Читать онлайн Сама невинность, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сама невинность - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.32 (Голосов: 92)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сама невинность - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сама невинность - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Сама невинность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Пэкс из Эшлина не мог надивиться на окружающий мир. Сколько всего он расскажет Вилле! Они покинули дом и ехали целую неделю, прежде чем добрались до моря. Оказалось, что Англия — довольно большая страна. Наконец они остановились в городе, который хозяин назвал Портсмутом, и стали искать корабль, отходивший в Барфлер. Пэкс никогда не был в таком оживленном месте, как Портсмут, и то и дело морщил нос, не привыкший к запаху соли. И говорили здесь совсем на другом наречии, чем в Эшлине, так что приходилось внимательно прислушиваться к каждому слову. Зато его норманнский значительно улучшился, поскольку хозяин целыми днями разговаривал только на нем.
— Запомни, — предупреждал Ранульф, — притворяйся, что понимаешь лишь самые простые фразы. Пусть окружающие не опасаются откровенничать при тебе, а ты старайся собрать как можно больше сведений.
— Обязательно, господин, — кивнул Пэкс.
— Пока ты держался молодцом, — похвалил Ранульф, и Пэкс расплылся в довольной улыбке, ибо действительно хотел показать себя и оказаться достойным руки Виллы. Если господин останется довольным его службой, наверняка разрешит ему жениться на девушке.
Они переплыли пролив в теплый летний день. Море было спокойным, солнце — жарким, ветер — попутным.
— Повезло нам, — заметил Ранульф, когда они на следующий день причалили в нормандском порту Барфлер. — Переправились быстро и без труда. Будем считать это хорошим знаком.
— Переночуем в Руане, господин? — поинтересовался Пэкс.
— Нет. Доберемся туда только завтра утром, а может быть, и к ночи. Все зависит от дорог и погоды. Они свели с корабля лошадей и мулов.
— Давай найдем рынок, Пэкс, — предложил Ранульф. — Нужно купить еды, поскольку я не знаю, сумеем ли мы отыскать безопасное место, где провести ночь. Вполне возможно, мы окажемся в глуши, вдалеке от постоялого двора или аббатства.
Он вскочил на коня и предупредил:
— Перед отъездом из города нужно бы напоить лошадей.
— Хорошо, господин, я все сделаю, — кивнул Пэкс. Но сначала они наткнулись на рынок, и Ранульф купил два каравая хлеба, небольшой круг сыра, толстую колбасу, несколько персиков и тяжелый мех с вином, которое прежде попробовал, чтобы убедиться, что оно не прокисло.
— Ты англичанин? — спросил виноторговец.
— Да, — признался Ранульф. — Я всего лишь скромный рыцарь и приехал принести клятву вассала герцогу Генриху, ибо наш король тяжко болен.
— Уж это точно, — согласился торговец. — Лучше до, чем после. Ты мудр, господин мой, и, очевидно, заботишься о своей семье. Герцог Генрих — человек великодушный, а герцогиня Алиенор — самая прекрасная и совершенная из женщин. Я как-то видел ее, когда навещал свою сестру в Руане. Прости за дерзкие слова, но она великолепна.
Ранульф поблагодарил торговца за учтивость и спросил дорогу к общественному колодцу. Они напоили коней и поскакали по дороге в Руан. По мере того как сгущались сумерки, становилось все яснее, как своевременны были его приготовления. Кругом не было видно ни монастыря, ни постоялого двора, где можно было преклонить головы. Услышав шум воды неподалеку от дороги, Ранульф направил туда коня и приказал остановиться на ночлег.
— Не стоит зажигать огонь, чтобы не привлечь разбойников, — заметил он Пэксу. — Поедим в темноте. Воды много, и кони могут попастись.
— Но не нападут ли на нас дикие звери? — испугался Пэкс.
— Скорее уж двуногие животные, если мы приманим их костром, парень, — улыбнулся Ранульф, спешиваясь. — Посмотри, вон там пасутся коровы. Вряд ли бы их оставили на ночь, водись здесь волки. Давай лучше поедим и хорошенько отдохнем. Я не спал почти всю ночь на палубе корабля, боясь, что кто-нибудь вздумает перерезать нам глотки за лошадей и мула. — И весело хмыкнул, заметив, как побледнел его оруженосец. — Здесь никому нельзя доверять, — тихо заметил он. — Кроме меня, разумеется.
Они стреножили лошадей и оставили их мирно пастись. Молодой оруженосец бережно отрезал по два больших ломтя хлеба и сыра, разломил колбасу и вручил хозяину его порцию. Они поели, передавая из рук в руки мех с вином, и решили оставить персики на завтра. День был долгим, и оба устали. Становилось все темнее. Лежа на спине и глядя в небо, Пэкс думал, что даже звезды здесь другие. На небо выплыл тонкий полумесяц, освещая лес слабым светом.
Но мужчины уже крепко заснули.
Ранульф пробудился от пения птиц. Открыв глаза, он увидел, что линия горизонта посветлела. Поднявшись, он отошел, чтобы облегчиться, и разбудил оруженосца.
— Вставай, парень, уже почти рассвело. Поедим, и в путь. Уж лучше провести следующую ночь в Руане, чем в чистом поле. Мои кости стары и не выносят сырости.
Пэкс, зевая, вскочил.
— Простите, господин, за то, что проспал.
— Пойди помочись, и позавтракаем, — велел Ранульф. Они оставили немного хлеба с колбасой и персики на обед, доели сыр и допили вино, сразу их согревшее. Утро выдалось сыроватым, но день обещал быть жарким. Поев, они напоили лошадей, оседлали и пустились в дорогу. Вокруг расстилалась долина в окружении невысоких холмов. Дорога проходила по берегу Сены. К вечеру впереди показались городские башни. Рыцарь с оруженосцем перебрались через горбатый каменный мост с тринадцатью огромными сводами по всей ширине реки.
— Руан город древний и считался столицей провинции во времена правления римлян, — объяснил Ранульф Пэксу.
Тот кивнул, хотя понятия не имел о том, кто такие римляне, и не стал расспрашивать, боясь показаться невеждой. Ранульф добавил, что Нормандия тогда была частью провинции, называемой Галль. Даже Англия была когда-то римской провинцией, Британией. Пэкс снова кивнул, но при этом не переставал с любопытством озираться, жадно всматриваясь в узкие улочки, застроенные высокими, наполовину деревянными домами, в четыре-пять этажей. Вилла просто не поверит, что на свете существуют такие красивые здания!
— Нужно найти место для ночлега, и как можно ближе к замку, — велел Ранульф.
— Разве мы будем жить не в замке? — удивился оруженосец.
— Только если нас пригласят. Помни, я здесь всего лишь для того, чтобы засвидетельствовать почтение герцогу Генриху, нашему будущему монарху. Куда более знатные лорды, чем я, спят по двое-трое в одной комнате да еще вместе со слугами. Может, я сумею выпросить место в конюшне. Все зависит от величины герцогской свиты. Ладно, едем сначала в замок, Пэкс. Боюсь, пребывание на постоялом дворе окончательно истощит наш и без того не слишком тяжелый кошелек.
Он не сказал оруженосцу правды о цели своего приезда в Нормандию. Парень еще совсем зеленый, и Ранульф не знал, может ли полагаться на его благоразумие и осмотрительность.
Найти замок сиятельной Матильды оказалось легко. Он был самым большим строением в Руане с донжоном и огромным залом. Всадники пересекли подъемный мост и оказались в шумном, забитом людьми и конями дворе. Ранульф поискал глазами конюшни и направился туда в сопровождении Пэкса. Приблизившись к главному конюшему, де Гланвиль смиренно попросил приюта:
— Я сэр Ранульф де Гланвиль, хозяин Эшлина. Приехал из Англии принести герцогу клятву вассала. Не найдется ли, господин, местечка на сеновале для меня и моего оруженосца?
Конюший долго изучал вновь прибывших. Одежда добротная, хотя немного запылилась в дороге. Лошади крепкие.
— Вы знаете здесь кого-нибудь? — строго осведомился он.
— Сэра Гаррика Талиферро, одного из рыцарей герцога Генриха. Он охотно удостоверит, что я тот, за кого себя выдаю.
— Надеюсь, вы понимаете, что я должен увериться в правдивости ваших слов, господин. Последнее время сюда каждый день прибывают все новые английские лорды со своими людьми, чтобы заключить мир с герцогом. В замке ужасно тесно.
— Разумеется, — вежливо кивнул Ранульф.
— Сейчас пошлю кого-нибудь за сэром Гарриком, который знаком и мне. Если он поручится за вас, я дам вам и вашему оруженосцу убежище, насколько пожелаете.
— Я человек неприхотливый и буду благодарен за любое пристанище, — обрадовался Ранульф.
— Эй, паж! — окликнул конюший пробегавшего мальчишку и, схватив его за шиворот, наказал:
— Беги к сэру Гаррику Талиферро и скажи, что конюший Конан просит разрешения с ним поговорить. — И легким подзатыльником отослал парня.
Днем они так и не сделали привала, и сейчас животы окончательно подвело. Ранульф велел Пэксу достать оставшиеся припасы, и мужчины уселись на скамью у дверей конюшни, запивая каждый кусок пиши вином. День перетек в вечер, становилось темно. Наконец в сумерках появилась тень. Это явился сэр Гаррик.
— Ранульф! Что ты делаешь в Руане? И как там мой крестник? — выпалил он, протягивая руку.
Ранульф поднялся и сжал ладонь приятеля.
— Решил, что пора выразить свое почтение герцогу Генриху, и с одобрения своей женушки тронулся в путь. Симон здоров и счастлив.
— Как Стефан?
— Угасает, но еще жив. Кстати, если сумеешь убедить мастера Конана, что мы люди смирные, он поселит нас на конюшне. Ну как? Попробуешь?
— С удовольствием. В замке яблоку негде упасть, ибо на днях прибыла герцогиня со всем своим двором навестить свекровь. Пойдем, я отведу вас в парадный зал. Как раз подали ужин, правда, не такой разнообразный, как обед, поскольку сиятельная Матильда — особа прижимистая и не слишком гостеприимна, но довольно сытный, — усмехнулся Гаррик и, обернувшись к конюшему, объявил:
— Герцог одобрит, если вы дадите этим людям и их коням пусть и скромный, но приют.
— По рукам, господин мой, — кивнул конюший. — Сейчас покажу, где будете спать, сэр де Гланвиль. И животных берите.
Он повел их в самую глубину здания и, остановившись в дальнем конце, показал на пустые стойла, забитые свежим сеном:
— Оставьте коней здесь, господин, а сами можете занять одно стойло на двоих. Здесь вас никто не потревожит. Только пусть ваш оруженосец сам позаботится о лошадях и муле.
— Спасибо, мастер Конан, — поблагодарил Ранульф, сунув в руку конюшего небольшую серебряную монетку. Тот кивнул и отошел.
— У меня еще довольно еды, — заметил Пэкс. — Я расседлаю и накормлю коней. А вы идите в зал.
— Уверен?
— Да, господин.
Ранульф вместе с сэром Гарриком направился в парадный зал Руанского замка, где только что начался ужин. Они отыскали места за дальним концом одного из раскладных столов. Слуги подали корки караваев с вынутым мякишем, по одной на двоих гостей. Сэр Гаррик разрезал корку и протянул половину Ранульфу. Оловянные чаши были полны довольно сносного вина. На стол водрузили небольшой круг сыра. Из рук в руки передавали большое блюдо с жареной крольчатиной. Наколов кусок на острие кинжала, Ранульф положил его на корку, отрезал солидный ломоть сыра и принялся есть.
Утолив голод, Ранульф огляделся. Здесь в основном сидели рыцари со своими оруженосцами, хотя у самого высокого стола расположились прелестные женщины. За высоким столом находился герцог Генрих, по правую руку сидела его мать, могущественная Матильда, по левую — жена, Алиенор Аквитанская. Ранульф как-то уже видел властительницу и сейчас нашел, что хотя она и постарела, но не слишком изменилась. По-прежнему высокомерна и презрительно взирает на окружающих. Видно, так и не забыла своего царственного происхождения. Недаром она была дочерью короля Генриха I и его жены, дочери шотландского короля Малколма. Мать Матильды происходила из рода последних саксонских королей. Так что Матильда могла по праву хвалиться своей голубой кровью. Мало нашлось бы людей, равных ей по благородству рода.
Молодая герцогиня показалась Ранульфу прекраснейшей из всех женщин мира. Его Элинор, бесспорно, была красавицей, но куда ей до Алиенор Аквитанской! Волосы — чистое золото, а глаза — драгоценные сапфиры! И черты лица безупречны: белоснежная кожа, прямой носик и пухлые губки, на которых так легко появлялась улыбка.
— Смотри не влюбись, — тихо предупредил Гаррик. — Здесь таких немало. Она наслаждается вниманием мужчин, но остается верной мужу.
— Как и подобает замужней женщине, — возразил Ранульф, несколько шокированный словами спутника.
— Не слышал сплетни о ее трубадурах?
— Нет. Какие именно? — полюбопытствовал Ранульф.
— Двор герцогини — самый веселый и изысканный на свете, — начал Талиферро. — Герцогиня любит музыку, литературу, поэзию и сочинителей. Недаром ее двор называется Двором любви. В обычае трубадуров выбрать благородную даму, замужнюю, разумеется, ибо она должна быть поистине недосягаемой, влюбиться в нее и посвящать грустные стихи и песни о несчастной любви.
— А что должна делать эта самая недосягаемая дама? — развеселился Ранульф.
— То дарит трубадура вниманием, то отталкивает и обливает холодом.
— На мой взгляд, подобные повадки не только странны, но и смехотворны, — пожал плечами Ранульф. — Какое право имеют эти шуты выбирать целомудренную женщину и делать ее объектом своих неразделенных желаний?
Гаррик Талиферро от души расхохотался:
— Ты слишком земной человек, друг мой. Дамы обожают подобные вещи, а мужья считают, что им оказана высокая честь, ибо трубадуры удостаивают своим вниманием только самых прекрасных особ женского пола. Тут нет ничего плохого, хотя в случае с молодой герцогиней многие уверены, что эти трубадуры — ее любовники. Но это, разумеется, не так. Герцогиня слишком умна и благородна, чтобы решиться на подобное. И кроме того, обожает герцога.
— Я и близко не подпустил бы такую шваль к Элинор, — мрачно заметил Ранульф. — Им не место в нашем скромном поместье. — И, сочтя за лучшее сменить тему, спросил:
— Когда, по-твоему, я могу представиться герцогу Генриху? Не хотелось бы надолго оставлять жену и сына. В этом году набеги валлийцев участились. Я надстроил стены, но все же на душе неспокойно.
— При первой же возможности поговорю с герцогом, — пообещал приятель. — А пока надеюсь, что ты присоединишься к остальным рыцарям, поохотишься с нами и примешь участие в турнире.
— Хорошо, — кивнул Ранульф. — Я достаточно времени провел при дворе и знаю, что быстро тут дела не делаются. Говорят, правда, что Стефан долго не протянет, так что я надеюсь оказаться дома еще до Рождества. Осталось лишь молиться, чтобы валлийцы держались подальше от ворот поместья.
— В крайнем случае потеряешь скот, вот и все, — успокоил Гаррик. — А теперь расскажи о моем крестнике.
— До чего ушлый парнишка! — восторженно воскликнул Ранульф. — Клянусь, он узнает мой голос и, стоит мне войти в комнату, поворачивает головку. Правда, жена утверждает, что я все это придумал.
— Думаю, и мне пришла пора жениться, — заметил сэр Гаррик. — У меня небольшие владения к западу от Лондона. Там живет моя мать, которая вечно донимает меня требованиями обзавестись невестой. Возможно, когда Генрих станет королем, я попрошу его найти здоровую молодую девушку, которая подарит мне наследников. Мужчине нужны сыновья. У короля уже есть один, и говорят, герцогиня снова носит младенца.
— Вот еще одна причина, по которой мне не терпится оказаться дома, — поддакнул Ранульф. — Мы с Элинор хотим иметь много детей, но пока я в Нормандии, а она в Эшлине, получается, что с этим нам придется подождать.
Вечер прошел на редкость приятно. Гостей развлекали приглашенные жонглеры, а очередной любимец трубадур герцогини, стройный молодой человек с темными локонами и янтарными глазами с поволокой, спел печальную песню о неразделенной любви к прекраснейшему цветку Аквитании. Ранульф был вынужден признать, что мелодия поистине сладостна, хотя слова сочинены настоящим слюнтяем. Мужчины за его столом принялись играть в кости, и Ранульф, не имея денег, был вынужден подняться.
Он вернулся в конюшню и вошел в большое просторное стойло, которое Пэкс успел сделать довольно уютным. Лошади расседланы, тюки с мула сняты. Животные напоены, накормлены и вычищены. Седла разложены на широком барьере между стойлами. Доспехи красуются в углу, на небольшом сундучке. Пэкс принес еще соломы и накрыл ее плащами, устроив мягкие постели.
— Придется вам умыться в конских яслях, господин, — сказал он Ранульфу.
— Утром, — отмахнулся тот и лег.
Следующие несколько недель прошли на удивление быстро. Они ели в парадном зале, охотились с герцогом и его придворными, участвовали в турнирах, и Ранульф даже приобрел некоторую известность как непобедимый боец, которого никто еще не смог выбить из седла. Когда он в один прекрасный день одолел витязя самой сиятельной Матильды, герцог наградил его лавровым венком победителя, который Ранульф немедленно передал Матильде с грациозным поклоном.
— Кто это? — поинтересовалась герцогиня у своей придворной дамы.
— Не знаю, госпожа. Вряд ли кто-то знатный, — пожала та плечами.
Алиенор Аквитанская задумчиво улыбнулась:
— Может, и так, Адела, но он умен и обладает изысканными манерами. Кто он. Генри?
— Ранульф из Эшлина, — ответил ее муж. — Приехал принести мне клятву вассала. Пожалуй, сейчас самое время. — Он знаком подозвал рыцаря. — Приветствуем тебя в Нормандии, сэр Ранульф!
Ранульф упал на колени перед герцогом и, вложив в его руки свои, принес обет верности.
— Поднимись, сэр Ранульф, — велел герцог. — Мы рады честным слугам, таким, как ты. Твоя искренность и преданность королю Стефану не остались незамеченными.
— Я готов защищать вас ценой собственной жизни, мой господин! — воскликнул Ранульф.
— Я твердо в это верю, — торжественно объявил герцог, — и желаю представить тебе будущую королеву герцогиню Алиенор.
Ранульф низко склонился перед пленительной женщиной, оказавшейся вблизи еще краше.
— Госпожа, могу ли я принести и вам клятву вассала? — спросил он.
— Благодарим тебя, сэр Ранульф, — сладостным, мелодичным голоском пропела герцогиня. — Мы заметили, что никто не сумел взять над тобой верх. Сразу видно истинного рыцаря.
— Мне просто повезло, госпожа, — скромно ответил Ранульф, отступая.
— Мы приглашаем тебя немного погостить у нас, сэр Ранульф, — вставил герцог. — Если, разумеется, ты не нужен дома.
— Большая честь для меня, мой господин, — пробормотал Ранульф. — И хотя валлийцы снова тревожат нас, Эшлин в надежных руках и хорошо укреплен.
— Ты выстроил замок? — грозно спросил герцог, сведя брови.
— Нет, мой господин. Без разрешения короля такое невозможно, — поспешно заверил Ранульф, — Но я надстроил стены, чтобы защитить семью и крепостных. Надеюсь, что не оскорбил вас своеволием.
— Нет, — ответствовал немного успокоившийся герцог, умиротворенный таким послушанием. Ах, если бы все английские лорды были столь покорны! К сожалению, это не так. Большинство знатных баронов — алчный, подлый сброд, которыми придется править железной рукой.
— Возвращайся к друзьям, сэр Ранульф, и знай, что мы тобой довольны.
Их взгляды на мгновение встретились, и герцог едва заметно опустил веки в знак того, что все понял. Ранульф снова поклонился царственной чете и сиятельной Матильде и отошел.
— Он и подобные ему все эти годы поддерживали Стефана, — пробурчала претендентка на английский престол, — но он не предаст тебя, Генрих. Простые рыцари обычно благородны и честны. Привлеки на свою сторону как можно больше таких. Они всегда поддержат тебя, а от знатных лордов нечего ждать, кроме интриг и распрей. Где ты познакомился с ним?
— Откуда ты знаешь, что мы уже встречались? Матильда пренебрежительно фыркнула:
— Мои глаза не настолько слабы, чтобы не заметить, как вы переглядывались. Он приехал сюда не зря. Но с какой целью?
— Обещаю все рассказать, матушка, но не сейчас. Тут слишком много народу, — прошептал герцог, и Матильда, кивнув, не стала более допытываться. Она всегда считалась главной советчицей сына, и у них не было секретов друг от друга. Еще мальчиком он учился у нее искусству повелевать, но отчетливо видел также, что причиной падения матери была неудержимая спесь, и поэтому старался быть проще и доступнее, предпочитая прятать крепкий кулак в бархатную перчатку. И добивался этим гораздо большего, чем мать.
Ранульф тем временем вернулся к шатрам, где ждал его оруженосец. Пока Пэкс снимал с него доспехи, явился сэр Гаррик.
— Весьма неглупый поступок с твоей стороны, — заметил он. — Многие рыцари жестоко тебе завидуют.
— Я не хотел никого оскорбить.
— И не оскорбил, — рассмеялся сэр Гаррик. — Мы все восхищаемся тем, что, выбив из седла рыцаря Матильды, ты умудрился предложить награду старой драконше. Молодец!
— Из своего прошлого опыта при дворе я знаю, что самые непримиримые враги — это знатные леди, так что лучше их не злить, — улыбнулся Ранульф. — Герцог узнал меня, когда я клялся ему в верности, и представил герцогине. Она соизволила сказать мне несколько добрых слов. Меня пригласили погостить, и я, разумеется, не смог отказаться.
— Уверен, что твоя жена поймет.
— Да, она лучшая женщина и хозяйка на свете, — согласился Ранульф, хотя втайне тревожился за свою малышку. Руан так далеко от Эшлина. Между ними лежат море и длинный отрезок суши. Не напали ли на них валлийцы? Или, как и в прежние годы, Эшлин оставили в покое? Он не может послать гонца к жене, ведь Эшлин лежит в стороне от оживленных дорог. Никто из придворных, даже рыцарь, возвращающийся в Англию, не согласится туда поехать. Да и богатые торговцы попадали в Эшлин крайне редко, разве что иногда заворачивали какие-нибудь мелкие разносчики с дешевым товаром. Придется положиться на волю Божию.
После турнира, где он победил лучшего рыцаря Матильды, Ранульф понял, что герцогиня Алиенор явно выделяет его из остальных. Вечером того же дня, когда все собрались в зале, она подозвала его к себе и осведомилась;
— Ты поклонник изящных искусств, сэр Ранульф?
— Нет, госпожа, — сухо усмехнулся он, — я всего лишь простой рыцарь. И хоть умею читать и писать, не силен в стихосложении и употребляю свои знания лишь затем, чтобы вести дела поместья.
— Знаешь ли ты латынь?
— Только церковную, госпожа.
— И никакой поэзии? — вздохнула она, склонив голову набок.
— Нет, госпожа. На что она годится?
Герцогиня рассмеялась:
— Чтобы добиться любви дамы, сэр. Неужели никто из моих женщин не успел тебя очаровать, сэр Ранульф? Если такая есть, ты должен научиться сочинять в ее честь стихи и баллады.
— Я женатый человек, госпожа, — осторожно возразил он, — и приехал в Руан принести мои обеты вашему мужу и предложить свои услуги. И хотя леди, окружающие вас, подобны весенним цветам, все они лишь бледные звезды в сравнении с такой сияющей и ослепительной луной, как вы.
Алиенор Аквитанская улыбнулась, удивленная и польщенная столь галантной речью.
— Думаю, что еще сумею сделать из тебя поэта, сэр Ранульф. Но скажи, чем же ты расположил к себе свою жену?
— Хозяйка Эшлина была выбрана мне в жены самим королем Стефаном. Ее владения находятся вблизи границы с Уэльсом, и королю понадобился верный человек, чтобы защищать рубежи страны. Моя жена с пяти лет воспитывалась в монастыре Святого Фрайдсуайда и должна была вот-вот принять постриг. Но вместо этого вышла замуж.
— Вот как, — понимающе кивнула герцогиня.
— У нас недавно родился сын. Его назвали Симоном в честь моего отца и Хьюбертом, ибо он родился в День святого Хьюберта, — пояснил Ранульф.
— Возможно, когда-нибудь твой сын приедет ко двору, чтобы служить моему крошке Уильяму, — ответила герцогиня. Ей нравился этот простой человек и его искренние речи. Ранульф де Гланвиль не из тех, кто таится и держит камень за пазухой. Она снова вернулась к теме искусств:
— Может, ты поешь, сэр Ранульф?
— Пою? — Какой странный вопрос! Мужчины не поют. — Нет, госпожа, не пою.
Одна из дам герцогини наклонилась и что-то прошептала. Алиенор лукаво улыбнулась:
— Леди Элайза желает знать, каким же образом вы можете осчастливить жену, если не поете и не сочиняете стихи?
— Заставляю петь ее, госпожа, — нашелся Ранульф, чем вызвал взрыв общего смеха.
— Вижу, ты остроумен и сообразителен, сэр рыцарь, — усмехнулась герцогиня, весело блеснув си ними глазами. — Значит, есть надежда, что тебя еще можно обратить в нашу веру.
— Я всего лишь откровенен, — поклонился Ранульф.
С этого дня его включили в круг приближенных, хотя люди знатные по-прежнему считали его особой незначительной. Герцогиня доверяла ему присматривать за юными дамами, и он честно исполнял свои обязанности, оберегая их от распутных повес, способных погубить репутацию наивной девы. Ранульф не флиртовал с ними, как на его месте поступили бы другие, ибо понимал, что жестоко обидел бы свою невинную Элинор, узнай она об этом. Девицы дали ему прозвище Сэр Дядюшка, чем немало позабавили Гаррика Талиферро.
— Ну и монахом же ты стал! — издевался он.
— Уж лучше быть в глазах жены монахом, чем похотливым развратником, — отмахнулся Ранульф. — Сам знаешь, что Элинор получила монастырское воспитание и во многих вопросах остается прежней чистой девочкой.
— Похоже, ты любишь ее, — догадался Гаррик.
— Да, хотя так и не нашел в себе мужества признаться. Но как только вернусь домой, скажу правду. Элинор давно пора знать все. Просто боялся, что она отвергнет меня, потому что я гораздо старше и был навязан ей самим королем. Все же, прощаясь с Элинор, я подумал, что она немного смягчилась и, возможно, питает ко мне такие же чувства. Больше я не в силах молчать.
— Разумеется, — согласился приятель. — Хотя мне этого не понять, но женщины отчего-то обожают слышать слова «Я тебя люблю».
Прошел август. За ним — сентябрь. В начале октября герцог собрал войско и отправился покорять восставшего вассала Роберта де Ториньи, внезапно отказавшегося платить полагавшуюся дань. Ранульфу приказали присоединиться к воинам, осаждавшим замок де Ториньи. Он очень обрадовался, поскольку веселая жизнь при дворе и обязанности опекуна молодых леди порядком ему надоели. Он отчаянно сражался, заслужив наконец уважение тех знатных лордов, которые раньше его не замечали. Все посчитали, что именно такого человека следует иметь на своей стороне и в союзниках.
В самом конце октября прибывший из Англии посланец сообщил, что король Стефан умер двадцать пятого числа в Дуврском замке. Герцог воспринял новости спокойно и продолжал осаду, пока от замка Ториньи не осталось камня на камне, а его хозяин не приполз к повелителю на коленях. Новый король вернулся в Руан отпраздновать восхождение на трон вместе со счастливой матерью и женой, которая к тому времени была уже на сносях. Во всех церквах служили торжественные мессы в честь нового короля и поминальные службы по старому. Хотя в Руане был архиепископ, но собора еще не успели построить.
Как-то ночью Ранульфа подняли с постели, и королевский паж повел его в личные покои Генриха. Невыспавшийся рыцарь на ходу протирал глаза. Король был известен как человек, способный бодрствовать едва ли не сутками, и обычно спал не более четырех часов. Паж проводил Ранульфа в покои и немедленно исчез. Де Гланвиль быстро поклонился его величеству. Король сидел за длинным столом. Перед ним лежал пергаментный свиток.
— Налей себе вина, если хочешь, — велел он, знаком показывая рыцарю на стул. — Клянусь Богом, никогда у меня не было столько работы! Нужно привести в порядок дела в Нормандии, прежде чем отправляться в Англию. Кроме того, мне сказали, что на море бушуют штормы! Из-за состояния жены я должен оставаться здесь. Кстати, теперь я сам провожу королеву, де Гланвиль. Нужда в секретности отпала, но ты позаботишься о принце Уильяме. Это огромная ответственность, ибо кто знает, кого носит королева на этот раз! Может, и дочь! Советники полагают, что я должен оставить сына в Нормандии, поскольку путешествие будет слишком опасным для столь маленького мальчика. Каким же дураком они меня считают, мои верные рыцари! Можно подумать, я отдам единственного наследника на растерзание этой волчьей стае! Все же я сделаю вид, что послушаю их. Весь двор принца останется здесь. Ты же возьмешь его вместе с кормилицей и переправишь в Англию. Посторонним выдашь их за сына и жену. Поскачешь в Барфлер за два дня до нашего отъезда. Детали обсудим позже.
— Кто будет знать о моем поручении, кроме нас, повелитель?
— Моя мать, жена и духовник.
Ранульф кивнул.
— Мы разбудили тебя? — осведомился король. Ранульф густо покраснел. Он не думал, что король заметит его сонный вид.
— Прошу прощения, повелитель.
— Ничего, — хмыкнул Генрих, — это мы почти не нуждаемся в отдыхе. Ты наверняка слышал жалобы по этому поводу. Мы позвали тебя так поздно, с тем чтобы наша встреча осталась незамеченной. Кроме меня, с тобой должны поговорить моя матушка, королева и мой духовник. Когда настанет пора отправляться в дорогу, тебе дадут денег на расходы.
— Куда мне отвезти принца по прибытии в Англию?
— Присоединишься к моей процессии в Лондоне, и только тогда будет объявлено о присутствии принца Уильяма. Там он обзаведется собственным двором, и поверь, немало людей будут более чем счастливы служить моему сыну, — почти мрачно заметил король, но тут же усмехнулся. — У тебя будет немало хлопот с Уилли, сэр де Гланвиль. Ему уже больше двух. Настоящий бесенок. Не позволяй этому негоднику водить себя за нос и запугивать, ибо он уже прекрасно сознает свое величие. Будь с ним построже и жури, как собственного сына. Пусть повинуется тебе беспрекословно, иначе подвергнет опасности и себя, и тебя. Не обращай внимания на его капризы! Я даю тебе позволение принимать любые меры, чтобы обеспечить безопасность принца.
— Клянусь, повелитель, ибо сам хочу благополучно добраться домой, к жене и сыну. Я стану охранять принца, как своего ребенка, повелитель.
— Вот и хорошо! — воскликнул король. — Теперь можешь идти спать. Он снова углубился в документы.
Ранульф, кланяясь, удалился. Паж куда-то исчез, и ему пришлось долго искать дорогу к конюшне. Когда король давал ему поручение, Ранульф предположил, что будет путешествовать с надежной охраной, и теперь совсем растерялся, узнав, что сопровождать принца будут только он и Пэкс. Однако дорога из Руана в Барфлер не слишком опасна. Правда, и ребенок совсем мал, хотя куда лучше, если бы все еще лежал в пеленках. У Ранульфа не было опыта обращения с двухлетними детьми, но, насколько он помнил, они ужасно неугомонны. Остается посадить его в седло перед собой. И ехать придется не слишком быстро. Да, поездка обещает быть нелегкой.
Придется обо всем рассказать Пэксу. Его молодой оруженосец показал себя надежным и достойным доверия человеком. Но лучше поговорить с Пэксом перед тем, как они тронутся в путь.
Ранульф подошел к вязанке соломы и лег.
Он возвращается домой!
Скоро, совсем скоро он будет рядом с Элинор и сыном! Симону вот-вот исполнится полгода!
Ранульф надеялся, что урожай выдался неплохой, а скот и овцы целы. Господи, только бы валлийцы на них не напали! Только бы все было хорошо!
И с этой мыслью Ранульф де Гланвиль мирно заснул.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сама невинность - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. дитя. англия, 1143 год

ЧАСТЬ I. ПОСЛУШНИЦА. Англия, 1152 год

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ II. НЕВЕСТА. Англия, 1152 — 1153 годы

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ III. ЖЕНА. Англия, 1154 год

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ IV. ПЛЕННИЦА. Уэльс, 1154 — 1155 годы

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Эпилог. лондон, 1159 год

Ваши комментарии
к роману Сама невинность - Смолл Бертрис



ыыыы
Сама невинность - Смолл Бертрисфффф
23.10.2010, 14.20





супер книга!!!!!!)))предлагаю)
Сама невинность - Смолл Бертрисрегина лю)))
2.11.2011, 9.48





отличная книга читала с удовольствием всем рекомендую вера в любовь не умрет
Сама невинность - Смолл Бертрисэля
25.12.2011, 0.13





Отличный роман :)
Сама невинность - Смолл БертрисЯна
7.01.2012, 14.05





а мне не понравилось. до срединки ещё заставляла себя читать, а потом только конец прочла. вроди и события не затянутые, это первый роман, который заставляла себя читать. скукота!!!
Сама невинность - Смолл БертрисРита
29.04.2012, 16.48





книга отличная. кому не понравилось тот сонная курица.
Сама невинность - Смолл Бертриссветлана
29.06.2012, 7.52





ггг
Сама невинность - Смолл Бертрисшшш
10.07.2012, 12.15





Классная очень чистая книга про любовь, хоть есть групповуха, анальный секс, садизм по задницам, оральный с двух сторон, задирание юбок в лесу над муравейником и раздвигание копыт на обеденном столе при зрителях, а также ещё раз взад под стольном, то есть е?*(бля в 3 х*((я.rn Писательница будто бы издевается над отрицательной героиней, на какую и летят все эти шишки. Думаю, это такой приём при написании, представлять в той роли бабу, какую ты терпеть не можешь. И творить в своём романе в ней всё, на что мозги способны придумать.
Сама невинность - Смолл БертрисКомментаторша любимой писательницы (опять я)
24.08.2012, 13.54





Очень скучный и унылый роман,только 5/10.
Сама невинность - Смолл БертрисВика
30.10.2012, 14.25





Не очень. Слишком много всего наворочено.
Сама невинность - Смолл БертрисКэт
12.01.2013, 14.17





мне не понравилось. ...самых нудный роман Смолл,который я читала.. .разочарована
Сама невинность - Смолл Бертрисlilia
17.01.2013, 17.20





миленький такой романчик...приятно скоротать вечерок)
Сама невинность - Смолл Бертрисвера
19.04.2013, 21.06





В конце я влюбилась в Мэрина Ап Оуэна!!Не каждый может признать свою вину!!!Жаль,что Аэлин так быстро и легко умерла,я думала он обойдется с ней слишком жестоко.....
Сама невинность - Смолл БертрисЭлис
13.07.2013, 7.14





Вы знаете это еще более менее целомудренный роман. Есть и похуже у этой писательницы. Но не будь таких отвратительных сцен, сюжетная линия продуманна не плохо.
Сама невинность - Смолл Бертриснека я
11.09.2013, 15.37





Ранульф тряпка и тюфяк. Не мог сразу отвоевать свою жену, мать своего сына. Мерин, несмотря на разбойничью сущность, понравился гораздо больше. В те времена рыцари и разбойники друг от друга не отличались. Я на месте ГГ-ни осталась бы с Мерином. Нет последовательности, то Айлин слугами управлять не желает, а тут прямо хозяйственная такая стала аж лучший бордель в Лондоне организовала. Где логика?!!
Сама невинность - Смолл БертрисЛариче
11.12.2014, 6.43





Вот читаю комментарии к книгам Смолл и думаю,неужели у нас в стране да и вообще в мире 80% населения извращенцы,аж страшно становится.Я не ханжа,не пуританка,но чтобы вот такие книги называть лр и говорить,что тут есть любовь,на мой взгляд это бред.Все ее книги омерзительны,она как будто ненавидит каждую свою героиню,их все кому не лень насилуют.спят с ними,групповухи есть и это ЛЮБОВЬ???Вы что люди совсем съехали,называйте это страстью,похотью,вожделением,но это НЕ ЛЮБОВЬ.Мне хватило прочтения 3 книги и комментарии к многим,чтобы решить для себя это мерзость,читая такие книги,перестаешь вообще понимать.что подразумевает слово любовь,верность,преданность.Конечно,что читать каждый решает сам,у всех свое мнение,мое вот такое,очень давно уже хотела оставить коммент к ее книгам,потому что поражают захлебывающиеся восторгами отзывы.Никому не в обиду,одно знаю ее читать не буду,в жизни и так мерзости хватает,я лр читаю,чтобы верить в лучшее!Всем добра!
Сама невинность - Смолл БертрисАмина
29.01.2015, 20.21





Согласна Амина с Вами полностью.Прочитала много романов,но Смолл не люблю,нет любви,нежности только мерзость и отвращение,потребительское отношение к женщине
Сама невинность - Смолл Бертрисната
29.01.2015, 21.00





Полностью согласна с Аминой - это не ЛР. Мне хватило пару раз прочитать и несколько просмотреть, что бы понять что это такое. Читать здесь нечего - мерзко.
Сама невинность - Смолл Бертрисиришка
29.01.2015, 21.13





А мне понравился роман!Некоторые места пропускала,не без этого,ну,а,в общем,нормально, читать можно.
Сама невинность - Смолл БертрисНаталья 66
4.02.2015, 19.05





Реально писательница сексуально-озабоченная. Что за пошлость, вообще-то надо открыть новую рубрику под названием порно-романы. И пусть все романы Смол и Ш.Робина и т д. переместят туда. Тут историей даже не пахнет. Что тут удивляться , это же Смол. Она тупая , помешанная на трахе))). Я вот что заметила, сейчас многих читателей как то не интересует чистая и светлая любовь. Это доказывает роман «50 оттенков серого» которая ошарашил весь мир своим БДСМ . Такие «романы» становятся мировые бестселлерами. Вот это я не понимаю. Неужели людей потянула на разврат, на садо-мазахизм? Как это обидно (((((Эти писатели портят вкус читателя, молодежи. Да , ни кто не заставляет это мерзость читать. Но согласитесь такие романы не любовные уж- конечно не исторические. Конечно же это мое личное мнение. Люди давайте любить красиво, страстно но не пошло и развратно. Хотелось бы ГГерои занимались любовью а не БДСМ.
Сама невинность - Смолл БертрисKamila
15.05.2015, 11.23





первую книгу читали а вторую читали разбитые сердца нужен ответ
Сама невинность - Смолл Бертрисмарианна
27.12.2015, 19.22





разбитые сердца начинается с монастыря с первой страницей да он был негодяем в первой книги сама невинность исамая удачная книга все чувства героев открыты и мне понравилась 10 баллов читайте сначала с самой невинности о потом разбитые сердца
Сама невинность - Смолл Бертрисмарианна
28.12.2015, 20.50





ну что же так трудно на писать ответ о составлении серии и ещё добавлю сначала разберитесь викепедии там ошибка о интересных фактов я читала все три автора и пришла квыводу что это плагиат просто списали авторы у бертрис смолл самым наглым способом будьте внимательными читательницы женских исторических романов я лично разобралась это на писала бертрис смолл и точка
Сама невинность - Смолл Бертрисмарианна
29.04.2016, 17.15





ну что же так трудно на писать ответ о составлении серии и ещё добавлю сначала разберитесь викепедии там ошибка о интересных фактов я читала все три автора и пришла квыводу что это плагиат просто списали авторы у бертрис смолл самым наглым способом будьте внимательными читательницы женских исторических романов я лично разобралась это на писала бертрис смолл и точка
Сама невинность - Смолл Бертрисмарианна
29.04.2016, 17.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог. дитя. англия, 1143 год

ЧАСТЬ I. ПОСЛУШНИЦА. Англия, 1152 год

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ II. НЕВЕСТА. Англия, 1152 — 1153 годы

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ III. ЖЕНА. Англия, 1154 год

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ IV. ПЛЕННИЦА. Уэльс, 1154 — 1155 годы

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Эпилог. лондон, 1159 год

Rambler's Top100