Читать онлайн В объятиях ветра, автора - Смолл Бертрис, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В объятиях ветра - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.45 (Голосов: 91)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В объятиях ветра - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В объятиях ветра - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

В объятиях ветра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3



Первоцветы уже почти распустились, когда вдруг снова пошел снег. Толстым белым покрывалом расстелился он по земле, где расставила силки Скай. Силки оказались совершенно пустыми. Расстроенная девушка установила новые.
Снег не продержится долго в это время года. Как только небо прояснится, он растает под теплыми лучами солнца. Зима хозяйничала в горах семь месяцев в году, но даже здесь рано или поздно она должна будет отступить.
Из своего укромного местечка среди высоких деревьев Скай взглянула вверх. Через запорошенные снегом сосновые ветви она видела, как мимо острых горных вершин торопливо проплывали облака.
«Ты бегаешь быстрее всех на свете, Скай. Даже быстрее облаков, подгоняемых ветром».
Голос ее маленького брата звучал так пронзительно, что она обернулась в надежде увидеть его рядом. Но, как всегда, там никого не оказалось. Только причудливые тени двигались в этой залитой солнцем тишине.
О, Джэрод! Любимый, милый, славный малыш. Светловолосый и худощавый, такой, как его отец. То, что он был на четверть шошоном, выдавали лишь темно-карие глаза и смуглая, , будто всегда покрытая загаром, кожа.
Да, Джэрод. Я бегаю быстрее всех на свете. Я могу побежать так быстро, что оторвусь от земли и буду парить с орлами высоко в небе.
Нет, у тебя не получится!
Heт, получится! Нет, не получится!
Нет, получится!
Скай почувствовала, как ее ноги начали мерзнуть в тонких мокасинах. Она вырвалась из круга своих воспоминаний и пошла к себе в пещеру. Девушка не любила вспоминать прошлое — это причиняло ей боль, но в те редкие минуты отдыха, когда она не была занята поисками пищи и другими прозаическими делами, она предавалась воспоминаниям.
Обратно Скай пошла по ведомым только ей тропам, так как знала, что она и Эсуп оставят заметные следы на свежем снегу. Но Светловолосый — так она называла того человека — куда-то исчез. Скай была рада, что это случилось. Он обманул, обхитрил ее. Но ей все же было любопытно, о чем он хотел поговорить с ней, хотя теперь она уже вряд ли это узнает. Зато Скай снова была в безопасности, и горы принадлежали только ей, ей и животным. Но девушка не могла понять, почему эта радостная новость повергла ее в такое уныние.
На поляне Скай остановилась на секунду и оглянулась по сторонам в поисках приближающейся опасности. Такая предусмотрительность за долгие годы жизни в горах вошла у нес в привычку. Как и обитатели леса, она внутренне чувствовала опасность.
Люди редко приходили сюда, но на днях Скай видела нескольких ковбоев, скачущих на лошадях по холмам. Ей показалось это необычным, потому что лошади почти никогда не забирались так высоко, предпочитая пастись на просторах равнин. Там, наверху, жили дикие лошади, и, возможно, какой-нибудь жеребец увел за собой лошадей с ранчо, а ковбои отправились на их поиски. Но все-таки следует быть осторожной. Светловолосый видел ее, так что. теперь ее тайна раскрыта. За ней могли прийти и те, кто знал, что она была свидетельницей убийств, совершенных ими.
Девушка наклонилась к Эсупу и подождала, пока он не учует запах врага. Но, по-видимому, никого рядом не было, так как он побежал рысцой вперед, старательно запутывая следы.
Вскоре их надежно прикрыли сосны. Пройдя еще полмили вдоль небольшой реки, они покинули спасительный покров леса, вышли к знакомому озеру, располагавшемуся рядом с их пещерой, и начали взбираться вверх к горной вершине, с которой можно было оглядеть всю южную часть окрестностей с высоты птичьего полета. Деревья встречались все реже и реже, в некоторых местах валуны, отколовшиеся от горы много веков назад, оставили после себя целую россыпь больших и маленьких камней. Снег с них уже стаял, и Скай с Эсупом могли безбоязненно перепрыгивать с одного камня на другой, не оставляя никаких следов.
Неискушенному взору горная вершина казалась лишь прямой гранитной стеной. Но с запада се достаточно широкий выступ скрывал узкое отверстие, которое к тому же удачно пряталось за низкорослыми соснами, умудрившимися вырасти в небольших горных расщелинах. Отверстие скрывало достаточно просторную пещеру, примерно двадцать на тридцать футов. Вход в пещеру был слишком узким для зверей, но раньше здесь жили горные львы. Теперь же, когда запах человека и волка пропитал все вокруг, животные не решались приходить сюда.
На самой вершине этой горы растительность была гуще: здесь росли сосны и кустарники, полевые цветы покрывали почти всю ее поверхность. На самой высокой сосне горы уже много лет обитали отважные орлы. Их не беспокоило близкое соседство Скай и Эсупа; долгое время они жили здесь в полной гармонии, не причиняя друг другу никакого беспокойства.
Прежде чем войти в пещеру, Скай прикоснулась к лепесткам подснежника, пробивающегося между валунами, но не сорвала его. Она рвала цветы, только когда они были необходимы ей для медицинских целей. Девушка научилась этому у матери, когда была еще ребенком.
Скай заметила, как Эсуп навострил уши перед входом в пещеру и вдруг начал бегать кругами, обнюхивая землю. Его движения предупреждали хозяйку о возможной опасности. Сначала девушка подумала, что Светловолосый вернулся и нашел ее жилище. Ее рука уже машинально потянулась к ножу, висевшему на поясе, когда Эсуп почти радостно помчался в пещеру. Девушка осторожно последовала за ним, но, когда услышала знакомый хриплый голос, говорящий с волком на языке шошонов, все ее страхи рассеялись.
— Как дела, Эсуп? Ты хорошо заботился о Скай, пока меня не было?
Скай вошла в пещеру. Там всегда царил полумрак, даже когда горел огонь. Единственным источником света, кроме того, который проникал через узкий вход, было отверстие наверху. Но оно было слишком маленьким, величиной с человеческий кулак, и солнечные лучи далеко не всегда попадали сюда; поэтому кроме тех редких часов, когда это случалось, его можно было просто не заметить. Зато это отверстие служило прекрасным дымоходом, к тому же из-за зарослей кустов наверху дым практически не был виден. Только во время дождей оно причиняло множество неудобств. Вода стекала со всех сторон и попадала прямо в пещеру. В такие дни девушке приходилось собирать воду в деревянную бочку, чтобы она не намочила ее ложе из шкур.
— Рада тебя видеть, — сказала она человеку, расположившемуся здесь без нее, как дома. — Мои запасы уже кончаются, а сегодня все силки оказались пустыми.
Много Когтей шутливо поборолся несколько минут с Эсупом, потом потрепал его по мохнатой шее и сказал:
— Иди. Не могу же я играть с тобой целый день.
Волк послушно подчинился команде и лениво пошел к своему излюбленному месту у костра, который весело потрескивал сухими ветками, подброшенными туда Много Когтей. Над костром в железном котелке, покачивающемся на конструкции из свежесрубленных веток, варился кролик.
— Я не мог прийти раньше, Скай, — сказал Много Когтей. — Буря была похожа на злого духа, мечущегося меж двух миров, полного гнева и отчаяния.
Девушка кивнула в знак согласия, подумав, что только безумец мог отправиться в горы в такую снежную бурю. Скай сама просидела в пещере три дня, пережидая ее.
— Похоже, что снег пойдет снова, — сказала она. — Наверное, тебе лучше не задерживаться здесь слишком долго.
Но, казалось, Много Когтей это не беспокоило. Его глаза сонно смотрели на огонь и волка.
— Без меня там справятся. Племя знает, что я ушел поговорить с Великой Тайной. Они сами этого хотели, поэтому я могу побыть с тобой несколько дней.
Скай взглянула на его равнодушное лицо.
— Спасибо. С тобой мне веселее. Я чувствую себя очень одинокой, когда рядом только Эсуп. Ты хочешь есть?
— Я уже давно не ел, а мой желудок такой огромный и пустой, как пещера, в которой ты живешь.
Девушка пошла в угол пещеры, где на большом плоском камне стояло корытце, вырезанное из дерева. Рядом почти на таком же камне стоял глиняный кувшин с водой. Девушка вылила в корытце немного воды, чтобы помыть руки.
— Я принес тебе то, что ты просила меня купить в Ландере, — сказал Много Когтей, наблюдая за ней.
С небольшой полки, сплетенной из прутьев и кусков кожи, Скай достала льняное полотно, которое служило ей полотенцем.
— Ты достал бумагу?
Много Когтей запустил руку в большую сумку, лежащую на полу, и начал доставать то, что принес:
— Мука, сахар, чай, копченое мясо, фасоль, нитки, иголки, картошка, и… — Он широко улыбнулся, вынул последний предмет и поднял его высоко, чтобы девушка могла увидеть подарок. — Твоя бумага. Ты можешь рисовать на ней горы и животных или описывать их словами. Ведь это приносит тебе столько радости.
Глаза Скай засияли от удовольствия. Она положила полотенце обратно на полку и взглянула на вещи, которые Много Когтей выложил на шкуры. Он не забыл про то, о чем она просила. Девушка любила старика за многое и знала, что он ее никогда не подведет.
Скай приподняла крышку котла, в котором варился кролик. Аппетитный запах наполнил всю пещеру, и в желудке у девушки заурчало. — Передай мне тарелки. Шаман достал две жестяные тарелки из небольшой кладовой, в которой Скай хранила свои миски, корзины с едой и другую утварь, аккуратно расставленную рядами. Там было все — от еды до лечебных трав и бус девушки. А семь лет назад, когда он нашел ее блуждающей по лесу, напуганной, как раненый олень, и молчаливой, как будто кто-то отрезал ей язык, она не могла ничего сказать о трагедии, свидетельницей которой стала. Шаман отправился на ее поиски, когда до него дошла весть о том, что Чилсипи и вся ее семья убиты, а тела Скай таис и не нашли.
Обнаружил он ее несколькими днями позже, полумертвую, в лохмотьях, со следами запекшейся крови. Шаман боялся за ее жизнь и принес девушку сюда, чтобы уберечь се от возможной опасности. Много Когтей обнаружил эту пещеру еще мальчишкой, и она всегда была .его секретным местом.
Скай никогда не рассказывала о том, что случилось в тот день. Она лишь повторяла.
— Я не могу вернуться в эту долину. Они убьют меня, если я вернусь.
Много Когтей присматривал за ней, пока она не поправилась, и никому о ней не рассказывал. Вскоре девушка научилась охотиться и стала давать шаману шкуры, чтобы он покупал то, что ей было нужно. Но она хотела навсегда остаться в горах. Скай всегда возмущалась, когда ей предлагали каким-нибудь образом изменить одинокую жизнь, которую она вела.
На некоторое время в историю о ее смерти поверили, и она была в полной безопасности. Но теперь над жизнью девушки снова нависла угроза. Ей снова нужно было покинуть свое убежище.
Скай протянула шаману вилку и жестяную тарелку с мясом. Она положила небольшую порцию и в деревянную миску Эсупа, стоящую на каменном полу.
— Ты все еще кормишь Эсупа? — спросил Много Когтей. — Глупо. Он разучится заботиться о себе сам и станет таким же беспомощным, как собаки, которые следуют повсюду за бледнолицыми.
Скай наполнила свою тарелку и села, подогнув ноги под себя.
— Он еще охотится, дядя. Он приносит свою добычу и бросает ее к моим ногам, будто предлагая поделиться; и иногда мне даже приходилось пользоваться его щедростью. Ведь он охотится гораздо лучше меня. Знаешь, я помню его еще щенком, с тех пор он охраняет и защищает меня. И в благодарность за это я его кормлю. Это самое маленькое, что я могу для него сделать.
Но Много Когтей настаивал на своем:
— Он слишком послушный, слишком ручной.
Они ели молча. Много Когтей отставил тарелку в сторону. Темные глаза шамана смотрели на Скай так серьезно, что у нее внутри все сжалось в предчувствии того, что сейчас он скажет ей нечто такое, о чем она совсем не рада будет слышать.
Обдумав свои слова, Много Когтей начал:
— О тебе спрашивали какие-то люди, Скай. Похоже, они знают, что ты жива, и я боюсь за твою жизнь. Но эти люди не так меня беспокоят, потому что они недостаточно умны, чтобы найти тебя. А вот некто по имени Мэтт Риордан, который всегда и везде один, этот Риордан с глазами острыми, как у орла, смог бы выманить из норы даже хитрую ласку, потому что он умеет терпеливо ждать. Как настоящий воин, он ищет тебя верхом на лошади, с оружием в руках. Но та, за кем он охотится и кого хочет привести на суд бледнолицых, слишком неуловима, чтобы попасть ему в руки. Риордан называет себя детективом из агентства Пинкертона.
Скай невольно вздрогнула услышав это имя, которое помнила еще с детства. Теперь она поняла, почему опасалась Риордана. Ее отец и другие владельцы ранчо часто говорили о Пинкертоне. Она краем уха слышала, как на тайных ночных собраниях мужчины говорили, что надо связаться с его агентством, чтобы узнать, кто крадет скот. Но после того, как убили отца, никто уже не пытался это сделать. Само имя Пинкертон вселяло ужас, потому что все, кто работал в его агентстве, были еще более жестокими и безжалостными, чем преступники, которых они искали.
— Он не сказал зачем я ему нужна? — спросила девушка, немного нервничая.
Много Когтей пересказал ей то, что Риордан сообщил ему и вождю Вашаки, и добавил:
— Он говорит, что отвезет тебя под охраной в Шайенн, и ты сможешь поговорить там с белым вождем. Но я боюсь, что тебя выбросят, как сломанное копье, после того как ты расскажешь им все, что знаешь. А потом те, другие, которые ищут тебя, найдут тебя и убьют.
— Но мне незачем идти с ним. Я не смогу им ничего сказать.
— Те люди, которые убили твоих родителей, не знают этого. Они думают, что ты все помнишь.
Скай отдала бы многое, чтобы знать, сказал ли Риордан правду и действительно ли он не хотел ей причинить вреда, или же он солгал Много Когтей и Вашаки. А может быть, его вовсе не интересовало то, что она знала об убийцах, и он пришел сюда, потому что ему было известно, что сделала она; может, Риордан лишь притворялся, что пришел сюда с добрыми намерениями, а на самом деле хотел заманить се в ловушку и привести на виселицу.
— Я видела человека, которого ты называешь Риорданом, — сказала она наконец, отставляя тарелку в сторону. — Мне стыдно признаться, но он чуть не поймал меня примерно неделю назад. И это случилось по моей вине. Я была слишком любопытной и подошла очень близко к его лагерю.
Увидев испуганное выражение лица Много Когтей, она поспешила успокоить шамана:
— Пожалуйста, не волнуйся. Похоже он сдался. Он не приближался к моей пещере, а сейчас совсем покинул горы.
— Я так не думаю. Он в форте Вашаки закупает продовольствие. Я видел его там, но он меня не заметил. — Много Когтей внезапно наклонился вперед и взял ее за руку. — Ты должна уйти отсюда, Скай! Этот человек никогда не сдастся! По его глазам видно, что он пойдет на все для достижения своей цели.
Скай посмотрела вниз, на свою руку, которую крепко сжимала сухая загорелая рука шамана.
— Я не уйду отсюда. Я не могу этого сделать!
— Но ты должна! Здесь больше нельзя оставаться. Уже много раз я пытался уговорить тебя пойти вместе со мной в племя Плоскоголовых. И теперь я должен попытаться снова. Там живут моя сестра и ее муж. У них есть дети и внуки. Она сестра твоей бабушки и будет заботиться о тебе, как о родной. Ты могла бы учить детей в школе в резервации. Ты могла бы выйти замуж, создать семью.
Скай резко вскочила и отдернула свою руку. Ее глаза наполнились страхом.
— Нет! Никогда! — неистово закричала она. — Да и к тому же в резервации рано или поздно узнают, кто я такая.
Долгое время они сидели молча. Скай не могла вынести это сочувствие Много Когтей. Она была счастлива здесь. Почему он ей не верил? Скай повернулась к нему спиной и приложила ко лбу ладонь, будто бы стараясь снять боль. Эсуп заметил произошедшие перемены и наблюдал за людьми, положив голову на лапы. Почувствовав, что с его хозяйкой что-то происходит, он жалостно заскулил.
Много Когтей вздохнул и присел на корточки.
— Неужели мне никогда не удастся убедить тебя, что ты не можешь остаться здесь навсегда. Ты сама губишь свою жизнь. Я никогда не просил тебя рассказывать о том, что случилось в долине Долгой Луны, Скай. Я надеялся, что со временем, когда раны заживут, ты мне все расскажешь. Но теперь я боюсь, что они не заживут, пока ты не уйдешь отсюда.
— Я знаю, что ты возненавидела белых людей после того, что они сделали с твоей семьей, — помолчав, продолжил Много Когтей, — но нельзя стричь всех под одну гребенку Твой отец был хорошим человеком. Твой дед был хорошим человеком. Послушай меня и доверься моей мудрости. Ты должна открыть свое сердце кому-нибудь еще кроме Эсупа.
— Он не сделает мне ничего плохого и не предаст меня, — сказала Скай упрямо.
— Да, но он послушен зову крови. Он любил тебя, но однажды он уйдет и больше не вернется.
Скай пожала плечами:
— Это земля народа моей матери! Души моих родителей бродят в горах вместе со мной. Ведь ты же шаман и должен понимать такие вещи, Много Когтей. Ты должен знать, что это приносит мне спокойствие. Этот человек, Риордан, может найти меня, и я могу погибнуть, но я отказываюсь уходить отсюда. Здесь мое сердце и здесь покоится прах моих родителей.
Девушка направилась к выходу из пещеры, но слова Много Когтей заставили ее остановиться.
— Я не бессмертен, Скай, — сказал он — Раньше я был сильным и смелым воином. Я был похож на серого медведя гризли, враги которого расступаются в страхе перед ним. Даже волки боятся его. Но это было много лун назад, и теперь я уступаю дорогу другим. И некому будет тебе помочь, когда я пойду по Тропе Смерти, дитя мое. Некому будет помешать этим волкам съесть тебя с потрохами; не потому, что ты недостаточно храбрая, а лишь потому, что они гораздо сильнее тебя.
Скай посмотрела на него через плечо. Ее глаза блестели, и в этом блеске Много Когтей видел не только страх, но и какой-то вызов. На мгновение она показалась ему той беззащитной четырнадцатилетней девочкой, которой пришлось многое пережить, стать свидетельницей страшных убийств. Но ее взгляд снова стал уверенным, и она вновь превратилась в самостоятельную женщину.
— Ну и пусть эти волки съедят меня с потрохами! — заявила она. — Неужели я сделала что-нибудь позорное или недостойное, и поэтому ты хочешь, чтобы я убежала отсюда. Нет! Я останусь здесь и буду бороться.
— И погибнешь, Скай? Она гордо подняла голову:
— Да, дядя… погибну, если так мне предначертано.
Серебристый свет луны освещал долину. Мэтт Риордан ехал на своем отливающем медью коне, Солджсре, и вел за собой еще одну лошадь, нагруженную продовольствием. Они двигались в тени высоких сосен, окаймлявших долину Долгой Луны с одной стороны. Здесь горы постепенно становились все выше и выше, пока не начинали возвышаться над кромкой леса. С другой стороны долину окружали причудливой формы холмы, на которых росли деревья и травы.
Мэтт осадил нагруженную лошадь в тени густых сосен при въезде во двор ранчо. Именно сюда много лет назад Чарльз Мак-Келлан привез свою жену, наполовину француженку, наполовину индианку, и начал полную надежд и мечтаний жизнь, которая так трагически закончилась.
Губернатор Уэлч не рассказал Мэтту, что здесь произошло и как, да Мэтт и не спрашивал. Он должен был просто приехать сюда и найти женщину. Ему не сказали, что ее может не существовать. Ему не сказали, что индейцы верят в то, что се душа скитается в горах Оглядываясь назад, Мэтт подумал, что вряд ли приехал бы сюда, если бы губернатор рассказал ему все это. Он бы посмеялся над нелепостью этого занятия и попросил бы агентство поручить ему поиски кого-нибудь другого, более реального и осязаемого, вроде убийцы или грабителя
И вот теперь он стоял здесь, перед ранчо, хозяином которого когда-то был Мак-Келлан и которое принадлежало теперь человеку по имени Расти Глассмен. Сидя верхом на лошади, Мэтт видел небольшой двухэтажный бревенчатый домик, сзади которого росло несколько сосен и осин, погружавших весь задний двор в тень.
Свет луны падал на старые серые качели, стоявшие чуть подальше от дома, и Мэтт представил, как маленькая темноволосая девочка весело раскачивается на них. Что же произошло в этом спокойном уголке и разрушило все мечты Мак-Келланов? Много Когтей говорил про месть тем, кто изнасиловал и убил Чилсипи. Может быть, девочку тоже изнасиловали, но ей удалось каким-то образом спастись?
Пока Мэтт задавал себе эти вопросы, в доме для рабочих поднялся какой-то шум. Двое о чем-то спорили. Наконец, из хозяйского дома на крыльцо вышел какой-то человек и облокотился на одну из балок, поддерживающих навес Во рту у него была сигара, огонек которой ярко мерцал в темноте Луна освещала высокого широкоплечего мужчину. Он тоже прислушивался к разговору рабочих. Затем мужчина сдвинул шляпу на затылок и перевел взгляд на горы.
Это движение внезапно привлекло внимание Мэтта. Что-то в этом человеке пробудило неприятные воспоминания о событиях десятилетней давности, когда в Техасе Мэтт чуть не погиб от руки Бейли Лоринга, человека, поразительно Похожего на этого.
Мэтт заставил себя успокоиться. Бейли Лоринг мертв. Его повесили за убийство и кражу скота по свидетельству Мэтта, и Мэтт собственными глазами видел, как он болтается на веревке и как его гроб забрасывают землей. Мэтт понимал, что эти воспоминания будут преследовать его до самой смерти.
Да, Бейли почувствовал на своей шее крепкое объятие правосудия, а весь позор за поступки Лоринга достался его сыну, который не был ни в чем замешан. Но как сложилась жизнь у внучки Бейли, Элизабет, этой милой рыжеволосой малышки, которой не хватило смелости сказать правду?
Мэтт поежился при одном воспоминании о ней. Вот уже несколько лет он задавался вопросом о судьбе Элизабет. Мэтт был очень молод, ему едва исполнилось восемнадцать, когда они познакомились. Всю свою жизнь он был очень одинок, у него не было никого. Ни отца. Ни родственников. Только мать, которая никогда •им не занималась и которая в конце концов бросила его однажды ночью в дешевом отеле Сент-Луиса, пока Мэтт спал. И даже несмотря на то что тогда ему было всего лишь тринадцать лет, он не пытался найти ее. Мэтт переезжал из города в город, подрабатывая то там, то здесь, дрожа от страха, голода и холода, ночуя под открытым небом, откуда на него смотрели его единственные друзья, звезды. За все эти годы он влюбился лишь однажды, в Элизабет.
Внезапно Мэтт повернул лошадей в сторону от ранчо и поскакал по долине Долгой Луны. Он приехал в долину с намерением узнать, какой была Скай Мак-Келлан, в надежде, что, побывав в том месте, где она провела детство, сможет хоть краем глаза заглянуть в душу этой женщины. Какая-нибудь мелочь могла бы помочь найти се. Пора было закрывать это дело, посылать отчет Пинкертону в Денвер и браться за новое задание. Но судьба этой женщины слишком волновала Мэтта. Это дело заставляло его о многом задуматься. А он не хотел ни о чем думать, он хотел просто работать. Он не хотел ни к кому снова привязываться.
Отъехав подальше от ранчо, Мэтт нашел подходящее место для лагеря. Нахлынувшие воспоминания всю ночь не давали ему уснуть. На рассвете он снова нагрузил свою лошадь и отправился в горы, к истокам реки Попо Аджи, прозрачному, чистому и очень холодному озеру. Мэтт остановился рядом с тем местом, где однажды встретил эту женщину; он чувствовал, что она и сейчас была где-то рядом.
Здесь было совершенно пустынно. Это место практически не исследовали, и оно не было нанесено на карту. Здесь мало кто бывал; большинство путешественников предпочитало взбираться на высокие горы на западе. Мэтту даже не верилось, что кто-то уже был здесь и обнаружил женщину.
Почти весь снег, принесенный весенней снежной бурей, стаял, и лишь на гранитных вершинах, там, куда редко попадали лучи солнца и где в расщелинах крепко засели ледники, он все еще лежал. Солнце хорошо согревало горные луга, но снимать теплую одежду было еще рано. Ни трава, ни стойкие первоцветы не пострадали от внезапных заморозков, и луг теперь расцвел веселым розовым цветом, а несколько подснежников выбивались прямо из-под снега.
Мэтт разбил свой лагерь там, где деревья подступали к воде. Проведя бессонную ночь, он собирался поспать как следует в этот раз.
Небо только начинало светлеть, когда Мэтт отправился на охоту за шумной шотландской куропаткой, или дикой курицей, как часто ее называют, крик которой разбудил его. Он без труда нашел эту птицу, идя на звуки ее утренней песни. Одиночные, отрывистые трели постепенно перерастали в мягкое пение и, наконец, превращались в долгие, звонкие переливы. Серо-коричневая птица сидела на бревне и громко била крыльями — по этому звуку всегда можно было безошибочно определить местонахождение куропатки.
Мэтт метко прицелился и спустил курок. Возвратившись, он ощипал птицу, выпотрошил ее и поставил в котелке на огонь. Мэтт наполнял чайник водой из озера, когда неожиданный ружейный выстрел заставил его резко переметнуться и спрятаться за большой камень. Но Мэтт почувствовал, как что-то ударилось о его левое бедро, и понял, что ранен. Рана начала кровоточить, и брюки Мэтта стали мокрыми от крови. Мэтт испугался, потому что пуля не прошла навылет, а попала в ногу.
Он пригнулся ниже к земле и вытащил свой пистолет.
В тишине, последовавшей за выстрелом, Мэтт достал из кармана носовой платок и крепко перевязал рану, чтобы остановить кровотечение. Боль пока еще не была сильной.
Мэтт проверил, заряжен ли револьвер, и внимательно огляделся вокруг, но не обнаружил никаких следов снайпера. Он прождал в своем укрытии около часа и в конце концов решил рискнуть. Мэтт лег на живот и осторожно пополз к огню, прячась между соснами, чтобы взять винчестер, который стрелял гораздо дальше, чем пистолет. Но тут же последовали несколько выстрелов, и пули рикошетом отскочили от камня, за который Мэтт успел спрятаться
Кто бы сейчас ни стрелял, этот человек, несомненно, не просто хотел напугать Мэтта, а собирался его убить. Наверняка, это была та женщина, ведь больше некому желать его смерти.
От следующего выстрела с его головы слетела шляпа, и Мэтт упал в высокую траву. Он почувствовал, как кровь заливает его лицо. В эту минуту Мэтт подумал, что умирает, и эта мысль была последней перед тем, как все потемнело у него в глазах.
Мэтт был очень удивлен, когда, открыв глаза, увидел солнце, стоящее в зените. Некоторое время он лежал спокойно, не понимая, где он и что с ним произошло. Мэтт приподнял голову и узнал горы, окружавшие его лагерь. Это движение причинило ему сильную резкую боль и напомнило о случившемся. Он почувствовал, как что-то неприятно пульсировало у него в голове. На его одежде, лице и шее была засохшая кровь.
Интуиция подсказывала Мэтту, что те, кто пытался убить его, ушли отсюда. Если бы они подошли к нему и пощупали пульс, то всадили бы в него еще одну пулю.
Мэтт повернулся на бок. Его голова готова была вот-вот расколоться, и казалось, что по левой ноге проводят раскаленным утюгом, залезая при этом в саму рану. Боль была нестерпимая, хотя крови он потерял совсем немного. Вероятно, кровотечение прекратилось, пока он лежал без сознания.
Мэтт собрал все свои силы и сел, облокотившись на большой камень, служивший ему прикрытием. Что же ранило его в голову: пуля или просто обломок скалы. Перед глазами у Мэтта стояла пелена, а голова так сильно кружилась, что он едва мог встать. Он ничуть не сомневался в том, что рана на голове не представляла никакой опасности для его жизни, а вот ногу следовало хорошенько обработать.
Мэтт перенес весь свой вес на здоровую ногу и захромал к потухшему костру. Птица все еще лежала в котелке, она совсем обуглилась и пристала к дну. Мэтт оперся о ствол дерева, но головокружение не проходило. С трудом соображая, что происходит, он достал топор и отрубил ветку, которую приспособил под костыль. Мэтт действовал осторожно и неторопливо, стараясь не паниковать из-за своих ран, а подумать, что сейчас нужно предпринять, чтобы, выжить.
Мэтт снова начал собирать свои немногочисленные пожитки. Это заняло гораздо больше Времени, чем обычно. Перед глазами у него стоял туман, и он испытывал время от времени резкую жгучую боль в голове, которая вызывала приступы тошноты. Единственное, что он сейчас был способен сделать, — это удержаться от соблазна лечь на землю и не двинуться ни на дюйм. Мэтт теперь не мог положить большие тюки обратно на лошадь и решил оставить их здесь.
Вдруг он почувствовал, что из раны снова пошла кровь. Совсем ослабевший, Мэтт нашел в сумке еще один платок и запасную рубашку, сделал из нее повязку и завязал на ноге платком.
Мэтт прикинул, что до Ландера оставалось около двадцати миль по труднопроходимым тропам. Он не смог бы добраться туда засветло даже здоровым. Но сейчас он должен пройти самую сложную часть пути в горах до наступления темноты. Лошадь терпеливо ждала, пока он медленно залезал в седло. И вот Мэтт снова направился к устью Попо Аджи.
Казалось, что часы тянулись невероятно долго, но он прекрасно понимал, что солнце двигалось по небу гораздо быстрее, чем он по земле. Мэтта бросало то в жар, то в холод, ноги начали дрожать, и он засомневался, сможет ли продержаться в седле еще некоторое время. Мэтт достал из кармана рубашки кусок вяленого мяса и нехотя пожевал. Он совсем не хотел есть, да и желудок ныл, но ему надо было сейчас хоть чем-то поддержать силы. Внутри у Мэтта все горело, и он пил с каждым часом все больше и больше. На протяжении всего пути Солджер двигался со спущенными поводьями по горной тропе.
К вечеру кровь, сочившаяся из раны на ноге, накапала в ботинок и стала причинять неудобства. Не слезая с лошади, Мэтт запустил руку в седельный вьюк в поисках какого-нибудь свежего белья. Он сделал новую повязку, подложил ее под старую и снял пропитанный кровью кусок ткани.
Солнце начинало садиться, когда Мэтт упал с лошади. Он беспомощно проследил взглядом за нагруженной тюками лошадью, которая побежала по тропе и исчезла среди деревьев.
Солджер фыркнул, почуяв запах крови, и ткнул носом Мэтту в плечо, будто призывая хозяина встать.
— Ты думаешь, я умру? — сказал Мэтт, а конь повел ушами, прислушиваясь. — Возможно, на этот раз ты и прав, дружище.
Глаза Мэтта закрылись. Боль, казалось, сковывала все его тело и продолжала усиливаться, прибывая, как одна бесконечная волна. Несмотря на обжигающую боль, Мэтт замерз.
— Я просто полежу, отдохну немного, — пробормотал он сухими губами, как будто животное могло понять его. Он сказал это скорее для того, чтобы убедить себя самого, что он прилег отдохнуть всего на несколько минут, а не навсегда.
Мэтт попытался встать, но тут же упал. Взглянув на свою ногу, он понял, что потерял очень много крови.
— Господи, — пробормотал он, тяжело дыша, и снова закрыл глаза.
Если бы у него был выбор, он предпочел бы сейчас умереть, но только чтобы рядом была хоть одна живая душа. Не было ничего ужаснее, чем стоять одной ногой в могиле и не знать, по чьей вине.
Внезапно ощущаемый им яркий солнечный свет куда-то пропал, как будто большое облако закрыло солнце. Но это было не облако. Это напоминало человеческую голову, окруженную солнечными лучами. Мэтт подумал, что это человек, который пытался его убить, и что он вернулся, чтобы прикончить его. Мэтт потянулся к пистолету, не желая сдаваться без борьбы, но его пальцы были такими же холодными, как и вес тело, и совершенно не слушались его.
Человек подошел ближе, и его фигура приобрела мягкие очертания женщины, женщины с черными глазами и черными косами, спадающими на се светлую кожаную блузу. Сердце Мэтта часто забилось. Но лицо девушки куда-то пропало. Он забыл про пистолет и окликнул девушку:
— Не уходи! Мне нужна твоя помощь.
Лицо появилось вновь. Она была необыкновенно красива. Так красива, что казалась чем-то неземным, нереальным. Мэтт смотрел на нее, и сердце его бешено стучало.
Но боль не проходила, напоминая об угрозе его жизни, и внезапно внутри него все забурлило от гнева. Он не может умереть! Не сейчас. Не сейчас, когда он наконец нашел се.
Девушка пристально разглядывала его, испытывая и страх, и волнение. Может быть, она действительно беспокоилась за его судьбу?
Где-то внутри у Мэтта зародилась слабая надежда, и он снова протянул ей руку. Девушка немного отступила.
Все поплыло у Мэтта перед глазами, темнота начала сгущаться. Он понял, что сейчас потеряет сознание, и подумал, что теперь уже в последний раз.
— Скай, — умолял он ее. — Не уходи. Пожалуйста… Мне нужна твоя помощь.
Но она исчезла и больше не появилась.
Мэтт снова закрыл глаза от яркого света. Боль пронизала все его тело с новой силой; по спине пробежал ледяной озноб.
Все надежды рухнули.
Чудес в этих горах никогда не случалось, значит, и женщина была ненастоящая. Ее никогда не существовало. Он просто хотел, чтобы она существовала, поэтому она и привиделась ему в ту ночь у костра. И теперь в его воспаленном мозгу снова возник ее образ. А прядь черных волос в кармане его куртки, скорее всего, просто взялась откуда-то.
Да, старый индеец оказался прав. Скай Мак-Келлан была Женщиной Ветра. Призраком. И не более.


Душу твою
сердце мое видело
Но когда?
В другой жизни? Во сне?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В объятиях ветра - Смолл Бертрис

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману В объятиях ветра - Смолл Бертрис



очень даже не плохой роман!
В объятиях ветра - Смолл Бертрисалёна
15.11.2010, 17.38





всё хорошо. но если бы было меньше ошибок, то было бы супер.
В объятиях ветра - Смолл Бертрисалёна
18.11.2010, 0.21





отличный роман, как впрочем и все, что пишет Бертрис Смолл
В объятиях ветра - Смолл БертрисОльга
25.03.2012, 22.44





очень хорошие книги.
В объятиях ветра - Смолл Бертристатьяна
7.04.2012, 23.13





восхитительно
В объятиях ветра - Смолл Бертрисюлия
15.08.2012, 14.13





Хорошее, доброе произведение. Но это не Бертрис Смолл. Совсем не ее стиль, похожи только имена героинь. Вот.
В объятиях ветра - Смолл БертрисТатьяна
4.09.2012, 12.12





я конечно люблю читать, но не настолько. когда начала читать бертрис смолл, зачитывалась взахлеб! ))
В объятиях ветра - Смолл Бертрисвероника_или_просто_ника
14.10.2012, 19.39





ЭТО НЕ БЕРТРИС СМОЛЛ!!!!! Смолл - извращенка со склонностью к садо мазо, а этот роман совсем не такой. Абсолютно другой стиль. Очень хорошая книга.
В объятиях ветра - Смолл БертрисХиха
14.10.2012, 20.38





Прочитала очень много книг Бертрис Смолл. Хочу перечитать еще раз все ее книги. Я в восторге от всех ее книг.
В объятиях ветра - Смолл БертрисНадежда
11.11.2012, 16.19





Прочитала очень много книг Бертрис Смолл. Хочу перечитать еще раз все ее книги. Я в восторге от всех ее книг.
В объятиях ветра - Смолл БертрисНадежда
11.11.2012, 16.19





отличный роман, конечно плохо, что с ошибками. Такие романы я давно не читала, легкие и интересные!!!
В объятиях ветра - Смолл БертрисНаиля
20.03.2013, 17.13





Я прочитала много романов этого автора, понравилось как она пишет, но этот меня разочаровал, читается скучно и долго...
В объятиях ветра - Смолл БертрисТатьяна
19.08.2013, 13.23





Это не роман Бертрисс Смолл!Почитайте Википедию-там указаны три книги,которые напечатали в начале 90-х и приписали её имя(видя,что книги этого автора хорошо раскупаются)-стиль абсолютно другой!
В объятиях ветра - Смолл БертрисМихаил
27.04.2014, 12.48





Роман превосходный, просто супер.
В объятиях ветра - Смолл БертрисОльга
20.07.2014, 8.52





Тягомотина, не смогла дочитать до конца, Смолл здесь и рядом не стояла.
В объятиях ветра - Смолл БертрисНатали
29.07.2014, 10.04





Мне понравился роман.Моя тема.Жаль,что много ошибок.
В объятиях ветра - Смолл БертрисНаталья 66
2.02.2015, 18.35





прочитала большую часть ее романов, но этот осилить не смогла. Не читайте
В объятиях ветра - Смолл Бертриспервая ласточка
11.03.2015, 6.00





в принципе роман не плохой
В объятиях ветра - Смолл Бертрисаксинья
19.11.2015, 19.06





серия в обьятие ветра вторая книга первая возраст любви проносятся века как ветер любви внимательно читайте книги и вы поймете но напутали в викепедии интересные факты с авторами я читала эти книги написаны рукой смолл
В объятиях ветра - Смолл Бертрисмарианна
12.02.2016, 17.49





Мне роман очень даже понравился,кем бы не был его автор!до сих пор под впечатлением!до последних строк читала,не отрываясь,на одном дыхании.интересный сюжет,много переживаний,храбрость и любовь героев!!!ставлю 10 баллов с плюсом.
В объятиях ветра - Смолл БертрисДинчик!
28.09.2016, 18.30





Мне роман очень даже понравился,кем бы не был его автор!до сих пор под впечатлением!до последних строк читала,не отрываясь,на одном дыхании.интересный сюжет,много переживаний,храбрость и любовь героев!!!ставлю 10 баллов с плюсом.
В объятиях ветра - Смолл БертрисДинчик!
28.09.2016, 18.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100