Читать онлайн , автора - , Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Жена Халида эль Бея стала самой знаменитой женщиной в Алжире. Три раза в неделю она с открытым лицом сидела во главе стола на званых вечерах. Поначалу мужчины были шокированы, но быстро привыкли — Скай была очаровательной разумной женщиной и легко поддерживала беседу. Поговаривали, что она разбирается в делах не хуже мужа, но ни один мужчина не придавал этим слухам серьезного значения, считая их явным абсурдом. Ведь Аллах создал женщин для удовольствия мужчин и для рождения детей, но ни для чего больше.
Все завидовали Халиду эль Бею, но больше всех Джамил, комендант Касбахского форта. Турецкий воин был славным жеребцом и имел обширный гарем. Получить у него какую-нибудь услугу было достаточно просто, стоило только подарить красивую опытную рабыню. И все же Джамил безнадежно жаждал Скай. Оттолкнув его ухаживания, она очень заинтересовала офицера. Он подкупил служанок, чтобы те тайно передавали ей подарки: драгоценности, цветы, сладости. Все возвращалось обратно — обертки даже не были тронуты. Два раза он смог увести ее от гостей и выслушал лишь упреки и даже оскорбления. Никогда еще Джамила так откровенно не отталкивали и не обижали. И он поклялся овладеть Скай.
Тем вечером он развалился на диване и вместе с Ясмин смотрел сквозь прозрачное с их стороны зеркало. По другую сторону зеркала в соседней комнате развлекался известный в городе купец. Голый и связанный, он наслаждался услугами двух смазливых девиц. Одна из них уселась ему на лицо и щекотала своими волосами, а другая яростно сосала его маленькую дряблую мужскую плоть. Наконец их совместные усилия увенчались успехом, и та, что была внизу, привела мужчину к славной победе.
— Бедняга, он не заслуживает их стараний! — от всей души рассмеялся Джамил. — Пришли их потом ко мне — и я уж их вознагражу.
— А я считала, что ты собираешься провести ночь со мной, — упрекнула его женщина. — Я ни с кем не собираюсь делить своих привилегий.
— Разве ты откажешься стать моим изысканным десертом после того, как у меня разыграется аппетит? — польстил он Ясмин.
Женщина что-то довольно проворковала. Она наслаждалась Джамилом и считала его самым лучшим после Халида любовником. А Халид, будь он проклят, совсем перестал к ней ходить после того, как влюбился в Скай. Гримаса гнева на миг исказила ее красивое лицо. Джамил заметил ее гнев.
— В чем дело, крошка? — спросил он ее. — В последнее время ты часто раздражена. Скажи мне, и Джамил тебе поможет.
Поколебавшись, она решилась:
— Это все из-за моего господина Халида. Он так переменился. Он больше ко мне не ходит, и все из-за жены.
— Она очень красива, — безжалостно заметил Джамил. — Но я ее совсем не знаю.
— Хоть бы Аллах ее убил! Тогда бы господин Халид снова начал ко мне ходить.
— Может быть, дорогая, — процедил он, — я и смогу это устроить. — И продолжал, несмотря на ее удивленный взгляд:
— Конечно, при условии определенного вознаграждения за мою помощь. Какое значение имеет смерть одной женщины? Особенно если эта женщина ничего не помнит и не имеет влиятельных связей?
Против своей воли Ясмин заинтересовалась.
— Но как? — спросила она.
— Если бы я хотел, чтобы кто-нибудь умер, то прежде всего правильно бы выбрал время и место, а потом сам бы взялся за клинок. Чем меньше людей в этом замешано, тем лучше. Что ты на это скажешь? К тому же никто ничего не заподозрит, если увидят, как в эту ночь мы с тобой вместе входим в твою спальню.
— Когда, Джамил? Когда?
— Завтра, дорогая Ясмин, — улыбнулся он. — Чем быстрее, тем лучше. Я сообщу Халиду эль Бею, что хочу встретиться с ним в Касбахском форте. Потом я это просто буду отрицать. Мы сделаем так, чтобы люди видели, как мы входим в твою спальню. Ночь я проведу у тебя. А ты выскользнешь из комнаты и направишься в дом Халида. Входи через сад. Скай будет одна, может быть, ты даже застанешь ее спящей. Быстро сделаешь дело, убедишься, что все в порядке, и тут же возвратишься.
— А почему ты собираешься мне помочь? — спросила она подозрительно.
— Мы друзья, Ясмин. Женщина Халида для меня ничего не значит, а ты мне дорога. Если мой план кажется тебе слишком жестоким, откажись от него. Выбирать тебе.
— Ни за что! Ты, Джамил, как всегда, прямодушен и бьешь в точку! — Ясмин поднялась, и капитан улыбнулся во весь рот.
— Тех двух девиц, которые тебе понравились, я отправлю в ванну, потом пришлю к тебе, — сказала женщина. — С этой минуты все, что ты ни пожелаешь, в «Доме счастья» принадлежит тебе.
Джамил не мог поверить в свою удачу и доверчивость Ясмин. Теперь следовало действовать быстро. Засланный в дом Халида раб-шпион получит два приказа. Во-первых, дать хозяину снотворное, чтобы он раньше удалился ко сну. Затем сказать Скай, что у ворот ее поджидает человек, который может кое-что сообщить о ее прошлом. Это выманит ее из дома, когда Ясмин войдет в темную спальню. Она убьет Бея, думая, что это Скай.
Довольный собой, капитан злобно усмехнулся. Шпиона вскоре после убийства лишат языка, и предать он не сможет. К тому же Джамил проследит, чтобы несчастного турка тут же продали. Что же до Ясмин… наказание за убийство весьма сурово. Преступника сначала пытают, а потом сбрасывают с городской стены на железные колья. Злодеи мучаются по несколько дней. Как ни странно, более живучими оказываются женщины. Интересно, как долго протянет Ясмин?
Конечно, Джамил протянет руку защиты и помощи молодой вдове. Красивой и богатой вдове, поправился он в мыслях. Его осенило: может быть, ему удастся жениться на Скай. Тогда не будет смысла оставаться капитаном — комендантом Касбахского форта. В Алжире он сможет выйти в отставку, как и в любом другом месте. К тому же Скай понадобится кто-то, чтобы вести дела Халида эль Бея. У Джамила никогда не было жены, но с денежками Бея в кармане он легко сможет завести пять жен и в придачу роскошный гарем. С такими средствами мужчина сможет иметь все, что ни пожелает. Джамил вздохнул, размышляя, сколько удовольствия и выгод принесет ему смерть Халида эль Бея. К сожалению, он потеряет доброго интересного друга, но этого избежать нельзя.
Появление двух девушек, которые раньше развлекали купца, прервало его мысли. Зная репутацию капитана, они покорно сели у его ног.
— Как нам тебе угодить, господин? — в один голос спросили они.
Жестоким взглядом он посмотрел на них из-под полуприкрытых век.
— Начнем с того, чем вы развлекали вашего купца, — объяснил он. — А потом, не спеша, придумаем что-нибудь замысловатое.
А на другом краю города Скай таила в себе свое счастье: не оставалось сомнений — она беременна. О! Как обрадуется Халид, когда она расскажет ему! Они наслаждались с ним вечером, и теперь он совершал ночной объезд домов. Она удивит мужа, когда тот вернется. Скай представила, какое у него будет выражение лица, и улыбнулась. Как будто оберегая ребенка, она сложила руки на животе. Еще слишком рано, чтобы почуять там жизнь, но она попыталась представить, каким родится сын Халида эль Бея.
Заслышав шаги мужа, она поднялась и поприветствовала его. Крепкие руки обняли ее, и он страстно поцеловал жену.
Губы воспламенили ее, ладони скользнули под прозрачный пеньюар. Скай задрожала и почти забыла, что собиралась ему сказать.
— Постой, Халид! У меня есть новость.
— Слушаю, любимая, — пробормотал он, уткнувшись лицом в ее красивую грудь. Поймав губами сосок, он с вожделением принялся его сосать, и Скай почти потеряла сознание. Бесполезно. Она хотела его так же сильно, как он хотел ее. Новость подождет. Она прижалась к мужу, Халид поднял ее и понес на кровать. Одежды они разбросали где-то по дороге.
Он аккуратно опустил ее, сел на корточки рядом и потянулся к острым соскам, другой рукой нащупал нежный разрез.
Глаза Скай сузились, как у кошки, и от удовольствия она замурлыкала.
— Так ты, муженек, хочешь меня помучить. Но в эту игру мы можем играть оба. — И она стала ласкать рукой пульсирующее копье. Это вызвало у Халида стон наслаждения.
Так они ласкали друг друга несколько минут, пока оба не оказались на вершине блаженства. Скай всегда получала огромное удовольствие, удовлетворяя Халида, так же, как и он, когда доставлял наслаждение жене. Ее всегда пронизывал восторг, когда ради нее его мужская плоть крепла и становилась больше.
И у Бея растущая страсть жены вызывала восторг. Она была так замечательно естественна, не как опытные куртизанки, которыми он владел. Благословением было иметь такую жену, и он всей душой испытывал за это признательность.
Он откатился и попросил.
— Разреши мне сегодня поиграть в огромного жеребца пустыни. Перевернись и будь моей дикой кобылицей
Она встала на колени, положила голову на руки и с готовностью подставила ему свой белый зад. Расположившись сзади, он осторожно вошел в нее. Одна его рука сжимала и гладила груди; а другой он сделал то, что никогда не делал с ней до этого. Почувствовав приближение оргазма у жены, он засунул ей палец в задний проход — и даже испугался, не повредил ли ей чего-нибудь: таким бурным было ее наслаждение. Потом он понял, что от избытка чувств она просто потеряла сознание, и быстро добился кульминации своей страсти. Потом он лежал, отдыхая, расслабив руки и ноги.
— Я беспокоилась, — произнесла Скай, — что теперь любовь не будет доставлять нам столько удовольствия. Но вижу, что она по-прежнему восхитительна.
— А почему что-то должно измениться, дорогая?
— Потому что, муж и господин, следующей весной ты станешь отцом. Разве это не замечательно?
Спальня погрузилась в молчание. Постепенно Халид начал осознавать, что она сказала, и его лицо осветилось.
— Замечательно! — вскричал он, крепко прижимая ее к себе. — А ты уверена?
— Да! Да! — выдохнула она, одновременно смеясь и плача.
— О, моя Скай! Никто мне не делал лучше подарка, чем сделала ты, подарив себя. А теперь ты подаришь мне и ребенка. Это слишком много! Слишком много! Спасибо тебе, дорогая! — И он заплакал, все еще держа ее в объятиях.
Скай притянула его голову к своей груди и склонилась над ним. Этот замечательный человек спас ее от бог знает каких бед, любит ее и женился на ней, подарил ей прекрасную жизнь, и теперь он же ее благодарит! Она расплакалась вместе с ним, и ее сердце наполнилось радостью.
— Я люблю тебя, Халид! Я не могу вспомнить, кем я была раньше, но мне радостно, что я такая женщина, какая есть, потому что я твоя женщина. И благодарить тебя должна я.
Снова молчание воцарилось в комнате, когда любовники еще раз нежно соединились друг с другом. Халид наклонился, чтобы поцеловать округлый живот Скай. Потом они уснули. И проспали, обнявшись, до самого рассвета.
Скай проснулась первой и поприветствовала новый день. Посмотрев на Халида, она почувствовала, как ее захлестывает любовь к нему, она чуть не расплакалась. Она смотрела и запоминала каждый дюйм его тела: серебристая седина касалась темных курчавых волос, едва заметный шрам на левом плече от кинжала дикой бедуинки, почти мальчишеский вид, какой всегда был у него во сне. Голубые глаза Скай продолжали осматривать мужа. Но вдруг она содрогнулась: ей почудилось, что она старается запомнить лицо и тело Халида. Прогнав это чувство прочь, она отправилась в ванну.
Скай навсегда запомнила тот день, медлительно текущий своим чередом, когда ничто не предвещало беды. Она работала над регистрационными книгами торговых кораблей вместе с мастером Жаном, восхищалась удачливостью капитана Смолла. Он мог появиться в Алжире со дня на день. Недавно им сообщили, что капитан прибыл в Лондон, где разместил последнюю партию испанского золота. Скай предвкушала встречу с ним, понимая, что он обрадуется ее счастливой новости.
После дневной молитвы девушка Жана Мари принесла им легкую закуску и сообщила, что Бей рано отправился объезжать заведения, потому что желал провести весь вечер с женой.
Скай вспыхнула от счастья и сказала:
— Жан и ты, Мари, вы всегда были добрыми друзьями Халиду и мне, и поэтому я хочу поделиться с вами своей радостью — пока о ней знаем только мы с мужем. Весной у меня будет ребенок.
— Ох, мадам! — вскрикнула Мари. — И у меня тоже! Как это здорово!
Женщины в восторге болтали друг с другом, а удивленный Жан ухмылялся. Пойдя по стезе бывшего хозяина, вскоре после того, как ему досталась Мари, он официально освободил девушку и женился на ней. Выяснилось, что она родилась в прибрежной деревеньке в Южной Бретани недалеко от Пуату. Берберийские пираты добирались туда нечасто, но в один из набегов они захватили четырнадцатилетнюю Мари, готовившуюся уйти в монастырь. Капитан корсаров сначала решил взять ее себе, но, увидев, как красива девушка, запер ее в маленькой каюте с несколькими тюфяками, бадьей и зарешеченным иллюминатором. Вскоре к ней присоединились еще две девушки, одна из них — двоюродная сестра Мари-Селестина.
Три обнаженные девушки всю ночь со страхом прижимались друг к другу, слыша на палубе — крыше своей тюрьмы — сопение и возню, перемежающиеся криками и мольбой: это пираты овладевали деревенскими женщинами, замужними или не слишком красивыми девственницами. Некоторые из них после этого умерли, и среди них десятилетняя девочка, мать которой задушили, когда она бросилась с ножом на обидчика дочери. В конце концов оставшихся в живых согнали на рассвете на палубу, где они под открытым небом находились до конца плавания, днем под палящими лучами солнца, ночью, страдая от сырости и прохлады, доступные любому матросу:
В своей крошечной каюте Мари с двумя своими попутчицами была едва ли в лучшем положении. Днем каюта накалялась, ночью холод пробирал до костей. Вонь из бадьи доводила почти до обморока. Бадью опорожняли через день, еду швыряли сквозь решетку в двери два раза в сутки. Чаще всего давали на удивление вкусное дымящееся варево из перечного зерна с соусом из помидоров, лука и баклажанов и жесткое жилистое мясо — Мари подозревала — козлятину. Приборов не было, ели пальцами, помогая себе маленьким кусочком хлеба, который давали каждой девушке. Воду приносили в кувшине, и они быстро научились ее беречь.
Когда корабль пришел в Алжир, девушки сгрудились у иллюминатора и следили, как женщин из их деревни сгоняли с палубы. Потом из трюма вывели мужчин, заросших, исхудавших. Их тоже быстро прогнали с палубы. Девушки стали гадать, что случится с ними, когда отворилась дверь и на пороге появился капитан. У него что-то было в руке.
— Ну-ка, надеть вот это! — приказал он на ужасном французском и швырнул им платья. Когда они повиновались, капитан подал им плотную вуаль. — Накиньте и идите за мной. Только приоткройте на секунду, и я отдам вас команде. Матросы любят таких.
Испуганные, они поспешили за ним на палубу и по трапу на причал с корабля. Там стоял огромный закрытый паланкин.
— Заходите! — проревел капитан, и они тут же послушались. — Вас помоют и приведут в порядок, — объяснил он. — Делайте все, что вам прикажут. Сегодня вечером вас продадут на аукционе. Будьте благодарны Аллаху, что он наделил вас красотой и не отнял девственность, а то бы вы кончили, как другие женщины из вашей деревни. — Он задернул занавески, и паланкин пришел в движение.
— Может быть, нам убить себя? — посмотрела на Мари Селестина.
— Нет-нет, дорогая, — упрекнула ее двоюродная сестра. — Безропотно примем судьбу, а потом будем искать способ убежать.
— Но если нас продадут, мы будем разлучены, — заплакала Ране. Она была единственной дочерью хозяина трактира, и мысль, что на пятьдесят миль вокруг у нее самое большое приданое, избаловала девушку. — Как же ты, монахиня, предлагаешь, чтобы мы отдались неверным?
— Я не монахиня, Ране. Я всего лишь месяц была послушницей. Но я знаю, что Господь запретил самоубийство. Что бы мне ни пришлось претерпеть, я вынесу все во славу Его имени. Мы не в своей деревне и вряд ли когда-нибудь увидим ее снова.
Девушек оттерли, сделали им массаж, сбрили волосы на теле, натерли благовониями. Длинные красивые волосы вымыли, насухо протерли и расчесали до блеска. Каштановые кудри Мари понравились всем, но светлые волосы Ране и Селестины делали их куда более ценными. Девушек нарядили в прозрачные шелка и слегка покормили куриной грудкой и шербетом.
С восходом луны аукцион начался. Оглядываясь вокруг, Мари видела все как в тумане и поняла, что их опоили каким-то зельем, чтобы их было легче продавать. Беспомощно она наблюдала, как Ране продали толстому черному купцу из Судана, который восхитился девушкой, как только ее вывели. Ране попыталась закричать, но изо рта не вылетело ни звука. Только ужас в глазах говорил, как она напугана.
Девушек продавали одну за другой. Подошла очередь Мари. Бей быстро приобрел ее. Он показался ей добрым, и она попросила его купить и Селестину. Он уже было согласился, но двоюродную сестру выбрал евнух, управлявший гаремом капитана-губернатора. Этикет требовал, чтобы Халид эль Бей отступил.
Мари поместили в «Дом счастья»и обучали искусству куртизанки. Но когда наступило время приступить к работе, Халид эль Бей предпочел подарить ее Жану.
Селестине не так повезло. Поначалу она оказала бурное сопротивление и поэтому понравилась капитану-губернатору. Но наивная юная девушка влюбилась в жестокого турка, и его интерес угас. Когда Джамил поручил евнуху продать француженку, Селестина покончила с собой, прыгнув с одной из башен Касбаха.
Мари была в отчаянии от смерти двоюродной сестры. Особенно трагичной она казалась на фоне собственного счастья Мари. Но любовь Жана поддерживала ее в худшие минуты. Капитан-губернатор стал для девушки злейшим врагом, и она, сама не зная как, мечтала ему отомстить.
Но в этот день мысли о мести не приходили в голову Мари. Она была в восторге, узнав, что госпожа беременна.
— Я смогу прокормить обоих, — гордо заявила она. — Моя мать была лучшей кормилицей на три деревни, и я часто ей помогала.
— Доктор сказал, — заметила Скай, — что я родила больше одного ребенка, но я этого не помню, — она вздохнула. — Я беспокоюсь об этих детях. Живы ли они? Сколько им лет?
— Мадам нельзя волноваться, — предупредила ее Мари. Скай улыбнулась девушке, которая, хоть и была на несколько лет моложе ее, по-матерински относилась к госпоже.
— Я не могу не беспокоиться. Ведь мои дети остались без матери. — Слезы наполнили карие глаза Мари, Скай, почувствовав себя виноватой, обняла служанку. — Ну вот, я тебя расстроила, а ведь не хотела. Я слышала, что у беременных женщин часто меняется настроение. Это правда? Я расстроилась, и ты расплакалась. — Скай состроила гримасу, и Мари рассмеялась сквозь слезы. Скай улыбнулась ей в ответ.
— Мастер Жан, — спросила она, — мы закончили на сегодня? Если да, то остаток дня мы с Мари проведем, нежась в ванне.
Секретарь эль Бея кивнул. Жан был благодарен Скай, такой же великодушной, как и хозяин, за то, что она дружила с его женой:
— Идите, госпожа. Вы так обогнали меня со счетами, что мне потребуется не менее двух дней, чтобы вас догнать. — Секретарь расплылся в улыбке, когда женщины вышли из комнаты, жизнь в доме Бея была хорошей.
Вечер только начинался, и ужин еще не подали, когда в дом ворвался капитан Смолл. Он привез Скай подарки и уже с порога завопил приветствия. Халида восхитила предусмотрительность моряка, а Скай искренне тронула заботливость, которая была заметна в выборе подарков: несколько рулонов китайского шелка, редкие приправы и длинное жемчужное ожерелье из Индии. Из Нового Света капитан привез искусно сделанную шкатулку из чистого золота. В ней на белой бархатной подкладке покоились изумительные бусы, браслет и серьги с колумбийскими изумрудами. Таких Халиду эль Бею еще не приходилось видеть. Они были оправлены в золото, и в них мерцал синеватый огонь, встречающийся только в самых благородных камнях.
— Они напомнили мне о твоих глазах, — сказал капитан и вспыхнул от собственных слов.
— Какой ты наблюдательный, Робби, — воскликнула Скай, — и какой великодушный! — Она наклонилась и поцеловала огрубевшую щеку моряка. — Спасибо тебе!
— Ты поужинаешь с нами, — Халид эль Бей не спрашивал, а утверждал, и Скай отправилась предупредить повара. Робби расположился на удобном диване:
— Не спрашиваю, Халид, сам вижу — семейная жизнь тебя устраивает.
— Даже очень, Робби. И еще больше устроит, когда я стану отцом.
— Да ну? — И на лице англичанина выразился восторг, когда Халид кивнул головой. — В следующий приезд, старый пес, привезу подарок твоему сыну!
— Или дочери.
— Нет уж, старина, сначала парочку парней, а уж потом для разнообразия девчонку. Давай уж так! Халид эль Бей от души расхохотался:
— Дело уже сделано, остается ждать, что подарит нам своей милостью Аллах.
Вскоре ужин был накрыт. Роберт Смолл разместился на подушках у стола, а во главе села Скай, чтобы давать указания слугам. Подали целиком ногу ягненка, нашпигованную чесноком, с воткнутыми в нее веточками розмарина, лежащую как бы в гнезде из трав и окруженную маленькими жареными луковками. В белой вазе покоились артишоки в оливковом масле и красном винном уксусе. Другая ваза была полна белым крупным рисом, смешанным с кунжутом, нарезанными черными маслинами, зеленым перцем и луком. На блюдах лежали вареные яйца, розовые и зеленые оливки, гвоздичный перец и зеленый лук. Корзина с плоскими круглыми буханками хлеба и серебряное Блюдечко с маслом довершали простую семейную трапезу. Невидимые, но всегда готовые исполнить приказ рабы наполнили три бокала слегка ароматизированным прохладным гранатовым соком.
После того как с основными блюдами было покончено, слуги принесли серебряные чаши и тонкие полотенца и, убрав тарелки, поставили на стол. На десерт подали огромное блюдо с фруктами: темно-коричневыми золотистыми финиками, круглыми севильскими апельсинами, черным инжиром, гроздьями зеленого и черного винограда, черными сладкими винами, золотистыми и зелеными грушами. В филигранной корзинке в маленьких формочках лежали сладости: смесь толченого миндаля и меда. Скай заварила крепкий турецкий кофе.
Потом были поданы горячие полотенца, от которых шел пар, чтобы вытереть пальцы, и мужчинам предложили кальян. Они курили и разговаривали, а в дальнем конце комнаты играли и тихо пели две юные девушки. Скай заметила, что Халид выглядит более сонным, чем обычно, и пошутила:
— Больше уставать сейчас следовало бы мне, а не тебе, господин.
Сдерживая зевоту, он рассмеялся:
— Предстоящее отцовство отнимает много сил, дорогая. Глаза просто слипаются. Пойду, чтобы не заснуть прямо здесь. Робби, останься. Скай хотела тебя о многом порасспросить, но я ей все не давал. — Халид поднялся. Вместе с ним встала и Скай.
— Ты не возражаешь, если я еще немного посижу?
— Ничуть. Беседуй с Робби сколько пожелаешь. Аллах, как же ты красива! — Он нежно поцеловал жену. — Белое платье с золотым шитьем очень сочетается с изумрудами Робби. А голубой огонек в камнях очень идет к твоим глазам. — Он снова поцеловал Скай. — Не буди меня сегодня, когда пойдешь к себе. Сегодня ночью я хочу выспаться.
Она поцеловала его в ответ:
— Спокойной ночи, дорогой. Я тебя люблю. — Халид счастливо улыбнулся и вышел из комнаты. На прощание он привычно тронул ее щеку и махнул Робби.
— Он тебя обожает, — заметил англичанин.
— Я обожаю его, — ответила Скай.
— Ты совсем ничего не вспомнила? Никакого просвета?
— Нет, Робби, ничего. Иногда то, что я вижу или слышу, кажется мне знакомым, но я никак не могу ни за что ухватиться. А теперь и не хочу. Я счастлива с Халидом эль Беем. Я его жена и люблю его.
Они еще немного поболтали. В саду скрипнула калитка, пропуская фигуру в темном плаще с капюшоном. Медленно, осторожно Ясмин пробиралась к дому, стараясь оставаться в тени. Она заметила двух людей, беседующих в салоне. Один, в белом, должно быть, Халид. Когда он объезжал заведения днем, на нем был белый костюм. Ясмин услышала смех и узнала капитана Смолла. Они говорили с Халидом.
Ясмин раздумывала, дождаться ли ей, пока Халид пойдет спать. Наказать Скай под носом у Халида показалось ей заманчивой затеей. Ясмин хотела вернуть господина, но она не простила его за то, что он женился на Скай.
Она проскользнула мимо салона, держась в стороне, чтобы на нее не упал свет. Она слышала голоса, но ни слова из разговора различить не могла. «Не важно», — решила рабыня. Проникнув в виллу через окно, она направилась в спальню. Дверь оказалась открытой, и она постояла на пороге, давая возможность глазам привыкнуть к темноте.
Ясмин прекрасно знала эту комнату. Взглянув в сторону кровати, она заметила закутанную в простыню фигуру. Больше она не колебалась ни секунды. Решительно направившись к кровати, она несколько раз вонзила кинжал в лежащую фигуру. Послышался один лишь стон, и все смолкло. Дикая радость нахлынула на Ясмин. Умерла! Ее соперница умерла! Враг! Скай мертва! От счастья ей хотелось закричать.
Но внезапно за ее спиной раздался крик, дикий вой ужаса. Ясмин обернулась и лицом к лицу столкнулась с рабыней, сжимавшей в руках графин с водой. Он выскользнул у нее и разбился. Ясмин смотрела, как радугой отсвечивали на полу осколки хрусталя и капельки воды. Она не могла стронуться с места, стояла, будто парализованная, а крики девушки разносились по всему дому.
Заслышав приближающийся топот ног, Ясмин пришла в себя, оттолкнула рабыню и бросилась к дверям, но служанка вцепилась в нее руками и завопила:
— Убийство! Убийство! Она убила господина! Аллах!
«Что кричит эта женщина? — недоумевала Ясмин. — Халид ведь внизу. А я убила Скай». Ясмин вырвалась, но тут же столкнулась с кем-то еще и попыталась увернуться. Но в этот миг встретилась глазами со Скай.
— Боже, нет! — всхлипнула Ясмин.
— Она убила господина! — снова закричала рабыня.
— Ясмин! Что случилось? — испуганно спросила Скай.
Ясмин отскочила от нее и бросилась к кровати. Онемевшими пальцами она откинула простыню и, увидев застывшую в постели недвижимую фигуру Халида эль Бея, закричала от невыразимого горя. И стиснула пальцами рукоятку кинжала.
— Прости меня, Скай, — воскликнула она и вонзила клинок себе в грудь. И тут же рухнула на пол.
Скай встала на колени, с другой стороны над рабыней склонился капитан Смолл. Прерывистое дыхание Ясмин было единственным звуком в комнате.
— Почему? — прошептала Скай. — Почему? Ты ведь его любила. — Глаза умирающей стали закатываться.
— Прости, — еще смогла выдавить она.
Скай подавила поднимающуюся к горлу ненависть. Эта женщина только что разрушила всю ее жизнь, а теперь просит прощения. Она хотела закричать «нет!», но услышала, как ее зовет Роберт Смолл. Спеша узнать, что он хочет, она тихо произнесла:
— Я тебя прощаю, Ясмин.
Рабыня вздохнула и, собрав последние силы, произнесла:
— Я думала, что это ты. Это план Джамила. Но, оказывается, он все рассчитал для себя. Опасайся его — он тебя жаждет.
Потом как будто задули свечу, жизнь ушла из ее глаз, и Ясмин умерла.
Скай стояла неподвижно. Комната теперь была залита светом — столпившиеся рабы держали лампы, женщины всхлипывали. Скай глядела на них, стараясь овладеть собой. Важно остаться в твердом уме, не потерять память, как это случилось с ней в прошлый раз. Она стольким обязана Халиду, что не может оставить его не отмщенным. Не мог турецкий капитан-комендант убить ее мужа и избежать правосудия. Но кто слышал исповедь Ясмин? Только она и капитан Смолл стояли достаточно близко к умирающей. Ближе всех остальных находились Жан и Мари, а рабы боялись подходить к Ясмин.
Переступив через тело убийцы, Скай села на кровати рядом с недвижимым мужем. Крови нигде не было видно.
— Я останусь с господином, — прошептала она и услышала шуршанье ног и стук закрываемой двери.
Наедине с собой она выплакивала горе и боль, качаясь взад и вперед и обхватив себя руками, как будто стараясь сохранить в себе память. Голову ломило, к горлу подкатывали приступы тошноты.
Вдруг она услышала, как капитан Смолл приказал:
— Реви, Скай, кричи, чтобы с криком вышла боль, иначе она убьет и тебя, и ребенка. Ты этого хочешь? Если так, то берись за кинжал, как Ясмин. Это хоть быстрее.
Скай увидела, что англичанин стоит у двери. Он так ни на секунду ее и не покидал. Теперь в три прыжка он пересек комнату и встряхнул ее за плечи:
— Кричи! Голоси! Реви, черт возьми! Проклинай небеса, но во имя Бога не молчи! — Она всхлипнула лишь единожды и больше не смогла. Несколько раз он сильно ее ударил, и Скай прорвало. Она с такой силой завопила от горя, что ее крик был слышен в самых удаленных уголках дома. Рабыни, до этого мига молча горевавшие по хозяину, завыли вместе с госпожой, и весь дом начал сотрясаться от горя. Крики услышали по соседству, и к вилле начали собираться люди. Вскоре весь город знал, что Халида эль Бея убила ревнивая рабыня Ясмин.
Постепенно Скай стало легче. Взглянув в последний раз на тело мужа, она наклонилась и поцеловала холодные губы. Потом, поддерживаемая капитаном Смоллом, вышла из спальни и направилась в библиотеку.
— Позови Жана и Мари, Робби. Я хочу отомстить, и мне нужна помощь, — попросила она англичанина.
Когда все четверо собрались, она повторила Жану и Мари последние слова умирающей Ясмин. Француз был поражен, но его жена только фыркнула:
— От этого злого турка можно всего ожидать. Ведь это он убил маленькую сестричку Селестину. У него вовсе нет сердца. — И она расплакалась. — Он притворялся другом хозяину и, не задумываясь, убил его, чтобы получить мадам!
Жан, как мог, пытался успокоить жену.
— Мы отомстим ему, Мари, — пообещала Скай. — Но план придется держать в тайне. Джамил не должен заподозрить, что мы знаем о его участии в убийстве. Пусть почувствует себя в безопасности, и тогда мы нанесем удар!
— Вы не сможете отомстить коменданту султана и оставаться в Алжире, — твердо заявил Роберт Смолл. — Дея принудят наказать вас именем султана.
— Я все равно не смогу здесь остаться, Робби. Воспоминания о Халиде и нашей совместной жизни разобьют мне сердце. И хоть я и могу управлять «Домом счастья», кто согласится вести дела с женщиной? Продай здесь все, но только тайно. А деньги переведи в Лондон нашему ювелиру.
— И дом тоже? — спросил Жан.
— Дом, виллу на побережье, все.
— А что делать с рабами?
— Приготовь бумаги об их освобождении. Я дам каждому столько, сколько он заслужил, чтобы все могли устроиться в новой жизни. Те, что захотят последовать за мной, смогут это сделать. Но объяви им не раньше, чем будем готовы к отъезду. Надеюсь, что ты, Жан, и Мари поедете со мной, но я вас пойму, если вы захотите вернуться в Бретань
— В Бретани нам больше нечего делать, госпожа Наши родственники умерли, деревни Мари не осталось. Лучше мы останемся с вами: мы вас любим и любили Бея.
— Спасибо, — поблагодарила Скай секретаря. — Без вас обоих я бы очень скучала.
В дверь постучали, и когда Скай крикнула. «Войдите!», появилась рабыня и объявила, что к дому приближается капитан-комендант.
— Задержи его на несколько минут, — приказала она Жану, а сама поднялась и направилась вон из комнаты. — Ты тоже, Робби. Я пройду наверх по потайному ходу, начинающемуся в библиотеке. Быстрее, Мари!
Скай сняла с полки две книги в кожаных переплетах и, сунув руку в пространство за ними, потянула спрятанный рычаг. Шкаф повернулся вокруг своей оси, обнаружив за собой внутреннюю лестницу.
— Закрой за нами, Робби, — попросила она, подавая капитану книги. Женщины прошли в образовавшееся отверстие и поспешили по лестнице вверх в спальню Скай.
— Я никогда больше не смогу туда войти, — сказала она Мари, имея в виду их общую спальню с Халидом. — Принеси мне лазурное кисейное домашнее платье.
Мари принесла платье и улыбнулась плану Скай.
— Капитан-комендант ослепнет от вожделения, — заметила она, когда Скай переоделась. — И тогда он поверит всему, что вы ему скажете, мадам.
Скай кивнула:
— Нельзя, чтобы он что-нибудь заподозрил. Мне нужно выиграть время. Пришли мне всех моих женщин, Мари. Капитан-комендант ждет, что встретит меня горюющей в окружении плачущих слуг. Не следует его разочаровывать. — Гримаса боли внезапно исказила ее лицо, и Скай непроизвольно разрыдалась: всхлипывания следовали за истерическими выкриками. — Боже, Мари, как это страшно! Что бы сказал Халид, если бы увидел, какую роль мне приходится играть?
Мари обернулась на пороге, выходя из комнаты, и увидела, как слезы потоками хлынули из глаз Скай. «О, Халид! — думала она в отчаянии. — Боже, сделай так, чтобы я проснулась и нашла его рядом, мирно спящим!» Но сердцем она понимала, что молитвы ее бесполезны. Муж мертв и потерян для нее навсегда. Дверь скрипнула, в комнате появились служанки. Яркие, как бабочки, они сгрудились вокруг госпожи и сочувственно причитали. Скай даже не подняла глаз и вскоре услышала протестующие возгласы Мари:
— Господин, в комнату к госпоже нельзя! Ее горе слишком велико — ее нельзя тревожить.
— Я был лучшим другом Халида эль Бея, — прогудел низким голосом капитан-комендант.
«Черт бы тебя побрал!»— яростно подумала Скай.
— Мой долг — утешить его вдову. Прочь! Для меня Халид сделал бы то же самое.
«Разрази его Аллах! Я не смогу встретиться с ним лицом к лицу и не выдать своих чувств». Скай принялась глубоко дышать, и наконец ей удалось успокоиться. Халид будет отмщен!
Дверь открылась, и она поняла, что это вошел Джамил. Послышался шорох — женщины удалились, оставив ее наедине с турком. Скай жалобно всхлипнула.
— Скай, дорогая, я так тебе сочувствую.
Она заплакала громче, борясь с собою, чтобы не отпрянуть, когда он коснется ее руки. Джамил властно приподнял ее голову. Скай взглянула ему прямо в глаза, и турок был поражен глубиной ее горя, но все равно заговорил:
— Не бойся, прекрасная Скай. Я позабочусь о тебе, как заботился о тебе Халид! — Аллах свидетель, ее изумруды стоили целого состояния.
— Я так одинока, Джамил.
— Я не оставлю тебя, — успокоил он. Его глаза блуждали по ее груди. Она показалась ему полнее, чем раньше. Проклятие! Как бы он хотел взять ее прямо сейчас. Но вряд ли так можно поступить с вдовой, когда еще теплое тело мужа лежит в соседней комнате. Ну ничего, времени еще будет достаточно. Если поспешить, можно упустить ее и такое лакомое состояние.
Она прижалась к нему, снова зарыдав и орошая слезами его рубашку. Джамил готов был поклясться грудью Фатимы, что она — самая красивая из всех женщин! Он слышал лишь собственное прерывистое дыхание, пожирая глазами ее соблазнительное тело. Ему так не хотелось ее отпускать, но нельзя было дольше держать женщину в полуобмороке. Турок встал и отнес ее на подушки.
«Смотри вдоволь, убийца, — думала Скай, заметив его похотливый взгляд. — Наслаждайся своими мечтаниями, потому что больше от меня ты ничего не получишь!»
Вздохнув, Джамил нехотя вышел из комнаты. Она недвижимо лежала на подушках, пока к ней не присоединилась Мари.
— Он пригрозил сурово наказать любого слугу, который будет недостаточно внимательно к вам относиться, — сухо произнесла она.
Скай привстала:
— Самонадеянный турок! Он сказал, что станет заботиться обо мне, как заботился господин Халид. От его прикосновения меня чуть не вырвало! О, Мари! Где же справедливость на земле? Почему хороший добрый человек — мой муж — умирает, а злой Джамил остается жить?
Глаза француженки вновь наполнились слезами:
— Если бы я могла вам ответить, мадам!
Верная Мари всю ночь оставалась рядом со Скай. Ни одна из женщин по-настоящему не спала. К утру приготовления к похоронам Халида были завершены: если бы с погребением не успели на закате перед священным днем отдохновения
type="note" l:href="#FbAutId_4">4
— а как раз начинался четверг, — они не состоялись бы до субботы. Тело сначала омыли, потом завернули в белый саван без единого шва. Саван был окроплен водой из священного колодца Зам-зам, когда Халид совершал паломничество в Мекку.
Во главе с капитаном-комендантом и неутешной вдовой, одетой во все белое и с траурной вуалью на голове, похоронная процессия двинулась через город к кладбищу. По традиции женщины голосили по покойному, а мужчины читали из Корана.
Место упокоения Бея — белый мраморный склеп — стоял над морем. Халида положили лицом к Священному городу, молодой мулла произнес молитвы за упокой души. Скай позволила достойно похоронить и Ясмин — ее поместили у ног господина в надежде на то, что в раю она будет служить ему лучше, чем на земле. Так же, как и хозяин, она была завернута в белый саван. В горе Скай попыталась остаться в склепе с мужем, и ее пришлось выводить оттуда под руки..
С закатом Скай на двадцать четыре часа освободилась от общества Джамила, и все эти сутки Жан, капитан Смолл и Симон Бей Иуда бешено работали, чтобы привести в порядок дела Халида эль Бея. Ювелир, чей священный день отдохновения следовал за днем мусульман
type="note" l:href="#FbAutId_5">5
, знал несколько богатых покупателей. Но до воскресенья — первого дня недели — с ними невозможно было связаться.
В субботу утром в Касбахский форт с письмом к капитану-коменданту отправился раб. Джамил дважды прочел аккуратно написанные строки, как будто искал в них тайный смысл:
«Господин Джамил!
Я глубоко признательна за ваше участие ко мне. Следующие тридцать дней я буду находиться в глубоком трауре и не стану никого принимать. Уверена, вы с уважением отнесетесь к моему горю».
Ниже стояла подпись: «Скай, вдова Халида эль Бея». Джамил разочарованно оскалился. Конечно, он не рассчитывал делать предложение только что овдовевшей женщине, не собирался уложить ее в постель, чтобы сразу избавиться от соперников. Неожиданная мысль пришла ему в голову: эти тридцать дней пойдут ему на пользу. Скай молода, привыкла регулярно спать с мужчиной. После месяца воздержания она тут же сдастся. И, улыбаясь, он продиктовал ответ на ее письмо.
«Госпожа Скай!
Я отнесусь к вашему трауру с должным уважением. И через тридцать один день, начиная с сегодняшнего, буду у вас». И подпись: «Джамил, капитан-комендант Касбахского форта».
Прочитав ответ, Скай удовлетворенно усмехнулась. В словах турка она почувствовала разочарование и даже таким способом рада была ему досадить. За месяц с делами Халида эль Бея в Алжире будет улажено, и ничто не помешает ее исчезновению.
Дни бежали за днями — имущество Халида эль Бея успешно готовилось к продаже, как будто его дух присматривал за Скай. Симон Бей Иуда объяснил будущим покупателям, что бесчестные люди собираются надуть несчастную вдову, и поэтому все переговоры лучше проводить в строгом секрете. Всем было выгодно, чтобы сделка проходила втайне. Когда ударили по рукам, Скай оказалась вдвое богаче, чем при жизни Халида. Всю сумму в золоте перевели в Лондон. И виллу, и Жемчужную беседку на взморье купил астролог Осман.
Он был одним из немногих людей, которых Скай видела во время траура. Как-то утром он заехал сообщить, что хочет приобрести и дом, и беседку для себя и своей рабыни, той самой, что подарил ему Халид. Скай с радостью продала и то, и другое, довольная, что там, где она была счастлива, поселится человек, который ей нравится.
Они сидели с Османом в саду, Скай заварила ему турецкого кофе и подала пирожные.
— Ты беременна, — тихо заметил астролог.
— Да, — ответила она, нисколько не удивляясь. — Я сказала об этом Халиду вечером перед… Он так обрадовался.
— Ты сделала его счастливым, Скай. Ты была его радостью. Хотя я и предупреждал его, что твоя судьба не с ним. Тебе суждено вернуться на родину, и скоро ты туда отправишься.
— Неужели, Осман, я стала причиной смерти Халида?
— Нет, дорогая, и не должна себя в этом винить. Халид эль Бей прошел той дорогой, которая была намечена от основания времен. А ты должна пройти по своей.
— Кто я, Осман?
— Не знаю, Скай. Скажу только то, что мне знать дано. Это я говорил и твоему мужу. Ты родилась под знаком Овна в зеленой и туманной стране, населенной могущественными духами. Своей судьбой ты всегда управляла сама и когда-нибудь воссоединишься снова с тем, кто тебе действительно предназначен.
— Мне был предназначен Халид эль Бей, — сердито выкрикнула она.
— Нет, Скай, не был. Без сомнения, он тебя сильно любил И ты любила его. Но в твоей судьбе есть другой человек, который притягивает тебя гораздо сильнее. Он уже был с тобой и когда-нибудь вернется к тебе вновь. Прислушивайся к своим чувствам, дорогая. Они тебя никогда не обманут.
— А ребенок?
— Благополучно родится и, так же, как и ты, доживет до седых волос.
— Спасибо, Осман. Халида я никогда не забуду, и его ребенок будет мне очень дорог. Спасибо за поддержку. Астролог поднялся:
— Я ухожу, дорогая, и прощаюсь с тобой навсегда. Поскольку меня не было в городе, когда убили Халида, вполне естественно, что я зашел теперь выразить свои соболезнования. Но если я появлюсь здесь еще, то могу вызвать подозрения у шпиона капитана-коменданта, который приглядывает за виллой. Поэтому я больше не приду
— Джамил приставил к моему дому шпионов! — воскликнула Скай. — Да как он посмел? Какая самонадеянность!
— Дорогая, — рассмеялся Осман, — он уже видит себя на месте Халида и не желает никаких соперников.
— Лучше я выйду замуж за змею!
— В этом не будет ни малейшей необходимости, — серьезно ответил астролог. — Ты сумеешь от него ускользнуть — ведь он ничего не подозревает. Когда ты уезжаешь?
— На третью ночь. Тогда не будет луны.
— Разумно, но будь осторожна. А что станет с твоими рабами?
— Я их освободила и снабдила деньгами, чтобы начать новую жизнь. Жан и Мари едут со мной.
— Сообщи рабам, что я найму каждого, кто пожелает остаться в доме. А тех, кто захочет уехать, попроси задержаться на шесть дней, пока я не войду во владение виллой. Если они будут по-прежнему заниматься здесь своими делами, шпионы капитана-коменданта ничего не заподозрят, и дня четыре ты выиграешь. За это время ты достигнешь западного моря, и преследование окажется бессмысленным.
— О, Осман, как мне тебя отблагодарить?
— Следовать по пути, который наметил для тебя Аллах, дорогая.
Она вошла с ним в дом и попрощалась. Взяв руку астролога, Скай прижала ее сначала к губам, потом ко лбу:
— Салям, Осман, салям, друг мой.
— Салям, Скай, дочь моя. Да хранит тебя Аллах! В следующие дни настроение Скай все время резко менялось. То она страшилась жизни в незнакомом городе Лондоне, то радовалась, что сумела обмануть Джамила, хотя и огорчалась, что не может причинить ему большего вреда в отместку за убийство Халида эль Бея. Ее радовало, что с ней будут верные друзья. Жан, Мари и капитан Смолл, но печалило, что приходится расставаться с Османом.
Наконец наступила ночь побега. Скай стояла с Мари, отбирая немногочисленные вещи, которые собиралась взять с собой. Большинство гардероба, конечно, пришлось оставить — платья вряд ли подходили для жизни в Англии. Она взяла с собой несколько платьев, чтобы носить в уединении собственной спальни — широких и особенно удобных при беременности. Драгоценные камни и украшения, подаренные Халидом, для безопасности были зашиты в одежду. Скай захватила с собой золотые щетки, расчески и хрустальные пузырьки с редкими благовониями. Все эти дорогие ей вещицы упаковали в сундучок из орехового дерева, и слуги из рук в руки передавали его к выходу, пока он не оказался у молчаливого английского моряка, тут же скрывшегося в темноте у садовой калитки Не знавший о ее существовании Джамил не поставил к ней своих соглядатаев.
Скай вышла на крышу дома и в последний раз оглядела Алжир. Под ней мерцали огоньки, доносились звуки городской жизни: гомон, разговоры, смех. Над ней черным бархатом отливали небеса. Скай подняла голову и пристально посмотрела в темноту, будто собиралась проникнуть в нее взглядом.
— О, Халид! — Звуки собственного голоса поразили ее. Со дня похорон мужа она не плакала, но сейчас, не сдерживая себя, разрыдалась. Она стояла на террасе, подняв голову, и старалась излить в небо свою печаль. Потом успокоилась и тихо произнесла:
— Никогда, Халид, я не буду уже так сильно по тебе горевать. Я запомню тебя навсегда, и мне жаль, что твой ребенок тебя никогда не узнает. А теперь, любовь моя, я должна покинуть наш дом и надеюсь, что ты пожелаешь мне доброго пути И тебе я желаю того же. — Скай постояла еще немного и вдруг почувствовала, как великое умиротворение нахлынуло на нее. она поняла, что муж одобряет ее поступок. — Спасибо, Халид, — поблагодарила она и, оглядевшись в последний раз, спустилась на первый этаж, где ее поджидали слуги.
Скай по очереди переговорила с каждым, и каждый благодарил ее за свободу и деньги. Все они решили остаться на службе у Османа. Попрощавшись со всеми, она с Жаном и Мари быстро вышла из сада через задние ворота.
На улице для них был приготовлен закрытый паланкин. Они разместились в нем и молча, погруженные в свои мысли, тронулись в путь. С холма, окинув взглядом бухту, Скай разглядела место, где похоронен муж. А переведя взгляд на город, различила зловещие башни Касбаха. Мари сурово улыбнулась:
— Мы отмщены, мадам. Утром я послала капитану-коменданту от вашего имени блюдо с пирожными. Я сделала их сама и положила травку, которая навсегда сделает Джамила импотентом. Больше это похотливое животное не обидит ни одной женщины.
— Мари! Это замечательно! Представляешь, какой для него это будет удар и какой стыд! Как бы я хотела быть рядом, чтобы видеть его терзания!
На корабле женщины стояли на палубе, глядя на удаляющийся город, потом Мари, обняв госпожу за плечи, увела ее в каюту, где Скай впервые за долгое время крепко уснула. Напряжение спало, и она стала вести себя, как любая беременная женщина: появились особенности в аппетите, она ходила сонная, часто испытывая тошноту. В Бискайском заливе судно попало в полосу штормовой погоды, и ей стало совсем худо.
Как-то вечером Жан, Мари и капитан Смолл обсуждали будущее Скай и пришли к выводу, что Лондон — не место для ожидающей ребенка женщины.
— Это же ваша страна, — заметила Мари англичанину. — Вам виднее, где Скай лучше всего рожать.
— Под Лондоном много приятных местечек, — ответил капитан Смолл, — но я думаю, ей лучше уехать подальше от города. Мы должны беспокоиться не только о ребенке. Леди Скай, потеряв мужа, пережила тяжелое потрясение и ей следует пожить в тихом месте. Я держу курс к родному порту в Бидфорде в Девоне. В нескольких милях от города у меня есть великолепный большой дом. Там живет моя сестра Сесили. Она приглашает всех вас и будет рада ухаживать за леди Скай. А после того, как родится ребенок, ваша госпожа сможет переехать в Лондон.
Вот почему «Наяда» обогнула мыс Хартленд и ясным октябрьским утром вошла в Барнстаплскую бухту, потом по реке Торридж поднялась к Бидфорду. Стоя на палубе и держась за поручень ограждения, Скай глядела на колеблющиеся под ветром зеленые лесные пространства, спускающиеся к воде, и поняла, что это обетованный берег. Роберт Смолл прав. Здесь, в покое, она сможет родить ребенка. Что бы ни произошло потом, с этим она сумеет справиться. Как говорил Осман, нужно следовать своей судьбе.




ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Действующие лицаПролог

ЧАСТЬ 1. ИРЛАНДИЯ

1234567

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

89101112

ЧАСТЬ 3. АНГЛИЯ

131415161718192022232425

Rambler's Top100