Читать онлайн Розамунда, любовница короля, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Розамунда, любовница короля

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

У Розамунды впервые в жизни появились подруги ее возраста. Екатерина Арагонская была почти на четыре года ее старше, но между Розамундой и Маргарет было всего полгода разницы. Екатерина была застенчивой и сдержанной, Маргарет — надменной, дерзкой и прямой.
Она, разумеется, еще не была коронована, но после помолвки считалась королевой и вела себя соответственно. Все же девушка из Камбрии сумела поладить с обеими принцессами, обращаясь с каждой с благоговением и почтительностью.
Они же считали ее ровней, обучали, наставляли и помогали справиться с трудностями придворной жизни.
Маргарет Тюдор, которую близкие звали Мег, обладала немалой добротой, несмотря на гордость и изменчивость натуры. Она была куда опытнее Розамунды в делах двора, но та лучше знала обычную жизнь и характер имела более практичный. Они прекрасно дополняли друг друга, и это приятно удивляло королеву, ибо принцесса, ее второе дитя, всегда была созданием упрямым и вечно навлекала неприятности на свою голову. Общество Розамунды, казалось, благотворно на нее влияло, и мятежные выходки случались все реже.
— Моя мать считает тебя ангелом, — смеялась Мег, сидя с Розамундой в саду, через месяц после приезда девушки. — И все твердит, что ты оказываешь на меня хорошее воздействие.
— Ни для кого не секрет, что ты всегда поступаешь, как тебе вздумается, — усмехнулась Розамунда, — но если мое поведение служит для тебя примером, тогда я польщена.
— Ты не святоша, как Кейт, — последовал ответ.
— Кейт, насколько мне известно, получила определенное воспитание и ничего не может с этим поделать. Похоже, что испанцы ужасно строги со своими дочерьми. Она такова, какая есть, а вот мне с моим покойным мужем очень повезло.
— Какой он был? Хороший любовник? — мгновенно вскинулась Мег.
— Когда мы поженились, мне было шесть, а ему шестьдесят. Сама пойми, о каком любовнике может идти речь? — пояснила Розамунда, краснея. — Хью был мне скорее отцом, чем мужем.
— Моя бабушка родила отца, когда ей было столько, сколько нам, — возразила Мег. — Ты еще встретишься с ней. Ее прозвали Достопочтенной Маргарет.
Меня, разумеется, поименовали в ее честь. Не знаю, люблю я ее или нет. Иногда она меня пугает. Однако она, кажется, меня любит. Она очень мудра и влиятельна. Самая могущественная особа в королевстве после моего отца.
— Где она живет? — поинтересовалась Розамунда.
— У нее есть дом в Лондоне, который называется Колд-Харбор, и несколько других, по всей стране. Кроме того, в Ричмонде у нее свои покои, но она не приедет до Рождества. Мы скоро отправляемся в Виндзор, но к Рождеству вернемся сюда. Когда я была маленькой, на этом месте стоял старый дворец Шин, но как-то зимой он сгорел. Наш отец на его месте построил Ричмонд. После Рождества мы скорее всего переберемся в Лондон, потому что ребенок у матери должен родиться в феврале, — сообщила Мег.
— Почему вы не остаетесь в одном дворце? — удивилась Розамунда. — Сколько хлопот со сборами, и из-за чего!
Мег согласно кивнула:
— Ты, наверное, права, но короли должны показываться своему народу. Кроме того, в обязанность подданных входит снабжать нас провизией. Нельзя же постоянно опустошать одни и те же земли! Поэтому мы и переезжаем с места на место. Погоди, скоро увидишь Виндзор! — хмыкнула она.
— Бедная Мейбл, — вздохнула Розамунда. — Она еще не оправилась от нашего путешествия, а теперь новая поездка! Я знаю, она беспокоится обо мне, иначе давно бы отправилась к мужу. Как по-твоему, мне найдут супруга к тому времени, когда тебе придется отправиться в Шотландию?
— Тебя отдадут тому, кого захочет вознаградить отец, — призналась Мег. — Так поступают и с принцессами, и просто с богатыми девушками. Мы — цукаты, лакомства, которые раздают только тем, кто заслужил. Я знала это с тех пор, как поняла, в какой семье родилась. Теперь знаешь и ты. Ты не из знатной семьи, это верно, Розамунда, но твои земли обширны и, судя по слышанному мной, плодородны.
У тебя много овец, скота и лошадей. Ради такого богатства можно закрыть глаза на невысокое происхождение.
Мой отец, человек умный, скоро подыщет тебе пару, того, кому он доверяет и кто может быть полезен ему и Короне, особенно если речь идет о границе с Шотландией.
— Все это кажется таким холодным и расчетливым, — пожаловалась Розамунда.
— Не более чем действия твоего дяди, вознамерившегося отобрать у тебя наследство, выдав за пятилетнего малыша, — парировала Мег. — Кстати, тебя когда-нибудь целовали? Меня ни разу. Если да, расскажи, каково это.
— Ты имеешь в виду страстный поцелуй возлюбленного? — уточнила Розамунда. — Нет, никогда.
— То есть сэр Оуэн даже не попытался тебя соблазнить? — неверяще ахнула принцесса. — Он ведь очень красив, разве ты не заметила? Ну конечно, да! Недаром ты краснеешь!
— Он никогда до меня не дотрагивался, — заверила Розамунда, — но да, он очень красив и сказал, что я хорошенькая.
— Говорят, дамы от него без ума. Не будь он так беден, любая пошла бы за него, — призналась Мег.
— Почему он так нравится дамам? — поинтересовалась Розамунда.
— Он очень добр и галантен, — пояснила Мег. — И умеет посмеяться веселой шутке. Безусловно, верен и в чести у моей семьи. Но если всякий мужчина ищет богатую жену, то и мудрая женщина хочет получить состоятельного мужа. Бедный сэр Оуэн! Вряд ли он когда-нибудь женится.
Они покинули Ричмонд, сначала направившись в Лондон, где король любил праздновать Хэллоуин, День всех святых, и День всех душ. Королевские барки перевезли их по реке в Вестминстерский дворец. Первой шла барка короля. Народ, толпившийся по обоим берегам, приветствовал их величества, на которых были парадные одеяния и короны. Принц Генри, как наследник, тоже был с ними.
Люди любили его, потому что он был красив, молод и обаятелен. Правда, Розамунда еще не встречалась с принцем, который был на два года моложе ее.
Зеваки одобрительно кивали при виде очевидного состояния королевы и с облегчением толковали о здоровом и румяном на вид наследнике. Народ был явно доволен своими повелителями.
За баркой короля следовало судно Достопочтенной Маргарет. Глава семейства, в роскошном платье, величественно кивала толпе.
После смерти принца Артура ходили слухи, что принцесса Екатерина ждет ребенка. К сожалению, это оказалось не правдой. Теперь она, Маргарет и их компаньонки плыли в третьей барке. Среди них была и Розамунда, восхищенно озиравшая выросший на берегах Темзы город. Пальцы девушки нервно теребили новую юбку черного шелка. Ее не оставляла мысль, что черный наряд с полосатым корсажем, отделанный вышивкой и золотыми бусинами, слишком элегантен для простой сельской девушки. Однако Маргарет Тюдор, помогая ей одеваться в подаренное платье, заверила, что это вовсе не так.
— Если хочешь быть моей компаньонкой, нужно выглядеть в соответствии с положением, — пояснила она. — Мне это платье стало тесным, но тебе подойдет идеально.
Надеюсь, что к Рождеству мы сможем сбросить траур по брату и снова носить яркие цвета. Думаю, что в черном мы выглядим чересчур бледными.
— Она легкомысленна, но сердце у нее доброе, — объявила Мейбл госпоже. — Только представить, мое дитя дружит с принцессой!
Розамунда подумала, что и без того оливковая кожа бедной Кэтрин в черном кажется попросту желтой. Мег, однако, казалась настоящей красавицей в своем черном бархатном платье с золотой отделкой. Траур шел ее бело-розовому лицу с румяными щеками. Она весело махала рукой собравшимся, и те радостно вопили. Все знали, что скоро она обвенчается с королем Шотландии, что, вероятно, означает мир между двумя странами.
Барки начали причаливать к берегу.
Розамунда едва сдерживала волнение.
— А я-то думала, что Ричмонд велик, — пробормотала она, но Мег услышала ее и рассмеялась.
— Вестминстер не так уж плох, — фыркнула она. — Мы разместимся в западном крыле. Почти вся остальная "часть Вестминстера — это аббатство и здания парламента. Когда мы приезжаем в Лондон, мама предпочитает замок Бейнард, он красивее и просторнее. Но в городе всегда тесновато.
Другое дело — Виндзор!
— Кто все эти люди, собравшиеся у причала? — пролепетала Розамунда.
— О, возможно, лорд-мэр города, его олдермены и члены суда, — рассеянно обронила Мег. — Сегодня тебя представят бабушке. Такой, как она, больше нет, но не позволяй ей запугать себя. Она ожидает хороших манер и уважения, но не пресмыкательства. Это она ненавидит. Все ее почитают. Даже сам король. — Она восхищенно закатила глаза. — Надеюсь, что когда-нибудь буду на нее похожа.
Они высадились на берег. Король, королева, Достопочтенная Маргарет и принц Генри уже ушли вперед. Розамунда послушно следовала за принцессами в числе других фрейлин. В маленьком семейном зале король обнимал мать, величавую леди с прекрасной осанкой и проницательными темными глазами. Она тоже была одета в черное. На голове возвышался причудливый головной убор с белой вуалью.
— Ты что-то бледна, Элизабет, — приветствовала она невестку, целуя ее в обе щеки. — Твои женщины следят, чтобы ты принимала тот настой, который я тебе посоветовала? Молодой Генри на вид крепок, но кто знает, что будет? Нам не помешал бы еще один здоровый принц.
— Делаю все, что могу, мадам, — с улыбкой ответила королева. — Интересно, почему ответственность за пол ребенка всегда лежит на матери? Вы — женщина ученая, мадам. Не можете объяснить мне?
— Когда это, дорогая Элизабет, — хмыкнула свекровь, — ты знала мужчину, готового взять на себя ответственность за что-то важное? Если спросишь меня, я скажу, что на все воля Божья. И все же тебе следует молиться, чтобы Господь послал красивого сына.
— Разве одного принца недостаточно, мадам?
Все взоры обратились на подбоченившегося рыжеволосого подростка, стоявшего с широко расставленными ногами. На круглом лице сияли голубые глаза.
— Если ты упадешь с лошади и разобьешь голову, Генри, что нам тогда делать? — вопросила бабушка. — Принцев должно быть не меньше двух, на случай беды.
— Никаких бед, мадам, — безапелляционно заявил юный Генрих Тюдор. — И когда-нибудь я стану королем.
— Что ты думаешь, сын мой, об этом бойцовском петушке, которого ты произвел на свет? — усмехнулась мать. — Похоже, он пошел в меня, хотя лицом и похож на Йорков.
— О, ему до тебя далеко, — заверил король, — но соглашусь, что он действительно похож на Йорков, верно, Бесс?
— Да, он напоминает мне отца, но я вижу в нем и ваши черты, милорд, — тихо ответила королева.
Достопочтенная Маргарет бросила быстрый взгляд на невестку. Бесс прекрасно знала, когда нужно согласиться, и вертела мужем как хотела. Все же она была предана Генриху, за что и заслужила благодарность свекрови.
— А где моя тезка? — осведомилась Достопочтенная Маргарет.
— Здесь, мадам! — воскликнула молодая Маргарет Тюдор, выступая вперед и приседая перед бабкой.
— Хорошо выглядишь, — кивнула та. — Рада это видеть. Кейт, наша испанская Кейт, и ты тоже подойди, Ах, все вы кажетесь маленькими черными воронами в своем трауре. Молодым следует запретить носить черное. Но что поделаешь!
Ее пристальный взор остановился на группе молодых женщин, компаньонок и фрейлин обеих принцесс.
— А кто, — спросила она, указывая на Розамунду, — это прелестное дитя? Я ее не узнаю.
— Новая подопечная папы, — ответила Маргарет.
— Как тебя зовут, дитя? — справилась графиня Ричмонд, пронизывая Розамунду взглядом.
— Я Розамунда Болтон из Фрайарсгейта, мадам, — ответила Розамунда, низко приседая. Что за необыкновенная женщина! Внушает куда больший страх, чем сама королева!
— Судя по выговору, ты с севера, — кивнула королева-мать.
— О Господи! — воскликнула Розамунда, краснея. А она-то так старалась говорить правильно!
— У нас служат несколько человек с севера, дитя мое, — пояснила Достопочтенная Маргарет. — Тебе нечего стыдиться. Ты знаешь Невиллов?
— Нет, мадам. До того как меня привезли ко двору, я ни разу не уезжала из дома дальше чем на несколько миль, — вежливо ответила Розамунда.
— Вот как! — понимающе воскликнула Маргарет. — А кто поручил тебя заботам моего сына, Розамунда Болтон?
Родители?
— Нет, мадам, мой покойный муж. Мои родители умерли, когда мне было всего три года. Я обвенчалась с сэром Хью Кэботом, пусть пребывает он в раю, — объяснила Розамунда, крестясь.
— Истинно так. Истинно, — повторила Достопочтенная Маргарет, следуя ее примеру, — Генри! Сэр Хью Кэбот спас жизнь твоего брата. Ты знал это? Мы должны всячески позаботиться о его молодой вдове.
— Да, мама, — послушно ответил король. — И хотя я знаю, что эта девушка поручена моему попечению, до сегодняшнего дня я ее не видел. Она жила у принцесс.
— Кто привез тебя ко двору, дитя мое? — осведомилась Достопочтенная Маргарет.
— Сэр Оуэн Мередит, мадам.
— Прекрасный человек! — пробормотала графиня Ричмонд с легкой улыбкой. — Кстати, корсаж моей внучки тебе идет, дитя мое.
Ее проницательные глаза узнали платье, которое она сама дарила внучке несколько месяцев назад.
— Я из него выросла, — поспешно объяснила Мег. — У меня пополнела грудь, а у Розамунды еще совсем плоская.
Розамунда побагровела как рак. У нее есть груди! Они просто немного меньше, чем у Мег. До чего же обидно, тем более что принцесса на полгода моложе!
— Говорю же, корсаж тебе идет, — добродушно повторила графиня Ричмонд и обратилась к внучке:
— У королевы шотландской доброе сердце, но чересчур болтливый язык.
Ни одна женщина не желает выслушивать оценку своих достоинств на людях, все равно — лестную или нет, особенно из уст другой особы женского пола, Маргарет Тюдор. Надеюсь, ты запомнишь это, когда сама станешь женой и матерью. Мне говорили, что шотландки чрезвычайно горды.
— Я никогда не забуду ваших слов, мадам, — кивнула Мег, едва заметно краснея, но смотрела бабке прямо в глаза.
— Пора хотя бы отчасти освободить тебя от траура, — объявила Достопочтенная Маргарет, и на следующее утро, проснувшись, Мег обнаружила у постели оранжевые с коричневым тафтяные рукава.
— Ой! — взвизгнула она, прижимая к себе рукава. — Тилли! Пришей их к моему корсажу. Я надену его на мессу.
Уверена, что они от бабушки!
— Именно, ваше высочество, — подтвердила служанка, и графиня оставила такие же, только белые, для леди Розамунды. Отдать их ее Мейбл?
— Конечно! — немедленно согласилась Мег. — Розамунда, если бабушка считает, что нам нужно выйти из траура по Артуру, значит, так оно и будет! Мама и Екатерина не захотят, разумеется, но я рада, что с черным покончено.
— Но остальное по-прежнему черное, — рассудительно возразила Розамунда. — Наши корсажи, юбки и головные уборы.
— Зато рукава сразу выделят нас из толпы, — лукаво хмыкнула Мег. — Джентльмены заметят нас, а не других девушек.
— Но ведь ты уже помолвлена, — смутилась Розамунда — Но не обвенчана, — парировала Мег. — Кроме того, у шотландского короля имелась любовница, Мегги Драммонд, которая, если верить слухам, была очень дорога его сердцу. Недавно ее отравили и вместе с ней двух сестер. Все они умерли. Говорят, король Яков сохнет от тоски по ней, так что кому-то из его министров пришлось взять на себя управление государственными делами. Мое замужество очень важно как для Англии, так и для Шотландии. Отец не соглашался послать меня на север, пока история с этой особой Драммонд не будет улажена.
— Все равно я не понимаю, почему ты хочешь, чтобы другие мужчины тебя замечали? — удивилась Розамунда.
— Потому что это очень приятно, — засмеялась Мег и с лукавой улыбкой добавила:
— Возможно, в церкви мы увидим сэра Оуэна. Он, разумеется, заметит твои новые чудесные рукавчики.
— Почему меня это должно волновать? — хмыкнула Розамунда и, вскочив с кровати, принялась умываться в серебряном тазике, поставленном специально для нее. Тазик ее подруги был золотым.
— Потому что раньше или позже придется выходить замуж. Было бы неплохо найти такого, который согласился бы жить во Фрайарсгейте и не имел собственных детей. К тому же твое поместье находится у самой границы, и хотя вряд ли шотландцы будут продолжать свои набеги, когда я стану королевой, все же отцу не повредит иметь в тех местах такого человека, как сэр Оуэн. Король знает, что его рыцарь предан дому Тюдоров, а северные лорды изменчивы, как ветер, и то и дело меняют хозяев. Они почти все предатели.
— Но они англичане, — недоуменно пробормотала Розамунда.
Маргарет Тюдор встала и, подойдя к подруге, погладила ее по щеке.
— Ах, ты так невинна! Молю Бога, чтобы твое чистосердечие никогда тебе не повредило, Розамунда Болтон.
На мессе сэра Оуэна не было, но несколько дней спустя, когда они переселились в Виндзор, он явился в покои королевы, чтобы вежливо осведомиться о Розамунде. Девушки сидели у ног королевы и шили одежду для будущего младенца. Услышав слова рыцаря, Мег подтолкнула Розамунду, залившуюся краской, когда королева мягко велела, ей отложить шитье и подойти ближе.
— Розамунда Болтон, сэр Оуэн Мередит явился изъявить тебе свое почтение, — заметила королева.
Девушка присела, не зная, что сказать.
— Надеюсь, миледи, вы и добрая Мейбл здоровы? — учтиво спросил он.
— Да, сэр, и благодарю вас за участие, — выдохнула Розамунда, наконец обретя голос и храбро встретив его взгляд. Оуэн улыбнулся, и она, к своему удивлению, ощутила, как колотится сердце.
— Вы все еще тоскуете по Фрайарсгейту, или очарование двора возымело свое действие?
— Двор очень пышный и повсюду роскошь, сэр, и все так добры ко мне, но я все равно скучаю по дому, — призналась Розамунда.
— Возможно, мы встретимся снова, — пообещал сэр Оуэн, заканчивая беседу, и обратился к королеве:
— Спасибо, ваше величество, за то, что позволили мне поговорить с леди Розамундой. Какой ответ мне передать вашему доброму супругу?
— Скажите королю, что вечером я поужинаю в своих покоях. Сын, которого я ношу, становится поистине тяжким бременем. Передайте моему господину мужу, что я благодарю его и, если он пожелает прийти, двери моих покоев всегда для него открыты.
Сэр Оуэн поклонился и, повернувшись, покинул зал.
— Ты ему нравишься! — торжествующе заметила Мег.
— Он всего-навсего побеспокоился о моем здоровье, — оправдывалась Розамунда.
— Ты ему нравишься, — повторила принцесса, понимающе подмигивая.
— Ну и что? — вмешалась Екатерина Арагонская. — Ей все равно выберут того, кого пожелает его величество. Когда сочтет, что пришло время выдать ее замуж. Не стоит и мечтать о каком-то человеке, когда ей наверняка предназначат другого.
— Но Розамунда не так знатна, как мы, — возразила Мег.
— А это и не важно, — ответила испанская принцесса. — Земли Розамунды расположены близко к границе, и этого достаточно. Ей дадут в мужья смелого воина, который лучше всего смог бы защитить эту территорию.
Кроме того, у Розамунды много овец и скота. Ее вряд ли сосватают какому-то безземельному бедняку, без связей и знатных родичей. Зря ты поощряешь ее обратить внимание на сэра Оуэна. Если она отдаст ему свое сердце, представляешь, какие муки придется терпеть ей и какое унижение — человеку, которому предстоит стать ее супругом!
— Да, я романтична и ничего не могу с собой поделать, — оправдывалась Мег.
— Ты помолвлена с королем Шотландии, чтобы сохранить мир между двумя странами. Брак — всего лишь исполнение долга, и ничего больше, кому, как не тебе, это знать!
— Сначала замужество. Потом любовь. Так бабушка говорит, — задорно объявила Мег. — Я заставлю Якова Стюарта влюбиться в меня! Вот увидишь, Кейт!
— Надеюсь, что так и будет, ради твоего же блага, — вздохнула принцесса.
— А ты любила моего брата Артура? — неожиданно спросила Мег.
— Он был очарователен и очень умен, — медленно выговорила принцесса, — но еще очень молод. Мне всегда казалось, что священник из него выйдет лучший, чем муж, но, возможно, я и ошибалась. Бедный Артур лежит в могиле.
Она благочестиво перекрестилась.
— Говорят, мой отец выдаст тебя за Генри, — пробормотала Мег. — Тот глядит на хорошеньких женщин, как кот на сливки. Папа желал сделать его архиепископом Кентерберийским, но Генри вовсе не подходит для церкви. И хотя ростом он уже больше шести футов, думаю, что он еще слишком мал, чтобы забавляться с женщиной, хотя.., вполне возможно, уже попробовал, что это такое.
— Мег! — ахнула Кейт, краснея.
— Он очень дерзок и горд, — отметила Розамунда, — но еще, мне кажется, неотразимо красив.
— О Господи! Только не вздумай говорить это Хэлу! — воскликнула Мэг. — Он и без того настоящий павлин! А его спесь безмерна! Жаль, что тебя не растили в одной с ним детской! Слава Богу, меня давно перевели в собственные покои. А Мэри тоже избавлена от него, потому что папа держит своего наследника при себе.
— Но почему? — удивилась Розамунда.
— Генри должен учиться быть королем, — пояснила Кейт.
— Нет, не поэтому, — запротестовала Мег, — просто боится, что он погибнет, и тогда Англия останется без наследного принца. Папа не любит Генри. Он обожал Артура, и все его чувства похоронены вместе с нашим старшим братом. По-моему, папа почти ненавидит Генри за то, что он жив и здоров, а несчастный Артур на небесах и к тому же никогда не был слишком крепок.
— Ты чересчур резко судишь отца, — упрекнула Кейт. — Он хороший, благочестивый человек и всегда был добр ко мне.
— Но ты не воспитывалась в этой семье, — парировала Мег. — Да, он может быть добрым и любит нашу мать, но и жестокость ему не чужда. Надеюсь, ты никогда не увидишь его с этой стороны, милая Кейт. Вспомни, твой отец еще не выплатил до конца все твое приданое и пока папа считает союз с твоими родителями, заключенный при браке с Артуром, все еще действующим. Он желает выдать тебя за Генри, когда тот станет старше. Но если твой отец не вышлет остаток долга, папа отринет тебя и обратит взор на Францию, где станет искать для Генри супругу.
— Тогда я вернусь домой, — рассудительно заметила Кейт.
— Мой отец никогда не отпустит тебя, пока точно не уверится, что ты не сможешь принести ему пользы, — фыркнула Мег. — И кроме того, он славится своей скупостью. Не жди, что он вернет тебе уже полученную часть приданого. Думаю, остальные деньги нужны ему, чтобы выплатить мою вдовью часть королю Якову, не тратя собственных средств.
Они оставались в Виндзоре, огромном каменном строении, почти целый месяц. Король со своим двором ежедневно охотились, но Розамунда почти все время проводила рядом с королевой. Элизабет обрадовалась, узнав, что ее молодая подопечная умеет читать. Поэтому Розамунда читала своей госпоже небольшие стихотворения и молитвы из Часослова, написанные на латинском. Мейбл проводила время, переделывая платья хозяйки по последней моде с помощью Тилли, которая пробыла в покоях ее величества почти всю жизнь и потому была прекрасно осведомлена в придворном этикете и разбиралась в самых последних модах.
В начале декабря двор вернулся в Ричмонд на Рождество, любимый праздник короля и королевы. Празднование Рождества начиналось в сочельник, рождественской мессой.
Обычаи здесь были такими же, как во Фрайарсгейте, только все выглядело куда роскошнее. Важную роль играло число двенадцать. Всего было по двенадцать. Двенадцать огромных напольных позолоченных канделябров с двенадцатью свечами были расставлены по Парадному залу. Двенадцать больших мраморных ваз, в каждой из которых стояли по двенадцать перевязанных золотыми и серебряными лентами веточек можжевельника с двенадцатью отростками, покрытых красными ягодами. Во всех четырех гигантских каминах горели толстенные рождественские поленья.
В зале апартаментов короля провели зеленую черту, названную рождественским порогом. Мег объяснила, что пир не начнется, пока Птица счастья не переступит этот порог, чтобы протанцевать перед их величествами.
Они ждали, не в силах унять волнение. Достопочтенная Маргарет спокойно, но твердо заявила сыну и невестке, что, если они желают по-прежнему скорбеть по Артуру, это их дело, но настало Рождество, и она хочет, чтобы молодые люди повеселились, особенно ее любимица Маргарет, которой на следующий год уже не будет с ними.
Поэтому принцесса была одета в элегантное платье из светло-синего бархата и золотой парчи. Ее прекрасные золотисто-рыжие волосы были распущены и скреплялись только венцом из жемчуга и золота. Кейт предпочла тонкий пурпурный бархат, отделанный куньим мехом, а густые темно-рыжие волосы были скромно заплетены в косу и прикрыты тонкой золотой вуалью. Хотя у Розамунды не было столь богатых нарядов, она чувствовала себя неотразимой в черной бархатной юбке, шелковом, отделанном золотыми бусинами корсаже и белых тафтяных рукавчиках.
Она тоже заплела косу, но, как и Мег, надела венец из золотой проволоки и маленьких речных жемчужин, который дала ей королева.
Неожиданно запели трубы на галерее менестрелей, и в комнату впорхнул высокий джентльмен, одетый в зеленое.
Костюм был расшит крошечными золотыми и серебряными колокольчиками, звеневшими при малейшем движении и переливавшимися, как маленькие звездочки. Лицо незнакомца прикрывала великолепная маска, опушенная перьями и обтянутая сине-зеленой парчой. Войдя в зал, он немедленно стал танцевать и наконец приблизился к высокому столу, где сидели их величества, принцессы, графиня Ричмонд и архиепископ Кентерберийский. Поклонившись королю, он стал передвигаться по залу широкими прыжками, под звуки свирелей, волынок и барабанов. Перед каждым столом он останавливался и почтительно снимал шляпу. Собравшиеся кидали монеты Птице счастья, и танцор перебирался к другому столу.
Розамунда вынула из кармана пенни и, когда танцор добрался до того места, где сидела она, потянулась, чтобы уронить монету в его шляпу. Внезапно пальцы джентльмена сжали ее руку. Рывком подняв девушку с места, он прижался быстрым поцелуем к ее губам под смех присутствующих.
Розамунда с горящими от смущения и конфуза щеками поспешно села, гадая, заметили ли Мег и Кейт наглую выходку танцора.
— Ничего страшного, Розамунда, — заверил знакомый голос, и на скамейку рядом с ней опустился сэр Оуэн Мередит. — Иногда Птица счастья целует дам. Это считается в порядке вещей. А, я вижу, он оставил тебе свое перо. Это настоящая честь, которая обычно предназначается для тех, кто сидит за высоким столом. Возьми, девочка, и спрячь в карман. Не возражаешь, если я посижу с тобой?
Он улыбнулся Розамунде, и та снова покраснела.
— Нет, сэр, я очень рада. Я так привыкла постоянно быть с Мег и Кейт, что почти никого здесь не знаю. Но меня, разумеется, не пригласили за высокий стол.
— Разумеется, — кивнул он. — Вот смотри! Птица сейчас закончит танец, но перед этим в последний раз подойдет к высокому столу за подношением. Все, что удастся собрать, пойдет бедным.
Танцор, изображающий Птицу счастья, сделал ловкий пируэт, сорвал с головы шляпу и поднес сначала Достопочтенной Маргарет, изображая изумление при виде золотых монет, потом королеве, которую пространно поблагодарил, и, наконец, принцессам. Напоследок он, поклонившись, торжественно подставил украшенную перьями и лентами шляпу королю. Тонкая рука короля замерла над шляпой. Птица счастья склонил голову набок, разочарованно вздохнул и яростно потряс шляпой под длинным носом короля. Волна смеха прокатилась по залу. Король с притворно расстроенным вздохом вынул из складок своего одеяния бархатный кошель, неохотно открыл и вынул еще две монеты. Смех стал громче, ибо все знали, как неохотно монарх расстается с деньгами. Достопочтенная Маргарет ткнула сына локтем в бок, и он с очередным вздохом уронил весь кошелек в шляпу Птицы.
Тот торжествующе закурлыкал. Приглашенные ревом выразили свое одобрение щедрости короля. Генрих VII удостоил придворных одной из своих редких улыбок Танцор изящным прыжком подскочил к архиепископу Кентерберийскому, чтобы показать полную денег шляпу, поклонился и сорвал маску. Присутствующие увидели лицо юного принца и с энтузиазмом его приветствовали. Принц поклонился публике в последний раз и занял свое место за высоким столом.
— О Господи! — охнула Розамунда, сообразив, кто поцеловал ее.
— Теперь, — поддразнил сэр Оуэн, — вернувшись домой, ты можешь рассказывать, что получила поцелуй от будущего короля Англии!
— До чего же высок! Я и забыла; что он еще совсем мальчик, — пробормотала Розамунда.
— Он пошел в своего деда Йорка, который тоже был настоящим великаном.
— И таким же дерзким.
— Совершенно таким же, — рассмеялся Оуэн. — Могу я заметить, что сегодня вы особенно хороши, миледи Розамунда?
— Корсаж подарила Мег, а рукавчики — графиня Ричмонд, — призналась девушка, — Мейбл перешила юбку по моде. Тилли, служанка Мег, показала, как лучше это сделать.
— Значит, привыкаешь понемногу, — заметил Оуэн. — Я очень рад, ибо знаю, как ты скучаешь по своему Фрайарсгейту.
— Надеюсь, что, когда шотландская королева следующим летом отправится к мужу, мне позволят вернуться домой. Я и в самом деле скучаю. Придворная жизнь весьма волнующа, но мне не нравится постоянно переезжать с места на место. Я домоседка. И не стыжусь этого. Да и друзей у меня нет, кроме принцесс. Остальные девушки моего возраста считают себя слишком высокородными для такой простушки, как я. Они завидуют моей дружбе с Мег. А положение Кейт, боюсь, немногим лучше моего.
— В таком случае постарайся завоевать ее расположение, и, когда дочь короля нас покинет, ты не останешься одинокой. И знаешь, весьма вероятно, что когда-нибудь принцесса Арагонская станет нашей королевой. Тебе такие покровители не помешают.
— Вы дали мне хороший совет, сэр. Но останетесь ли и вы моим другом? Я хотела бы, чтобы наша приязнь длилась вечно.
— Я тоже хотел бы этого, — кивнул Оуэн, и взгляд его глаз согрел ее, — но в один прекрасный день у тебя снова появится муж. Он может не одобрить нашей дружбы, и ты должна быть к этому готова.
— Я никогда не выйду за человека, способного отвергнуть моих друзей, — возразила Розамунда. — Хью учил меня, что я должна думать о себе и решать, что лучше для меня и Фрайарсгейта.
— Наверное, зря он это сделал, — грустно заметил Оуэн. — Мужчины по большей части очень ревнивы и не мыслят так, как твой покойный муж. Вспомни своего дядю Генри. Чаще всего мужчины именно таковы.
— Тогда я вообще не выйду замуж, — твердо заявила Розамунда.
Он не знал, плакать ему или смеяться, но быстро понял, что она абсолютно серьезна, и поэтому сказал:
— Уверен, ты так очаруешь своего мужа, что он во всем будет с тобой согласен.
Она еще очень молода и чертовски невинна! Что станется с ней, когда ее покровительница Мег отправится в Шотландию? Вряд ли Розамунду включат в число ее придворных дам. Она не знатна, не получила хорошего воспитания, не имеет достойных связей. Всего лишь одна из подопечных короля, которой повезло попасться на глаза юной Маргарет Тюдор. Оуэн не знал, почему так беспокоится за эту девочку, но не мог выбросить ее из головы. Не дай Бог, эти чувства окажутся более теплыми, чем он полагал. Он попросту не имеет на это права, хотя понимал, что она ему небезразлична.
В следующий раз они увиделись только в Двенадцатую ночь, последний из рождественских праздников. День начался с выборов Бобовых короля и королевы. В зал принесли два одинаковых пирога: один для мужчин, второй для женщин. Все получили по куску пирога, в котором мог быть запечен боб. Розамунда, к своему величайшему удивлению, обнаружила боб в женском пироге. Сначала она боялась заговорить в присутствии стольких знатных дам, но Мег, увидев, как повезло подруге, закричала на весь зал:
— Это леди Розамунда Болтон нашла боб! Кто же будет ее королем?
— Я ее король, — отозвался юный Генрих Тюдор, улыбаясь от уха до уха. — Я Бобовый король! Приведите мою королеву!
Розамунду усадили за высокий стол рядом с принцем.
На их головы водрузили бумажные позолоченные короны с фальшивыми драгоценными камнями.
— Да здравствуют Бобовые король и королева! — радостно закричали собравшиеся в Парадном зале Ричмондского дворца.
— Слава небесам, моей королевой стала хорошенькая девушка, — прошептал принц, когда слуги стали вносить завтрак. — Найдя боб, я испугался, что весь день буду прикован к какой-нибудь старой ведьме. Поэтому и молчал о своей удаче.
— А будь на моем месте какая-нибудь ведьма, — дерзко ответила Розамунда, — вы бы незаметно спрятали боб среди крошек, милорд?
— Верно, — признал он с лукавой улыбкой. — Так кто же вы, моя королева? Кажется, я видел вас раньше?
Он поднял украшенный драгоценными камнями кубок и отпил глоток густого сладкого вина.
— Я Розамунда Болтон, ваше высочество. Хозяйка Фрайарсгейта. Мой покойный муж, сэр Хью Кэбот, незадолго до своей безвременной смерти прошлой весной, попросил для меня покровительства у вашего отца. Я пробыла при дворе совсем недолго.
— Ты — подруга моей сестры Маргарет?
— Для меня большая честь заслужить благосклонность королевы Шотландии, ваше высочество, — скромно ответила Розамунда и, не успели учтивые слова сорваться с губ, вдруг поняла, что понемногу учится, в самом деле учится, как вести себя при дворе. Нужно не забыть рассказать это сэру Оуэну при следующей встрече.
— Сколько тебе лет? — неожиданно спросил принц.
— Я на полгода старше вашей сестры, шотландской королевы, ваше высочество.
— Ты вдова?
— Да, ваше высочество.
Взгляд принца сделался оценивающим.
— И девственна? — как ни в чем не бывало продолжал он.
Розамунда вспыхнула до корней волос.
— Разумеется! — выдохнула она, смущенная таким дерзким допросом. — Мой муж был человеком немолодым, и мы обвенчались, когда мне исполнилось всего шесть лет.
Он был мне как отец.
Юный Генрих протянул руку и погладил горячую щеку Розамунды. Однако она вряд ли могла дать ему пощечину за наглость, особенно на людях.
— Я смутил тебя, — заметил он, по-видимому, ничуть не раскаиваясь. — Когда-нибудь я стану королем, миледи. Настоящим королем, а не рождественским шутом. Если я не буду задавать вопросы, ничему не научусь. — Он победоносно улыбнулся. — Твоя щека очень мягкая и теплая… — Его пальцы продолжали ласкать ее лицо. Другой рукой он протянул ей свой кубок. — Выпей немного вина, и твое сердце не будет так сильно биться. Я вижу, как ты взволнована, по тому, что на твоей шее бьется жилка, совсем как крылья бабочки, Розамунда Болтон, хозяйка Фрайарсгейта.
Розамунда залпом проглотила вино и смело отстранила его руку.
— Вы слишком бесстыдны, ваше высочество. Я недавно при дворе и не искушена в тонкостях этикета, но уверена, что вы ведете себя неприлично.
— Но я твой король, — возразил принц Генри.
— А я — ваша королева и заслуживаю уважения, — поспешно парировала Розамунда.
— А ты за словом в карман не лезешь! — засмеялся он. — Мне это нравится!
— Рада, что угодила вашему высочеству, — не задумываясь, пробормотала Розамунда.
Принц снова засмеялся.
— Я поцеловал тебя в первый день Рождества! — вспомнил он. — Думаю, что в конце последнего я сделаю то же самое. Твои губы сладки, как могут быть только нецелованные уста невинной девушки.
— Вы на два года младше меня, ваше высочество, и, как оказывается, искушены в искусстве поцелуев, и различаете, какие уста невинные, а какие нет, — Поддела она улыбаясь.
— Как видишь! — выпалил принц. — Мне не так много лет, миледи, но взгляни на меня! Я выше, чем большинство мужчин, и давно чувствую, что наделен от природы мужскими аппетитами.
— В таком случае, сэр, ешьте ваши яйца, ибо вам еще предстоит вырасти, — съязвила она, не в силах сдержаться.
До чего же порочный мальчишка! — И соус к ним просто великолепен. Из сливок и марсалы. Никогда не ела ничего подобного!
— Может, ты и старше меня, — проворчал он, принимаясь за яйца, — и недолго пробыла при дворе, но, похоже, госпожа Фрайарсгейта, вы все быстро усваиваете и не пропадете среди чужаков.
— Больше всего на свете я хочу вернуться домой, — призналась Розамунда. — Здесь все так роскошно и величественно, но я тоскую по дому.
— У меня много домов, — объяснил он, отрывая кусок хлеба от каравая и щедро намазывая маслом.
— Знаю, — кивнула Розамунда. — Я уже успела побывать в Ричмонде, Вестминстере и Виндзоре. Они очень красивы и такие огромные!
— В Лондоне есть еще дворец Бейнард. Мать предпочитает его Вестминстеру, который слишком тесен для нас. Также у нас имеются апартаменты в Тауэре, замок в Элтаме и еще один, в Гринвиче, — похвастался принц, доедая вторую порцию яиц вместе с двумя ломтями розового окорока, и стукнул пустым кубком о стол. Ему немедленно налили вина, и он жадно выпил.
— Одного дома для меня более чем достаточно, — ответила Розамунда, — а постоянные переезды крайне утомительны, сэр.
— А ты знаешь, почему мы это делаем?
— Разумеется, сэр, ваша сестра все объяснила, но мне это по-прежнему не нравится. Надеюсь, что, когда леди Маргарет отправится в Шотландию, меня отошлют домой.
— Что у тебя такого есть во Фрайарсгейте, чего нет здесь? — удивленно спросил принц, кидая засахаренные сливы в свой жадный рот.
— Овцы, — как ни в чем не бывало усмехнулась Розамунда. — С ними куда легче управляться, чем со всеми тонкостями придворного этикета, господин мой принц.
Наследник трона закатился смехом.
— Ты меня забавляешь, как никто, госпожа Фрайарсгейта. А французский знаешь?
— Плохо, но oui, monseigneur
type="note" l:href="#note_5">[5]
.
— Латинский?
— Ave, Maria, gratiae plena…
type="note" l:href="#note_6">[6]
— лукаво прошептала Розамунда.
— Не стану справляться о твоем греческом, — хмыкнул принц.
— К счастью для меня, милорд Бобовый король, ибо я понятия не имею о таком языке. Ведь это язык, не так ли? — Ее янтарные глаза лучились теплым светом. — Еще я играю на лютне и пою, по крайней мере окружающие так считают, — продолжала Розамунда. — Могу вести счета и в один прекрасный день, с благосклонного разрешения моего господина, расскажу все, что знаю, о шерсти. А это, поверьте мне, немало.
— Очень своеобразное образование. Никогда не подозревал, что женщине может быть известно нечто подобное.
В сочетании с вашим остроумием и мудростью не по годам это делает вас интересной и поистине восхитительной компаньонкой. Вы танцуете?
— Не так хорошо, как королева Шотландии, — вздохнула Розамунда.
— Да, Мег у нас легка на ногу. Но я еще лучше! — выпалил принц.
— Она так и говорила, ваше высочество, — польстила ему Розамунда.
— Вечером мы обязательно потанцуем, — пообещал принц. — Ах, взгляни! Прибыли фигляры, чтобы развлечь нас.
Он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал, но, заметив испуганный взгляд, улыбнулся:
— Я на сотню лет старше тебя, моя прелестная госпожа Фрайарсгейта. Думаю, что со временем мы станем очень хорошими друзьями.
И, не выпуская ее руки, обернулся к вошедшим актерам.
Сердце Розамунды тревожно забилось. Этот мальчик намеренно взволновал ее чувства, и теперь она боится, хотя, разумеется, не покажет этого. У нее не было опыта в сердечных делах, но этот дерзкий принц, судя по всему, замышляет ее обольщение. Как можно отказать будущему королю Англии?
Она должна найти сэра Оуэна и спросить совета. Он наверняка знает, как помочь в столь деликатном вопросе.
Недаром он ее лучший друг.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть II

Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Часть III

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Эпилог

Ваши комментарии
к роману Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис



это начало всех осиальных романов о розамунде болтон и ее семье очень красочный читайте и наслаждайтесь как это сделала я спасибо писательнице вы как всегда привзошли все ожидания
Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрисэля
4.01.2012, 21.01





Обожаю эту писательницу)))) её романы все до одного изумительные)))
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисОлеся
21.04.2012, 16.01





По образованию я учитель истории. Очень люблю читать исторические романы. Этот роман мне тоже понравился. Однако описание сексуальных утех героев считаю чужеродными в историческом романе-они больше подходят для пошлого бульварного чтива, и портят общее впечатление от романа.
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисЛидия
26.02.2014, 12.16





Уважаемая Лидия, чтобы среди истории не попадались Вам сцены сексуальных утех, Вам надо найти в интернете раздел "Исторические романы", а не "Любовно-исторические романы", как в данном случае... Здесь определение "любовно" даже стоит на первом месте и этим всё сказано...
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисМарина
4.11.2014, 15.43





Какой-то роман без конца! Или я что-то не понимаю?
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисМарина
4.11.2014, 21.53





Понравился.Очень.Насыщенный,яркий.Много страсти,приключений. Сейчас же начну читать продолжение.Не терпиться узнать чем закончиться серия романов про прекрасную Розу.Читайте не пожалеете.
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисОльга
24.04.2015, 9.11





а где начало и где концовка?
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисБота
18.08.2015, 18.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100