Читать онлайн , автора - , Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

— Быстрее, миледи! — торопила Дейзи. — Вы ведь знаете, как королева не любит, когда дамы опаздывают.
— Но никто из других фрейлин королевы не собирается так скоро рожать, — проворчала Скай. — Стоит любой другой забеременеть, и ее тут же отсылают домой в деревню. Но только не меня! Не меня! Королеве необходимо держать возле себя «дражайшую Скай»! Неизвестно, позволит она мне хоть родить сына?
— Не забывайте, миледи, — предупредила Дейзи, — что ваши роды еще только через два месяца. Постоянно держите это в голове, мэм.
Скай грустно рассмеялась:
— Слава Богу, на самом деле все произойдет намного быстрее! Если я вскоре не рожу этого ребенка, я просто взорвусь. Она огладила платье, выставляя живот. — Посмотри! Все уж видно. Принеси мой флакон с духами.
Когда служанка исполнила ее приказание, Скай вышла из комнаты и по сумрачным коридорам направилась в часовню. Вскоре до нее уже доносились ребячьи голоса:
— Мы преклоняем наши головы перед ним в великом почтении…
Не замечая, как хмурится Джеффри, она опустилась наг скамью рядом с ним.
— Никак не могла проснуться, — прошептала она. Он взял жену за руку и тихонько сжал.
— Тебе пора отправляться в Девон, — в ответ прошептал он, и Скай кивнула.
Служба оказалась недолгой. После нее придворные поспешили на танцы, за которыми следовал ужин. Елизавета присмотрелась острыми глазами к приближенной, когда толпа проходила через вестибюль, и подумала, так Саутвуд отведал запретного плода еще до смерти первой жены. Интересно, как бы они поступили, если бы она не умерла? Потом на нее нахлынули мысли о покойной жене Роберта Дадли — Эми. Елизавета попыталась отогнать их, но, как случалось часто и раньше, не смогла. Эми Дадли преследовала Елизавету Тюдор. Королева была женщиной строгой морали и знала, что домогалась чужого мужа. Теперь же его жена умерла, умерла при загадочных обстоятельствах, и королева гадала, в чем было дело. Она думала об этом уже не в первый раз.
Она не считала, как многие другие, что Роберт Дадли умертвил жену с помощью наемного убийцы. Она слишком хорошо знала лорда Дадли. Его желание стать королем Англии сделалось всепоглощающим. Ему оставалось лишь немного подождать, пока смертельно больная Эми не покинет этот мир. Не было никакой необходимости убивать ее и навлекать на себя подозрения. Нет, Роберт не отдавал такого приказа.
Но существовали еще две возможности. Может быть, ее бесценный Сесил или кто-нибудь другой, кто не желал воцарения Дадли после женитьбы на королеве, устроил эту смерть, хорошо понимая, какую волну подозрений она вызовет. Или сама бедняга Эми в отместку за то, что Елизавета украла любовь ее мужа, узнав заключение доктора, бросилась с лестницы, зная, что ее кончина не оставит шансов на брак Роберта и Елизаветы.
Разве не могла Эми, которая когда-то так страстно любила Роберта Дадли, однажды его так же сильно возненавидеть? Так ли все было на самом деле? — размышляла королева. О, если бы только Эми умерла своей смертью! Как часто Елизавета винила себя. Но как это несправедливо. И, стремясь отвлечься от мучившей ее темы, королева снова посмотрела на графиню Линмутскую.
Придется разрешить Скай ехать в Девон, решила она, но вокруг так мало женщин, которые меня забавляют. Через неделю-другую, подумала она.
Королева заметила, какой неотразимой была сегодня графиня Линмутская. Ее округлившийся живот прятался под темно-красным шелковым платьем с низким вырезом, открывающим грудь. Некоторую скромность ему придавали кружева на воротнике. Такие же кружева украшали рукава. Темные волосы Скай собрала в тугой узел на затылке над изящной шеей и упрятала в тонкую золотую сетку. Двойное жемчужное ожерелье служило предметом зависти всех женщин, включая саму королеву.
Графиня Линмутская не присоединилась к танцующим, а осталась подле королевы и с удовольствием следила за придворными. Королева любила танцевать и не могла усидеть на месте. Лорд Дадли, когда не был партнером Елизаветы, стоял за ее стулом. Однажды его рука коснулась обнаженного плеча Скай. Та похолодела, а вельможа тихо рассмеялся.
— Я слышал, Саутвуд без ума от вашей прелестной кожи. — Длинные изящные пальцы лорда Дадли двинулись к ее груди, и он слегка погладил ее. — Вижу, он прав, — дерзко заключил придворный и убрал руку.
— Вы играете в опасную игру, милорд, — разъяренно проговорила Скай и посмотрела на фаворита королевы, не скрывая презрения.
Он был достаточно привлекательным мужчиной для тех, кому нравился его тип. Высокий, изящно сложенный, он одевался по последней моде. Продолговатое аристократическое лицо, ухоженные руки — затмить Дадли было нелегко, даже среди разряженных придворных. Но у лорда был один недостаток, будто натура, задумав его таким безукоризненным, решила не давать смертному всего. Его светлые усы, коротко постриженная бородка и волосы казались слишком редкими.
Он никогда не смотрел собеседнику в глаза. Зато речь его была груба и прямолинейна.
— Дорогая, мне доставляет удовольствие игра, которую я затеял, и я ее выиграю, — отрывисто бросил он. В глазах светилась издевка. — Вы хотите дать мне пощечину, леди Саутвуд? Но вряд ли вам удастся ударить по лицу своего короля…
— Вы еще не король, лорд Дадли!
Его прямота поразила Скай.
— Но я им буду, дорогая. Не беспокойтесь, буду! Бесс необходимо выйти замуж и родить наследника престола. Совет предпочтет доброго англичанина какому-нибудь жеманному иностранцу. Не хотите стать королевской любовницей, дорогая?
— Вы несносны! — В ярости Скай попыталась подняться. — И вы дерзки, — наконец ей это удалось, и она пошла прочь, стараясь сохранить достоинство. Найдя свободный стул в комнате, где играли в карты, она заняла его и присоединилась к игре. Она была взбешена и играла напористо и сосредоточенно.
Скай никогда не нравился Роберт Дадли. Она считала его заносчивым и до мозга костей себялюбивым. Получив доступ в покои королевы, он заходил к ней когда ему заблагорассудится, особенно когда дамы были не одеты. Тогда он смотрел вовсю, а если одурманенная любовью королева отворачивалась, то вовсю орудовал и руками. Скай поразило, что он мог заигрывать с женщиной в ее положении. Она молила, чтобы Елизавета не взяла его в мужья. Скай улыбнулась. Молодая королева была умнее, чем полагали многие вокруг. Только бы любовь не затмила ее разум.
Гора золотых быстро росла перед Скай. Наконец де Гренвилл наклонился к ней и спросил:
— Позвольте сопровождать вас к ужину?
Ее гнев успел остыть. Она лучезарно улыбнулась ему и сложила выигрыш в кошелек, висящий у пояса, потом извинилась и, к облегчению остальных игроков, вышла из игры.
— Де Гренвилл, я умираю с голоду! — воскликнула она. — А где Саутвуд?
— С королевой. У меня новости от Робби.
— Скажи скорее, Дикон. С ним все в порядке?
— Его торговая флотилия обогнула мыс Горн и оказалась в Индийском океане. Корабли в порядке, и он тоже. От него есть письмо, я принесу его завтра.
Они пришли в столовую, где им открылось зрелище жующих и болтающих людей.
— Я хочу только колчестерских устриц, — объявила Скай, накладывая себе полную тарелку.
— Беременные женщины всегда ужасно капризны, — пошутил де Гренвилл.
— А откуда вы-то об этом знаете, Дикон? — отшутилась она. — Как только ваша бедная жена выказывает признаки беременности, вы сразу же отправляете ее в Девон.
— Для ее же пользы, Скай. И, конечно, для пользы ребенка, — благочестиво заметил он.
— Чушь! Это для того, чтобы свободно гулять в лучшем борделе Лондона и не мучиться угрызениями совести. — Скай рассмеялась, подцепила устрицу и проглотила ее целиком.
Де Гренвилл покраснел:
— Для женщины вы слишком прямолинейны, — пробормотал он. — И невероятно красивы для леди, которая вот-вот должна родить.
— А если бы я не была беременна, вы бы постарались уложить меня в постель, Дикон?
— Побойтесь Бога, Скай! — запротестовал де Гренвилл.
— Я просто спрашиваю, Дикон. Я люблю Джеффри и хочу, чтобы вы остались его другом. И мне было бы неприятно постоянно от вас отбиваться. Красота вовсе не означает распущенность. Вы знаете об этом?
— Что я, самоубийца, заигрывать с женой Джеффри Саутвуда, — проворчал де Гренвилл. — Мне будет легче жить, если я стану думать о вас как об одной из моих сестер.
Скай дружески потрепала его по руке:
— Я рада это слышать. — И она подмигнула вельможе.
— Шлюха! — яростный крик и звук пощечины потрясли комнату. Скай и де Гренвилл обернулись на шум. Все смотрели в угол, где лорд Басингстоук возвышался над стоящей на коленях красивой золотоволосой женщиной, прижимавшей руку к щеке. Мужчина был вне себя, лицо стало красным, как его бархатный камзол, вены на шее вздулись, глаза сверкали. Он снова ударил женщину. — Шлюха!
Несколько придворных бросились на помощь даме.
— Боже! — раздался чей-то свистящий шепот. — Да это же леди Бурк, жена ирландца.
Женщина горько плакала. Как она красива, подумала Скай. И, сама не сознавая, что делает, бросилась к ней через толпу. Склонившись, она подала ей руку и помогла подняться.
— Ну вот, дорогая. Завтра найдется что-нибудь другое, о чем можно посплетничать, а об этом забудут, — и ободряюще посмотрела на Констанцу.
— Во имя небес не дотрагивайтесь до нее, леди Саутвуд, — закричал лорд Басингстоук. — Приличная женщина не может произносить даже имени этой дряни.
— Фи, милорд! — Скай возвысила голос. — Вы подняли руку на женщину, да еще в присутствии королевы!
— То, что она посмела появиться перед королевой, само по себе ужасно! Шлюха из шлюх — перед честнейшей женщиной!
— Вы слишком шумите, милорд, — раздраженно произнесла Скай. — Я хотела бы знать, что привело вас в такую ярость.
— И я тоже, сэр! — сквозь толпу пробирался Найл Бурк. Достав из кармана перчатку, он ударил ею лорда Басингстоука по щеке. — Я вас вызываю, милорд! Где? И когда?
— Нет, господин ирландец, она этого не стоит. Не хочу иметь на совести вашу смерть и сам не хочу быть убитым из-за нее. Боже праведный! Неужели вы настолько слепы? Многие месяцы Констанца была моей любовницей. Да, она наставляла вам рога. Но это еще не все! Она обманула и меня. И не с одним мужчиной. Любой мог купить ее за золото! — Басингстоук выхватил Констанцу из рук Скай. Высоко подняв ее кисть над головой, он громовым голосом объявил. — Господа! Представляю вам «Книжную даму»— лучшую проститутку мадам Клер!
Общий вздох вырвался у придворных. Шокированные, но возбужденные дамы и мужчины подались вперед. Ужас промелькнул в глазах Констанцы, когда она встретилась с любопытными взглядами. В следующую секунду она упала в обморок.
— Милорд Басингстоук! — Придворные расступились и дали дорогу королеве. — Милорд Басингстоук, — повторила она. — Ваши обвинения ужасны! Но где доказательства?
— У меня есть доказательства, мадам, но я не хотел бы их предъявлять при всех.
— Но вы, сэр, сочли возможным затеять скандал при всех. Теперь говорите или немедленно принесите извинения лорду Бурку!
— Как вам угодно, мадам, — вздохнул Басингстоук. — Несколько месяцев назад я сделал леди Бурк своей любовницей. В знак своей любви и восхищения я подарил ей редкую книгу… с картинками. Картинками, изображающими… различные способы любви, — по толпе придворных пронесся шумок, но королева нахмурилась, и они замолчали. — Вскоре, — продолжал лорд Басингстоук, — я услышал рассказы о новой забаве в заведении Клер — «Книжной даме», а несколько недель назад узнал о состязании между Клер и ней. Состязании, ваше величество, простите мне грубость, состязании, в котором каждая из них хотела измотать за двадцать четыре часа как можно больше мужчин. Ставки были огромными, а поскольку у Клер за вход не брали, мы пошли с друзьями позабавиться. Боже, мадам! Мужчины так быстро выходили из комнат, что, глядя на них, можно было открутить себе шею. Как только выходил очередной, объявляли счет. За золотой разрешали смотреть у дверей, и я решил заплатить. Представьте мое потрясение, когда я обнаружил, что знаменитая «Книжная дама»— моя любовница.
— А как вам удалось ее узнать, лорд Басингстоук? — спросила королева. Ей не оставалось ничего другого, как выслушать все до конца.
— У Констанцы на теле есть отметина. К тому же на столике рядом с кроватью лежала моя книга, а меня уверяли, что второй такой не существует.
Королева напряженно размышляла. Она не помнила подобного скандала.
— Я хочу, чтобы мужчины, посещавшие «Книжную даму», вышли вперед, — объявила она. — Смелее, джентльмены. Бьюсь об заклад, у Клер вы не были такими робкими! — брови Елизаветы удивленно поднялись, когда она увидела, сколько мужчин в конце концов шагнули вперед. — Клянусь всеми святыми, я считала, что вы достаточно заняты, гоняясь за моими фрейлинами, — горько заметила она. Потом выбрала десятерых, а остальных отпустила. — Вы все видели родимое пятно? — Придворные кивнули головами. — Хорошо, джентльмены, тогда каждый из вас сообщит приметы на ухо лорду Бурку.
Найл Бурк стоял точно окаменевший, с непроницаемой маской на лице, а придворные по одному подходили к нему, что-то шептали на ухо и быстро растворялись в толпе.
— И вы, Басингстоук, — приказала Елизавета, а когда обличитель Констанцы отступил, спросила. — Эти люди говорят правду, лорд Бурк?
— Да, мадам, к моему вечному стыду.
Констанца пришла в себя в руках Скай и зарыдала, как будто от боли. Найл посмотрел на нее с горечью, но и с состраданием.
— Может быть, вы хотите взять назад свой вызов, лорд Бурк? — спросила королева, смягчаясь.
— Нет, мадам. Несмотря на свое такое искреннее возмущение, лорд Басингстоук первым развратил мою жену и навлек позор на мое имя. Я не возьму назад свой вызов.
— Хорошо, сэр. Решим это здесь и сейчас. Лорд Дадли, присмотрите за всем. Бальный зал вполне подойдет. Подыщите секундантов.
— Я буду секундантом лорда Бурка! — Джеффри Саутвуд выступил вперед.
От неожиданности Скай вскрикнула, и королева успокаивающе похлопала ее по плечу:
— Это неопасно, дражайшая Скай, обещаю. Господа, поединок не будет роковым. Вы меня поняли? Необходимо спасти честь, но это все!
Лорд Дадли выбрал из придворных, признавшихся, что посещали «Книжную даму», секунданта для лорда Басингстоука. Тот согласился с большой неохотой.
— Одного поля ягода, — процедил он и в ответ получил презрительный взгляд. Придворные знали, что и лорд Дадли посещал «Книжную даму», но никогда не сообщили бы об этом королеве.
Бальный зал был тотчас очищен от столов и стульев, музыканты ушли с галереи. Скай помогла Констанце подняться и подвела к королеве. Елизавета даже не посмотрела на опозоренную женщину и только промолвила:
— С сегодняшнего вечера вы не должны бывать при моем дворе, леди Бурк.
Констанца поклонилась.
Противники встали в разных концах залы, сбросили расшитые камзолы и остались в рубашках со свободным воротом. С важным видом Дадли ходил между ними. Принесли тонкие, как хлысты, рапиры из толедской стали. Секунданты опробовали их и выбрали две.
— Жаль, Найл, что вам нельзя убить этого заносчивого сукиного сына, — пробормотал Джеффри Саутвуд.
— На все воля Божья, — прошептал он в ответ, очень ненадежно надевая на острие защитный колпачок, без которого королева запретила сражаться.
— Все в Его руках, — благочестиво согласился граф, делая вид, что проверяет рапиру.
— Принесите больше света, — распорядилась Елизавета, и в зале появились свечи.
— Бойцы и их секунданты, подойдите сюда, — скомандовал лорд Дадли. — Господа, вы деретесь во имя спасения чести. Честь будет считаться восстановленной, когда один из вас будет обезоружен и не сможет больше сражаться. Это понятно? — Участники дуэли кивнули. — Тогда, секунданты, встаньте по углам. Джентльмены, к бою!
Поединок начался. Противники были достойны друг друга: Басингстоук не так высок, как Найл, зато тяжелее. Они кружили один вокруг другого, быстро наскакивали и отступали, испытывали противника, стараясь понять его сильные и слабые стороны.
Придворные жадно следили за ними и подбадривали дуэлянтов. Молодая королева стояла спокойно, и лишь подрагивание изящных рук выдавало ее волнение. Ей было отвратительно позорное поведение леди Бурк и в то же время ее возбуждал поединок двух мужчин, решивших биться друг с другом из-за этой самой дамы. Если бы мужчины сражались так из-за нее, думала Елизавета.
Констанца Бурк наблюдала за дуэлью с растущим чувством отчаяния. Что Найл Бурк сделает с ней? Наверное, убьет? Бог свидетель, она этого заслужила. Откуда у нее эта ужасная болезнь? Что привело ее к этому ужасному извращению? Женщина тихо заплакала.
Скай следила за дуэлянтами с возрастающим волнением. Хорошо, что королева распорядилась надеть защитные колпачки. Если Джеффри и придется биться, его не ранят. Почему он вызвался в секунданты к Найлу Бурку? Она раньше не замечала между ними никакой дружбы. Хотя он ведь их сосед по Стрэнду. И она ощутила жалость и к нему, и к его несчастной жене. Халид рассказывал ей о таких женщинах, женщинах, которые не могут удовлетвориться в любви. Скай понимала, что леди Бурк не развратница, а больной человек. Она устала. Когда все кончится, она попросит королеву отпустить ее домой.
Найл Бурк сделал обманное движение, потом резкий выпад вперед и скосил глаза на защитный колпачок — он еле держался на острие. Он удвоил натиск, холодный гнев все креп в его душе.
Мужчины сражались на равных, пока старший и более тяжелый Басингстоук не начал уставать. Защищаясь, он понимал, что совершил ужасную ошибку, позволив ярости овладеть собой. Он видел едва сидящий на конце рапиры противника наконечник и разгадал намерения лорда Бурка. В этой ловушке ему предстояло умереть из-за какой-то шлюхи, а он ее даже как следует не избил, и эта женщина и впредь будет тешить свою страсть. Он вспотел от ярости и страха.
Он снова позволил гневу возобладать над собой и левой рукой стряхнул наконечник с кончика рапиры:
— Хорошо, проклятый ирландский рогоносец, давай покончим со всем сразу.
Глаза Найла Бурка сузились, затем он кровожадно, жестоко ухмыльнулся. Так, этот идиот англичанин начал первым, и теперь его можно убить без всяких сомнений.
— Надеюсь, у тебя есть законный наследник, — ответил он, отбросив наконечник, — потому что, если его нет, грязная английская свинья, то твой род кончен! — И, сделав выпад, Найл Бурк из-под руки Басингстоука вонзил шпагу ему в грудь.
На лице англичанина промелькнуло выражение глубочайшего изумления, и он рухнул вперед. Падая, его шпага слегка ранила грудь ирландца, из которой обильно брызнула кровь, расцветив белую шелковую рубашку Найла.
Нечеловеческий крик нарушил молчание в зале. Все повернулись, ожидая увидеть леди Бурк. Но кричала графиня Линмутская. Она стояла, застыв в неописуемом ужасе. И кричала снова и снова:
— О Боже, я убила его! Я его убила!
Мука отразилась на ее лице, но внезапно она снова начала воспринимать сцену перед собой. Тогда, сжав рукой живот, она без чувств опустилась на пол.
Последовало всеобщее замешательство. И норд Бурк, и Джеффри Саутвуд одновременно бросились к Скай. Но граф первым оказался около жены, бросив на Найла яростный взгляд. Взяв ее на руки, он вышел из дворца, проложив дорогу мимо галдящих придворных, и направился к причалу, где была пришвартована его лодка.
— У госпожи вот-вот начнутся роды, — крикнул он лодочнику. — Греби домой, как никогда не греб в жизни. Всем по золотому, если доставите туда вовремя!
От прохладного воздуха Скай пришла в себя. В то время, как они удалялись от берега, женщина открыла глаза:
— Джеффри?
— Я здесь, дорогая. Как ты себя чувствуешь?
— Схватки начинаются.
— Я знал. Прежде чем упасть в обморок, ты схватилась за живот. Эта несчастная дуэль сослужит нам службу. Люди решат, что она вызвала преждевременные роды. — Он озабоченно посмотрел на жену.
— Я вспомнила, Джеффри. Я все вспомнила, — прошептала она.
— Я понял, Скай. Я видел выражение твоего лица перед тем, как ты потеряла сознание. Что вернуло тебе память, дорогая? Рана Бурка?
— Да! Пираты стреляли по ялику и ранили Найла. Его рубашка окрасилась кровью, и я подумала, что он убит. А когда он был ранен сегодня снова, память вернулась ко мне. С ним все в порядке? — Граф кивнул, остановив изучающий взгляд на лице жены.
— Я люблю тебя, Скай.
Скай подняла лицо и, не отрывая голубых глаз, посмотрела на мужа:
— И я люблю тебя, Джеффри, дорогой!
Он крепко ее обнял. Конечно, Скай его любит. Сейчас ее окутала боль, боль родов. На свет появлялся ребенок, зачатый в любви Тогда, когда Найл Бурк был начисто стерт из ее памяти. Но когда все останется позади и у Скай будет время подумать, повторит ли она, что сказала сейчас?
Скай недвижимо лежала на руках у мужа. В голове проносились мысли. О'Малли. Она — Скай О'Малли из Иннисфаны! У нее двое сыновей: Эван и Мурроу! Боже, кто все это время смотрел за ее мальчиками? Анна! Конечно, Анна ухаживала за ними! А кто отстаивал торговые интересы клана? Надо спросить у Джеффри. Он наверняка знает. Кажется, ему известно, кто она. Интересно, как давно?
Она почувствовала, как в глубине ее тела нарастает боль, где-то так глубоко, что даже сводило пальцы на ногах. Она позволила боли подниматься на поверхность. Она глубоко дышала, останавливаясь на краю боли, и даже не понимала, как крепко вцепилась в мужа, но Джеффри наслаждался ее ладонью, сдавившей его кисть.
— Мои сыновья, — произнесла она. — Что сталось с моими сыновьями?
— С ними все в порядке. Они у мачехи.
— А клан?
— Твой дядя заботится о его делах. Он епископ из Коннота.
— А давно ты знаешь, кто я?
— Несколько месяцев. Лорд Бурк пришел к Робби сразу после нашей свадьбы. Когда нас укладывали в брачную постель в Гринвиче, он заметил эту прелестную звездочку на твоей груди. Я еще удивился: если он всю жизнь был с тобой в братских отношениях, откуда он знает про этот знак?
— Я тоже удивляюсь, — прошептала она. И хотя граф знал, что она лжет, он остался ей благодарен за то, что она старается не причинить ему боль. — А еще больше меня удивляет то, что он без родинки не узнал меня. Не так уж я сильно изменилась.
— Сеньора Гойя дель Фуэнтес не отвечала на его намеки. И хотя она выглядела, как Скай О'Малли, за нее поручились надежные люди. Лорд Бурк сказал, что счел ее незаконнорожденной дочерью Дубхдары О'Малли.
Новая волна боли захлестнула Скай, но, несмотря на это, она хихикнула, и Джеффри тоже рассмеялся.
— Очень похоже на отца: отвезти пригульную дочь в алжирский монастырь. Но как Найл объяснил, что меня так же зовут? — Боль немного утихла.
— Никак. И это почти свело его с ума. Он не нашел этому никакого объяснения.
— Могу себе представить, — задумчиво проговорила Скай. — Это могло свести его с ума. Ведь Найл всегда был нетерпелив.
— Он любит тебя, Скай.
— Я знаю.
— А ты? — Граф понимал, что об этом спрашивать нельзя. По крайней мере не теперь. Но не смог удержаться.
— Джеффри, дорогой мой муж, я твоя и хочу оставаться твоей женой. Когда родится ребенок, я расскажу тебе все о Скай О'Малли и Найле Бурке. А потом останусь твоей, потому что я так хочу.
Это он и хотел услышать. А может быть, не только это. Но пока следовало удовлетвориться и этим. Оба замолчали, прислушиваясь к плеску воды, рассекаемой баржей, стремящейся к Линмут-Хаусу. Приступы боли стали учащаться. Граф стремился довезти ее домой как можно быстрее. Теперь он знал — это ее четвертый ребенок. Внезапно Скай застонала, потом вскрикнула.
— Что с тобой, любимая? — Джеффри чувствовал себя таким беспомощным.
— Роды начинаются. Я не могу больше ждать. Ты мне должен помочь.
— Боже, Скай! Прямо здесь, в ладье? Она попыталась рассмеяться:
— Уговори сына подождать.
— Что мне делать? — Граф весь вспотел, но это был его ребенок, и ему необходимо было собраться.
— Прежде всего, задерни занавески и принеси фонарь, — посоветовала жена и, когда он выполнил эти два несложных поручения, попросила:
— Помоги поднять платье. — Она сбросила нижнее белье, и взору Джеффри открылся покрытый голубыми прожилками живот, который вскоре должен был опустеть. Внезапно из Скай хлынули потоки жидкости, увлажнив подушки на сиденье. Она выгнулась, когда очередная схватка стала выталкивать ребенка из ее утробы.
— Джеффри, — простонала она сквозь сжатые зубы, — я чувствую головку. Посмотри!
Он заставил себя опустить глаза вниз и застыл, пораженный, видя, как появляется ребенок.
— Боже! Что мне делать?
— Когда ребенок выйдет, осторожно переверни его. Аккуратнее, потому что он будет скользким от крови. Ах! Пресвятая Дева Мария! — боль вновь нахлынула на Скай.
Граф быстро закатал рукава рубашки — расшитый камзол остался в Гринвиче. Скай снова застонала, дернулась, и на свет появились плечики ребенка. Наклонившись, Джеффри смахнул платком капли пота со лба Скай. Потом осторожно перевернул ребенка и тем же самым платком отер его лицо от крови. Глаза новорожденного открылись и удивительно знакомым взглядом посмотрели на отца. Потом весь он оказался в крепких руках графа и громко завопил. Беглый взгляд — и граф уже знал то, что хотел узнать.
— Сын! — восторженно воскликнул он. — Скай, ты подарила мне сына!
— Конечно, — слабо произнесла она. — А разве я тебе не обещала?
— Пуповина! Мне нечем перерезать пуповину!
— С этим можно не спешить, — и, сказав это, Скай потеряла сознание.
Гребцы, услыхав крик новорожденного и восклицание графа, заулыбались и еще сильнее навалились на весла. Вскоре они уже были на пристани в Линмуте и, к удивлению, нашли там Дейзи, госпожу Сесили и повивальную бабку.
— Лорд Бурк прискакал несколько минут назад вместе с Дейзи и сообщил, что вы плывете, — кричала госпожа Сесили . — Скай в порядке? Роды начались?
— Ребенок родился! — вне себя от радости ответил граф.
— Сын!
Ступив на ладью, акушерка завершила дела, обрезав пуповину и обтерев новорожденного от крови. Завернув мальчика в пеленку, она передала его Дейзи. Скай пришла в себя и простонала, почувствовав боль, хотя и не такую сильную, как раньше.
— У вас не вышел послед, миледи. Дайте-ка я вам помогу, — акушерка сильно надавила на живот Скай, и послед быстро выскользнул на расстеленное опытной женщиной полотенце. Обтерев Скай, так, что не стало заметно следов ее закончившихся трудов, она махнула рукой носильщикам. Граф осторожно поднял жену, вынес с баржи и положил на носилки.
Скай протянула руки:
— Дайте мне сына.
Джеффри взял ребенка у Дейзи и подал матери. Успокоившийся мальчик в ответ внимательно разглядывал Скай. Круглая головка была покрыта мягкими белокурыми волосами, глаза голубели, как у матери, а черты лица оказались отцовскими.
Скай счастливо улыбнулась:
— Я в самом деле подарила тебе сына, Джеффри. Он — вылитый ты. Готова спорить, что глаза у него через год позеленеют.
Мать с сыном осторожно перенесли в дом и уложили в кровать. Акушерка подала Скай бокал вина, в которое подмешала травы.
— От этого вы уснете, мадам. К тому же настой восстановит кровь, которую вы потеряли при родах. — Скай послушно выпила все до дна, и Джеффри нежно взял за руку жену. В ее глазах стояла усталость, но крепкое пожатие дало ей знать, как он ее любит. От теплоты его прикосновения она довольно вздохнула.
— Усни, любовь моя, — произнес муж и, когда она наконец закрыла глаза, оставил под неусыпным наблюдением Дейзи. Сына положили в колыбельку рядом с кроватью матери.
Граф Линмутский удалился к себе в соседнюю комнату. Не говоря ни слова, он сбросил с себя запятнанную кровью одежду и забрался в приготовленную слугой ванну. Вымывшись и как следует растеревшись полотенцем, он. принял у слуги длинный теплый халат и, выслушав слова поздравления, отпустил.
Оставшись один, граф налил себе бокал белого золотистого вина и устроился с ним у пылающего камина. Ребенок благополучно родился. Теперь у него есть крепкий здоровый наследник. Но сохранил ли он любящую жену?
Она отказалась разговаривать с ним о Найле Бурке, и у Джеффри зародилось подозрение, что она снова испытывает к нему чувство любви. Скай пообещала, что расскажет все о нем, когда закончатся роды, сказала, что будет принадлежать Саутвуду, потому что сама так хочет. Будь проклят ее независимый ирландский дух! Джеффри грустно усмехнулся. Но этот дух и отличал ее от других женщин, делал ее Скай.
Осушив бокал, граф лег в холодную пустую кровать, но всю ночь метался, то засыпая, то просыпаясь снова. Со дня их свадьбы это была первая ночь, когда он спал один. Даже в последние недели ее беременности он ночевал в ее спальне, засыпая, согретый ее теплом. Должно быть, я старею, с усмешкой подумал он.
— Ну нет! — воскликнул он, одним прыжком покидая постель. — Ни минуты дольше не буду здесь спать! — и, прошлепав босыми ногами по холодному полу, подошел к ее комнате и распахнул дверь.
Бедная Дейзи, никогда раньше не видевшая господина в ночной рубашке, пришла в ужас.
Скай сидела на кровати, обложенная подушками, и, прижав ребенка к груди, прикусив губу, сдерживала радость.
— Ты пришел посмотреть нашего малютку Робина, милорд? — спросила она Ребенок недовольно зашевелился.
— Я замерз, — капризно объявил граф. Глаза Скай блеснули.
— Я никогда не видела смысла в том, что мужчины спят отдельно только потому, что их жены только что родили, — и свободной рукой приглашающе откинула одеяло. — Забирайся, Джеффри, я тоже замерзла без тебя.
Возмущенная Дейзи плотно сжала губы, но радостные граф и графиня, как два шаловливых ребенка, крепко прижались друг к другу. Потом Джеффри перевел взгляд на новорожденною, который копошился у груди Скай, хватая ее крошечными пальчиками.
— Смотри, как старается, — заметил граф.
— И получит только водянистую жидкость, — ответила она. — Молоко у меня будет только дня через два.
— А это нормально? — сразу забеспокоился он. — Может быть, нам взять кормилицу?
Скай рассмеялась:
— Ты имел столько детей. Можно было бы знать и побольше! Я в полном порядке, любимый. Кормилицу мы наймем примерно через месяц. А пока я восстанавливаю силы после родов, мне будет доставлять удовольствие кормить его грудью
— Так ты уже решила, как его назвать. Одна, без меня?
— Да, — беззаботно ответила Скай. — Он будет Робертом Джеффри Джеймсом Генри Саутвудом. Роберт — в честь дорогого Робби, Джеффри — по твоему имени, Джеймс — как дядя Симус, а Генри — в честь покойного короля и умершего брата Робина. Его крестными станут королева и лорд Дадли. Ему весьма польстит, что в угоду королеве я назвала сына в честь него. И чтобы произвести впечатление на королеву, он станет Робину хорошим крестным.
— Бог свидетель, ты чертовски умна, — довольно заулыбался Джеффри. — Королева и лорд Дадли! Не думаю, чтобы у них были крестники, уж во всяком случае, нет одного на двоих. Гениальная идея. Полностью ее одобряю!
Согретый ее теплым телом, граф оживился. Скай заметила это и улыбнулась:
— Дейзи, положи Робина в колыбельку и, пожалуйста, присмотри за ним остаток ночи.
— Хорошо, мадам, — Дейзи взяла ребенка. Ее смущение бесследно прошло, когда госпожа опустила полог кровати, тем самым отгородившись с графом от внешнего мира.
Глаза Джеффри Саутвуда горели любовью и восхищением.
— Мне было так одиноко без тебя, — признался он.
— А мне без тебя. Если бы ты не пришел ко мне, мне пришлось бы тебя звать.
— Правда? — Он был доволен, как мальчик, его зеленоватые глаза сияли.
— Да. А теперь спи, дорогой. Ты вел себя храбро, принимая Робина. Спасибо тебе, любимый. — Она устроилась рядом с мужем, и он, будто охраняя, обнял ее рукой. Скай счастливо вздохнула. Через несколько минут Джеффри уже крепко спал, глубоко и ровно дыша.
Теперь не спала Скай. Не удивительно, что этот уверенный в себе человек, за которого она вышла замуж, ощущал себя таким беззащитным. Как ему было тяжело в последние недели. Зная, кто она, он не мог сказать ей об этом, беспокоился, как бы она сама не узнала, и боялся из-за Найла Бурка.
Впервые, с тех пор как к ней вернулась память — всего несколько коротких и таких длинных часов, — она подумала о нем. На его висках появилась седина, а четыре года назад ее не было. Утром Джеффри начнет расспрашивать о Найле Бурке. Что ему сказать? Солгать ли? Она понимала, что Найл все еще любит ее. Теперь ей стало ясно, почему он так испытующе смотрел на нее, почему так настойчиво расспрашивал. Если она захочет солгать, ей придется просить Найла подтвердить ее ложь. Ему это не понравится, но он поступит так, как она захочет.
Она беспокойно заворочалась, и охраняющая рука Джеффри упала с ее плеча. Обманывать мужа она не сможет. Не сможет! Правду можно смягчить. Но ложь приведет к катастрофе. Она не хотела делать Джеффри больно. Она его любит. Но разве она не любила и Найла? Разве она не потеряла память от того, что он был самым дорогим в ее жизни существом?
Мозг предпочел забыть обо всем, чем принять его смерть.
Четыре года назад. Четыре долгих года. Сколько всего произошло за это время. У нее был Халид эль Бей — любимый второй муж. Она ведь не станет любить его меньше, потому что вспомнила Найла Бурка? Нет. Он навсегда останется в ее сердце. А разве их дочь Виллоу со жгуче-темными ресницами и золотистыми глазами не является свидетельством их любви?
А Джеффри? Она тоже любит его, так же как и он ее. Их любовь чудесна. Неужели она способна уйти от него?
А что станет с Найлом? Давным-давно далеко отсюда у них была ночь ослепляющей страсти. И, помня об этой ночи, они хотели построить общую жизнь. Теперь у него есть жена, которая отчаянно в нем нуждается. А у нее есть муж.
Но она по-прежнему его любит. И вместе с тем любит Джеффри. Это безумие! Как женщина может любить сразу двух мужчин?
— Проклятие! — тихо произнесла она.
— Расскажи мне, — попросил тихий голос Джеффри. Отбросив все мысли о лжи, Скай просто ответила:
— Я была с ним помолвлена, после того как умер мой первый муж. А я решила, что ты спишь.
— Как я могу спать, когда ты так мечешься, дорогая? Ты любила его?
— Да.
— Ты любишь его и теперь, когда к тебе вернулась память?
— Я люблю тебя, — ответила она. Он улыбнулся в темноте:
— А его?
— Нет, — быстро ответила Скай.
Услышав слишком поспешный ответ, муж нахмурился. Зачем она лжет? Чтобы оградить его чувства или для того, чтобы что-нибудь скрыть?
— Джеффри! Перестань!
— Ты с ним спала?
Боже, помоги не пробудить его подозрений!
— Нет. — Она постаралась, чтобы ее голос прозвучал в меру раздраженным. — Он меня не знал, — Скай ощутила его облегчение и быстро произнесла слова благодарственной молитвы. Напряжение прошло, и она вдруг почувствовала усталость. — Я хочу спать, — зевнула она.
Он снова обнял ее:
— Спи, дорогая женушка. Спи спокойно.
А в доме по соседству хозяевам было не до сна. В поднявшейся после дуэли суматохе королева распорядилась, чтобы к ней привели Найла.
— Милорд, — обратилась она к нему, и ее глаза пылали гневом, — я уже сказала вашей жене, что не желаю видеть ее у себя при дворе. Вы же сознательно не послушались моего приказания и убили лорда Басингстоука. За это я могла бы дать приказ обезглавить вас. Вы понимаете это? — в бальном костюме из нежнейшего шелка салатового цвета с кружевами у ворота и на рукавах королева выглядела милейшим юным существом. Но такой рассерженной Елизавету Найл никогда еще не видел. В неистовой ярости Елизавета походила на отца, Генриха VIII.
— Я видела, что вас оскорбили, — продолжала она. — И тем не менее, лорд Бурк, я запрещаю вам бывать при дворе и на один год изгоняю из Англии. А нога вашей жены вообще больше никогда не должна ступать на землю моего королевства. Даю вам месяц, чтобы подготовиться к отъезду.
— А как быть с женщиной по имени Клер? — недрогнувшим голосом спросил королеву Найл. — Ваше величество, позвольте мне самому разобраться с ней.
— Мы больше не хотим об этом слышать, милорд, — медленно и с особым значением произнесла Елизавета. — Иначе нам придется изменить наше милосердное решение по отношению к вам.
— Слушаюсь, мадам.
— Тогда до свидания, лорд Бурк. — И королева протянула ему руку, которую он поцеловал. Во время разговора королева нарочито не замечала стоящую рядом Констанцу.
Найл выпустил украшенную кольцами руку Елизаветы:
— Вы безмерно великодушны, ваше величество. — И схватив за руку жену, повел ее через зал, по сумрачным коридорам на улицу к карете. Втолкнув ее в экипаж, он крикнул кучеру в ливрее на козлах:
— Домой! — затем забрался внутрь сам и сел на сиденье напротив нее. Карета двинулась к дому. Найл Бурк откинулся на спинку сиденья и посмотрел на жену.
— Забавно, — проговорил он. — Просто забавно. Ты самая мерзкая из всех шлюх в христианском мире, а выглядишь как ангел.
Ее васильковые глаза расширились. Она испугалась от грубого комплимента.
— Что с тобой, Констансита? Зачем стесняться меня? Ведь тебе знакомы все мужчины в Лондоне.
— Что ты собираешься со мной сделать? — спросила она, наконец обретая голос и не в силах больше оставаться в неведении.
— А что, черт возьми, я могу с тобой сделать? — откликнулся он. — Такова уж вола Господня. Видимо, я проклят. Моя первая жена была религиозной фанатичкой и не выносила прикосновения мужчины, вторая оказалась известнейшей шлюхой, которая только и жаждет грубых утех. Единственная женщина, которую я любил, потеряла память и вышла замуж за другого человека.
Констанца почувствовала некоторое облегчение. На минуту муж оставил свой презрительный тон.
— Что это значит, единственная женщина, которую ты любил?
Найл Бурк холодно посмотрел на жену.
— Графиня Линмутская и есть Скай О'Малли. Она не умерла, как я думал, ведь так меня уверял твой отец, — она просто потеряла память. — И он вкратце объяснил Констанце, что случилось.
— Поэтому последние месяцы ты и был таким несчастным и замкнутым?
— Поэтому, — признался он. — И тебе, надо сказать, повезло, ты легко смогла стать шлюхой.
Она подумала, что несчастье поможет Найлу понять ее горе.
— Пожалуйста, постарайся осознать, я не могла противиться этой ужасной потребности. Просто не могла, Найл.
— Я знаю, Констанца, и поэтому поступлю так, как решил. Нас высылают из Англии, и мы едем домой в Ирландию. Но я не могу позволить тебе и там расхаживать на свободе и навлекать на мое имя еще больший позор. Поэтому ты будешь заключена в комнату в замке отца и никогда ее не покинешь. К тебе будет приставлен охранник, который ни на секунду не оставит тебя, за исключением тех минут, когда я буду укладывать тебя в постель. А это придется делать часто, поскольку я связан с тобой брачными узами. Мне нужен наследник даже из твоей изношенной утробы.
— Раз уж ты не можешь получить его от леди Саутвуд, — парировала Констанца. Свою ошибку она поняла слишком поздно и не могла увернуться от удара. Найл накрутил на руку ее волосы и запрокинул голову жены назад так, чтобы она смотрела в его сузившиеся серебристые глаза. Резкие слова полетели в нее, точно осколки стекла.
— Выслушай меня хорошенько, дорогая. Я могу привезти тебя домой и забить до смерти. Могу задушить или утопить в Темзе, и никому не придет в голову поинтересоваться, что сталось с тобой. Никто не вступится за тебя, потому что то, что ты совершила, заслуживает смерти.
Но ты моя жена. И хотя я вынужден заключить тебя в замке, чтобы хоть таким способом добиться верности, ты родишь мне сыновей и будешь жить в роскоши. Но никогда, слышишь, никогда, не произноси ее имени. Ты поняла меня, Констанца?
— Д-да!
— Что да?
— Да, милорд.
— Хорошо, дорогая. Я удовлетворен. — Он отпустил ее волосы и толкнул на сиденье. Опустив окошко кареты, он приказал кучеру остановиться. — Моя лошадь привязана сзади, — объяснил он Констанце. — Я возвращаюсь за служанкой графини, а потом с ней отправляюсь в Линмут предупредить, что у графини начались роды. Увидимся дома.
Она безропотно кивнула, но Найл уже выпрыгнул из экипажа. В следующую секунду в карету забрались два лакея в ливреях и уселись напротив нее.
— Господин приказал охранять вас, потому что вы не в себе, — проговорил старший. Она не обратила на них никакого внимания, глядя вслед лорду Бурку, который галопом удалялся прочь.
Несмотря на поздний час и пустынные улицы, путешествие до Стрэнда, казалось, длилось целую вечность. Лакеи грызли луковицы; воздух, и так спертый в закрытой карете, стал просто невыносимым. Констанца побледнела. Мозг разрывался от слов Найла.
В Ирландии ее заточат на всю оставшуюся жизнь. Ей предстоит лишь рожать, как племенной кобылице. Мысль одновременно и пугала, и отталкивала ее. Она почувствовала возбуждение. Поерзав на сиденье, откровенно взглянула на младшего из лакеев, чьи глаза были прикованы к ее остроконечному язычку, облизывающему пухлые алые губы. В теле поднималось знакомое желание. Заточение! Под присмотром! Да она сойдет с ума! Ана должна ей помочь убежать от Найла. А сейчас она утолит свой голод. Кто знает, когда снова представится шанс?
— Остановите карету! — властно распорядилась она. — Ты! — она ткнула пальцем в старшего лакея. — От тебя так несет луком, что я сейчас упаду в обморок. Поедешь снаружи!
Привыкший повиноваться, лакей крикнул кучеру, чтобы тот остановил экипаж, и полез на запятки. Когда карета снова тронулась в путь, Констанца, не говоря ни слова, опустилась на колени на пол и, порывшись в ливрее слуги, достала его член и взяла в рот. Юноша задохнулся от изумления, а губы и язык госпожи приводили его в возбуждение. Когда уже он думал, что достиг вершины восторга, Констанца подняла юбки и села на него. Лакей быстро распахнул лиф ее платья и зарылся лицом в грудь. Он целовал, лизал и кусал ее, а Констанца бешено прыгала на нем. Два раза она была наверху блаженства и, наконец, истомленная и усталая, сползла со слуги. Но тот еще не унимался. Он швырнул ее на противоположное сиденье.
Юбки задрались, в полутьме кареты забелел ее маленький зад. Войдя в нее, лакей в такт движениям стискивал грудь и бормотал на ухо какие-то пошлости. За секунду до оргазма он пальцами нащупал ее чувственный орган, и они вместе содрогнулись от страсти.
Едва все кончилось, Констанца тут же оттолкнула слугу от себя, оправила юбки, закрыла лиф.
— Приведи в порядок ливрею, — прошипела она. — И запомни, одно слово — и ты лишишься места. — Она стала спокойнее и смогла обдумать свое положение.
Дома она послала за Аной.
— Он все знает, — без предисловий объявила она. — Глупец Басингстоук спровоцировал его на дуэль. Найл его убил, но королева запретила нам бывать при дворе и жить в Англии.
— Сайта Мария, спаси нас и помилуй! Я ведь тебя предупреждала, девочка. Теперь милорд наверняка тебя убьет.
— Уж лучше бы убил! Он увезет нас в Ирландию, где навсегда запрет меня в замке и заставит рожать наследников!
— На колени, девочка! Благодари Пресвятую Деву Марию. Господин так великодушен.
— Нет! Нет, дуэнья. Я не хочу, чтобы меня запирали. Помоги мне бежать.
— Девочка, будь благоразумна! Господин тебя прощает. Ну куда ты побежишь?
— Может быть, Гарри мне поможет.
— Нет. Тебе до сих пор везло. Будь же теперь хорошей женой.
Они спорили не меньше часа: Ана старалась урезонить госпожу, но Констанца все больше распалялась. Внезапно дверь распахнулась, и в комнату вошел лорд Бурк.
— Хорошо, что вы обе здесь. Ана, я заплачу тебе и отправлю обратно на Мальорку.
— Нет! — в один голос воскликнули обе женщины. Ана упала перед лордом Бурком на колени. — Пожалуйста, господин, не надо. Констанца ведь мой ребенок! Я не могу оставлять ее. Не делайте этого, прошу вас.
Найл поднял с колен плачущую женщину:
— Как раз из-за твоей любви к Констанце я и должен тебя отослать. Ты знала о ее пороке и все-таки покрывала ее. Ты можешь поступить так и впредь. Если бы ты пришла ко мне сразу, может быть, этого скандала удалось бы избежать.
— Умоляю вас, господин…
— Ни слова больше, Ана, — голос Найла стал твердым. — За твою верность жене я плачу тебе деньги, а не выгоняю на улицу. Теперь же попрощайся с госпожой. Утром ты отправишься в путь и возьмешь с собой указания моему агенту на Мальорке.
Ана прижала к себе Констанцу, слезы струились по ее морщинистому старому лицу.
— Делай, девочка, все так, как я тебя просила во имя моей любви к тебе и твоей матери.
— Не покидай меня, дуэнья. Не покидай! — Констанца разрыдалась. — Пожалуйста, Найл, я тебя умоляю! Лорд Бурк оторвал служанку от госпожи.
— Ни одной из вас нельзя верить, — мрачно заметил он и, крепко взяв Ану за руку, вывел ее из комнаты и закрыл дверь за собой на замок.
— Милорд… — снова начала служанка.
— Прощай, Ана. Да хранит тебя Бог.
— Будьте к ней добры, господин.
— Я оставил ее в живых, чтобы она родила мне сыновей. Но я не уверен, Ана, что поступаю мудро.
Уезжая на следующее утро, Ана вспомнила, какая грусть прозвучала в его словах.
— Прощай, Ана. Да поможет тебе Бог, — помахала ей с верхнего этажа рукой Констанца.
Ану отвезли в карете в порт и проводили на корабль, уплывающий на Мальорку. Она везла с собой два письма. Одно — губернатору, отцу Констанцы. В нем говорилось, что английский климат убивает Ану, а поскольку ирландский климат нисколько не лучше, лорд Бурк решил выплатить пенсион верной служанке жены и отправить обратно. Ей будет предоставлен дом и ежегодное денежное пособие. Другое письмо — поверенному лорда Бурка на Мальорке.
Кораблю, на котором отправлялась Ана, повезло. В лондонском Пуле было мало судов, и уже через несколько дней он смог поднять паруса. Но всю дорогу мысли Аны оставались в Англии вместе с госпожой, которую ей пришлось покинуть.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Rambler's Top100