юное и нетерпеливое лордство, сам граф, стоял, постукивая по полу элегантным сапогом. Он попрощался с матерью отдельно, чтобы не ронять своего достоинства. Наконец с прощаниями было покончено, и три юные дамы забрались в карету, а молодые люди сели на лошадей. Из окна кареты махали руками Скай и Адаму. За первой каретой ехала вторая, более вместительная, с камеристками, лакеями и багажом. Обиходные вещи, необходимые новобрачным, были отправлены в Нант несколькими днями раньше.
Когда путешественники скрылись из виду за поворотом дороги, Адам шумно вздохнул.
— Ну, девочка, поехали домой! — сказал он и помог ей сесть в ожидающий их небольшой экипаж.
Скай сидела в карете, охваченная глубокой депрессией. Старшие дети уехали, младшие проведут несколько дней в Аршамбо с кузинами и кузенами. Она вздыхала всю дорогу в Бель-Флер.
— Я старею, — произнесла она с печалью.
Адам взглянул на прекрасное, но удрученное горем лицо жены и начал смеяться.
— Неужели я так одомашнил тебя, милая, что ты теряешь равновесие без своего выводка?
— Ты не понимаешь! — воскликнула она. — Старшие сыновья женаты, и, может быть, после прошлой ночи их жены уже беременны. Старшая дочь будет искать мужа при дворе. Через год я стану бабушкой! Я просто постарела.
Он снова рассмеялся и, обняв ее, скользнул рукой в вырез платья и нащупал мягкую грудь.
— Мадам, — сказал он, провоцирующе поглаживая сосок, — вы, конечно, зрелая женщина, не могу отказать вам в этом, но все-таки, Скай, тебе не исполнилось еще тридцати четырех. — Его пальцы умело развязали шнурки ее блузки, и в конце концов обнажились обе груди. — Боже, как они прекрасны! — выдохнул он, зарываясь лицом в ложбинку между ними, покрывая ее трепещущую плоть поцелуями.
Скай почувствовала, как в ней нарастает возбуждение. Он пробежался рукой по ее черным кудрям и стал поглаживать шею.
— Если вы думаете отвлечь меня, монсеньор, — протестующе прошептала она… но, когда его вторая рука скользнула к ней под юбки и двинулась дальше, она смогла только простонать:
— Адам! Ох, милый!
— Все-таки ты просто бесстыдная шлюшка, старушка, — дразнил он ее.
— Не старая! — вдруг вскрикнула она, осознав тут же, как это глупо звучит. Конечно, она не чувствует себя старше двадцати лет. Успокоившись, она начала игриво поглаживать его, и ее пульс участился, когда она ощутила его твердое горячее копье. — Я не состарюсь, пока могу делать с тобой это, дорогой, — прошептала она ему на ухо, расстегивая одежду и освобождая его.
Адам резко перебросил ее к себе на колени и, приподняв ее юбки, пристроил поудобнее свое могучее копье. Издав сладострастный стон, она ощутила, что его орудие полностью вошло в нее. Она сидела на коленях Адама, упершись ногами в бархатную обивку кареты. Их руки переплелись, как и их языки, они страстно целовались, качаясь на сиденье в такт толчкам экипажа.
Чувство полностью захватило ее, и Скай только стонала в ухо Адаму, пока он возжигал пламя страсти в ее чувственном теле.
— Ох, Адам! — выдохнула она, когда ее пронзила первая волна наслаждения. — Ox, ox, ox! — повторяла она, пока не обессилела и не рухнула ему на грудь, полностью удовлетворенная его страстью.
Он отрывисто дышал ей на ухо, но еще несколько минут она была слишком слаба, чтобы сделать хоть малейшее движение. Наконец, когда стук их сердец немного утих, он тихо спросил:
— Девочка, разве тебе не приходилось заниматься любовью в карете?
— Нет, хотя Джеффри предлагал мне однажды по дороге в Лондон, но потом все-таки решил, что в постели удобнее, — рассмеялась она при воспоминании об этом.
— Да, — согласился Адам, — Джефф всегда любил комфорт. Ну так, мадам, вы все еще чувствуете себя старой и разбитой?
— Я чувствую себя прекрасно! — воскликнула она.
— Тогда как быстро ты можешь привести себя в порядок? — спросил он.
— А зачем? — удивилась Скай.
— Затем, милая девочка, что уже показался Бель-Флер, и думаю, что лакей, который откроет дверь кареты через несколько минут, будет слегка шокирован.
Она слезла с его колен, и он весело помог ей натянуть блузку, оправить юбки и волосы.
— Лучше бы вам заняться собственным беспорядком в одежде, монсеньор, — поддразнила она его, заметив, как он смотрит на ее грудь.
— А сколько времени не будет детей, девочка?
— Примерно две недели, — ответила она.
— Отлично, — сказал он. — Все это время я проведу с тобой, любовь моя, и большую его часть — в постели. Мне кажется, прошла вечность с тех пор, как мы были одни и могли свободно любить друг друга.
— Разве мы не можем поехать в лес и устроить пикник? — иронизировала она.
— Если только ты позволишь любить себя под могучими дубами.
Ее лицо разгладилось, и она прошептала:
— О да, мой муж! — И именно в этот момент колеса кареты простучали по подъемному мосту замка.
Адам де Мариско сдержал слово, и в следующие две недели они со Скай почти все время, не отданное сну, провели вместе. Им казалось, что они еще сильнее полюбили друг друга. Когда же вернулись трое младших, Адам лично занялся обучением Патрика, объясняя ему, как следует управлять поместьем, а Дейдра занималась с матерью, осваивая обязанности хозяйки замка.
Дейдра, как заметила Скай, была самой спокойной из детей. Похоже, она легко усваивала все, чему ее учили, была ли это латынь или способы варки мыла. Прелестная девочка все больше походила на мать, так что Скай относила ее робость на счет того, что ранние годы Дейдры прошли вдали от нее. Теперь Скай приходилось тратить немало усилий, чтобы наверстать упущенное. И все же со всеми проблемами и успехами Дейдра предпочитала приходить к Адаму.
— Мне кажется, она не любит меня, — пожаловалась как-то Скай Адаму.
— Она восхищается тобой, — сказал он, — и все же побаивается немного. Не сомневайся, дорогая, она любит тебя.
— Только как свою мать, — проницательно заметила Скай, — но я ей не нравлюсь. Не знаю даже почему. Я так старалась понравиться ей!
— Ну так почему бы тебе не спросить ее об этом? Лучше все делать в открытую, чем загонять проблемы внутрь, пока они не станут неразрешимыми.
— Я бы спросила, но только если при этом будешь и ты.
— Нет. Если ты будешь спрашивать Дейдру при мне, она решит, что мы объединились против тебя, и начнет все отрицать. Пусть это останется между вами.
Скай непросто было решиться на разговор, но наконец, собравшись с мужеством, однажды летним вечером, когда они с дочкой сидели на берегу озера и плели венки, она спросила напрямик:
— Дейдра, почему ты меня не любишь? Дейдра вздрогнула от неожиданности и медленно покраснела. Но ответила так же прямо, как и спросила ее мать:
— Потому что ты бросила нас с Патриком, когда уехала к новому мужу. Потом ты вызвала нас к себе, но сразу отослала, обещая привезти настоящего отца. Но не привезла его, мама. Перед вашим браком с Адамом мы были не слишком счастливы, и я думаю, сколько еще времени пройдет, прежде чем ты убежишь от нас под тем или иным предлогом.
Скай поразила звучавшая в голосе девочки злость.
— А твой брат тоже так думает? — спросила она.
— Патрик говорит, что ты нас любишь. Ему этого достаточно.
— Но тебе — нет, я вижу. Знаешь, твой брат прав. Я вас люблю. Мне просто никогда не приходило в голову, что нужно объяснять таким малышам все мои проблемы, Дейдра. Если бы ты спросила меня об этом раньше, я бы все тебе рассказала. Теперь я вижу, ты этого хотела.
Она привлекла сопротивляющуюся девочку к себе.
— Дейдра, — ласково сказала она, глядя прямо в ее отчужденное лицо, — я люблю тебя. Ты — дитя любви, нашей с Найлом Бурком любви. Я постараюсь не покидать тебя. Хотя настанет день, и ты покинешь меня, чтобы выйти замуж.
— Ты говоришь, что постараешься. Нет, обещай мне, что ты никогда не покинешь нас.
— Дейдра, я не могу. Я тебе никогда не лгала и теперь не стану лгать, даже чтобы получить твое одобрение. Я постараюсь!
Дейдра внезапно разрыдалась, и ее маленькое личико наморщилось от тревоги.
— Мама, не оставляй меня! Не бросай меня! — упрашивала она сквозь рыдания.
Скай, не говоря ни слова, посадила дочь на колени и начала укачивать ее. Все остальные дети легко пережили ее странствия, но Дейдра, несмотря на свой упрямый характер, оказалась слишком ранимой. «Чем-то, — подумала Скай, — она похожа на Найла, хоть внешне и выглядит, как я».
— Я не собираюсь никуда ехать, Дейдра, — тихо сказала она, — не плачь, моя детка. Я не брошу тебя, мое сокровище!
На день святого Михаила слуги получили жалованье и подарки за год, но нянька Велвет оказалась в тягости от выездного лакея, так что пришлось срочно выдать ее замуж. Подыскали новую няньку, пухлую хохотушку из деревни Аршамбо, и Велвет приняла эту замену. Но не прошло и недели, как они с девочкой бесследно исчезли.
Скай и Адам просто сходили с ума. Они опасались, что нянька и девочка свалились в ров и утонули. Но это предположение быстро опроверг привратник, видевший, как Марджери с ребенком шла по тропинке в лес. Обшарили весь лес, опасаясь, что их могли съесть звери, но ничего не обнаружили. Тогда стали искать в деревне, решив, что девушка с ребенком без спроса ушла навестить родителей, но семья ничего не знала о ней. Однако ее деревенская подружка сказала, что Марджери заявила, что у нее скоро будет достаточно золота для хорошего приданого. Ясно, оно не могло появиться от трудов в Бель-Флере.
Граф Антуан видел, что его пасынок находится на грани безумия, и был готов придушить невинную осведомительницу. Взяв девушку за руку, он мягко спросил:
— Жанна, дорогуша, подумай и постарайся вспомнить, что конкретно Марджери говорила тебе, откуда она собиралась взять это золото?
Крестьянка напряженно наморщила лоб и вдруг засмеялась:
— Да, конечно, месье граф! Марджери сказала, что встретила незнакомца, говорившего по-нашему, но точно иностранца — он говорил с таким ужасным акцентом. Он захотел увидеть маленькую Велвет — самого прекрасного ребенка в христианском мире. Он сказал, что если Марджери покажет ему девочку, то он даст ей шесть золотых экю! — радостно выпалила Жанна.
— А куда она должна была привести ребенка? — гнул дальше граф.
— В одну таверну в Type, — отвечала та.
— Упоминала ли Марджери название таверны, Жанна?
— Нет, месье граф, но должен знать Жийе-каретник, он-то ее и отвез сегодня.
— Разыскать каретника! — приказал граф. — Ты хорошая девушка, Жанна, — добавил он, кладя ей за корсаж несколько серебряных монет.
Только что вернувшийся каретник был приведен и признался, что отвез Марджери из Аршамбо в Тур. Да, с ней была девочка, ее сестренка, которую она взяла за компанию. Он оставил их в таверне. Это «Золотой петух»в западной части города. Адам, граф и двое его сыновей немедленно помчались в город. Через несколько часов они вернулись, и Адам мрачно вручил Скай свернутый пергамент с тяжелой печатью.
Скай сломала печать и разорвала конверт. На несколько мгновений у нее пресеклось дыхание и помрачился свет в глазах при виде знакомого почерка. Послание было кратким:
«Мадам, вы мне нужны. Немедленно приезжайте». И подпись: «ЕЛИЗАВЕТА Р.».
— Откуда ты это взял? — спросила Скай мужа.
— Оно поджидало меня в «Золотом петухе»в Type, его оставили два джентльмена, которые прибыли одни, а уехали с нянькой и ребенком. Хозяин таверны сказал, что они поехали по дороге в Нант, оставив послание для того, кто будет разыскивать женщину и ребенка.
— Ты понял, у кого наш ребенок? — Скай передала послание Адаму. — Велвет у проклятой тюдоровской суки! Она похитила нашего ребенка Бог знает зачем, но ты можешь быть уверен, дорогой муж, что исключительно для своих надобностей! О Боже, а я-то думала, что можно позабыть о Тюдорах и всем их роде!
— Я еду в Англию, — сказал Адам.
— Мы едем в Англию, — поправила его Скай. — Тебя она не зовет, дорогой мой, ей нужна я. Но на этот раз, видит Бог, этой суке не удастся меня провести. Она скорее всего объявит Велвет заложницей, чтобы я помогла ей, но прежде я потребую, чтобы она вернула наши земли, Адам де Мариско, и Ланди в том числе. Королеве придется примириться с тем, что у нас законный брак, и прекратить называть Велвет незаконнорожденной!
— Скай! — В голосе Адама звучало предупреждение. — У нее в руках жизнь моей дочери. Не шути с этим!
— Это наша дочь, Адам. И поверь мне, я не позволю, чтобы с ней что-то случилось. Послушай, этой Тюдорше отчаянно нужна моя помощь. Настолько отчаянно, что она приняла меры, чтобы обеспечить ее. Вот почему ей нужна была Велвет. Она знает, я приеду за ней. Но Елизавета Тюдор не занимается избиением младенцев — Велвет в полной безопасности. Мне придется с ней отчаянно торговаться на этот раз, Адам! Мы уезжаем вечером.
— Так я и знала, что ты рано или поздно оставишь меня! — воскликнула Дейдра, вошедшая в комнату при последних словах Скай.
— Оставлю? Нет, любимая, ты и твой брат едут с нами. Мы предстанем перед королевой одной семьей.
— Не знаю, кто ты — безумная или отважная женщина, — сказал Адам, обнимая их обеих.
— Наверное, и то и другое, дорогой, ведь я даже не подозреваю, что нужно королеве. Возможно, мне придется сражаться с призраками.
— Нет, Скай, на этот раз тебе не придется сражаться с королевой в одиночку. На этот раз с тобой рядом будет твой господин. С этим королеве сталкиваться не приходилось. В одиночку ты всегда была уязвима. Но теперь ты не одна, девочка.
Ночью они покинули Бель-Флер, и Скай печально оглянулась на оставленный дом. Они решили не закрывать замок, за ним будет присматривать граф. Дейдра и юный лорд Бурк посапывали в карете, а их родители скакали рядом сквозь раннюю осеннюю ночь. Над дорогой к побережью взошла луна, освещая деревни, виноградники и дубовые рощицы. Не снижая скорости, они за два дня добрались до Нанта, где их ожидал корабль Скай. Она предусмотрительно разместила несколько судов в этом французском порту, чтобы они, сменяясь, перевозили в Англию и Северную Европу лучшие вина из долины Луары.
Но даже при попутном ветре им пришлось провести в плавании еще несколько дней. Они обогнули Бискайский залив, не выпуская из виду французского берега, и у самого Бреста свернули через Ла-Манш. Неожиданный южный бриз понес их по волнам пролива быстрее, чем они даже рассчитывали. Они по-прежнему не теряли из виду берега, и Скай рассказывала детям о различных приметах. Они миновали остров Уайт, белые скалы Дувра и вошли в Темзу, вместе с приливом перенесясь в лондонскую гавань. Когда судно бросало якорь, Скай вместе с Адамом стояли, держась за поручни, на палубе. На берегу виднелся лишь небольшой отряд королевской гвардии.
— Боже, — сказал Адам, — она нас ждет?
— Да, она ждет нас, — с довольной улыбкой ответила Скай.
— У тебя боевая улыбка, — ухмыльнулся он, — давненько я не видел ее… — Он задумался. — Так давно, что даже и не припомню.
— Вероятно, в то время, когда мы сражались с королевой. Однажды мне удалось победить Елизавету Тюдор, Адам, и я собираюсь сделать это снова. Помолимся Господу, чтобы этот раз был последним!




Часть V. АНГЛИЯ И ИРЛАНДИЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Действующие лицаПролог

Часть 1. АНГЛИЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

Часть 2. БОМОН ДЕ ЖАСПР

Глава 4Глава 5Глава 6

Часть 3. СЕВЕРНАЯ АФРИКА

Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Часть 4. ФРАНЦИЯ

Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Часть V. АНГЛИЯ И ИРЛАНДИЯ

Глава 17Глава 18

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Действующие лицаПролог

Часть 1. АНГЛИЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

Часть 2. БОМОН ДЕ ЖАСПР

Глава 4Глава 5Глава 6

Часть 3. СЕВЕРНАЯ АФРИКА

Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Часть 4. ФРАНЦИЯ

Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Часть V. АНГЛИЯ И ИРЛАНДИЯ

Глава 17Глава 18

Rambler's Top100