Читать онлайн Своенравная наследница, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Своенравная наследница - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.96 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Своенравная наследница - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Своенравная наследница - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Своенравная наследница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Лорд Кембридж совсем забыл, какое долгое и утомительное путешествие им предстоит. Но бесхитростное изумление Элизабет, жадно впитывавшей новые впечатления, добавляло ему сил. Он припомнил, как впервые ехал ко двору с Розамундой, как возил в Лондон двух ее дочерей.
Дни бежали быстро, и однажды они оказались на подъездной аллее, ведущей к лондонскому дому Томаса Болтона, на крыльце которого их уже ждала элегантно одетая женщина.
— Что ж, Бесси, — объявила графиня Уиттон, оглядывая младшую сестру, — ты выглядишь вполне респектабельно.
— Неплохо бы тебе запомнить, Филиппа, что я Элизабет, а не Бесси. Даже мать больше не называет меня этим именем, — отчеканила Элизабет, стряхивая пыль с темно-красного бархатного платья, которое надела в дорогу. — Может, мы войдем? Или хочешь остаться на крыльце, чтобы все стали участниками нашей нежной встречи? Сколько лет мы не виделись?
— Восемь, — раздраженно буркнула Филиппа.
— А ты, дорогая, все так же прекрасна, — вмешался лорд Кембридж, пытаясь ослабить растущее напряжение. — Как это у тебя получается, если приходится воспитывать еще и таких чудесных детей, как у тебя?
— Дядюшка, какой же вы хитрец! — попеняла Филиппа, но улыбнулась.
Именно благодаря Томасу она обрела счастье и никогда об этом не забывала. Поэтому Филиппа обожала его и всегда будет обожать. Остается надеяться, что он сумеет что-то сделать и для младшей ее сестры. Каждому ясно, что Элизабет — крепкий орешек.
— Огромное спасибо за то, что встретила нас в Лондоне, дорогая, — поблагодарил лорд Кембридж. — Я знал, что ты намеревалась принять нас в своем поместье, в Брайарвуде, но я так боялся, что мы не успеем в Гринвич к первому мая! Ты привезла с собой младшую дочурку, детка? Будет кого баловать!
— Нет, дядя, придется вам приехать в Брайарвуд, если хотите увидеть новую родственницу. Я побоялась путешествовать с младенцем и кормилицей. Столько хлопот, когда берешь в поездку детей! Я тоже еду в Гринвич на майские праздники. А Хью Эдмунд в этот раз остался дома. На следующий год он станет пажом при дворе принцессы Марии, — с гордостью сообщила Филиппа.
— А остальных мы увидим? — спросил Томас.
— О да! Нам очень повезло: мы получили должности для Генри и Оуэна. Ты же знаешь, как важны подобные вещи, если хочешь возвыситься при дворе. И нужно подумать о достойных браках. Генри, разумеется, когда-нибудь станет наследником отца. Но и ему не повредит стать известным и уважаемым человеком при дворе. У его братьев, конечно, нет своих средств, поэтому для них успех в обществе просто необходим. Мои старшие сыновья, дядюшка, уже сейчас могут считаться идеальными маленькими придворными.
Элизабет, нужно отдать ей должное, не высказала своего мнения насчет амбиций сестры, хотя считала, что дети должны жить дома с родителями. Она огляделась. Ее провели в высокий зал с окнами, выходящими на реку Темзу. Здесь так красиво! Хотя она не желала покидать Фрайарсгейт, но все же должна была признать, что до сей минуты наслаждалась поездкой. Она повидала столько городов и деревень! А теперь и Лондон.
— Моя сестра что-то притихла, — заметила Филиппа, ни к кому не обращаясь. — Надеюсь, при дворе она будет вести себя по-другому: там любят девушек бойких и веселых.
— Думаю, сестра, что ты найдешь меня весьма бойкой и, возможно, даже слишком, — отрезала Элизабет. — Но сейчас я устала и хочу отдохнуть. Я также усвоила: перед тем как броситься в битву, нужно ознакомиться с новым окружением и понять, что к чему. Я человек осторожный и практичный. Как по-твоему, я смогу найти себе пару при дворе?
Она дразнила Филиппу, и та это понимала.
— Боюсь, это будет нелегко, но обещаю сделать все возможное, — спокойно ответила графиня Уиттон. — Когда я была наследницей Фрайарсгейта, никто не хотел ни меня, ни моих северных владений. Почему ты не смогла найти подходящего молодого человека в своей округе?
— В Камбрии довольно скудное общество. К тому же с моими обязанностями времени на забавы не остается.
— Но ты могла бы выйти за одного из Невиллов. У Роберта наверняка полно родственников, — возразила Филиппа.
Она мало изменилась за последние годы. Родив четверых детей, может, чуть раздалась в талии, но рыжеватые волосы по-прежнему были густыми и блестящими. А зеленовато-карие глаза все так же сверкали.
— Признаюсь, Роб действительно знакомил меня со своими кузенами. Но ни один мне не понравился. Никто не скрывал желания заполучить Фрайарсгейт. Но разве они могут управиться с поместьем и с торговлей сукном? Почти у всех у них долги, а я не собираюсь покупать себе мужа. Один даже попытался соблазнить меня, чтобы добиться своего.
— Но ты мне ничего не рассказывала, дорогая! — встревожился Томас. — Смею ли я спросить, что с ним случилось?
Элизабет ехидно ухмыльнулась:
— Скажем так: беднягу пришлось уносить из зала. Насколько мне известно, он несколько дней пролежал в постели, а потом распространял обо мне всякие грязные сплетни. После этого ни один Невилл больше меня не беспокоил.
Филиппа невольно улыбнулась:
— Я рада, что ты достаточно мудра, сестрица, и знаешь, как дать отпор соблазнителю. Боюсь, ты скоро поймешь, что при дворе многих интересует твое богатство, но не Фрайарсгейт.
В этот момент в зал вошел Уильям вместе с еще одним мужчиной и мальчиком.
— Приехал мистер Олторп, и он привез ваш новый гардероб, милорд.
— Отведи портного и его парнишку в мои покои, дорогой Уилл. Я скоро приду. И прикажи Нэнси распаковать платья леди. Пусть Олторп взглянет на них и исправит погрешности, если таковые имеются. Через несколько дней мы уезжаем в Гринвич.
— Итак, дядя, — фыркнула Филиппа, — ты опять сшил новый гардероб? Не смог устоять?
— Моя дорогая, — возмутился Томас, — можешь представить, что я появлюсь при дворе, одетый не по последней моде?
Оглянувшись на Элизабет, которая сидела у окна и смотрела на реку, он понизил голос:
— Будь добра к сестре. Элизабет приходится нелегко, тем более что раньше она никогда не покидала своего поместья. Ты была совсем девочкой, когда впервые приехала в Лондон. А твоей сестре в следующем месяце исполнится двадцать два. Она уже не ребенок, но еще не женщина.
— Она прекрасна! — вырвалось у Филиппы. — Самая красивая из нас. И хорошо держится, но я чувствую, она здесь против воли. И как она будет вести себя при дворе? Девчонкой она была невыносима. Всегда говорила первое, что в голову придет. Вижу, она ничуть не изменилась.
— Скажи, — тихо спросил Томас, — что происходит между королем и королевой? Я хочу услышать это от тебя, прежде чем мастер Олторп расскажет все сплетни.
— Бедная леди, — вздохнула Филиппа. — Мы все знаем, что у короля много подружек, но до этих пор он вел себя крайне осмотрительно. Сейчас он хочет расторгнуть брак на том основании, что собирается жениться на женщине помоложе, которая может родить ему сына. Кардинал был его союзником в этом деле, но он не оправдал ожиданий короля и лишился власти. Теперь всем ясно: рано или поздно кардинал Уолси плохо кончит. У него очень мало друзей. И как бы я ни любила королеву Екатерину, все же считаю, что она чересчур упрямится.
— Я понимаю, она хочет защитить принцессу Марию. Если ее объявят незаконнорожденной, она никогда не сделает хорошей партии. А ведь бедняжка совершенно не виновата в распрях родителей, — вздохнул Томас. — Что говорит Рим по этому поводу?
— Папа согласился объявить, что его предшественник сделал ошибку, дав разрешение на брак королю и принцессе Арагонской, вдове его брата. Теперь он готов разрешить королю развод, это позволит сохранить статус принцессы Марии как законной дочери короля и наследницы, если не родится ребенок мужского пола.
— Вполне разумное решение, — согласился лорд Кембридж. — Но что будет с королевой?
— Ей придется удалиться в монастырь и жить там до конца дней своих, — пояснила Филиппа. — Правда, ей ни в чем не будет отказа. Король пообещал, что будет щедр и ничего не пожалеет для бывшей жены. И она сама может выбрать место пребывания — либо здесь, либо в Испании.
Лорд Кембридж кивнул:
— Такое уже бывало, и нет никакого позора в такой договоренности.
— Но королева Екатерина не соглашается. А король полон решимости навсегда изгнать ее из своей жизни, — проговорила Филиппа.
— Возможно, если королева узнает, что ее должна заменить французская принцесса Рене, она станет более сговорчивой. Француженка — это выбор кардинала, — заметил Том Болтон.
— Но король без ума от девчонки Болейн! Я никогда не видела, чтобы он вел себя подобным образом! — едва не плача, воскликнула Филиппа. — Хотя королева все еще появляется на таких больших праздниках, как Майский день, Пасха и Рождество, ее присутствие не вызывает ничего, кроме неловкости. Ее только что не игнорируют. Теперь при дворе правит мистрис Анна, и король на этом настаивает. Моя семья оказалась в крайне затруднительном положении, поскольку все знают о нашей преданности королеве Екатерине. Мои старшие сыновья нашли места при дворе: Генри предназначено стать королевским пажом, а Оуэну — пажом во дворце Норфолка. Если мы впадем в немилость у короля, карьера моих детей будет погублена. Но как я могу оставить королеву Екатерину, когда она была так добра ко мне?
— Да, положение куда серьезнее, чем я представлял, дорогая, — мрачно изрек Томас. — У тебя нет иного выхода, кроме как продолжать служить королеве, избегая при этом гнева короля и мистрис Анны. Это означает, что ты должна молчать, как бы ни была при этом возмущена. Тебе это удастся, Филиппа?
— Придется. Ради моих мальчиков, — сказала она. — Теперь я лучше понимаю свою мать, что немало ее повеселит, если она узнает, конечно. Тогда она защищала нас и все делала для нашего счастья, как я теперь стараюсь для своих сыновей.
— А как к этому относится Криспин? — осведомился лорд Кембридж.
Филиппа рассмеялась:
— Его забота — Брайарвуд, а всеми нашими делами при дворе занимаюсь я. Он сказал, что доверяет моему суждению, что я не подвергну семью опасности. Идеальный муж, верно?
— Да, вам повезло найти друг друга, дорогая девочка. Но ты дала мне немало пищи для размышлений. Скажи, знает ли король о нашем приезде в Кембридж и будем ли мы желанными гостями при дворе?
— Да. Генри рассказал ему о вашем визите и о том, что ты привезешь младшую дочь Розамунды. Сын утверждает, что король в восторге и заявил, что всегда рад видеть нас.
— Прекрасно. Значит, все улажено, остается пересмотреть наш гардероб. Мы поплывем в Гринвич баркой. Когда двор покидает Лондон? Тридцатого апреля, как обычно?
— Да, дядюшка.
— А теперь я пойду к портному. И без того заставил его долго ждать, — заявил Томас Болтон. — Позаботься о сестре. Проводи в ее комнату. По-моему, она заснула. Если не пробудится, пусть лакей отнесет ее.
— Дядя, а на севере ее никто не ждет? — спросила молодая графиня.
Томас покачал головой:
— Нет, а Фрайарсгейт должен иметь наследника. Твоя мать очень расстроена из-за этого.
Кивнув на прощание, Томас поднялся наверх, где его уже ждали Уилл, мастер Олторп и его помощник.
— Олторп! — радушно приветствовал он портного. — Какие чудеса вы изобрели на этот раз?
— Мы все выложили в вашей дневной комнате и спальне, милорд. В этом году в моде широкие рукава со множеством разрезов и высокий ворот. Камзолы и куртки с запахом. Для джентльменов самые модные цвета — винный и черный. И конечно, шелковая и бархатная отделка на штанах, — заключил Олторп.
— Слава Богу, у меня есть вы, Олторп! На севере об этом и слыхом не слыхали. Тамошний портной неплох, но профан во всем, что касается мод и тканей. Я могу положиться только на вас!
— Я заметил, что с нашей последней встречи, три года назад, его милость набрал вес.
— Вы так думаете? — вопросил лорд Кембридж с искренним, казалось, изумлением.
— Да, милорД, и мы оба знаем, какое значение имеет хорошо сидящий костюм для успеха его обладателя при дворе. Если позволите моему подмастерью помочь вам раздеться, мы начнем примерку. Небольшие переделки не займут много времени, поэтому я полагаю, что вы вместе с двором сможете покинуть Лондон тридцатого апреля.
— Очень хорошо, — сказал Томас. — Уилл, прикажите Нэнси выложить платья леди, чтобы мастер Олторп мог посмотреть и их. По-моему, дорогая Элизабет уже спит.
— Да, милорд, — ответил Уильям и пошел к двери.
— Итак, Олторп, — начал лорд Кембридж, — мне известно, что его величество пожелал избавиться от старой королевы, чтобы взять молодую. Скажите без утайки, что происходит при дворе?
— Видите ли, милорд, все это правда, и, хотя кардинал прочил в жены нашему королю французскую принцессу, могу смело сказать, что его величество и слышать об этом не желает. Его сердце тянется к мистрис Болейн. А теперь, когда кардинал в немилости и, как я слышал, умирает, никто не сможет повлиять на короля. К тому же Говарды — семейство честолюбцев, хотя я этого не говорил.
— А какая она, мистрис Анна? — полюбопытствовал лорд Кембридж. — Такая же пухленькая, мягкая и белокурая, как ее сестра Мэри?
— Нет, милорд, она совсем не похожа на сестру. Высокая, стройная и элегантная, как француженка. В жизни не видел, чтобы кто-то еще так модно одевался. Все девушки ей подражают. У нее очень густые темные волосы, миндалевидные темные глаза. Кожа, пожалуй, чуть желтовата, особенно когда она носит такие цвета, как шафрановый и яблочно-зеленый. Больше всего ей идут яркие тона. И король сходит по ней с ума. Говорят, она так и не легла в его постель — в отличие от сестры, которая продалась его величеству за какие-то незначительные милости. Ее родня из семейства Говард ожидает от мистрис Анны гораздо большего. И вполне возможно, получит все, чего добивается. Говорят, сам старый герцог наставляет родственницу.
— Интересно, — отметил Томас, разглядывая рукава камзола. — Как много разрезов, дорогой Олторп!
— Такова мода, милорд.
— Даже для меня это слишком. Но мне нравится шелк, который выглядывает в разрезы бархата. А ярко-синий с черным — просто гениально!
— Спасибо, милорд.
— Скажите, а что говорят о мистрис Болейн? Она очаровательна? Или тиха, как его последняя любовница, о которой я слышал на севере? Кстати, как там ее зовут? Нечто непроизносимое, если я правильно запомнил.
— Блейз Уиндем, графиня Лэнгфорд, — ответил портной. — Прелестная женщина. Не только благоразумна и осмотрительна, но и очень вежлива с королевой. Никогда не пользовалась своим положением ради личной выгоды. Необычное качество для королевской любовницы. Нет, мистрис Болейн совсем другая. Очень живая, бойкая, с острым язычком. Успела привлечь на свою сторону немало молодых придворных. Говорят также, что она очень вспыльчива и характер у нее дурной. Но всегда найдутся те, кто готов охаять женщину, особенно такую, как мистрис Болейн. Она легко заводит как друзей, так и врагов. Кардинал Уолси никогда ее не одобрял. Говорят, она поклялась отомстить ему за то, что он разлучил ее с наследником Нортумберленда. Они собирались пожениться, но ее пожелал король, а Уолси всегда был преданным его слугой. Он уговорил герцога заявить, будто его сын уже обручен. И герцог сделал все, чтобы парень пошел к алтарю с другой, что развязало руки королю и дало ему возможность преследовать мистрис Болейн. И за такую свою верную службу кардинал был вознагражден позором и немилостью, так что мистрис Болейн действительно ему отомстила.
— Непростая особа, — отметил лорд Кембридж.
— Воистину так, милорд. Но мы уже закончили. Если вы одобрили костюмы, я возьму их в свою мастерскую и велю переделать. Через два дня все будет у вас. И у вашего камердинера, милорд, как раз останется время уложить вещи. Думаю, вы будете довольны.
— Разумеется, Олторп. А теперь прошу вас пойти с Уиллом и взглянуть на платья нашей дорогой Элизабет. Я беспокоюсь, все ли они сшиты по последней моде. Если она спит, не стоит ее тревожить. Цвета выбраны с тем расчетом, чтобы подчеркнуть ее красоту, ибо она светловолосая и светлокожая.
— Разумеется, милорд, — поклонился портной.
Олторп с Уиллом направились в комнату Элизабет. Вернувшись, Уилл доложил лорду Кембриджу, что портной нашел платья Элизабет достаточно хорошо и модно сшитыми, а небольшие переделки можно легко внести, не перекраивая их.
— Сейчас у дам в моде стоячие воротники, милорд. Мастер Олторп сошьет несколько в цвет платьев и вставит в них проволочки. Все остальное в порядке благодаря леди Филиппе. Ее вкус, как всегда, безупречен.
— Превосходно! Но если ты заглянешь к себе, дорогой мальчик, увидишь несколько новых костюмов, которые Олторп сшил для тебя. Никаких переделок не потребуется, потому что ты никогда не меняешься. К ним полагается новая золотая цепь, мой подарок, а также серьга с жемчужиной, очень тонкой работы. Я не могу ублажать одного себя, забывая о тебе. Не знаю, что бы я делал без тебя. А теперь иди и передай Гарру, что я готов одеваться к вечеру.
— Спасибо, милорд. Немедленно, — поклонился Уилл.
Томас улыбнулся и похлопал секретаря по руке.
— Дорогой Уилл, — только и сказал он, движением руки отсылая его из комнаты.
Он уже с нетерпением ждал поездки ко двору. Возможно, завтра он отправится в Ричмонд, где находится король, и объявит о своем прибытии. Надолго он не останется, и для короткого визита вполне сойдет один из его старых костюмов. Но он не намерен представлять ко двору свою прелестную подопечную, пока двор не переберется в Гринвич. Вот уж удивится король при виде последней из трех сестер Мередит! Она одна походит на отца светлыми волосами и зеленовато-карими глазами и очень отличается от рыжеволосой матери и сестер.
Но вот что касается королевы… Тут лорд Кембридж воистину терялся. Невозможно игнорировать Екатерину, но и вряд ли мудро позволить Элизабет участвовать в ее жизни. Он представит ее королеве, ибо в противном случае Розамунда, не знавшая, какая пропасть разверзлась между царственными супругами, будет расстроена. К тому же пока что Екатерина остается английской королевой. Но Томас позаботится о том, чтобы она и его подопечная общались как можно меньше. Ему нужно найти порядочного мужа для Элизабет, а чтобы выполнить эту почти невозможную задачу, необходима королевская милость. Да, ему придется нелегко, но Розамунда поймет его мотивы и не обидится.
Они добрались до Лондона в рекордное время, и Томас очень удивился, что Элизабет так устала. В конце концов, она сильная молодая женщина, которая каждый день объезжает поля. Может, на нее так подействовала смена впечатлений?
Вечером он ужинал в обществе Филиппы, но перед этим велел отнести поднос в покои Элизабет.
На следующее утро лорд Кембридж в костюме цвета зелени Тюдоров, берете, украшенном страусовыми перьями, в штанах с гульфиком, расшитым драгоценными камнями, с таким же кошелем на поясе отправился на меньшей из своих двух барок в Ричмондский дворец. К его удивлению, на причале его ожидал молодой Генри Сен-Клер.
— Приветствую вас, милорд, — поклонился паж. — Король ожидает вас сегодня, поскольку матушка рассказала ему о вашем прибытии. Меня послали дождаться вас и проводить к нему.
Он элегантно поклонился.
— Сколько тебе лет, юный Сен-Клер?
— Первого мая исполнится девять, милорд, — ответил паж.
— Поразительно! И сколько ты пробыл на королевской службе? — поинтересовался Томас, шагая рядом с мальчиком.
— Как и мой дед с материнской стороны, милорд, я служу Тюдорам с шести лет, — последовал гордый ответ. — Большая честь — продолжать наши фамильные традиции. Надеюсь когда-нибудь иметь сына, который последует по моим стопам.
— Ночная рубашка Господа, — пробормотал Томас. — Вижу, паренек ты серьезный.
— Мне повезло, что я получил столь завидную должность при дворе моего повелителя, милорд.
— И я уверен, именно это твоя дорогая матушка твердит тебе снова и снова, — вздохнул лорд Кембридж.
— Да, милорд, — весело ответил мальчик.
— Слава Богу, парень, что ты кое-что унаследовал отсво-его отца! Я боялся, что ты целиком пошел в мать, — усмехнулся Томас. Мальчик ответил широкой улыбкой.
Король был в своих покоях, как с радостью отметил Томас. Он узнал нескольких постоянных компаньонов короля, в том числе Чарлза Брендона.
— Милорд, — низко поклонился Томас его величеству.
— Томас! Как приятно снова тебя видеть! — воскликнул король. — Что привело тебя ко двору?
— Разве графиня Уиттон не рассказала вашему величеству? Я привез ее младшую сестру. Мы собирались отпраздновать Майский день при дворе, милорд. Элизабет Мередит никогда не покидала своего северного поместья, — пояснил лорд Кембридж. — На меня возложена трудная задача найти для нее мужа.
— Сколько ей лет? — полюбопытствовал король.
— Скоро исполнится двадцать два, милорд.
— И еще не замужем? — изумился король. — Обе ее старшие сестры к этому возрасту уже нарожали детишек. Что с ней не так?
— Ничего, милорд, если не считать ее страсти к Фрайарсгейту, даже большей, чем у ее матери. Боюсь, она так и умрет девственницей, но не позволит Фрайарсгейту попасть не в те руки. На севере для нее женихов не нашлось, поэтому я привез Элизабет сюда, на юг, и попробую поискать здесь.
— Мы подумаем над этим, — кивнул король. — Где сейчас девушка?
— Отдыхает после долгого путешествия, сир. Я не решился привезти ее ко двору, пока последний не переберется в Гринвич.
— Я буду рад ее видеть и приветствовать при дворе. Она похожа на своих сестер и мать, Томас?
— Нет, милорд. Она пошла в отца, Оуэна Мередита, упокой Господи его добрую душу, — сообщил лорд Кембридж, крестясь. — Светлокожая блондинка.
— Последнее время мне нравятся брюнетки, Томас, — заметил король.
— Да, милорд, я так и слышал.
Король громко расхохотался:
— Конечно, уже успел посплетничать с Олторпом? Не будь он лучшим портным в Англии, я давно бы велел снести ему голову, но никто не может сшить камзол лучше его, верно, Томас? Может, проще вырвать ему язык, он ведь для шитья не нужен? Но тогда я не узнаю и половины всех сплетен о моих придворных! Должен признать, он во многом мне полезен.
— Он никогда не злословит о вас, милорд, — поспешно заверил лорд Кембридж.
— Еще бы он посмел! — хмыкнул король. — Верно, Уилл Сомерс?
Он взглянул на сидевшего у его ног шута.
— Нужно посоветоваться с Марго, — ответил тот, глядя на маленькую обезьянку, примостившуюся на его плече. — Она знает куда больше меня, Хэл.
Любимый шут короля имел определенные привилегии, которых не было у приближенных его величества.
— Она все еще кусается? — спросил лорд Кембридж.
— Да, милорд, но предпочитает вполне определенные пальцы, — фыркнул шут и пощекотал обезьянку под подбородком, после чего та одобрительно защебетала и обняла шута за шею.
Аудиенция была окончена, и лорд Кембридж поклонился королю.
— Я с нетерпением ожидаю празднества в Кембридже, ваше величество.
Томас, пятясь, вышел из королевских покоев, крайне довольный аудиенцией. Прошло три года с его последнего визита, а все словно осталось по-прежнему. Но на самом деле многое изменилось с уходом Уолси. Не стоит ли засвидетельствовать почтение королеве? Пожалуй, нет. Сначала нужно получше разведать обстановку. Он не может втянуть Элизабет в распри между королем и королевой!
Поэтому Томас решил немного побыть в Ричмонде. Он повидался со старыми приятелями, послушал сплетни и как раз перед уходом увидел даму, ставшую причиной скандала. Анна Болейн оказалась высокой стройной девушкой с резкими чертами лица, но, как и утверждали окружающие, была поразительно элегантна. Красива ли она? Вряд ли, но, несомненно, очаровательна. Томас не мог отвести от нее взгляда.
И словно ощутив его восхищение, мистрис Анна повернулась и встретилась с ним взглядом. Внимательно оглядев Томаса, она что-то шепнула одному из своих спутников и снова посмотрела на него.
— Мне сказали, что вы — лорд Кембридж?
— Так оно и есть, — с поклоном ответил Томас.
— Я слышала, что никто из придворных не одевается так модно, как вы, милорд. Как это получается, если вы живете на севере?
— Я счел бы неприличным появиться при дворе в ином виде, мадам. Правду сказать, тот костюм, что на мне, не вполне соответствует торжественности случая, но мастер Олторп еще не дошил мой новый гардероб. Я собирался приехать ко двору, только когда он переберется в Гринвич, но не смог устоять перед искушением приветствовать моего короля. Я привёз с собой младшую дочь моей кузины.
— Собираетесь купить для нее мужа? — дерзко бросила Анна. — Здесь немало таких, которые будут счастливы найти богатую жену.
— Но Элизабет ищет не просто мужа, а такого, который поймет ее страсть к поместью Фрайарсгейт. Такого, кто согласится жить с ней на севере.
— Ну, это значительно сужает границы поисков, — вмешался сэр Томас Уайатт, родственник Анны. — Как по-твоему, кузина? Мы знаем такого парня?
Анна, проигнорировав его, сказала:
— Надеюсь, мистрис Элизабет понравится при дворе. Здесь всегда так интересно.
— А ваше присутствие делает его еще более интересным! — выпалил Томас Болтон, к собственному удивлению, и, поклонившись, отошел.
Какой бес подтолкнул его? Почему он сказал это? А может, некий инстинкт предупредил его, что эта хрупкая девушка в один прекрасный день станет силой, с которой придется считаться?
Покачав головой, он поспешил к барке. Нужно плыть домой и хорошенько все обдумать.
Он нашел Элизабет в своем саду, на берегу реки.
— Дорогая, ты хорошо отдохнула? И где твоя сестра? Я только что вернулся из Ричмонда, где засвидетельствовал свое почтение его величеству и даже побеседовал с мистрис Болейн. Должен сказать, она весьма необычная женщина. Однако я не навестил королеву. Еще не понял до конца, что происходит, но слышал, что бедняжка в немилости у мужа и совершенно забыта всеми, кроме самых старых и преданных друзей.
— Я рада, дядюшка, что ты не зря потратил сегодняшний день. Чем раньше мы вернемся домой, тем счастливее я буду, — ответила племянница.
— Вы с Филиппой опять поссорились? — догадался Томас.
Элизабет глубоко вздохнула.
— Я не отвечала на ее нападки, дядюшка, хотя мне это нелегко далось. Понимаю, моя сестра любит придворную жизнь. А сама я не могу жить без Фрайарсгейта. Почему она не хочет этого понять? Целый день я слушала, как она превозносит здешнее общество и смеется над моим замшелым воспитанием в холодном северном климате.
— Ты права, дорогая, что не стала ей возражать. Она только рассердилась бы и затеяла очередной спор. Понимаю, ты любишь свой дом, но мы приехали сюда с одной целью: найти тебе мужа, который полюбил бы Фрайарсгейт и тебя тоже. Если нам это не удастся, мы снова вернемся на север. А пока что будем наслаждаться праздником. Для поездки ко двору нет лучшего месяца, чем май, если не считать декабря.
— Верю тебе на слово, — безучастно обронила Элизабет.
— Мне понравилась Болейн, — продолжал он, пытаясь заинтриговать ее, ибо Элизабет любила все, над чем можно было поломать голову.
— Почему? — вскинула брови девушка. — Филиппа утверждает, что она ничем не лучше старшей сестры, шлюхи, родившей ребенка от короля.
— Думаю, Филиппа слишком предана королеве Екатерине, — вздохнул Томас. — А теперь она ни в коем случае не должна показывать этого, если не хочет испортить карьеру сыновьям. Она мечтает, чтобы все вернулось на круги своя. Но время не стоит на месте. Филиппе придется примириться с происходящим, и она прежде всего должна быть предана королю. Ее сын служит дяде Анны Болейн. Сама же Анна умна и весьма элегантна, и ее вряд ли можно назвать кокеткой или распутницей.
— Но у короля есть жена, — напомнила Элизабет.
— И нет наследника мужского пола. А теперь эта жена состарилась и больше не способна иметь детей.
— А что плохого, если Англией станет править женщина? — вскинулась Элизабет. — Разве Англия не просто очень большое поместье? А я прекрасно управляю Фрайарсгейтом. Разве не так?
— Последняя женщина, претендующая на корону Англии, ввергла страну в многолетнюю гражданскую войну. Королева должна иметь мужа. А супруг принцессы Марии будет родом либо из Франции, либо из Испании. Скорее всего последнее. Екатерина, имей она в этом деле право голоса, обязательно выберет Испанию. Даже если корону унаследует женщина, править будет ее муж. И тогда английским престолом завладеет чужеземец. Пусть лучше принцесса Мария станет королевой Франции либо Испании, а ее брат будет править Англией. Но королева Екатерина не может дать королю сына. И вообще никакого ребенка. Не знаю, слышала ли ты, что вчера говорила твоя сестра, но у проблемы есть вполне разумное решение. К несчастью, королева Екатерина не желает его принимать. И я считаю, что это крайне неосмотрительно с ее стороны.
— Я сначала слушала, но потом задремала, — призналась Элизабет. — Для королевы все это, должно быть, нелегко. Филиппа говорит, что она любит мужа и ежедневно за него молится.
— Да, Екатерина очень благочестива, — согласился Томас. — Но если она действительно любит Генриха Тюдора, значит, желает ему добра и рано или поздно отступится. Однако Екатерина Арагонская очень горда. И несмотря на благочестие, сердита на мужа и хочет, наказать его за пренебрежение ею. А если так, то разве есть лучший способ, чем отказать ему в разводе, чтобы именно ее дочь когда-нибудь унаследовала трон, а не сын другой женщины?
— Я не думала, что любовь может быть так жестока! — воскликнула Элизабет и, быстро сменив тему, добавила: — Дядюшка, здесь полно цветов, а ведь у нас дома едва начали распускаться листья! И столько красивых статуй!
Ее глаза лукаво блеснули.
— Итальянский мрамор, — пояснил он. — Я велел привезти их много лет назад. Но в садах Гринвича ты найдешь как мужские, так и женские фигуры.
— А когда мы поедем в Гринвич, дядюшка?
— Через два дня, дорогая. Поплывем по реке в королевской процессии. Завтра я пошлю Уилла открыть тамошний дом. Пусть возьмет слуг, а уж они все приберут и проветрят. Тебе понравится Гринвич, дорогая, а мой дом стоит рядом с дворцом. Ты не представляешь, какие суммы мне за него предлагали, но я отказался. С радостью сдаю его, когда он не нужен мне самому, однако сохраню его и когда-нибудь отдам Филиппе, как и этот. Мы с Бэнон все обсудили. Дома ей не нужны, зато они много означают для графини Уигтон и се семьи.
— Ты так щедр к нам, дядюшка, — вырвалось у Элизабет.
— Я бы и к тебе был щедр, но, похоже, ничего не могу тебе дать, кроме нескольких безделушек и визита ко двору. Твои сестры все унаследуют после меня, потому что они этого хотят. А ты же ничего не хочешь, кроме как владеть своим любимым Фрайарсгейтом. И меня расстраивает, что я ничем не могу быть тебе полезен.
— В таком случае дай мне то, что я хочу, — неожиданно сказала Элизабет.
— Что же это? — с любопытством спросил Томас.
— Я прошу об одолжении. Придет время, когда я захочу чего-то такого, что вызовет неодобрение всех окружающих. Не спрашивай, что именно, ибо я пока. ещене знаю сама. Но если это время настанет, обещай, что будешь на моей стороне.
Просьба показалась ему странной. Чем может рассудительная девушка вроде Элизабет вызвать неодобрение окружающих?
Но Томас мужественно кивнул.
— Даю слово, — поклялся он. — Если тебе когда-нибудь понадобится моя поддержка, ты получишь ее независимо от моего истинного мнения.
— Спасибо, дядюшка, — прошептала Элизабет.
Два дня спустя, тридцатого апреля, двор выехал из Ричмонда в Гринвич. Придворные расселись в барки и поплыли по Темзе. Томас Болтон тоже был среди них. Филиппа, в платье цвета зеленого лайма, махала с борта всем своим друзьям, а если барка подплывала достаточно близко, представляла им Элизабет. Та вежливо кивала.
Его величество вместе с Анной Болейн находились на королевской барке. Екатерине Арагонской было запрещено появляться в Гринвиче на майские праздники. Бедняжку вместе с несколькими фрейлинами отослали в ее любимый дом в Вудстоке. С ее отсутствием общая атмосфера мгновенно изменилась к лучшему. Даже Филиппа облегченно вздохнула: на этот раз ей не пришлось принимать ничью сторону. С каждым днем становилось все труднее не замечать ужасного разлада между королевской четой. Графиня Уиттон втайне соглашалась с дядюшкой: королеве предложили прекрасный и достойный выход, при котором за ее дочерью сохранялись все права. Филиппа не понимала, почему та не соглашается. Но Екатерина Арагонская была другом Розамунды, и сама Филиппа когда-то ей служила. Между ее семьей и королевой всегда были отношения, основанные на любви и верности.
— Это и есть дворец? — спросила Элизабет, вернув старшую сестру к действительности.
— Да, — кивнула Филиппа. — Правда, он красив? Адом дядюшки Томаса совсем рядом. В саду есть калитка, ведущая в королевские сады. Тебе часто придется ею пользоваться. Завтра Майский день, любимый праздник короля, он продлится до ночи. И это лишь начало праздничного месяца! Если мы хотим участвовать во всех развлечениях, нужно лечь спать пораньше.
Их барка повернула к берегу, к каменной пристани, принадлежащей дому лорда Кембриджа. Слуги помогли им выйти. Элизабет остановилась в саду, чтобы рассмотреть статую молодой девушки и непонятного создания: полумужчины-полукозла. Создание крепко прижимало к груди девушку, очевидно, поймав ее на бегу. Одна рука накрывала круглую каменную грудь. Длинный мужской член прятался в складках одеяния девушки. На лице выражение похоти. Рот девушки широко раскрыт в крике.
Элизабет вскинула брови и повернулась к Томасу:
— Здешние статуи очень отличаются от тех, что стоят в саду твоего лондонского дома, дядюшка.
— И они абсолютно непристойны, — чопорно изрекла Филиппа.
— И ты так считаешь, Элизабет? — спросил Томас, зная, что услышит умный ответ, и наслаждаясь возмущением Филиппы.
— Статуи в твоем городском саду пассивны в отличие от этих, — усмехнулась Элизабет. — И знаешь, Филиппа, меня это не шокирует, потому что хотя я еще не замужем, все же управляю большим поместьем и всякого навидалась. Можно сказать, что я фермерша. Иногда я наталкивалась и на людей в подобных ситуациях. Думаю, лучше знать, чего ожидать от брака, чем сталкиваться потом с неприятными сюрпризами.
— Элизабет! Ты называешь себя фермершей? Ты наследница Фрайарсгейта, огромного северного поместья! — воскликнула Филиппа.
Томас поперхнулся смехом.
— Прости за правду, сестрица. Впредь я попытаюсь быть более сдержанной. Но не хочу; чтобы мой будущий муж поверил, будто я стану сидеть в доме и ткать, любуясь играющими у моих ног детьми.
— Дядя! Урезонь ее! — взмолилась Филиппа.
— А Криспин собирается присоединиться к нам, дорогая девочка? — спросил Томас, перерывая их спор.
— Не знаю. Ответственность за Брайарвуд тяжким грузом лежит на его плечах. Если все, что намеревался сделать муж, будет сделано вовремя, возможно, он и приедет в середине месяца. Брак, Элизабет, — это партнерство. Криспин достойно выполняет свою часть обязанностей, поэтому я могу подолгу жить при дворе, чтобы обеспечить будущее своим детям. Тебе нужно знать, что жизнь графини Уиттон не состоит из сплошных праздников и развлечений. Господь создал брак, чтобы муж и жена служили общей цели, — заключила Филиппа.
— Я нахожу твои наставления крайне интересными, сестрица, — медоточиво произнесла Элизабет.
— Я всего лишь желаю тебе счастья! — воскликнула Филиппа, обнимая сестру. — Я так счастлива с мужем! В точности как Бэнон со своим Невиллом. И я хочу, чтобы ты тоже познала такое счастье.
— Ты очень добра, сестрица. Ты приехала ко двору, чтобы помочь мне. И я очень это ценю. Но если бы не необходимость в наследнике, думаю, я была бы счастлива и без мужа.
— Девушка говорит о таком!.. — просто вознегодовала Филиппа. — И все потому, что ты боишься потерять власть над Фрайарсгейтом.
— Я ее не потеряю, — спокойно ответила Элизабет. — Тот, кто женится на мне, должен знать, что я наследница Фрайарсгейта и, хотя с удовольствием приму помощь мужа, все же останусь владелицей поместья.
— Мы никогда не найдем для нее супруга! — едва не заплакала Филиппа. — Какой мужчина благородного рождения примирится с подобной женой?!
— Не знаю, — вздохнул лорд Кембридж, лукаво подмигнув Элизабет. — Но завтра пойдем во дворец и начнем это выяснять. В Майский день случаются разные чудеса.
— Может, в этом я похожа на тебя, дядюшка. И мне не суждено найти мужа, — заметила Элизабет.
Шокированная Филиппа была готова упасть в обморок.
— Нет, дорогая моя, — покачал головой Томас. — Не думаю, что ты на меня похожа. Где-то в этом мире найдется мужчина, который полюбит тебя, смирится с твоей гордостью и позволит тебе править своим маленьким королевством. Если мы не сможем найти его при дворе, значит, отыщем где-то еще. Филиппа, дорогая, не отчаивайся. Все будет хорошо. Разве я не тот, кто сотворил волшебство для Розамунды и двух ее дочерей?
Он обнял молодых женщин и прижал к себе.
— Пойдемте, дорогие. Надо решить, что мы наденем завтра. Нужно же ослепить всех придворных!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Своенравная наследница - Смолл Бертрис



Было интересно прочитать как новинку. Аннотация практически не отражает суть романа, причем тут немилость короля? Сам роман дружбой главной героини с избранницей Генриха VIII наполнил другой роман 'Вспомни меня любовь' (Блейз Ундхем-2).
Своенравная наследница - Смолл БертрисЮлли
26.09.2011, 15.54





красивый роман о любви англичанки и шотландца о том как женщина совратила мужчину которого очень любила и как смогла доказать ему что она его женщина и любовь всей его жизни интересный роман учитесь женщины как нужно завоевывать мужчин как истинная любовь помогает в достижении своей цели
Своенравная наследница - Смолл Бертриснаталия
6.11.2011, 17.52





очень яркий роман.после того как прочитал всего много да они все связанны большинство между собой как сага омалли блейз уиндхем,но это же и интригует сравнения воспоминания о каждом хорошие романы много узнаем исторического и вобще расслабляют нашу повседневную жизнь. спасибо писательнице пишите больше советую всем почитать читаю все сама с улыбкой на лице
Своенравная наследница - Смолл Бертрисэля
21.11.2011, 0.20





Мені сподобався цей роман як майже всі романи Бертріс Смолл. З нетерпінням чекаю нових романів і надіюсь це буде продовженням цього роману. Шкода що ці романи не видаються українською мовою,хоча б онлайн.
Своенравная наследница - Смолл БертрисОлеся
9.05.2012, 22.40





очень хорошая книга читала на одном дыхании как и все книги моей любимой писательницы.
Своенравная наследница - Смолл Бертрисксюша
13.05.2012, 16.04





книга классная
Своенравная наследница - Смолл Бертрисольга
25.06.2012, 13.00





спасибо
Своенравная наследница - Смолл Бертрисольга
5.09.2012, 18.16





Спасибо писательнице.мне очень понравилась.класный роман.
Своенравная наследница - Смолл Бертрисberna
19.01.2013, 2.21





Неплохой роман, но исторические факты как-то слишком сухо изложены, а вот любовная линия мне понравилась: 6/10.
Своенравная наследница - Смолл БертрисЯзвочка
19.01.2013, 5.24





очень красивый и интересный роман. Красивая любовь. читается очень легко и с большим интересом. Советую не пожалеете.
Своенравная наследница - Смолл БертрисВладислава
25.03.2014, 23.19





1/10rnНаискучнейшая, наибанальнейшая книга с искусственным нагромождением сюжета. Крайне раздражают повторяющиеся отступления о том, что (по всей видимости) было в других книгах этой серии. Главный герой просто унылый, бесхребетный теленок. Главная героиня ограниченная до оскомины! Потраченного времени жаль.
Своенравная наследница - Смолл БертрисЛи
14.04.2014, 13.51





Скучный и неинтересный сюжет.
Своенравная наследница - Смолл Бертриселена
25.07.2014, 0.50





Сестра Филиппа- чопорная ханжа, такая противная... Особенно с младшей сестрой. И хотя считает себя искушённой в придворных делах- совершенно нет никакого чутья и ума. Младшая сестра-молодец, только приехала ко двору-сразу поняла откуда ветер дует: надо стать подругой Болейн!Героиня мне очень понравилась вообще.
Своенравная наследница - Смолл БертрисМарина
7.11.2014, 6.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100