Читать онлайн Возраст любви, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возраст любви - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.48 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возраст любви - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возраст любви - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Возраст любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Аграмант, небольшой замок де Боунов, был выстроен из темного камня и крыт черной сланцевой черепицей. По углам возвышались четыре квадратные башни.
Они проехали по подвесному мосту, перекинутому через ров. Часовые подняли железную решетку, и всадники оказались во дворе. Джуния сразу поняла, что сбежать отсюда будет нелегко.
Она беспомощно наблюдала, как брата стаскивают с коня. Бринн тяжело упал на колени: затекшие ноги отказывались его держать, потому что он несколько часов пролежал поперек седла головой вниз. Солдаты гогоча поставили его на моги, но у бедняги так кружилась голова, что он снова упал. Тогда хозяин Аграманта пнул его, приказывая встать. Саймон поспешно заслонил его собой.
— Оставь мальчика в покое. Он придет в себя и поднимется. У него наверняка кружится голова и ноги подкашиваются.
— Что за слабака родила мне жена! — раздраженно бросил Хьюго. — Настоящий мужчина не выкажет жалости к врагу!
— Бринну всего одиннадцать! Вряд ли это опасный враг, — парировал Саймон.
— Это отродье ранил одного из моих мужчин и пытался броситься на меня! Несмотря на юный возраст, он хорошо владеет оружием. Как он посмел атаковать нас?
— Ты угрожал его сестре, — напомнил Саймон и, отвернувшись, обнял Бринна за плечи. — Сможешь подняться, парень?
Пленник кивнул, настороженно глядя на него.
— Я не знал, что они следили за мной, клянусь, не знал, — пробормотал еле слышно Саймон и, вынув кляп изо рта мальчика, помог ему подняться.
Бринн несколько раз облизнул пересохшие губы и, судорожно сглотнув, прохрипел:
— Спасибо, Саймон. Мне уже легче.
— Отведи щенка в мои подземелья, — велел Хьюго. — А ты, мальчишка, оглянись хорошенько. В последний раз ты видишь мир. Отныне твоим уделом станет сырое подземелье да крохотный кусочек неба в окне камеры.
— Будь я чуть проворнее, де Боун, прикончил бы тебя без всякой жалости! — дерзко крикнул Бринн. — В следующий раз, а он обязательно будет, мне повезет больше.
— Смелые слова, парень, но через несколько недель в темнице ты сам поймешь их тщету. Уведите его! — снова приказал Хьюго и шагнул к Джунии, все еще сидевшей на лошади. Сладострастно облизнувшись, он уже хотел отпустить очередную шуточку, но едва успел увернуться от презрительного плевка.
— Тащи суку в свою комнату, Саймон, и держи там, пока я не разрешу ей спуститься в зал, — раздраженно буркнул он. — Ты все сделал как надо, сын мой. Ее вопли звучали победной музыкой в моих ушах.
В сопровождении своих людей он направился к замку, а Саймон шагнул к Джунии и осторожно развязал сыромятный ремень, стянувший ее тонкие запястья. Девушка немедленно соскользнула вниз, но чуть ноги коснулись земли, как колени подкосились. Саймон едва успел подхватить ее, но тут же с ужасом ощутил, как она сотрясается всем телом.
— Джуния, любовь моя, что с тобой? Джуния на миг прикрыла глаза.
— Мне нужно где-то спрятаться, — заикаясь, прошептала она, и он только сейчас заметил, что лицо ее смертельно побледнело.
Молодой человек кивнул, понимая, что потрясение последних нескольких часов постепенно начинает сказываться.
— Ты сможешь идти? — спросил он.
— Н-наверное.
Он протянул руку, но она отшатнулась.
— Тогда пойдем, — вздохнул Саймон, уронив руку.
— Не позволяй ему увидеть меня, — тихо взмолилась Джуния, когда Саймон привел ее в замок. — У меня больше нет сил храбриться.
— Они снова появятся после ужина и хорошего сна, — заверил Саймон, шагая рядом с ней по длинному, тускло освещенному коридору.
— Мне больно, — пожаловалась Джуния, переступив порог маленькой комнаты.
— Мне тоже. Отец прямо-таки наслаждался, избивая меня ремнем. Задница до сих пор горит. Я попрошу, чтобы тебе принесли воды для умывания, и обещаю, что до завтра все пройдет.
Джуния огляделась. Стены и пол были из камня. Кроме кровати, табурета и сундука, здесь почти ничего не было. Даже очага. Единственное окно закрывали две крепко сколоченные дощатые ставни. Хорошо, хоть на кровати были занавески: весьма слабая защита от сквозняков, беспрепятственно гулявших по комнате.
— Что он собирается сделать с моим братом? — спросила она.
— Пока не знаю, но не думаю, что его убьют.
— Но будут пытать? — не унималась Джуния.
— Вероятно, но я сделаю все, что в моих силах, дабы уберечь Бринна, — вздохнул Саймон. Лгать Джунии он не мог, но все же решил попробовать убедить Хьюго оставить мальчика в покое. Мирин Пендрагон рано или поздно явится за своими детьми, и Саймон был исполнен решимости любым способом помочь лорду Дракону, если при этом придется пойти против отца. Сегодняшняя подлость Хьюго превзошла его самые наигнуснейшие поступки.
Саймон вспомнил свою мать. Как она старалась, чтобы сын вырос не таким, как отец! Энн де Боун имела репутацию женщины сострадательной, доброй и глубоко верующей. Ее любили все, и даже отец пошел против собственной натуры, чтобы всячески угождать жене. Но стоило ей отправиться на небо, как он словно с цепи сорвался. Энн умела сдерживать владевших им демонов. Без нее он оказался беспомощным и слабым, и сын, которого она ему подарила, тоже оказался бессильным сделать что-то. Страшно представить, что пережила бы мать, узнав о насилии, учиненном над Джунией. Совсем не так он представлял их первое соитие. И сейчас у него было такое чувство, словно он вывалялся в грязи. Да и Джуния, все это время державшаяся стойко, сейчас сломалась. Страх завладел ею, и он должен успокоить ее. Любой ценой. И не дать отцу увидеть ее слабой и отчаявшейся.
— Я хочу поговорить с братом, — дрожащим голосом попросила Джуния.
— Отец не позволит, милая. Но позже я сам спущусь в подземелье и попытаюсь ободрить Бринна. Бедняга, наверное, с ума сходит от тревоги за тебя.
— Лорд Дракон придет, Саймон. О Господи! Своим необдуманным поведением мы только воскресили старую распрю, — заплакала Джуния.
Он хотел обнять ее, но она отпрянула, с ужасом глядя на него.
— Джуния!
— Пожалуйста, Саймон, не касайся меня. Я просто не выдержу. Пожалуйста! Умоляю!
Слезы сбегали по бледным щекам, и Саймон поспешно кивнул.
— Джуния, мне так жаль! Так безмерно жаль! Ты ведь знаешь, я бы пальцем до тебя не дотронулся, если бы не отец. Скажи, что сумеешь простить меня! Как я могу жить, зная, что натворил и как больно ранил тебя!
Джуния, нерешительно протянув руку, погладила его по плечу.
— Ах, Саймон, эти страхи, как и боль между моими ногами, рано или поздно померкнут.
— Я больше не сделаю с тобой ничего подобного, пока мы не поженимся, — поклялся Саймон.
Но Джуния покачала темной головкой.
— О, Саймон, нам не суждено стать мужем и женой. Твой отец настоит на своем, и ты женишься на девушке, которую он выбрал для тебя. Но мой отец обязательно приедет и не успокоится, пока не освободит меня и Бринна. Что же до меня… ни один мужчина не захочет взять в жены опозоренную девушку. Но может, какой-нибудь монастырь меня примет, несмотря на скромное приданое. У меня нет истинного призвания, но разве для таких, как я, есть иная дорога?
— Не женюсь я на этой Эйслин де Белло, — упрямо покачал головой Саймон, — и когда-нибудь покажу тебе, сколь сладостной бывает страсть между любящими друг друга людьми. Я убью отца, прежде чем позволю ему снова тебя мучить!
— Нет, Саймон, настанет день, когда я сама с ним расправлюсь, — прошептала Джуния и настороженно прислушалась. Кто-то тихо царапался в дверь.
— Входи! — крикнул Саймон.
На пороге возникла крошечная сморщенная старушка. За ее спиной переминалась молодая девушка со шрамом, пересекавшим лицо от правого виска через переносицу до левого уголка рта. Девушка держала тазик с водой и несколько чистых тряпочек.
— Элга! — облегченно воскликнул Саймон.
— Твой отец в зале хвастался своими мерзкими деяниями, — сообщила Элга, закрыв за собой дверь. — Поставь тазик на табурет, Кейди. А ты мое бедное дитя! Я пришла поухаживать за тобой, цыпленочек. Меня зовут Элга, и это я вынянчила этого паренька, а до него — леди Энн, благослови Господь ее светлую душеньку. Саймон, оставь нас и не возвращайся, пока тебя не позовут!
Вытолкав питомца из комнаты, она вновь обратилась к Джунии:
— Как тебя зовут, дитя мое?
— Я — Джуния Пендрагон.
— И с тобой жестоко обошлись, Джуния Пендрагон, — кивнула старушка. — Позволь Кейди помочь тебе раздеться, и я сделаю для тебя все, что в моих силах.
— Мне так стыдно, — смущенно призналась Джуния. В чем она провинилась? Почему Хьюго де Боун приказал так поступить с ней?
— Не тебе надо бы стыдиться, — свирепо прошипела Элга, — а тому негодяю, который считается здешним хозяином. Видишь лицо Кейди? Лорд Хьюго взял ее старшую сестру в замок, на потеху себе и своим людям, и отец Кейди предпочел изуродовать младшую из страха, что ее ждет та же участь. Теперь она помогает мне, ибо я уже стара и с трудом передвигаюсь. Но по крайней мере ни один мужчина не сделает с ней того, что сделали с тобой, Джуния Пендрагон.
Джуния снова разрыдалась, жалобно всхлипывая. Элга прижала девушку к иссохшей груди.
— Ну-ну, детка, успокойся. Мой парнишка любит тебя и исправит содеянное. Он добрая душа, как и его мать, упокой ее Господи. Будь моя госпожа жива, эта глупая вражда между вашими семьями могла быть улажена раз и навсегда. А теперь я боюсь, что случится худшее.
— Мой отец придет, — шмыгнула носом Джуния, пока Кейди снимала с нее платье.
— Конечно, придет, — согласилась Элга.
— Моего брата бросили в подземелье! Элга, он всего лишь мальчик!
— И к тому же храбрый. Я слышала, как лорд Хьюго сказал, что мальчишка мог убить его, если бы он не оказался проворнее. Что же, желаю твоему брату удачи в следующий раз, и тогда мой парнишка будет править здесь, в Аграманте.
Элга фыркнула, но, тут же вновь став серьезной, добавила:
— Ложись на постель, дитя мое, и подними камизу. Я оботру тебя мокрой тряпочкой. Кейди, подложи тряпочку под госпожу.
Джуния повиновалась и закрыла глаза, но все еще ощущала, как горят щеки. Элга охала, ахала и цокала языком, смывая кровь с бедер Джунии мягкой тряпочкой.
— Я подбавила в воду травяного настоя, который поможет облегчить боль, — сказала она девушке. — Ты, конечно, больше не девственна, но особого вреда тебе не причинили. Ну вот и готово.
Взмахом руки она велела Кейди забрать тазик и опустила подол Джунии.
— Сейчас я дам тебе сонного зелья. Обещаю, утром ты почувствуешь себя лучше.
— Но если я засну, значит, не смогу сопротивляться, когда он войдет в комнату! — боязливо прошептала Джуния.
— Кто, дитя мое? Надеюсь, не Саймон? — недоуменно, спросила Элга.
— Нет, его отец!. — вскрикнула Джуния.
— Лорд Хьюго не побеспокоит тебя. Он объявил всем в зале, что ты — наложница его сына. У него странное чувство чести, у этого чудовища. Он не коснется тебя, пока Саймон будет обладать тобой. — Старушка покачала снежно-белой головой. — Пока тебе нечего бояться лорда Хьюго.
— Но я должна увериться, что мой брат Бринн в безопасности! — с отчаянием воскликнула Джуния.
— Кейди, проберись в подземелье и спроси, как там мальчик, — велела Элга. — Я останусь с тобой, Джуния, пока она не вернется.
— Спасибо! — выдохнула Джуния и, взяв протянутую чашу с пахнувшей мятой жидкостью, спросила, прежде чем выпить все до дна:
— Ты побудешь со мной, пока я не усну, Элга? С тобой я чувствую себя спокойно.
Элга кивнула.
— Поспеши, Кейди, не то девочка уснет.
Кейди слетела вниз, тенью проскользнула через зал и спустилась по ступенькам, ведущим в подземелье де Боунов. Перед дверями стоял всего один стражник. Кейди улыбнулась своей кривой улыбкой.
— Позволь мне увидеть пленника, — попросила она.
— Это запрещено, — сухо бросил стражник.
— Я позволю тебе пощупать мои титьки, — соблазняла Кейди. — И просто посмотрю на него. Никогда раньше не видела валлийца.
Стражник, очевидно, обдумывал предложение. Пусть девчонка уродлива, как сама смерть, но, судя по тому, что ткань платья едва не трещит, груди у нее что надо!
— Иди сюда! — ухмыльнулся он.
— Нет уж! Сначала я посмотрю, а потом расплачусь, — пообещала она.
Стражник снова задумался. Даже если она не собирается держать слово, все равно придется протискиваться мимо него, и уж тогда он своего не упустит!
— Он там, — ткнул пальцем стражник, подводя ее к маленькой камере с железной решеткой.
— Эй, парень, эта деваха хочет на тебя взглянуть.
— Твоя сестра хочет знать, здоров ли ты, — сообщила Кейди.
Бринн кивнул.
— А она?
— Тоже.
— Довольно! — рявкнул страж, оттаскивая Кейди. — Я не сказал, что вам можно разговаривать.
— Ну не ворчи, я тебе отплачу, — отозвалась Кейди, искусно лаская его мужское достоинство. — Тебе нравится?
— Иисусе, девушка, — простонал страж. Кейди рассмеялась и отпрянула.
— На первый раз довольно! Спасибо!
И она проворно взбежала по ступенькам, оставив беднягу ублажать себя.
Хотя девка и уродлива, но умеет обходиться с мужчинами, ничего не скажешь! И кровь у нее жаркая. Он не расскажет друзьям об этом маленьком приключении. Сохранит эту горячую штучку для себя одного! Рано или поздно он прижмет ее к стене и задерет юбки. Интересно, как ее зовут?
Вернувшись в комнату, где лежала Джуния, Кейди немедленно сообщила:
— Я видела вашего брата, госпожа. Он жив и невредим, но беспокоится за вас.
Джуния уже почти спала, но, услышав ободряющие слова Кейди, слабо улыбнулась.
— Спасибо, — пробормотала она, прежде чем погрузиться в глубокий сон. В дверь нерешительно постучали, и Элга кивком велела Кейди открыть. Это оказался Саймон.
— Как она? — , спросил он, взволнованно глядя на спящую девушку.
— Испугана. Пристыжена. Почему ты позволил своему отцу принудить себя к насилию? Твоя мать была бы вне себя.
— Я не знал, что он следил за мной, когда я отправился на свидание с Джунией. Он появился так внезапно, что я не успел подсадить Джунию на лошадь. И пригрозил, что, если я немедленно не возьму ее, он сделает это сам, а потом отдаст своим людям. Он не шутил, Элга. Дьявол надеялся, что я откажусь и он сам овладеет моей любимой. У меня просто выхода не было. Я пытался быть нежным с ней, но отец взялся за ремень и стал пороть меня, требуя, чтобы я был погрубее. После я умолял его отпустить Джунию и Бринна, но он сказал, что если я откажусь взять ее в наложницы, она станет добычей его людей. И еще, Элга. Он собирается женить меня на Эйслин де Белло.
Старуха кивнула.
— Если бы он не захватил обоих детей лорда Дракона, разгневанный отец уже стоял бы у стен Аграманта и началась бы кровавая резня. А зачем ты пришел? Я же сказала, что позову, когда понадобишься!
— Просто хотел сказать Джунии, что с ее братом все в порядке. Я только что вернулся из темницы.
— Мы знаем. Кейди сама туда ходила. А теперь пойди поешь. Твоя Джуния проспит всю ночь, и целительный сон для нее важнее еды. Я останусь с ней до твоего возвращения.
— А ты ужинала? — спросил он.
— Кейди принесет мне миску с жарким. Иди, не то твой родитель сам начнет тебя искать, — посоветовала Элга.
— Он сюда не придет, — усмехнулся Саймон. — Слишком занят, хвастаясь своим благополучным спасением от коварной атаки злобного одиннадцатилетнего мальчишки.
— Так ему всего одиннадцать! — закудахтала Элга. — Неудивительно, что сестра беспокоится о нем.
— Приду, как только смогу, — пообещал Саймон, уходя.
— Стражник попался сговорчивый? — спросила Элга. Кейди кивнула, улыбаясь своей кривоватой улыбкой.
— Мужчина, который большую часть жизни проводит в подземелье, обычно страдает от одиночества, — лукаво объявила она.
— И?.. — полюбопытствовала Элга, склонив голову набок.
— Я позволила ему пощупать свои груди. Но только после того как он позволил мне увидеть мальчика и перекинуться с ним словечком. Хозяин не должен был сажать в подземелье такого юнца, и за что? Парень старался спасти сестру. Похоже, если кому-то выпала судьба родиться женщиной, то не важно, богатой или бедной. Мужчины все равно возьмут верх.
— У тебя зоркий глаз, девочка, — вздохнула Элга. — Но осторожнее играй в подобные игры.
— Я знаю, что делаю, — уверенно ответила Кейди. — Не волнуйся за меня.
Джуния и в самом деле проспала всю ночь. Молодое тело постепенно оправилось от шока. Сначала она не поняла, где находится, но потом вспомнила и, повернув голову, увидела рядом спящего Саймона. И так громко охнула, что он проснулся.
— Как ты себя чувствуешь, милая? — спросил он, взволнованно оглядывая ее.
— Что ты здесь делаешь? — бросила она вместо ответа.
— Отец приказал тебе стать моей наложницей. Разве не помнишь? Ты в моей комнате. Если я не буду здесь ночевать, он подумает, что мы не спим вместе, и возьмет тебя сам. А потом отдаст своим людям. Это единственный способ защитить тебя.
Джуния снова охнула и поспешно закрыла рот ладошкой. Ужасные воспоминания о вчерашнем дне нахлынули с новой силой.
— О Господи, Саймон! Бринн!
— Он пока что в безопасности. Никто его не пытал, и я сделаю все, чтобы беднягу оставили в покое.
— Я хочу домой, — тихо прошептала Джуния.
— Знаю, — вздохнул Саймон. — И я хочу отвезти туда тебя и Бринна. Но мой отец неумолим. Велел тебе оставаться в моей комнате, до того как он разрешит спуститься вниз. В мое отсутствие Элга и Кейди присмотрят за тобой. Как ты?
Девушка покраснела.
— Уже не болит.
— Вот и хорошо. Джуния, я говорил тебе прошлой ночью и повторю сейчас: мне очень жаль. Я умоляю тебя о прощении, милая. Скажи, что не питаешь ко мне ненависти за случившееся.
— Не питаю, — заверила она. — Как я могу ненавидеть тебя? Только я знаю, что нашей любви не суждено расцвести. Твой отец — мужчина упрямый. Он заставит тебя жениться на той девушке, которую выбрал сам, и ты ничего не сумеешь поделать. Но ты должен помочь мне и Бринну. Нам нужно бежать из Аграманта еще до того, как древняя распря превратится в открытую войну. Тебе известно, что Бринн — единственный сын моего отца. И тот с ума сойдет от гнева и злобы.
— А как насчет тебя?
— Я его младшая дочь, любимая дочь от второй наложницы. Он любит меня не меньше остальных детей. Но я всего только дочь. Бринн же — наследник отца. Если мне не уйти, тогда помоги хотя бы моему брату, умоляю!
— Я сделаю все, что смогу, Джуния, — поклялся он, пытаясь поцеловать ее в губы, но Джуния отстранилась. Он ошеломленно уставился на нее.
— Прости, Саймон, но я уже говорила, что не выношу мужских прикосновений, — напомнила Джуния.
Он зажмурился, как от боли. Потом снова взглянул в ее глаза, полные брезгливости и отвращения.
— Поверь, Джуния, пока я не смогу держать тебя в своих объятиях, не смогу утешить, тебе лучше не станет. Каждый раз, отвергая меня, ты даешь новую пищу своим страхам. Клянусь, что больше не дотронусь до тебя с нечистыми намерениями. Из-за отца нам придется делать вид, что мы любовники, но я не возьму тебя, дорогая, пока ты сама не попросишь. Как я могу поверить, что ты простила меня, если не могу обнять тебя, поцеловать в губы?
— О, Саймон, я боюсь, — призналась она. — В ушах все еще звучат вопли твоего отца и его людей, наблюдавших, как ты берешь мою невинность. Закрывая глаза, я вижу их ухмыляющиеся лица. Вижу, как они ублажают себя, пока ты трудишься надо мной. О, это было ужасно!
Ее глаза наполнились слезами.
— Ужасно, — согласился он. — Я так боялся за тебя, что почти ничего не мог. Отец увидел это и потому стал меня пороть, чтобы моя плоть оставалась твердой и пронзила твою добродетель.
— Я и не представляла, что люди на такое способны! — воскликнула она. — Думала, что любовь — прекрасное чувство. Вроде того, какое питает отец к своим женщинам. Мои сестры счастливы в браке. Я воображала, что и у меня будет то же самое! Даже не думала, что существуют такой мрак и мерзость.
Слезы уже градом катились по щекам.
— О, Джуния, мы тоже должны были пожениться и прожить жизнь вместе. В покое и радости! Я такая же жертва, как ты. Ужасно стыдно, что меня вынудили изнасиловать девушку, которую я люблю и желаю сделать своей женой. Но клянусь, я просто не знал, как поступить. Он угрожал тебе и наверняка выполнил бы свою угрозу, если бы я не послушался. Он великий грешник, настоящий дьявол, и не в моих силах его остановить.
Теперь и он плакат, сам того не замечая.
Увидев это, Джуния ласково погладила его по щеке. Потом положила голову на его плечо и вздохнула, когда он осторожно обнял ее.
— Что нам делать, любимый? — прошептала она.
Он поцеловал ее в макушку и потерся подбородком о мягкие волосы.
— Не знаю. Все, что я могу пока сделать, это держать тебя в этой комнате и стараться, чтобы твой брат остался пел и невредим.
— Кажется, мой страх потихоньку рассеивается. Я говорила тебе вчера и повторю сейчас, что убью твоего отца при первой возможности. Он разрушил нашу любовь, заставил нас соединиться на глазах у него и грубых солдат, — объявила она.
— Осторожнее, любимая, ибо он умен, как большинство сумасшедших. Помни, что пока он держит в заложниках Бринна, придется выполнять все его желания, хочешь ты того или нет.
Саймон снова поцеловал ее в макушку и стал одеваться.
— Я пошлю к тебе Элгу, — пообещал он перед уходом. Джуния поднялась и взяла со стула зеленое платье. Лучше ей тоже одеться. Так безопаснее.
У нее не было щетки, поэтому она расчесала волосы пальцами. И заплела в толстую косу. Поскольку делать было все равно нечего, она застелила постель, взбив перину и аккуратно подоткнув одеяло. И едва успела выпрямиться, как в дверь поскреблись.
— Войдите! — откликнулась она, и в комнату ступили Элга и Кейди. Девушка несла поднос.
— Ты, должно быть, проголодалась, девочка, — заметила Элга. — Я принесла тебе горячей овсянки, хлеба и меда.
Джуния поблагодарила женщин и, усевшись на табурет, жадно съела все, что они принесли. Прикончив все, до последней крошки, огляделась.
— Неужели я должна оставаться здесь взаперти? Так можно умереть со скуки. Тут есть хотя бы ткацкий станок?
— Да! У госпожи Энн был прекрасный станок! — обрадовалась Элга. — Кейди, останься с девушкой, пока я прикажу принести станок.
Она торопливо вышла.
— Спасибо, что спустилась вчера в подземелье и повидалась с братом. — О, мне нетрудно, — отозвалась Кейди. — И он храбрый паренек. Не хотела бы я сидеть в камере с крысами, без воды и еды.
— Ему не дают пить? — ахнула Джуния.
— Хозяин отдал приказ не давать ему ни есть, ни пить. Хочет, чтобы мальчик умер с голоду. Потом он отошлет его тело отцу.
— Богоматерь милосердная! — простонала Джуния, потрясенная глубиной подлости этого человека. Но сейчас было не до причитаний. Поборов страх, она спросила Кейди:
— Каким образом ты сможешь увидеть Бринна сегодня вечером?
— Дам стражнику то, чего он хочет. Чего хотят они все, — усмехнулась Кейди.
— Не понимаю, — удивилась Джуния.
— Позволю пощупать груди, — деловито объяснила девушка. — Ему так одиноко в подземелье. Я делаю ему одолжение. Он отвечает тем же. Тут нет ничего особенного.
— Ты торгуешь своим телом? — возмутилась Джуния.
— А женщинам больше нечем торговать, — безмятежно ответила Кейди.
— Мне нужно увидеть брата и передать мех с водой, который тот может спрятать. Он может жить без еды. Но без воды долго не протянет. Когда отец придет за нами, я расскажу, как ты была добра ко мне, и он тебя вознаградит. Но его награда будет куда весомее, если единственный сын окажется в живых.
Кейди кивнула:
— Да я и без награды все сделала бы, только бы отомстить хозяину за все, что он сотворил с моей сестрой! Но приходится подумать и о себе.
— Разумеется, — согласилась Джуния.
— Хозяин скоро уедет на охоту вместе с сыном и своими людьми. Самое время прокрасться в подземелье. В зале никого не будет. Все соберутся на кухне готовить обед к возвращению хозяина. Он любит, чтобы блюда подавали горячими. Иначе слугам несдобровать. Я могу набрать воды в мех, а вы спрячете его под юбкой. Пока я буду отвлекать своего дружка разговорами, вы передадите мех брату.
— Спасибо, — вздохнула Джуния.
— А ваш отец действительно придет за вами?
— Да. Придет. И тогда горе Хьюго де Боуну. Вернулась Элга в сопровождении двух мужчин, несущих ткацкий станок и груду мотков разноцветной шерсти. Станок поставили у единственного окна, а рядом скамью с мягкой обивкой.
— На ней сидела моя хозяйка, когда ткала шпалеры, — пояснила Элга.
— Хозяин уже уехал на охоту? — как бы между прочим спросила Кейди, когда мужчины вышли.
— Да, иначе мне не удалось бы достать этот станок из угла зала, куда хозяин поставил его после смерти леди Энн.
— Молодая госпожа должна повидаться с братом, — начала Кейди, — и у меня есть план.
— Если он узнает, что ты водила ее в подземелье, изобьет тебя до полусмерти, — предупредила Элга.
— Все остальные слуги на кухне. Сама знаешь, каков он бывает, когда возвращается с охоты. Никто нас не увидит и не сможет донести, — уговаривала Кейди.
Элга надолго задумалась.
— Спущусь-ка я в зал посторожить. А твой дружок? Будет так же сговорчив, как вчера? Он захочет больше, чем ты предлагала накануне. И ты готова это дать?
— Уж я-то знаю, что ему дать, — ухмыльнулась Кейди, — и бедняга будет на седьмом небе. Но сначала нужно раздобыть мех и наполнить водой для братца молодой госпожи.
— Тут есть мех, — сообщила Элга. — Если его хватятся, скажу, что кто-то взял его налить воды, да забыл вернуть.
Она сняла с колышка мех и, встряхнув, радостно воскликнула:
— Да он полный!
Джуния взяла у нее мех, сбросила платье, надела мех на шею, и снова натянула платье. С первого взгляда никто ничего не заметил бы, и только очень внимательный человек мог задаться вопросом, почему лиф платья так подозрительно вздувается.
Женщины выскользнули из комнаты и спустились вниз. Как и предсказывала Кейди, тут никого не было. Они оставили Элгу сторожить, а сами направились в подземелье, где по-прежнему дежурил вчерашний стражник.
— Постойте здесь, — велела Кейди, прежде чем окликнуть стражника:
— Я пришла сюда повидаться с тобой, красавчик.
— Небось, снова хочешь потолковать с мальчишкой, — ухмыльнулся он.
— Не я. Его сестра. Впусти ее, и обещаю, что ты не пожалеешь.
— Хозяин меня убьет, — нерешительно пробормотал стражник.
— Хозяин уехал на охоту, — отмахнулась Кейди, подвигаясь ближе. — Не хочешь узнать, что я дам тебе, красавчик?
— Скажи, и я подумаю, стоит ли дело того, — решил стражник, притягивая ее к себе.
Кейди потерлась об него, что-то прошептала и лизнула мочку уха. Глаза стражника едва не вылезли из орбит.
— Клянешься, что сделаешь это? — допытывался он, сунув руку ей за пазуху и стискивая грудь. — А сестра мальчишки?
— Запри ее в камере вместе с братом, пусть наговорятся, пока я ублажаю тебя. И ты вполне заслужил награду за то, что был так мил с такой девушкой, как я, — ответила Кейди, подмигнув.
— Ладно, — с готовностью согласился стражник, уже предвкушая ожидавшее его наслаждение. И, взяв ключи, открыл камеру Бринна.
— Идите, госпожа, — позвал он Джунию и, когда та поспешно вошла, снова запер дверь.
— А теперь, девочка, ты должна сдержать свое обещание. И помедленнее, не торопись и помни: как только ты закончишь, госпожа должна покинуть камеру. Никаких поцелуев наспех. Так что, если хочешь, чтобы она вдоволь наговорилась с братом, постарайся как следует.
— Уж я постараюсь. Проведешь время так, что долго будешь помнить, — пообещала Кейди, вставая на колени и сжимая его мужское достоинство. Кокетливо глянув на стражника, она облизнула губы. — Тебе это понравится, — заверила она и, погладив его обмякшую плоть, принялась неторопливо лизать длинными взмахами языка.
Стражник мгновенно застонал.
Черт! Да так он долго не протянет! Стоит только взять его губами, и он готов! Придется и вправду потянуть время, не то Джуния ничего не успеет сказать.
Брат и сестра молча обнялись и долго стояли, не размыкая рук. Наконец Джуния отстранила Бринна и вгляделась в опухшее лицо.
— Что? Что это? Что случилось? — допытывалась она.
— Это де Боун меня ударил. Болит чертовски. Да и выглядит, думаю, не лучше, — отмахнулся Бринн.
— Верно, — согласилась Джуния и, наскоро сбросив платье, сняла мех с водой и протянула брату. — Только не пей слишком много. Хьюго собирается уморить тебя голодом и жаждой. Спрячь мех под соломой и пей, только когда очень захочется. Не знаю, когда смогу принести тебе еще. Он уехал охотиться, иначе я не смогла бы выбраться из комнаты. Меня тоже запирают.
— А Саймон?
— Полон раскаяния. Он действительно любит меня, но, увы, бессилен перед отцом, поскольку во всем от него зависит.
— Отец убьет де Боунов. И сына и отца. Дай только ему добраться до них! — воскликнул Бринн.
— Пусть расправится с отцом, — поправила Джуния. — Я все-таки хочу выйти замуж за сына.
— Замок хорошо укреплен, — заметил Бринн. — Поразительно, что можно увидеть, когда свисаешь с седла вниз головой.
Храбрый мальчик ободряюще улыбнулся сестре.
— О, Бринн, это я во всем виновата! Мне так жаль! — воскликнула она.
— Замолчи, — пробормотал он. — Никто не виноват в том, что ты влюбилась, не зная, что этот человек не для тебя. Будь уверена, отец придет за нами. И Хьюго де Боун горько пожалеет о своей подлости.
— Мы с Саймоном в нашем неведении только разожгли вражду!
— Погоди, когда приедет отец, вражды больше никогда не будет, — мрачно заверил Бринн. — Он сотрет род де Боунов с лица земли, и я ему помогу.
— Бринн! — укоризненно ахнула Джуния, пораженная злобой, звучавшей в голосе брата.
— Я никогда не забуду, что они сделали с тобой, сестра. Никогда, — яростно прошипел он.
— Но при чем тут Саймон? Он сделал это только для того, чтобы спасти меня от еще худшего насилия! — напомнила Джуния.
— Ему следовало вызвать отца на поединок за честь дамы, прежде чем он позволил подвести себя к тебе, как жеребца — к кобыле, — возразил Бринн. — Неужели не понимаешь, Джуни? Тебя жестоко обесчестили. Ни один мужчина не женится на тебе.
— Саймон… — начала она, но он прервал ее повелительным жестом.
— Наш отец убьет Саймона, сестрица. И моли Бога, чтобы его гнусное семя не укоренилось в твоем чреве, — взорвался мальчик.
Джуния сжала губы, чтобы не закричать. Ее брат прав во всем. Отец отомстит всем де Боунам за то, что они сделали.
Сунув руку в карман, она вытащила ломоть хлеба.
— Возьми. Не знаю, когда и смогу ли вообще раздобыть еще еды. Только не позволяй крысам добраться до твоих жалких припасов.
Мальчик взял хлеб и принялся жадно давиться мякишем. Он рос и, как каждый растущий ребенок, был вечно голоден. Бедняга ничего не ел со вчерашнего утра и, как сказала сестра, вряд ли получит еще такой же ломоть в ближайшее время.
За дверью слышались стоны и всхлипы часового. Бринн вопросительно взглянул на сестру.
— Какого черта она с ним вытворяет?
— Взгляни, если тебе интересно, — отозвалась Джуния. — Я не желаю знать.
Бринн подошел к двери и взглянул в зарешеченное оконце. Служанка, стоя на коленях перед стражником, вовсю сосала его петушка. По лицу мужчины разливалось блаженство.
Бринн ухмыльнулся. Недавно его самого развлекала таким же манером служанка отца, и в памяти еще было свежо полученное удовольствие. Он попросит отца пощадить девчонку, когда тот предаст Аграмант огню и мечу.
— Поблагодари девушку за то, что она для меня сделала, — велел он Джунии, старательно загораживая от нее решетку. — И передай, чтобы не боялась Пендрагонов, даже когда они принесут в замок войну.
Джуния кивнула.
— Глотни воды и спрячь мех, — посоветовала она. — Кто знает, когда мы теперь увидимся.
Стражник испустил приглушенный вопль и захлебнулся. Через минуту-другую голос Кейди произнес:
— Ну, красавчик, разве такое не стоило риска?
Мужчина что-то утвердительно промычал. Немного погодя в скважине повернулся ключ. Брат с сестрой наскоро обнялись.
— Вам пора, госпожа, — сказал стражник.
— Береги себя, братец, — шепнула Джуния.
— И ты тоже, — кивнул он. Она переступила порог, и дверь немедленно захлопнулась. Бринн снова остался в одиночестве. И долго прислушивался к постепенно затихающим шагам.
Женщины поспешили наверх по узкой каменной лестнице. Элга уже ждала их в зале. Все трое молча поднялись в комнату, служившую местом заключения Джунии, и, только оказавшись в безопасности, облегченно вздохнули.
— Не знаю, чем ты угодила стражнику, Кейди, но спасибо тебе от всей души! Похоже, он был на седьмом небе, когда мы уходили из подземелья, и дал мне провести с Бринном довольно много времени, — начала Джуния.
Элга вскинула брови и искоса взглянула на Кейди.
— А как парнишка? — спросила она.
— У него все лицо залито синяком и распухло от удара твоего хозяина, но он выживет и не сломлен духом.
Она не упомянула о том, что Бринн бредит местью и мечтает отплатить де Боунам. Элга и Кейди были добры к ней, но все же принадлежали де Боунам и, вполне возможно, верны хозяевам настолько, что могут донести на нее.
— Мы поставили тебе станок, дитя мое, — сообщила Элга.
— В таком случае я сяду и начну ткать. Не такой уж плохой способ провести время.
— Не будешь бояться, если мы ненадолго тебя оставим? — спросила Элга. — У нас полно дел, а женщин в замке совсем мало. Когда вернемся, повесим на место другой мех.
— Я не испугаюсь, — заверила Джуния. Женщины, поклонившись, ушли, но при этом не забыли запереть дверь снаружи. Она по-прежнему оставалась пленницей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возраст любви - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог

Часть 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть 2

Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Часть 3

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Ваши комментарии
к роману Возраст любви - Смолл Бертрис



Милая сказка..
Возраст любви - Смолл БертрисNastalgy
1.01.2012, 1.09





Моя подруга в классе восьмом после школы в библеотеку тикала, любовные романы выискивала читать. Я над ней тихо посмеивалась. Вот она специалист по этим романам, не то что я. Она Анжелику всю доконала всю серию, а я только две книги. Первую и последнюю. перессказывала она мне содержание этого романа, говорила классная книга. 5-ть лет прошло. Хочу почитать... то что она давно прочитала.
Возраст любви - Смолл БертрисМышка
10.07.2012, 20.21





1-я и 3-я история вполне правдоподобны и могли случиться в средневековье. 2-я мифическая. Я удивилась, что там мистику приплели. Но первую и вторую историю читаеть можно, расслабиться, голову н забивать. Но при третью дочь – в этом рассказе полностью проявлятся постельно-шокирующий стиль этой писательницы. Отец среди отряда воинов заставил сына изнасиловать девушку, какую он любит. Либо он сам это сделает, либо вся его колонна пройдёт через неё. Он слабак, вместо того, чтобы сказать только через мой труп, показал кобелям порнуху. Взяли её в плен. Тиран захотел её избить. Сын пришёл напомощь. Ручше он сам побьёт любимую, чем его отец. Вместо того, чтобы сказать: «Батя, сам сказал, моя пленница, шо хочу с ней то и делаю». Её отец убил виновников, а обесчещенную дочь отдал за старика. И ничем хорошим оно не кончилось. Тут написало, что полюбила она нового мужа, но я не верю. Это написано, лишь бы отписаться, что типо в усех всё хорошо. А она отца так и не простила. Телеграму бы что ли послала.rnНасчёт концовки, думала, что персонажей всех трёх историй соберут, подведя итог. Мне книга и понравилось и не понравилась. В смысле, что пока читала, нравилось. Но у последней дочери самая ужасная история, а такая психология у людей увы, что запоминается последнее. У меня осадок на душе неприятный. Мне её очень жалко. : (( У меня всё. Спасибо, что меня причитали.
Возраст любви - Смолл БертрисМышка
24.08.2012, 13.34





После Джудит Макнот,Джоанны Линдсей нелегко читать Бертрис Смолл. Но Анжелика(Ан. и Серж Голон) это незабываемо
Возраст любви - Смолл БертрисЕЛЕНА
8.04.2013, 13.22





Неплохие рассказы, почитать можно, но не такие захватывающие как другие книги Смолл.
Возраст любви - Смолл БертрисЕлена
15.06.2013, 18.58





Роман мне понравился, особенно и интересом читала про юную Джуни.
Возраст любви - Смолл БертрисАнюта
31.12.2013, 10.06





неплохо написано хотя совершить сексуальное насилие над девчонкой более серьёзное злодеяние нежели заточить её в темнице-это часто происходило хуже всего осознать что ты грубое животное и иначе чем насилие не промышляешь взять девчонку в плен-это одно но излишние грубости-совсем другое
Возраст любви - Смолл Бертрискруглов алексей
22.05.2014, 22.01





1 часть самая нормальная, 3 просто ужас!
Возраст любви - Смолл БертрисОльга П.
18.09.2014, 16.53





Так себе, третья часть -вообще не понравилась!
Возраст любви - Смолл БертрисОльга
18.03.2015, 4.54





Бред. Не советую.
Возраст любви - Смолл БертрисБибиана
20.07.2015, 3.46





возраст любви первая книга вторая обьятие ветра
Возраст любви - Смолл Бертрисмарианна
3.08.2015, 15.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100