Читать онлайн Своенравная наследница, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Своенравная наследница - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Своенравная наследница - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Своенравная наследница - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Своенравная наследница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Колин Хей, хозяин Грейхейвена, ошеломленно взирал на человека, с широкой улыбкой стоявшего перед ним. Настоящий павлин: алые бархатные панталоны, в разрезах которых проглядывает золотая парча, шелковые чулки в золотую с алым полоску и единственной подвязкой, вернее, золотой лентой, расшитой сверкающими красными камнями. Алый бархатный камзол с широкими рукавами и меховым воротником, отделанным куницей. Рубашка с жабо и оборками на рукавах. Шляпа с жесткими заломленными полями, украшенная страусовыми перьями.
— Дорогой сэр, — начало видение в алом, — счастлив наконец встретиться с вами.
Видение говорило с явным английским акцентом. Рука в кольцах, высвобожденная из расшитой жемчугом перчатки, протянулась вперед.
Колин Хей потряс ее, ибо поступить иначе означало явную и неоправданную грубость по отношению к незнакомцу, с которым у него не было ссоры.
К его удивлению, рукопожатие оказалось сильным, а рука — теплой. Трудно было ожидать чего-то подобного от такого разряженного щеголя.
— Добрый день милорд, — вежливо поклонился Колин.
Этот человек, решил он, наверняка аристократ. Его взгляд упал на спутника павлина, и Колин немного расслабился, узнав одежду и повадки приграничного лэрда. Он протянул руку незнакомому шотландцу:
— Сэр…
Логан Хепберн решительно тряхнул руку Хея.
— Господин мой! Я Логан Хепберн, лэрд Клевенз-Карна. Мой спутник — Томас Болтон, лорд Кембридж, хозяин Оттерли. Мы родственники, поскольку я женат на кузине Тома, Розамунде Болтон.
— Той самой, из Фрайарсгейта? — широко улыбнулся Колин. — Добро пожаловать в Грейхейвен. Эй, слуги, вина! А вы, джентльмены, входите и садитесь у огня.
— С радостью! — воскликнул лорд Кембридж. — Здешняя погода не расположена быть снисходительной к путешественникам, дорогой сэр. Дважды я был на грани гибели от жестокого холода. И если бы не настоятельная необходимость увидеть вас немедленно, я бы благополучно сидел дома, составляя каталог своей библиотеки.
С этими словами он уселся у огня.
Слуга принес кубки с вином, и, когда все трое уютно устроились, Колин наконец спросил:
— Почему же вы решились на такое путешествие среди зимы, джентльмены? Я согласен с лордом Кембриджем. Не слишком подходящее время для поездок.
— Где ваш сын? — спросил Логан.
— Который? У меня их трое.
— Бэн. Бэн Маккол, — пояснил Томас.
— Бэн сейчас с овцами, — сказал Колин, — но к вечеру он вернется. Хотел убедиться, что пастухи и отары в полной безопасности. Бедняга ведет заведомо проигранную битву, поскольку овцы начали чахнуть. Здешний климат не для них. Сначала все шло хорошо, но теперь… Бэн очень расстроен. Вы хотите продать ему еще овец, господа? Если такова ваша цель, боюсь, вы зря потратили время.
— Нет, есть только одна овечка, которую он должен получить независимо от погоды. Но уверяю вас, он внакладе не останется, — хмыкнул Томас.
— Том! — укоризненно воскликнул Логан. — Нам не до шуток! Мы приехали по серьезному делу.
— Да что случилось? — не выдержал Колин. — Уверен, вы без моего сына можете объяснить цель вашего приезда!
— Будет лучше, если он тоже нас выслушает, — ответил лорд Кембридж, уже не улыбаясь. — Так нам не придется дважды рассказывать одно и то же. Не могли бы вы послать за ним? До ночи еще далеко, сэр.
— Да, пошлите за ним, и покончим с нашим дельцем, — поддакнул Логан.
— Согласен, но только для того, чтобы удовлетворить мое любопытство. И ни по какой другой причине, — заявил Колин и, поманив к себе слугу, приказал: — Поезжай и привези сюда моего сына Бэна. Передай, что он срочно мне нужен.
Мужчина поклонился и вышел.
— Может, у вас найдется кусочек сыра? — спросил лорд Кембридж. — Мы не ели с самого рассвета, да у нас ничего и не было, кроме черствых овсяных лепешек, лежавших на дне седельной сумки. И на вкус они — как старая кожа!
Он выразительно передернулся и отпил вина.
— Скоро будет обед, — сообщил хозяин Грейхейвена. — Зимой обед у нас в полдень, поскольку, кроме Бэна, очень немногие выходят из дома в такое время года. Вы приехали издалека?
— Из Клевенз-Карна, на западной границе, — сообщил Логан.
— А до Оттерли еще несколько дней пути, — добавил Томас.
— Должно быть, дело действительно очень важное, если вы ехали в такую даль, — покачал головой Колин.
Что же случилось? И почему они настаивают на присутствии Бэна? Служанка с большим животом вряд ли стала бы причиной подобного визита.
Но тут Колин вспомнил о хозяйке Фрайарсгейта. Каждый раз, когда Бэн упоминал о ней — а это бывало очень редко, поскольку со времени возвращения домой он был на редкость молчалив, — его взгляд становился непривычно мягким. Как же ее зовут? Впрочем, он не помнил, да и вряд ли вообще знал.
Павлин клевал носом. Приграничный лэрд угрюмо уставился в бокал.
Все выжидали.
Прошел почти час, прежде чем Бэн вошел в зал.
— Па! Ты не заболел? — спросил он, но, увидев гостей, побледнел. — Элизабет! С ней что-то случилось? — прохрипел он.
Павлин немедленно вскочил.
— Дорогой, дорогой мальчик! — с чувством воскликнул он. — Как приятно видеть тебя, хотя я бы предпочел более теплую погоду.
— Элизабет, Том! Она здорова? — повторил Бэн.
— Здорова, насколько этого можно ожидать, — заверил Том с веселой улыбкой.
— У нее вырос живот, и это твой ребенок, — заявил Логан без всяких предисловий. — Вернешься во Фрайарсгейт и сделаешь все, как полагается.
— Не могу! — выпалил Бэн с отчаянием.
— Почему это? — рассердился Логан.
— Вы знаете, чем я обязан отцу… — забормотал Бэн.
— Моя падчерица — не какая-то служанка, черт бы все побрал! — взорвался лэрд. — Она хозяйка Фрайарсгейта, и этот ребенок будет следующим наследником поместья! Ты не можешь бросить ее, Маккол! Я этого не допущу!
— Да и я тоже, — неожиданно вмешался Колин. — Хочешь сказать, баранья башка, что бросишь девушку из-за каких-то идиотских мыслей насчет верности мне? Что ты вбил себе в голову?!
Он отвесил сыну затрещину.
— Ты любишь ее?
— Мы заключили временный брак. Разве этого не достаточно? — обиделся Бэн.
Вторая затрещина не замедлила себя ждать.
— Ты любишь ее? — повторил отец.
— Да, но, па…
— В таком случае женишься, как полагается. В церкви. И дашь моему внуку свое имя. Ты не оставишь своего ребенка ублюдком, как это сделал я! Я люблю тебя. Но ты мой побочный сын, и здесь у тебя нет ничего своего. И тебя ничего не ждет. Особенно теперь, когда овцы стали дохнуть. Почему бы тебе не иметь жену и детей? Эллен хотела этого для тебя. И я тоже хочу. Будешь хозяином большого поместья.
— Не будет! — отрезал Логан. — Он станет мужем хозяйки Фрайарсгейта, но не более того. Отцом наследника. Остальное зависит только от Элизабет. Не стану вам лгать, лорд Хей, Элизабет очень рассердилась, когда Бэн ее оставил. Она бы сама воспитала ребенка, но когда мать обо всем узнала, заявила, что не позволит этого. Но Фрайарсгейт будет принадлежать леди даже после свадьбы.
— Понимаю, — кивнул Бэн.
— А я не понимаю, — вмешался отец. — Кто сейчас управляет поместьем от имени девушки?
— Сама Элизабет, со своего четырнадцатого дня рождения, — ответил лорд Кембридж. — Она прекрасно разбирается в хозяйстве, как и ее мать до замужества с нашим дорогим Логаном. Элизабет не собирается отдавать управление в руки мужа. Бэну это известно. Из-за преданности вам он пытался преодолеть свои чувства к моей дорогой племяннице. Но она, как девушка с сильной волей, не пожелала с этим смириться. Она хотела вашего сына, лорд Хей. И дерзко его соблазнила.
— Она соблазнила тебя? — ахнул Колин, однако тут же рассмеялся. — Молодец, девушка! И нрав у нее горячий. От такой жены мужчина будет иметь крепких сыновей.
Мгновенно став серьезным, он спросил:
— Если парень женится на ней, какую роль он будет играть во Фрайарсгейте?
— Как мы сказали, он будет мужем леди. Согласитесь, это немало. По брачному контакту она вознаградит его должностью управителя Фрайарсгейта. До сих пор это место занимал ее двоюродный дедушка, но больше он не в силах выполнять свой долг. Возраст и болезни его одолели.
— Почему ты оставил ее? — продолжал возмущаться Колин.
— Ничего труднее мне в жизни не приходилось делать. Но я верен тебе, па, и это главное. Я был чужим для тебя, но ты меня принял и полюбил. И ничем не выделял из других детей. Я обязан тебе жизнью. И узнал от тебя, что такое долг и преданность.
Зеленые глаза Колина наполнились слезами. Он нетерпеливо смахнул их кулаком и, не разжимая его, всадил в челюсть сына.
— Ты ничем мне не обязан, баранья башка! Мужчина любит своих детей и делает для них все возможное. Отослать тебя во Фрайарсгейт и приказать жениться на девушке — лучшее, что я могу сделать для тебя, Бэн. Сам знаешь, я ничего не сумею тебе выделить. Все перейдет Джейми, да и Гилли нужно кое-что дать. Я их едва могу обеспечить! Тебе выпала редкостная удача, и ты должен воспользоваться тем, что она тебе дарит, сын мой.
— Но тогда я стану англичанином, — возразил Бэн.
— Нет, — сказал Логан уже мягче. — Ты станешь приграничным жителем, парень. Да, мы при каждом удобном случае крадем друг у друга коров и овец, но приграничный житель есть приграничный житель, и не важно, какую сторону невидимой полосы он называет домом. Мы не совсем шотландцы и не совсем англичане. На восточной части границы ветер дует с разных направлений.
— С моим сыном будут хорошо обращаться? Его будут уважать как мужа леди? Будут повиноваться как управителю? — допытывался хозяин Грейхейвена.
— Его уже уважают, господин мой, — заверил лэрд Клевенз-Карна.
— Молю Бога, чтобы война нас не разделила, — тихо выговорил Колин и повернулся к Бэну: — Хочу, чтобы ты вернулся во Фрайарсгейт и женился на его хозяйке. Хочу, чтобы ты сделал для своего ребенка то, что я не смог сделать для тебя. Дай моему внуку свое имя. И если действительно хочешь меня порадовать, прими мою фамилию.
— Я всегда довольствовался фамилией Маккол, — возразил молодой человек. — Бэн Маккол.
— Отныне будешь Бэном Хеем. Не сыном какого-то неизвестного Колина, а сыном Колина Хея, — тихо сказал хозяин Грейхейвена.
Бэн медленно кивнул:
— Я всегда гордился тем, что ты мой отец, па. И полагаю, в Англии "Хей" будет лучшей фамилией для моих детей, чем "Маккол". Если я снова сумею завоевать любовь Элизабет, обещаю, что во Фрайарсгейте будет много детей.
— В таком случае я даю тебе мое благословение, — объявил Колин. — Поезжай и забери с собой проклятых английских овец, пока я их не съел.
— Па! Эти овцы не для еды, — запротестовал Бэн.
— Все овцы годятся в еду! — захохотал хозяин Грейхейвена.
В зал вошли два законных сына Колина и дружно вытаращились на лорда Кембриджа, поскольку в жизни не видели так красиво одетого джентльмена. Он, в свою очередь, оглядел их и решил, что они довольно красивы, но грубоваты на вид.
— Познакомьтесь, парни. Это лорд Кембридж и лэрд Клевенз-Карна, — представил гостей Колин. — И поздравьте вашего брата Бэна. Он женится.
Джеймс и Гилберт восторженно завопили.
— Это та англичанка, верно? — спросил Джеймс.
— Она, — тихо ответил Бэн.
Молодые люди понимающе переглянулись и закивали. Но приличия не позволяли им высказываться в присутствии гостей.
— Как только Бэн соберет свою отару, я отсылаю его в Англию и отдаю овец в приданое.
Парни презрительно фыркнули — они всегда считали забавным увлечение Бэна овцами.
— Благодарю за добрые пожелания, — сухо бросил Бэн.
— Если заберешь овец, — ухмыльнулся Джеймс, — что мы подадим гостям на моей свадьбе с Джин Гордон?
— Пусть об этом беспокоятся Гордоны, — усмехнулся Бэн. — Кроме того, если ты и женишься, то лишь через несколько лет. Сначала невеста должна вырасти. Моя-то по крайней мере взрослая женщина.
— С ребенком в животе? — съязвил Гилберт, не сдержавшись, хотя отец бросил на него мрачный взгляд.
Но почему бы еще эти джентльмены прибыли в Грейхейвен среди зимы? Конечно, девчонка беременна!
Но Бэн только рассмеялся:
— Да, но летом я женился на ней по договору. А теперь, с благословения отца, отправлюсь во Фрайарсгейт, чтобы жениться на своей Элизабет церковным браком.
— А когда ты вернешься в Грейхейвен? — спросил Гилберт, неожиданно став серьезным.
— Никогда. У Элизабет есть собственные земли, и я буду там управляющим. У меня не останется времени на поездки, поскольку обязанности в поместье займут все время.
— Значит, мы больше не увидим тебя? — расстроился Гилберт.
— Можешь сам приехать ко мне, Гилли. Па обручил тебя с Элис Гордон, но малышка едва научилась ходить. У тебя останется время на поездки, а Хеи из Грейхейвена всегда будут желанными гостями во Фрайарсгейте. Разве не так, Том, Логан?
— Именно так, — согласился лэрд. — Шотландцам во Фрайарсгейте всегда рады, если, конечно, они не являются без приглашения и в больших количествах.
Все рассмеялись.
Джеймс Хей выступил вперед и обнял старшего брата.
— Желаю тебе счастья, Бэн, — искренне пожелал он.
Втайне он испытывал немалое облегчение оттого, что Бэн вскоре уедет. Когда тот появился в доме, он был совсем маленьким, а младший брат еще не появился на свет. Но когда Джеймс вырос, он понял, что хоть и был средним сыном, но все же когда-нибудь станет наследником отца: ведь старший его сын — незаконнорожденный. Однако он рано осознал, что Колин любил Бэна больше всех своих детей, хотя никогда не выказывал этого открыто и обращался со всеми детьми одинаково хорошо. И все же кто может сказать, как обернутся дела…
Теперь Бэн нашел свое место, и, хотя Джеймс желал ему удачи, он не станет грустить, когда брат уберется из Грейхейвена. Гилли будет скучать по нему больше. Но тот всегда видел в старшем брате советчика и опору. Джеймс тоже любил брата, но его всегда задевало, что Бэн во всех делах был первым.
И теперь Джеймс широко улыбался Бэну — с его плеч упала огромная тяжесть. Правда, при этом ему было немного стыдно.
На подготовку к отъезду ушло несколько дней. Март только начался, и погода была сырой и прохладной. Отец дал сыну крытую повозку, чтобы перевезти ягнят, родившихся в прошлом месяце. Они были слишком маленькими и не могли идти за отарой, тем более что на земле еще лежал снег. Сейчас не лучшее время года для перегона животных, но Бэну не терпелось вернуться во Фрайарсгейт к Элизабет. Последние три месяца овцы чахли в горах. По крайней мере треть отары подохла, была украдена или съедена дикими зверями. Но во Фрайарсгейте они снова оправятся.
Хозяин Грейхейвена прочитал брачный контракт, который предстояло подписать его сыну. Ему не понравились условия, поставленные Элизабет Мередит. Если она умрет родами, поместье возвращается ее матери. Если же она благополучно родит наследника или наследницу, но сама скончается, поместье будет принадлежать ребенку, а Розамунда назначается его официальной опекуншей. Если же ребенок тоже умрет, Фрайарсгейт опять-таки возвращается Розамунде Болтон. Элизабет назначает Бэна своим управляющим, он получает завидную должность и небольшое жалованье. Но это все.
— Слишком уж сурово, — пожаловался Колин Хей. — Джентльмены, вы это читали? С таким смириться нелегко любому мужчине.
— Женщины Фрайарсгейта очень рьяно охраняют свои права на землю, — пояснил Логан.
— Она любит его, — вмешался лорд Кембридж. — Поверьте мне, дорогой сэр, рано или поздно она оттает, и контракт будет переписан.
— Но почему она так зла на него? — удивился Колин.
— Скорее — на себя, — вздохнул Томас. — Видите ли, Элизабет гордится своим хладнокровием и рассудительностью. Она никогда не принимала необдуманных решений. Но потом полюбила и сделала фатальную ошибку, что часто присуще влюбленным, даже мужчинам: потребовала от любовника сделать выбор между ней и другим человеком, которого тот любил. В данном случае речь шла о вас. Конечно, это было глупостью, а потом, когда Бэн бросил ее, и она поняла, что не права, было уже поздно. Я до сих пор убежден, и Логан это подтвердит, если бы моя кузина Розамунда поговорила с вами, вы, несомненно, согласились бы отпустить Бэна. Но с того времени, как старшая дочь Розамунды отказалась от Фрайарсгейта и Элизабет заявила матери, что хочет получить поместье, моя племянница слушала только себя. Тогда ей было двенадцать лет.
А когда Элизабет исполнилось четырнадцать, мать официально передала ей Фрайарсгейт. С тех пор, и даже еще раньше, она неустанно заботилась о процветании поместья. Прежде ей помогал управляющий Эдмунд Болтон, но он уже состарился и к тому же заболел. Элизабет попросила Бэна занять место Эдмунда, пока тот не поправится, хотя все знали, что бедняга больше никогда не сможет выполнять свои обязанности. Когда ваш сын покинул поместье, вся тяжесть работы свалилась на плечи Элизабет.
— Говорите, ее мать одобрила бы их брак? — переспросил Колин. — Но почему тогда она до сих пор не замужем? Что с ней не так?
— Абсолютно ничего, — заверил Бэн.
— В таком случае почему ни один мужчина ее не захотел?
— Элизабет так же упряма, как ваш сын, — объяснил Логан. — И не хотела иметь мужа, который бы попытался отнять у нее власть. Ее сестры нашли мужей при дворе, куда мы в прошлом году послали и ее. Но ей никто не подошел. Она хотела человека, который любил бы Фрайарсгейт и работал бы бок о бок с ней, но все же не пытался бы отобрать у нее поместье. И этим человеком оказался Бэн.
— И ты готов подписать брачный контракт? — спросил Колин сына. — Его условия для тебя невыгодны.
— Я подпишу, — ответил Бэн. — Я люблю Элизабет и всегда буду любить. С благословения Господа, Элизабет когда-нибудь простит мне побег из Фрайарсгейта.
— Я хочу, чтобы перед вашим отъездом был заключен брак по доверенности, — объявил Колин. — Тогда я буду знать, что мой сын до какой-то степени защищен.
— Согласен! — воскликнул Логан. — Значит, нам остается получить только благословение отца Маты, чтобы брак стал действительным.
— А я буду невестой! — лукаво усмехнулся лорд Кембридж. — Всегда мечтал быть невестой!
Колин Хей мрачно нахмурился. Но Логан, привыкший к повадкам Томаса, громко рассмеялся:
— Верно, Том, и какая же прелестная невеста из тебя выйдет! Лично я в этом не сомневаюсь! Когда Элизабет перестанет сердиться, она будет польщена и благодарна тебе.
— Элизабет не должна знать об этом, — тихо сказал Бэн.
— Что?! — хором спросили отец и Логан.
Но Томас Болтон одобрительно кивнул.
— Как же хорошо ты изучил ее, дорогой мальчик! — заметил он. — Ну конечно! Мои уста будут запечатаны, пока мне не разрешат говорить.
— Ничего не понимаю, — покачал головой Колин.
— Я тоже, — подтвердил Логан. — Что за чушь ты несешь, Бэн?
— Элизабет должна верить, что сама приняла решение выйти за меня. Я с радостью соглашусь на свадьбу по доверенности, чтобы мой отец и братья тоже смогли в ней участвовать. Но пока что Элизабет не должна ничего знать. Не сейчас, а возможно, никогда. Не хочу, чтобы она рассердилась еще больше. И не хочу, чтобы она считала, будто ее заставили выйти замуж. Она хозяйка Фрайарсгейта и всегда держалась с холодным достоинством. Она согласится выйти за меня, но должна сама прийти к этому решению.
— Девушку нужно немедленно усмирить, Бэн, иначе в твоем доме не будет мира, — объявил Логан. Колин согласно кивнул.
— А вы когда-нибудь пытались усмирить Розамунду? — ехидно осведомился Бэн.
— Это дело другое, — отмахнулся Логан.
— Вовсе нет, а кроме того, Элизабет — дочь Розамунды, — усмехнулся Бэн. — Вы всячески стараетесь умаслить жену, точно так же как я буду стараться умаслить мою дорогую Элизабет. И в моем доме, как и в вашем, будут царить мир и покой.
— Ты, разумеется, прав, — ухмыльнулся лэрд.
— Знаю, — согласился Бэн и, повернувшись к отцу, добавил: — Ты пошлешь за священником, па? Если он сейчас же приедет, мы сможем отправиться в путь через два дня. Я хочу поскорее вернуться во Фрайарсгейт. Поездка будет нелегкой.
Священник появился на следующий день. Ему объяснили ситуацию. Отец Эндрю стал свидетелем подписания брачного контракта, а потом провел церемонию с поистине великолепным в своем алом наряде лордом Кембриджем, исполнявшим роль невесты. После этого Колин устроил небольшой пир в честь заключенного брака. Томас сидел за столом по правую его руку, Логан и священник — по левую. Они смотрели, как трое сыновей хозяина танцевали под веселую мелодию волынщика.
Когда настала ночь и зал опустел, Колин и Бэн уселись у огня с почти опустошенными кубками.
— Ты не вернешься, — вздохнул Колин.
— Знаю, — кивнул Бэн.
— Я горжусь тобой, хотя ты упрямый дурень. Ты мог быть счастлив со своей девушкой, а вместо этого вернулся домой. И ради кого? Ради меня? Отца, не знавшего о твоем существовании целых двенадцать лет? До сих пор удивляюсь, почему твоя мать ничего мне не сказала! Почему позволила выдать себя замуж за этого гнусного Парлана Ганна, который даже не соизволил дать тебе свое имя? Ты был бы ему хорошим сыном!
— Думаю, этот брак устроили ее родители. Парлан взял ее почти без приданого. А она притворилась, будто знает только твое имя — хотела тебя защитить. Знай Парлан о тебе, наверняка стал бы вытягивать у тебя деньги. Он ведь был не только жесток, но и жаден. И лишь перед смертью она открыла мне эту тайну…
— Я помню день, когда ты пришел к моему крыльцу. Голодный, оборванный, тощий, ты был так похож на меня, что я ни разу не усомнился в своем отцовстве, — пробормотал Колин со слезами на глазах. — Даже когда я пригласил тебя в дом, ты согласился не сразу. До того был очень напуган, хотя старался не показать этого.
Хозяин Грейхейвена протянул руку и взъерошил черные волосы сына. Совсем как его собственные.
— Мы неплохо прожили все эти годы, верно?
— Мне будет не хватать тебя, па. И Грейхейвена тоже, — признался Бэн.
— У тебя останутся воспоминания, парень. Храни их, ибо они принадлежат только тебе. И копи новые воспоминания. Ты сказал, что этот Фрайарсгейт — красивое место.
— Да, па. Окружен холмами, совсем недалеко от него находится озеро. А какие зеленые там холмы! Какая пышная трава! Чудесное, великолепное место, я полюбил его с первого взгляда.
— Похоже, ты нашел свой дом, — мягко заметил Колин.
— Так оно и есть, — согласился Бэн.
— Значит, там твоя родина. Не здесь, а во Фрайарсгейте, с девушкой, которая тебя любит, и с твоими детьми.
— Ты приедешь к нам когда-нибудь, па? — спросил Бэн.
— Нет, — покачал головой Колин. — В молодости я служил у графа Эррола, и, хотя жизнь при дворе была интересной, я ужасно тосковал по дому, А вернувшись, поклялся никогда его не покидать. Иногда я навещаю старого графа Гленкерка, потому что он со своими детьми жил при дворе, когда я тоже там был. Как многие старики, он любит поговорить о былых днях.
— Дети? Я всегда считал, что у графа только один сын — лорд Адам, — удивился Бэн.
— Когда-то у него была дочь. Красивая, своевольная малышка по имени Дженет. Я умолял своего отца договориться о браке с ней, но граф с детьми, немного побыв при дворе, отправился в Европу — король Яков назначил его послом. В общем, это долгая история, — вздохнул Колин с горькой улыбкой. — Нет, Бэн, я не поеду в Англию, а ты, я знаю, никогда больше не вернешься на север. Сегодня мы с тобой попрощаемся, сын мой. Мы с тобой оказались в необычном положении. Большинство детей прощаются с родителями после свадьбы, причем навсегда. Двадцать лет ты был рядом со мной, и мне горько сознавать, что я ничего не могу дать тебе, кроме своей любви и уважения. К тому же все мои владения должны перейти к Джейми, моему законному сыну.
— Он достоин тебя, па, — заверил Бэн. — Джейми хороший сын. И всегда им останется. И Гилли тоже. Мне будет недоставать тебя, но я знаю, что мои братья станут о тебе заботиться.
— Ты говоришь так, словно я уже старик, — буркнул Колин.
— Тебе уже за пятьдесят, — поддразнил его Бэн.
— Но не настолько я стар, чтобы не оценить по достоинству хорошенькую девочку, парень. Надеюсь, тебе повезет точно так же, когда доживешь до моих лет, — ухмыльнулся отец. — А теперь расскажи об Элизабет, до сих пор ты почти ни словом о ней не обмолвился.
— Она высокая и стройная. Но со всеми полагающимися округлостями. Волосы — как золотой тростник, а глаза — зеленовато-карие. Маленький прямой носик и ротик, созданный для поцелуев. Она умна, и ее люди любят и уважают свою леди. Ее страсть к земле так велика, что я почти ревную, но она и меня любит так же пылко. Но Элизабет упряма, и, если что-то решит, никто не может ее отговорить. Я верю, что она решила растить нашего ребенка в одиночку, потому что не боится никого и ничего, кроме, возможно, Господа нашего.
— Жаль, что мы с ней ни разу не встретились, — покачал головой Колин. — Похоже, это достойная и необыкновенная молодая женщина. Даже по голосу я слышу, как сильно ты ее любишь. Но не позволяй ей командовать собой, иначе эта любовь погибнет.
— Потребуется время, чтобы заслужить ее доверие, — медленно проговорил Бэн, — но, думаю, она по-прежнему любит меня.
— А это мы скоро узнаем, но теперь, на радость или на горе, она — твоя жена, — ответил Колин и, встав, объявил: — Я иду спать.
— Ты проводишь нас утром? Мы уезжаем на рассвете.
— Провожу, разумеется, — бросил на ходу Колин.
Бэн проводил его взглядом и тоже пошел спать — до рассвета оставалось всего несколько часов. Казалось, его голова едва коснулась подушки, а Джейми уже тряс его за плечо.
Недовольно бурча, он встал. Гилли тоже не горел желанием просыпаться и что-то сонно бормотал.
— Бэн уезжает, — напомнил ему Джейми. — Ты что, не хочешь попрощаться с братом? Может, мы никогда не увидимся? Вставай!
Слушая их перепалку, Бэн умывался и брился, торопливо провел деревянным гребнем, по непокорным волосам. Ему не терпелось поскорее оказаться во Фрайарсгейте.
Он потеплее оделся — им придется скакать от рассвета до заката, и кто знает, найдут ли они убежище на ночь, — и вместе с братьями поспешил в зал.
Слуги уже разносили завтрак. Корки только что испеченного хлеба наполнялись горячей овсяной кашей. Тут же стояли блюда с ветчиной, омлетом, маслом и сладким ягодным джемом.
Логан и лорд Кембридж присоединились к братьям, но Колин пока не появился. Мужчины ели с аппетитом, запивая еду элем. Когда они позавтракали, в зал вошел хозяин Грейхейвена в костюме для верховой езды.
— Я провожу вас до границ моих владений, — объявил он. — Тем более что уже позавтракал.
— Тогда давайте тронемся в путь. Я прослежу за погрузкой ягнят в повозку, — сказал Бэн, тронутый словами отца.
— Я помогу тебе, — вызвался Гилберт.
Уже через полчаса все было готово. Несколько пастухов провожали их до границы. Послали гонца во Фрайарсгейт, чтобы предупредить о своем появлении. Однако пройдет много дней, прежде чем они доберутся до границы.
Бэн тепло простился с братьями и обнял их в последний раз.
— Теперь можешь быть уверен, что все достанется тебе, — пробормотал он, обращаясь к Джеймсу.
— Ты знал? — ахнул тот.
— Поменяйся мы местами, я чувствовал бы то же самое. Джейми, моя верность принадлежит сначала отцу, а потом тебе. Теперь старший ты.
— Ты хороший человек, — вздохнул Джеймс, — и хотя я всегда знал это…
Он осекся.
Бэн кивнул и повернулся к младшему брату:
— Ну, парень, веди себя прилично, слушайся нашего па и Джейми, когда тот дает хороший совет. Постарайся не слишком разбрасывать свое семя, ибо я знаю, как ты любишь девушек и уже стал отцом, причем не один раз.
— Я не хочу, чтобы ты уезжал, — выдохнул Гилберт.
Все шестнадцать лет его жизни Бэн почти всегда был рядом. И он нуждался в старшем брате.
— Ты не па. Приезжай в Англию повидаться со мной, — ответил Бэн и крепко обнял Гилли.
Тот кивнул и убежал, пока никто не увидел его плачущим. Джеймс стоял неподвижно, пока мужчины седлали коней. Потом поднял руку в прощальном жесте. Овцы и крытая повозка уже ушли вперед. Джеймс безотрывно смотрел им вслед, и только когда Бэн обернулся и поднял руку в прощальном приветствии, облегченно вздохнул.
Бэн, улыбаясь, покачал головой. Похоже, Джейми до конца не был уверен, что старший брат уезжает навсегда.
Им повезло с погодой. За это время ни разу не пошел снег, хотя ледяной туман держался часами. После нескольких долгих дней скачки Шотландское нагорье осталось позади. Лорд Кембридж растерял свою обычную веселость и мечтал лишь об отдыхе.
У границы своих земель Колин Хей в последний раз попрощался с сыном и со слезами на глазах обнял его. Вряд ли они когда-нибудь увидятся, но воспоминания о Бэне всегда будут мучительными, ибо он любил своего сына, пусть и незаконного, больше остальных детей. Но его совесть чиста: теперь у Бэна начнется новая жизнь.
— Ты бы гордилась им, Тора, — тихо сказал он отъезжая.
Путешественники из осторожности останавливались либо в монастырях, либо на фермах. Их щедрые пожертвования, внесенные заранее, обеспечивали радушный прием и безопасность для овец. Каждый вечер они выгружали ягнят из повозки. Маленькие создания с блеянием убегали в поисках матерей, а найдя, принимались мирно сосать.
Наконец они оказались в западной части Шотландии и направились на юг, к Англии.
Вскоре Логан стал узнавать знакомые места.
— Мы уже на моих землях, — внезапно объявил он как-то днем.
— Дорогой мальчик, откуда ты знаешь? — удивился Томас.
Ему еще в жизни не приходилось так тяжело, и он про себя поклялся, что, не считая редких поездок во Фрайарсгейт, больше никаких путешествий не предпримет. В жизни своей он не был так безобразно грязен. И никогда еще от его одежды не пахло так дурно.
— Далеко еще до Клевенз-Карна? — с тоской спросил он.
— Мы доберемся туда к ночи, — улыбнулся Логан.
Розамунда. Его теплая и любящая жена! Наконец-то он проведет ночь в собственной постели. Он завшивел и чесался от укусов блох, которых было полно в тех домах, где они останавливались. И вообще он предпочитал для дальних поездок более теплые месяцы, когда можно ночевать на сладко пахнущей траве или в душистом вереске. Он жестом подозвал одного из членов своего клана, тот немедленно подъехал к вождю.
— Скачи вперед, — велел он, — и передай леди Розамунде, что мы будем к ужину.
Шотландец кивнул и пустил коня галопом. Логан повернулся к Бэну:
— Завтра мы отправимся во Фрайарсгейт. Пастухи могут продвигаться медленнее. Очень важно, чтобы ты и Элизабет уладили свои разногласия как можно скорее. Пусть ребенок родится в любви и согласии.
— С вашего разрешения и люди моего отца переночуют в Клевенз-Карне, а потом я отошлю их обратно, — ответил Бэн. — Пусть овцы останутся на вашем попечении, пока я не пришлю за ними своих пастухов из Фрайарсгейта.
— Да, пожалуй, это более разумно, чем менять стражей на границе, — согласился Логан, отмечая новые властные нотки в голосе Бэна.
Лэрд улыбнулся. Пусть Бэн любит и уважает свою ершистую жену, но в конце концов именно он станет хозяином Фрайарсгейта.
— Ты послал гонца к дорогой Розамунде? — осведомился лорд Кембридж.
— Сегодня вечером у тебя будут вкусный ужин и мягкая постель, — заверил его Логан.
— Лучше пусть она будет не слишком мягкой, иначе я утром не поднимусь, — раздраженно бросил Томас. — А я хочу домой, в Оттерли.
— Вы ближе к дому, Том, чем были несколько недель назад, — заметил Бэн, широко улыбаясь. — Всего несколько дней, мой друг, и вы окажетесь в тепле и уюте собственного гнездышка. Надеюсь, вы скоро пригласите в гости меня и Элизабет.
— Не слишком скоро, — язвительно буркнул лорд Кембридж. — Бог весть сколько времени уйдет на то, чтобы оправиться от нашего маленького приключения. И я был совершенно восхитительной невестой, хотя, увы, никто об этом не узнает. Я снова сделал своей дорогой кузине Розамунде огромное одолжение и спас от позора одну из ее дочерей.
Его спутники рассмеялись. Том громко им вторил. Теперь, когда дом был близок, все сразу почувствовали себя лучше. Через несколько дней все уладится: Элизабет и Бэн обвенчаются, и следующее поколение наследников Фрайарсгейта родится без пятен в родословной.
Конечно, искушение подстегнуть коней было велико, но, помня об отаре овец, Логан ехал с прежней скоростью.
На закате солнца они подъехали к дому. Овец вместе с ягнятами загнали в укрытие, после чего все трое мужчин вошли в зал. Сыновья Хепберна, увидев отца, завопили от восторга и бросились к нему.
Счастливо улыбавшаяся Розамунда бросилась в объятия мужа и поцеловала его.
— Добро пожаловать домой, мой господин. Вижу, ты исполнил мою просьбу и привез мне нового зятя. Том! — воскликнула она, отступая. — Спасибо!
— Дорогая, ты понятия не имеешь, что мне пришлось пережить, чтобы устроитъ судьбу дорогой Элизабет! Я устал как собака, омерзительно грязен, а моя одежда погасит своей вонью любое пламя, когда я швырну ее в костер. Но — да, мы исполнили твою просьбу и привезли жениха.
Он расцеловал ее в обе щеки и отошел с довольной улыбкой.
— Ты любишь ее? — вдруг спросила Розамунда Бэна.
— Да, — не колеблясь, ответил он. — Я полюбил ее с первого взгляда.
— Вот и хорошо. Тебе понадобится терпение святого, чтобы справиться с моей дочерью, пока ее гнев не остынет. Она не хотела, чтобы я послала за тобой. Глупышка! Но я не позволю, чтобы мой внук родился бастардом.
— И не родится, — заверил ее Бэн.
— Значит, ты уверен, что у нее будет сын? — улыбнулась Розамунда.
— Мужчины рода Хей чаще зачинают мальчиков, — пояснил Бэн.
— Значит, ты больше не Маккол? — спросила Розамунда.
— Отец просил меня взять его фамилию, а я счастлив исполнить любое его желание. "Хей" больше подходит для жизни на границе.
— Мудро, — согласилась Розамунда.
Слуги принесли ужин, и Розамунда повела мужчин к столу. Они ели вкусную, хорошо приготовленную еду, а потом Розамунда что-то прошептала на ухо кузену. Тот расплылся в улыбке и поспешил уйти.
— Что ты ему сказала? — с любопытством спросил Логан.
— Сказала, что если он пойдет за Томом на кухню, там его будет ждать чан с горячей водой и чистая одежда. Может, не такая модная, к которой он привык, но, несомненно, чистая. И выбора у него, нет, поскольку я приказала немедленно сжечь то, что сейчас на нем.
Логан и Бэн разразились смехом. Но их веселье оказалось недолгим.
— Когда Том помоется, следующим будет Бэн, а уж потом — ты, мой дорогой Логан, — решительно объявила она. — Иначе вы напустите в мои чистые постели блох и вшей! И я сама вымою вам головы. А теперь я иду на кухню, Том уже ждет меня.
После ее ухода Логан покачал головой.
— Значит, ты любишь ее, — пробормотал он. — Это хорошо, потому что женщины Фрайарсгейта обладают сильной волей и таким же сильным характером. Спорить с ними нет смысла.
— Моя мачеха Эллен, — хмыкнул Бэн, — была такой же. Па обожал ее, хотя у него были и другие женщины.
— Я бы не советовал тебе следовать его примеру, — предупредил Логан.
— Но мой па женился на Эллен, чтобы получить сыновей. Она была его третьей женой. Правда, он уважал ее, и они хорошо относились друг к другу. Она всегда знала, с кем он ей изменил, и знала также, что он снова вернется к ней. Но со мной все по-другому. Я люблю Элизабет всей душой. И для меня не существует других женщин.
— Рад это слышать. У меня нет своих дочерей, но Элизабет была совсем маленькой, когда я женился на ее матери. Она не помнит своего отца, и я всегда думаю о ней как о собственном ребенке. Я хочу для нее счастья.
— Я тоже, — кивнул Бэн. — Но даже я знаю, что потребуется время, чтобы вновь заслужить доверие Элизабет. Теперь я понимаю, каким был дураком!
— Да уж, — протянул Логан. — Обязательно скажи ей это. Женщины любят, когда мужчины каются в совершенных ошибках. Это заставляет их увериться в собственной мудрости.
Вошел слуга. Он сказал Бэну, что все готово для купания и леди его ждет. Бэн, не возражая, последовал за ним на кухню, разделся и, влез в большой дубовый чан. К его удивлению, вода была еще довольно горячей. Розамунда вручила ему тряпочку и мыло, а сама, встав на невысокую подставку, стала работать щеткой, едва не содрав с него кожу. Наконец она вымыла его густые темные волосы и заодно вычесала гнид.
— Ну вот, — с удовлетворением сказала она, — ты довольно чист. По крайней мере, когда будешь стоять с моей дочерью у алтаря, от тебя не будет смердеть. Завтра я поеду с вами во Фрайарсгейт. Последнее время Элизабет крайне несговорчива.
— Она здорова? — взволнованно спросил Бэн, взяв у нее полотенце.
— Да, она носит ребенка легко.
Розамунда протянула ему чистую полотняную рубашку и темные штаны. Бэн с благодарностью натянул одежду.
— Благодарю вас, мадам, — поклонился он.
— А теперь пришли сюда моего мужа, — усмехнулась она, отметив про себя, какие у него большие ноги.
Впрочем, он большой человек с большим сердцем. Элизабет очень повезло, хотя сейчас та не слишком хорошего мнения о сбежавшем женихе.
Бэн вернулся в зал и сообщил хозяину, что жена ждет его на кухне, а сам пошел вслед за слугой в спальню, где на раскладной кровати уже храпел Томас Болтон, — широкую кровать он оставил для такого великана, как Бэн. Бэн упал на нее и мгновенно заснул. Даже снов не видел.
Они выехали из Клевенз-Карна еще до рассвета, когда небо только начинало светлеть, и вовсю гнали коней, чтобы побыстрее добраться до Фрайарсгейта. Бэну не терпелось увидеть Элизабет. Томас рассудил, что через два-три дня можно будет вернуться в Оттерли. Логан мечтал об одном: поскорее выдать замуж падчерицу и вместе с женой оказаться дома, где его ждут дети. Теперь, когда все три дочери Розамунды благополучно пристроены, его жизнь вновь станет безмятежной.
Они ненадолго остановились только в середине дня, чтобы дать животным отдых, поесть и облегчиться. В воздухе повеяло теплом. Небо было безоблачным и голубым. Солнце пригревало плечи. На холмах появились островки новой травы.
Наконец солнце стало опускаться за горизонт. Красные, оранжевые и золотые полосы расцветили небо на западе. Но вскоре померкли и они, сменившись темной синевой. С вершины холма уже были видны огоньки Фрайарсгейта.
На холме они на секунду остановились, Розамунда взглянула на Бэна и поняла: пока он будет рядом с Элизабет, Фрайарсгейт — в надежных руках. Его глаза светились нескрываемой радостью, когда он оглядывал озеро, дом, пастбища…
— Мы не выслали гонца, — тихо проговорила Розамунда.
— Хотите, чтобы мое появление стало сюрпризом? — улыбнулся Бэн.
— Думала, так будет лучше. Она не успеет спрятаться, если мы приедем без объявления. Я хочу, чтобы вы обвенчались завтра. Чем быстрее все будет кончено, тем лучше для Элизабет и для тебя.
— Это правда. Так мы скорее уладим наши разногласия.
— Дорогая Розамунда, не могли бы мы продолжать путь? — спросил лорд Кембридж голосом, в котором прорезывались жалобные интонации. — Мой бедный зад взбунтовался от долгих недель пребывания в седле, и я хочу получить ужин!
Розамунда, усмехнувшись, махнула рукой, и они стали спускаться с холма.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Своенравная наследница - Смолл Бертрис



Было интересно прочитать как новинку. Аннотация практически не отражает суть романа, причем тут немилость короля? Сам роман дружбой главной героини с избранницей Генриха VIII наполнил другой роман 'Вспомни меня любовь' (Блейз Ундхем-2).
Своенравная наследница - Смолл БертрисЮлли
26.09.2011, 15.54





красивый роман о любви англичанки и шотландца о том как женщина совратила мужчину которого очень любила и как смогла доказать ему что она его женщина и любовь всей его жизни интересный роман учитесь женщины как нужно завоевывать мужчин как истинная любовь помогает в достижении своей цели
Своенравная наследница - Смолл Бертриснаталия
6.11.2011, 17.52





очень яркий роман.после того как прочитал всего много да они все связанны большинство между собой как сага омалли блейз уиндхем,но это же и интригует сравнения воспоминания о каждом хорошие романы много узнаем исторического и вобще расслабляют нашу повседневную жизнь. спасибо писательнице пишите больше советую всем почитать читаю все сама с улыбкой на лице
Своенравная наследница - Смолл Бертрисэля
21.11.2011, 0.20





Мені сподобався цей роман як майже всі романи Бертріс Смолл. З нетерпінням чекаю нових романів і надіюсь це буде продовженням цього роману. Шкода що ці романи не видаються українською мовою,хоча б онлайн.
Своенравная наследница - Смолл БертрисОлеся
9.05.2012, 22.40





очень хорошая книга читала на одном дыхании как и все книги моей любимой писательницы.
Своенравная наследница - Смолл Бертрисксюша
13.05.2012, 16.04





книга классная
Своенравная наследница - Смолл Бертрисольга
25.06.2012, 13.00





спасибо
Своенравная наследница - Смолл Бертрисольга
5.09.2012, 18.16





Спасибо писательнице.мне очень понравилась.класный роман.
Своенравная наследница - Смолл Бертрисberna
19.01.2013, 2.21





Неплохой роман, но исторические факты как-то слишком сухо изложены, а вот любовная линия мне понравилась: 6/10.
Своенравная наследница - Смолл БертрисЯзвочка
19.01.2013, 5.24





очень красивый и интересный роман. Красивая любовь. читается очень легко и с большим интересом. Советую не пожалеете.
Своенравная наследница - Смолл БертрисВладислава
25.03.2014, 23.19





1/10rnНаискучнейшая, наибанальнейшая книга с искусственным нагромождением сюжета. Крайне раздражают повторяющиеся отступления о том, что (по всей видимости) было в других книгах этой серии. Главный герой просто унылый, бесхребетный теленок. Главная героиня ограниченная до оскомины! Потраченного времени жаль.
Своенравная наследница - Смолл БертрисЛи
14.04.2014, 13.51





Скучный и неинтересный сюжет.
Своенравная наследница - Смолл Бертриселена
25.07.2014, 0.50





Сестра Филиппа- чопорная ханжа, такая противная... Особенно с младшей сестрой. И хотя считает себя искушённой в придворных делах- совершенно нет никакого чутья и ума. Младшая сестра-молодец, только приехала ко двору-сразу поняла откуда ветер дует: надо стать подругой Болейн!Героиня мне очень понравилась вообще.
Своенравная наследница - Смолл БертрисМарина
7.11.2014, 6.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100