Читать онлайн Возраст любви, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возраст любви - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.48 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возраст любви - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возраст любви - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Возраст любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— Он должен был стать моим, старуха! Почему это Эмрис не видит, что я его люблю? — бушевала красавица с темно-каштановыми локонами.
— Помолчи, Моргант, — грубо одернула Драйзи. — Тебе не предназначено судьбой стать женой Лорда Озера. — Почему ты не успокоишься? Почему продолжаешь настаивать на своем?
— Но моя кровь так же чиста и благородна, как ее! — сердито ответила Моргант.
— Твоя кровь проклята, девочка, и ты это знаешь. Недаром происходишь от Мордреда, предавшего Артура.
— А разве Ланселот не предал Артура? — ехидно заметила Моргант.
— Предал и горько об этом жалел всю свою жизнь. И всю жизнь пытался загладить свой грех. Мордред же ни о чем не жалел и ни в чем не раскаялся, — отрезала Драйзи.
— Мордред был сыном Артура, значит, я происхожу из того же рода, — не сдавалась Моргант.
— Лорд Озера любит свою жену, и, что еще важнее, она его любит. Скоро ее ждет испытание, и если она его выдержит, с потомков Ланселота наконец будет снято проклятие.
— Но тогда для нас все изменится! — вознегодовала Моргант. — А я не желаю, чтобы времена менялись, старуха!
— Перемены — это естественный порядок вещей, — заявила Драйзи.
— А вдруг она не выдержит испытания? — коварно улыбнулась Моргант. — Или умрет, как первые две?
— Думаешь, я не знаю, что ты сотворила? — вскинулась Драйзи.
— Но ты промолчала, старуха, — пробормотала Моргант.
— Они были недостойны господина и не любили его по-настоящему. А госпожа Майя любит. Оставь их в покое, Моргант, или я расскажу господину, кто убил женщин.
— О, как жаль, что я фея лишь наполовину, — проныла Моргант.
— Ты такова, какой тебя создала судьба. Но помни, в этом доме ко мне прислушиваются. Веди себя прилично, или я позабочусь, чтобы тебя наказали.
Моргант как ошпаренная вылетела из комнатки в башне.
— Она опасна, госпожа, — заметила служанка Эфа. — Почему ты не посоветуешь господину отослать ее отсюда?
— Придется сказать, почему я прошу о таком одолжении, — пояснила Драйзи. — Я сделала огромную ошибку, не сказав Эмрису, что Моргант убила первых двух его жен. Теперь я боюсь признаться из опасения потерять его любовь. Раньше я никогда не предавала господина. Молю Бога, чтобы новобрачная выдержала испытание, назначенное Леди Озера, прежде чем Моргант в очередной раз натворит бед. Если проклятие будет снято, господин отошлет Моргант в один из двух миров, где она должна остаться навсегда. Она желает стать феей, и это ему известно.
— Тебе все же следовало поговорить с ним, госпожа. Он простит тебя. Ты стара, и каждый может ошибиться в таком возрасте. Господин и его мать любят тебя.
— Не могу, — упорствовала Драйзи. — Я действительно страшусь, что он не простит меня.
— По крайней мере шепни хозяину, что Моргант возжелала его и ревнует к молодой хозяйке, — вздохнула Эфа. — Ты ведь знаешь, что она недаром втерлась в доверие к госпоже Майе, а та, бедняжка, радуясь новой подруге, полностью ей доверяет.
— Я попытаюсь предостеречь господина. Ты права, госпожа Майя должна быть настороже, — согласилась Драйзи.
Однако Эмрис Ллин, выслушав увещания старой няни, небрежно отмахнулся.
— Я давно знаю, что Моргант воображает, будто влюблена в меня, но у нее есть глаза. Должна же она видеть, что я люблю свою жену. Майя тоскует без сестер, и Моргант стала ее единственной подругой. Если я отниму эту подругу, Майя зачахнет от одиночества. И Моргант отвлекает Майю от мыслей о ребенке, ибо она мечтает о материнстве и расстроена, что еще не зачала.
— И не зачнет, пока проклятие не будет снято, мальчик мой, — мрачно предрекла Драйзи. — Не можешь же ты сомневаться в любви жены! Ты просто обязан призвать Леди Озера и позволить ей испытать Майю. Чем скорее это будет сделано, тем лучше для всех нас, и ты знаешь, что я права.
— Я еще не готов сказать Майе правду, Драйзи, — пробормотал Эмрис. — Чересчур рано. Пусть немного побудет в неведении.
— Чем дольше ждешь, тем больше времени остается у Моргант, чтобы наделать бед, — твердо сказала старуха. — И она их наделает. В этом можешь быть уверен.
В замке отпраздновали день Зимнего Солнцестояния, но семья Майи не смогла приехать даже на Рождество, поскольку обильный, выпавший рано снег так и не растаял до весны. Но, как ни странно, Майя не скучала. Днем она не расставалась с новой подругой, Моргант, наполовину смертной, наполовину феей, а по ночам она лежала в объятиях мужа. По мнению Майи, жизнь в Иль-дю-Лак была чересчур идеальной. Любуясь снежинками, медленно падавшими на замерзшие воды озера, она думала, что жизнь прекрасна. Даже слишком прекрасна… если бы не мечты о ребенке. Прошло три месяца, а она все еще не беременна. Неужели она в этом похожа на мать? Той понадобилось несколько лет, чтобы произвести на свет первенца! Что же теперь делать?
Как-то, сидя с Моргант в парадном зале, она высказала вслух свои страхи.
Кровь фей придавала Моргант пикантный вид. Большие миндалевидные глаза отливали серебром. Бледная кожа была так тонка, что казалась полупрозрачной. Длинные каштановые волосы ниспадали волнами почти до колен. Моргант не делала тайны из того, что гордится своей красотой.
— Ты на год старше меня, — заметила Майя. — Не пойму, почему ты до сих пор не замужем. Ты еще красивее моей сестры Аверил.
— Только очень смелый мужчина способен жениться на женщине из рода фей. Тем более дать ей ребенка. Твой муж тоже волшебник, и, хотя я никогда не слышала о том, что в его жилах тоже течет кровь волшебного народа, может, так оно и есть, и поэтому он не хочет, чтобы ты родила от него. Спроси, почему ты не можешь зачать. По-моему, все это очень грустно. Ты хочешь дитя, а господин отказывается подарить его тебе.
— А вдруг я похожа на мать? — тревожилась Майя. — Мне говорили, как долго она ждала чуда.
— Говорят, такой изъян проявляется один раз в несколько поколений, — покачала головой Моргант. — Я все же считаю, что ты должна поговорить с самим господином. Ты любишь его, а он утверждает, что любит тебя. Но мужчинам легко говорить нежные слова. Только не следует им верить. Разве парни, которые ухаживали за тобой, не клялись в любви?
— Нет, — покачала головой Майя. — Никогда. Единственный, кто признавался мне в любви, — это мой муж. И я верю ему, потому что Эмрис никогда не лжет.
— Нет-нет, конечно, нет, — поспешно заверила Моргант, сообразив, что Майя далеко не так наивна во всем, что касается мужа, и ее так просто не проведешь. — Лорд Озера — человек редкого благородства.
Но слова Моргант все же чем-то задели Майю. Она мало что понимала в подобных вещах, но не может так случиться, что Эмрис действительно не хочет детей? Она, конечно, спросит его, ибо хочет дать мужу наследника.
Этой ночью после страстных ласк, лежа в объятиях мужа, Майя робко заговорила:
— Что, если мое чрево окажется бесплодным, господин? Почему я не могу зачать? Или ты этого не желаешь? Но в таком случае почему? Я люблю тебя всем сердцем и не сомневаюсь в твоей любви ко мне.
Эмрис Длин вздохнул. Придется сказать ей правду, и, хотя раньше он заявил Драйзи, что Майе еще рано знать, как обстоит все на самом деле, иного выхода нет. Он и раньше страдал от необходимости хранить от нее тайны, но боялся, что, узнав все, она проклянет его.
— Пойдем, — попросил он. — Вставай, и я расскажу все, что тебе следует знать. Только при этом я должен смотреть в твое лицо, любимая.
Он помог ей подняться, закутал в бархатную накидку, подбитую мягким кроличьим мехом, сам набросил на плечи такое же одеяние и, налив два кубка сладкого вина, усадил жену под окном, выходившим на озеро.
— Знаешь ли ты, что означает мое имя?
— Бессмертный, — ответила жена.
— Так оно и есть на самом деле, — объявил Эмрис, осушив половину кубка. — Ты знаешь меня как потомка Ланселота и Леди Озера, но я не потомок их, а сын.
Теперь настала очередь Майи припасть к кубку.
— Но как это может быть, господин? Ланселот жил много веков назад.
— Мой отец был легко увлекавшимся человеком. Он так любил женщин, что сводным сестрам-колдуньям Артура было легче легкого сманить его с пути истинного и заставить магическими чарами соблазнить жену короля, хотя в то время он уже был женат на моей матери. Но в его жизни была и другая женщина, младшая из сводных сестер Артура, Элейн, леди из Шалотта. Он знал ее еще до того, как женился на матери, и, насколько мне известно, даже питал к ней теплые чувства.
— Сколько же тебе лет? — удивилась Майя. Эмрис Ллин невесело рассмеялся.
— Двадцать пять, любимая, как ты уже слышала. Позволь мне продолжать, и я все объясню.
— Конечно, — кивнула Майя и сжала его руку. — Это словно волшебная сказка, господин.
— Да, волшебства здесь довольно, — согласился он, поднося к губам ее пальчики. — Итак, Леди Озера редко покидала свой замок в глубине озера, поскольку должна была охранять Экскалибур, пока он не понадобится Артуру. Но ей очень хотелось побывать при дворе в Камелоте, и она решилась. Как подобает ее положению, Леди Озера прибыла с большим эскортом фей и эльфов. Но, увидев отца, влюбилась с первого взгляда, и он в нее, по крайней мере на короткое время, ибо сердце Ланселота не могло принадлежать одной женщине, как позже, к своей великой скорби, узнали многие из них.
И все же он полюбил Леди Озера настолько, чтобы попросить ее руки. Сделав это, он положил начало последовавшей за этим трагедии. Сначала леди из Шалотта пришла в бешенство, узнав об измене. До этого шли слухи о его женитьбе на младшей сводной сестре короля, хотя официально ни о чем не было договорено. Итак, мой отец женился на своей суженой в присутствии короля Артура, королевы Гиневры и всего двора. Потом они вернулись сюда, и мать ради любимого подняла замок из озера. К тому времени, как они вернулись из Камелота, она уже носила ребенка.
Несколько месяцев они провели вместе, а потом король призвал отца к себе, ибо Ланселот был величайшим из его рыцарей. Тем временем сводные сестры короля решили отомстить Ланселоту за измену Элейн и колдовством заставили его влюбиться в королеву. Остальную часть истории ты знаешь, так что не стоит ее пересказывать.
Майя кивнула, не сводя зачарованного взгляда с мужа. Ей ужасно хотелось услышать, что было дальше.
— Как-то вечером моя мать появилась при дворе с новорожденным сыном на руках. Леди из Шалотта постаралась, чтобы соперница узнала, что Ланселот снова изменил женщине, которой клялся в любви. Мало того, наложила на меня проклятие, чтобы отомстить отцу. Достигнув двадцатипятилетнего возраста, я не стану стареть. И, познав любовь, познаю также страдания, потому что любимая женщина будет дряхлеть и умрет, а я так и останусь молодым. Стану свидетелем, как все, кого я люблю, сходят в могилу, а я по-прежнему буду красивым, юным, бессмертным. Поэтому буду вечно терять тех, кого люблю, и никогда не узнаю мира и покоя, которые приходят с истинной любовью.
«Он будет известен как Эмрис Ллин», — сказала Элейн из Шалотта моей матери. Бессмертный с Озера. Правда, со временем люди забудут, почему я получил это имя.
Прежде чем продолжить свою мрачную повесть, Лорд Озера снова наполнил кубки.
— На следующий день Элейн, леди из Шалотта, выпила яд, улеглась в богато убранную барку и, проплывая мимо укреплений Камелота, вздохнула в последний раз. Барку течением унесло в море, где она исчезла за горизонтом. Мать была вне себя. Отец, потрясенный последствиями своего неосмотрительного поступка, глубоко скорбя, вернулся с ней сюда, чтобы покаяться. Но волшебство, царившее в этих местах, тревожило его.
Моя мать, несмотря на то что сама была великой волшебницей, не смогла полностью снять проклятие, наложенное сводной сестрой короля, но сумела слегка его изменить.
— Каким образом? — не выдержала Майя.
— Хотя я наполовину смертный, наполовину волшебник, однако больше тяготею к людям, как все мужчины, рожденные от человека и феи. А вот дочери стремятся навсегда уйти в волшебный мир. Моя мать понимала, что за много веков я не раз буду влюбляться, и поэтому смягчила проклятие. Когда мне исполнилось двадцать пять, она повергла в глубокий сон всех обитателей замка и сделала его невидимым. Так продолжалось много столетий. Мы были защищены от чужаков и тех, кто мог обнаружить, что я никогда не постарею.
Потом, пять лет назад, она сказала, что придет день, когда женщина полюбит меня, несмотря на все обстоятельства моего рождения и жизни. Полюбит и согласится пожертвовать всем ради меня. Если же я соглашусь забыть о магии, уйти от волшебного народа и стать смертным, проклятие, наложенное леди из Шалотта, будет снято, и я начну новую жизнь как простой смертный. Буду стареть, приобрету наследников.
— А твоя магия?
— Увы, дорогая, я лишусь всех своих способностей.
— Мне все равно! — воскликнула Майя. — Пока мы сможем быть вместе, я ни на что не пожалуюсь! Я всегда искала мужа, который любил бы меня и которого любила бы я. Такого, кто даст мне детей. Не жалей о волшебстве! Будем жить как обычные люди.
— В таком случае тебе придется встретиться с Леди Озера. Это ее нужно убедить в твоей искренности, прежде чем меня освободят от древнего проклятия, — прошептал Эмрис, обнимая ее. — Я знал, что только ты освободишь меня, Майя! Знал! Драйзи сказала, что я должен искать женщину, ведущую свое происхождение от короля Артура. Ту, которая полюбила бы меня ради меня самого. Но тогда я не знал никого, кроме Моргант, а ее никогда не смог бы полюбить.
— Моргант — потомок Артура? А я и не знала, — протянула Майя.
— Она из рода Мордреда, — пояснил Эмрис. — И очень удивилась, узнав о существовании вашей семьи.
— Что будет с волшебным народом, живущим здесь, когда ты станешь смертным? — допытывалась Майя.
— Вернутся в свой мир.
— А те, кто люди только наполовину?
— Им придется выбирать, но большинство предпочтет удалиться в волшебную страну.
— А ты, господин мой муж? — тихо спросила Майя. — Ты действительно готов отказаться от материнского наследия, чтобы жить как простой смертный? Стареть? Познать боль и скорбь? — Осторожно протянув руку, она коснулась его гладкой щеки. — Я люблю тебя, Эмрис, и сердцем чую, что никогда не полюблю другого. Но это очень серьезное решение. И ты должен его принять. Пойми, что после этого назад дороги не будет, верно?
— Не будет, любимая, — подтвердил он.
— Сначала уверься, что хочешь именно этого, — предупредила Майя. — Если останешься таким, как сейчас, никогда не постареешь?
— Зато постареешь ты, — напомнил он.
— Конечно.
— И если у нас будут дети, они тоже состарятся. И вы рано или поздно покинете меня. Предпочитаю состариться, чем потерять тебя, — вздохнул Эмрис.
— Но какое испытание назначит твоя мать?
— Не знаю. Мои жены ему не подвергались. Да они и не знали моей истории. Я пытался рассказать Роузин, но она в ужасе сбежала от меня.
— Я очень боюсь, — призналась Майя, — но завтра ты должен призвать свою матушку. Ждать дольше нельзя. Среди твоих людей найдутся такие, которым не понравится, что твой волшебный мир исчезнет навсегда.
— Ты права, любимая, — кивнул он.
Они долго сидели у окна, глядя на озеро. Снег перестал падать, и небо прояснилось. Лунный свет серебрился на льду, и звезды весело мигали в бездонной высоте. Озеро замерзло, и Майя невольно задалась вопросом, сможет ли Леди Озера подняться наверх. Итак, завтра все станет ясно.
Ей вдруг захотелось спать. Рыжая головка опустилась на плечо мужа. Он улыбнулся и, подхватив ее, понес в постель.
— Не вызывай Леди Озера без меня, — пробормотала она.
— Ни за что, — поклялся он, целуя ее в губы.
На рассвете, еще затемно, Эмрис встал, оделся и, выскользнув из спальни, поднялся на южную башню замка, чтобы поговорить с Драйзи. Она не спала и, очевидно, ждала его.
— Я сказал ей, — объявил он, входя в комнату. Драйзи кивнула.
— А она?
— Ответила, что любит меня. А остальное значения не имеет. И что для нее самое главное — состариться рядом со мной.
— Она — та самая! Я всегда это знала!
— Откуда тебе стало известно о семье Пендрагонов? — спросил он.
— По Камелоту давно ходили слухи, господин. Тогда я была куда моложе и красивее. Однажды я лежала с сэром Кеем, названым братом короля. Он был пьян и, наверное, поэтому разболтал о первой любви короля и ребенке, рожденном от этого союза. Сказал, что волшебник Мерлин спрятал мальчика и мать в горах Уэльса, дабы род Артура смог выжить и продолжиться. Мерлин умел заглядывать далеко в будущее. Думаю, он знал, что сводная сестра Артура, фея Моргана, соблазнит короля, но понимал также, что помешать не сможет. Тогда я никому ничего не сказала.
— Но дитя Артура от юной любовницы могло не выжить, — заметил Эмрис.
Старуха довольно закудахтала.
— Если Мерлин взял на себя труд скрыть ребенка и мать, значит, точно знал, что род не пресечется. Интересно, в какой пещере до сих пор спит старый волшебник в ожидании, когда его призовут?
— Прикажи Эфе принести кристалл в парадный зал. Я пойду разбужу жену, — спокойно объявил Эмрис.
Драйзи кивнула.
— Не знаю, что сделает твоя мать, господин. Она не слишком высокого мнения о смертных, учитывая ее замужество и измену твоего отца. Она защищала тебя как могла, но ты должен быть настороже. Вряд ли она подозревает, что ты изберешь участь смертного. Берегись, господин, берегись. Понимаешь, о чем я?
— Я знаю мать, и ты права, следует быть осторожнее, ибо всем известны ее необычайная гордость и свирепое желание уберечь меня от всех бед и неприятностей. Но я сделаю то, что давно намеревался. Ради Майи.
— Тяжелее всех придется твоей жене. Твоя мать подвергнет ее тяжкому испытанию. Иди к ней, господин. Постарайся уверить Майю в своей великой любви, прежде чем она предстанет перед самой Леди Озера.
Он оставил старую няню и вернулся в комнату, где Майя по-прежнему крепко спала. Эмрис наклонился, поцеловал жену в лоб и осторожно тряхнул за плечо.
— Проснись, любимая.
Изумрудные глаза Майи широко распахнулись.
— Прошлой ночью я видела сон?
— Нет. Наш разговор произошел наяву. Я пока не призвал свою мать. Она все еще в своем замке, под толщей льда. Ты по-прежнему хочешь этого, любимая?
— Ты должен, Эмрис, — вздохнула Майя, — иначе у нас не будет нормальной жизни. Да, я этого хочу, но смирюсь с любым твоим желанием. Ты это знаешь.
— Я хочу того, чего хочешь ты, — спокойно ответил он. — Надень лучшее платье, любимая. Моя мать посчитает это знаком уважения и будет довольна. Я не пугаю тебя, просто хочу предупредить, что женщина она непростая.
— Я надену свадебное платье, — решила Майя. — Самое лучшее.
Она позвала служанку, и, пока Эмрис ожидал в зале, велела уложить свои волосы в узел на затылке, надвинула на лоб серебряный с золотом венец, но не накинула вуали. Зато повесила на шею филигранную золотую цепочку с подвеской, на которой скалился красный дракон, герб дома Пендрагонов.
Служанка поднесла ей зеркало из полированного серебра. Майя кивнула и, поблагодарив ее за помощь, поспешила к мужу.
Эмрис улыбнулся жене. Несмотря на бледность, выглядела она решительной и собранной.
— Пойдем, — велел он, протянув руку и подводя ее к высокому столу, в середине которого стоял восьмиугольный кристалл. Рядом лежала тонкая золотая палочка. Они встали перед кристаллом, и Эмрис в последний раз спросил:
— Ты готова, любимая? Как только я вызову матушку, отступать будет некуда.
— Готова, — заверила Майя, от волнения едва выговаривая слова.
Он взял палочку, но в этот момент в зал вошла Моргант и в ужасе уставилась на него.
— Что ты делаешь, господин?
— Как видишь, вызываю Леди Озера. Давно пора. Моргант ринулась к нему и всплеснула руками.
— Нет! — пронзительно вскричала она. — Нет!
— Не тебе решать, кузина, — холодно напомнил он. — Это наше дело. Моя жена подвергнется испытанию. Мы будем жить как простые смертные.
— Ты не можешь! — всхлипнула Моргант. — Откажешься от волшебства, чтобы стать обычным человеком?! Как твой отец? Когда-нибудь ты умрешь, и твои кости будут гнить в земле! Что скажет твоя мать? Нет, Эмрис! Нет!
В ответ он ударил кристалл золотой палочкой. Раз. Другой. Третий.
Моргант охнула и зажала рот рукой, чтобы заглушить горестный вопль.
Майя была потрясена отчаянием и гневом девушки. Эмрис — ее муж! А эта особа ведет себя так, словно Майя здесь случайно и никому не нужна. Ах, если бы она только могла, выцарапала бы глаза сопернице!!
Майя с удивлением поняла, что ревнует.
При каждом ударе палочкой по замку расходился мелодичный звон. Неожиданно в центре зала возник столб серого дыма и, извиваясь, медленно пополз вверх. Постепенно, меняя все оттенки голубого и синего, он принял форму, и перед ними появилась Леди Озера. Высокая, стройная, она грациозно выступила вперед, улыбаясь и глядя только на сына.
— Эмрис! — воскликнула она. Он спустился вниз, чтобы приветствовать мать, и, взяв ее тонкие руки в свои, почтительно поцеловал.
— Матушка! Как хорошо снова видеть тебя!
— Почему ты позвал меня? — спросила Леди Озера, устремив взгляд на Майю. Лицо ее оставалось непроницаемым.
— Хочу, чтобы ты познакомилась с моей женой, Майей Пендрагон, — объяснил Эмрис, выводя Майю вперед.
Та низко присела перед свекровью.
— Для меня большая честь встретиться с вами, госпожа. Леди Озера протянула руку к подвеске.
— Разве это не герб Артура, бывшего когда-то королем Британии?
— Именно, — скромно ответила Майя.
— По какому праву ты носишь этот символ? — строго спросила Леди.
— Я потомок Артура. Вернее, его первого сына, Гуидра, рожденного от Линайор, дочери ап Ивена, — гордо провозгласила Майя.
— Того ребенка, которого спрятал старый волшебник Мерлин?
— Того самого, — кивнула Майя.
— Союз между родами Артура и Ланселота, — протянула Леди Озера. — Интересно. И давно ты женился, сын мой?
— Мы обвенчались первого ноября, — ответил Эмрис.
— Всего три месяца назад. И Моргант до сих пор не взяла ее жизнь? Удивительно. — Что? — потрясенно пробормотал Эмрис. — Что ты сказала?!
Леди Озера рассмеялась.
— Берегись, сын мой. Твоя человеческая сторона временами берет верх. Разве ты не знал, что это Моргант убила Роузин и Гуинт? Запугала их намеками и страшными историями, верно, Моргант? Поэтому Роузин, потеряв голову, бросилась с башни. А Гуинт утонула. Помнишь, Моргант?
— Госпожа, они не любили его! — вскричала Моргант. — Зато люблю я и тоже происхожу от Артура! Моя кровь не хуже, чем у нее!
Майя потеряла дар речи. Эмрис сказал, что обе жены умерли в своих постелях. Что еще он скрывает от нее?
И тут она сообразила, что данное ее семье объяснение, возможно, более приемлемо, чем правда. Родители ни за что не выдали бы ее за человека, обе жены которого покончили с, собой. Поэтому она продолжала молчать.
Леди Озера презрительно усмехнулась.
— Семя Артура и его злобного отродья Мордреда, ты не знаешь, что такое любовь! Ты жаждешь могущества и власти Эмриса! Но ты, Майя Пендрагон, не такова! Ты любишь моего сына. Я вижу это в твоих глазах, но что еще важнее, в сердце. Вопрос только в том, насколько сильно ты его любишь.
— Что вы хотите от меня, госпожа? — храбро выпалила Майя. — Я сделаю все, чтобы доказать свою любовь к Эмрису и снять с него проклятие.
— Неужели? — почти весело переспросила Леди. — Посмотрим, Майя Пендрагон. Мы должны хорошенько обдумать испытание, которое тебе придется вынести, чтобы доказать свою преданность моему сыну. Я не отпущу его просто так, поскольку защищала его всю свою жизнь и буду продолжать делать то же самое, даже если ты не выдержишь испытания.
— Я не буду давать обещаний. Скажу только, что сделаю все для своего мужа! Я не отступлю. Тем более что на данное мной слово можно положиться.
Леди Озера кивнула:
— Мы устроим тебе испытание, Майя Пендрагон, и ты можешь отказаться от него, если посчитаешь слишком тяжелым. Но если откажешься или не выдержишь, мой сын сохранит бессмертие, а тебя прогонят из Иль-дю-Лак стариться в одиночестве.
— Я сделаю все, что попросишь от меня, и все же странно, почему ты требуешь дальнейшего доказательства моей любви к Эмрису, когда сама сказала, что видишь эту любовь в моих глазах и сердце, — ответила Майя, глядя прямо в глаза свекрови.
— Это мое право, потому что я его мать. И желаю добра своему сыну, Майя Пендрагон, — процедила Леди, раздраженно прищурившись.
— Это я понимаю, но Эмрис больше не юнец. Он мужчина. Не считаешь его способным принимать собственные решения?
— Ах ты дерзкое создание! — воскликнула Леди. — Я могла бы уничтожить тебя взмахом руки!
— Не сомневаюсь, — парировала Майя. — Но если действительно любишь своего сына, не тронешь меня пальцем!
— Слушай мои условия, — начала Леди.
— Нет! — неожиданно вмешался Лорд Озера. — Ни слова больше, мать моя! Я всегда почитал и уважал тебя, но наконец обрел истинную любовь! И не позволю отнять ее у меня!
— Эмрис! — вскричала прекрасная фея. — Ты ведешь себя как человек, а смертные так слабы! Как твой отец. Как Артур. Ты должен быть сильным.
— О, матушка, — тихо ответил он, — я предпочитаю свою людскую половину. Ты оберегала меня свыше семисот лет, но времена изменились. Британии больше нет, и, хотя Уэльс по-прежнему дик и непокорен, та земля, Англия, что граничит с ним, — сильное государство сильных людей. Викинги с севера давно ушли. Я люблю свою жену, а она — меня. Будут ли у нас плохие или хорошие времена? Вполне возможно, но наша любовь поможет нам выжить. Я не сомневаюсь в любви Майи и знаю, что она точно так же не усомнится в моей любви. Прими мое решение и смирись, поскольку это моя жизнь, наша жизнь и только это имеет значение.
— Человечество ничтожно, непостоянно и изменчиво. Ты не должен доверять никому, а тем более смертной, — возразила Леди.
— В таком случае ты не должна доверять и мне, — ответил Эмрис.
— Нет-нет! Это твоему отцу не стоило доверять! Он изменял всем женщинам, которые его любили.
— Ты мудрее многих, — сказал Лорд Озера. — И должна была знать, что он за человек, но все же хотела его, матушка.
— Я думала, что моя любовь его изменит, — печально выдохнула Леди, но, тут же взяв себя в руки, добавила:
— Но Ланселот был слаб, как все смертные.
— Он очаровал тебя своей красотой и учтивостью. Настолько, что ты не задумалась украсть его у сводной сестры короля. Знаешь, матушка, должно быть, ему польстил твой явный интерес. Подозреваю, что не отец соблазнил тебя, а ты — его. Да, он был слаб, но не все мужчины таковы. Пусть я похож на отца лицом, но не духом. И ты больше не можешь мстить через меня Ланселоту за свое разбитое сердце. Я нашел женщину, которую буду любить до конца жизни. Женился на ней. Ты сама изменила проклятие Элейн и знаешь, что я лишусь бессмертия, когда найду истинную любовь. Я нашел ее, матушка!! Освободи меня!
Леди Озера взглянула на сына и, увидев в его глазах одну только правду, с гневным, отчаянным криком исчезла. Сила ее ярости была такова, что над озером пронесся протяжный гул. Лед трескался, разлетаясь в разные стороны.
— Что ты наделал? — охнула Майя.
— Пока сам не знаю, — честно ответил Эмрис.
В зал приковыляла старая Драйзи, спустившаяся ради такого случая с башни.
— Ты поставил ее на место, парень. Давно пора. Она так и не простила твоего отца и тешила себя мыслью, что оберегает тебя из любви. Но в душе она давно решила вечно держать тебя между двух миров как средство мести Ланселоту.
— Она могла уничтожить нас всех, глупец ты этакий! — крикнула Моргант.
— Даже это лучше, чем жить без Майи! — отрезал Лорд Озера.
— Мы должны помириться с ней, — запротестовала Майя.
— Ни за что, если для этого придется подвергнуть тебя опасности! Мало ли какой безумный замысел взбредет ей в голову! Я нашел тебя и больше не потеряю!
— Если она позволит тебе стать смертным, — горько бросила Моргант, — ты состаришься и умрешь!
— Да, — кивнул он, — и что же?
— Да ты разум потерял! — продолжала наступать Моргант. — Это все она виновата! Твоя Майя! Мне следовало бы сразу се убить!
Она пронзила Майю злобным взглядом, но та только рассмеялась.
— Я не покорная, глупенькая Роузин, которая боится собственной тени! Не жадная, завистливая Гуинт. Я знала, что ты жаждешь Эмриса, но он не хотел тебя, иначе не женился бы на мне.
— Я владею искусством волшебства, а ты — нет! — издевательски прошипела Моргант.
Майя снова рассмеялась.
— Ты не сможешь причинить мне зла, Моргант! Делай что хочешь! Я защищена от тварей, подобных тебе!
Серебристые глаза Моргант зловеще сузились. Выпрямившись, она резко выбросила руку вперед, но почти сразу же се отбросило назад. Выражение страха появилось на прелестном лице, но она все же ткнула пальцем в Майю, только чтобы вскрикнуть от боли.
— Что это за магия?! — выдавила она. — Эмрис, позволь мне уничтожить ее! Мы не можем быть счастливы вместе!
— Майю защищает не моя магия, Моргант, но слыша твои угрозы и зная, что ты сделала с несчастными женщинами, я должен немедленно отослать тебя из Иль-дю-Лак. Тебе придется выбрать, куда идти: в мир людей или в волшебную страну, — сказал он, уже зная ответ.
— Буду счастлива избавиться от своей человеческой сути, — заявила Моргант. — Но знай, что, обретя волшебную силу в полной мере, я отомщу тебе, Эмрис Ллин. Тебе и твоей жене.
— Убирайся! — прогремел глубокий голос. — Силой, которую я еще сохраняю, освобождаю тебя от сути человеческой! Убирайся, Моргант, и не возвращайся сюда, чтобы беспокоить нас! Тебя примут в царстве моей матери. Но в моем — никогда!
Моргант медленно растаяла и исчезла.
— Сегодня ты дважды был моим рыцарем, — тихо шепнула Майя.
Он сжал ее в объятиях и заглянул в лицо.
— Я люблю тебя, вот и все. Но скажи, кто защитил тебя от злого волшебства?
— Горауин, наложница моего отца. Ты знаешь, что она тоже не чужда магии. Матушка боялась за мою безопасность в твоем замке, и, как видишь, ее страхи были небезосновательны. Перед отъездом Горауин сплела вокруг меня защитный круг из заклинаний. Сомневаюсь, что он убережет меня от твоей матери, но для Моргант этого оказалось достаточно.
— Моя мать не права, — заметил он. — Смертные не слабы. Скорее предусмотрительны. А теперь, любимая, мы должны подумать, как убедить ее освободить меня от проклятия, чтобы мы могли жить как обыкновенные люди.
— Ты должен дать другим волшебным созданиям возможность выбора: жить здесь или вернуться в свое королевство, — посоветовала Майя. — Кто-то, возможно, испугался, когда ты отказался позволить своей матери испытать мою любовь.
— Мне не нужны дальнейшие доказательства, — возразил он.
— Знаю. И всегда буду тебя любить. С того момента, как ты вошел в мою жизнь, я поняла, что другого быть не может. И если мне придется стареть рядом с вечно молодым мужем, значит, так тому и быть. Лишь бы ты оставался рядом.
— Но я этого не вынесу, — тихо ответил он. — Мы должны уговорить матушку освободить меня.
— Ее смягчит появление внука, — вмешалась старая Драйзи. — А убедит ваша решимость стоять друг за друга. Не позволяйте ей запугать вас, дети мои.
— Не позволим, — поклялся Эмрис.
— Никогда! — эхом отозвалась Майя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возраст любви - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог

Часть 1

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть 2

Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Часть 3

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Ваши комментарии
к роману Возраст любви - Смолл Бертрис



Милая сказка..
Возраст любви - Смолл БертрисNastalgy
1.01.2012, 1.09





Моя подруга в классе восьмом после школы в библеотеку тикала, любовные романы выискивала читать. Я над ней тихо посмеивалась. Вот она специалист по этим романам, не то что я. Она Анжелику всю доконала всю серию, а я только две книги. Первую и последнюю. перессказывала она мне содержание этого романа, говорила классная книга. 5-ть лет прошло. Хочу почитать... то что она давно прочитала.
Возраст любви - Смолл БертрисМышка
10.07.2012, 20.21





1-я и 3-я история вполне правдоподобны и могли случиться в средневековье. 2-я мифическая. Я удивилась, что там мистику приплели. Но первую и вторую историю читаеть можно, расслабиться, голову н забивать. Но при третью дочь – в этом рассказе полностью проявлятся постельно-шокирующий стиль этой писательницы. Отец среди отряда воинов заставил сына изнасиловать девушку, какую он любит. Либо он сам это сделает, либо вся его колонна пройдёт через неё. Он слабак, вместо того, чтобы сказать только через мой труп, показал кобелям порнуху. Взяли её в плен. Тиран захотел её избить. Сын пришёл напомощь. Ручше он сам побьёт любимую, чем его отец. Вместо того, чтобы сказать: «Батя, сам сказал, моя пленница, шо хочу с ней то и делаю». Её отец убил виновников, а обесчещенную дочь отдал за старика. И ничем хорошим оно не кончилось. Тут написало, что полюбила она нового мужа, но я не верю. Это написано, лишь бы отписаться, что типо в усех всё хорошо. А она отца так и не простила. Телеграму бы что ли послала.rnНасчёт концовки, думала, что персонажей всех трёх историй соберут, подведя итог. Мне книга и понравилось и не понравилась. В смысле, что пока читала, нравилось. Но у последней дочери самая ужасная история, а такая психология у людей увы, что запоминается последнее. У меня осадок на душе неприятный. Мне её очень жалко. : (( У меня всё. Спасибо, что меня причитали.
Возраст любви - Смолл БертрисМышка
24.08.2012, 13.34





После Джудит Макнот,Джоанны Линдсей нелегко читать Бертрис Смолл. Но Анжелика(Ан. и Серж Голон) это незабываемо
Возраст любви - Смолл БертрисЕЛЕНА
8.04.2013, 13.22





Неплохие рассказы, почитать можно, но не такие захватывающие как другие книги Смолл.
Возраст любви - Смолл БертрисЕлена
15.06.2013, 18.58





Роман мне понравился, особенно и интересом читала про юную Джуни.
Возраст любви - Смолл БертрисАнюта
31.12.2013, 10.06





неплохо написано хотя совершить сексуальное насилие над девчонкой более серьёзное злодеяние нежели заточить её в темнице-это часто происходило хуже всего осознать что ты грубое животное и иначе чем насилие не промышляешь взять девчонку в плен-это одно но излишние грубости-совсем другое
Возраст любви - Смолл Бертрискруглов алексей
22.05.2014, 22.01





1 часть самая нормальная, 3 просто ужас!
Возраст любви - Смолл БертрисОльга П.
18.09.2014, 16.53





Так себе, третья часть -вообще не понравилась!
Возраст любви - Смолл БертрисОльга
18.03.2015, 4.54





Бред. Не советую.
Возраст любви - Смолл БертрисБибиана
20.07.2015, 3.46





возраст любви первая книга вторая обьятие ветра
Возраст любви - Смолл Бертрисмарианна
3.08.2015, 15.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100