Читать онлайн Внезапные наслаждения, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Внезапные наслаждения - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.46 (Голосов: 160)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Внезапные наслаждения - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Внезапные наслаждения - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Внезапные наслаждения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Они уезжали из Венеции в дождь. Ноябрьская погода наконец-то установилась, и в первом классе было всего пятеро пассажиров. Эшли и Райан проспали почти весь полет. В свой последний день и последнюю ночь в волшебном городе они устроили настоящий сексуальный марафон, поскольку погода уже портилась, и выходить не было смысла. Поэтому даже во сне Эшли продолжала видеть яркие сексуальные сцены: их обнаженные золотистые тела в старом зеркале над кроватью. Она даже не представляла столь порочно-эротического зрелища, как эти сплетающиеся в исступленной страсти тела. И никогда еще не испытывала столько оргазмов, как в прошлую ночь.
И первый наступил внезапно, когда она увидела в зеркале темную голову мужа между своих бедер. Ощутила ласки его языка и губ. Совершенно иное зрелище, чем в реальности!
Зачарованная этой чувственной картиной, она буквально взорвалась в вихре блаженства, оставившем ее слабой и задыхающейся. И так продолжалось всю ночь. В какую-то минуту она взяла его в рот и отсосала досуха. Когда солоноватая белая струя брызнула ей в горло, он застонал от наслаждения, наблюдая за ней в зеркале.
– Проснись, беби, – проник в ее сознание голос Райана. – Мы скоро приземляемся.
Эшли с трудом приподняла веки.
– Сколько еще осталось?
– Около сорока минут, – пояснил он.
Она еще помнила оборвавшийся сон. И, честно говоря, сгорала от желания. Да, она хочет секса, и хочет немедленно!
– Ты обещал мне кое-что, – пробормотала она ему на ухо и, поднявшись, направилась к туалету. Райан недоуменно уставился ей вслед, но тут она, обернувшись, одарила его многозначительным взглядом.
Райан невольно ухмыльнулся и выждал несколько минут, прежде чем встать и последовать за Эшли.
Помещение было чуть просторнее туалета бизнес– или эконом-класса, но Райан все же едва сумел втиснуться в него. Запер двери и прижал Эшли к себе. Она расстегнула его брюки и, сунув руку в расстегнутую ширинку, стала ласкать набухающую на глазах плоть. Мысль о том, что сейчас произойдет, уже возымела эффект. Еще несколько секунд – и он был готов к любовной схватке.
– Ты очень непослушная девчонка, – тихо сказал Райан, прижимая ее к перегородке и задирая юбку. К его изумлению, оказалось, что на ней нет трусиков. – Очень скверная!
Сжав пухлый холмик, он усмехнулся, когда обнаружил, что она уже мокрая. Очень мокрая.
– Мне снилась прошлая ночь, – призналась Эшли, почти касаясь его губ губами. – Ты разбудил меня в тот момент, когда я делала тебе минет.
Вместо ответа он стиснул ее ягодицы и приподнял ровно настолько, чтобы войти в жаркое лоно. Она судорожно обхватила его ногами. Вонзившись до конца, он прошептал:
– Обожаю, когда ты бываешь скверной, беби!
И он стал пронзать ее быстрыми, резкими выпадами, пока они не обмякли, бессильно припав друг к другу.
– Добро пожаловать в Высотный клуб, Эш, – пробормотал он, целуя ее губы.
– Наверное, ты лучший муж в мире! – блаженно вздохнула Эшли, одергивая юбку. – Мне действительно снилась прошлая ночь, а когда ты разбудил меня, я изнемогала от желания. Теперь я продержусь до самого дома.
Повернувшись, она наскоро вымыла руки и вытерла бумажным полотенцем.
– Я иду первой, – объявила она и, выскользнув из крошечного помещения, прошла к своему месту. Там она порылась в сумке, вытащила шелковые трусики и, поскольку рядом никого не было, натянула их как раз в ту минуту, когда к ней подошел Райан.
– Ты вообще не надевала их, когда мы садились в самолет? – удивился он.
– Эй, вспомни, ты сам сказал, что собираешься приобщить меня к Высотному клубу! Я и решила, что лучше надеть их после нашего маленького рандеву.
Райан рассмеялся, искренне забавляясь. Даже если бы все шло естественным путем, смог бы он найти лучшую жену, спутницу и подругу, чем Эшли? Вряд ли. И оказалось, что в нее так легко влюбиться! Именно это он и сказал Бьянке пару ночей назад. Почему-то он не мог заснуть и от скуки спустился в большую гостиную. В окно он увидел, как Бьянка курит на террасе, и решил присоединиться к ней. До сих пор у них не было времени поговорить с глазу на глаз, а ведь им столько нужно было сказать друг другу!
Они не виделись двадцать три года. Поразительно, как хорошо она выглядит для своих лет! Почти не состарилась! Ее муж давно умер… интересно, почему она так и не вышла замуж второй раз?
Райан осмелился спросить ее, но Бьянка рассмеялась своим хрипловатым, чувственным смехом и сказала, что дорожит своей свободой.
– Я богата. У меня есть свои интересы. Я – член нескольких комитетов по сохранению и благосостоянию Венеции. Завожу любовников, когда мне этого хочется и если надоедает одиночество, но это никогда не длится слишком долго. И я очень осмотрительна. Поэтому и довольна своей жизнью, тем более что мои родные все понимают и не осуждают меня.
– До сих пор у меня не было возможности поблагодарить вас, – тихо сказал Райан.
– Поблагодарить? Но за что, дорогой? – удивилась графиня.
– За то, что когда-то, давным-давно, превратили мальчика в мужчину. Всего в шестнадцать лет я узнал от вас все, что только возможно, об искусстве ублажить женщину в постели. И эти познания остались со мной на всю жизнь. О такой наставнице мечтает любой юнец. Спасибо, дорогая.
– Но я ужасно поступила! – засмеялась Бьянка. – Не следовало соблазнять тебя, Райан. Бедная твоя мать! В жизни не забуду выражения ее лица, когда она обличала меня. Наш роман закончился бы сам собой после твоего возвращения домой в сентябре. Мне было очень жаль, когда твоя мать немедленно увезла тебя и сестру. По крайней мере твой отец решил закончить учебу и остался еще на две недели. Знаешь, он на это время переехал к Венутти.
– Нет, я ничего не знал, – покачал головой Райан.
– Ты хотя бы думал обо мне все эти годы? – спросила графиня.
– Думал, и с величайшей благодарностью. Это лето так и осталось для меня сладким воспоминанием с привкусом горечи. Былая любовь к вам позволила мне понять, какое сокровище я нашел в Эшли. Вы были моей первой любовью. Она стала последней.
– Она очаровательная и умная женщина, дорогой. Надеюсь, когда-нибудь ты расскажешь ей о нас. Наверное, следовало бы все рассказать перед прилетом сюда.
– Но это в прошлом, Бьянка, – возразил Райан. Да, все в прошлом. И дверь в это прошлое закрылась много лет назад.
– Мы вот-вот приземлимся, мистер и миссис Малкахи, – сообщил стюард. – Пожалуйста, пристегните ремни. Погода в Нью-Йорке прекрасная, температура пятьдесят градусов.
type="note" l:href="#n_17">[17]
У вас есть что предъявить таможне?
– Нет. Это была деловая поездка, – пояснил Райан.
– В таком случае вам следует идти зеленым коридором, – посоветовал стюард.
– Билл нас встречает, – напомнила Эшли. – И как насчет ночных рубашек в моем багаже?
– Укажи их в декларации, если хочешь, но это женская одежда, и она в твоей сумке, а кроме того, мы быстрее пройдем, если не предъявим декларацию!
– В тебе наблюдается определенная склонность к контрабанде, Райан Малкахи, – заметила она.
После приземления они забрали вещи и вышли зеленым коридором. По другую сторону барьера их уже поджидал Билл с носильщиком, который отнес сумки в багажник. Увидев длинную очередь за такси, Эшли по достоинству оценила преимущество больших денег. Билл без помех доставил их в Эгрет-Пойнт, и Эшли вдруг осознала, как рада оказаться дома.
За время их отсутствия Фрэнки успела превратить большую комнату и маленькую, смежную, на верхнем этаже дома в офис для брата.
На следующий день Эшли вернулась в «Лейси натингс», а Райан поднялся в офис, чтобы узнать, как идут дела на фирме.
По пути в магазин Эшли невольно восхищалась многоцветием поздней осени. На сиденье «солстиса» лежали шесть неглиже, приобретенных у Валентины. Она хотела показать их Нине перед отправкой в нью-йоркский магазин.
Нина уже ждала ее. Женщины обнялись.
– Как прошла поездка? Надеюсь, все было так чудесно, как ты представляла? – нетерпеливо спросила Нина.
– Даже лучше. Графиня – прелестная женщина. Показала мне все достопримечательности Венеции, пока Райан трудился над упаковкой ее гардероба и готовил его к перевозке. Палаццо невероятно роскошен. Из окон нашей спальни открывался вид на Венецию и Большой канал. Представляешь, кровать семнадцатого века с зеркалом в балдахине! И еда неплохая, но, на мой вкус, слишком много морепродуктов.
– Зеркало над кроватью? – хмыкнула Нина. – Нужно вставить эту подробность в мою очередную фантазию на «Ченнеле»! Может, я отправлюсь в Венецию и возьму в любовники самого Казанову! Стану игривой шестнадцатилетней девственницей и проведу с ним ночь.
– Знаешь, все было так здорово, что я даже забыла о «Ченнеле»! Скорее всего, теперь он мне и не понадобится. Мы с Райаном прекрасно ладим. И ты глазам своим не поверишь, когда увидишь, что я привезла из Венеции для нью-йоркского магазина! Я нашла новую поставщицу! У нее свой тутовый сад с шелковичными червями. Она нанимает деревенских женщин прясть нити и ткать шелк, и по ее моделям шьется поразительной красоты белье. Я купила шесть неглиже.
– Почему бы не оставить их здесь? – спросила Нина.
– Они возмутительно дороги. Здесь просто не найдется таких богачей, чтобы их купить, Валентина будет присылать мне по шесть предметов трижды в год. Ручная работа. Сделать больше ей не под силу. И, кроме того, ей тоже нужно чем-то торговать. Мы выставим их на продажу к Рождеству, Валентинову дню и июньским свадьбам.
Она поставила на прилавок вышитый атласный футляр для белья и открыла молнию.
– Вот это да! – ахнула Нина, разглядывая светло-голубую шелковую ночную рубашку. Осторожно взяла и принялась изучать, отмечая почти невидимые стежки. – Сшито из двух кусков ткани. Поразительно! И такая простая, но в то же время элегантная и изысканная. Ты права – это только для Нью-Йорка. Здесь они не продадутся. Хочешь, чтобы я отослала их Сюзетт?
– Да, но сначала нужно снять лейблы Валентины и нашить наши. Я просила ее отныне не нашивать свои лейблы на веши, которые она готовит для нас, – пояснила Эшли.
– Все правильно, – кивнула Нина. – Не нужно, чтобы кто-то знал, где мы берем эти потрясающие неглиже. Они создадут репутацию городскому магазину! Сюзетт знакома с важными людьми. Убеждена, что по крайней мере одна рубашка достанется какой-нибудь актрисе.
– Скоро День благодарения, – вспомнила Эшли. – Городской комитет уже решил, какова тема украшения витрин в этом году?
– Зимняя сказка. Бюллетень вышел на прошлой неделе.
– О, в таком случае мне лучше поскорее продумать дизайн, – всполошилась Эшли.
Время, казалось, летело стрелой. Из Венеции прибыл гардероб графини, и Райан уехал на несколько дней в Нью-Йорк, чтобы проследить за разгрузкой и объяснить мастерам, с чего начать реставрацию. День благодарения прошел тихо. Они пригласили к ужину Лину, Фрэнки с сыном и Нину. Девятого декабря владелец местного цветочного магазина принес вазу из уотерфордского хрусталя с сиреневыми розами и запиской: «С днем рождения, дорогая Эшли. Бьянка».
– О, как мне стыдно! – покраснела Эшли. – Ее день рождения был третьего!
– Не волнуйся, – успокоил Райан. – В ее обычаях помнить подобные вещи. Она и не ждала, что ты запомнишь день ее рождения.
– Наш флорист до сих пор в шоке от того, что кто-то может прислать ему вазу из уотерфордского хрусталя, в которую потребует поставить цветы, – улыбнулась Эшли.
Вечером, когда они сидели за праздничным ужином, приготовленным миссис Би, Райан вдруг сказал:
– Ты не спросила, что я подарю тебе на день рождения.
Эшли, смеясь, покачала головой.
Он протянул ей бархатную коробочку, и Эшли увидела прекрасный канареечно-желтый бриллиант в оправе из ирландского червонного золота.
– Я не покупал тебе обручального кольца, – тихо сказал Райан, – и заказал кольцо в Венеции, а потом отослал домой и попросил Бернса припрятать его до сегодняшнего дня. Не хотел, чтобы ты нашла его раньше.
– О, Райан! – ахнула Эшли, надевая кольцо на палец. – Оно прекрасно. Я слышала о желтых бриллиантах, но никогда не видела раньше.
– Мне казалось, что он тебе пойдет. С днем рождения, беби.
– Спасибо, дорогой, – откликнулась она, вставая и целуя его в губы.
В этот уик-энд они стали украшать дом к Рождеству. Бернс отправился в местный питомник и привез оттуда гирлянды сосновых веток, которые обернул вокруг колонн портика и украсил цветными лампочками. На входной двери повесили гигантский венок из сосновых веток с шишками, ягод можжевельника и белого вереска. В каждом окне стояли электрические свечи, а двадцатого Эшли и Райан снова поехали в питомник выбирать ели для гостиной, столовой и маленькой гостиной рядом с их спальней. Десятифутовое дерево уже прибыло и было установлено в центре круглого холла. Его украсили клетчатыми бантами, лакированными красными яблоками из папье-маше и белыми лампочками.
Ель в столовой нарядили в зеленые и темно-красные шелковые банты и разноцветные стеклянные шары: рубиновые, сапфировые, изумрудные, аметистовые, золотые и серебряные. Крошечные лампочки тоже были белыми. Зато елке в гостиной достались игрушки викторианской эпохи, почти все подлинные и прекрасно сохранившиеся.
Елочку в салоне поставили на круглый стол, покрытый темно-зеленой бархатной скатертью. Стол поместили у камина. На ветки повесили маленькие красные бархатные бантики и стеклянные шары с изображением сценок, якобы происходящих в мастерской Санта-Клауса. Среди украшений весело мигали цветные лампочки.
– Сюда мы положим наши подарки, мой и твой, – решила Эшли. – У меня припасен совершенно необычный подарок к нашему первому Рождеству. И я нашла кое-какие игрушки для мальчиков, которые должны тебе понравиться. – Она лукаво улыбнулась.
– Что же мне купить женщине, у которой есть все? – искренне встревожился Райан.
– Я люблю красивые и необычные вещи. А также что-то мягкое. И ты всегда можешь добавить новые экземпляры к моей коллекции Санта-Клаусов.
– Той, что в столовой на буфете? Совершенно фантастическое собрание! – воскликнул Райан.
Эшли рассмеялась:
– Дед стал собирать их для моего отца, когда тот был еще маленьким. За годы супружеской жизни моя мать добавила несколько фигурок. Я начала пополнять коллекцию после гибели брата. И всегда ищу что-нибудь интересное. О, Райан! Это будет наше лучшее в жизни Рождество! В доме давно не бывало столько народа. И теперь он снова наполнится людьми, смехом и весельем!
– Неужели обязательно было приглашать всех? – проворчал он.
– Райан, на Рождество исполнится четыре месяца со дня нашей свадьбы. Конечно, твои сестры не подарок, но к этому времени уже должны были смириться с твоей женитьбой. То, что началось как брак по расчету, неким чудом превратилось в брак по любви. Надеюсь, они оставили свои попытки судиться с тобой?
– Только потому, что Рей и их адвокаты посоветовали забыть о всяких судах. У них нет ни малейшего шанса выиграть процесс. Я женился до сорока лет, как и требовал отец в завещании. И ма пригрозила им всяческими карами. Помни, у нее тоже полно денег и в один прекрасный день она составит завещание, а гарпии ужасно алчны.
– Им просто нужно узнать меня получше. Они приняли наше приглашение на Рождество? – спросила Эшли.
– Ты попросила их остаться на две ночи. Они умирают от желания посмотреть, как ты живешь. Фрэнки же наслаждается, терзая их описаниями прекрасных обедов и роскоши спален.
– Все будет хорошо, – заверила Эшли.
Муж с сомнением покачал головой, но что он мог поделать? Нельзя же отозвать приглашения! Кроме того, миссис Бернс готовит на целую армию, а Бернс чистит столько серебра, словно открыл ювелирную лавку. Райан в жизни не видел столько серебряных приборов. Бернсы, с разрешения Эшли, наняли еще двух женщин – помочь им в эти десять дней. В доме все перевернуто: ковры, шторы и занавески пылесосятся, мебель вытирается, на кровати стелется надушенное лавандой белье, перьевые перины и чудесные одеяла из гусиного пуха. В день приезда гостей в каждой спальне стояли маленькие вазы с букетами из красных гвоздик и сосновых веток. К тому времени как перед домом остановился необычайно длинный лимузин с родственниками, Райан почти смирился с неизбежным. Сегодня, в сочельник, в доме пахло сосной и корицей. Он влюблен в жену и еще год назад не представлял, как будет счастлив!
– Добро пожаловать в Кимбро-Холл! – гостеприимно приветствовал он, выйдя на крыльцо и обнимая мать.
Остальные, как всегда, выходили в порядке старшинства: Брайд и Пит Франклин, Элизабет и Пол Суини, Кэтлин и Кевин Магуайр, Дейдре и Роберт Наполи, Фрэнки и ее сын, Майкл О'Коннор. Райан здоровался с каждым, после чего гости переходили к Эшли, стоявшей рядом с мужем.
– Настоящий хозяин поместья, – ехидно заметила Брайд.
– Так оно и есть, – улыбнулась Эшли. – Он здесь хозяин. Я так рада, что вы смогли приехать! Заходите скорее, на улице холодно. Бернс возьмет у вас пальто.
Заметив своего водителя, стоявшего неподалеку, она попросила:
– Билл, не поможете водителю лимузина с багажом? Спасибо.
Она повела гостей в холл, где уже ждали Бернсы.
– Парень, тебе, кажется, повезло, – заметил водитель лимузина, знакомый с Биллом.
Тот широко улыбнулся:
– Совсем как в старые времена, о которых рассказывал мне дед. Он тоже работал на такую семью. У меня даже собственная квартира над гаражом!
Водитель завистливо присвистнул:
– Здорово! А теперь давай занесем вещи. До города далеко, а жена сдерет с меня шкуру, если не поспею к церковной службе.
Он открыл багажник и вместе с Биллом стал вносить вещи в дом. Бернсы показывали, куда ставить сумки. Спустившись вниз, дворецкий вручил водителю простой белый конверт:
– Счастливого Рождества. Это от мистера и миссис Малкахи. Когда двадцать шестого вернетесь за гостями, получите еще один. Только езжайте поосторожнее: дороги могут быть скользкими.
Он открыл двери и выпроводил водителя.
К удивлению Райана, вечер прошел на редкость приятно. На ужин подали креветочный коктейль, маленькие тарелки с пастой под простым соусом маринара, дуврскую камбалу, тушенную в масле с лимоном, великолепную запеканку из моркови с сыром и сливками, крошечные пирожки с картофелем и зеленый салат. На десерт был карамельный крем, посыпанный ягодами малины и поданный в креманках.
Анджелина довольно улыбалась. Ее невестка, хоть и не католичка, все же знала, что двадцать четвертое декабря – день поста. Правда, такой пир вряд ли может считаться постом: и дочери, и их мужья жадно поглощали еду, и за столом было непривычно тихо.
– Здесь есть церковь, в которую можно пойти католикам? – спросила она Эшли.
– Да, Святой Анны. В машине Райана поместятся пятеро, а остальных отвезет Билл в лимузине, который я наняла на уик-энд. Поэтому мы поужинали раньше обычного. Я подумала, что неплохо бы подремать перед службой.
– А вы с нами пойдете? – многозначительно улыбнулась Кэтлин.
Эшли спокойно покачала головой:
– Я буду в англиканской церкви Святого Луки. И сама поведу машину. Прежде чем спросите, заявляю, что не собираюсь переходить в католичество. Будь этот мир идеальным, в нем не было бы стольких конфессий, но поскольку этот мир не идеален, я предпочту собственную церковь.
– Но вы собираетесь обвенчаться в церкви? – допытывалась Брайд.
– Да, – коротко бросила Эшли.
– А ваши дети? То есть если у вас они будут, – вмешалась Элизабет. – В какой вере вы будете их воспитывать, хотелось бы знать?
– Еще бы тебе не хотелось, – резко ответил Райан, которого начал раздражать тон разговора. – Всему свое время. Когда настанет нужный момент, мы тебе сообщим. А сейчас, девочки, думаю, что на сегодня достаточно вопросов.
Он вдруг заметил легкую улыбку Брайд. Господи Боже! Кажется, она потихоньку начинает смягчаться!
В половине одиннадцатого машины были готовы, и родственники уехали в церковь Святой Анны. Проезжая мимо, Эшли погудела и помахала им рукой, остановив машину у старой каменной церкви на другой стороне улицы. Обе службы закончились почти одновременно, и Райан, попросив Фрэнки сесть за руль, присоединился к жене. Они вернулись в Кимбро-Холл, где нашли эгног
type="note" l:href="#n_18">[18]
с виски и горячий сидр вместе с тонкими ломтиками почти черного кекса с цукатами и орехами.
– Это фруктовый кекс? – удивилась Анджелина.
– Так его пекут ирландцы. Рецепт моей прапрабабки, – сообщила Эшли. – Одно из немногих блюд, которые я готовлю сама каждый год.
– Совершенно не похож на отвратительные кексы-кирпичики, которые приходилось есть в католической школе, – заметила Фрэнки. – Помните, мы еще шутили, что из них вполне можно выстроить здание! А тут! Столько засахаренных вишен и орехов!
Все улеглись спать. Под елью в гостиной громоздились груды подарков, привезенных сестрами. Эшли прошлась по дому, счастливо улыбаясь. Завтра утром мужа ждет большой сюрприз!
Она немного постояла в гостиной, освещенной только угасающим огнем в камине. Было уже за полночь, и в воздухе разливалось волшебство. Она это чувствует.
Поднявшись наверх, Эшли отметила, что за дверями спален все тихо. Войдя к себе, она увидела обнаженного Райана. Его гигантская восставшая плоть была обвязана большим красным бантом.
– Развлекаешься? – хихикнула Эшли.
– Тебе не понравился мой подарок?
– Хотелось бы знать, как ты добился этого в мое отсутствие? – спросила она.
– Золотые руки и живое воображение, – ухмыльнулся он.
– Полагаю, мне нужно примерить: а вдруг не тот размер, – сказала она, принимаясь стягивать водолазку. – Но, похоже, мне будет в самый раз, дорогой.
Эшли расстегнула и отбросила лифчик, скинула домашние туфли, которые всегда носила в доме, когда не бегала босиком, потянула вниз язычок молнии слаксов, сняла и их. За слаксами последовали шелковые бикини. Оставшись обнаженной, она развязала роскошный красный бант, украшавший мужское достоинство Райана, и, сжав его в ладони, повела мужа в спальню.
Толкнув Райана на постель, она села сверху, так что попка оказалась перед самым его лицом, и, стиснув его «петушок» между грудями, стала двигать ими взад-вперед.
– О-о, беби, – пробормотал он, когда его плоть отвердела еще больше. Руки сами собой потянулись к упругим округлым ягодицам.
– Тебе нравится? – спросила она, лизнув головку «петушка».
– Да, – выдохнул он. – Очень.
Эшли обвела головку языком и, что-то промычав, взяла его губами, так что кончик проник в горло. Но она не слишком старалась, не желая, чтобы на этот раз он кончил ей в рот. Несколько минут она продолжала сосать, но потом выпустила, ахнув, когда палец Райана глубоко проник в ее попку.
– О Боже!
Раньше он никогда этого не делал! Она сильно сжала ягодицы. Райан хмыкнул и повернул палец.
– Нравится? – спросил он ей в тон.
– Не уверена, – призналась она.
– Мы раздобудем симпатичное маленькое дилдо и когда-нибудь поиграем. Нам нужно расширять горизонты, не находишь? – прошептал он, прежде чем отнять руку.
– О Господи, я уже тебе надоела? – ужаснулась Эшли, повернувшись к нему лицом.
– Ты никогда не надоешь мне, беби, – заверил он и, перевернув ее, вонзился во влажное лоно. – Здесь, и только здесь мое место.
Эшли обхватила его ногами и запрокинула голову. Все мысли вылетели из головы. Он унес ее к высотам наслаждения, и она царапалась, кусалась и вопила. Райан глухо стонал и тоже закричал, когда они кончили вместе.
Когда они отдыхали, усталые, но довольные, Эшли неожиданно хихикнула:
– Хорошо еще, что наши комнаты далеко от остальных спален. Иначе гарпии наверняка возревновали бы.
– Пропади они пропадом! – буркнул Райан. Эшли засмеялась.
– Это был твой первый рождественский подарок, – заметила она.
– И твой тоже, – заверил он, обнимая ее и натягивая одеяло.
Они заснули и проснулись несколько часов спустя от запаха кофе. Значит, Бернс, как всегда, бесшумно вошел в комнату, чтобы принести завтрак. Они встали, накинули халаты, вышли и увидели на столе поднос, украшенный веточкой омелы, с тарелкой коричных булочек и маслом. Оба набросились на еду, осознав, что успели нагулять зверский аппетит после ночных трудов.
– Давай откроем наши подарки, а то мне не терпится, – с мальчишеской улыбкой попросил Райан. Эшли кивнула.
Вместе, с ребяческой торопливостью они сорвали обертки и открыли коробки, до этого лежавшие под елочкой. Они давно решили ограничиться двумя подарками каждому. В коробках для Эшли оказалась красная кашемировая водолазка и красивая золотая цепочка, с которой свисало рубиновое сердце. Это было так трогательно, что у нее невольно выступили слезы на глазах.
Эшли подарила мужу изумительный антикварный миниатюрный триптих из золота с драгоценными камнями, купленный с помощью Бьянки в Венеции, и еженедельник для офиса в кожаном переплете. Он искренне восхитился и тем, и другим.
– Но мы еще вывесили чулки для Санты, – напомнила Эшли. – Я что-то вижу в твоем. Посмотри, что там!
– Но мы же договорились! По два подарка. Я и забыл о чулке! Так нечестно! Или подарки в чулке не входят в общее количество? – расстроился Райан.
– Вспомнишь в будущем году. Иди, взгляни, что тебе оставил Санта, – подначивала Эшли.
– Скорее всего, уголек, – ухмыльнулся он, но вытащил узкую прямоугольную коробочку в яркой праздничной обертке. Наверное, в ней модные часы!
Он осторожно снял бумагу, поднял крышку и недоуменно уставился на пластиковый прямоугольник с розовым плюсом посредине.
– Что это?
– Тест на беременность, который я купила вчера, – тихо пояснила Эшли.
Райан, очевидно, потеряв дар речи, раскрыл рот и уставился на жену. Красивое лицо неожиданно осветилось улыбкой.
– У нас будет ребенок? – хрипло выдавил он.
– У нас будет ребенок, – подтвердила Эшли, улыбаясь в ответ.
– Когда?
– В августе. Думаю, во всем виновато то венецианское зеркало над кроватью.
– Нам нужно пожениться! Немедленно!
– По-моему, мы уже женаты, – напомнила она.
– Но не в глазах церкви, – нервно возразил Райан.
– Если это сделает тебя счастливым, я согласна, – кивнула Эшли. – Только в присутствии обоих священников – моего и твоего.
– Никаких препятствий! Но сразу после праздников, договорились?
– Хорошо. Сегодня после ужина объявим твоей семье.
– Конечно! – обрадовался Райан. – Ма будет так довольна, особенно когда узнает, что мы поженимся.
– Мы уже женаты, болван ты итало-ирландский! Женаты по закону, – настаивала она.
– Да-да, все верно, но без благословения церкви, сама понимаешь… Ну пожалуйста, пусть на этот раз все будет по-моему. Слишком сильны во мне религиозные принципы, – уговаривал Райан.
– Мне нравятся твои принципы, – смеясь, заверила Эшли.
Они допили кофе, оделись и спустились вниз поздороваться с гостями.
Бернс оставил завтрак на буфете в гостиной. После спокойной ночи и превосходной еды старшие сестры Райана заметно подобрели к невестке. Подействовали и уговоры мужей, смягчившие разочарование из-за потерянных денег. Они обменялись привезенными подарками друг с другом, младшей сестрой, племянником, матерью, братом и Эшли.
– Да они смеются! – прошептал матери Майкл. – Никогда раньше не видел, чтобы тетки так много смеялись.
– Страшноватое зрелище, не находишь? – пробормотала в ответ Фрэнки.
– Ведите себя прилично! – одернула их Анджелина.
– Прости, бабушка, – буркнул Майкл.
Рождественский обед подали в четыре часа дня.
– Я не совсем разбираюсь в ваших традициях, – извинилась Эшли, – поэтому попросила миссис Би приготовить то, что всегда подавалось в нашей семье: говяжьи ребрышки, окорок и индейку.
Отметив, что гости пробуют всего понемногу, она сообразила, что положила начало новой традиции!
На гарнир подавались жаренный вместе с говядиной картофель, запеканка из батата, пюре – картофельное и из репы, зеленые бобы, лук в сливках, свежие испеченные булочки, масло, соусы – клюквенный и из хрена.
– Где вы раздобыли такие свежие бобы? – полюбопытствовала Магдален.
– У нас есть небольшая теплица, где зимой мы выращиваем бобы, зеленый горошек, салат, редиску, морковь, шпинат и свеклу. Пробовали получить помидоры, но места не хватает. Мы стараемся собирать совсем молодые бобы.
– Все равно, что жить в собственном отдельном мире, – удивилась Кэтлин. – Здесь случаются преступления?
– Случаются, но редко. Конечно, Эгрет-Пойнт не рай, но очень к этому близок. Преступность в основном молодежная, а когда живешь в маленьком городе, найти виновного не составляет труда. Все знают, кто ты, кто твои родители и родственники и что ты сотворил.
– А наркотики? – поинтересовался Кевин.
– Те, кто хочет, всегда могут раздобыть желаемое, но только не здесь. Скорее всего за пределами города, – пояснила Эшли.
Обед завершился домашним сливовым пудингом, пирогами с мясом и яблоками, замороженной бомбой, изготовленной из шоколада, ванили и малинового шербета, а также чаем и кофе. Потом все перешли в гостиную, где в камине потрескивал огонь, а свет гирлянд отражался в окне. Эшли подошла к столу, на котором стоял поднос с ликерами, и предложила гостям выпить после обеда.
– Какое чудесное обручальное кольцо! – отметила Брайд.
– Райан заказал его в Венеции, когда мы в прошлом месяце были там, – гордо ответила Эшли. – И подарил на день рождения. А на Рождество я получила вот это. – Она приподняла золотую цепь с рубиновым сердцем.
– Вам понравилась Венеция? – поинтересовалась Элизабет.
– Очень! – воскликнула Эшли. – Мы жили в палаццо графини ди Висконсини. Роскошный дворец! И она была так любезна! Райан реставрирует гардероб, который она нашла в австрийском антикварном магазинчике.
– Не думала, что у вас настолько широкие взгляды, – мягко заметила Дейдре.
– О чем вы? – удивилась Эшли.
– Только свободно мыслящая женщина способна жить под одной крышей с бывшей любовницей мужа. Боюсь, я не настолько прогрессивная особа, как вы, Эшли. – Она слегка улыбнулась.
В комнате воцарилась мертвая тишина, но, прежде чем Эшли собралась с мыслями и придумала достойный ответ, Райан вскочил и шагнул к сестре.
– Бьянка ди Висконсини никогда не была моей любовницей! – рявкнул он. – Иисусе, Ди, мне было шестнадцать, когда я в первый раз ее увидел. Мы не виделись и не разговаривали двадцать три года!
– Ты трахал ее, Райан, – спокойно парировала Дейдре. – Все лето напролет!
– Дейдре Мэри Малкахи! – воскликнула Анджелина. – Чтобы я больше не слышала подобных выражений из твоих уст! Да как ты смеешь! И к тому же в присутствии племянника! Немедленно извинись перед Райаном и его женой!
– Это еще зачем? Или мы будем притворяться, что этого не было, ма? – усмехнулась Дейдре.
– Да, тем летом графиня совратила твоего брата. Ей не следовало этого делать, но женщины не всегда могут совладать с собой. Она попросила у меня прощения. К тому же твой брат рано или поздно все равно познал бы радости плоти. Если уж говорить честно – и Господь знает, я никогда не думала, что скажу это вслух, – но если твоему брату суждено было познать женщину – а я знала, что он не собирается стать священником, – прекрасно, что этой женщиной оказалась именно Бьянка ди Висконсини. Итальянки умеют любить и быть любимыми. Но вряд ли ее можно назвать любовницей Райана. Как только ты пришла и рассказала мне, что происходит, мы немедленно покинули Венецию! – напомнила раскрасневшаяся от досады и гнева Анджелина.
Райан, очевидно, был в бешенстве.
– Какого дьявола тебе потребовалось высказаться именно сейчас? – прошипел он. – Неужели сестры Малкахи никак не могут обойтись без скандала даже на семейном празднике?!
– Я говорила, что когда-нибудь отомщу тебе за Карло! – все так же спокойно пояснила Дейдре.
– У дяди Райана в шестнадцать лет была любовница? – восхищенно ахнул Майкл. – Круто! Представляю, что скажут парни в моем дортуаре!
Фрэнки хихикнула, и даже уничтожающий взгляд матери не успокоил ее.
– Кто этот Карло, черт побери? – допытывался Райан. – И какого черта я ему сделал? Ты спятила, Ди. Тебе нужна серьезная помощь. Психиатра.
– Ты даже не помнишь, верно?! – драматически возопила Дейдре. – Карло Фабиано был любовью всей моей жизни, а ты наговорил о нем отцу всяких гадостей! Если бы ты промолчал, я бы никогда не сказала ма о тебе и графине! Мы не уехали бы из Венеции. Может быть, я никогда бы не покинула Венецию!
– Ты говоришь о том слизняке, с которым встречалась тем летом? Который бился об заклад со своими дружками, что в два счета сумеет залезть к тебе в трусики? А дружки, в свою очередь, рассказали об этом всему городу! Я спас твою глупую задницу, сестричка! – прогремел Райан.
– Я не верила этому тогда и не верю сейчас! Карло любил меня! Он хотел жениться на мне! – рассердилась Дейдре.
– Дура! Ты стала бы очередной зарубкой на столбике его кровати. Он вовсе не собирался жениться. Па допросил его. Знаешь, что он ответил? Что сначала должен окончить университет, а потом – юридический колледж. А его отец объяснил па, что семья уже договорилась о браке с дальней родственницей, когда Карло закончит образование. Девушка была богата, и знаешь, все случилось именно так, как говорил отец Карло. Маленький мерзавец стал известным миланским адвокатом и женился на своей жирной богатой кузине. Твоя невинность осталась нетронутой только потому, что один из приятелей Карло увидел тебя и посчитал, что тот ведет себя подло. Что девушку из приличной семьи необходимо уберечь от несчастья. Поэтому он пришел ко мне. А я отправился к отцу. Можешь не благодарить меня, – саркастически бросил Райан.
Муж Дейдре в изумлении прислушивался к разговору.
– И как скоро после такой любовной трагедии ты вышла за меня? – язвительно осведомился он.
Эшли наконец взяла себя в руки. Ее переполняли бешенство и гнев. Дейдре ведет себя непростительно, а Райан… Райан ей солгал!
– Роберт, – обратилась она к зятю, – я предпочла бы, чтобы этот разговор велся не в присутствии всех родственников. Потолкуете с женой, когда вернетесь домой. Дейдре, если ты немедленно не заткнешься, я своими руками задам тебе трепку! И я не допущу скандала в своем доме, особенно на Рождество, праздник мира и согласия!
– Вот это да! – не унимался Майкл. – Поиметь женщину в шестнадцать лет!
Анджелина раздраженно вскинула руки, но восхищенные слова мальчика вызвали смех окружающих, несколько разрядивший напряженную атмосферу.
– Налейте мне немного хереса, – попросил Кевин. – У вас прекрасный стол, Эшли. Благодаря вам у нас у всех было чудесное Рождество.
– Спасибо, – улыбнулась Эшли. – Во всяком случае, я не припоминаю праздника интереснее.
– Кто этот представительный джентльмен, чей портрет висит над камином? – вмешалась Кэтлин.
– Это мой дед, Эдуард Ливингстон Кимбро, – пояснила Эшли. – Портреты моих предков развешаны по всему дому. Тот, что висит в холле – это первый Кимбро, построивший дом.
Остаток вечера прошел в ни к чему не обязывающих разговорах, но под внешней веселостью отчетливо проглядывало общее напряжение. Наконец гости с вымученными зевками заговорили о том, что пора спать. Фрэнки едва не за уши потащила сына наверх, поскольку видела, что тот умирает от желания остаться и как следует допросить дядю. Но Анджелина дождалась ухода дочерей и зятьев и только потом вопросительно взглянула на невестку.
– Пожалуй, мне тоже нужно отдохнуть, – объявила Эшли.
– Подожди, – тихо попросила Анджелина. – Я хочу с тобой поговорить.
– Лина, нам не о чем говорить. Все прошло и забыто. Жаль, что Дейдре столько лет таила свой гнев. Она сильно ранила мужа. Как скоро после возвращения из Венеции они поженились?
– Они с Робертом обручились перед отъездом в Венецию, – вздохнула Лина. – Свадьбу назначили на весну следующего года и дату не переносили. Никому в голову не могло прийти, что у Дейдре был роман. Разумеется, она никогда не любила Карло. Просто тот был парнем обаятельным и умел влезть в душу. Дейдре была очень наивной, скромной девушкой и никогда раньше не встречала таких мужчин. Насколько мы знаем, они ни разу не оставались вдвоем и веселились в компании молодых людей. Мы знали о его репутации, но считали, что Ди в безопасности. Так оно и вышло.
Эшли кивнула.
– Я сказал тебе правду, – неожиданно вмешался Райан. – Мы с Бьянкой не виделись и не общались более двадцати лет.
– Поговорим наверху, – спокойно бросила Эшли.
– Дорогая… – начала было свекровь, но Эшли предостерегающе подняла руку.
– Остальное, Лина, – между мной и вашим сыном. Мы сами все выясним.
Она направилась к двери. Анджелина поняла, что дело серьезное. Судя по тону, Эшли взбешена и не спустит эту историю на тормозах. Лина печально покачала головой, глядя вслед невестке, и только потом обернулась к сыну:
– Тебе следовало остановиться в отеле. Что, во имя господа, побудило тебя принять приглашение графини?! Неужели ты настолько бесчувственный человек?! Должно быть, в тебе взыграла ирландская кровь, Райан. Сейчас я иду спать, – объявила она, вставая, – а тебе лучше всего немедленно выяснить отношения с Эшли.
Оставшись один, Райан еще немного посидел наедине со своими горькими размышлениями, после чего тоже направился наверх, навстречу собственной судьбе.
Он нашел жену в гостиной.
– Беби, послушай, – начал он, но Эшли подняла руку, словно коп-регулировщик.
– Садись, Райан, – велела она.
– Нельзя же злиться на меня за то, что случилось двадцать три года назад, – урезонивал он.
– Конечно, я сержусь не из-за того, что ты лишился невинности с графиней, – заверила она. – Но меня выводит из себя совершенно другое: как ты мог не довериться мне и не сказать правду до поездки в Венецию?! Какой наивной дурочкой, должно быть, посчитала меня Бьянка!
– Ты права. Прости, – согласился он, – но если быть честным до конца, я посчитал случившееся тем летом чем-то очень давним, прошлым, к которому нет возврата.
– Ты не подумал о моих чувствах, Райан. Конечно, наш брак с самого начала был браком по расчету, с целью спасти наши деньги, но потом ты сказал, что любишь меня. Я поверила, тем более что сама тебя люблю. Ты знаешь обо мне все. Я не делала тайны из своего прошлого. Брак, помимо всего прочего, основан на доверии. То обстоятельство, что ты не доверился мне настолько, чтобы поделиться со мной этой историей, заставляет задуматься, действительно ли наш брак настоящий или по крайней мере есть ли шанс на то, чтобы брак стал настоящим.
– Клянусь, что за эти годы ни разу не думал о Бьянке, – запротестовал он. – Я люблю тебя!
Он встал. Невозможно испытывать то, что испытывает он сейчас, и оставаться на месте. Однако Эшли не пошевелилась. До чего она спокойна! Пугающе спокойна!
– Разве дело в этом, кретин?! – внезапно заорала она. – Ты привез меня в дом женщины, научившей тебя всему, что следует знать о сексе, и ни о чем не предупредил! Какого черта ты промолчал, Райан?! Почему не предоставил мне решать, где остановиться – в палаццо или в отеле?!
– Но отель мне не подходил. Необходимо было руководить рабочими. Это мой бизнес! И каким образом я должен был все тебе изложить? О, кстати, беби, наша хозяйка избавила меня от девственности, когда мне было шестнадцать. Но пусть это тебя не волнует! На самом деле она славная бабенка!
– Не смей прятаться за свой бизнес! Все, что от тебя требовалось, – рассказать мне о том лете. Я поняла бы. Думаешь, я такая простушка, что впала бы в истерику и отказалась жить в доме графини? Черт, да эта женщина больше чем на двадцать лет старше тебя, даже если до сих пор прекрасно выглядит, а кроме того, я твоя жена! Будь ты влюблен в Бьянку ди Висконсини, наверняка женился бы на ней. Но следовало рассказать мне правду, а ты этого не сделал. Как я теперь могу доверять тебе? Откуда я знаю, что еще ты скрываешь от меня?!
– Бэби, выслушай меня!
– У тебя есть что сказать? Такое, что мне захотелось бы выслушать? Я так не думаю, Райан. По крайней мере сейчас. У тебя в кабинете стоит раскладной диван. Переночуй сегодня там.
– Я не стану спать в кабинете, – с неожиданной холодностью ответил он. – Во всяком случае, пока моя мать и сестры находятся в доме. Завтра можешь поступать, как тебе угодно, но не сегодня ночью.
– Прекрасно, – согласилась Эшли. – Завтра я вернусь в свою прежнюю спальню. Ты оставайся в этой. Да, Райан, не смей никому говорить о моей беременности. Я намеревалась объявить о нашем счастье сегодня, до того как твоя сестра решила взорвать свою бомбу.
– Да, – кивнул он, – это было бы немного неуместно, не так ли?
– Я иду спать, – коротко бросила она.
В эту ночь она лежала как можно дальше от него, сделав что-то наподобие барьера из валиков, которые обычно подкладывались под подушку. Но Райан понимал, что настоящим барьером была совершенная им глупость.
Наутро они позавтракали вместе с остальными, прежде чем прибыл лимузин, которому предстояло развезти гостей по домам. Все это время велась легкая, ни к чему не обязывающая беседа. Но перед отъездом старшая сестра Райана, устрашающая Брайд, отвела Эшли в сторонку.
– Я хочу извиниться за сестру, – начала она. – Да, все мы считали цыплят, не дождавшись осени, и женитьба Райана застала нас врасплох, тем более что вы и не скрывали, что поженились не по любви, а с целью спасти свои состояния. Но мы не дуры… если не считать Ди. Теперь мы видим, что вы с Райаном любите друг друга, и не хотим, чтобы вы были несчастны только потому, что Ди не желает покончить с прошлым. Вчера вечером она причинила боль многим людям. Мне очень жаль. Все мы считаем ее поступок ужасным. Надеюсь, вы не затаите обиду на остальных. Это было замечательное Рождество, и, честно говоря, мы давно не проводили время так чудесно!
– Извинения приняты, – кивнула Эшли. – И не тревожьтесь, Брайд. Я не собираюсь выгонять вашего брата из дома. Но ему нужно преподать очень жесткий урок, с тем чтобы впредь он больше думал о чувствах окружающих. Честно говоря, я очень люблю этого большого болвана.
Брайд тепло улыбнулась:
– Иисусе! Вы действительно именно та жена, которая ему необходима. Ему нужна женщина, которая не стала бы мириться со всеми его заскоками! Помните, мы с вами!
И тут Брайд Малкахи Франклин обняла невестку, чего никак не ожидали все присутствующие.
– Что тут творится, черт возьми? – шепнул Райан Фрэнки.
– По-моему, твоя жена только что перебежала к врагу, – ухмыльнулась та. – Так тебе и надо, олух ты этакий!
– Только твоих лекций не хватало, – буркнул он. – Я же не спрашиваю, почему ты за последнее время скупила все эротическое белье в «Лейси натингс».
– Скоро сам все узнаешь, – таинственно улыбнулась Фрэнки.
– Послушай, дядя Райан, нельзя ли переброситься с тобой словечком? – спросил Майкл.
Райан вопросительно взглянул на младшую сестру.
– Да пусть! – махнула она рукой. – Иначе он от тебя не отстанет. Только побыстрее, Майкл! Машина уже пришла, и нам пора ехать.
Эшли попрощалась с гостями. Когда очередь дошла до Дейдре, та разразилась слезами.
– Простите меня, – всхлипывала она, – это все климакс. Из-за него я поступаю глупо и подло!
– Все в порядке, Ди, – заверила Эшли, в глубине души зная, что никогда не будет испытывать симпатий к золовке. Она была уверена, что Дейдре сделала это специально, из ненависти к брату и невестке.
– Не знаю, почему я это сказала, – продолжала каяться Дейдре. – Роберт готов меня убить, и я его не осуждаю. Простите меня, я искренне раскаиваюсь!
Понурив голову, она направилась к машине. Эшли почти пожалела ее, но тут Брайд громовым голосом велела сестре пристегнуть ремень и прекратить вой.
– Сможешь ты когда-нибудь простить его? – спросила Анджелина, прежде чем сесть в машину.
– Конечно, – так же тихо ответила Эшли. – Но прежде преподам урок доверия. Вы с мужем ведь доверяли друг другу, правда?
Свекровь кивнула.
– Доверие также важно, как любовь и секс, – убежденно сказала она. – Не будь с ним слишком строга, дорогая. У мужчин много добродетелей, но здравый смысл среди них не числится. А мужчины, несмотря на рост и силу, никогда не становятся взрослыми. В душе все они мальчики, независимо от возраста, уж поверь мне. – Она поцеловала Эшли в щеку. – Надеюсь, вы обвенчаетесь до рождения ребенка? Я буду очень счастлива, если вы пойдете в церковь.
Эшли покраснела.
– Так Райан сказал вам? Я его убью!
Анджелина покачала головой:
– Дорогая, я родила семерых детей. И знаю все признаки. Но никому ничего не скажу, пока ты сама не объявишь всем, и тогда буду так же удивлена, как и остальные.
Эшли тихо рассмеялась:
– Вижу, Лина, от вас ничего не скроешь! Я собиралась объявить об этом прошлой ночью, но тут вмешалась Дейдре.
– Разумеется, потом тебе уже не захотелось ничего говорить.
– Я позвоню вам, – пообещала Эшли, усаживая свекровь в машину. И вместе с Райаном наблюдала, как длинный лимузин переваливает через холм и скрывается из виду.
– Пойдем, на улице холодно, – сказал он жене. Эшли молча вошла в дом.
– Думаю, тебе лучше на несколько дней остаться в городе. Фирме необходимо твое присутствие.
– Ты выгоняешь меня? – в отчаянии выдохнул он.
– Только на несколько дней, – повторила она. – Поезжай завтра.
– Не хочу, – заупрямился он, следуя за ней наверх, в гостиную. – Я желаю выяснить все прямо сейчас.
– Райан, нам нечего выяснять. Я не ставлю тебе в упрек юношеские грехи: ведь и тебя не оскорбляет присутствие в моей жизни Карсона, Чандлера и Дирека. Но в отличие от тебя я ничего не скрывала. И мне обидно, что ты не рассказал о своих отношениях с Бьянкой до того, как я воспользовалась ее гостеприимством. Ей известно, что я ни о чем не знала?
– Да. Как-то ночью мы с ней поговорили. Она тоже огорчилась, услышав, что я скрыл от тебя ту старую историю, и посоветовала как можно скорее исправить ошибку.
– Да, вы говорили на террасе под окнами нашей спальни. Я видела вас, – кивнула Эшли.
– Ты об этом не упоминала, – удивился он.
– Нет. Я полагала, что рано или поздно ты сам расскажешь, но не заподозрила тебя в неверности. Считала, что ты не из таких мужчин. Теперь я в этом не уверена.
– Я не из таких мужчин, – вскинулся он.
– Это ты так говоришь, – сухо бросила Эшли.
Райан скрипнул зубами. Какого черта она все усложняет?! Да, он не сказал ей, что в шестнадцать лет трахал Бьянку, и что из того?
– Я никуда не поеду, – повторил он.
– В таком случае я буду спать в своей старой комнате, – решила Эшли.
– Валяй! – процедил он. – Но ты будешь скучать по мне, беби. Вот увидишь!
– Переживу! – резко ответила Эшли. – Ты поразишься, узнав, как прекрасно я обойдусь без твоего возвышенного присутствия, дорогой.
Но, честно говоря, ей совсем не хотелось спать одной. И разнузданный секс на «Ченнеле» тоже не привлекал. В действительности она мечтала об одном: поговорить с братом. Тот давно погиб, но она до сих пор о нем тосковала. Бен всегда знал, как помочь ей. Эшли обычно разыгрывала на «Ченнеле» свои чувственные фантазии, но теперь вдруг подумала, что, возможно, сумеет воспользоваться им, чтобы ненадолго вернуть брата. Конечно, все это только ее грезы, но ей необходимо потолковать с кем-то из своих, а не с родственниками Райана, какими бы славными они ни были.
«Бен, – взмолилась она про себя, – я хочу, чтобы ты вернулся. Нам нужно поговорить. Давай встретимся на пляже. Помнишь тот октябрьский день, когда мы просто сидели и болтали? Именно это мне и нужно сейчас. Просто посидеть и поболтать…»
Она нажала кнопку, открывающую телевизионный экран, и взяла в руки пульт. Запрограммировала его на «Ченнел», вошла и тут же очутилась на пляже под холмом, на котором стоял Кимбро-Холл. Навстречу ей шел Бен. Она бросилась в его объятия. Хотя сейчас ему было бы уже за сорок, он выглядел совсем юным.
– Эй, малышка, в чем дело? – спросил он, участливо глядя на нее синими глазами и подводя к краю воды. – Расскажи своему старшему брату, и я постараюсь все уладить.
– О, Бенджи, почему ты дал себя убить в той проклятой войне? – всхлипнула она.
– Такова была моя судьба, малышка, но ведь ты позвала меня не за этим? В чем проблема?
Эшли зарыдала и, вытирая слезы, объяснила, что произошло.
Бен молча выслушал ее.
– Малышка, нельзя же осуждать человека за то, что он слишком боялся или просто сглупил! По-моему, твоему мужу просто не пришло в голову рассказать тебе о графине. Но он хороший парень.
– Да, только вряд ли рассказал бы мне о ней, если бы его чертова сестра не раскрыла рот, – возразила Эшли.
– А ты? Рассказала ему о «Ченнеле»? – неожиданно спросил брат.
Челюсть Эшли на мгновение отвисла. Но она быстро взяла себя в руки и стала защищаться:
– Это совсем другое дело.
– Вовсе нет, малышка. Послушай, в жизни у каждого есть что скрывать. Это не означает, что они легкомысленны или нечестны. Просто не хотят ни с кем делиться самым сокровенным. Так ты собираешься рассказать Райану о «Ченнеле»?
– Разумеется, нет! Это чисто женские секреты! Ни одна женщина, имеющая «Ченнел», не признается в этом мужчине! Таково неписаное правило.
– Что ж, все ясно, малышка. Послушай, детка, мы никогда не знаем, с чем придется столкнуться в жизни. Мне в голову не приходило, что я погибну во время «Бури в пустыне». Фрэнки в самом страшном сне не представляла, что одиннадцатого сентября лишится мужа во время атаки на Центр международной торговли. Ты не хочешь жить в одиночестве, и когда у тебя нет мужчины, обходишься «Ченнелом». Да, Райан не удосужился сказать тебе о графине! Назови это грехом умолчания. Но, детка, ты любишь его! И не трать зря время на пустые обиды. По-моему, ты и так запугала мужа до смерти! Больше он такой ошибки не совершит!
Бен рассмеялся, и глаза залучились морщинками, которые она так хорошо помнила.
– Мне так не хватает тебя, – пожаловалась Эшли. – И ты прав насчет Райана. Он умный человек, но там, где речь идет о женщинах, мгновенно превращается в большого глупого олуха. И я действительно его люблю. Мне ведь повезло, Бенджи, верно?
– Да, и еще как! – мечтательно вздохнул брат.
– У нас будет ребенок, – призналась Эшли.
– Да, знаю, – кивнул Бен.
– По-моему, я забеременела в нашу последнюю ночь в Венеции.
– Нет, – лукаво улыбнулся он, – но прежде, чем ты вернулась в Эгрет-Пойнт, малышка.
– Не в последнюю ночь, но перед тем как мы вернулись, – пробормотала Эшли и густо покраснела, вспомнив обстоятельства обратного полета.
– Да, именно тогда, – хмыкнул Бен и, обняв ее, крепко стиснул плечи. – А теперь мне пора, малышка.
– Не можем мы поговорить снова? – спросила Эшли.
Он покачал головой.
– На этот раз ты не в «Ченнеле», младшая сестренка. Ты спишь и видишь сон, – объяснил Бен. – Иначе меня здесь просто не было бы.
– Но я определенно помню, как включала телевизор и пыталась вызвать тебя как очередную фантазию, – настаивала Эшли.
– Неужели так и было? Может, ты слишком устала и расстроена, чтобы понять, что делаешь.
Он встал. Эшли последовала его примеру. Бен Кимбро нагнулся и нежно поцеловал младшую сестру.
– Пока, малышка. Да, дед и родные передают тебе привет.
И прежде чем Эшли успела что-то сказать, брат повернулся и пошел по берегу, постепенно исчезая в тумане, внезапно поднявшемся с воды.
– Бен! – тихо позвала она, но его уже не было, и туман успел добраться до нее и потопить в беловатом облаке. К величайшему изумлению Эшли, она проснулась. Телевизор с плоским экраном был по-прежнему спрятан за отодвигающейся стенкой. Пульт лежал на тумбочке рядом с постелью. За окном занимался рассвет, и косо летели снежинки. Похоже, начиналась метель.
Эшли медленно выбралась из постели. Бен! Она говорила с братом! Ей удалось!
Она улыбнулась. И, как всегда, он дал ей хороший совет. Она примет этот совет, потому что не хочет, подобно Дейдре, выглядеть глупой, отчаявшейся, исполненной горечи, несчастной женщиной.
Взглянув на тикавшие на каминной полке часы, она увидела, что проспала до шести утра. Эшли прокралась к порогу, открыла дверь и поспешила в свои новые комнаты, где сейчас спал Райан. Проскользнула в спальню и осторожно улеглась в постель. Сильная рука немедленно обняла ее.
– Я прощен за то, что был дураком и трусом? – прошептал Райан.
– Только если ты будешь любить меня, безумно и страстно, – заявила Эшли.
– Спасибо, беби, и прости меня. Как это мне так повезло?
– Не знаю, но, думаю, повезло нам обоим. А теперь меньше разговоров, дорогой, и больше действия, пожалуйста.
Он счастливо рассмеялся:
– Все, что скажешь, беби. Все, что хочешь!
– А теперь подумай, дорогой. Ты, кажется, все понял. Понял, каким должен быть современный брак. Я – госпожа. Ты – раб. Ублажи меня, дорогой, а потом мы решим, когда назначить день венчания, чтобы наш ребенок был на сто процентов законным.
Он ответил ей поцелуем, от которого у Эшли замерло сердце. Она ощутила, как твердеет его плоть.
– Да, госпожа, – покорно прошептал Райан, руки которого уже жадно шарили по ее телу.
Эшли удовлетворенно замурлыкала, особенно когда буря за окнами и в доме стала нарастать и усиливаться с каждой секундой. Не забыть завтра же отказаться от подписки на «Ченнел». Вряд ли он снова ей понадобится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Внезапные наслаждения - Смолл Бертрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Внезапные наслаждения - Смолл Бертрис



Постельные сцены описаны как всегда возбуждающе,но в остальном сюжет слабый.
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисЕлена
26.09.2011, 19.24





Что это, простите за выражение, за бред?!?!?Главные герои какие-то озабоченные, причем Эшли Кимбро похлеще Райана будет... В общем, бред(2 балла из 10).Читать не советую.
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисНина
9.01.2012, 8.17





Не понравилось! Бросила на половине, дочитывать не хотелось, жаль время потеряла. Пошловато...
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисНата
16.01.2012, 19.21





"Какой бред....Читать не рекомендую."
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисНИКА*
24.04.2012, 22.06





Бред!
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисСвета
8.05.2012, 19.56





интересно!мне понравилось!!! но нет захватывающих сцен(кроме постельных).... почитать можно!
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисАНАСТАСИЯ
20.08.2012, 6.43





Пардон, что за х*ета???? Один ее в перед другой взад и все три сразу кончили. Эта тетенька пишет для мужиков наверное, но любовными ее романы никак не назовешь. Просто тошнотная книга.
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисФри Эт Ласт
5.10.2012, 0.02





Б л е в н я!!!!!!!!
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисВиктория
17.04.2013, 9.46





Убиться веником - накрыться тазиком!
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисПтаха
17.04.2013, 12.54





Ничего особенного, у нее есть романы получше, но читать можно ...
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисРоузи
29.07.2013, 19.31





Я считаю книга супер, а плохие отзывы пишут те дамы у кого не было страсти со взрослым мужчиной! А я лично читаю и восхищаюсь их откровенным общением без тайн, так и должно быть между мужчиной и женщиной!
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисНастя
22.08.2013, 11.40





О!!! Это, наверное, самый невинный роман у этого автора! Мне понравился не смотря на комменты.
Внезапные наслаждения - Смолл Бертрисleka
15.09.2013, 10.10





Слог у нее конечно еще тот. Не поймешь, то ли серьезно пишет, то ли прикалывается, похоже на порнуху 18-19 веков. Все называют ее романы страстными, а по мне так просто фигня, ничего тут нет возбуждающего. Очень претенциозно и высокопарно она описывает свои эротические сцены, это смешно.
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисРакушка
15.09.2013, 13.44





У меня было и покруче
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисШиншиллка
20.10.2013, 23.56





Бред...как всегда...
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисНатали
5.11.2013, 9.50





Да не придирайтесь к роману. Я читала для развлечения и отдыха после работы, а для ума и сердца другая литература существует. Включайте юмор, девочки! ООО ! ПЕТУШОК ! ООО !КИСКА! Я на таких моментах просто по дивану каталась от смеха и чаем подавилась .
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисМарина
5.11.2013, 19.51





По-моему ГГня брешет, что не знает где наркотики берут. Она их по подписке с экраном получает. И пол города с нею. А отложив шутки и кусочек ханжи в сторону можно сказать что все-таки это любовный роман. А начаЛОо интереснее, чем кончаЛО.
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисKotyana
18.01.2014, 16.34





Это не любовный роман - это пособие по проституции... "50 оттенков серого" в 1000 раз красивее и романтичней, несмотря на БДСМ. Зря потраченное время...
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисГостья
8.12.2014, 23.28





ММММ Дааа!!!!! я люблю откровенные любовные романы, постельные сцены погорячее, но это даже не эротика, а какое-то извращение - это я только половину первой главы прочитала....... Дальше не ХОЧУ читать......
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисЕлена
29.01.2015, 13.40





Не пойму что за "ченнел"? Девочки кто понял, просветитель темную. Что это такое. Начала читать, ничего понять не могу. Это фентези что-ли?
Внезапные наслаждения - Смолл Бертрисумка
5.03.2015, 8.27





А мне понравился :). Правда, этот автор и славится порно-романами. Сюжет неплохой. Может, настроение сейчас у меня такое. Оценила 10 из 10. Хочу в Ченнел :))))))
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисИрина
13.07.2015, 19.52





Девушки!Сначала сами напишите что-нибудь,а потом других осуждайте !Писательница классная!Моя любимая!
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисНина
28.02.2016, 18.22





Не лучший её роман,сюжет скучный!По сравнению с её романами "гарем"или "рабыня страсти" этот тянет на 1 из 10.Разок прочитать можно.
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисМакаренко Татьяна
8.05.2016, 17.41





Девочки!!! Я начала с ваших комментариев и до самого романа не дошла!!! каталась со смеху по дивану:)))))))))
Внезапные наслаждения - Смолл БертрисМандаринка
13.05.2016, 12.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100