Читать онлайн , автора - , Раздел - 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страница

25

Адам де Мариско не верил своему невероятному счастью Вот уже несколько месяцев с тех пор, как его вызвали в Линмут, чтобы рассказать о печальной судьбе Скай, он ощущал себя слабым, беспомощным и бесполезным. Теперь же он располагал средством ее освободить. Самому Богу было угодно надоумить его. Но план, как использовать этот шанс, был его собственным, что возвратило де Мариско уверенность в себе. Теперь Адам тепло приветствовал на Ланди лорда Бурка. От тревог и бессонницы громадный ирландец выглядел изможденным. Де Мариско вложил в его руку стакан с виски.
— Выпейте это, — проговорил он. — Я знаю, как вернуть ее домой целой и невредимой.
— Как? — Найл Бурк одним глотком выпил темноватую жидкость и почувствовал, как тепло распространяется по венам.
— У моего маяка есть хорошо замаскированная бухта, в ней стоит корабль, корабль мертвецов. Приливные течения с той стороны острова неустойчивы, и они прибили к берегу этот корабль. Два дня назад его нашли наполовину затонувшим в бухте. Я велел, чтобы к нему никто не приближался, распорядился перевезти на него мою долю добычи с «Санта-Марии». Этим занималась семья глухонемых. Я всегда заботился о них и знаю, что эти люди меня никогда не выдадут, даже если бы умели говорить.
Корабль английской постройки, но трупы на борту напоминают арабов или мавритан. Готов поспорить, это берберийские пираты. Не имею представления, что их убило, но если нам удастся отбуксировать корабль в Лондон, мы сможем убедить Сесила, что эти несчастные — часть людей, замешанных в недавних пиратствах. Особенно если учесть, что будет найдено в трюме. Тогда он будет вынужден освободить Скай!
По мере того, как лорд Бурк начинал осознавать план де Мариско, его лицо оживало.
— Что ж, это может удаться. — Он секунду помедлил. — А вы обнаружили на борту вахтенный журнал?
— Да, но он на каком-то странном языке. Ничего подобного я никогда не видел.
Уголки серовато-стальных глаз Найла растянулись в улыбке.
— Наверное, арабский. Должно быть, вы правы, де Мариско, это берберийские пираты! Но вот проблема: вахтенный журнал уничтожать нельзя — это будет выглядеть подозрительно, — а лорд Сесил может найти кого-нибудь, кто прочтет по-арабски. Тогда, вероятно, обнаружится, что это вовсе не пираты. Нужно прочесть этот журнал.
— Но кто, черт возьми, может знать арабский?! — воскликнул де Мариско. Уверенность начинала его покидать.
— Скай, — рассмеялся Найл.
— Вот это да! А есть ли что-нибудь такое, что эта женщина не умеет делать?
— Надеюсь, на этот вопрос вы не знаете ответа, — сразу посерьезнел Найл.
Адам де Мариско по крайней мере на два дюйма возвышался над Найлом Бурком. Он встал и, посмотрев на мужа Скай сверху вниз, произнес:
— Пора нам выяснить отношения, малыш! Да, я любил ее и, наверное, никогда не перестану любить. Но я ей не муж и прекрасно это понимаю. И мог этим, как гордился бы, если бы стал ее мужем…
Слова растаяли в воздухе, и на мгновение между мужчинами возникло полное взаимопонимание. Потом Адам докончил:
— Она вас любит, и вы поступаете глупо, считая, что я могу встать между вами. А теперь, малыш, займемся вызволением Скай из рук Елизаветы Тюдор!
— Черт возьми, де Мариско! Вы заставляете меня почувствовать себя впервые влюбившимся зеленым мальчишкой. Но хоть вы и считаете меня слишком маленьким, чтобы принять ваш вызов, я хотел бы попробовать. Вашу руку, англичанин! Должен признать, вы мне нравитесь…
Если бы Скай могла видеть их, стоящих рядом и улыбающихся друг другу! Оба ее любили, а теперь их связала и дружба в попытке ее освободить. Они крепко пожали друг другу руки, две пары глаз встретились друг с другом — одни серовато-стальные, другие «дымчато-голубые.
— Нам нужен в помощь еще один человек. Роберт Смолл подойдет. Он не простит, если мы его не возьмем с собой. И он сможет разобраться в арабском языке. Этого, наверное, хватит, чтобы представить Сесилу журнал. Мы будем по крайней мере знать, не противоречит ли журнал нашему рассказу. Он вернулся из плавания. Сестра капитана сообщила мне об этом, и я послал ему приглашение в Линмут. Можно перегнать корабль в Линмутскую бухту? Лучше, чтобы о наших планах больше никто не знал.
— Я тут же отдам распоряжения. Глухонемые братья прекрасно справятся с этой работой, — ответил де Мариско.
— А что нам делать с телами?
— От них ужасно воняет. Но я оставил их на борту, чтобы к нашему рассказу было больше доверия. Иначе Сесил решит, что мы подстроили все сами.
— А как объяснить, что прошло так много времени? Ведь» Санта-Марию» захватили несколько месяцев назад. Где в таком случае болтался этот корабль?
— Пиратствовал, Найл Бурк. Хитрые неверные бороздили воды у берегов Новой Испании. Должно быть, они и захватили «Санта-Марию», когда плыли туда прошлой весной. Всем известно, как мавры ненавидят испанцев и никогда не упустят возможности нанести им удар, — де Мариско весело рассмеялся. — По-моему, просто прекрасная история.
— Да, — восхищенно согласился Найл, — Вы прозябаете на своем острове. Вам место при дворе.
— Боже, только не это! — воскликнул Адам. — В этом отвратительном городе я буду себя чувствовать, как в тюрьме, изображая кавалера при мерзавке Бесс Тюдор! Придется бесполезно тратить время и деньги на наряды и на дорогих знатных шлюх. Нет, по мне лучше голые скалы Ланди и море. Там я чувствую себя человеком.
— Вы ничего не говорили о ваших сыновьях. Почему? Адам де Мариско горько улыбнулся.
— Их у меня не будет. Судьба сыграла со мной злую шутку. В четырнадцать лет я переболел лихорадкой, и мое семя стало бесплодным. При виде женщин я воспламеняюсь, как сатир, но стать отцом не могу. Несколько лет назад я ходил к старой ведьме в Девоне. Узнав, что мальчиком я перенес лихорадку, она сказала, что не в состоянии помочь — болезнь выжгла мое семя. С такими случаями ей уже приходилось встречаться. Разве что мне удастся когда-нибудь зачать дочь.
Вот почему для меня так важно помочь Скай. Ее малютка Робин и я — последние отпрыски Саутвудов. Да-да, ирландец, — усмехнулся он, заметив недоверчивый взгляд Найла. — Ветвь де Мариско произошла от незаконнорожденных детей Саутвудов.
Первый из них — Жеффруа де Сюдбуа — вывез из Нормандии любовницу Матильду де Мариско. Разбогатев с Вильгельмом Завоевателем, он хотел жениться на этой леди. Как и он, Матильда была младшей дочерью и не имела ничего за душой. Но, заполучив Линмут, Жеффруа решил, что разумнее жениться на дочери старого лорда, и таким образом прекрасная Гвинет стала родоначальницей законной линии.
Но Матильда была девушкой упорной и самолюбивой. Она предпочла последовать в Англию за Жеффруа в качестве любовницы, а не оставаться бедной родственницей в доме брата или монахиней в заштатном монастыре. Несколько лет она жила в западной башне Линмутского замка, делая жизнь Гвинет совершенно невыносимой. Но как-то ее старшего сына застали, когда он пытался задушить законного наследника. Прекрасная Гвинет топнула своей сакской ножкой, и Матильде с отпрыском пришлось убираться. В то время Ланди принадлежал Линмуту, и Жеффруа отдал остров навечно Матильде, ее сыновьям и их потомству.
Потом на протяжении целых поколений де Мариско вступали в брак с незаконнорожденными Саутвудами, их младшими дочерьми и французскими кузинами. Моя бабушка и дед покойного Саутвуда в действительности брат и сестра. Я последний в роду побочной ветви, а Робин — наследник Саутвудов, и поэтому у меня достаточно родственных чувств, чтобы желать защитить и его, и его мать. Они оба дороги мне.
— А Скай знает об этом?
— Нет. Мы никогда с ней на эту тему не разговаривали, — ответил Адам де Мариско, а у Найла Бурка не хватило смелости спросить, почему. Что бы ни произошло между этим великаном и Скай, это случилось до того, как он женился на ней, и было не его делом. Без сомнения, Адам де Мариско — человек чести. Он в упор посмотрел на лорда Ланди, и тот выдержал его взгляд.
— Вы настоящий мужчина, — проговорил лорд Бурк. — Что ж, давайте спасать мою жену, пока она не попала в еще большую неприятность.
Через несколько часов Найл и его хозяин оказались на борту корабля, буксировавшего мавританское судно к побережью Девона. В Линмуте их поджидал Роберт Смолл. Коротышка был вне себя.
— Я оставил на ваше попечении Скай, а прибыв из короткого и удачного плавания, узнаю, что она в лондонском Тауэре! Так-то вы следили за ней! И вы, Адам де Мариско, тоже не лучше! Стали потакать ее глупостям. Вы должны быть в Лондоне, а не моя Скай! Сестра мне сказала, что она беременна. Срок рожать наступил месяц назад. Неужели Тауэр — подходящее место для молодых матерей? Вы хоть знаете, мальчик родился или девочка?
— Замолчите, Робби! — проревел Найл. — Садитесь и слушайте! Скай не грозит опасность — никаких свидетельств против нее нет. Мне в Лондоне и даже в Ирландии появляться запрещено. Я должен оставаться в Линмуте, и во имя Робина Скай просила меня подчиниться. Она не хочет, чтобы мое неповиновение стоило ему наследства. Ребенок родился 12 декабря, но его пола я не знаю, потому что даже де Гренвилла не пускают к Скай, хотя Сесил и обещал ему свидание.
До недавнего времени не существовало способа помочь Скай. Но теперь я рискну вызвать неудовольствие королевы и появлюсь в Лондоне, потому что де Мариско придумал, как решить эту задачу. Ради всего святого, Адам, расскажите ему, пока он не задушил нас обоих.
Лорд Ланди не спеша, обстоятельно изложил свой план. Роберт Смолл внимательно слушал и кивал головой. Наконец он спросил:
— У вас с собой вахтенный журнал?
Адам де Мариско подал капитану тоненькую книжицу.
— Да, — сразу же отозвался моряк, — это арабский язык, — он помолчал минуту, изучая журнал. — Корабль носит имя «Газель». Они из Алжира.. — настроение Робби явно улучшалось. — Они пираты… Несколько недель назад захватили с баркаса несколько человек. После этого люди стали болеть и умирать. Те, что с баркаса, погибли почти сразу же. Последняя запись сделана десять дней назад и гласит: «Помилуй нас, Аллах!»— Робби оторвался от журнала. — Бедняги! — промолвил он, потом перелистал книжицу, и его морщинистое лицо осветила улыбка. — Вот это удача! Здесь запись, сделанная прошлой весной: «Сегодня захватили проклятых испанцев», — и указан их курс мимо берегов Ирландии! Все остальное — набеги на «неверных», но преимущественно они охотились за испанцами. Это играет нам на руку. Если у Сесила возникнут подозрения и он найдет знатока арабского языка, тот подтвердит ваш рассказ. К утру я внимательно прочитаю журнал, чтобы убедиться, что в нем ничего не повредит Скай. Тем временем отправляйте «Газель»в Лондон. Нам нужно дождаться, пока она не прибудет в Лондон.
Ждать было тяжело, но ничего другого не оставалось. Адам де Мариско вернулся к себе на Ланди и в последующие недели исходил свой остров из конца в конец по крайней мере две дюжины раз.
Роберт Смолл поскакал в Рен-Корт и занялся делами торговой компании, которой владел совместно со Скай. Ее секретарь француз Жан принял на себя главный удар его дурного расположения духа и, если бы не верность госпоже, собрался бы вместе с Мари и детьми и уехал в Бретань.
Найл беспокоился, что их план может провалиться. Что в этом случае следовало делать? Но свои страхи он скрывал от детей. После разлуки с матерью Робин Саутвуд повзрослел. Скай не могла его уже оберегать, и твердое, но благожелательное влияние отчима быстро заставило мальчика осознать свое положение графа Линмутского.
Виллоу, дочь своей матери, изо всех сил старалась заменить в доме Скай: садясь на почетных местах за столом между Найлом и Робином, распоряжалась хозяйством. Поначалу слуги терпели ее со снисходительным удивлением, но вскоре с ужасом обнаружили, что она намного строже графини. Жалобы Найду не возымели действия. Даже если Виллоу была не права, он ее безоговорочно поддерживал, и девочка расцвела под опекой отчима.
Промелькнуло несколько недель, и наконец Роберт Смолл получил известие, что «Газель»и сопровождавшая ее «Наяда» встали на якорь в лондонском Пуле. Капитан во весь опор поскакал в Линмут. В ту же ночь в окне западной башни замка появился зеленый огонь, пронизывая несколько миль, отделяющих побережье от Ланди. На следующее утро трое всадников в накидках, прогрохотав по подъемному мосту, понеслись через луг к лондонской дороге.
Мартовский день был дождливым, дороги развезло. Местами густой туман скрывал все вокруг, лентами стелился по только что засеянным темнеющим полям. Не чувствовалось ни ветерка, и вода в мельничных прудах, точно зеркало, отражала все вокруг. Деревья застыли в ожидании апрельского солнца. То тут, то там на склонах желтели и белели нарциссы, свидетельствуя о том, что зима уже кончилась, хотя воздух был еще свеж и пропитан влагой.
Трое всадников ехали в молчании, понурив головы и представив сгорбленные плечи неутихающему дождю. В середине дня они остановились в придорожной таверне, чтобы проглотил хлеб с сыром и запить его темным горьким пивом. Потом снова скакали до темноты и наконец заночевали на маленьком постоялом дворе, чистом, но ничем не примечательном, и потому там не могло оказаться никого, кто мог бы узнать Найла Бурка.
Лорд Бурк с удовольствием отметил, что конюшня суха, ясли полны, слуги умеют обращаться с лошадьми. Конюх неодобрительно поцокал языком, видя, как измождены лошади, когда Найл ввел их под навес.
— Полагаю, ваши дела столь неотложны, что заставляют мучить в дождь таких красавиц, — упрекнул он с улыбкой седока.
— Разве, по-твоему, ирландцы могут понапрасну морить лошадей? — ответил лорд Бурк. — Как ты думаешь, к утру на них можно будет ехать? Сделай все для этого возможное! — И бросил открывшему от изумления рот конюху серебряную монету — после тяжелого дня за лошадьми требовался хороший уход.
Робби и де Мариско ждали его в пивной. Мужчины воспрянули от глотка глинтвейна.
— К утру лошади будут готовы. А что с ужином?
— Пирог с мясом, — ответил Робби.
— Подойдет, — одобрил Найл, де Мариско согласно кивнул.
Во время еды они почти не говорили, тщательно пережевывая кусочки ароматного пирога, запивая его теплым вином. Ужин они кончили чеддером и мочеными яблоками. Хозяин постоялого двора показал им комнату, где все трое улеглись на соломенных матрасах и тут же уснули.
Хозяин разбудил их перед рассветом:
— Погода, джентльмены, сегодня не лучше вчерашней. Я приготовил вам в пивной горячий завтрак.
Путешественники плеснули себе в лицо холодной воды, натянули на ноги сапоги и направились в пивную. Аппетит вновь проснулся, когда крепкая хозяйская дочка подала в деревянных мисках дымящуюся овсяную кашу с размятыми яблоками. Потом нарезала ломти хлеба и поставила на стол масло и мед, а рядом — кувшин с темным пивом. Когда она разливала пенистое пиво в кружки, рука Адама де Мариско легла на ее талию.
— Где ж ты была, голубушка, когда вечером мы, голодные и холодные, пожаловали сюда? — игриво спросил он.
— В надежном месте — в своей девичьей постели, подальше от таких, как вы, — ответила девушка, убирая его руку со своей талии. Найл и Робби рассмеялись, но Адам не отступал.
— Ты отправишь меня на дождь в дальнее путешествие, даже не согрев перед дорогой поцелуем? — Его ладонь скользнула к ней под юбку.
— А я вижу, милорд, что вы достаточно пылаете и вам, наоборот, требуется охладиться, — парировала служанка и опрокинула кувшин на голову де Мариско, ловко увернувшись от его руки.
Найл и Роберт Смолл так и грохнули, и одураченный де Мариско тоже присоединился к ним. Хозяин поспешил к ним с полотенцем и с облегчением увидел, что шалость дочери не навлекла на него гнев гостей.
— Извините, милорд, Джоанна — упрямая девчонка. Она моя младшая и избалована с детства. Прочь на кухню, девчонка!
— Не отсылайте ее, — попросил Найл. — Она самое прекрасное, что мы видели за последние сутки, и способна уберечь себя для будущего мужа. — И повернулся к девушке. — Но пожалуйста, дорогуша, не лей больше на де Мариско пиво. Ты его простудишь, а у меня нет времени с ним возиться.
— Тогда ему не следует распускать руки, милорд, — тряхнула Джоанна каштановыми кудрями.
— Он не будет, — пообещал лорд Бурк, и Адам мрачно кивнул.
Мужчины спокойно продолжали завтракать. Потом расплатились, накрепко перепоясали плащи и направились к выходу, надвинув шляпы на самые глаза. Уже у двери де Мариско не удержался и, притянув к себе Джоанну, страстно поцеловал ее в губы. Поцелуй был умелым — язык раздвинул губы и проник в рот, и девушка наконец сдалась.
Адам удовлетворенно отпустил ее и сунул за вырез платья золотую монету.
— Никогда не соглашайся на меньшее, голубушка. И будешь долго-долго замужем, — сказал он пораженной, глядящей во все глаза служанке и вышел.
День был таким же, как и предыдущий, пронизывающе холодным, и когда они снова остановились на ночлег, то продрогли уже до костей и вконец измотались, а до Лондона было еще сорок миль. Таверна оказалась переполненной, еда невкусной.
— Я за то, чтобы ехать ночью, — предложил Найл. — Мы возьмем свежих лошадей, а потом поменяем их на наших. Лучше уж провести еще несколько часов на дожде, зато уснуть в чистой постели, зная, что тебя не ограбят.
Его товарищи кивнули, а Робби заметил:
— Кроме того, вас здесь могут узнать. Мы слишком близко от Лондона.
Поужинав, они снова поскакали дождливой ночью и в два часа наконец прибыли в Гринвуд. Чтобы не привлекать внимания, Найл почел за лучшее не останавливаться в Плимут-Хаусе. Узнав Робби, ошарашенный привратник пропустил их внутрь.
Лорд Бурк предупредил старика, чтобы тот не сообщал никому об их приезде. А если его спросят, то отвечал бы, что никого здесь нет. От этого зависит жизнь госпожи Скай. Привратник, ища подтверждение словам лорда Бурка, взглянул на Робби, и капитан кивнул головой.
Слуги в доме сначала смутились, но вскоре Роберт Смолл уверил и их, что все в порядке. Горничные принялись хлопотать, готовя гостям три спальни и разжигая огонь в каминах. Три большие дубовые ванны установили на кухне у жаровни, и мужчины наконец-то смогли выгнать озноб из костей. Заботливая экономка приготовила им грог и подала ломтики ветчины на подогретом хлебе. Чистые, согретые, закутанные в халаты покойного Джеффри Саутвуда, путешественники уселись за стол и принялись есть, пить и обсуждать предстоящие дела.
Горничные сообщили, что спальни готовы, и они тут же отправились в постель. Найл почувствовал к экономке признательность, когда ощутил, что простыни и одеяла согреты. Но заснуть он все равно не мог, понимая, что ему требовалось другое тепло. Его тело скучало по женщине. Но не по всякой. По Скай. С момента ее отъезда он оставался ей верен. Ему приходилось управлять имением, воспитывать детей, и не оставалось времени заботиться о своих желаниях.
Утром они станут обсуждать дело с Сесилом и королевой. Он хочет вернуть жену и ребенка! Ребенка! Он даже не знает, девочка это или мальчик. А он так страстно желал наследника! Через несколько часов он все узнает. Найл глубоко вздохнул и уснул.
Когда он открыл глаза, солнце уже встало. Лорд Бурк тут же дернул за шнурок звонка. Вскоре появилась служанка с тазиком горячей воды для умывания.
— Сэр Роберт и лорд де Мариско уже проснулись? — спросил он.
— Только что, — ответила девушка. — Звонки прозвенели за минуту до вашего.
— Привели в порядок платье, которое я привез в седельных сумках?
— Да, милорд. Сейчас принесу.
Найл умылся и тщательно оделся. Костюм, специально подобранный для этого случая, был богатым, но строгим, шелковая рубашка, камзол из синего бархата расшит серебром, чулки в серебряную и голубую полоску, на шее тяжелая серебряная цепь с кулоном из сапфира. Тщательно выбритое лицо выражало твердость намерений, которое не могло ускользнуть от Уильяма Сесила.
Наскоро перекусив в своей комнате свежим хлебом, сыром и пивом, Найл присоединился к Роберту Смоллу и де Мариско. Спустившись к реке, они подозвали лодочника и приказали ему плыть ко дворцу в Гринвиче, где в то время остановилась королева. Найл плотно закутался в плащ, прикрывая лицо. Дождь прекратился, но тучи по-прежнему нависали над землей, угрожая новым зарядом дождя.
Выйдя на берег в Гринвиче, они поспешили во дворец. Удача сопутствовала им. Сесил еще не появился в кабинете, а секретарь не узнал никого из троих. Когда канцлер наконец прибыл, мужчины окружили его и увлекли в комнату.
Нимало не испугавшись, лорд Сесил удобно устроился за столом, приказав секретарю его не беспокоить. Секретарь кивнул, и канцлер повернулся к посетителям:
— Милорд Бурк, я определенно помню, что вам запрещено появляться в Лондоне.
— Я приехал, чтобы забрать домой жену и ребенка, милорд Вы уже шесть месяцев содержите под стражей леди Бурк, а мне до сих пор не сообщили, в чем ее обвиняют.
— Она под подозрением, милорд.
— Целых шесть месяцев? И в чем же ее подозревают?
— В пиратстве, — холодно ответил канцлер.
— В чем? Да вы сошли с ума!
— Найл! Найл! — остановил его Робби. — Сесил, друг мой, будьте благоразумны. Леди Бурк — красивая женщина, которая, я уверен, похитила много сердец. Но ведь не кораблей же! Нет-нет, это невозможно. Какие у вас доказательства?
Сесил нахмурился, и Робби чуть не вскрикнул от радости: у них до сих пор нет никаких доказательств.
— Буду с вами откровенен, Сесил. Я так и думал, что вы подозревали ее в пиратстве из-за кораблей О'Малли. Бедняга Найл отказывался видеть в этом какой-нибудь смысл.
— А вы? — спросил Сесил.
— Кое-какой находил. О'Малли из Иннисфаны владеют кораблями и знакомы с маршрутами судов. Это необходимые составляющие для пиратства. Но отсутствует самое главное.
— Что именно, сэр Роберт? — заинтересовался Сесил.
— Мотивы, милорд. Каковы могут быть мотивы у леди Бурк? Она и так одна из самых богатых женщин в Англии. Может быть, самая богатая и не стремится к приумножению своих сокровищ. Все знают, как она щедра и что она занимается благотворительностью. Она не искательница приключений. Так зачем же ей рисковать наследством сына и нарушать законы, установленные королевой? Кроме всего прочего, дорогой Сесил, Скай ведь хорошая мать.
Нет-нет, для ваших подозрений совершенно нет оснований. Разве что из ревности на нее разгневалась королева.
Лорд Сесил в раздражении смущенно посмотрел на посетителей.
— Но с арестом леди Бурк пиратство прекратилось, — заметил он.
Глаза Найла почернели, как грозовая туча, но Роберт Смолл успокаивающе положил ему руку на плечо.
— Пиратство прекратилось год назад, а не шесть месяцев, когда вы арестовали Скай.
— Прошлой весной была захвачена у берегов Ирландии «Санта-Мария»!
— Но не леди же Бурк это сделала. Тогда она только что вышла замуж и проводила медовый месяц. Испанца захватили берберийские пираты, и у меня есть тому доказательства. Вот этот великан, Сесил, который сопровождает лорда Бурка и меня, Адам де Мариско, хозяин острова Ланди. — Сесил заинтересованно поднял глаза. — Больше месяца назад де Мариско нашел у берегов своего острова корабль-призрак. Естественно, он посчитал его своей добычей.
— Естественно, — пробормотал Сесил.
Робби пропустил сарказм мимо ушей и продолжал рассказ.
— Де Мариско вскрыл трюм и обнаружил сокровища. Он тут же понял, в чем дело, и немедленно отправился к лорду Бурку, а Найл послал за мной. Вахтенный журнал корабля написан на арабском языке, а я немного знаю его. Одна из записей, гласящая о захвате испанского судна, совпадает по времени с нападением на «Санта-Марию». Вот как она звучит: «Захватили проклятого испанца». Без сомнения, этот капер взял груз с «Санта-Марии». Он только что отправился на охоту. Далее следуют записи, гласящие, что груз распределили между «Газелью»— так называется этот мавританский корабль — и другими берберийскими судами.
Большая часть груза, отправленного королем Филиппом, была продана на рынках Алжира, прежде чем известие о его похищении достигло Лондона. Но кое-что мы нашли на борту «Газели». Сверьтесь с реестром, который передал вам испанский посол, и я уверен, вы найдете в нем эти вещи. — Он вынул из сюртука бархатную коробочку и высыпал Сесилу на стал зеленые изумрудины.
Канцлер разинув рот смотрел, как камни сияют голубым и зеленым. На секунду воцарилась полная тишина, потом прозвучал голос Сесила:
— А где же команда корабля, де Мариско? Вы же не рассчитываете, что я поверю в сказку, как к вашему острову пригнало пустой корабль?
— Команда «Газели» все еще на ее борту — в различных стадиях разложения, милорд, — ответил Адам. — Я бы похоронил несчастных, но Робби сказал, что вы нам не поверите, пока не увидите их своими глазами. Теперь я понимаю, что он был прав. — И, разочарованный в человеческой природе, великан покачал головой.
— Где корабль? — выдавил из себя Сесил.
Де Мариско хитро улыбнулся — белоснежные зубы заблистали на фоне выжженной солнцем кожи и черной бороды. Только тут канцлер заметил в ухе гиганта золотую серьгу. Дымчато-голубые глаза под косматой черной шевелюрой заставили королевского советника опустить взгляд.
— «Наяда» Робби привела «Газель»в лондонский Пул, милорд. Вы можете свободно снять с нее груз и исследовать тела, прежде чем мы затопим судно. Вахтенный журнал не раскрывает, отчего погибла .команда. Но это несчастное судно, и ему место на дне.
Сесил недоверчиво посмотрел на Адама:
— Вы хотите сказать, что в Пуле стоит судно с мертвой командой? Но они могут быть разносчиками чумы! Вы что, с ума сошли?!
— Они умерли не от чумы, — спокойно заметил Робби. — Их заразили люди, которых они сняли с баркаса.
— Но корабль — с разлагающимися телами! Здесь, в Лондоне!
— Вы же готовы были мне не поверить, Сесил, не окажись на корабле трупов. Я принес с собой журнал. Может быть, вам удастся найти кого-нибудь, кто знает арабский язык, переведет текст и тем самым подтвердит наш рассказ.
Сесил кисло посмотрел на троих мужчин. Конечно, он найдет знатока арабского языка, хотя, если Роберт Смолл так уверен, журнал подтвердит его слова. И все же в их рассказе что-то вызывало недоверие. Очень уж он был гладок.
— Мы возьмем вас с собой в Пул, Сесил, — сказал Найл Бурк. — И тогда, может быть, вы отдадите мне жену и ребенка. Кстати, мне хотелось бы знать, кто у меня родился — сын или дочь?
— Дочь, — ответил канцлер с отсутствующим видом. — Я должен поставить в известность королеву об этом интересном повороте событий. Где вы остановились?
— Дочь! — воскликнул Найл, не испытывая никакого разочарования. — У меня дочь!
— В Гринвуде, — ответил Робби. — В маленьком домике Скай рядом с Плимут-Хаусом. Мы решили, что там мы будем менее приметны.
Довольный лорд Сесил кивнул.
— Я хочу видеть жену и дочь! — заявил Найл Бурк.
— В свое время, милорд. Когда повелит королева.
— Ради всего святого, сжальтесь, Сесил!
— Милорд! Вам запретили появляться в Лондоне, и все же вы здесь. Вы не смеете ничего у меня требовать. Ждите известий от меня в Гринвуде и будьте благодарны, что я не приказал вас арестовать. И постарайтесь, чтобы вас никто не видел. Мастер Моргал! — Секретарь тут же появился в дверях.
— Мастер Моргал, проведите этих джентльменов через мой личный выход.
Им дали понять, что пора уходить. Сесил снова овладел положением. Робби видел, что Найл готов с ним поспорить. Он выразительно посмотрел на де Мариско, и Адам сжал рукой плечо лорда Бурка. Найл разочарованно вздохнул, но поплелся вслед за Робби из кабинета Сесила.
Скай проснулась с ощущением безнадежности. Сначала она сама подошла к горшку, потом сменила мокрые пеленки
Дейры. Забравшись в кровать вместе с дочерью, она прижала ее к груди. Сегодня они снова станут ее допрашивать, как допрашивали каждый день подряд целый месяц. И ей снова придется отбиваться от них. Она потребует предъявить ей обвинения, выпустить из Тауэра и не скажет больше ни единого слова. Дадли исключили из комиссии, но граф Шрусбери пугает ее своими холодными глазами и нарочитой вежливостью.
Дейра громко сосала грудь, чмокая от удовольствия маленькими губками, и Скай улыбнулась девочке. Она нежно погладила головку по шелковистым кудрям. Вчера ей угрожали отнять ребенка. Она посмотрела на мужчин ледяным взглядом, не принимая угрозу, но в душе понимая, что вскоре будет вынуждена отправить Дейру с Эйбхлин в Девон. Дорогая Эйбхлин! Она добровольно заключила себя в Тауэре вместе со Скай и ни разу не вышла из крепости. Ведь ей грозили, что в таком случае ее не пустят обратно. А недавно и Дейзи пришлось прекратить свои выходы на городской базар, потому что леди Алиса предупредила, что ее могут не пропустить в Тауэр, если она хоть раз покинет замок.
И Дадли теперь, хоть и исключенный из комиссии, разнюхивал в Тауэре, точно волк, почуявший запах убитого козленка. Скай была по-настоящему напугана. Она — узница королевы — ничего не могла сделать, чтобы защитить себя против ее фаворита, если бы тому вздумалось напасть на нее. Девочка поперхнулась, и Скай похлопала ее по спинке. «Ну нет, им меня не одолеть», — подумала она.
Не в силах что-либо предпринять, Найл Бурк мерил шагами дом в Гринвуде. Мелкий дождь моросил снаружи, серая пелена падающей «с неба воды сливалась с серым фоном реки. На желтых ивах из почек показались листочки, но дождь не позволял им распуститься. Грациозные деревья напомнили Найлу о падчерице.
Когда он уезжал из Линмута, она подошла к нему и попросила:
— Привези домой маму! Обещай, Найл! — Он заглянул в личико со знакомым овалом, как у Скай, но с чужими чертами, и кивнул головой.
Внизу на реке, в Пуле, лорд Сесил перевесился через палубное ограждение» Газели»и извергал в неспешно катящиеся воды Темзы содержимое своего желудка. Рядом с ним в таком же плачевном состоянии находился второй секретарь испанского посла, способный читать по-арабски и про бежавший страницы, указанные Робби. Кристиан Мур полностью подтвердил то, что Сесилу рассказали Найл, де Мариско и Смолл.
То, что они увидели на борту «Газели», было ужасно: разлагающиеся тела, куски плоти и одежды, все еще держащиеся на скелетах. И запах! Мерзкий, удушающий запах, который не способны приглушить никакие благовония. Сесил не помнил, как его переправили на «Наяду». Там он пришел в себя, почувствовав, как ему в руки суют чашу с вином. Гнилостная вонь исходила от него. Он весь вспотел. Сделав над собой усилие, он глотнул вина, но запах смерти все еще стоял в носу, и его снова замутило, только что наполненный крепким вином желудок содрогнулся в конвульсии. Капитан Роберт Смолл сочувственно подал ему тазик.
— Попробуйте еще глоток. Может быть, уляжется. Сесил пригубил вина, и хотя внутри все перевернулось, он сумел сдержаться. Тело начало согреваться.
— Ну, милорд, — заметил Робби, — вы имели возможность своими глазами увидеть доказательства, а испанец подтвердил, что я правильно перевел записи в журнале. Теперь вы отпустите леди Бурк?
— Да, — еле слышно ответил канцлер. — Похоже, что мы совершили досадную ошибку.
— Когда? — голос Робби внезапно стал жестким.
— Через несколько дней, сэр Роберт. Я должен обо всем сообщить королеве, и тогда она подпишет указ об освобождении леди Бурк.
— Но вы хоть разрешите лорду Бурку увидеться с женой и ребенком?
Вино вернуло силы лорду Сесилу.
— Нет, — безапелляционно заявил он. — Ему было запрещено покидать Девон. Королева не должна знать, что он здесь, иначе она разгневается на него за непослушание. Я скажу, что послал за лордом Бурком в Линмут, чтобы он мог сопровождать жену и ребенка домой. В таком случае, когда леди Бурк будет освобождена, появление ее мужа не обидит королеву.
В Гринвиче Елизавета Тюдор, отпустив фрейлин, успокоилась в объятиях Роберта Дадли, нежась перед потрескивающим огнем. Ее платье было расстегнуто до живота, и она испытывала невероятное наслаждение, когда фаворит ласкал ее маленькие груди.
— Бесс, ради Бога, отдайся мне, — упрашивал он ее, как много раз прежде. Он и сам не мог понять, почему позволял Елизавете так поступать с собой. С его помощью королева удовлетворяла свое сексуальное любопытство, взамен не давая ничего.
— Нет, Роб, — отвечала она, потупя глаза. — До своего замужества я должна оставаться девственницей. — Она чувствовала его вожделение и не могла понять, чем этот ничтожный, самовлюбленный человек мог ее привлечь.
До ее замужества, а не нашего, отметил про себя Роберт Дадли. Неужели, горько подумал он, злостные сплетники не врут, и у него нет шансов сделаться королем Англии? Он сердито наклонился над ней и поцеловал. Поцелуй получился грубым, столь наполненным и любовью и ненавистью, что Елизавета от восхищения поежилась.
— Я хочу тебя, Бесс, — жарко прошептал он и, подмяв под себя, задрал юбки, обнажив длинные стройные ноги в темных чулках, золотые парчовые подвязки и молочно-белые бедра.
— Роб! Роб! — запротестовала она, пока он возился со своей одеждой. — Сейчас же прекрати. То, что ты делаешь, это измена. Неужели ты способен изнасиловать королеву? — Но черные глаза искрились возбуждением. Так далеко в своей игре они еще никогда не заходили.
— Да, Бесс, я тебя изнасилую! Ты слишком много мучила меня. Можешь меня потом повесить, но я овладею тобой! — Наконец он смог освободить из одежд свой напрягшийся член. «Она меня не повесит, — промелькнуло в голове фаворита. — Стоит ей это испытать, и она моя навсегда. Еще три года назад нужно было так поступить!»
Елизавета билась под ним, и мысль билась в ее голове. Почувствовав между ног его твердый член, она спрашивала себя, неужели способна позволить ему сделать это с собой? Может быть, только раз, чтобы знать, что это такое. Нет! Ни один мужчина не должен властвовать над ней!
Вспомни, что произошло с матерью, с Анной Клеве, с бедной Кэт Ховард! Отдав ее отцу свою любовь, страсть и честолюбивые мечты, они заплатили за это страшную цену. Если она позволит ему овладеть ею хотя бы раз, а потом родится ребенок, ей придется выходить за него замуж. Нет! Никогда! Внезапно раздался стук в дверь.
— Ваше величество! К вам лорд Сесил. Говорит, что по неотложному делу.
— Прикажи, чтобы убирался, — прошипел лорд Дадли.
— Мы его примем, — прокричала королева, и граф Лестерский зло выругался.
— Сука! Какая же ты сука, Бесс, — соскочив с нее, он поправил костюм. — Ради Бога, поправь платье Если уж быть для тебя королевой важнее, чем женщиной, так и выгляди как королева.
Дверь растворилась, и фрейлина объявила.
— Лорд Сесил, ваше величество! — Ею оказалась рыжеволосая Леттис Кноллиз. Она изумленно посмотрела на Дадли, и он понял, что она знает. Еще одна сука! Наверное, подслушивала под дверью.
— Мадам, — поклонился Сесил, — сожалею, что беспокою во время отдыха, но я получил важную информацию касательно леди Бурк.
— Она призналась? — Глаза королевы загорелись.
— Нет, мадам. Стало очевидным, что она невиновна. На этот счет мне были представлены неопровержимые доказательства. Для этого из Девона прибыли сэр Роберт Смолл и Адам де Мариско, владелец острова Ланди.
— И каковы же эти доказательства? Коротко, но вразумительно канцлер пересказал их историю.
— Она логично объясняет захват корабля с сокровищами короля Филиппа, тем более что изрядная часть груза найдена на борту пиратского судна Учитывая, что никаких свидетельств против леди Бурк не нашлось, и предполагая, что вы захотите ее освободить, я послал за ее мужем в Девон.
— Вы много на себя берете, Сесил, — заносчиво воскликнул Дадли
— Вы говорите от имени королевы? — одернул его канцлер.
Его ненависть к Лестеру за годы нисколько не уменьшилась. Теперь он был твердо намерен освободить леди Бурк, что бы ни делал этот самолюбивый глупец. Если бы Дадли не принуждал красавицу графиню Линмутскую к сожительству с ним и не поощряй Елизавета его прихоть, леди Бурк не пришлось бы мстить королеве. Уильям Сесил ни на секунду не поверил в сказку с «Газелью». Но если бы его спросили, то поклялся бы своим последним вздохом, что принял доказательства, потому что видел в этом лучший выход из создавшегося положения. Какова была доля правды в рассказе о «Газели», его не интересовало. Сесил выжидательно посмотрел на королеву.
— Ты думаешь, я должна освободить ее, Сесил?
— Да, ваше величество. Я так считаю. Это будет лишь справедливым, а вы всегда славились справедливостью.
— Но ты все же полагаешь, что она виновата?
— Нет, мадам. Когда-то я так думал, но больше так не считаю Да и как можно, когда мне представлены такие неопровержимые доказательства? Сэр Роберт сказал, что был способен понять мои подозрения, учитывая обстоятельства и историю клана О'Малли, но лорд Бурк их вовсе не принял. Эти ирландцы, как ветреные дети!
— Хорошо, Сесил. Подготовь указ об освобождении леди Бурк на попечительство мужа. Пусть ее отпустят, когда он приедет за ней Но об освобождении можешь объявить ей уже сегодня.
— Мадам, ваше великодушие в который раз оказывает вам добрую услугу, и я горжусь вами.
Королева от удовольствия вздернула голову
— Я снова развеселилась, — проговорила она. — Пришли мне моих фрейлин, когда будешь выходить отсюда. И ты, Роб, можешь идти. Теперь мне необходимо общество женщин. — И она лукаво улыбнулась Дадли
Канцлер учтиво поклонился и степенно вышел, а лорд Дадли, зло выскочив за ним, натолкнулся на Леттиз Кноллиз и разразился проклятиями. Та только тихо рассмеялась.
— Сука! — прошипел он. — Да как ты смеешь смеяться надо мной?
— Ах, Роберт, — прошептала она, — а почему бы тебе не попросить у меня то, в чем тебе отказала кузина?
Лорд Дадли уставился на нее. Леттис Кноллиз была красивой девушкой, с искрящимися кошачьими глазами и золотистыми волосами. Он остановил взгляд на ее красивых полных грудях, но не был еще уверен, что правильно ее понял.
— Что ты имеешь в виду?
— Бесс не хочет ложиться с тобой в постель, так лягу я, — откровенно призналась она.
— А как с твоим мужем?
— Уолтером? — Леттис снова рассмеялась — А что с ним?
Улыбка озарила лицо Дадли. Желание вновь просыпалось в нем. Он завел фрейлину в альков, руки скользнули к корсету. Полные груди под его ладонями окрепли от переполняющей женщину страсти.
— Дорогая! Готов поспорить, ты лакомый кусочек, — пробормотал Роберт Дадли.
— Я хочу тебя, но нужно подождать, — проговорила Кноллиз. — Приходи ночью в мои апартаменты. После одиннадцати я не дежурю у королевы. — Она сбросила с груди его руку и направилась прочь.
Удовлетворенный Дадли посмотрел ей вслед. Если Бесс не хочет сделаться его, всегда найдется какая-нибудь другая. Конечно, все нужно делать скрытно. Ведь не потерян еще шанс стать королем.
Позже к вечеру Скай была поражена, когда на пороге ее комнаты показался лорд Сесил. Сам дедушка, канцлер умилился открывшейся ему картиной. Леди Бурк с распущенными волосами играла на полу с дочерью. Девочка лежала на спине, била ножками и что-то ворковала.
— Добрый день, мадам, — проговорил Сесил. — У меня для вас хорошие новости. Скай поднялась на ноги.
— Дейзи, забери ребенка, — крикнула она.
Служанка подхватила Дейру и поспешила из комнаты. Скай оправила юбки, налила два бокала вина и один предложила Сесилу.
— Присаживайтесь, милорд, и рассказывайте ваши хорошие новости.
— Вы свободны, мадам.
Красивые глаза Скай расширились от удивления, но потом в них промелькнуло подозрение.
— Только-то и всего, милорд? Вы свободны. — Она почувствовала, как в ней закипает ярость. Ее оторвали от мужа, от семьи, подвергли опасности не родившегося еще ребенка, держали в заключении, не выдвинув никаких обвинений, а теперь приходят и просто заявляют: «Вы свободны». Скай пристально посмотрела на канцлера. — Я могу ехать домой?
— Через несколько дней. Сейчас готовят указ о вашем освобождении. Завтра королева его подпишет. Тогда вашему мужу разрешат приехать из Девона, чтобы забрать вас домой.
— Может быть, теперь вы будете столь любезны и скажете мне, почему я провела в тюрьме добрых шесть месяцев? — спросила Скай.
Хитрая улыбка тронула губы Уильяма Сесила, глаза сверкнули.
— Скай О'Малли, — проговорил он, — мы оба знаем, почему вы здесь, хотя вы этого не признаете, а у меня не хватает доказательств, чтобы это подтвердить. Ваше пиратство за два года обошлось Елизавете Тюдор в кругленькую сумму. Подстроив ловушку с «Санта-Марией», я надеялся, что мы сможем вас поймать с поличным. Но я ошибался. Вы оказались на редкость умной женщиной.
Ваш муж, сэр Роберт Смолл и владелец острова Ланди проделали длинный путь, чтобы представить мне доказательства вашей невиновности, и я принимаю их историю. Но теперь послушайте меня внимательно, хозяйка Иннисфаны. Вы убедились в том, что королева вольна заключать в тюрьму без всяких доказательств. Случись еще какая-нибудь неприятность в Девоне, и мы будем знать, где вас найти. И уж тогда никто не сможет вас освободить. Королева дорого заплатила за свою ошибку с лордом Дадли. Я его тоже не люблю, дорогая.
Ни один мускул не дрогнул на лице Скай, глаза не выдали ее чувств. На Сесила это произвело впечатление. Она и в самом деле была достойным противником.
— Ну что вы мне на это скажете, мадам?
— Что рада буду оказаться дома, мастер Сесил, — спокойно ответила Скай. — Что соскучилась по мужу. И что, если вы не в состоянии найти доказательств моим предполагаемым преступлениям, меня следует признать невиновной, каковой я и являюсь.
Сесил осушил свой бокал.
— Видимо, так, — задумчиво произнес он. Потом поднялся и двинулся к двери. — Это была хорошая месть, мадам: умно задуманная, хорошо организованная и исполненная. Я вас поздравляю.
Скай ответила ему неосторожной улыбкой, говорящей о том, что она принимает его похвалу, но вслух проговорила:
— Не понимаю, сэр, что вы имеете в виду.
Дверь за Сесилом закрылась, и Скай какое-то мгновение стояла, прислушиваясь, как его шаги замирали на лестнице. Потом ее охватил восторг. Победила! Она победила Елизавету Тюдор! Побила королеву Англии! Внезапно она расплакалась. Напряжение последних месяцев прорвалось в слезах, катящихся по лицу.
Из спальни к ней поспешили Эйбхлин и Дейзи.
— Скай! — сестра подлетела к ней. — Скай, дорогая, что случилось? Что хотел от тебя Сесил? С тобой все в порядке? Будь прокляты эти англичане!
Дейзи никогда не слышала, чтобы Эйбхлин ругалась, и была поражена. Увидев неодобрительную мину служанки, Скай перестала плакать и рассмеялась.
— Мы едем домой! Я победила королеву!
— А это не ловушка? — спросила Эйбхлин.
— Нет. Против меня нет никаких свидетельств, а Робби с де Мариско как-то сумели доказать Сесилу, что я невиновна.
— Интересно, как им это удалось? — хихикнула Эйбхлин.
— Я сама теряюсь в догадках, сестра, — ответила Скай уже спокойнее и серьезнее.
Ждать им пришлось недолго. На следующий день сэр Джон принес указ об освобождении Скай.
— Вы выйдете ночью, леди Бурк, — сказал он. — Лорд Сесил не хотел бы, чтобы кто-нибудь видел, как вы покидаете Тауэр. Под прикрытием темноты вы на лодке поплывете в Гринвуд. Там ждет вас муж, и к завтрашнему вечеру вам надлежит уехать из Лондона.
— Спасибо, сэр Джон, — ответила Скай. — И передайте мою благодарность леди Алисе, которая сделала все, чтобы мое пребывание у вас было приятным.
Комендант Тауэра добродушно улыбнулся.
— Меня не часто благодарят за гостеприимство, — насмешливо проговорил он. Потом поднес ее руку к губам:
— Доброго пути, леди Бурк.
Темной дождливой ночью три закутанные женские фигуры покинули Тауэр через ворота, выходящие к Темзе, и погрузились в лодку. Стражнику на стене показалось, что он расслышал крик младенца. Скай и Эйбхлин глубоко вдохнули промозглый воздух, в котором ощущались запахи моря, и, посмотрев друг на друга, одновременно рассмеялись. Лодка неслышно рассекала темную воду. Женщины то и дело выглядывали из-за занавесок, чтобы определить, где находятся, и посмотреть на Лондон. Вскоре показались элегантные дворцы на Стрэнде, и у Скай учащенно забилось сердце, когда лодка пронеслась мимо них и свернула к Гринвуду. Рядом темнел Линмут-Хаус, но и в Гринвуде горело всего несколько огней
Лодка ударилась о причал, и стражник, сопровождавший их, выскочил на берег, чтобы привязать суденышко и помочь пассажирам выйти. Первой на берегу оказалась Эйбхлин, и Дейзи передала ей ребенка, за ней последовала Скай, и наконец на сушу вышла верная служанка. Потом на пристань выставили их чемоданы.
— Остальные вещи привезут завтра, — сообщил стражник и, отвязав веревку, прыгнул опять в лодку. Суденышко отвалило от пристани, выйдя на стремнину, быстро направилось вниз по реке. Минуту-другую женщины стояли в ветреной ночи.
— А почему нас никто не встречает? — испуганно прошептала Дейзи.
— Понятия не имею, — ответила Скай. — Но окна в доме светятся. — И она решительно направилась от пристани к зданию. За ней с Дейрой на руках шла Эйбхлин, а позади всех с чемоданами тащилась служанка. В стеклянных дверях библиотеки отражался свет фонаря. Скай взялась за ручку и распахнула дверь.
В комнату ворвался сырой ночной ветер, и Найл Бурк оглянулся.
— Скай! — воскликнул он, когда, пораженный, сумел наконец обрести дар речи.
— Да, милорд, я вернулась домой. И какой же прием меня ждал — ни одного человека на пристани!
— Мы не знали, что ты едешь. Адам! Робби! Скай дома!
Внутренние двери библиотеки с треском растворились, и в комнату влетели де Мариско и Роберт Смолл. Адам еле удержался, чтобы не поцеловать Скай, взгляды их дымчато-голубых и сапфировых глаз встретились. Во взгляде лорда Ланди выразилось все, о чем он не решался сказать вслух.
— Я не знаю, как ты это сделал, но спасибо тебе, Адам, — тихо проговорила Скай, де Мариско молча кивнул, и она быстро повернулась к Роберту Смоллу:
— И тебе спасибо, дорогой Робби! Бог благословил меня друзьями.
Коротышка-капитан смахнул слезы с глаз:
— На этот раз все сошло. Но в другой нам может так не повезти.
— Сесил мне тоже это сказал, — заметила Скай. — Эйбхлин, дай мне Дейру. — Осторожно приняв спящую девочку, она пересекла комнату и подошла к Найлу. — Милорд, позволь представить тебе дочь Дейру. Она родилась 12 декабря, и теперь ей почти пять месяцев.
В первый раз Найл приподнял одеяльце и посмотрел на спящую дочь.
— Боже! — прошептал он. — Какая же она маленькая. И какая красивая!
— Маленькая? Ну, нет, — возмутилась Эйбхлин. — Она была маленькой, когда родилась. А теперь она нормальная девочка и с каждым днем подрастает. — Она взяла Дейру обратно у Скай. — А в доме колыбелька-то хоть найдется?
— Дейзи тебе покажет.
Эйбхлин взглянула на двух мужчин:
— Какие же вы недогадливые! Он только и ждет нашего ухода, чтобы поцеловать жену. — И вывела всех из комнаты. Найл Бурк встал и посмотрел на Скай.
— О, любовь моя, — голос его сорвался. — Как я скучал по тебе. Тебя уже три раза отнимали у меня. Больше с тобой я расстаться не смогу, Скай.
— Мы не расстанемся. Только Бог сможет нас разлучить. Обещаю тебе.
— Смотри же, держи обещание, любимая. — И поцеловал ее с таким жаром, который, если бы мог материализоваться, поджег бы весь дом и весь Лондон. Их соскучившиеся губы встретились, Найл гладил лицо жены, ласкал ее волосы, вытирал слезы.
— Никогда больше я не отпущу тебя, — повторил он. — Во многом я позволю тебе верховодить, но не во всем. Ты слишком упрямая женщина, Скай. И когда-нибудь это может не довести до добра. Сегодня благодаря везению и уму Адама де Мариско все кончилось хорошо. И этому надо радоваться. Адам тебя сильно любит. Подчас ему это трудно переносить. А Робби! Ты для него как дочь. Он бы долго не протянул, если бы потерял тебя.
— С этим покончено. Клянусь тебе, Найл.
— Я тебя хочу, — улыбнулся лорд Бурк жене.
— Я тоже, — ответила она.
Он протянул к ней руки, и она вложила в них свои ладони, радуясь знакомому чувству, когда на них сомкнулись пальцы мужа. Они вышли из библиотеки и поднялись в старую спальню Скай, выходящую окнами на реку. Не говоря ни слова, разделись. Пока Скай снимала платье, на нее нахлынули воспоминания. Она подошла к окну и заметила, что небо стало светлеть. Это сильный ветер разогнал облака, и над ними засияла луна и то тут, то там заблистали звезды.
Давно ли она вот так же стояла у окна, когда к ней в комнату пришел Джеффри. Целую жизнь назад, и эта жизнь позади. Она улыбнулась, вспомнив, как Ангельский граф карабкался по виноградной лозе, и тут же отбросила воспоминания.
Она повернулась к Найлу. Муж смотрел на нее и понимал, что она борется с нахлынувшими на нее картинами прошлого. Ей нужно было через это пройти. Она гордо подошла к Найду, встала на цыпочки и обняла за шею.
— Теперь настало наше время, мой муж. Наше — и навсегда!
С радостным криком он схватил ее на руки и понес к кровати.
На следующее утро впервые за многие дни на небе выглянуло яркое теплое солнце. В Англию наконец пришла весна Давно Скай не просыпалась такой довольной и умиротворенной, раскрасневшись от воспоминаний о счастливой минувшей ночи. Она игриво забралась на спину спящему мужу и стала тереться грудью о его спину. Скоро ее усилия были вознаграждены и Найл спросонья пробормотал:
— Так хорошо, Роза. Продолжай.
— Роза? Ах ты, изменщик! — И она в ярости вцепилась рукой в его черные волосы.
— Ох! — завопил он, и его тело сотряслось от смеха. Перевернувшись, он скинул ее с себя, и Скай почувствовала его напряженный и жаждущий член. Его лицо было совсем рядом, серебристые глаза сверкали. Он нежно приподнял ее и медленно дюйм за дюймом опустил на себя. Глаза Скай расширились от удивления и быстро затуманились страстью.
Руки ласкали грудь, губы потянулись к соску, и он замер, увидев на нем молоко. Оно наполнило его рот. В возбуждении он продолжал сосать, воспламеняясь все больше и больше, и Скай почувствовала, как в знакомом ритме отвечают мужу ее бедра. Ни один из супругов не в силах был остановиться. Наконец, не в состоянии сдерживаться, Скай отстранилась и целиком отдалась страсти. И еще полнее ощутила ее, когда почувствовала, что и Найл на вершине блаженства.
Муж рухнул на нее и откатился в сторону. Когда к Скай вернулось дыхание, Найл произнес извиняющимся тоном:
— Боже мой, извини меня, Скай.
— За что, любимый?
— За то, что я украл у дочери завтрак. — Его лицо было явно смущенным.
— Не беспокойся, Найл, у меня их две, — успокоила мужа Скай.
— Две?
Явно развеселившись, она хихикнула:
— Две груди, недогадливый мой! Одной на завтрак Дейре вполне достаточно. Пойду-ка я ее принесу. Сесил мне вчера сказал, что мы без промедления должны покинуть Лондон.
— Не уходи, любимая, я не вынесу разлуки.
— Роза не даст тебе скучать.
— Нет, любимая. Теперь мы воссоединились и по-настоящему женаты, и между нами никто не будет стоять.
Скай пристально взглянула в серебристые глаза мужа и поняла, что он говорит правду.
— Спасибо, Найл, — сказала она. — Спасибо тебе за это. В дверь громко постучали, и из-за нее донесся резкий голос Эйбхлин.
— Дочь надо покормить, и скоро нам пора выезжать. Если вы еще недостаточно насладились друг другом, делать нечего.
Смеясь, Скай накинула халат и, открыв дверь, приняла Дейру у сестры.
— Скажи, пожалуйста, Дейзи, чтобы приготовила мне ванну. Следующие несколько дней мы проведем в дороге. Так хоть выеду чистая.
— Ты просто сияешь, сестра, — улыбнулась ей Эйбхлин и вышла.
Скай вернулась в кровать и положила рядом с собой дочь. Найл внимательно следил, как девочка подняла крошечное личико и требовательно закричала.
— Господи, что такого я сделал? — быстро отстранился он в ужасе.
Скай подняла девочку и поднесла к груди. Маленькие ручонки Дейры ухватились за нее. И хотя девочка подозрительно погладывала на отца, все же, не переставая, шумно сосала материнскую грудь.
— Она еще никогда не видела так близко мужчину, — объяснила Скай. — Поэтому и испугалась. Через несколько дней она привыкнет к тебе.
Успокоенный Найл смотрел, как жена кормит их ребенка. Потом они немного поиграли с Дейрой. Отец давал и отнимал ей свои пальцы, и девочка, милостиво соглашаясь на игру, хватала их ручонками. Забава ей понравилась, и она уже не с таким подозрением смотрела на Найла.
Служанка принесла ванну, и Дейру забрали к тете, чтобы приготовить к дальней дороге домой. Найл переоделся в соседней комнате и проверял карету, пока собиралась жена.
Дорожную карету из Линмута запрятали в конюшне Гринвуда, чтобы никто не догадался, что здесь остановились Бурки. Кучер и лакей провели несколько веселых дней в компании радушных гринвудских служанок. Теперь под надзором господина кучер вывел экипаж на улицу и запрягал шестеркой одномастных серых лошадей. Внутрь уложили багаж, поместили запасы воды, бутылки с вином. На металлический каркас уложили плетеную основу с матрасом в три дюйма толщиной. Эта колыбелька в середине сиденья вскоре должна была принять леди Дейру Бурк. По одну ее сторону сядет Дейзи, по другую — любящая тетя. Под металлический каркас с колыбелью кухарка поставила корзины с провизией: хлеб, сыр, вареные яйца, ветчину и фрукты.
В маленькой столовой Гринвуда путешественники быстро позавтракали. Им предстоял тяжелый день в пути, но они все были рады покинуть Лондон, который принес им столько несчастий.
Дейзи с девочкой были уже в карете, когда в нее забралась Эйбхлин.
— Задернуть занавеси? — спросила служанка.
— Пожалуйста, не надо, — попросила монахиня. — В Лондоне я видела только ночную реку и Тауэр. Я никогда здесь раньше не была и вряд ли когда-нибудь вернусь снова. Мне хотелось бы увезти с собой в Ирландию воспоминания об этом городе.
Найл помог жене сесть на лошадь. Езда верхом пробуждала в Скай чувство свободы и восторга. Памятуя о том, что ее не должны узнать, она натянула на голову капюшон, скрыв лицо, а герб тщательно стерли с дверцы кареты.
Экипаж и четверо верховых тронулись в путь по улицам Лондона, прислушиваясь к шуму утреннего города:
— Молоко! Кому жирное, свежее молоко?!
— Фиалки! Душистые фиалки!
— Сельдь! Свежая! Только что из реки! Полпенни за фунт!
— Чиню горшки! Приносите горшки!
Чинная процессия скрывавших лица людей тайком пробиралась по улицам Лондона, пока не выбралась на дорогу. Отъехав несколько миль от города, Скай сорвала с головы капюшон и позволила пышным волосам разметаться по ветру. Ее голубые глаза сверкали, щеки горели от возбуждения и удовольствия, которое доставляла ей скачка. На вершине холма она остановилась и оглянулась на город
— Как же вы сумели убедить Сесила освободить меня? — спросила она трех своих спасителей.
— А что, разве Найл тебе не рассказал? — удивился Робби.
— Думаю, они были заняты другим, — пробормотал де Мариско
— Так как же вы это сделали? — повторила Скай свой вопрос, и они рассказали ей историю ее освобождения
— Ты пожертвовал своей долей с «Сайта-Марии», Адам? — воскликнула она, дослушав до конца. — Ведь в трюме «Газели» нашли именно те товары? Клянусь, я тебе все возмещу!
— Ты свободна, Скай, и это все, что мне надо, — запротестовал смущенный великан.
— Я добавил туда и изумруды. Те, что ты оставила для себя, — спокойно произнес Найл.
— Ты взял мои изумруды? — Все ожидали взрыва, но Скай только расхохоталась.
— Я победила Елизавету Тюдор, — заливалась она серебристым смехом. — Я побила ее во всем, когда-нибудь она поймет это!
— Что ты имеешь в виду, Скай? — спросил Роберт Смолл.
— Королева не приобрела ничего, кроме золота, Робби, и нескольких холодных камней, а у меня появилось настоящее сокровище — вы трое, мой любимый муж Найл, верный друг Адам и ты, дорогой мой Робби. Пока у Бесс не будет такого мужа и таких верных друзей, она ничего не будет значить, и мне ее жаль.
Мужчины с удивлением посмотрели на нее и поняли, что Скай действительно жаль королеву, над которой она взяла верх. У каждого из них зачесались глаза, и каждый без стеснения сморгнул слезы.
Скай, не отрываясь, глядела на них, и ее лицо озарила светлая, как утро, улыбка.
— Джентльмены, я спешу домой! — И, пришпорив лошадь, Скай О'Малли понеслась галопом по залитой солнцем дороге на Девон.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Rambler's Top100