Читать онлайн , автора - , Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

Откинувшись в кресле в кабинете лондонского дома, Найл Бурк смотрел в окно. Сквозь пелену дождя над рекой начинало светлеть небо. В камине весело потрескивали дрова, но в теплой комнате огромному ирландцу было холодно. В руке он сжимал большой бокал, из которого отхлебывал розовое вино со специями. Юго-западный ветер, принесший дождь к свадьбе Скай, ревел за окном.
Новый порыв загрохотал ставнями, и Бурк помрачнел еще больше. Свадьба миссис Гойи дель Фуэнтес и графа Линмутского сразила Найла. Вместе с Констанцей и другими приглашенными он наблюдал, как самая красивая на свете невеста выходит замуж за симпатичного жениха. Это было мучительно. В памяти всплыла озаренная свечами церковь в доме О'Малли и испуганная юная невеста с пустыми глазами и лицом белее, чем платье. Он вспомнил, как распахнул двери и как при виде него невеста упала в обморок. Как яростно он требовал право первой ночи. А больше всего ему вспоминалось, как сладостно она ему отдалась.
— Скай, — прошептал он, впервые за многие месяцы произнеся это имя вслух. — О, Скай, как я тебя люблю! — Он был сбит с толку, и повинна в этом графиня Линмутская. Это была его Скай, похожая на нее, как близнец. Он горел желанием и стыдился этого. Наверху спала его верная молодая жена — одна в кровати, пока Найл горевал в кабинете, стремясь в душе к другой женщине, мертвой женщине и жене другого человека.
Будь проклята эта графиня Линмутская, думал он, протягивая руку к графину. Он должен думать о наследнике, а не о мертвой. Уже два года Констанца была его женой, но не могла никак забеременеть. Не появись в округе его новые незаконнорожденные дети, Найл забеспокоился бы о себе. Но причина, безусловно, была в Констанце. Он хотел вернуться домой с женой и ребенком. Мак-Уилльям старел, и весть о наследнике его бы поддержала.
После свадьбы несколько месяцев они пожили на Мальорке, потом отправились в свадебное путешествие через Средиземное море в Испанию, французский Прованс, Париж и прибыли домой. Зиму они провели в Париже — счастливое, веселое время, когда он обучал ее любви, и жена оказалась способной ученицей. Не знай он, что во время их первого свидания Констанца была девственницей, он бы усомнился в ее чистоте — так охотно она усваивала его уроки. Потом он упрекнул себя в глупости. Как часто мужчинам приходится иметь дело с покорными холодными женщинами, которые лишь выполняют свой долг, а сами ненавидят любовь и страсть. Ему повезло — Констанца наслаждается любовью, и он должен быть доволен.
Сейчас он отправится к ней. Будет спать в ее спальне. Разбудит ее поцелуем — теплую и душистую — потом, сдерживая страсть, медленно возьмет. Она задрожит от наслаждения, будет царапать его спину. Он поднялся, но головокружение заставило его снова сесть. Ему показалось, что в комнате слишком жарко. Он снова пригубил вино и понял, что очень устал. Он закрыл глаза, тяжелый бокал выпал из руки и покатился по коврику. Из приоткрытого рта вырвался храп. Найл Бурк крепко спал пьяным сном.
Через несколько минут дверь кабинета приоткрылась, и в комнату заглянули Констанца и Ана. На лице леди Бурк отразилась досада, красивые, похожие на анютины глазки глаза омрачились и сузились от злости.
— Он снова напился, — выпалила она. — Пил всю ночь. Ради всего святого, что это за человек, Ана?
— Он несчастен, девочка. Может быть, это из-за того, что у тебя нет ребенка.
— А разве я могу от него забеременеть, когда он в таком состоянии? — голос ее стал мягче. — Ана, принеси мне плащ.
— Нет, нет, девочка, не надо!
— Ана, я должна это сделать. Я вся горю. Иначе я просто умру!
— Я успокою тебя, девочка.
— Мне этого недостаточно, Ана. Мне нужен мужчина. Если ты не принесешь мне плащ, я пойду так, и моя белая рубашка будет видна всему дому.
Со вздохом Ана ушла за темной накидкой. Констанца подошла к мужу и стала его разглядывать. Почему он так напивается? Это началось недавно. После их приезда в Лондон все шло хорошо, но в последние несколько месяцев их жизнь переменилась: внезапно и без видимых причин. Теперь Найл часто пьянствовал. Если бы он не изменился, не изменилась бы и она. Но в душе Констанца знала, что это не так.
Все началось так незаметно. Однажды ночью от избытка страсти он взял ее четыре раза. Но когда наконец удовлетворенный муж счастливо уснул рядом, она лежала без сна. Не то чтобы она осталась недовольной. Он был великолепен. И с каждым разом казался все лучше и лучше. Но Констанца не могла до конца утолить страсть, постоянно мучилась желанием. Как-то конюх подсаживал ее на лошадь, и его рука скользнула ей по ноге выше, чем нужно. Констанца ничего не сказала, и рука устремилась выше к влажному месту между бедер и привела ее к восхитительному оргазму. Не говоря ни слова, конюх убрал руку. Из конюшни они выехали вместе — старший конюх скакал с непроницаемым лицом.
Через час они вернулись. Конюх снял ее с лошади и понес на темный чердак конюшни. От трения о седло Констанца почти обезумела. Поэтому она не сопротивлялась, когда мужчина задрал ее юбку.
— Так это правда, — удивленно прошептал он.
— Что?
— Что леди выдергивают здесь волосы, — ответил он и повалился на Констанцу. Конечно, у Гарри не было опыта, но это восполнялось напором. Он прыгал на ней до тех пор, пока не удовлетворил дважды.
Потом она чувствовала себя виноватой и пристыженной, но желание перевешивало стыд, и их встречи с Гарри стали регулярными. При дворе за ней ухаживали несколько щеголей, но инстинкт подсказывал, что их следует опасаться.
Правда, потом она потеряла осторожность и согласилась на свидание с лордом Басингстоуком, который был очень доволен. Но теперь и двух любовников Констанце было недостаточно. Вожделение казалось болезненным, и она не могла от него избавиться. Вскоре она перестала мучить себя угрызениями совести. Но между тем проявляла осторожность. Никто не догадывался о ее тайне. Она любит мужа, но не может остановиться.
Констанца не расслышала, как вернулась Ана. Она подняла голову только тогда, когда темная накидка оказалась на плечах.
— Милорд? — позвала Ана.
— Оставь его, — попросила она. — Он крепко спит, и я отлучусь ненадолго.
— Прошу тебя, девочка!
— Ана, прекрати! Я сама ничего не могу сделать с собой. — И Констанца Бурк выпорхнула из библиотеки и через боковую дверь, которой мало кто пользовался, покинула дом.
В сумраке раннего утра она нашла дорогу к конюшне, где спал Гарри. С видом собственницы приоткрыла дверь и, заглянув внутрь, увидела голого конюха и такую же голую Полли, одну из помощниц поварихи. Несколько секунд она зачарованно рассматривала сцену, но Полли вдруг открыла глаза и в ужасе уставилась на госпожу. Констанца улыбнулась и предостерегающе поднесла палец к губам. Сбросив плащ и сняв рубашку, она забралась на кровать по другую сторону Гарри.
Полли, окаменевшая, лежала рядом с конюхом. Внезапно госпожа привстала и наклонилась к испуганной девушке.
— Соси его, — приказала она. — Вдвоем мы доведем его до безумия. Тогда он разбушуется, как бык.
Полли оправилась от потрясения, встала на четвереньки, чтобы выполнить приказание хозяйки. И пока она делала свое дело, Констанца языком залезла конюху в ухо. Спящий пошевелился. Полли лихорадочно сосала член, а госпожа начала дуть Гарри в ухо. Гарри завопил, его чресла горели. Приоткрыв глаза, он в недоумении уставился на женщин. Его могучий член рос до тех пор, пока Полли оказалась не в состоянии его удерживать. Тогда она откинулась назад. В следующую секунду конюх был уже на ней. Констанца глядела на них, играя с собой собственным пальцем. Внезапно Гарри поднял глаза, и она встретила его сладострастный взгляд.
Он еще не был удовлетворен, хотя Полли уже рыдала от наслаждения. Скатившись с девушки, конюх навалился на Костанцу, дотронувшись до нее подрагивающим членом. Констанца вскрикнула и рванулась вперед всем телом. Но он увернулся и терся о ее тело до тех пор, пока она не взмолилась о пощаде. Подмигнув Полли, конюх прыгнул на нее и овладел, пока не вырвал несколько криков удовольствия.
Потом, когда все трое лежали бок о бок, переводя дыхание, Полли решилась подать голос:
— Моя подружка Клер никогда не поверит, а уж на что она пользуется вниманием мужчин. Если бы вы не были госпожой, я бы познакомила вас с Клер. Уж она нашла бы применение такой девчонке, как вы.
Гарри рассмеялся от абсурдности ее мысли. Вернувшись в свою постель, Констанца начала обдумывать слова служанки. Может быть, это и было бы решением всех ее проблем. Когда желание одолеет ее, она ускользнет в дом терпимости и предастся страсти. Там она наденет маску, и это придаст ее внешности еще большую пикантность. Внезапно от этих мыслей ее обуял страх, и, скатившись с кровати, она встала на колени перед распятием.
— Пресвятая Дева Мария, — горячо молилась она. — Не допусти этой ужасной вещи. Прошу Тебя, очисти мой разум от этих мыслей.
Потом ее глаза скользнули по книге в изящном переплете, которая лежала на столике у кровати. Подарок ее любовника лорда Басингстоука, книга была привезена в Англию из Индии португальским капитаном. Констанца поднялась и, сев на кровать, открыла книгу. Ее заворожили красивые цветные иллюстрации, изображающие разные способы любви у людей и животных — от простых до самых извращенных. Зачарованная, Констанца медленно переворачивала страницы. Ее дыхание участилось, и, несмотря на свое недавнее приключение, Констанца снова почувствовала, как растет в ней желание.
Позвонив служанке, она приказала приготовить ей дорожное платье. К тому моменту, когда она подошла к конюшне, пламя страсти дышало вовсю. Она спокойно ждала, пока Гарри седлал лошадей, но нетерпеливые удары хлыста по сапогу подсказали ему, что госпожа вновь испытывает вожделение. Конюх вздохнул. Кажется, ее невозможно удовлетворить, хотя, Бог свидетель, он старался. Он еще не встречал такой женщины. Его госпожа первая.
Они поскакали по берегу реки в заросли и там спешились. Конюх взял ее на поросшей мохом земле, и его страсть только росла от бессвязных слов, которые она бормотала ему на ухо. Он снова и снова поражался тому, какое вожделение скрыто в этой девушке с лицом мадонны.
По дороге домой она сказала своим грудным голосом с легким акцентом:
— Я хочу познакомиться с подругой Полли Клер.
— Ты с ума сошла, женщина! — вскричал он. — Удивляюсь, как еще твой муж не заметил, что ты наставляешь ему рога со мной и лордом Басингстоуком. Представляешь, что будет, когда тебя поймают?
— О Найле я позабочусь сама. Я хочу встретиться с этой шлюхой. Если ты и Полли не устроите мне эту встречу, мне придется заняться этим самой.
— Что ж, если тебе не терпится иметь на себе сто мужиков, маленькая развратница, так уж и быть, поговорю с Полли. У тебя это — болезнь. В нашей деревне в Хирфорде была одна такая девчонка. Никак не могла насытиться.
— И что с ней случилось, Гарри?
— Умерла от сифилиса. Что еще можно было ждать? — рассудительно ответил конюх.
Через несколько дней, когда Найл Бурк охотился с друзьями, Констанца и Гарри поскакали в Лондон. Она ожидала увидеть грязный притон и была приятно удивлена, войдя в чистенький домик на Лондонском мосту
type="note" l:href="#FbAutId_19">19
. Дом был оштукатурен и до половины обит деревом. Каждый следующий из его трех этажей нависал над предыдущим, и от этого строение напоминало пирог Фасадом он выходил на улицу, потому что сам мост служил улицей, а задними окнами на Темзу и неизменно развлекал лодочников, пялившихся на женщин в его окнах и перебрасывающихся с ними шутками.
— Я буду ждать здесь, — проговорил Гарри, помогая Констанце спуститься с лошади.
Она надвинула капюшон на глаза и постучала в дверь. Почти тут же дверь отворилась, и крошечная служанка проводила Констанцу по коридору. Вскоре она очутилась в приятной залитой солнечным светом комнате с эркерными окнами, выходящими на реку.
Там ее поджидала привлекательная блондинка с небесно-голубыми глазами. Когда служанка вышла, она заговорила:
— Добрый день, миледи. Полли сказала, что вы хотите меня видеть. Чем могу служить?
Внезапно Констанца почувствовала робость.
— Я совершила ошибку, явившись сюда, — пробормотала она. Клер от души рассмеялась.
— Нет, дорогая. Полли мне все о вас рассказала. У вас постоянный зуд, который все время нужно расчесывать. Вы все равно пришли бы ко мне. Не смущайтесь. Я восхищена тем, что вы будете со мной. В маске вас никто здесь не узнает. Ну что, по рукам?
— Вы толком не видели даже, как я выгляжу, — возразила Констанца. — Почему вы уверены, что я буду пользоваться успехом?
— Дорогая, — прозвучал обескураживающий ответ, — если вы можете так загонять джентльмена, какое имеет значение ваша внешность! Да пусть вы страшны, как грех. Запомните, никто не увидит вашего лица. Для тех, кто предпочитает красоток, у меня есть с полдюжины девочек.
— А как насчет денег?
— Все заработанное мы будем делить пополам.
— Нет! Мне ничего из них не надо. И зачем я только сюда пришла?
Клер рассмеялась, потом дружески положила руку Констанце на плечо.
— Ничего не бойся, дорогуша. Надо время, чтобы стать шлюхой. Но у тебя все чудесно пройдет. — Она усадила Констанцу, подала маленький стаканчик и села напротив. — Я ведь тоже родилась не гулящей. Мой отец был знатным человеком и владел землей. Но я сбежала с кузеном, а он обрюхатил меня и бросил. Домой я вернуться уже не могла. Что же мне оставалось делать?
— У тебя есть ребенок? — Глаза Констанцы расширились от изумления.
— Нет, — рассмеялась Клер. — Я не была столь невинной, чтобы не знать, как избавиться от ребенка.
Констанца почувствовала дурноту и судорожно сглотнула. Ничего не заметившая Клер продолжала.
— Маска — это хорошо, но недостаточно. Необходимо что-нибудь еще, что бы отличало тебя от других.
Констанца посмотрела на хозяйку, и ее страх внезапно прошел. Она поняла, что Клер — просто деловая женщина. Выпитое подействовало на нее, и в голову пришла шальная идея.
— У меня есть книга, — проговорила она.
— Книга?
— Книга с Востока с красивыми картинками, на которых изображены мужчины, женщины и животные. Что, если я буду предлагать мужчинам выбрать страницу, а потом мы станем изображать то, что на ней нарисовано?
Невинные глаза Клер восхищенно засветились.
— Отлично. У тебя голова работает, дорогая. И когда ты к нам придешь?
— Сегодня вечером, — ответила Констанца. — Мой муж уехал на несколько дней, а я вся горю.
— Тогда не трудись возвращаться домой. Пошли за книгой конюха, а сама отдохни здесь, — промурлыкала Клер. Она позвонила в серебряный колокольчик и приказала вошедшей служанке:
— Проводи мадам в Розовую комнату.
Не говоря ни слова, Констанца последовала за горничной. Когда дверь за ними закрылась, Клер запрыгала от восторга.
— О Дом, — тихо проговорила она, хотя рядом никого не было. — О мой любимый брат! Наконец у меня есть средство отомстить за тебя Найлу Бурку! Эта девушка с ангельским лицом — его жена! Жена! А я из утонченной жены лорда Бурка сделаю самую разнузданную в Лондоне проститутку. Прибавь к этому смерть его стервозной жены Скай. Это как следует выбьет его из колеи! — И Клер О'Флахерти дико рассмеялась.
Так все и началось. А вскоре кавалеры при дворе пересказывали друг другу истории о» даме с книгой «, предающейся самым немыслимым и приятным извращениям.» Книжную даму» удовлетворить было невозможно. Всем было очевидно, что это — леди, но кто она?
А Констанца Бурк, окунувшаяся в тайную жизнь, никогда не была так счастлива. У нее был муж, любовники — лорд Басингстоук и конюх, и еще множество мужчин.
Кто бы мог догадаться, что невинная на вид леди Бурк, придворная королевы Елизаветы и извращенная «Книжная дама»— одно лицо?
Ей сопутствовала удача: Найл углубился в воспоминания, запутался в закоулках собственной души и почти не обращал внимания на жену. Не походи графиня Линмутская так на Скай, он продолжал бы спокойно жить. Но он так часто встречался со Скай, его раны кровоточили и болели. Какую злую шутку сыграла с ним судьба, и он горько смеялся и заливал горе вином.
Как-то вечером служанка жены Ана вошла к нему в кабинет и присела в реверансе:
— Милорд, мне нужно с вами поговорить.
Ана оказалась в трудном положении. Она не могла позволить любимой девочке продолжать такую жизнь, но разгласить ее грехи перед мужем было еще хуже. Служанка полагала, что, если ей удастся вывести лорда Бурка из подавленного состояния, он снова станет любящим мужем, и Констанца бросит свои опасные приключения, пока еще не слишком поздно.
— Слушаю тебя, Ана.
— Милорд, моя девочка несчастна, и все потому, что несчастны вы. — Его сумрачный взгляд заставил ее поколебаться, но, набравшись храбрости, Ана продолжала:
— Вы совсем не обращаете внимания на Констанцу, милорд. Вы знаете, что я права. Как будто между вами вдруг что-то встало. Вы ведь ее любите не меньше, чем раньше?
Лорд Бурк вздохнул. Надоедливая старуха говорила правду, и он это знал.
— Мы, ирландцы, подвержены дурным настроениям, Ана. Констанце придется к этому привыкать. Она хорошая девочка.
— А почему вы не едете домой в Ирландию, милорд?
— Я могу вернуться туда только вместе с женой и сыном.
— Но на это трудно рассчитывать, если вы будете так редко видеться с моей госпожой, — сухо ответила Ана.
— Потише, женщина! — прикрикнул на нее Найл Бурк. — Сейчас я в плохом настроении, и это надо пережить. У твоей госпожи было два года, чтобы родить мне наследника, а я не вижу никаких признаков ни сына, ни дочери. Она не жалуется на недостаток внимания и, кажется, все эти дни прекрасно развлекается. Бог мой, да она бывает дома меньше, чем я!
— И вам неинтересно знать, куда она ходит? Серебристые глаза Найла Бурка сузились.
— О чем ты говоришь, женщина? — угрожающе спросил он. Волна страха чуть не задушила Ану.
— Ни о чем, милорд, ни о чем! — выпалила она и тотчас вышла из комнаты. Боже! Она чуть не выдала свою девочку. Прислонившись к стене, она беззвучно заплакала, горячие соленые слезы оросили веки. Ана была уже немолода, и подобные встряски ей были противопоказаны.
Она вспомнила, как восемнадцать лет назад они с красивой матерью Констанцы были похищены мавританскими пиратами. Когда наконец их вернули домой, она поклялась, что госпожа осталась нетронутой. Тогда она надеялась, что Бог простит ей ложь. Кондесса уже забеременела от мужа к тому дню, когда налетели пираты, а говорить правду означало бы ставить под сомнение отцовство ребенка. В конце концов Конд спросил ее прямо, и ради ребенка она солгала. И поскольку все остальные пленницы сгинули на восточных базарах, ее рассказ никто не мог опровергнуть.
Но сама Ана все живо помнила. Пираты нагрянули после захода солнца и под прикрытием темноты подобрались к летней вилле Конда на отдаленном острове. Они обшарили всю деревню и свезли на корабль детей, девушек, способных еще рожать женщин и здоровых мужчин. Всех остальных безжалостно убили. На вилле повторилась та же картина, но молодая Кондесса и ее дуэнья оказались в лучшем положении — с ними обошлись не так жестоко: заперли на корабле в отдельной маленькой каюте с одним топчаном, низким столиком и разбросанными на полу подушками. Через некоторое время о них вспомнили. Дверь распахнулась, и внутрь ввалился капитан. Трое сопровождавших его мужчин сорвали одежду с юной Кондессы. Ана попыталась укрыть госпожу от похотливых взоров, но свирепый удар капитана опрокинул ее на пол. В ужасе она наблюдала, как симпатичный мавр тщательно рассматривает ее обнаженную хозяйку. Он не спеша прохаживался вокруг нее, сжимал рукой бедра, трогал груди, как будто пробовал на вес, гладил серебристые светлые волосы. Он что-то сказал компаньонам на своем гортанном языке, и те рассмеялись. Капитан склонился над Аной и поднял ее за волосы.
— Твоя госпожа девственница? — спросил он на безукоризненном испанском языке.
— Нет, — выдавила Ана. — Она жена богатого и влиятельного господина, королевского губернатора с островов. За ее возвращение он заплатит целое состояние.
Мужчины громко расхохотались. Капитан посмотрел на женщину и сказал:
— Какой-нибудь жирный паша заплатит намного больше, чтобы иметь твою госпожу в своем гареме, чем отдаст ее мужу. А поскольку она не девственница, мы можем позабавиться первыми.
Глаза обеих женщин наполнились ужасом.
— Нет! — закричала Ана. — Прошу вас, капитан, возьмите меня, но не трогайте госпожу!
— Не волнуйся, девушка, — рассмеялся капитан. — Неужели ты полагаешь, что мы не возьмем и тебя. Али, вот эта сильно жаждет любви. Ты уж постарайся!
То, что последовало за этим, было сплошным кошмаром, о котором Ана, наверное, никогда не сможет забыть. Ее изнасиловали несколько раз, но это казалось ей не очень важным. Она была крестьянкой, а с крестьянками такие вещи, хоть и неприятные, случаются довольно часто. Но она видела, что происходило с госпожой, которую швырнули на топчан.
Поначалу она сопротивлялась и кричала, в то время как симпатичный капитан овладевал ею. Но вскоре она кричала уже не от стыда, а от страсти, и моряк, раззадоренный ее красотой, тоже вошел в раж. Наконец он не мог уже сдерживаться и излил семя. Его место быстро занял другой моряк из команды, потом третий и в конце концов последний.
Ана слышала, как госпожа подбадривала мужчин, по очереди сменявших друг друга. Капитан и все его три офицера быстро оставили служанку в покое, чтобы провести ночь в разгуле с Кондессой. Ана не верила ни глазам, ни ушам. Что стало с милой девушкой?
Когда четверо усталых мужчин покинули каюту, Ана доползла до госпожи. Тело Кондессы было влажно от пота и семени, под покрасневшими глазами появились синяки. При виде Аны она расплылась в улыбке:
— Ах, Боже мой, дорогая Ана! С тех пор, как мы уехали из Кастильи, меня ни разу так сладко не любили.
— Ты с ума сошла, девочка, — ужаснулась служанка. — В брачную ночь ты была еще девушкой. Я сама видела кровь на простынях.
Женщина звонко расхохоталась.
— Цыплячья кровь, — объяснила она. — Конд сумел бы распознать девственницу, если бы у него была хоть одна. После свадьбы ему не терпелось обладать мной, а я долго отнекивалась и притворялась скромницей. Он два часа не мог содрать с меня ночную рубашку. — Она снова рассмеялась. — А когда ему наконец удалось меня взять, я кричала и брыкалась. Потом притворилась, что наконец лишилась девственности, и в это время раздавила пузырь с куриной кровью, который припасла на этот случай. И тут же изобразила обморок. Тут я, пожалуй, перегнула палку. Конд, и так не слишком пылкий любовник, после нашей брачной ночи стал обращаться со мной так осторожно, что мне казалось, меня почесывают перышком. Меня уже много месяцев мучило желание, но я не решалась завести любовника. На Мальорке нет секретов.
— Дорогая, — разволновалась Ана, — ты хочешь мне сказать, что не была девственницей, когда выходила замуж за Конда? Но это не так. Я сама приглядывала за тобой. Когда ты могла меня обмануть? И где? Ты занималась науками, молилась, работала в саду и скакала на лошади — вела приличный образ жизни.
— Ана, Ана, как ты наивна, — сказала Кондесса. — Мои надзиратели оставляли нас одних в том драгоценном доме. И хотя по счетам было аккуратно уплачено, не появлялись там годами. А я молилась о тех, кто любит портить невинных.
— Кто, девочка, кто?
— Один из них — наш добрый священник, Ана. Мне было шесть лет, когда он впервые потрогал меня под юбкой. А в одиннадцать лишил меня невинности в будке для исповеди. А ты в это время сладко спала, моя дорогая дуэнья. Потом я сама выбирала себе любовников из конюхов, садовников, учителей и цыган, разбивающих неподалеку лагерь. Старая цыганка и дала мне пузырь с куриной кровью. Мне нужно было любить, Ана. Для меня это было необходимостью. А в последние месяцы я чуть с ума не сошла. Но какие же замечательные любовники эти мавританцы!
Ее речи сломили бедную Ану. Она с рождения растила девушку и думала, что знает ее хорошо. Так под миловидной внешностью иногда прячется зло. Пресвятая Дева Мария, как ты можешь этого не видеть? Но любовь к госпоже пересилила ужас.
— Девочка, — тихо произнесла она. — Мы в великой опасности. Эти варвары собираются продать тебя в гарем. Тебе ведь не понравится делить одного мужчину с сотней других женщин. А если не понравишься господину, тебя сперва замучают, а потом убьют.
— Не бойся, Ана, — последовал уверенный ответ. — Мавританцы за выкуп вернут меня мужу.
— Почему ты так уверена?
— Я беременна, Ана. В будущем году я рожу Конду ребенка. Беременную женщину они не смогут продать. Какая из меня гурия с таким животом. Я сказала об этом капитану Хамиду и согласилась развлекать его и команду, пока я на корабле.
— О Боже!
Юная Кондесса рассмеялась:
— Не брани меня, дорогая дуэнья. Я измотаю их быстрее, чем они меня. К тому же скоро я буду слишком толста, чтобы заниматься любовью. А когда родится ребенок, у меня останется только муж, — погрустнела она.
Прекрасная Кондесса спокойно приняла роль корабельной шлюхи, доступной в любое время дня и ночи. Ане оставалось только наблюдать и молить Бога, чтобы выкуп пришел побыстрее.
Когда это наконец случилось и они вернулись в Пальму, Ана с удивлением увидела, как бледная и скромная Кондесса, точь-в-точь как какая-нибудь испанская матрона, упала в объятия мужа. А вскоре под пристальными взглядами архиепископа Мальорки и Конда Ана поклялась на святых мощах, хранившихся в соборе Пальмы, что ее госпожа во время плена осталась нетронутой. Ей потребовалось небывалое самообладание, но она произнесла клятву из уважения к будущему ребенку госпожи.
Но Конда не покидали подозрения. Даже когда через шесть месяцев Кондесса родила здорового ребенка, его не оставили сомнения. Ана так и не поняла почему — ведь госпожа не давала мужу для этого никакого повода. Служанке нравилось думать, что ее госпожа умерла, потому что ее сердце разбилось из-за недоверия мужа. На самом деле она умерла от осложнений при родах, которые были вызваны грозной венерической болезнью. Доктор, привыкший лечить аристократок, так и не распознал сифилис. А вельможа решил, что его жена умерла, побывав в плену у неверных.
Теперь Ана поняла, что злое семя оказалось взращенным и в невинной Констанце. Девушка была заражена дьявольским пороком, и с этим ничего нельзя было поделать. Рано или поздно лорд Бурк узнает о двойной жизни супруги, и тогда… Ана содрогнулась от неотвратимости грядущей катастрофы.
Жалобы служанки вывели Найла из сумрачного настроения. Он понял, что не успокоится, пока не узнает правды о графине Линмутской. Был лишь один человек, который мог ответить на этот вопрос.
Жестокий шторм, пронесшийся над Англией, отсрочил выход в море флота Роберта Смолла. Несмотря на все предосторожности, несколько кораблей были все-таки повреждены, и для их починки потребовалось несколько недель. Таким образом капитан из Девона оставался в Лондоне, и Найл Бурк нашел его в кабачке «Королевская голова». Мужчины обменялись любезностями, потом лорд Бурк сел напротив моряка и прямо спросил:
— Мне нужна ваша помощь, сэр, чтобы раскрыть тайну. Капитан отхлебнул пива и спокойно посмотрел на лорда Бурка:
— Если это в моих силах, милорд.
— Несколько лет назад, — начал Найл, — я влюбился в молодую девушку. К тому времени она была уже помолвлена, и мой отец не считал ее достаточно знатной для меня. Она вышла замуж за другого мужчину и, прежде чем овдоветь, родила ему двоих сыновей. Мой брак тоже оказался неудачным, и я получил развод. Тогда отец согласился на мою женитьбу с этой леди — и не только потому, что она доказала, что плодовита, девушка оказалась еще и богата. Помолвка состоялась. Но семейные дела потребовали, чтобы она совершила плавание, и я отправился с ней.
Капитан Смолл ощутил, как в нем шевельнулось предчувствие.
— Мы уже почти достигли цели, когда на нас напали пираты. И во время сражения кто-то из этих дьяволов похитил миледи.
Роберт Смолл почувствовал, как от возбуждения по его спине покатился пот. Боже, к чему это клонит лорд Бурк.
— Чего вы от меня хотите? — резко спросил он.
— Правды, капитан. Вы привезли в Англию женщину, известную как сеньора Гойя дель Фуэнтес, и утверждаете, что она воспитана в монастыре и была женой вашего умершего партнера. Могу признать, что ваша история безукоризненна, но эта дама — абсолютная копия моей суженой. Абсолютная! Но когда я спросил ее, слышала ли она что-нибудь о семье О'Малли, она искренне ответила «нет». — Найл Бурк немного помолчал. — Когда после свадьбы графа и графиню Линмутских провожали на брачное ложе, рубашка леди Саутвуд соскользнула, и я заметил родинку на правой груди. Я еще мог нехотя признать существование двух женщин одинаковой наружности, носящих одно и то же имя. Но, думаю, невозможно, чтобы обе имели одинаковую родинку. Полагаю, что графиня Линмутская и есть потерявшаяся Скай О'Малли. Прошу вас сказать мне правду. Почему она меня не узнает?
— Потому что, милорд, она потеряла память и не помнит ничего, что произошло с ней до приезда в Алжир, — тихо ответил Роберт Смолл. — Единственное, что она смогла нам сообщить, это свое имя. Потом мы выяснили, что она владеет несколькими языками. Кто-то привил ей понятие о морали. Но кто она и где родилась, остается загадочным. Конечно, я признал ее ирландский акцент.
Врачи объяснили, что она перенесла шок, и ее мозг сопротивляется, не желая вспоминать ужасные вещи.
— Боже мой! — воскликнул Найл Бурк. — А она вправду была замужем за алжирским купцом, или ребенок появился после плена?
Роберт Смолл еле сдерживал улыбку. Конечно, Северная Африка не такой уж безопасный мир, особенно для женщин, но ведь здесь тоже не слишком спокойно. И отчего все европейцы считают мусульман помешанными на сексе?
— Виллоу — плод великой любви, — ответил он. — Скай и в самом деле была замужем за моим алжирским партнером. Его имя — Халид эль Бей. Это он спас Скай. Они обожали друг друга. Когда его убили, она чуть не умерла, и я привез ее сюда, чтобы избавить от посягательств турецкого коменданта, который приложил руку к покушению на Халид эль Бея. Здесь она встретила лорда Саутвуда, и они полюбили друг друга.
Я рассказал вам, милорд Бурк, все, что знаю, и надеюсь, вы ответите тем же. Кто она? Где ее дом? Вы сказали, она родила первому мужу двоих сыновей. Они живы?
— Ее зовут Скай О'Малли. Ее первым мужем был Дом О'Флахерти, чтобы его душа горела вечно в аду. Она родила ему двоих сыновей, и они оба живы. Отец Скай — Дубхдара О'Малли. — При этом имени Роберт Смолл тихонько присвистнул, потому что какой же моряк не знает ирландского пирата-купца?! — После его смерти, — закончил Найл Бурк, — ее признали главой клана О'Малли до совершеннолетия одного из братьев по отцу.
— И как же они справляются без нее? — спросил капитан.
— К большому неудовольствию моего отца, — улыбнулся лорд Бурк, — дела в свои руки взял ее дядя, епископ Коннота. Когда Скай исчезла, Мак-Уилльям рассчитывал влезть в дела О'Малли, но те всегда оставались независимыми, хотя и клялись нам в верности.
Несколько секунд мужчины молчали, потом Роберт Смолл вздохнул.
— Так что же, милорд Бурк, вы намерены делать после того, как все узнали? Должен вас предупредить, что Скай нельзя подвергать потрясениям — она беременна.
— Но она только что вышла замуж, — пролепетал Найл и, смутившись, воскликнул:
— О!
— Она красивая женщина, — усмехнулся Робби.
— Что же мне делать, сэр? Не могу ведь я объявить графине Линмутской, что она моя бывшая невеста.
— Но почему бы не сказать Саутвуду о ее прошлом, умолчав, конечно, о вашей роли в ее судьбе, — предложил капитан. — Джеффри должен знать. Потом напишите дяде графини и объясните ему положение. Семью необходимо уведомить, что она жива. Джеффри Саутвуд всем сердцем любит Скай и после рождения ребенка наверняка захочет, чтобы она узнала о своем прошлом. Не исключено, что тогда к ней вернется память.
Найл Бурк задумался, а потом попросил:
— Помогите мне, Роберт. Сходите со мной к Саутвуду. Я ведь в трудном положении.
— Понимаю, — Роберт Смолл поколебался, а потом продолжал:
— Скажите, милорд Бурк, вы все еще ее любите?
— Да, — не колеблясь ответил Найл. — Я все еще люблю ее и никогда не перестану любить. Бог свидетель, я старался ее забыть, но не смог. Память о ней преследует меня во сне и наяву.
— А как же ваша жена?
— Может быть, женившись на ней, я оказал Констанце плохую услугу, но пока нас не разлучит смерть, она останется моей женой. Так же, как Скай женой лорда Саутвуда.
— Меня успокаивает, что вы разумный человек, милорд. Видите ли, Скай для меня и для сестры словно дочь. Мы ее очень любим и не хотим, чтобы ей было плохо. Очнувшись в доме Халида эль Бея, она не помнила прошедшую жизнь. Я тут же договорюсь о встрече с графом, потому что ремонт моих кораблей скоро заканчивается и мне придется отплывать. Шторм и так меня достаточно задержал.
Роберт Смолл был верен слову. Не прошло и часа, как он отправил графу Линмутскому записку:
«Мне настоятельно необходимо увидеться с вами наедине. Скай об этом знать не должна. Встретимся в десять на моем корабле».
Прочитав послание, Джеффри Саутвуд приподнял красивую светлую бровь и, извинившись перед женой и пообещав ей скоро вернуться, вскочил на лошадь. В порту его проводили в капитанскую каюту «Наяды», где рядом с Робертом Смоллом он, к своему удивлению, увидел ирландца Бурка.
Джеффри бросил плащ на руки юнге, кивнул мужчинам и расположился на стуле.
— Ну, Робби, что случилось? Почему ты оторвал меня в медовый месяц от жены?
— Не хотите вина, милорд? — предложил Роберт Смолл. — Вы знакомы с лордом Бурком?
— Мы как-то встречались. Пожалуй, выпью бургундского, Робби.
Роберт Смолл налил вина в поданные юнгой бокалы и приказал мальчику:
— Выйди за дверь и следи, чтобы нас не беспокоили, если только не станет тонуть корабль. Ты меня понял?
— Да, сэр! — расплылся в улыбке юноша и закрыл за собой дверь. Роберт Смолл уселся и набрал в легкие воздуха:
— Ну, Джеффри, я кое-что узнал, что вас сильно обрадует, но вопрос очень деликатного свойства. Уже несколько месяцев лорд Бурк сбит с толку внешностью и именем Скай. Когда вас укладывали в Гринвиче в постель, он заметил родинку на ее… гм… родинку на ней!
— Маленькую звездочку? — тихо спросил лорд Саутвуд.
— Именно, — ответил Найл.
— У вас, господин ирландец, острые глаза. — Его голос предостерегающе задрожал.
Бурк сдержал готовый сорваться с языка запальчивый ответ. Черт бы побрал этого заносчивого английского сукиного сына. В разговор быстро вмешался Робби.
— Увидев родинку, лорд Бурк смог опознать Скай, хотя и недоумевал, почему она его не узнает. Он называл ей имена и названия местности и понял, что она о них ничего не знает. И тогда он пришел этим утром ко мне.
— И что же? — спросил ледяным тоном Джеффри Саутвуд.
— Она — Скай О'Малли, — ответил Найл. — Глава клана О'Малли из Иннисфаны и вассал моего отца Мак-Уилльяма. Скай О'Малли несколько лет назад пропала у берегов Северной Африки, и ее считали погибшей. Роберт Смолл объяснил мне, как она потеряла память. Мне показалось, милорд, что вы должны знать, кто она на самом деле, но рассказывать об этом самой Скай мы с капитаном опасаемся.
Глаза Джеффри Саутвуда слегка расширились, когда лорд Бурк так привычно назвал по имени его жену.
— Расскажите мне о ее семье, — вежливо попросил он.
— Мать и отец ее умерли. Отец лишь за год до ее исчезновения. У нее была мачеха, дядя, которого она очень любила, пять старших сестер, младший брат, четыре младших брата по отцу и два сына от первого брака. Он умер, милорд, — быстро добавил Найл, увидев, как у Саутвуда побелели губы.
— Она любила его?
— Конечно, нет! Проходимец издевался над ней. Он умер еще до того, как она уехала из Ирландии, доказав тем самым, что есть Бог на небесах.
Глаза Саутвуда еще больше расширились от горячего тона Найла Бурка.
— А какое отношение, милорд, вы имеете к моей жене?
— Мы вместе росли, — ответил лорд Бурк. Ложь легко слетела с его языка. — Ее отцом был Дубхдара О'Малли, матерью — Маргарет Мак-Леод с острова Скай Перед смертью Дубхдара сделал ее своей наследницей, пока не подрастет один из ее братьев и не докажет, что способен вести дела семьи. Скай всегда считалась любимицей отца, и не появись у него сыновей, все его состояние когда-нибудь перешло бы ей. После смерти отца она поклялась в верности моему отцу, как до нее делали все вожди клана О'Малли.
— А что она делала на корабле, плывущем в Северную Африку? — спросил граф.
— О'Малли столетиями занимались морской торговлей, и ее флот выяснял возможности торговли с алжирским правительством. Когда алжирский дей узнал, что глава клана О'Малли женщина, он захотел встретиться с ней лично, прежде чем продолжить переговоры. Представителем отца в это плавание отправился и я. Шторм лишил нас защиты дея, и нам пришлось сражаться с берберийскими пиратами: они не знали, что мы под его охраной. Мы было их уже отогнали, но тут один из пиратов перепрыгнул на наш корабль и унес О'Малли. Мы не смогли ее отбить, потому что поднялся туман и скрыл от нас пиратский корабль. Меня, серьезно раненного, отвезли на Мальорку, а другие корабли с помощью дея разыскивали Скай, но не сумели найти ни малейшего ее следа.
— Потому что ее не продали обычным образом, — пояснил Роберт Смолл. — Она была куплена не на базаре, а частным образом.
— Нужно известить ее семью, Саутвуд. С вашего разрешения я хотел бы написать ее дяде, епископу Коннота. И мы с капитаном Смоллом подумали, что ей вы скажете сами, когда родится ребенок.
— Лорд Бурк — настоящий джентльмен, Джеффри, — вставил извиняющимся тоном Робби, — но, когда он собирался бежать к тебе в дом, чтобы рассказать Скай о ее прошлом, я вынужден был объяснить ему ее положение.
— Хочу поздравить вас с вашим счастьем, — продолжал Найл, — и выразить свое соболезнование, ведь вы недавно потеряли сына.
— Спасибо, — голос Джеффри чуть потеплел.
Роберт Смолл с облегчением вздохнул. Они не собирались убивать друг друга.
— Что ж, джентльмены, каждый из нас в сердце желает помочь Скай. Сойдемся на том, что лорд Бурк известит семью Скай о счастливом повороте событий, но сама Скай должна узнать обо всем не раньше, чем родится ребенок. Молодые мужчины согласно кивнули, и Робби поднял бокал.
— За Скай и ее счастье, — объявил он тост.
В первый раз после того, как вошел в каюту, Джеффри Саутвуд улыбнулся. Его зеленоватые глаза встретились с серебристыми глазами Найла Бурка. Тот улыбнулся в ответ и поднял бокал.
Внезапно снаружи раздался шум, послышался тонкий голос юнги, с ним спорил грубый мужской голос. Саутвуд поднял голову.
— Похоже на де Гренвилла, — заметил он.
Только он проронил эти слова, как двери каюты распахнулись и впустили джентльмена. За ним поспевал чуть не плачущий юнга, цепляясь за сюртук вельможи.
— Я говорил ему, что нельзя, капитан! Я ему говорил!
— Ничего, парень, — успокоил его Роберт Смолл. — Я вижу, что ты сделал все, что мог. Но сила не на твоей стороне. А теперь возвращайся на свой пост и охраняй дверь!
— Что стряслось, Дикон? — повернулся капитан к де Гренвиллу. — Почему ты таким образом прокладываешь себе дорогу?
Вельможа расправил кружевные рукава от воображаемых складок.
— Уникальная возможность, Робби! Привет, Саутвуд… Бурк. Может быть, и джентльмены к нам присоединятся. — Он снова повернулся к капитану. — Робби, судьба улыбнулась тебе, задержав твой отъезд. Мне передали, что «Книжная дама» сегодня будет у Клер, и я купил время для нас обоих.
— «Книжная дама»? — прервал его граф.
— Ах, Джеффри, ты так занят молодой женой, что пропустил пикантное явление. Она лишь месяц назад объявилась у Клер. Говорят, это скучающая знатная дама, но постоянно в маске, поэтому никто не знает, кто она на самом деле. Ее речь безукоризненна и манеры как у благородной дамы. Может быть, слух и верен.
— Может быть, она просто хорошая актриса? — предположил Джеффри.
— Думаю, она из благородной семьи, — возразил де Грен-вилл. — Об этом свидетельствует ее комплекция и гладкая кожа.
— А почему ее зовут «Книжной дамой»? — спросил Найл Бурк.
— А-а-а! — вскричал вельможа. — В этом-то и заключается пикантная деталь. Будь она шлюха из шлюх, но это артистическая натура. Эта женщина достала восточную книгу с превосходными рисунками, и на каждом изображены любовники в самых невероятных позах Вы выбираете страницу, и она делает все, как изображено в книге. Говорят, она знает толк в этом деле и, безусловно, любит свою работу. Я слышал, они с Клер устроили соревнование: которая из них за двадцать четыре часа измотает больше мужчин. Клянусь, Робби, мы недурно проведем сегодня время! Саутвуд! Бурк! Вы присоединитесь к нам?
— Помилуй, Дикон! Разве человек, женатый на Скай, способен искать иных развлечений? Острая боль пронзила Найла.
— А что вы сказали, когда шли сюда? — спросил его Роберт Смолл.
— Сказал, что ее ждет сюрприз. И я его приготовил. — Он вынул из кармана сюртука подвеску из сапфира на золотой цепочке. — Как вы думаете, ей понравится?
— Боже! Цейлонский голубой сапфир! Что за прелесть, восхитился де Гренвилл.
— Скай понравится, — заверил капитан. — Подходит к ее глазам.
— И я так подумал, — заметил граф, а Найл Бурк снова содрогнулся от боли.
Джеффри Саутвуд встал и взял свой плащ.
— Спасибо, Робби, и вам, лорд Бурк. Робби, не забудь попрощаться со Скай перед тем как поднимешь паруса.
— Не забуду, — заверил его Роберт Смолл и в сопровождении двух других мужчин вышел на палубу.
Внизу у трапа Саутвуда ожидал его каурый жеребец. Вскочив на него, граф помахал моряку и поскакал в сторону Стрэнда. Лорд де Гренвилл обернулся к своим спутникам:
— Ну а вы, джентльмены, идете со мной к Клер? Роберт Смолл быстро кивнул.
— Такие жаркие воспоминания будут греть меня холодными ночами в плавании. Да, Дикон, я иду с тобой. А вы, лорд Бурк? Клер — одна из самых очаровательных девочек в Лондоне. И главное — никакого сифилиса. Найл секунду размышлял:
— Да, я с вами. Но не думаю, что мне понадобится ваша «Книжная дама». Устроюсь с какой-нибудь смазливой девчонкой.
Де Гренвилл подозвал свою карету, трое мужчин забрались внутрь, и лошади тронулись.
— Вам очень подойдет сама Клер, — предрек лорду Бурку вельможа.
Когда Клер О'Флахерти увидела троих мужчин, входящих в ее заведение, она решила, что пора бежать, но сообразила, что, хотя и гостила в замке Мак-Уилльяма, Найлу Бурку представлена не была. Дочь обедневшего вассала, она не удостаивалась особого внимания, и наследник замка на нее не обратил внимания. Поэтому он не мог ее помнить. А вот Констанцу необходимо предупредить.
Клер легко взбежала по лестнице в красивую комнату, где в ее заведении предлагались лучшие услуги. Констанца только что пришла и была одна. Когда появилась Клер, она подкрашивала соски.
— Твой муж здесь, — выпалила Клер. — Но не думаю, что он пришел за тобой. Он не зол и вовсе не расстроен. И с ним друзья.
— Кто?
— Лорд де Гренвилл и сэр Роберт Смолл. Констанца сверилась с маленькой записной книжкой, лежащей на столике:
— Де Гренвилл с приятелем значатся на всю ночь. Заказ принимала Роза. Де Гренвилл ей что-то говорил о товарище, уплывающем в море
— Тогда это, наверное, сэр Роберт, — с облегчением ответила Клер. — Но на случай, если Роза что-то перепутала, я пришлю ее наверх, а ты незаметно исчезнешь. Я извинюсь за тебя, если только ты не хочешь сегодня познать своего мужа. — И она недобро посмотрела на Констанцу.
— Чтоб я испортила себе удовольствие! — нервно рассмеялась та. — Никогда!
Клер выскользнула из комнаты. По лестнице она спускалась во всем своем блеске, небесно-голубые глаза зло светились, кожа, за исключением нарумяненных щек, ослепительно белела. Соски подведены красным. Ее платье было настолько прозрачным, что сквозь него просвечивало тело. Несколько жемчужных ожерелий украшали ее шею.
— Добро пожаловать, лорд де Гренвилл, — проворковала она своим низким голосом. — Милости прошу и ваших гостей. Я узнаю сэра Роберта Смолла, но другой джентльмен мне не знаком.
— Найл, лорд Бурк, Клер. Ему нужна смазливая девчонка и к ней кровать.
— Я сама услужу джентльмену, — широко улыбнулась Клер. Мысль о том, чтобы переспать с человеком, любившим Скай О'Малли, пришлась ей по вкусу.
— Черт побери, — завистливо пробормотал де Гренвилл. — Я месяцами пытался развести эти крепкие белые бедра и ничего не получил. А вам стоило только войти — и Клер у ваших ног!
Найл безучастно посмотрел на Клер. Да, пожалуй, с ней будет недурно. Тоскуя по Скай, он не ложился в постель к жене уже несколько недель, но женщина ему все же была нужна. Эта как раз подойдет. С большой, пышной, белой грудью, влажным, чувственным алым ртом, она была вовсе не похожа на его хрупкую Констанцу. Он улыбнулся одними губами — глаза оставались холодными, но Клер заметила его улыбку.
Когда Найл обнял ее рукой, она почувствовала в его жесте подавляемую силу и вздрогнула от восторга. Может быть, впервые с того прекрасного вечера с Домом она что-нибудь ощутит.
Она игриво улыбнулась ему.
— Пойдем, дорогуша, — позвала она хриплым голосом и, взяв Найла за руку, повела по лестнице в комнату. Дверь едва закрылась за ними, как он стиснул ее в объятиях и так крепко ее расцеловал, что Клер чуть не задохнулась. Послышался треск раздираемого платья, по коже пробежал озноб, и она поняла, что раздета. Найл поднял ее и швырнул на кровать, не церемонясь, сам оказался на ней, и Клер закричала от боли — его член был еще больше, чем у Дома. Подавшись бедрами навстречу, она почувствовала, как приближается оргазм. Да, впервые после смерти Дома она была удовлетворена. И, к ее изумлению, он тянул со своей развязкой, пока не наступила ее. Так не поступал с ней ни один мужчина.
Для Найла облегчение было только физическим. Женщина под ним оказалась грубым существом, но свою задачу она выполнила, и, он должен был признать, выполнила хорошо. Сначала он хотел тут же уйти, но затем решил провести с ней всю ночь, чего она, по-видимому, и ожидала. А почему бы и нет? Женщина оказалась опытной шлюхой.
— И ты хороший любовник, Найл Бурк, — ответила она на его замечание.
Ему оставалось надеяться, что де Гренвиллу и Роберту Смоллу повезло не меньше.
Так оно и было. Комната, в которой Клер выставляла свою лучшую шлюху, больше никем не использовалась. Она была роскошно обставлена. В век, когда стекло еще оставалось необыкновенно дорогим и мало кому было по карману, Клер потратилась на три зеркала, одно из которых вмонтировали в потолок, а два других в золоченых рамах поставили по обе стороны кровати. Сама кровать казалась огромной. С бордовым пологом, большими, пышными подушками и золотисто-оранжевым покрывалом. На столе у кровати покоилась знаменитая книга. Над камином висела серебряная цепь с золотыми наручниками, а рядом с ним стояла ваза с ореховыми прутьями. Темно-красные парчовые шторы закрывали окна. На полу красовался синий с красным пушистый турецкий ковер.
Трое голых людей сидели на кровати и разглядывали книгу. Мужчины с упоением гладили золотистые груди женщины.
— Невероятно! — бормотал Роберт Смолл, рассматривая рисунок.
— Напротив, капитан, — послышался чувственный ответ. — В этом нет ничего невозможного. Требует немного больше времени и терпения. Хотите попробовать?
Роберт Смолл взглянул на миниатюрную женщину с золотистой кожей и был поражен — ее страсть казалась безмерной. Констанца прижалась к нему и стала ласкать его член.
— Такое огромное оружие у такого коротышки, — шептала она. — Вы хорошо умеете пользоваться вашим мечом, капитан?
— Да, — проревел он в ответ и поцеловал ее в губы. — Ну-ка, де Гренвилл, дадим урок этой маленькой плутовке.
Глаза де Гренвилла сверкнули, и он прижался к Констанце сзади.
— Черт побери, Робби! Вечер обещает быть неплохим! Джеффри еще пожалеет, что не поехал с нами.
А в это время граф Линмутский подъезжал к дому. Войдя в спальню, он нашел жену спящей. Минуту он стоял и смотрел на нее. На Скай была белая прозрачная ночная рубашка. Глубокий вырез позволял рассмотреть грудь. Положив на столик у кровати сапфир, граф обернулся к вошедшему за ним слуге.
— Спокойной ночи, Уилл, — с расстановкой произнес он, и лакей тут же закрыл за собой дверь. Женитьба не уменьшила аппетита лорда Саутвуда!
Еще несколько мгновений Джеффри тихо наблюдал за Скай. Она была так удивительно красива, что у него перехватило дыхание. То, что он сегодня узнал, было поразительно, но не удивило его. Для него всегда было очевидным, что Скай — леди и образованная женщина. А то, что, кроме обожаемой Виллоу, она родила уже двух сыновей, его сильно обрадовало. Граф еще больше уверился, что ребенок, которого она вынашивала под сердцем, его сын и наследник.
Внезапно он ощутил, как его тянет к жене, и нежно перевернул ее на спину. Почувствовав, как он целует ее в губы, Скай потянулась и что-то пробормотала. Он снял рубашку, и вид изящного тела, только начинающий округляться живот заставил его задрожать. Желание нахлынуло внезапно. Джеффри зарылся лицом между грудей жены и произнес ее имя.
Скай тут же обняла мужа:
— Джеффри, любимый! Я заснула, дожидаясь тебя!
— Я смотрел, как ты спала. Боже, ты и во сне возбуждаешь меня! — Его губы нашли ее, язык скользнул по небу. Потом он нагнулся и стал ласкать ее груди. Она поймала одну из рук и прижала к своему сокровенному месту. Он погладил его и почувствовал, что оно влажное.
— Видишь, дорогой, какая я бесстыжая. Я тебя тоже хочу! — И она взяла руками его член и направила в себя.
— Ведьма! — пробормотал он. — Разве жены могут так наслаждаться мужьями?
— Я постоянно молю об этом, — игриво ответила она.
— Молись об этом Венере, богине любви, — проревел он и, удвоив усилия, привел ее к вершине страсти в тот же миг. когда достиг ее сам. Найл Бурк мог сколько угодно притворяться старым приятелем семьи, Джеффри Саутвуд способен распознать влюбленного. Но Скай — лишь его, и он никому ее не отдаст.
Придя в себя, она потянулась к мужу.
— А где мой сюрприз? — спросила она. Ворча что-то о женской алчности, граф потянулся к столику — перед Скай на цепочке закачался подарок.
— О, Джеффри, какой чудесный! — восхитилась она.
Сев на кровати со скрещенными ногами, она повесила кулон на шею, и он соблазнительно расположился между ее грудей.
— Ты специально уходил вечером, чтобы подарить его мне? Спасибо, дорогой!
Наблюдая детский восторг на ее лице, граф поклялся себе еще раз, что никому не удастся отнять у него жену. Пусть она — глава большого ирландского клана. Но они обходились без нее последние годы, обойдутся и впредь. Она его жена. Его!
— Джеффри, ты выглядишь таким сердитым. Ты мною недоволен?
— Нет, радость моя, — успокоил он жену. — Просто я сейчас думал, как сильно тебя люблю.
Она свернулась в его объятиях и положила темную голову мужу на плечо.
— И я люблю тебя, Джеффри! Какая же я ужасная женщина! Только и думаю, какая я счастливая, а Мари умерла!
— Я бы все равно не позволил тебе уйти! Никогда! С первого мига, когда я тебя увидел, я понял, ты — моя. Я никогда не отпущу тебя, Скай. Ты принадлежишь мне навсегда! — Его губы властно потянулись к ее губам, как бы подтверждая его право на жену, и Скай ответила на поцелуй. Они опять соединились в огненном союзе, который никогда не бывает одним и тем же, а потом, задохнувшись, усталые лежали рядом.
Наконец он нежно упрекнул жену:
— Нам нужно быть осторожнее. Как бы не повредить ребенку.
— Знаю, — ответила она. — Но видят небеса, я так тебя люблю! И я так люблю, Джеффри, когда ты любишь меня.
Он улыбнулся жене в сумраке комнаты и, притянув к себе, вздохнул:
— Спи, моя маленькая испорченная женушка. Скоро нам придется возвращаться ко двору. Тогда ты приуменьшишь свой аппетит — у придворных не так уж много времени.
Скай устроилась рядом с ним:
— Не бойся, я время найду!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Rambler's Top100