Читать онлайн Возраст любви, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возраст любви - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.48 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возраст любви - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возраст любви - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Возраст любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Войдя в зал, Аверил и Рис увидели, что семья уже собралась и ждет. Обычно обед подавали в полдень, но сегодня Мирин выслал гонца, чтобы предупредить о своем возвращении. Поэтому леди Аргел отложила обед, а кухарка тем временем успела приготовить еще несколько блюд, ибо мужчины ели куда больше, чем остававшиеся в замке женщины и дети. Все уселись на предназначенные для них места. Аверил и Рис устроились справа и слева от лорда Дракона. Леди Аргсл сидела по левую сторону от невесты, рядом с Роджером Мортимером, Майей и Исбел. По левую сторону от жениха сидели лорд Мортимер, Бринн и Джуния.
Случайно забредший бродячий монах-цистерцианец, попросивший на ночь приюта у лорда Дракона, благословил обед и молодых. К удивлению Риса, слуги расставили перед обедавшими блестящие оловянные тарелки и разложили такие же ложки, Он раньше никогда не видел такой посуды, хотя слышал о ней. Правда, тарелки подавали только на высокий стол. Остальные довольствовались корками караваев. Слуги принялись разносить серебряные блюда с едой: вареной форелью на листьях кресс-салата, жареными каплунами и олениной и кроличьим пирогом в густой коричневой подливе. Нашелся и последний летний горошек. Все это заедалось свежим, еще теплым хлебом со сливочным маслом. Слуги разливали вино в оловянные чаши. Десертом послужили сыр, груши, сахарные вафли и желе.
Когда ужин наконец закончился, гости за высоким столом вымыли руки в чашах с душистой водой, принесенных слугами. Другие слуги собирали хлебные корки, чтобы раздать бедным, собравшимся у двери, выходившей на огород. Лорд Мортимер был поражен гостеприимством и изысканностью приема, совершенно такими же, как в самых знатных английских домах, а в некотором отношении даже лучше.
Дочери лорда Дракона встали и принялись развлекать гостей. Как большинство валлийцев, они были очень музыкальны от природы. Аверил играла на телине, кельтской арфе, Майя — на пибгорне, тростниковом инструменте, принятом у валлийцев. Джуния больше любила блок-флейту, игру на которой чередовала с игрой на маленьком раскрашенном барабане и цимбалах или колокольчиках. Последними она трясла в такт музыке. Из всех сестер она была самой одаренной.
За окнами стемнело, и сумерки быстро сменились ночью. Посуду давно убрали, все столы, кроме высокого, сложили и поставили к стене вместе со скамьями. В большом очаге пылал огонь, прогоняя вечернюю сырость и холод. Разлегшиеся перед очагом собаки мирно храпели. Мужчины тихо беседовали между собой. Тем временем Горауин потихоньку подошла к дочери.
— Пора провожать тебя в брачную постель, Аверил, — шепнула она. — А вы, девушки, продолжайте играть.
Аверил, закончив мелодию аккордом, отложила телин и встала. Сестры немедленно завели веселый танец, чем отвлекли остальных от ухода Аверил. Обе женщины покинули зал.
— Куда мы идем? — спросила Аверил мать.
— В ту комнату в башне, где ты переодевалась. Днем мы с леди Аргел приготовили ее для тебя и твоего жениха. Так что в брачную ночь вы останетесь одни.
— А где будут спать лорд Мортимер и его сын?
— В зале. Мы положили туда тюфяки. Они воины, так что им не привыкать спать и на земле, и на голом полу. Кроме того, спальня для гостей нужна вам, чтобы осуществить брачный союз. Мирин не позволит вам уехать, пока не удостоверится, что ты стала женщиной, Аверил. Иначе у Риса может появиться предлог отвергнуть тебя.
— Не думаю, что он способен на такое, матушка, — покачала головой Аверил. — Он благородный человек.
— Истинно благородные люди не похищают невинных девушек, — отрезала мать.
— Но каждый ведь может ошибиться, не так ли? — поспешно сказала Аверил. — А если человек старается загладить промах, значит, это истинное благородство.
Горауин тихо рассмеялась.
— Ты защищаешь его, — поддразнила она. — Не может случиться так, что тебе начинает нравиться новообретенный муж?
— Нравится или нет, все равно мне придется с ним жить, пока смерть не разлучит нас, — рассудительно заметила дочь.
Горауин снова рассмеялась.
— Он красив и достаточно молод, чтобы доставить тебе Удовольствие в постели. Надеюсь, он будет неутомим в любовных забавах. Ты права, дочь моя, когда пытаешься найти в нем хорошее.
Они добрались до верха башни. Горауин открыла дверь и проводила дочь в комнату.
— Я помогу тебе раздеться, — объявила она и, когда на Аверил осталась одна камиза, показала на тазик теплой душистой воды, стоявший на углях крохотного очага.
— Облегчись, а потом вымоешься, — велела она.
Аверил сделала, как было сказано, вылила в окно содержимое горшка и поставила горшок под кровать. Потом почистила зубы тряпочкой и вымыла интимные места.
Горауин довольно кивнула.
— А теперь снимай камизу.
— Мама, а он тоже будет голым? — нервно пробормотала Аверил.
— Вот увидишь, он придет в чем мать родила, — усмехнулась Горауин. — Я всегда считала, что любовники должны быть равны, хотя столь нечестивая мысль немногим придется по вкусу.
Аверил послушно сбросила камизу и легла на большую постель, занимавшую почти всю комнату.
— Я готова, — прошептала она.
— Расплети волосы, — велела мать и, дождавшись, пока Аверил исполнит приказ, снова кивнула:
— Вот теперь ты готова.
Она наскоро взбила светлые пряди, так чтобы они обрамляли лицо дочери и волнами лежали по плечам, и, нагнувшись, поцеловала Аверил в лоб.
— Слушай его во всем и ничего не бойся. Завтра мы поговорим о сегодняшней ночи, и я научу тебя всему, что необходимо знать. Сейчас, однако, твоя невинность все за тебя скажет.
С этими словами она ушла.
Несмотря на утешения матери, Аверил дрожала от страха и возбуждения, ожидая, когда Рис Фицхью придет к ней. Может, стоит еще раз помочиться? Нет, не хочется.
Она имела самое смутное представление о том, что ждет впереди. Он уложит ее на спину и оседлает. Ее любовный грот находится между бедрами. Его мужское копье пронзит ее. Говорят, что в первый раз будет больно.
Сердце Аверил отчаянно колотилось. Она еще никогда не была близка с мужчиной. Как это будет?
Она подтянула одеяло, внезапно застыдившись собственной наготы.
И тут она услышала доносившийся с лестницы смех, становившийся громче с каждой секундой. Протестующий голос Риса. Снова смех. Оглушительный топот.
Аверил напряженно прислушивалась, но не смогла разобрать слов.
Дверь распахнулась, и в комнату грубо втолкнули Риса, на котором не было ни единой нитки.
— Вот и он, леди, — объявил Роджер Мортимер с плотоядной ухмылкой. Он едва держался на ногах. — Мы раздели его для вас, но вам придется сделать остальное.
Он жадно пялился на нее в надежде увидеть груди.
Но Рис круто развернулся и вытолкал Роджера с остальными гуляками из комнаты. Захлопнул дверь и задвинул засов. Снизу снова донесся хохот, сопровождаемый стуком удалявшихся шагов. Смех постепенно стихал. Рис обернулся.
— Иди в постель, — велела Аверил.
— Не терпится? — осведомился он, подходя к кровати.
— Не хочу, чтобы ты простудился и раньше времени оставил меня вдовой, — парировала она.
Рис приподнял одеяло, скользнул в постель и, оседлав жену, присел на корточки и стал ее рассматривать. Протянул руку, сжал маленькую круглую грудь и стал ласкать.
— Прекрасна, — благоговейно прошептал он.
Сердце Аверил едва не вырвалось из груди. Потрясенно ахнув, она широко распахнула глаза и приоткрыла рот. На какой-то момент она потеряла дар речи, но быстро оправилась.
— Ты раздавишь меня, чудовище! — крикнула она.
— Ни за что. Я хочу видеть твое лицо, когда касаюсь тебя. И мне нравится твое удивление. Оно говорит куда больше любых слов.
Он нежно ущипнул ее сосок, улыбнувшись, когда она залилась краской.
— Помни, я девственна, — прошептала она, зная, что идут последние минуты, когда она может сказать это о себе. Ей было больно говорить. Горло сжало судорогой.
— Знаю, — кивнул он, наклоняясь вперед, так что губы их почти соприкасались. И не успела она опомниться, как он провел языком по ее губам. Сжал маленькие ручки и, не разгибаясь, выговорил:
— Возьми моего большого мальчика, Аверил, и погладь. Скоро он набухнет желанием, и я наполню тебя своим вожделением. Не бойся. Сегодня я дам тебе наслаждение и покажу, как ублажать меня.
Его горячее дыхание пахло вином.
— Моя мать говорит, что после того, как ты убедишься в моей чистоте, она научит меня дарить тебе блаженство, — прошептала Аверил.
— Ничего не могу на это возразить. Я видел, как смотрит на нее твой отец. У него лицо человека счастливого. Вижу, что он любит ее больше остальных женщин.
— Знаю, — вздохнула Аверил, ощущая прикосновение его копья к бедру. И, нерешительно протянув руки, взяла его в ладони и принялась осторожно гладить. Его плоть немедленно начала набухать и твердеть под ее пальцами. Рис подался вперед и, взяв губами ее сосок, стал лизать и посасывать.
У Аверил закружилась голова. Только сейчас она поняла, что такое плотское желание, и тихо вскрикнула. Рис поднял голову и заглянул в зеленые глаза.
— Любовники пробуют друг друга на вкус, Аверил. Тебе понравилось.
Она молча кивнула. Ее обуревали мириады ощущений, одно восхитительнее другого. Она и боялась и не боялась, хотела продолжения и не хотела…
Он перекатился на спину и поднял ее на себя.
— Ну вот. Разве так не лучше, жена? Мне нравится чувствовать на себе твою тяжесть.
И, обняв ее, стал целовать медленными, жаркими поцелуями, почти не отрываясь. Ей казалось, что это длится целую вечность.
Губы Аверил распухли и горели. Что-то твердое вжималось в ее бедро. Горячее. Твердое. Терпеливое. Способное подождать, пока она будет готова.
Теперь она дрожала больше от предвкушения, чем от страха. Ей очень хотелось узнать, что будет дальше, но все же она по-прежнему немного боялась. Ее груди были прижаты к его широкой груди. Его копье пульсировало у самого ее живота.
— Открой глаза, жена, — скомандовал он. — Как я могу взглянуть в твою душу, если ты прячешься от меня?
Изумленные глаза Аверил широко открылись. До этой минуты она даже не сознавала, что ее веки были сомкнуты. Она полностью забылась в его объятиях, опьяненная сладостными поцелуями.
— Я начинаю понимать, почему мама так любит отца, — прошептала она.
— Это не любовь, жена. Просто похоть, но и она хороша для начала.
Его большие руки сжали ее узкую талию, и он привлек ее к себе, так что ее груди нависли над его лицом.
— Само совершенство, — пробормотал он, потираясь щекой о мягкую плоть. Его язык коснулся соска. Лизнул. Раз, другой…
— О, как хорошо, — простонала Аверил.
Рис впился губами в бугорок плоти и стал сосать, пока она не вздрогнула от восторга. Но он не обделил вниманием и другой сосок, неожиданно прикусив его.
Аверил снова застонала.
— Мое тайное местечко налилось жаром, — наивно призналась она.
— Дай посмотреть, — пробормотал он, переворачивая Аверил на спину.
Их губы встретились. Его язык скользнул ей в рот, а пальцы раскрыли тугие створки. Она уже была влажна от нараставшего желания. Он нашел ее крохотную драгоценность и стал ласкать подушечкой указательного пальца. Она принялась извиваться, тихо мурлыча.
— Значит, и это тебе нравится? — прошептал он в ее ушко, касаясь языком розовой раковинки.
— Да-а-а, — протянула она, и по ее лицу он понял, что страх хоть и на время, но покинул ее.
Он продолжал играть с ней, пока она не задрожала, изведав первый порыв страсти. Только тогда Рис осторожно вошел пальцем в ее невинное тело, продолжая двигать им взад-вперед.
— А так? — спросил он, лизнув ее щеку.
— М-м-м… — промычала она. Пора. Она готова.
Он широко развел ее ноги и встал между ними на колени. Аверил не сопротивлялась. Рис улыбнулся про себя. Маленькая ведьма горит желанием, хотя сама этого не сознает.
Взяв в руку свое копье, он подвел его ко входу в любовный грот и медленно нажал, пока головка не вошла целиком. Аверил нервно дернулась.
— Нет, жена, не бойся, — успокоил он.
— Но ты такой большой, — пожаловалась Аверил.
— Тем лучше я смогу тебя ублажить, Аверил. И поверь, это тебе понравится.
Он подался вперед, и она удивленно ахнула, осознав истинное значение его слов. Но, Боже, он наверняка разорвет ее своим огромным копьем!
Потеряв голову от страха и паники, она попыталась избавиться от огромного отростка, неумолимо пронзавшего ее плоть. Но силы были неравны. Не успела она собраться с мыслями, как он чуть отстранился и резким выпадом вонзился в нее.
Аверил взвизгнула скорее от удивления, чем от боли, но Рис принялся страстно ее целовать, прежде чем сделать очередной рывок, сначала медленно, потом все быстрее, пока она не опьянела от наслаждения, бурлящего в жилах и угрожавшего поглотить ее.
— О Господи! — всхлипнула она.
Тяжело дышавший Рис не выдержал и рассмеялся.
— Не останавливайся! — скомандовала она.
— Придется, — пропыхтел он.
— Не сейчас! Не сейчас! — молила Аверил. Она все ближе! Все ближе! Но к чему?
Она не знала и не понимала, но все же достигла блаженных берегов и закричала от неземного восторга, накатывавшего теплыми волнами.
А Рис, опьяневший от наслаждения, больше не смог сдерживаться. Его любовный дар оросил ее скрытый сад первым дождем плодородных соков. Сотрясаемый судорогами, уносимый крыльями экстаза, он тем не менее побоялся раздавить ее хрупкое тело и, откатившись, лег на спину.
— О, Аверил! — воскликнул он, жадно глотая воздух. — Какой чувственной маленькой девственницей ты оказалась!
Аверил неожиданно расплакалась.
— Больше я не девственница. И не девушка, — всхлипывала она.
— Нет, — согласился он, обнимая ее и прижимая к себе. — Теперь ты моя жена по-настоящему.
— Это было чудесно! — рыдала она, обливая слезами его грудь.
Ему хотелось кричать о своем счастье, но он плотно сжал губы и, случайно опустив глаза, увидел огромное темное пятно на простыне: доказательство ее невинности.
— Твой родитель завтра будет очень горд, жена, — сообщил он.
Она слегка отстранилась и, проследив за направлением его взгляда, тихо ахнула:
— Ты прав.
— А теперь тебе нужно отдохнуть. Ты была очень храброй, жена моя.
— А это можно делать только один раз за ночь? — выпалила она и покраснела.
— Страсть не знает времени суток, Аверил. Мы можем любить друг друга и днем, и уж тем более не один раз. Но на сегодня довольно. Ты доказала свою невинность и мне, и всему миру. А теперь спи.
— Но мне понравилось, — настаивала она. — Я хочу продолжения.
— Мне тоже требуется отдых, — пояснил он, — и моему большому мальчику, иначе он просто не пробудится. Взгляни на бедного парня! Ты измотала его, Аверил, своим вожделением. Но за час перед рассветом мы проверим, на что он способен. Наверное, он снова возжелает зарыться в твое теплое гнездышко.
Он поцеловал ее и натянул одеяло повыше. К его восторгу, она приникла к нему и уснула.
А когда проснулась, за окном уже светало. Она лежала на спине, а между бедрами довольно сильно саднило. Рис тоже лежал на спине, и она впервые получила возможность хорошенько его рассмотреть. Он и вправду казался великаном. Ничуть не ниже отца. И показал себя не только добрым, но и нежным. Что же, это неплохо, но, в сущности, она совсем его не знает. Можно ли ему доверять? Рис Фицхью погубил ее мечты, не подумав даже извиниться, и Аверил знала, что не сможет так легко простить его, хотя, нужно признать, вчера он подарил ей истинное наслаждение.
Но что за жизнь предстоит ей в Эверли? Она даже не будет госпожой дома! Придется подчиняться шестилетней девочке. А у Мэри уже есть наставница, Рон. Судя по выражению лица, она не потерпит никакого вмешательства в дела своей подопечной. Правда, Рис упоминал, что сестре нужно научиться хорошим манерам, а Рон для этого непригодна.
Мысль о том, что вскоре придется покинуть «Драконье логово», обдала ее холодом. Еще тоскливее стало оттого, что теперь она отрезанный ломоть. У нее другая семья. Больше никогда ей не жить в отцовском доме.
Откуда-то донеслась утренняя песня жаворонка, и Аверил вдруг сообразила, что сейчас не до ласк мужа. Она соскользнула с постели, подошла к очагу, поворошила угли, налила себе воды из стоявшего в золе кувшина в медный тазик и принялась мыться. Вода в тазике покраснела от ее девственной крови. Аверил вылила ее за окно, надела камизу, зеленое платье, тунику, сунула ноги в туфли, снова налила воду в тазик и, поставив его у изножья кровати, разбудила мужа.
Рис открыл глаза, увидел уже одетую жену и, скрыв улыбку, не стал задавать неделикатных вопросов.
— Кажется, уже утро, — пробормотал он.
— Да, и, наверное, стоило бы отправиться в Эверли уже сегодня. Мы выполнили наш долг и чересчур долго пробыли в отъезде. Вот-вот начнется жатва, и управляющему следует надзирать за работами.
Она все решила! Они уедут сегодня.
Риса поразили ее знания. Такого трудно было ожидать от гордой дочери лорда Дракона. Дочери, с малолетства воспитанной в уверенности, что ей предстоит блестящее будущее.
Он свесил ноги с кровати, встал и, сняв простыню, протянул жене.
— Отнеси это отцу и передай, что ему нечего стыдиться.
— В тазике чистая вода, господин мой, — напомнила она, беря простыню.
Рис, слегка улыбнувшись, кивнул и был вознагражден такой же улыбкой. Аверил поспешила вниз по узкой винтовой лестнице. Отец уже встал и черпал овсянку из корки круглого каравая. Аверил с достоинством шагнула к высокому столу и вручила ему простыню.
— Дело сделано, отец.
Мирин встал и, взяв у нее простыню, развернул.
— Ты и в самом деле исполнила свой долг, дочь моя, — кивнул он. — Нелегко тебе пришлось, учитывая, что ты надеялась на более достойный брак.
— Да, отец, думаю, я была предназначена в жены человеку высокого положения и к тому же состоятельному, — согласилась она. — Но судьба распорядилась иначе. И поэтому нет смысла плакать над пролитым молоком. Конечно, я могла бы убить его и начать новую жизнь, но мужчины ценят не только красоту, но и невинность. А у меня осталась только красота.
Она сухо усмехнулась. Отец покачал головой.
— Вижу, ты унаследовала практичную натуру матери. Что ж, могло быть и хуже. Рис по крайней мере имеет неплохое место, и, кажется, ты говорила матери, что вы всегда можете поселиться в каменном коттедже?
— Да. Так сказал Рис.
— Весной я пришлю тебе своих лучших каменщиков. Они перестроят коттедж, расширят и перекроют крышу. Я не позволю своей дочери жить в лачуге. Оставайся в главном доме, пока сможешь ладить с Мэри Фицхью, хотя меня беспокоит не эта малышка. А вот та служанка, что заботится о ней, — дело другое. Такая на все пойдет, лишь бы настоять на своем. Ее хозяин долго болел и предпочел оставить дитя на руках преданной служанки. Рис управлял поместьем. Но теперь в дом вошла другая женщина.
— Знаю, отец. Я не могу быть там госпожой, но не позволю служанке приказывать мне. Муж просил научить девочку приличным манерам, которых Рон не знает.
— Она станет ревновать к тебе, — ответил лорд Дракон. — Господи милостивый, мне следовало убить Риса за то, что украл тебя, и покончить с этим раз и навсегда!
— Что поделаешь, отец, как только он коснулся меня, моя честь была погублена, — задумчиво ответила Аверил. — Но я хотела бы уехать сегодня. Наступает время жатвы, и Рису нужно приглядеть за работниками.
— Это верно, да только твоя мать расстроится. Она все твердит, что сначала должна кое-чему тебя научить.
— Я и сама хотела бы поучиться, но муж не может задерживаться, а я должна быть с ним, — настаивала Аверил.
— Куда это ты собралась? — осведомилась Горауин, подходя к ним. При виде окровавленной простыни глаза ее блеснули.
— Сегодня мы должны отправляться в Эверли, — сообщила Аверил, — чтобы поспеть к жатве.
— В таком случае я еду с вами, — объявила Горауин. — Господин, погода стоит хорошая. Ты должен послать людей проводить домой дочь и зятя. Я знаю, ты можешь обойтись без них несколько дней. А я за это время расскажу Аверил все, что ей следует знать. Тогда наша дочь сумеет ублажать мужа так же хорошо, как я ублажала тебя все эти годы, господин.
— Это верно, — хмыкнул Мирин, — в постели тебе нет равных, милая. Пусть и Рис Фицхью узнает все прелести любовных игр. Да, можешь ехать с нами. Если отправимся в путь сейчас, будем в Эверли только завтра. Ты сможешь пробыть с дочерью целых три дня, но потом мы должны вернуться.
— Времени не так уж много, но вполне достаточно, тем более что Рис целые дни будет проводить на полях. А я останусь с Аверил и объясню ей то, что должна знать каждая женщина.
— А пока поешьте, — велел Мирин. — После завтрака расскажешь о своих планах леди Аргел. Она будет скучать по тебе. Моя вздорная Исбел — плохая для нее компания.
С этими словами он встал и унес доказательство невинности дочери.
Женщины сели за стол. Слуги принесли им овсянку, блюдо с крутыми яйцами, хлеб, масло и сыр и налили в чаши разбавленное водой вино. Они ели молча, но после завтрака Горауин положила ладонь на руку дочери.
— У тебя все в порядке? — встревоженно спросила она.
— Просто чудесно, — призналась Аверил, краснея. — Но у меня саднит между бедрами.
— У меня есть мазь, — успокоила Горауин.
— Я рада, что ты едешь со мной.
— Тебе будет не так одиноко в новом доме, если я немного побуду с тобой. Кроме того, нужно поставить на место ту служанку, которая присматривает за девочкой. И тебе понадобится в этом моя помощь, поскольку ты молода и неопытна.
— Но я не хочу наживать себе врагов! — запротестовала Аверил.
— И не надо, но она должна понять, что, хотя и ухаживает за хозяйкой Эверли-Мэнор, все же это не дает ей особых прав и следует подчиняться тем, кто выше ее по рождению. Она из сервов или вольноотпущенница?
— Не знаю, мама.
— Это большая разница, — заметила Горауин.
В зал вошел Рис. Вежливо поздоровался с Горауин, поцеловал жену в макушку и уселся за высокий стол. Слуги немедленно принесли ему еду. Аверил сама наполнила его кубок, нарезала сыр и очистила яйца.
— Я поговорил с твоим отцом, жена. Мы едем в Эверли, как только я поем. А вы, леди, тоже присоединитесь к нам?
— Я хочу посмотреть, как устроится моя единственная дочь. Господин с сыном тоже будут нас сопровождать. А сейчас я должна поговорить с Аргел. Она собиралась отпустить с тобой Дилис, дочь моя. Сказала, что ты не должна покидать отцовский дом без служанки.
— О, мне нужно поблагодарить ее! Я так люблю Дилис! — оживилась Аверил.
— Поблагодаришь перед отъездом, — ответила Горауин и, повернувшись, выплыла из зала.
— Я должен послать гонца к сестре. Пусть узнает о нашем возвращении и прикажет Рон приготовиться к встрече гостей, — решил Рис.
— А эта Рон — вольноотпущенница? Она кажется такой самоуверенной.
— Нет, она из сервов, но гордится тем, что родитель полностью ей доверял. Он всегда считал ее женщиной рассудительной, послушной и беспрекословно выполняющей любые приказания.
— А каковы ее обязанности, господин?
— Она ведет хозяйство и присматривает за сестрой.
— Но в таком случае что делать мне? — допытывалась Аверил. — Мы уже говорили об этом, но ты ничего мне не ответил. Я не просто украшение, существующее исключительно для твоего удовольствия. Моя жизнь должна иметь цель.
— А чем же ты занималась в доме отца? Ведь хозяйством управляет леди Аргел.
— Я училась быть достойной женой, матерью и хозяйкой, Рис Фицхью, чтобы в один прекрасный день проверить на деле, так ли я все усвоила. Ты сказал, что коттедж заброшен, так что до следующего года, пока его не перестроят, жить мы там не можем. Да и не стоит туда перебираться до замужества Мэри. Не могу я сидеть в зале и ткать с утра до вечера шпалеры, пока Рон следит за всем домом. Я согласна, чтобы она помогала мне вести хозяйство, но только помогала. Я должна править домом и обучить Мэри всему, что знаю сама. А Рон может ухаживать за твоей сестрой. Она всего лишь нянька, пусть ею и остается.
— Она любит Мэри, — медленно выговорил Рис.
— Это даже к лучшему. Но я должна быть хозяйкой Эверли, пока Мэри не станет взрослой. Или предпочтешь, чтобы я повиновалась сервам, муженек?
— Я еще не думал об этом, — честно признался он.
— Не думал. Твой отец, упокой Господи его светлую душеньку, велел тебе украсть невесту, чтобы занять более высокое положение, но ты, к несчастью, похитил не ту девушку. Однако теперь я твоя жена, Рис Фицхью. Дочь достойного человека, который прослеживает свою родословную до великого короля. Семья моей матери также благородна и уважаема. Не можешь же ты ожидать, чтобы я склонилась перед рабыней, какой бы верной и преданной она ни была. Я не прошу отсылать ее из дома. Просто поставь ее на место, чтобы я смогла занять свое. Если не сможешь сделать это, я лучше останусь в доме отца, ибо не собираюсь терпеть унижения.
Рис покачал головой.
— Она хорошая женщина. Мэри будет плохо без Рон, и я не собираюсь отсылать ее из дома.
Аверил начала злиться. Почему он никак не осмыслит, что она вовсе не собирается заставлять Рон работать на полях? Просто хочет, чтобы он заставил женщину понять, кто в доме хозяйка.
— Повторяю, — сдержанно сказала она, — я не прошу тебя отсылать Рон.
— Давай подождем с решением до возвращения в Эверли, — уперся Рис, и, прежде чем Аверил успела ответить, в зал вошла Горауин.
— Пойдем, дитя мое, — велела она. — Нам пора. Но сперва тебе нужно попрощаться с сестрами, леди Аргел и Исбел.
Аверил молча поднялась и, кивнув, поспешно подошла к матери. Женщины оставили Риса обдумывать слова жены. В словах Аверил была своя правота, но в семье Фицхью ценили преданность, а Рон была беззаветно предана хозяевам. Будет ли Аверил так же верна ему?
А тем временем мать и дочь поднялись в солар, где уже ждали остальные женщины. Аверил встала на колени перед женой отца, приняла ее благословение и в знак уважения вложила ладони в руки Аргел.
— Господь да благословит тебя, Аверил, и пусть наш небесный повелитель Иисус и Пресвятая мать его Мария всегда хранят тебя. Ты покидаешь дом своего отца, унося мою любовь и мои благословения тебе, мужу и детям, которых ему родишь.
— Спасибо, госпожа моя матушка, — тихо ответила Аверил, обращаясь к Аргел так, как обычно называли ее дочери наложниц. — Я буду скучать по вас и нашей семье.
— Я даю тебе в служанки Дилис. Ты дочь великого рода и должна иметь свою служанку, — продолжала Аргел.
— Спасибо.
— А я надеюсь, что ты привезешь ко мне твоих детей, дорогая, ибо вы всегда желанные гости в доме твоей юности. А теперь встань и попрощайся с остальными.
Аверил поднялась и подошла к Исбел.
— Прощайте, госпожа. Пусть Господь вас хранит.
— Что ж, все могло кончиться хуже, — откровенно заявила Исбел. — Джуния будет тосковать по тебе. Надеюсь, ты пригласишь ее в Эверли.
— Обязательно, госпожа, — кивнула Аверил, не желая замечать колкость. — Вы дадите мне свое благословение?
Она покорно склонила голову перед удивленной Исбел. Немного придя в себя, та пробормотала:
— Благословляю тебя и твою семью, Аверил Пендрагон. Она даже расцеловала девушку в обе щеки, и Аверил шагнула к сестрам.
— Я бы осталась подольше, но Рису нужно успеть к жатве.
— Из окна башни свисает простыня! — прошептала Майя, возбужденно блестя глазами. — Это было так ужасно? Или чудесно?
— И то и другое. Сначала было больно, но Рис, как и мама, уверяет, что это только сначала.
— А сколько раз вы это делали? — продолжала Майя.
Аверил, смеясь, покачала головой.
— Нет, Майя Пендрагон, я не собираюсь обсуждать га-кие вещи с девственницей. Кроме того, Джуния слишком молода для таких речей.
— Вовсе нет! — запротестовала Джуния.
— Ты будешь с ним счастлива? — тихо спросила Майя.
— Думаю, да.
— А если нет? — вмешалась Джуния.
— Я изо всех сил попытаюсь, малышка. Это мой долг, и я старшая дочь лорда Дракона. Я не должна позорить семью. Такова участь всех женщин. Нас венчают, тащат в постель, и приходится как-то приспосабливаться.
— Но ты предназначалась знатному лорду, — едва не заплакала Джуния.
— Да, я и сама так думала. Но этому не суждено сбыться. Рис Фицхью, кажется, неплохой человек. Я сделаю все возможное, чтобы быть хорошей женой, как и ты в свое время, когда тебе выберут мужа.
— Я сама выберу себе мужа, — заявила Джуния.
— Я тоже, — вторила Майя.
— Я слышу конское ржание, — заметила Горауин. — Пора ехать, дочка.
— Благополучного вам путешествия, — сказала ей Аргел и, понизив голос, добавила:
— Только, ради Бога, не задерживайся надолго.
Услышав ее, Аверил понимающе рассмеялась, расцеловала сестер, крепко обняла и поспешно отвернулась, чтобы никто не заметил ее слез. Но и Майя, и Джуния уже рыдали во весь голос, не желая расставаться с сестрой. Последнее, что слышала Аверил Пендрагон, оставляя родной дом, — громкий плач девушек.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возраст любви - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог

Часть 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть 2

Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Часть 3

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Ваши комментарии
к роману Возраст любви - Смолл Бертрис



Милая сказка..
Возраст любви - Смолл БертрисNastalgy
1.01.2012, 1.09





Моя подруга в классе восьмом после школы в библеотеку тикала, любовные романы выискивала читать. Я над ней тихо посмеивалась. Вот она специалист по этим романам, не то что я. Она Анжелику всю доконала всю серию, а я только две книги. Первую и последнюю. перессказывала она мне содержание этого романа, говорила классная книга. 5-ть лет прошло. Хочу почитать... то что она давно прочитала.
Возраст любви - Смолл БертрисМышка
10.07.2012, 20.21





1-я и 3-я история вполне правдоподобны и могли случиться в средневековье. 2-я мифическая. Я удивилась, что там мистику приплели. Но первую и вторую историю читаеть можно, расслабиться, голову н забивать. Но при третью дочь – в этом рассказе полностью проявлятся постельно-шокирующий стиль этой писательницы. Отец среди отряда воинов заставил сына изнасиловать девушку, какую он любит. Либо он сам это сделает, либо вся его колонна пройдёт через неё. Он слабак, вместо того, чтобы сказать только через мой труп, показал кобелям порнуху. Взяли её в плен. Тиран захотел её избить. Сын пришёл напомощь. Ручше он сам побьёт любимую, чем его отец. Вместо того, чтобы сказать: «Батя, сам сказал, моя пленница, шо хочу с ней то и делаю». Её отец убил виновников, а обесчещенную дочь отдал за старика. И ничем хорошим оно не кончилось. Тут написало, что полюбила она нового мужа, но я не верю. Это написано, лишь бы отписаться, что типо в усех всё хорошо. А она отца так и не простила. Телеграму бы что ли послала.rnНасчёт концовки, думала, что персонажей всех трёх историй соберут, подведя итог. Мне книга и понравилось и не понравилась. В смысле, что пока читала, нравилось. Но у последней дочери самая ужасная история, а такая психология у людей увы, что запоминается последнее. У меня осадок на душе неприятный. Мне её очень жалко. : (( У меня всё. Спасибо, что меня причитали.
Возраст любви - Смолл БертрисМышка
24.08.2012, 13.34





После Джудит Макнот,Джоанны Линдсей нелегко читать Бертрис Смолл. Но Анжелика(Ан. и Серж Голон) это незабываемо
Возраст любви - Смолл БертрисЕЛЕНА
8.04.2013, 13.22





Неплохие рассказы, почитать можно, но не такие захватывающие как другие книги Смолл.
Возраст любви - Смолл БертрисЕлена
15.06.2013, 18.58





Роман мне понравился, особенно и интересом читала про юную Джуни.
Возраст любви - Смолл БертрисАнюта
31.12.2013, 10.06





неплохо написано хотя совершить сексуальное насилие над девчонкой более серьёзное злодеяние нежели заточить её в темнице-это часто происходило хуже всего осознать что ты грубое животное и иначе чем насилие не промышляешь взять девчонку в плен-это одно но излишние грубости-совсем другое
Возраст любви - Смолл Бертрискруглов алексей
22.05.2014, 22.01





1 часть самая нормальная, 3 просто ужас!
Возраст любви - Смолл БертрисОльга П.
18.09.2014, 16.53





Так себе, третья часть -вообще не понравилась!
Возраст любви - Смолл БертрисОльга
18.03.2015, 4.54





Бред. Не советую.
Возраст любви - Смолл БертрисБибиана
20.07.2015, 3.46





возраст любви первая книга вторая обьятие ветра
Возраст любви - Смолл Бертрисмарианна
3.08.2015, 15.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100