Читать онлайн , автора - , Раздел - 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23

Лето оказалось прекрасным. Оглядываясь осенью на прошедшие несколько месяцев, Скай испытывала огромное удовлетворение. Было захвачено с полдюжины торговых кораблей, и сундуки Елизаветы Тюдор остались без прибыли. Только два судна принадлежали Скай, другие оказались собственностью богатых придворных, в том числе и Дадли, и, грабя их, она не испытывала угрызений совести. Деньги с захваченных судов, кроме своих собственных, она отдавала церквам, платила налоги за бедных, на трудолюбивых фермеров. Больные, старые и голодные с удивлением начали получать лекарства, дрова, еду, одежду и маленькие кошельки с монетами.
Но с наступлением зимы число проходящих мимо судов должно было уменьшиться. Внезапная вспышка пиратства у берегов Девона только начала привлекать монаршье внимание. Теперь каперы Скай затаятся, и любопытство королевы останется неудовлетворенным. Она усмехнулась. Все оказалось таким простым. Ничего не подозревающие торговые суда шли прямо к ней в руки, точно жирные утки в лисью нору.
Все нападения проходили гладко. Потерь не было, потому что корабль захватывало не одно, а два судна. При таком перевесе в людях и вооружении торговые корабли не решались сопротивляться. Опытные матросы быстро и без единого слова переносили груз, повинуясь лишь свисткам и сигналам рук, поэтому их национальность определить было невозможно. А потом каперы исчезали с добычей так же быстро, как и появлялись Все происходило на редкость слаженно.
Королевская комиссия, посланная на Ланди расследовать это дело, вернулась в Лондон ни с чем. Ни у кого даже не возникло мысли, кто за этим стоял. Но все считали, что это, должно быть, англичане. Иначе откуда они знали время прохода кораблей и их курсы. Но раз пиратские нападения кончились так же внезапно, как и начались, комиссия заключила, что все это было случайным эпизодом. Так и сообщили королеве.
Скай посчитала, что поскольку она пребывала в трауре, то могла не давать праздник Двенадцатой ночи. Извинившись в письме перед Елизаветой Тюдор, она отправилась на Ланди разработать с Адамом де Мариско план пиратских набегов и согласовать сигналы оповещения между двумя замками.
Гигантский хозяин острова Ланди после кануна Иванова дня стал ее закадычным другом, а время от времени и любовником. Она проснулась и обнаружила себя в его объятиях. Дымчатые глаза пристально изучали ее. Она ответила таким же внимательным взглядом, потом ослепительно улыбнулась, и де Мариско почувствовал облегчение.
— Так ты не сердишься на меня? — спросил он.
— Конечно, нет. А почему я должна сердиться? Он грустно ухмыльнулся:
— Ты не простая девушка, малышка. Полупьяным я затребовал дикую цену за свою помощь. А ты знатная леди, Скай О'Малли. И ты выполнила условия сделки лучше, чем обычно выполняют большинство мужчин. Но теперь передо мной стоит огромная проблема. Чутье подсказывает мне, что я должен запереть тебя в башне и любить, не переставая, по крайней мере месяц. Но могу ли я это сделать?
— Нет, Адам де Мариско, не можешь, — ответила Скай. — Но спасибо тебе за комплимент.
— Я женюсь на тебе!
— Какой ты славный человек, Адам! Но я не собираюсь больше выходить замуж. К тому же, разве ты не опасаешься женщины, которая уже похоронила трех мужей.
Ее глаза игриво сверкнули, но гигант выглядел таким несчастным, что она успокоила его. — Обещаю, я вернусь к тебе, Адам
Она и в самом деле приезжала к нему несколько раз за лето. Между порывами страсти они подолгу разговаривали друг с другом и сделались друзьями. Для Скай это был новый опыт. Кроме несносного Роберта Дадли, прежде все ее любовники были ее мужьями. И еще была давнишняя ночь с Найлом. Она не была женщиной неразборчивой и хотела отдавать свою страсть тому, кого любила. Особенно теперь, потому что Дадли еще два раза приезжал в Девон домогаться ее.
Граф Лестерский получал наслаждение, унижая или, как он выражался, «укрощая» ее. Он находил удовольствие в полном подчинении ее себе. Но если тело он и мог покорить, то душа ускользала от него. И он возвращался вновь и вновь. Испытав его похоть, Скай неизменно уезжала к Адаму де Мариско. Его честная любовь и чувственное обожание были как свежий морской ветерок после затхлого трюма баржи. Адам не доводил ее до исступления, как это делал Джеффри, но давал ей наслаждение и наслаждался тем, что получал в ответ.
Минули Рождество и Новый год. По традиции Саутвудов Скай украсила Большой зал ветвями сосны и остролиста, жгла в святки большие поленья, подносила заздравные чаши христославам и актерам, но без Джеффри все это было не то Сыновья и близнецы падчерицы оставались в Ирландии, и Скай их не видела со времени своего тайного визита домой Сузанна захотела праздновать с Тревеньянами, и только Робин и Виллоу были в Линмуте. Госпожа Сесили сильно простудилась и не смогла приехать, и Скай настояла, чтобы и Робби остался с ней, чтобы сестре не было скучно.
Через несколько дней после Нового года Скай решила съездить на Ланди. Она узнала, что госпожа Сесили поднялась на ноги и счастлива будет принять детей в Рен-Корте. А потом они все вместе вернутся на Двенадцатую ночь в Линмут. Скай собиралась попросить и Адама де Мариско приехать на праздник. Его присутствие сделает не такими острыми горестные воспоминания, которые по-прежнему переполняли ее.
Одевшись в куртку из оленьей кожи, сапоги, шерстяные носки и тяжелую шерстяную накидку, она одна проплыла одиннадцать миль, отделявших ее замок от острова Ланди. Теперь у Скай была постоянно пришвартована лодка под скалой, на которой располагался Линмутский замок. После смерти Джеффри Скай бессонными ночами в горести бродила по замку и во время своих блужданий обнаружила проход, который вел все ниже и ниже и спускался на уровень моря, где попадал в небольшую, хорошо укрытую от глаз пещеру. Ясной лунной ночью она вышла из нее и оказалась на удобном уступе — волны плескались у ее ног в нескольких футах внизу. Луна была полной, прилив в самом разгаре, и это означало, что море не поднимется выше. Пещеру могло затопить лишь в очень сильный шторм. Внимательно осмотрев край уступа, она наконец нашла то, что искала — каменные ступени, ведущие к воде, и прочное тяжелое причальное кольцо. Без сомнений, кто-то из давно умерших Саутвудов проявлял интерес к морю.
Потом она вернулась туда с Робби, и они облазили всю пещеру, обнаружив на стене через равные промежутки ржавые, но еще пригодные для службы металлические фонари. Пятнадцатилетнего брата Дейзи Уатта попросили прибираться в пещере, постоянно поддерживать огонь в фонарях и следить, чтобы лодка Скай всегда была готова к плаванию.
С тех пор как к Скай вернулась память, она ни разу не пользовалась своими познаниями в мореходном деле — не было ни нужды, ни желания. Впервые она оказалась в маленькой лодке с Робби, когда добиралась к своему ирландскому кораблю, а потом как-то плавала с Мак-Гвайром к монастырю Святой Непорочной Невесты встретиться с любимой сестрой Эйбхлин. Эйбхлин располнела, но, как и прежде, не унывала. По дороге обратно на Иннисфану Скай взяла из рук Мак-Гвайра румпель и обнаружила, что по-прежнему может управлять судном.
Дома в Линмуте она время от времени плавала по Бристольскому заливу. Как-то после полудня летним днем ее застиг порывистый ветер, но она не испугалась, а лишь ощутила возбуждение. После этого все ее сомнения по поводу того, умеет ли она вести лодку, сразу улетучились.
Но перед отплытием в январский день на Ланди Скай немного колебалась. Погода стояла замечательно ясная, и ничто не предвещало осложнений, как подсказывал ей инстинкт моряка. К тому же она две недели безвылазно просидела в мрачном Линмуте и хотела развеяться.
— Малышка! — вскричал восхищенно Адам, приветствуя ее. — Да ты просто очаровательная ирландская колдунья. Несколько дней я думал о тебе. — И он заключил Скай в такие крепкие объятия, что она чуть не задохнулась. Потом взял на руки и понес по лестнице в свою берлогу.
— Адам! Что подумают люди! — протестовала она, смеясь.
Но была довольна: в руках этого огромного человека она чувствовала себя спокойно и счастливо.
Они быстро раздели друг друга и жарко предались страсти среди пышных пуховых подушек под теплым шерстяным покрывалом. Адам взял в свою ладонь руку Скай и нежно проговорил:
— Небо свидетель, как бы я хотел, чтобы ты меня полюбила, Скай О'Малли.
— Я люблю тебя, Адам, — возразила Скай. — Ты один из моих самых лучших друзей. — Но она понимала, что не это он хотел от нее услышать, и ей стало грустно, потому что она считала не вправе использовать для собственного утешения этого великана, когда он относился к ней намного лучше, чем она к нему. — Адам де Мариско, я не собиралась тебя обижать, но, кажется, ты обиделся. Прости меня.
— Нет, малышка. Я затеял все это сам. И наказан за свою самонадеянность. А теперь я собираюсь отправить тебя домой. Не хочу просто проводить с тобой время в постели, раз не обладаю тобой целиком.
Она все поняла и, поднявшись, быстро оделась:
— Я приехала пригласить тебя на Двенадцатую ночь. Застегивая рубашку, он посмотрел на нее снизу вверх:
— Я буду у тебя. Говорят, что любовники не могут оставаться друзьями, но мы ведь с тобой друзья.
Небо на горизонте быстро темнело. Над головой повисла единственная вечерняя звезда, а на стылом небосводе на западе мерцали последние желто-лимонные всполохи заходящего солнца.
— Будет снег, — заметил он.
— Я тоже так думаю, — согласилась Скай. — Поедем со мной.
— Нет. Я поплыву ночью. Волнение начнется только к утру. — Он помог ей сойти в лодку. — Попутного ветра, малышка! Ты скоро окажешься дома. — И, отвязав веревку, он кинул ей конец.
— Я зажгу огни у входа в пещеру. До скорого, Адам! — Она послала ему воздушный поцелуй и оттолкнула суденышко от каменной пристани. Бриз тут же надул паруса, и лодка набрала ход.
Ветер гнал ее по верхушкам волн, и когда Скай добралась до берега, было уже темно. На этот раз она преодолела расстояние от острова быстрее, чем прежде. Накрепко привязав лодку, она принесла фонарь из глубины пещеры и поставила у входа, чтобы Адам мог легко найти путь. Потом начала подниматься в замок. Ей показалось, что до нее доносятся звуки пирушки, и это ее смутило. Поднявшись до уровня своих покоев, она прошла по потайному ходу и оказалась у себя в комнате. Закрыв замок, она опустила на место драпировку, скрывающую дверь. Теперь она отчетливо различала доносившиеся из большого зала крики веселящихся. Озадаченная, она направилась к двери, но та сама распахнулась перед ней, и в комнату влетела Дейзи.
— Ах, миледи! Слава Богу, вы вернулись!
— Что здесь происходит? — спросила Скай.
— Сразу после того, как вы уплыли, лорд Дадли приехал сюда с друзьями. Он был взбешен, когда узнал, что вас нет. А потом приказал устроить праздник и привести из деревни девушек.
— Что?!
— Девиц. Он потребовал девственниц, — со слезами на глазах объяснила служанка.
— Боже, — прошептала Скай. — Девушки в порядке, Дейзи? Я тут же отошлю их домой. Они, наверное, до смерти напуганы. Граф Линмутский никогда не позволял и его предки никогда не наносили своим людям таких обид. Неужели этот подонок Дадли собирается возродить существовавший когда-то гнусный обычай?!
— Слишком поздно, миледи. С девушками уже позабавились, — ответила Дейзи.
— С ними ничего не случилось?
— Ничего, кроме маленькой Анны Эванс. У нее сильное кровотечение.
— Проклятье! Анне Эванс всего двенадцать лет! Дадли мне за это заплатит. Королева будет вынуждена на этот раз его наказать. — Скай с треском растворила дверь в столовую. — Семьям придется выплатить щедрое вознаграждение. Сколько их было?
— Четверо, миледи.
— И еще что-нибудь молодым людям, которые на них немедленно женятся. Проклятье! — Она стремительно повернулась к Дейзи. — Да не стой же ты истуканом! Принеси мне одежду! Не могу же я в таком виде спускаться в зал! Сиреневое бархатное платье. Юбку с фижмами не надо. Просто три нижних. Здесь не двор. — Она сорвала с себя морской костюм. Дадли! Ее мозг кипел от возмущения. Гадкая гадюка, которую Елизавета Тюдор бросила в ее собственный сад. Он мог повлиять на судьбу Робина и использовал ее, словно шлюху. А теперь он еще врывается к ней в дом! И со своими головорезами-дружками насилует невинных деревенских девиц, которые ей доверяли!
Непослушными руками Дейзи старалась застегнуть платье госпожи, а потом от волнения чуть не просыпала содержимое шкатулки с драгоценностями.
— Успокойся, — подбодрила ее Скай, выбирая из шкатулки аметистовое ожерелье и надевая его себе на шею.
— Они смертельно пьяные, — прошептала в ужасе Дейзи. — Может быть, вам лучше не спускаться туда, миледи? А хуже всех лорд Дадли. Это он так обошелся с маленькой Анной.
Скай нежно погладила щеку служанки:
— Послушай, Дейзи. Мне было бы легче закрыться в комнате и лечь в кровать. Дадли и не узнал бы, что я вернулась. Бог свидетель, как я его боюсь. Но я графиня Линмутская. В мое отсутствие он ворвался ко мне в дом и нанес обиду моим подопечным. Мой долг в том, чтобы исправить положение. Я бы предала Джеффри, если бы поступила иначе. Понимаешь?
Дейзи пристыженно кивнула:
— Я предупрежу стражу, что вы вернулись. В случае нужды они окажутся рядом.
— Умница. — И Скай поспешила к лестнице. С каждой ступенькой крики непрошеных гостей становились все громче. Войдя в зал, она увидела такое, от чего чуть не упала в обморок. Дадли с дружками расселись за почетным столом в одних рубашках и чулках. На столе стояли остатки щедрого пиршества. Бедные деревенские девушки были полураздеты или раздеты вовсе и насильно удерживались у них на коленях. Но вид несчастной Анны Эванс чуть не заставил Скай разрыдаться. Ее поставили на четвереньки в середине стола, а сзади держали приведенного в возбуждение мастифа, и было ясно, что собака вот-вот изнасилует ребенка.
— Боже праведный! — услышала она, как кто-то воскликнул у нее за спиной, и, обернувшись, узнала капитана замковой стражи. За ним стояли ее люди.
— Уберите девочку и собаку! — приказала она. — Отведите девушек к служанке. Пусть она осмотрит их и уложит в кровать.
— А что делать с псом, миледи?
— Это не его вина. Пусть бежит в конуру, Гарри.
Стражники и капитан вступили в зал, застав врасплох напившихся придворных, и начали уводить плачущих девушек. Мастифа согнали со стола, а Анну с пустыми от страха глазами унесли из комнаты.
— Как вы смеете! — закричал, вскакивая на ноги, лорд Роберт Дадли. — Я представляю королеву и являюсь опекуном господина этого замка. Как вы смеете!
— Я смею, Дадли! А мои люди подчиняются только мне. Интересно, что скажет Бесс про ваши художества? Насилие! Развращение невинных! Ты что думаешь, на этот раз я промолчу? Да я буду кричать так, что мои вопли сотрясут небеса! Как ты посмел ворваться в мой дом и нанести оскорбление моим людям? Еду и кров я была готова тебе предоставить. Но не более! Ты здесь не хозяин, Дадли!
Глаза лорда Дадли сузились. Как она горда, эта ирландская сука! Почему ему никак не удается ее сломить, как он сломил очень многих, включая свою бесхарактерную жену Эми? Он вспомнил, когда в последний раз видел ее живой. Она сказала, что у нее опухоль в груди и она скоро умрет. «Когда?»— спросил он, вовсе не потревоженный болью в ее глазах. «Через год, может быть через два», — ответила она и заплакала. — «Это не так уж и скоро, — жестоко заметил он. — Если бы не ты, я мог бы стать королем. Мне не важно, как ты это проделаешь, но умирай скорее. Все равно твоя жизнь кончена».
Дадли так и не узнал, решилась она на самоубийство или нет. Но она решилась. И сделала это так, чтобы вызвать ужасный скандал. Это был ее последний шанс разбить его мечты стать королем. Когда-то страстно желавшая выйти за него замуж Елизавета изменила свои намерения. Никогда больше он уже не был в такой чести у нее, хотя и считался ее фаворитом. Да, жена блестяще спланировала свою смерть. Кто бы мог ждать этого от бесхарактерной Эми.
К глубокому разочарованию Дадли, он не смог одолеть Бесс. Но он поставит на колени эту заносчивую ирландскую красотку. Сегодня она узнает, кто из них господин. Хлебнув ее великолепного бургундского, он, пошатываясь, встал.
— Где, черт возьми, ты была? — потребовал он. — И где мой крестник?
Не обращая внимания на других мужчин, только глядя на растерзанного Дадли, Скай в ярости подошла к почетному столу.
— Твой крестник с сестрой гостит в Рен-Корте и вернется завтра.
— А где ты была сама? — не отставал он.
— Поди к дьяволу, Дадли! Это не твое дело! Граф Лестерский побагровел и разразился пьяным хохотом. Она не смирилась, и это удваивало его гнев.
— Сука! — выкрикнул он и прыгнул к ней. Пальцы впились в плечо, и Скай почувствовала, как под ними наливаются синяки.
— Где ты была? — встряхнул он ее. Она попыталась освободиться:
— Дадли, ты пьян! Безобразно пьян!
— Шустрая девчонка, — послышался чей-то голос. — Лестер, тебя уж вовсе никакие женщины не слушаются, — приятель явно насмехался над ним.
— Я не из его женщин, — возмутилась Скай. — Я вдова Джеффри Саутвуда и прошу, чтобы вы все помнили об этом!
— Ты моя шлюха, мадам, потому что, если ты откажешься ею быть, я тут же заберу у тебя сына. Не забывай об этом!
— Никогда, Дадли! Никогда!
Дадли в гневе тащил ее к себе, и наконец она упала как раз туда, где он терзал маленькую Анну Эванс.
— Так ее, Дадли, — прозвучал все тот же насмешливый голос. — Покажи ей, кто здесь хозяин. А мы все поможем. Правда, ребята?
Ее разложили на столе, руки и ноги развели в стороны, юбки задрали. Как в кошмаре, над ней проплывали опухшие лица, вылезшие из орбит красные глаза, смеющиеся рты, облизывающие пересохшие губы языки. Она почти задохнулась от кислого запаха вина. Не меньше дюжины мужчин навалились на нее, мужчин, которые еще год назад так стремились заполучить приглашение на знаменитую Двенадцатую ночь Джеффри Саутвуда и отпускали ей изысканные комплименты. Теперь эти же самые мужчины накинулись на нее, как свора диких собак.
Она закричала и кричала не переставая, хотя и сомневалась, что ее кто-нибудь услышит. Дадли распластался на ней, и она чувствовала, что он вот-вот войдет в нее. Скай яростно отбивалась, вертелась, из стороны в сторону. Освободив одну ногу, она ударила ею наугад и ощутила, что попала пяткой в цель. Она выскользнула из-под Дадли, но теперь он не был таким пьяным и навалился на нее снова. Прежде чем она успела увернуться, он был уже в ней. Скай заплакала.
Но в этот миг по залу пронесся яростный рев. Болезненная хватка на ее руках и ногах ослабла. Неожиданно Дадли взлетел в воздух, затем его швырнуло в сторону, разметав друзей. Адам де Мариско помог ей встать.
— Хочешь, я убью этого проходимца, малышка?
— Да! — всхлипнула она. — О Боже, нет! Это Дадли, королевский забавник. Адам, не смей. Просто выкини его вон! Выкини их всех!
Возвратилась замковая стража и, повинуясь командам де Мариско, вытолкала Дадли и его дружков в холодную ночь. Потом лорд Ланди вернулся в зал и набросил плащ на дрожащую женщину.
— Выпей это, малышка, согрейся, — поднес он к ее губам чашу с вином.
Она благодарно проглотила напиток и проговорила:
— Спасибо. Тебя привел сам Бог, Адам. Ах, как бы я хотела его убить!
— А кого приведет он в следующий раз, Скай О'Малли?
— Ты о чем?
— Я спрашиваю, кто придет к тебе на помощь в следующий раз? Сегодня тебе повезло. А кто спасет тебя завтра? Тебе нужен муж, дорогая. Ты слишком красива, чтобы жить одна, — ты просто не можешь себя защитить. А если и можешь, то как защитишь детей?
— До сих пор они были в безопасности, — жарко возразила она.
— Потому что ты отослала их от себя. Жить одной, незащищенной, — не дело для женщины.
— Так женись на мне, Адам! Он покачал головой.
— Нет, малышка, я не пара графине Линмутской. Я простой хозяин острова. У меня нет ни знатного имени, ни власти.
— Зато ты меня любишь.
— Да, я люблю тебя, Скай О'Малли. Но у меня есть своя гордость. Ты меня никогда не полюбишь, а я достаточно старомоден для того, чтобы желать не любящую меня женщину. Подумай, малышка. Тебе нужен человек с именем и властью, с которым ты могла бы жить мирно, а может быть, даже в любви.
Она затрясла головой, но он не сдавался. Когда на следующее утро приехали Робби и госпожа Сесили, они тут же согласились с ним. Робби был в ужасе от того, как свободно себя чувствовал Роберт Дадли в Линмутском замке.
— Я напишу твоему дяде, — заявил капитан — Пусть приезжает с подходящим женихом.
— Нет! — Скай разволновалась и нервно ходила по залу. — Я не смогу снова пройти через это любить и терять. Не могу, Робби.
Великан Адам де Мариско с изумлением смотрел, как коротышка капитан сэр Роберт Смолл, лишь немногим выше пяти фунтов, кричал на его возлюбленную так, что своим голосом расколол бы камень.
— Какой ценой, Скай? Королева своего не упустит. Бесс рада забавлять Дадли, потому что знает, ты для нее не опасна. А что, если ей взбредет в голову выйти за него замуж? Или если она захочет отдать тебя какому-нибудь мужчине вместе со всем твоим состоянием и таким образом наградить его? Она это может, Скай. А если это случится, никакого предварительного брачного договора, как с Саутвудом, не будет. Ты потеряешь все, что имеешь, и будешь выпрашивать у мужа деньги на булавки.
Слова капитана произвели на Скай впечатление. Она выглядела совершенно растерянной, и ему стало ее жаль. Но Скай следовало знать, в чем заключается опасность.
— Попроси дядю подобрать тебе партию. Тебе не нужно выходить замуж за первого встречного. Можно будет выбрать из нескольких мужчин. Никто тебя не станет принуждать, как отец с Домом.
Весной я отправлюсь в новое плавание. Мне будет спокойней в море, если я узнаю, что ты вышла замуж за надежного человека. Кроме того, тебе нужен муж, чтобы отвлекать от планов вроде весеннего пиратства.
— Так ты знал?
— Чувствовалась твоя рука. Кроме того, когда Жан представил мне годовой отчет, я не обнаружил в нем никаких убытков, несмотря на потерю двух кораблей, захваченных пиратами.
— Не могла же я грабить тебя, своего делового партнера, — возмутилась она.
— А что ты делала с грузом с других кораблей? — усмехнулся Робби.
— Их продавали, а деньги раздавали нищим и церкви.
— Ты прилично насолила Бесс Тюдор, но теперь довольно. Тебе повезло, что тебя не поймали. Но в следующий раз могут. Обещай, что впредь не затеешь никакого пиратства.
— Нет, Робби, с королевой еще не закончено. И в случае чего меня защитит Адам.
Адам де Мариско нервно заерзал.
— Для защиты у тебя будет муж, малышка, — сказал он, а Робби и госпожа Сесили согласно закивали головами.
В шутливом отчаянии Скай заломила руки. Она понимала, насколько они были правы.
— Хорошо. Пишите моему коварному дяде. А от себя я припишу.
Их послания встряхнули Симуса О'Малли, и он сразу же освободился от приступа зимней меланхолии. Письмо Роберта Смолла развеяло его дурное настроение. Вскочив на изящного гнедого жеребца, епископ Коннота направился к Мак-Уилльяму.
Сюзерен Мид-Коннота с радостью узнал, что Скай О'Малли вновь ищет мужа. Это решало все их проблемы. С этой женщиной Найл будет счастлив, а он наконец обретет внуков!
— На тех же условиях, что и прежде? — спросил он епископа.
— Милорд! — с обидой в голосе воскликнул Симус О'Малли. — Моя племянница теперь очень богатая женщина. И вдова титулованного графа.
— Англичанина! — презрительно произнес сюзерен.
— Но все же с титулом, — мягко возразил епископ.
— А не слишком ли она уже стара для родов? — усомнился Мак-Уилльям. — Ей ведь уже по крайней мере двадцать пять.
— И в расцвете женской силы, — прозвучал быстрый ответ.
Некоторое время мужчины спорили. Гордость не позволяла им уступать по мелочам. Наконец соглашение было достигнуто, и епископ сказал:
— Я хочу, чтобы со свадьбой поспешили. Устроим ее как можно быстрее.
— Почему? — подозрительно спросил Мак-Уилльям.
— Потому что Скай не слишком стремится выходить замуж. Боюсь, если мы дотянем до Пасхи, она может изменить решение. Готовить большую свадьбу времени нет, но если мы не поженим их сейчас, придется ждать окончания великого поста. Вы этого хотите?
— Конечно, нет! Они и так достаточно ждали! — вскричал Мак-Уилльям. — Ваши священники смогут быстро подготовить контракт, чтобы подписать его в Англии?
— Молодым не потребуется подписывать его в Англии. Племянница разрешила мне действовать за нее. «Боже, прости меня! Скай меня убьет, когда узнает», — думал Симус О'Малли. Она и в самом деле дала ему право действовать за нее, но хотя и не написала об этом открыто, он понимал, что лишь там, где дело касалось поисков жениха. Она сама захотела бы заключить контракт. Но Симус посчитал, что, будучи старшим в клане, имеет право принять решение, и его не сможет оспорить ни один двор мира.
Тремя неделями позже Линмутский замок огласился криками хозяйки. Слуги, которые до этого никогда не видели такого проявления ее ирландского темперамента, подумывали, не сбежать ли им. В самый разгар ее буйства Дейзи послала конюха в Рен-Корт за Робби. Коротышка капитан вскоре прибыл и тут же поспешил наверх на звуки криков и бьющейся посуды.
Скай стояла в комнате посреди груды битого хрусталя и фарфора. Длинные волосы спутались. На ней была лишь короткая блузка и нижняя юбка. При виде Робби она разрыдалась и бросилась к нему в объятия. Моряк принялся гладить ее и что-то успокаивающе бормотать. Наконец она затихла. Все еще держа ее в своих руках, Робби спросил:
— В чем дело, Скай? Я не смогу тебе помочь до тех пор, пока не узнаю, что случилось.
— Ты во всем виноват, Робби! Ты! Вы все этого хотели. Ты, Адам, госпожа Сесили — все вы говорили, что мне нужно выходить замуж, чтобы себя защитить. И смотри, что вы наделали!
Роберт Смолл отстранился от Скай.
— И что же мы наделали? — спросил он.
— Ты еще спрашиваешь! — возмутилась она, снова переходя на крик. — Так я тебе скажу, что вы наделали! Этот злобный дьявол, который зовется моим дядей, этот святоша, к которому вы обратились за помощью, чтобы он нашел мне жениха, этот сукин сын уже выдал меня замуж своей властью. Я все это отменю! Я не позволю связать меня брачными узами против моей воли!
Робби не знал, смеяться или плакать. Его удивил поступок Симуса О'Малли, и он не мог понять, для чего тот действовал так поспешно. Скай продолжала расхаживать по комнате и ругаться, а Дейзи, перехватив взгляд капитана, подала ему письмо. Он взял его и принялся читать, восхищаясь, как хладнокровно старший О'Малли воспользовался поручением племянницы.
«Я рад, — писал епископ, — что здравый смысл вернулся к тебе и ты решила снова выйти замуж. Я решил обручить тебя с Найлом Бурком. Ваша свадьба состоится заочно третьего февраля текущего года. Тебя буду представлять я. Вскоре после этого лорд Бурк приедет в Англию. Не стоит и говорить, как этой партией доволен Мак-Уилльям. Не меньше доволен и я». Далее следовало еще несколько фраз. Письмо завершалось выражением надежды, что союз Скай и Найла окажется плодотворным. К тексту прилагались брачные контракты, и Робби с удовлетворением увидел, что, в соответствии с ними, все состояние невесты оставалось в ее руках. Дядя замечательно потрудился.
Робби втянул в себя воздух:
— Не понимаю, отчего ты так расстроена. Несколько лет назад ты собиралась замуж за Бурка, и это не приводило тебя в такое отчаяние.
— Я была девчонкой и думала, что люблю его. Когда ко мне вернулась память, Найл стал относиться ко мне ужасающим образом. Не моя вина, что мы расстались, но он обвинил меня в этом и еще в куче жутких вещей. Он очень изменился, и я его ненавижу! Несколько месяцев назад я говорила дяде, что никогда не выйду за Бурка.
— Но если не лорд Бурк, Скай, тогда кто же?
— Не знаю, Робби. Но лучше уж любой другой.
— Но брак действителен, девочка. Ни один двор в мире не признает его незаконным, а заочную церемонию не правомерной. Для отмены его нет причин. Хочешь ты или не хочешь, но теперь ты леди Бурк.
— Иди к черту! Робби рассмеялся.
— Честно говоря, я не рассчитывал, что кому-нибудь удастся тебя окрутить и выдать замуж, но эта старая церковная лиса проделал все великолепно.
Голубые глаза Скай стали сужаться и затуманились от гнева, но Робби, увлеченный своими мыслями, не заметил ее ярости.
— По крайней мере дядя смог выбрать тебе настоящего мужчину, — продолжал трещать он. — По характеру лорд Бурк похож и на Халида эль Бея, и на Джеффри Саутвуда. Тебе не на что жаловаться, Скай. — Его рот так и остался открытым, когда хрустальный графин разбился как раз над его головой: сверкающие, точно алмазы, осколки стекла и рубиновые брызги вина разлетелись по стене.
— Контракт, который подписал мой дядя, Найл Бурк и Мак-Уилльям заключили с одной целью — им нужно, чтобы я родила им наследников, — зловеще проговорила она и потом продолжала:
— Джеффри умер только год назад. Я до сих пор в горе и не могу стать хорошей женой Найлу Бурку. Еще год будет продолжаться траур. Ты ведь знаешь, Робби, то, что принадлежит мне, я буду отстаивать.
Капитана охватила тревога.
— Не хочешь же ты сказать, что откажешь ему в его правах?
— Его правах? — хрипло рассмеялась Скай. — Каких правах? У Робби екнуло в груди.
— Но он ведь твой муж.
— Я его в мужья не выбирала. Это твоя идея, идея де Мариско и дяди с Мак-Уилльямом. Все, что я просила, это право выбирать. Ведь меня этот брак касается больше, чем других, и я способна строить планы на будущее. А меня выдают замуж, даже не посоветовавшись. Хорошо же. Но не я одна буду расхлебывать все это. Достанется всем, в тот числе и Найду Бурку.
В груди у Робби заныло сильнее. Что они наделали! Навредили не только ей, но и Найду Бурку. Капитан продолжал считать, что был прав, когда говорил о замужестве как о единственном выходе для Скай. Но епископ Коннота поступил опрометчиво. Робби вдруг понял, что знал Скай лучше, чем ее родные. И это было естественно. Когда Скай оставила семью, она была еще девчонкой. Провинциальный дворянин и священник — эти старикашки не могли знать о жизни, которую она вела последние несколько лет. Разве они слышали что-нибудь о мужчинах, подобных Халиду эль Бею? Моряк вздохнул. Все было бы намного проще, если бы Халид был жив. Скай нарожала бы дюжину детей и растолстела бы на турецких сладостях. Он рассмеялся своим мыслям. Нет, Скай не такая женщина.
— Ты не можешь винить во всем лорда Бурка. Хотя уверен, узнав, что может на тебе жениться, он пришел в восторг.
— Он лучше других должен знать, что женится на мне без моего согласия.
— Может быть, твой дядя убедил его, что ты согласна. На самом деле Найл Бурк был поражен, когда, вернувшись с охоты, застал Симуса О'Малли с отцом изрядно пьяными.
— Поднимем чары, — забормотал священник. — К нам вступает жених!
Гнев поднялся в груди Найла Бурка.
— Я предупреждал тебя, отец, — прошипел он, — чтобы ты не подбирал мне невест!
— Ну уж нет, черт меня побери! — прозвучал ответ.
— Моя племянница будет сильно разочарована, — хихикнул епископ, и они оба заржали, как ненормальные.
Найл подумал, уж не испортилось ли шотландское виски, которое они пили. Его недоумение вызвало у стариков новый приступ хохота, слезы брызнули у них из глаз и потекли по морщинистым щекам. Наконец Симус смог выдавить:
— Моя племянница Скай поручила мне устроить ее новый брак после кончины Джеффри Саутвуда. Мы с твоим отцом решили, поскольку вы уже раз собирались жениться, то можете сделать это сейчас.
— Так Скай приедет в Ирландию, чтобы выйти за меня замуж? — спросил Найл Бурк, не веря своему счастью.
— Нет. Третьего мы отпразднуем свадьбу заочно. Потом ты отправишься в Англию. Ей нельзя уезжать оттуда, иначе она лишит своего сына наследства.
— А к чему такая спешка? — В Найле проснулись подозрения — он прекрасно знал двух старых хитрецов.
— Великий пост, дорогой. Во время него свадьбу справлять нельзя. Неужели после всех этих лет ты хочешь ждать до Пасхи, чтобы жениться на Скай и уложить ее в постель?
— Хорошо, я согласен, — ответил Найл.
— Слышишь, он согласен, — просипел Мак-Уилльям, воздев руки к небу.
— Ну, слава Богу! — приступы смеха мешали епископу перевести дыхание. Найл решил, что они совершенно пьяны или сошли с ума, а может быть, и то и другое.
На следующий день контракты были подписаны. Найл не мог уже ни о чем думать, кроме того, что вскоре Скай будет его. Как прелестно скромна она была, несмотря на прошедшие годы. Послала дядю подписывать контракты, вместо того чтобы сделать это самой. В конце концов, она ведь не девушка и ей нечего его стесняться. Он был так полон воспоминаний о Скай, что женщина, с которой он общался в Англии, вовсе стерлась из его памяти.
И поэтому он был не готов встретить ледяной прием, когда Скай приветствовала его в Линмутском замке. Это случилось через несколько недель после их свадьбы, когда потеплело. Найл покинул дом отца, пересек Ирландию, взошел в Кобхе на борт корабля О'Малли и направился в Бидфорд. Там, наняв лошадь, он повторил путь, который проделал несколько лет назад, и добрался до Линмута. Он ехал один, без свиты, не известив никого о своем визите. Миновав подъемный мост, он приказал слуге:
— Доложи графине, что прибыл ее муж. — Слуга с открытым от изумления ртом поспешил в замок.
Найл Бурк не спеша стянул с рук перчатки и вошел в дом. В зале навстречу к нему вышла Скай. Она была одета во все черное, держалась элегантно, сдержанно и очень официально:
— Вам следовало известить о своем приезде, милорд. Надеюсь, слуги позаботились о ваших людях?
— Я один. Выехал, как только позволила погода. Не было времени посылать кого-то вперед.
— Комната для вас готова, милорд, — сказала она, и в ответ на его удивленный взгляд объяснила:
— Не прошло и года, как умер мой муж. Я все еще в трауре.
— Я твой муж, Скай.
Ледяная улыбка появилась на ее лице:
— Я в трауре по своему покойному мужу. — Своим тоном она давала понять, насколько глупым было его поведение.
— Зачем же ты тогда выходила замуж, Скай?
— Дяде я разрешила лишь подыскать возможных кандидатов и не более. Вместо этого он устроил заочную свадьбу. Я узнала о ней только два дня назад.
— Так ты не хотела выходить за меня замуж?
— Для меня мало значит, за кого выходить замуж, хотя я бы предпочла, чтобы выбор предоставили мне. Видите ли, лорд Бурк, мне просто необходимо вступить в брак. — И она рассказала Найлу о Дадли и о том, насколько важно ей защитить себя и детей.
Ее слова поразили Найла, и, когда их смысл полностью дошел до него, гнев, жалость и смех раздирали его. В своем желании заполучить Скай он удовлетворился простым объяснением, хотя знал, что положение не было простым. По ее ледяному голосу он понял, что Мак-Уилльяму еще долго придется ждать внуков. Он мог кричать и вопить о своих супружеских правах, но подозревал, что в ответ получит лишь презрительный взгляд. И тогда решил, что поведет себя как джентльмен и подождет. Найл грустно улыбнулся — ему снова приходилось дожидаться О'Малли.
— Да, тебе нужен постоянный мужчина в жизни, — согласился он. — Так кто может быть лучше меня? Когда-то мы любили друг друга. Может быть, полюбим снова.
— А может быть, и нет, — возразила она. — Мой опыт подсказывает, что любовь приносит больше горя, чем радости. Я уже потеряла двух мужчин, которых любила. Я помню горькие слова, которые мы сказали друг другу, и хотя я вас простила, потому что меня просил об этом Джеффри, забыть о них я не могу.
— Я пожалел о тех словах в тот самый миг, как они сорвались с моих уст.
— Ты всегда был несдержан, Найл. И никогда не задумывался о последствиях своих действий. Теперь ты мой законный муж. Но пока я не полюблю тебя снова, наш брак останется лишь формальным. Я никогда не отдамся мужчине, которого не люблю.
— Так значит, ты любишь Дадли?
— Я презираю Дадли, как презирала Дома. Они брали, да, но я им ничего не давала. Ты способен меня понять.
— И я не привык брать женщин силой, дорогая женушка. И не намерен делать этого теперь. А меня ты понять способна?
— Тогда мы поладим, Найл Бурк. Каждый будет жить своей жизнью.
Он насмешливо ей поклонился:
— Как угодно, мадам. Королева уже извещена о нашем браке?
— Гонец отправился в Хэмптон-Корт
type="note" l:href="#FbAutId_25">25
в тот самый день, как я получила известие от дяди.
— Тогда Елизавета должна уже знать, что в Линмуте рядом с тобой есть мужчина.
Елизавета действительно знала. Сперва она пришла в ярость.
— Как она посмела! — бушевала королева. — Ведь моего разрешения на то не было!
— Было, мадам, — напомнил ей Сесил.
— Разве?
— В самом деле, — спокойно продолжал советник. — Несколько месяцев назад вы утвердили бумаги, в которых епископ Коннота испрашивал разрешения для своей племянницы вновь выйти замуж. Помнится, лорд Бурк когда-то был помолвлен с графиней Линмутской. Это прекрасная пара, мадам. Скай — глава клана О'Малли из Иннисфаны, богатой семьи мореходов. Англию, я думаю, она не покинет, пока не подрастет ее сын и не вступит во владение имением, а это случится еще не скоро. Ее клан не осмелится выступить против короны из-за боязни, что это повредит Скай. Таким образом мы нейтрализуем потенциально сильного противника. То же можно сказать и о Найле Бурке — единственном наследнике Мак-Уилльяма из Мид-Коннота. Он со своими людьми не осмелится выступить против Англии, пока там живет его наследник с женой. Советую вам подписать разрешение на брак графини Линмутской.
Елизавета надула губы. Лестер будет очень разочарован. Ну что ж, он достаточно позабавился, и нечего ему слишком уж сильно увлекаться Скай. А то и он еще захочет жениться на привлекательной графине Линмутской. Да и дражайшая Скай не сможет долго сопротивляться очарованию Роберта Дадли. Да и какая женщина смогла бы? В конце концов, это лучше, что Скай снова выходит замуж.
— В сложившихся обстоятельствах будет лучше, если вы передадите опекунство над маленьким графом Линмутским его отчиму, — заметил Уильям Сесил.
— Да, — задумчиво согласилась королева. — Но Роб расстроится. Этот ребенок знатная добыча. Придумайте побыстрее, чем мы его могли бы вознаградить. И пошлите наши поздравления лорду и. леди Бурк вместе с бумагами о передаче опекунства над графом Линмутским. Прибавьте подарок — сто золотых марок и пару серебряных канделябров. Напишите, что мы всегда будем рады принять их при дворе.
Сесил был доволен. Хотя и дитя своего отца, королева оказалась его способной ученицей. Это он, Сесил, учил и наставлял ее, а в эту минуту гордился Елизаветой.
— Думаю, лорд Дадли удовлетворится опекунством над наследницей Дакра. Лорд Джон Дакр скончался до того, как девочка появилась на свет, а мать умерла при родах.
— Роб будет доволен, — кивнула королева. — К тому же необходимо усилить влияние трона на богатые северные семьи, подобные семье Дакра, которые то и дело забывают о своей преданности. А вот лояльность молодого Саутвуда не вызывает у меня сомнений.
Королевские гонцы отправились с монаршьими подарками. Золотые марки и канделябры оставили Скай равнодушной, а вот по поводу передачи опекунства она радовалась безгранично. Найл насмешливо поглядывал, как она праздновала победу.
— Кажется, — удовлетворенно заметил он, — и я тебе на что-то пригодился.
— Ты вполне доволен собой, — иронично произнесла Скай.
— Доволен, дорогая. Потому что в моих венах течет горячая кровь, а не ледяная вода, как у тебя. Как ты только можешь с ней жить?
— Слышала я о твоей буфетчице, — сказала она с притворным безразличием.
— Да ну? Да ну? — подхватил он и улыбнулся, чем вовсе вывел из себя Скай.
— Ее, кажется, зовут Девонской Розой. Потому что она окончательно распустилась или из-за запаха? — Ее лицо выражало невинность.
— Ай да язычок у тебя, Скай! — рассмеялся Найл. — С тобой веселей, чем с той служанкой, которую я, кстати, знавал десять лет назад.
— И тем не менее, сэр, вы полагаете, что вам нужна любовница.
— Мадам, я мужчина. Я не настаиваю на своих правах мужа, в которых вы мне отказываете. Но хоть я и намерен быть терпеливым, монахом становиться не собираюсь.
— Я в трауре.
— По человеку, который умер год назад. Мы женаты уже два с половиной месяца.
— Сегодня исполняется год, как он умер, — произнесла Скай, и голос ее задрожал. — А если бы это был ты, а не Джеффри? — И она выскочила из комнаты, чтобы Найл не видел, как она плачет.
Лорд Бурк выругался сквозь зубы. Ему нравился Джеффри Саутвуд, но он начинал уставать от его призрака. Он полагал, что рано или поздно Скай смирится и примет их брак. Но вместо этого она с каждым днем становилась все холоднее. Линмут они не могли покинуть, пока Робину не исполнится шесть или семь лет и его не отправят пажом в чью-нибудь семью. А тем временем ему предстояло жить в доме Джеффри Саутвуда, воспитывать его сына и спать в разных комнатах с его вдовой, которая стала его женой.
Дети приняли его достаточно легко. Виллоу просто заявила:
— Я знаю, ты мой третий папа! Первый умер, когда я еще не родилась, а второй в прошлом году. Надеюсь, ты проживешь подольше.
— Постараюсь, — мрачно ответил он.
Робин обрадовался, что в семье опять появился мужчина.
— Как мне тебя называть? — спросил он.
— А как бы ты хотел называть меня, Робин?
— Я… я не думаю, что могу называть тебя папой. — Голос мальчика задрожал. — Так я звал своего отца.
— Понимаю, — ответил лорд Бурк. — Тогда почему бы тебе не звать меня Найлом? Это мое имя. И я ничего не буду иметь против, если согласится мама.
Для детей дело было решено, но для взрослых все оказалось не таким простым. Найл взял на себя управление Линмутским поместьем, и Скай не возражала. Она всегда казалась занятой. После их дневного спора Найл собирался развеселить ее за ужином, но жены не оказалось за столом.
— Где госпожа? — спросил он у Дейзи, которая с другой служанкой ела на противоположном конце стола. Та тут же поднялась и подошла к нему.
— Думаю, поплыла на лодке, — ответила она, делая реверанс.
— На лодке?
— Да, милорд. Лодка причалена под скалой, и за ней присматривает мои брат. Он будет счастлив показать ее вам, сэр. Найл Бурк в задумчивости кончил ужин и позвал мальчика:
— Леди Бурк взяла лодку? — Брат Дейзи шаркнул ногой и кивнул.
— Ты знаешь, куда она направилась?
— Не знаю, сэр. — Но юноша подозревал, что госпожа отправилась на Ланди. Теперь он угадывал ее настроения.
— Как ты думаешь, она вернется вечером?
— Может быть, вернется, а может, и нет. Иногда она приплывает поздно вечером, а иногда плавает целую ночь. Они с морем друзья.
— Спасибо, Уатт. Пойдем, ты мне покажешь, где укрыта лодка, — улыбнулся Найл.
— Хорошо, милорд, — послушно ответил мальчик, и лорд Бурк на этот раз спрятал улыбку. Парень был верен Скай. Ей служили преданно. Найл видел, как замыкался Уатт, когда считал, что вторгаются в личную жизнь его госпожи. Следуя за мальчиком, он ему спокойно объяснял.
— Тебе говорили, что я знал твою госпожу, когда она была еще девочкой? Я помню, как хорошо она управлялась с лодкой. Но я беспокоюсь, потому что люблю ее.
Мальчик ничего не ответил, но Найл почувствовал, что напряжение спало. Он семенил впереди высокого ирландца, пока они наконец не попали в пещеру. Брови лорда Бурка поднялись, и он присвистнул от удивления. Просторная пещера была залита светом. Он подошел к уступу у выхода и заметил ступени, ведущие к воде.
— Можешь возвращаться, Уатт, — повернулся он к юноше. — Я немного побуду здесь.
Некоторое время Уатт нерешительно мялся, потом поклонился и скрылся на лестнице. Не его забота указывать господину, что делать.
Стоял теплый приятный апрельский вечер. Найл уселся на уступе спиной к пещере и смотрел на закат. Море спокойно плескалось у ног, а где-то наверху слышались крики чаек, устраивающихся на ночлег. Небо стало темнеть, на нем появились первые бледные звезды в полной уверенности, что настал их выход. Найл Бурк недвижимо сидел на твердом каменном уступе. Вскоре тьма спустилась на землю. Теперь звезды сияли уже яркими алмазами. Поднялся ветерок, от моря потянуло сыростью. Он по-прежнему ждал. Ему было интересно, куда она уплыла? Вернется ли она к ночи? Эта сторона жизни Скай была ему совершенно неизвестна. Холодало, и Найл пожалел, что не взял с собой плащ.
Как будто в ответ на его мысль позади прозвучал голос Уатта.
— Я принес вам накидку, милорд. А Дейзи прислала флягу с вином.
Найл разогнул затекшее тело и принял подбитую мехом одежду:
— Спасибо, малыш, — поблагодарил он, откупоривая флягу. Отхлебнув из нее, он с благодарностью почувствовал, как напиток согревает его изнутри. Уатт зажег на уступе сигнальные огни.
— Госпожа не вернется допоздна, — предупредил он. — Может быть, до утра.
— Я подожду, — отозвался Найл.
Уатт скрылся в пещере, и лорд Бурк услышал его шаги на лестнице. Все стихло. Только плеск волн, разбивающихся о скалу, нарушал молчание. Созвездия медленно перемещались по горизонту, место одних занимали другие. Дремавший Найл внезапно проснулся и увидел, что небо посерело. Маленькая лодочка Скай направлялась к нему. Он медленно поднялся и размял свое длинное тело, потом спустился по ступеням к воде, чтобы принять веревку. Закрепив ее за кольцо, он помог Скай выйти на причал. Она шла за ним, и он почувствовал, что ее одежда пахнет табаком. Ревность шевельнулась в нем, и он едва сумел сдержать себя:
— Где, черт возьми, ты была?
— В море, — прозвучал короткий ответ, и ее глаза расширились.
— Я тебя ждал всю ночь!
— В самом деле? Я тронута. Но ты только потерял время, которое мог бы неплохо провести с Девонской Розой в теплой постели.
Она принялась подниматься по лестнице, и ему пришлось карабкаться за ней.
— Ты не все время была в море, — просто возразил он.
— Не все? — Она оглянулась через плечо, и на ее лице появилось насмешливое выражение.
— Не все. Потому что твоя одежда пахнет табаком, Скай.
— Что?
— От одежды просто несет.
Она остановилась и понюхала куртку.
— Ты абсолютно прав, Найл. — И, не сказав ни единого слова, продолжала подниматься по лестнице.
Ошарашенный, он на мгновение точно прирос к ступеням. Да у этой негодницы есть любовник! Это единственно возможное объяснение. Что не хватало в нем, почему женщины искали других мужчин? Ярость закипала все сильнее. Кто был ее любовником?
Он быстро поднялся по лестнице. Больше никаких ожиданий — игра кончена. А когда он разберется со Скай, то утопит ее лодку, чтобы она не смогла больше от него уплыть. Пусть это Линмутский замок, пусть она графиня Линмутская, но в то же время она — леди Бурк, и пора ей об этом напомнить.
Время научило Найла Бурка ценить утонченное обхождение. Войдя в свою комнату, он окликнул слугу.
— Ванну, Мик, — приказал он появившемуся лакею.
Ему подали дубовую ванну и наполнили ее горячей водой. С полчаса он мылся, отмывая черные коротко постриженные курчавые волосы. Потом, выбравшись из воды, энергично растерся полотенцем перед огнем. Зеркало отражало тело зрелого мужчины. Он согрелся, и кровь побежала в жилах, когда он подумал о Скай. Мик подал ему халат, и Найл его надел, плотно перевязав пояском. А потом прошел сквозь дверь, соединявшую их комнаты.
Скай тоже приняла ванну — дубовый сосуд все еще стоял у камина. Жена сидела обнаженная у зеркала и расчесывала волосы, а Дейзи разбирала ей кровать. Удивленная его появлением, графиня потянулась за шалью, лежащей на краешке стола, но он откинул ее прочь. Внезапно испугавшись, она вскочила.
— Дейзи! Прочь отсюда! — выкрикнул он.
— Дейзи, останься, — приказала она в свою очередь.
Не зная, что делать, Дейзи переводила недоуменный взгляд с госпожи на лорда Бурка. Найл угрожающе направился к ней, и служанка с криком выскочила из комнаты, захлопнув за собой дверь. Найл хладнокровно запер ее, а потом в два прыжка оказался рядом с дверью в свою комнату и закрыл ее тоже. Тем самым он лишил возможности Скай улизнуть из спальни.
Потом он во весь свой рост встал рядом с ней — мужественное лицо потемнело от гнева, глаза излучали серебристый огонь. Глаза эти были холоднее, чем когда-либо раньше. Скай почувствовала, как глубоко внутри шевельнулся настоящий страх, и попыталась его скрыть.
Лорд Бурк прижал жену к двери. Некоторое время оба молчали, только бились их сердца, и Найл заметил, как неровно бьется пульс у впадинки ее шеи. Наконец Скай хрипло прошептала.
— Не имеешь права.
— Уж по крайней мере, у меня больше прав, чем у твоего любовника, — выкрикнул он в ответ, глядя, как стали твердыми от страха ее красивые остроконечные груди.
Застигнутая врасплох, она забормотала.
— Какого любовника? У меня нет любовника!
— Ты отсутствовала всю ночь, а когда вернулась домой, от твоей одежды несло табаком. И ты еще утверждаешь, что у тебя нет любовника! Тогда объяснитесь, мадам! Только не вздумай говорить, что это не мое дело. Ты — моя жена!
«Боже, — молилась она про себя. Как ему скажешь? Ведь он никогда не поймет. Разве скажешь, ты меня обидел, и я уплыла на Ланди, потому что у меня там друг? Он не поверит, что они с Адамом де Мариско всю ночь проговорили, поэтому от ее одежды и пахнет его трубкой. Нет, она не станет говорить о хозяине острова Ланди и никогда не признается Бурку, что де Мариско был ее любовником. А Адам, насколько она его знала, не станет мешать Найду».
Она взглянула на мужа и испугалась выражения его серебристых глаз.
— У меня нет любовника, Найл, — повторила она.
— Может быть, дорогая, ты куришь сама?
— Да! — в отчаянии произнесла она. Вместо ответа он взял жену за подбородок и поцеловал в губы, потом отпустил и зло улыбнулся.
— Ты лгунья, Скай! Твое дыхание чистое — никакого намека на табак. О чем ты мне еще солгала? А ведь два месяца ты не принимала меня, ссылаясь на траур. А я-то, дурак, верил тебе и уважал твое горе. А ты в это время сбегала к любовнику!
Найл сердито оттолкнул ее от двери и, схватив в охапку, понес через комнату к огромной кровати.
— Теперь, мадам, вам придется снизойти до меня, — и он опустил ее на пуховую перину.
Пока он раздевался, Скай несколько раз пыталась сползти с кровати, но он каждый раз толкал ее обратно.
— Ну нет, дорогая, ты будешь делать со мной то, что делала с ним!
— Сукин сын! — вскричала она, когда Найл подмял ее под себя. Муж только рассмеялся. В бешенстве она яростно боролась с ним.
Рот лорда Бурка нашел ее губы, но Скай изо всех сил стиснула зубы. Найл намотал ее волосы на кисть и прижал к подушке ее голову. Скай зажмурила глаза, чтобы не видеть его. Но она не могла избавиться от его голоса, шепчущего на ухо:
— Что, не хочешь добровольно стать моей женой? Нужно брать тебя насильно, дорогая? Или это тебя возбуждает? Лучше уж позволь мне любить тебя и постарайся полюбить меня.
— Полюбить тебя? — В ее голосе он расслышал неприкрытое презрение. — Меня от тебя тошнит. Подумать только, когда-то я предпочла тебя Дому О'Флахерти!
Он чуть не ударил ее. Что с ними сталось? Желание покинуло его. Не в его обычае брать женщину силой. К удивлению Скай, он скатился с нее, но, когда женщина попыталась подняться с кровати, толкнул ее обратно:
— Нет, мадам, отныне вы будете спать со мной. Но других причин для ненависти я вам не дам и не возьму вас силой. Ты еще попросишь меня о любви, дорогая. Попросишь, Скай.
Скай почувствовала облегчение и сразу сделалась смелее.
— Никогда! — воскликнула она.
Найл рассмеялся и положил ее на руку так, чтобы можно было ласкать грудь:
— А эти твои яблочки совсем поспели, — заметил он.
— Мне показалось, ты обещал не пытаться овладеть мной, если я того не пожелаю сама.
— Я сказал, что не воспользуюсь своим «правом», Скай. Но я не утверждал, что не намерен наслаждаться твоим восхитительным телом.
— О! — задохнулась она от ярости. — Это нечестно!
— Ты предпочитаешь, чтобы я тебя изнасиловал? — спросил он с комическим удивлением.
— Я этого не говорила!
— Так чего же ты хочешь от меня, дорогая?
Она было уже раскрыла рот, чтобы ответить ему, но сдержалась. Пусть играет в свои дурацкие игры. Она никогда добровольно не сдастся, но и не доставит ему удовольствия, сопротивляясь его попыткам. Руки Найла свободно блуждали по ее телу, ласкали великолепную кожу, исследовали горестную складку рта. Скай улыбнулась про себя. Она так никогда и не узнает, как близко оказалась к насилию.
Руки и губы Найла неимоверно мучили ее, и она вонзила в ладони ногти, чтобы боль облегчила ее страдания — сладостные, но не праведные. Когда лорд Бурк посчитал, что достаточно возбудил жену, он внезапно прекратил ласки и, отвернувшись, заснул. Она лежала рядом, вся дрожа, пылая к нему ненавистью, такой же сильной, какой некогда была ее любовь.
Скай быстро поняла, что Найл намеревался стать господином во всем, а не только в их кровати. Днем, как только она смогла от него ускользнуть, она спустилась по лестнице в пещеру и застыла от ужаса. Суденышно исчезло.
— Уатт! — закричала она. — Где ты?
— Не трудись звать Уатта, дорогая, — вслед за ней в пещеру вступил Найл. — Уатт получил место на рыболовном судне и больше не будет тебе здесь служить.
Она в гневе обернулась. Ее голос задрожал:
— Уатт был моим слугой. Как ты осмелился рассчитать его? И подозреваю, ты, знаешь, где моя лодка.
— Знаю.
— Где она? — закричала Скай.
— Там, где ты ее и оставила, Скай. — Она повернулась и осмотрела пустой причал.
— Приглядись, — поучал он. Скай спустилась по ступеням к воде. Солнечный луч пронзил воду, и она заметила что-то на глубине.
Догадка шевельнулась в ее голове. Медленно она поднялась на уступ, ярость наполнила все фибры ее тела. Она посмотрела Найлу в глаза, и он увидел в них гнев, какого никогда раньше не видел.
— Подлец! — прошипела она. — Сукин сын! Ты утопил мою лодку. Как ты решился на такое? — Кулак Скай застал Найла врасплох, и ей удалось нанести мужу удар.
Он схватил ее за руки и всмотрелся в лицо. Ненависть, которую он в нем прочел, была такой же свирепой, как и удар кулаком. Он тихо выругал отца и Симуса О'Малли за то, что те воссоединили их со Скай.
— Да, — процедил он сквозь зубы, — я утопил твою проклятую лодку. Не хочу, чтобы ты шлялась к своему любовнику, а потом выдавала его щенков за моих сыновей.
— Ты что, считаешь, что я вовсе без чести, Найл Бурк? — выкрикнула Скай. — Повторяю, у меня нет любовника. — Она вывернулась из его рук и бросилась вверх по лестнице.
Скай была обеспокоена. Весной в Англию должны возвращаться корабли. Утром пришло сообщение из Бидфорда, что через несколько дней неподалеку пройдет крупная торговая эскадра — с полдюжины судов. Ей нужно переговорить с де Мариско и дать указания своим каперам, которые ожидали на Ланди. Но если она не может плыть к ним, пусть они плывут к ней.
Вечером Скай забралась на западную башню замка. В маленькой комнатке под крышей, обращенной в сторону Ланди, она зажгла два сигнальных фонаря в каменных плошках и поставила на окно. По другую сторону спокойного пролива мальчик под кровлей замка де Мариско протер глаза и снова внимательно всмотрелся вдаль. Потом побежал вниз разыскивать господина. Адам де Мариско поднес к глазам подзорную трубу и взглянул на Линмутский замок. Огни стояли один над другим. Это значило: «Плывите немедленно. Вы мне нужны». Сигналы они согласовали после несчастного случая с Дадли. Но почему он ей нужен теперь? Что с ее мужем? Но Скай была не из тех женщин, которые паникуют понапрасну. Если сигнал появился, значит, он ей нужен.
Только через несколько часов из-за слабого ветра и необходимости маневрировать он добрался до Линмутского замка, вошел в пещеру и встал у причала. Лодки Скай не было, но она сама стояла здесь, поджидая его.
— Слава Богу, ты приехал, Адам. А я боялась, ты не увидишь сигналов. — Она привязала его суденышко, и он выбрался на причал.
— Где твоя лодка, малышка?
— Муж утопил ее. Он думает, что я плаваю к любовнику, Адам. После того, как в прошлый раз я вернулась от тебя, от моей одежды пахло твоим проклятым табаком, и он унюхал.
Адам де Мариско присвистнул:
— И как ты ему объяснила?
— Никак.
— Черт побери, Скай, ты сведешь человека с ума. Может быть, ты утихомиришься, когда забеременеешь. Она хрипло расхохоталась:
— Никаких детей не будет, Адам. Наш брак чисто формальный. Я его так разозлила, что он пообещал никогда до меня не дотрагиваться, пока я сама не попрошу его об этом. Но я не поэтому позвала тебя сюда. Мне сообщили, что шесть кораблей направляются в Бидфорд и через несколько дней пройдут неподалеку три английских, два французских и голландский в охранении.
— Ты знаешь, каким они пройдут курсом?
— Да, Адам, — возбужденно ответила она. — Я хочу захватить их всех. Как ты думаешь, Мак-Гвайр со своими людьми справится с этим?
— Где ты собираешься их встретить? — Адам машинально почесал подбородок.
— За мысом Клиар. Там достаточно места, чтобы спрятаться.
— Бог свидетель, ты решительная девчонка. Да, я думаю, Мак-Гвайр и его люди с этим справятся.
— Хорошо. Тогда передай ему мои приказания, — Скай усмехнулась. — Лорд Дадли владеет половиной одного из кораблей. Пусть Мак-Гвайр его утопит.
— Королева ему все компенсирует, — возразил Адам.
— Компенсирует, — согласилась она. — Но ей это будет не так-то просто сделать. Ее казна опустела и еще уменьшится после потери доли от груза.
— А куда направить товары, Скай?
— Подождем до середины лета. Кораблей будет больше, и труднее проследить, откуда взялись наши товары. Сейчас выставлять напоказ груз небезопасно.
— Если нет других распоряжений, малышка, я, пожалуй, отправлюсь. Лорду. Бурку не понравится, если он застанет меня здесь.
— Черт с ним! Адам, достань мне лодку. Меня бесит, что я оказалась запертой здесь.
— Не знаю, Скай. Я не уверен, что ты поступаешь правильно, не слушаясь мужа. Подожди, малышка, пока не утихнет твой гнев. Я приплыву через две недели, а если будет штормить, в первую спокойную ночь.
Она помолчала, а потом произнесла.
— Хорошо, Адам. Но мне кажется, что ты ему сочувствуешь.
— Ты угадала, — улыбнулся он ей из лодки. — Сочувствую, потому что не могу себе представить, как можно жениться на тебе и не любить твоего маленького соблазнительного тела. Он либо святой, либо дурак.
Скай рассмеялась и кинула ему веревку.
— Я и сама не могу понять, кто он такой, де Мариско.
— А не пора ли тебе подумать об этом, крошка? — прозвучал совет, и лодка лорда Ланди скользнула в море и, встав носом в сторону острова, заспешила домой, словно краб на утренней отмели.
Скай немного постояла в недоумении, потом пожала плечами. Мужчины! Всегда они учат женщин, что делать, и всегда держатся вместе. И все же слова Адама вселили в нее тревогу. Кем был Найл Бурк? Она призналась, что не понимает мужа. Оглядываясь в прошлое, она вспомнила себя избалованной пятнадцатилетней девчонкой — взбалмошной О'Малли, их первую встречу с Найлом Бурком и ощущение, что познакомилась с мужчиной, которого полюбит на всю жизнь. Какой она была наивной! С тех пор она любила еще двоих и поняла, что любить можно не только одного.
Но любила ли она когда-нибудь по-настоящему Найла Бурка или ее просто тянуло к нему? Или ненависть к Дому заставила ее заметить Найла? Что могла Скай О'Малли знать о жизни десять лет назад, знать об отношениях мужчин и женщин?
Для нее стало большим потрясением оказаться замужем за лордом Бурком. Но вместо того, чтобы вести себя, как подобает взрослой женщине — от этих воспоминаний она нахмурилась, — она поступала как несмышленая девчонка, какой некогда была. Неудивительно, что и он обращался с ней как с ребенком.
Но муж все-таки понял, как ей необходима свобода, и это было хорошим началом. Он привлекателен, не имеет дурных привычек, красиво ест, не пускает при людях ветра. Он любит детей, и они любят его. И когда Скай задумывалась, за кого могла бы выйти замуж, Найл выделялся среди других.
Но он утопил ее лодку и обвинил в том, что она имеет любовника. Она вздохнула, так и не разобравшись в Найле: кто он — ангел или дьявол?
Скай вернулась в Большой зал, где муж шумно возился с Робином и Виллоу. Она молча села за стол и принялась наблюдать за ними. Улыбка появилась на ее губах. Он так хорошо относился к детям. Она почувствовала себя виноватой: Халиду эль Бею она подарила детей, Джеффри тоже. А разве Найл не заслужил наследников?
— Проголодалась, мадам? — Он подсел к ней за стол. — Прочь, бесенята! — крикнул он детям. — Поцелуйте маму и быстро в кровати!
Скай обняла детей, потерлась щекой о золотистые волосы Робина, поцеловала темную макушку Виллоу.
— Спокойной ночи, мама, — проговорил маленький сын.
— Спокойной ночи, Робин. Дай Бог тебе хороших снов.
— Спокойной ночи, мама! — восторженно заулыбалась Виллоу. — Мне нравится наш новый папа. А тебе?
Уголки губ Найла поднялись. Секунду его серебристые глаза неотрывно смотрели в подобные сапфирам глаза Скай. Она вспыхнула, когда он заговорил.
— Ну так что, — мама, я тебе нравлюсь?
— Не глупи, Найл, — пробормотала она. — И тебе хороших сновидений, Виллоу. А теперь бегите! — Дети подбежали чмокнуть Найла, а потом скрылись.
— Где ты была? — спросил лорд Бурк. Резкий ответ готов был сорваться с ее губ, но она сдержалась и вместо этого сказала:
— Внизу, в пещере.
— А что это за сигналы из западной башни замка? Так он их заметил! Надо было поручить Дейзи выставить фонари. Она повернулась к мужу, чтобы сказать полуправду:
— Сообщение для моего флота. Мак-Гвайр стоит на Ланди. Найла Бурка осенила догадка. Мак-Гвайр курит трубку!
— Так ты туда плавала ночью? На Ланди?
— Да.
— А почему ты мне не сказала? — Боже! Она была с Мак-Гвайром, а он вел себя как глупец! Тоже мне, любовник!
— Мне не понравилось, как ты спрашивал. — Скай поняла, куда завели его размышления, но не хотела ничего исправлять.
— Черт побери, Скай. Я всегда веду себя так глупо с тобой! Прости меня, дорогая.
Найл извинился, и Скай почувствовала, как в ней просыпается к нему теплота. Она не соврала мужу, когда сказала, что на острове ее ждал Мак-Гвайр. Он сам предложил Скай съездить к капитану. А их времяпрепровождение с Адамом де Мариско было настолько невинным, что это невозможно было и объяснить. Найл скорее всего не поверит никаким уверениям и не поймет, что можно оставаться друзьями со сластолюбивым гигантом. Пусть уж все остается, как есть.
— Я прощаю тебя, милорд, — сдержанно произнесла она. — Идем спать? — И, повернувшись, вышла из зала.
Несколько минут он помедлил, посидел у огня и выпил небольшой бокал вина. Жена была для него загадкой. Только теперь он сообразил, что она не сказала ему, зачем сигналила своим людям на Ланди, и что они делали на острове. Ничего, думал он, надо учиться ей верить. Когда-нибудь она мне все расскажет. А пока, кажется, лед начинает таять.
В своей спальне он нашел Мика с приготовленной ванной. Он быстро вымылся, насухо растерся полотенцем, накинул халат и после этого вошел в комнату к Скай. Две горничные выносили ее ванну из спальной.
— Ты свободна, Дейзи.
На Скай была только шаль. Дверь за служанками закрылась. Секунду Найл колебался, неуверенный, что должен делать: ему казалось, что он не правильно понимал жену.
Отвернувшись от огня, она уронила шаль на пол и улыбнулась, заметив в его широко раскрытых стальных глазах восхищение. Она медленно подошла к мужу и ослабила пояс на его халате. Одна ее рука спокойно лежала на его груди, другая скользила вниз, лаская соски, касаясь темных волос. Найл почувствовал, как у него запершило в горле. Руки двинулись вверх, погладили плечи, обвились вокруг тела. Ногти слегка впивались в кожу, заставляя его содрогаться.
Голубые глаза призывно горели, рот сложился в соблазнительную улыбку. Вдруг она распахнула его халат и прижалась обнаженным телом к его голой груди. Губы покусывали его ухо, ладони ласкали ягодицы. Он услышал, как она прошептала:
— Люби меня, муж!
— Скай! — Он внезапно осип и не был уверен, что сможет двинуться. Чресла пронзила свирепая боль.
— Пойдем! — Она взяла его за руку, повела к кровати и толкнула на покрывало. Словно ребенок, он никак не мог поверить, что ему предлагают такой дорогой подарок, и боялся, что он вот-вот исчезнет. Найл позволял ей ласкать себя. Скай склонилась на колени и заключила его член между шелковистых грудей. Как будто получив сигнал, Найл схватил ее в объятия и подмял под себя.
— Пусть лучше жеребец лезет на кобылу, а не наоборот, — пробормотал он и страстно поцеловал жену. Ее мысли начали путаться. Когда-то давно, так, что теперь это казалось в другой жизни, он лишил ее невинности. И теперь, когда она считала, что больше никогда не будет с ним, снова ему отдалась. Все прошло так восхитительно, что Скай никак не могла понять, почему до сих пор избегала мужа.
— Я люблю тебя, Скай, — прошептал Найл, когда буря утихла и они лежали, обнявшись. — Может быть, когда-нибудь и ты вновь полюбишь меня, а пока за все тебе спасибо!
— Я больше не буду отвергать тебя, Найл. Что же до остального — нам придется начать все снова: тебе и мне. То, что было между нами когда-то, не имеет значения по сравнению с тем, что может возникнуть теперь. Ты должен смириться в сердце, что я любила двух других мужчин, и принять правду с такой же готовностью, с какой принял плоды моей связи с ними. Разве это трудно сделать? Я ведь поняла, когда, посчитав меня мертвой, ты обратился к бедной Констанце. Эти люди ворвались в наши Жизни на такое короткое время, а теперь, по воле Божьей, мы снова одиноки. Мы начнем все сначала, и, Бог даст, я смогу тебя полюбить.
Это было больше, чем Найл смел надеяться. Сжав жену в объятиях, он крепко уснул, а она долго лежала без сна, довольная, что помирилась с мужем.
И другие обитатели замка вскоре поняли, что между графиней и ее новым супругом наступил мир. Лето обещало быть приятным. Когда королева направила им приглашения прибыть ко двору, Найл извинился и просил разрешения провести медовый месяц в уединении. Елизавета, уважая любовь, дала монаршье согласие.
***

День на праздник первого мая выдался теплым и безветренным. Яблони стояли в цвету, распустилась душистая сирень. На деревенском лугу, ко всеобщему восхищению, установили майское дерево
type="note" l:href="#FbAutId_26">26
, приехали музыканты и танцоры. Люди из замка и деревенские жители — все собрались на представление. На краю луга соорудили помост, и с него четырехлетний граф Линмутский с помощью матери и отчима руководил праздником. Тут же сидели госпожа Сесили и малышка Виллоу. Робби сделал ее наследницей и официально удочерил девочку. Теперь он отправился в дальнее плавание, и сестре было грустно и одиноко.
Двенадцать танцоров нарядились в зеленые, красные, желтые, голубые костюмы, украшенные белыми, серебряными и золотыми лентами. На них весело звенели колокольчики. Из пяти музыкантов двое играли на тростниковых свирелях, двое на барабанах и один на волынке. Танцоры разбились в группы по три и начали приплясывать в такт музыке. Развлечение оказалось великолепным, и глаза юного графа и его сестры светились от восторга.
Теперь дети Скай чувствовали себя лучше, чем когда-либо со времени смерти Джеффри Саутвуда и маленького братика: неожиданные появления бывшего опекуна Робина лорда Дадли пугали их обоих. Хотя и недостаточно взрослые, они понимали, что лорд Дадли неприятен матери, и боялись за Скай и за себя. Теперь все стало на свои места: мать и Найл весело смеялись, как расшалившиеся дети, и проводили большую часть времени в спальне. Ни Робин, ни Виллоу не могли взять в толк, почему их родители так много спят.
Торговая эскадра из шести кораблей прибыла в намеченный срок и у мыса Клиар без всяких осложнений была захвачена каперами О'Малли. Прибытие каравана в Бидфорд с пустыми трюмами обсуждалось по всей округе. Зеленый фонарь, зажженный де Мариско на Ланди, рассказал об этом Скай. Довольная первыми успехами новой весны, она снова растаяла в объятиях мужа и на время забыла про мир.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Rambler's Top100