Читать онлайн Розамунда, любовница короля, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Розамунда, любовница короля

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

— Совсем как Болтон-Хаус! — удивилась Розамунда, когда барка приблизилась к дому ее кузена в Гринвиче.
— Разумеется, — кивнул Том. — Болтон-Гринвич — точная копия Болтон-Хауса. Ненавижу суету, дорогая девочка, и терпеть не могу куда-то перебираться. Купив собственность в Гринвиче, я нанял архитектора и строителей, чтобы во всех деталях воспроизвести Болтон-Хаус. Даже декор и обстановка одинаковые. Слуги переезжают со мной, поскольку не стоит платить им за то, что будут бездельничать в Болтон-Хаусе, пока я в Гринвиче. Сами увидите, насколько идеально это решение.
— Честно говоря, мне уже нравится такая идея, да и Энни наверняка тоже ее оценит. Она так боялась оказаться в новом месте и все жаловалась, что едва освоилась с домом. Долл ничего ей не сказала, так как любит подшутить над моей бедной Энни.
Розамунда перевела взор на другое здание.
— Это не дворец, кузен Том?
Он кивнул.
— Иисусе! Да вы живете в двух шагах от короля! До чего же умно и предусмотрительно!
— И то и другое! — самодовольно хмыкнул Том, — Поместье невелико, поэтому никто на него не позарился. Теперь же, однако, оно служит предметом всеобщей зависти.
Мне то и дело предлагают его продать, но пока что мне нравится жить так, как я живу. Конечно, возможно, я и не устою, и дело не в том, что владение может потерять свою ценность. Просто иногда во мне просыпается кровь лондонского торговца, — хмыкнул он.
Барка причалила к берегу, и слуги высыпали из дома, чтобы помочь Розамунде и хозяину выйти. Она с любопытством потянула носом:
— Что это за запах?
Том недоуменно поднял брови, но, очевидно, сообразив, в чем дело, воскликнул:
— Да это же море, дорогая девочка! Мы почти у того места, где Темза впадает в море! Ну разумеется, вы никогда его не видели, тем более не обоняли! Недаром всю жизнь провели в холмах Камбрии!
— Зато раньше бывала в Гринвиче, — продолжала удивляться Розамунда.
— Сегодня ветер дует с моря.
— Как интересно! Но с другой стороны, и во Фрайарсгейте запах меняется в зависимости от того, откуда дует ветер.
Они вошли в дом, и Розамунда немного растерялась. Как и сказал Том, убранство Болтон-Гринвича полностью соответствовало Болтон-Хаусу. Однако она чувствовала себя немного странно, поскольку невольно ожидала, что окружающий пейзаж тоже ничем не отличается от второго поместья, вверх по реке, но она, разумеется, привыкнет и к этому, как привыкла ко многому со времени прибытия ко двору пять месяцев назад.
— Зато теперь я могу ночевать во дворце только в случае крайней необходимости, — задумчиво протянула она. — Мне это нравится.
— Да, дорогая, для того чтобы попасть в королевский парк, всего лишь нужно пройти через калитку моего сада.
Вам теперь тоже будут завидовать.
Розамунда вздохнула:
— Хотелось бы, чтобы королева позволила мне вернуться домой, но она ничего не сказала, а я боюсь спрашивать из опасения, что она подумает, будто ее общество находят скучным. Мне так не хватает малышек!
— И наглого шотландца? — поддел он.
— Вовсе нет! — вознегодовала она. — Почему вас разбирает такое любопытство насчет Логана Хепберна, дорогой кузен?
Том Болтон пожал плечами:
— Должен сознаться, ваши отзывы о нем меня интригуют, дорогая девочка. Только и всего. Надеюсь, что смогу встретиться с ним, когда провожу вас домой.
— Только вот когда это будет… — тоскливо вздохнула она.
— Я слышал, что король этим летом будет путешествовать в центральных графствах. Это приблизит вас к дому, Розамунда, и, возможно, при случае вы попросите у королевы позволения вернуться. Она поймет вашу заботу о дочерях.
— Но к тому времени почти год минует! Бесси и Бэнон совсем меня забудут. К тому же мое присутствие не так уж жизненно важно для ее величества.
— Знаю, — сочувственно кивнул он, обнимая ее за плечи и привлекая к себе, — но бедная Екатерина искренне верит, что делает доброе дело. Для нее двор — не только весь мир, но и нечто вроде рая. Будьте благодарной за то, что забота о наследнике не дает ей времени заняться сватовством.
— Не дай Бог! — с ужасом воскликнула Розамунда, Двор готовился к празднованию майского дня. В садах Гринвича установили майское дерево и выбрали дам, которые должны были танцевать вокруг него. К своему удивлению, в их числе оказалась и Розамунда. Она не особенно любила участвовать в подобных развлечениях, но в честь королевы решила надеть шелковое платье зеленого цвета дома Тюдоров. На утро назначили охоту, но Розамунда не любила убивать животных в отличие от придворных, обожающих кровавые потехи. Однако Розамунда не считала забавой погоню с собаками за несчастным зверьком.
Солнце довольно высоко поднялось над горизонтом, когда она с Энни и Долл вышла из дома, чтобы совершить положенные обряды: собрать утреннюю росу, от которой, как известно, девушки расцветают подобно розам, нарвать цветов и зелени, чтобы украсить зал. Все они были босиком и надели простые полотняные юбки. Камизы служили блузками.
— Как по-вашему, подадут зеленую еду за ужином у короля? — полюбопытствовала Энни.
— Конечно! — кивнула Долл. — Хозяин говорит, что его величество любит майский праздник больше всех остальных и соблюдает традиции.
— Да, мясо там частенько бывает зеленоватым, — сухо заметила Розамунда, — поэтому я стараюсь как можно реже , там обедать.
Служанки рассмеялись.
Выйдя на луг, они набрали росы в ладони и долго умывались. Потом принялись рвать цветы и ломать ветки для украшения зала в Болтон-Гринвиче. В конце концов Розамунда отделилась от спутниц и долго бродила по саду кузена. Неожиданно откуда-то послышался мужской голос, что-то тихо напевавший. Розамунда пошла на сладостные звуки, добралась до калитки в кирпичной ограде между садом и королевским парком и сама не заметила, как оказалась по другую сторону. Под высоким деревом сидел король и, наигрывая на лютне, негромко пел:


Май веселый настает, пляшет на лугу народ.
Фа-ла-ла-ла, фа-ла-ла-ла.
Девушки идут гурьбой, ждут их парни под горой.
Фа-ла-ла-ла, фа-ла-ла-ла.


Розамунда невольно засмеялась, и король, увидев ее, вскочил. Забытая лютня осталась лежать на траве.
— Миледи Розамунда из Фрайарсгейта! Доброго вам утра! Вам понравилась моя песня? — спросил он, направляясь к ней.
— Очень, ваше величество.
— Когда-то вы называли меня Хэлом, — мягко шепнул он, останавливаясь прямо перед ней.
— Тогда вы не были моим королем, ваше величество, — выдохнула она, сознавая, что играет в опасную игру, но отчего-то не имеет желания отступать.
Большая ладонь нежно коснулась ее щеки.
— Королева говорит, что вы настоящая английская красавица, прекрасная Розамунда. И хотя лицо все еще влажное от росы, мне кажется, что вам вряд ли стоит прибегать к каким-то ухищрениям. Вы и без того совершенны.
Он сжал ее подбородок, приподнял лицо и едва прикоснулся к ее губам своими, теплыми и требовательными.
— Мила, прелестна и добродетельна, — кивнул он, притягивая ее к себе. — Знаешь ли ты, как часто думал я о тебе за эти годы, прекрасная Розамунда?
— Ваше величество льстит мне, — пролепетала она, едва ворочая языком и почти не дыша.
— А ты любишь лесть? — допрашивал он с легкой улыбкой, не сводя с нее взгляда.
— Только если она искренна, милорд.
— Я никогда бы не стал лгать женщине в лицо, прекрасная Розамунда, — прошептал он. Его губы снова очутились в опасной близости.
У нее ноги подкашиваются. Неужели лишится сознания? Сейчас она наверняка упадет!
Его взгляд завораживал ее. Ноздрей коснулось его дыхание с ароматом мяты. Розамунда, не в силах сдержаться, вздохнула.
Губы короле снова коснулись ее поцелуем, на этот раз страстным. Он крепко сжимал ее в могучих объятиях, и она казалась себе совсем слабой и маленькой и словно уплывала куда-то. С самой смерти Оуэна она не чувствовала себя столь защищенной. Такой желанной.
Оуэн!
Его имя отрезвило ее, и Розамунда, вернувшись к действительности, вырвалась из рук Генриха Тюдора.
— О, ваше величество! — воскликнула она в отчаянии от того, что натворила.
— Прекрасная Розамунда, — начал, он. Но она попятилась к калитке.
— Нет, ваше величество! Это недостойное поведение, и вы это знаете. Прошу прощения вашего величества за свое бесстыдство. У меня и в мыслях не было дразнить ваше величество или ввести в грех.
Она наспех присела в реверансе и нырнула в сад кузена, захлопнув за собой калитку.
Король услышал женские голоса, зовущие Розамунду, и довольно ухмыльнулся. Она и впрямь восхитительна. Самое соблазнительное создание, которое он встретил за последнее время. Ее сладостная покорность зажгла огонь в его чреслах, но на этот раз он не даст воли похоти. Не хватало еще, чтобы эти бдительные ведьмы, которые служат его жене, снова его поймали на месте преступления в тот момент, когда он срывает красивейший цветок с их луга. Эта скромность прелестна, хотя и характер у нее есть. Но никто, даже ближайшие приятели не должны знать о его интересе к госпоже Фрайарсгейта. Как удобно, что дом ее кузена находится по соседству. Он возьмет ее в ее же постели. Там не будет ни дворцовых соглядатаев, ни шпионов. Никто не увидит его проходящим через полуночный сад. Только ее кузен будет знать. Ничего не поделаешь, нужно же кому-то открыть калитку. Лорд Кембридж немного чудаковат, но, по слухам, человек чрезвычайно разумный.
Король с веселой песенкой направился ко дворцу, нарвав по пути букет полевых цветов для жены. Бедная Кейт так усердно старается зачать очередного ребенка! Он удивит ее майским букетом, а может, и проведет несколько минут наедине до охоты. Огонь в его чреслах продолжал пылать, а семя просилось наружу. Вожделение требует выхода. Да, немного позабавиться с королевой перед долгим праздничным днем совсем не помешает. Весьма приятное времяпрепровождение! А вечером или завтрашней ночью он отыщет прекрасную Розамунду и получит от нее все, чего так долго добивался.
Генрих Тюдор сладострастно ухмыльнулся, довольный собой и всем миром.
Поскольку королева сама собиралась на охоту, Розамунда знала, что спешить некуда. Она появится при дворе только к полудню, когда настанет время плясок вокруг майского дерева. Она присоединилась к своим спутницам, и они вернулись в дом с полными руками цветов и ветвей, которыми и украсили зал Болтон-Гринвича. Позже к ним присоединился лорд Кембридж, поблагодаривший их за труды.
— Вы такой соня! — поддразнила Розамунда кузена. — Роса уже вся высохла, так что вы даже лицо не смочили!
— Хотите сказать, что ничего для меня не оставили, эгоистка?! Я оскорблен, но прощаю вас, ибо зал выглядит чудесно.
— Том, я должна поговорить с вами наедине, — тихо попросила Розамунда.
Поняв, что случилось нечто серьезное, он так же негромко предложил:
— Давайте погуляем в саду, кузина. День хорош, и я еще не дышал свежим воздухом. Только вы способны вытащить меня из дома.
Они уселись на каменную скамью, откуда была видна река, и она рассказала ему об утренней встрече с королем.
Томас Болтон отнюдь не казался потрясенным, поскольку подозревал, что рано или поздно так и будет и король не оставит в покое его кузину. Судя по тону, она и расстроена своим поведением, и очарована красотой и силой короля.
— Что мне делать. Том? — с отчаянием выкрикнула она.
— Он не опустится до насилия, — медленно произнес лорд Кембридж. — Это просто не в его стиле.
Это не только нарушит его рыцарский кодекс, но и опозорит в собственных глазах, ибо король высоко ценит себя и свою честь. Однако, несмотря на брачные обеты, он не задумается затащить в постель женщину, которая привлечет его внимание. Королева необходима для того, чтобы рожать наследников для Англии. В этом смысл ее существования, дорогая девочка. Да, он по-своему любит жену: ее происхождение безупречно, она знает, как подобает вести себя королеве Англии, словом, все это идет на пользу ему и государству. Королева Екатерина выполняет свой долг. А вот другие женщины — дело иное. Их можно преследовать, соблазнять, искушать и, наконец, взять как военный трофей.
Они созданы для удовольствия короля, только и всего. Он не возьмет вас силой, но постарается обольстить — Я помню мальчика, — вздохнула она, — и знаю его куда больше, чем он подозревает, потому что Маргарет Тюдор без умолку говорила о брате. Он не смирится с отказом.
Так что мне делать? У меня тоже есть честь, и я служу королеве.
— У вас есть два выхода. Можно сегодня же попросить у королевы разрешения вернуться домой, во Фрайарсгейт, но если она откажет, что тогда? Вы рискуете оскорбить ее и короля, не решив при этом свою проблему. Но можете и отдаться королю, если он этого потребует. В таком случае вы не должны признаваться в содеянном ни одной живой душе, и при этом следует быть осмотрительнее монахини, навещающей папу в Великий пост. Хотя считается, что король вправе иметь любовниц, этим дамам обычно сопутствует дурная слава. В конце концов мы не французы, — закончил Томас, презрительно фыркнув.
— Разве французские короли выставляют напоказ своих любовниц? — удивилась Розамунда. — Какая порядочная дама захочет, чтобы окружающие узнали о том, как она обслуживала короля подобно овечке, подставляющей себя барану?
— Дорогая моя, французы считают великой честью обслуживать, как вы выражаетесь, короля. Известно, что иногда даже сестры делили между собой благосклонность монарха! — усмехнулся лорд Кембридж. — А их союзники, наши северные соседи, еще хуже. Стюарты считаются самыми первыми распутниками во всем христианском мире. В Шотландии вряд ли найдется семья, с которой они не смешали бы свою кровь. Взять хотя бы нынешнего короля Якова Стюарта, отказывавшегося венчаться с принцессой Маргарет, пока у кого-то из придворных не хватило ума отравить его давнюю любовницу, Мегги Драммонд, заодно с ее сестрами, которые завтракали вместе с ней. Только тогда Яков Стюарт вспомнил о брачном контракте. Но говорят, у короля одновременно было несколько дам, пользовавшихся его благосклонностью, хотя в сердце горела любовь к девице Драммонд. Нет, во всем мире короли заводят любовниц, только здесь, в Англии, они немного осторожнее, чем везде.
— Для человека, который не любит женщин, вы на удивление хорошо понимаете их и человеческую природу. Возможно, мне и стоит уехать домой, к своему наглому шотландцу, — усмехнулась Розамунда.
Томас улыбнулся в ответ:
— Жребий брошен, кузина. Да, вы можете отказать королю, но последствия будут на вашей совести. Однако стоит посмотреть на происходящее в другом свете. Если будете очень осторожны и попросите короля не привлекать излишнего внимания, вряд ли кто-то узнает о ваших прегрешениях. Кто поверит, что король удостоил благосклонностью вдову из незнатного рода и без всяких связей? И если учитывать тот скандал, случившийся прошлой весной, король, вне всякого сомнения, побоится огласки, — наставлял он. — Поэтому сомнительно, чтобы кто-то проведал, как вы споткнулись на пути добродетели. Король молод и красив и к тому же страстный любовник. Он может быть щедр и великодушен, а ведь у вас три дочери, для которых следует найти порядочных супругов. Вы вдова и не опозорите мужа или его семью в отличие от распутных сестер Бекингема. Генрих Тюдор известен тем, что никогда не забывает оказанного ему одолжения.
— Вы рассуждаете так, словно всю жизнь имели дело со шлюхами, кузен, — рассердилась Розамунда.
Томас Болтон рассмеялся.
— Но вы же не девушка, — напомнил он.
— Бесстыдник! — с усмешкой упрекнула она.
— А вы? Хотели бы, пусть и ненадолго, лишиться стыда? — парировал он.
— Да! — воскликнула Розамунда, к его удивлению. Да! Всю свою жизнь я делала, как мне ведено, даже если это было против моей воли. Все же меня терзают угрызения совести, ведь я люблю королеву!
— В этом деле ваша совесть всегда будет беспокоить вас, дорогая, — мудро заметил он, — но, боюсь, тут ничего не поделаешь. Генриху Тюдору не следовало жениться на принцессе Арагонской. Ему стоило немного выждать, но она была под рукой, а он всегда отличался нетерпением. Зря отец предназначал его для церкви. Из Генриха никогда бы не вышел хороший священник.
— Особенно при его страсти к женщинам, — заметила Розамунда. — Дело в Екатерине, или он был бы неверен любой жене? Не понимаю…
— В его натуре брать все, что он пожелает, будь это сладости или женщина, — объяснил лорд Кембридж. — А теперь, дорогая, довольно об этом. Нужно исполнять свой долг. Лучше скажите, что вы сегодня наденете?
— Зеленое шелковое платье. Оно кажется мне наиболее подходящим к случаю.
— Тогда идите и готовьтесь, — велел он, а сам остался сидеть на скамье, раздумывая над услышанным. Он понимал, что после утренней встречи король снова станет искать встреч с Розамундой. При этом он не задумается навестить ее в Болтон-Гринвиче. И скоро.
Но, судя по характеру короля, интрижка продлится самое большее до осени. Да, он уговорит Розамунду попросить у королевы разрешения вернуться во Фрайарсгейт, особенно когда двор переберется в средние графства. Тогда она может благополучно отправиться на север, в Камбрию. Так будет лучше для всех.
Лорд Кембридж решил, что поедет с кузиной. Пусть для него, сибарита, привыкшего к роскоши, Фрайарсгейт слишком прост, все же в нем царят уют и тепло. Он проведет там осень и вернется в Болтон-Хаус к Рождеству.
Определив свою жизнь на ближайшие месяцы, Томас Болтон поднялся и вернулся к себе, где стал одеваться, чтобы проводить кузину во дворец.
Несколько часов спустя родственники, уже полностью наряженные, восхищались видом друг друга. Распашная зеленая шелковая юбка Розамунды открывала нижнюю юбку, вышитую золотой нитью и крошечными жемчужинами. Широкие манжеты имели такую же отделку. Оборка почти прозрачной камизы едва виднелась в круглом вырезе корсажа, также расшитого жемчужинами. Жемчугом были украшены и широкие рукава камизы, выглядывавшие из манжет. На голове красовалась простая вуаль, прикрепленная к цветочному венку.
— Само совершенство! — восхищенно воскликнул лорд Кембридж.
— Вы тоже, кузен, — заверила Розамунда. Его белые шелковые шоссы были вышиты золотыми листьями и лозами. Короткий широкий камзол в складку из зеленого шелкового дамаста, с рукавами-буфами в разрезах удивительно ему шел. Высокий стоячий воротник его сорочки был заложен складками и чуть выступал над вырезом камзола. Огромный гульфик по последней моде был расшит драгоценными камнями и жемчугом, как и перчатки золотистого бархата. Туфли с квадратными носами, «утиный клюв», были сшиты из тончайшей черной кожи. На голове сидела зеленая шляпа с тульей из шелковой тафты, жесткими прямыми полями и страусовым пером.
Сэр Томас гордо прошелся перед кузиной, показывая стройные ноги.
— Ну? — скомандовал он.
— У меня нет слов, Том. Самый великолепный из всех ваших костюмов.
— Недаром сегодня любимый праздник короля! Ну как, дорогая кузина, идем?
Они решили пройти через калитку прямо в королевский парк. Охота закончилась весьма успешно. Несколько оленей были убиты и освежеваны. Им предстояло украсить собой пиршественный стол. Король и его компаньоны решили устроить небольшой турнир, чтобы развлечь присутствующих. Победителю предстояло выбрать майскую королеву. Розамунда с кузеном заняли места на трибунах. Она сидела с придворными дамами королевы, сэр Болтон нашел приятелей.
Бой разгорелся не на шутку. Рыцари один за другим летели с седел, пока не остались только король и Чарлз Брендон. Брендон оказался достойным противником. Раз за разом они съезжались, копья громко стучали о щиты. Но наконец конь под королем слегка споткнулся, и Брендон копьем сбил Генриха. На трибунах раздались крики. Брендон немедля слетел на землю и подбежал к повелителю. Тот с трудом встал и, смеясь, стянул шлем.
— Молодец, Чарли! — воскликнул он, честно признавая поражение. — Похоже, моя лошадь потеряла подкову, но что поделать! На турнирах все случается!
Он сделал знак конюху и велел ему позаботиться о лошади и повести ее к кузнецу, а если нужно, и к коновалу, и только потом провозгласил:
— Объявляю Чарлза Брендона победителем праздничного турнира. Теперь он обязан выбрать майскую королеву, Чарлз подошел к королевской ложе.
— Ваше величество, — обратился он к Екатерине, — не пристало мне просить вас, королеву, стать повелительницей этого праздника. Я прошу вашего позволения выбрать из ваших придворных дам.
— Я даю вам свое королевское позволение, — улыбнулась Екатерина.
— В таком случае я выбираю принцессу Мэри! — без колебаний выпалил Брендон.
Пятнадцатилетняя сестра короля выступила вперед и приняла тонкий серебряный с золотом венок майской королевы от Чарлза Брендона.
— Для меня большая честь быть вашей королевой, — прошептала она.
Король задумчиво прищурился. Мэри еще молода. И к тому же так и осталась романтичной дурочкой. У него другие планы на нее, и, несмотря на дружбу, он не хотел, чтобы Чарлз Брендон вмешивался в эти планы или кружил голову сестре. Но король благосклонно взирал на эту сцену, не желая портить праздник. Ничего, отныне он позаботится, чтобы они не оставались вдвоем.
Оглядев дам, окруживших королеву, он снова заметил прекрасную Розамунду. Как же она хороша! Настоящая английская роза.
Он с улыбкой поклонился жене и ее фрейлинам. Да, прекрасная Розамунда — настоящее тонкое лакомство для гурмана. И он намерен поиметь ее.
Розамунда ощутила, как его глаза на мгновение остановились на ней. Она не смотрела на него и притворилась, будто ничего не заметила. Что бы ни случилось, не стоит ранить королеву.
И Розамунда снова, в сотый раз за эти месяцы, пожалела, что не осталась дома, под родной крышей. Эдмунд регулярно писал ей и уверял, что все в порядке. Дочери здоровы, и ни одна, если не считать Филиппы, не скучает по матери. Овцы окотились огромным количеством ягнят. Многие принесли двойню. Такого не бывало уже десять лет. Зерно посеяно. Огороды засажены. Генри не показывался. Все идет так, как надо. Иногда ей было даже неприятно думать, что они справляются без нее.
Публика покинула трибуны, и дамы, которым предстояло танцевать вокруг майского дерева, заняли места. Заиграла музыка, и танцы начались. Каждая леди держала свою шелковую ленту. Цвета были самые разные: красный, темно-синий, зеленый, желтый, фиолетовый, розовый, небесно-голубой, сиреневый, золотой и серебряный. Десять женщин водили хоровод вокруг майского дерева. Ленты причудливо извивались в воздухе, создавая изысканный рисунок. Концы трепетали на легком ветерке. Звучала песня о майских красотах.
Наступило время пира. Поскольку погода была прекрасной, столы были накрыты прямо на газонах. Гости рассаживались на скамьях, а из кухни уже бежали слуги с блюдами и мисками. Ради сегодняшнего дня специально вырыли ямы, где на огромных вертелах жарились бычьи бока, обсыпанные каменной солью. У каждой туши стояли четверо молодых парней, вращавших вертелы. Подавались бочонки с сырыми, уже открытыми устрицами, блюда с форелью, лососем и креветками, жареная дичь, утки, каплуны и лебеди, мясные пироги с крольчатиной, дроздами и олениной, фаршированные поросята, угри в пряном соусе, блюдо из курятины, с рисом, миндалем и сахаром, артишоки, варенные в белом вине, тушеный латук, молодой горошек, хлеб, масло и несколько сортов сыра.
По традиции вся еда должна была быть зеленой, в честь праздника, но королева, несмотря на протесты короля, ничего не желала слышать. Только корки каравая, которыми пользовались вместо тарелок, были выкрашены в зеленое, и они казались просто глиняной посудой. К восторгу многих ревнителей старины, в этот день наряду с вином и элем подавали хмельной мед. Все ели с аппетитом и, когда подали десерт, набросились на него так, словно неделю голодали.
На газонах уже были установлены мишени для лучников. На этот раз состязание выиграл король. Они играли в шары, пока не спустились сумерки и стало почти невозможно различать кегли. Тогда зажгли факелы и стали танцевать под музыку, сначала цепочкой, потом по кругу. Напоследок сам король сплясал для придворных, огромными прыжками взмывая в воздух и кружа смеющуюся сестру. Та веселыми криками поощряла брата прыгнуть еще выше.
Честно говоря, никто не мог сравниться с королем Генрихом в искусстве танца!
Наконец королева удалилась, взяв с собой женщин. Она устала и знала, что король снова навестит ее в постели, ибо он ранее уже откровенно заявил о своих намерениях. Она еще не забеременела, но, хотя скорбела по усопшему сыну, стране отчаянно требовался наследник.
— Вы останетесь сегодня во дворце, Розамунда? — спросила Инее.
— Нет, моего присутствия не требуется, к тому же одно из преимуществ обитания в Гринвиче то, что дом моего кузена находится по соседству. Там у меня комната. Если вам негде спать, Инее, я могу вас приютить.
— Не стоит. Но я благодарю вас за предложение. У Марии есть своя маленькая каморка, и я проведу ночь с сестрой.
— Тогда доброй ночи, — пожелала Розамунда, покидая королевские покои. Том в это время говорил с другом короля, Уиллом Комптоном, и, заметив кузину, помахал ей рукой. Она махнула в ответ и пробежала в темный парк, откуда быстро добралась до кирпичной ограды, отделявшей дом Томаса от дворца, нащупала засов и проскользнула в сад.
Какое счастье, что здесь все устроено, как в Болтон-Хаусе!
Она не нуждается в свете, потому что и без него точно знает, куда идти.
Оказавшись дома, она поспешила наверх, где ждала Энни. Дом совершенно опустел, поскольку Том отпустил на сегодня слуг. Но Энни отказалась идти с Долл.
— Она немного легкомысленна, и я не хочу, чтобы мужчины подумали, будто я на нее похожа, — пояснила она.
Перед огнем уже стояла лохань с водой, которую наносили перед уходом лакеи. Она еще не совсем успела остыть, хотя была не такой теплой, как любила Розамунда. Все же, раздевшись и сев в лохань, она рассудила, что даже остывшая вода лучше, чем ничего. Однако она не стала медлить и, наскоро вымывшись, встала, вытерлась и надела чистую сорочку. Энни распустила волосы госпожи и взялась за щетку.
— Оставь их распущенными, — велела Розамунда.
— У вас такие прекрасные волосы! — восхитилась Энни, откладывая щетку.
Розамунда легла, и Энни добавила дров в камин.
— Хозяин велел мне и Долл покамест спать на чердаке, с другими слугами.
Так будет лучше, — согласилась Розамунда.
— Но если так, все поймут, что вы завели любовника, миледи! — откровенно выпалила девушка. — По крайней мере так Долл говорит.
— Долл слишком много болтает, — резко бросила Розамунда, завязывая ленты чепца. — И что ты ответила, Энни, на такое оскорбление?!
— Что у вас и на себя-то времени нет, потому что вы целыми днями прислуживаете королеве, не то чтобы завлечь мужчину в свою постель. Только Долл рассмеялась и ответила, что для любви всегда время найдется. Мол, мужчины, как собаки, вечно вынюхивают сучек в течке, которые могли бы задрать для них хвост.
— Долл чересчур много знает, и это добром не кончится, — со вздохом заметила Розамунда. — Где она сейчас? Ты знаешь, Энни?
— Да, — медленно протянула Энни. — Празднует с дворцовыми лакеями. И не вернется до рассвета. По крайней мере так она сказала, миледи.
Розамунда кивнула.
— В таком случае подожди возвращения лорда Кембриджа и перескажи ему все, что сообщила мне.
— О, миледи, не могу! Я и вам шепнула это только потому, что мы обе из Фрайарсгейта. Не желаю, чтобы вашу репутацию чернили Долл и ей подобные. Сердце у нее доброе, да вот только язык дурной. Она выцарапает мне глаза, если узнает, что я проговорилась.
— Именно поэтому ты и должна все объяснить моему кузену. Долл — одна из его людей, из родового поместья в Болтон-Парке. Я уверена, что тамошние жители похожи на нас, обитателей Фрайарсгейта. Долл еще молода и, возможно, слишком долго пробыла в Лондоне, в доме его милости.
Ей следует вернуться домой и немного поразмыслить о своей жизни. Передай его милости, что это я посоветовала обо всем ему поведать и предложила отослать ее домой, дабы она не попала в беду.
— Ну… — нервно пробормотала Энни.
— Мой кузен — добрый хозяин, Энни, и тебе это известно. Может, Долл пришло время выйти замуж, и он сумеет найти ей подходящего жениха. Если ее поведение выходит за рамки пристойности, лучше как можно скорее обвенчать, прежде чем она опозорит себя и уничтожит все шансы на достойное замужество, — начала было объяснять Розамунда, но вдруг осеклась и пристально взглянула на служанку. — О чем ты умолчала?
— О, миледи, — заплакала та. В этот момент послышался стук, и Розамунда велела Энни открыть дверь. В комнату вошел лорд Кембридж.
— Вы еще не спите? Превосходно! — обрадовался он. — Энни, малышка, принеси нам вина, а мы с кузиной обменяемся услышанными за день новостями.
Он с ухмылкой плюхнулся на кровать.
— Вы свежи, как луговая маргаритка, даже в этот час!
Энни поспешила наполнить небольшие кубки сладкой мадерой, и, когда поднесла их лорду Кембриджу и своей хозяйке, Розамунда объявила:
— Энни хочет кое-что сказать тебе. Говори, Энни.
— О, миледи, неужели я и впрямь должна… — всхлипывала служанка, не вытирая катившихся слез, но когда Розамунда строго кивнула, едва слышно пролепетала:
— Это насчет Долл, милорд.
Запинаясь и заикаясь, она повторила свой рассказ.
— Все в порядке, Энни, — успокоил ее лорд Кембридж. — Я знаю, что ты не сплетница и всего лишь пытаешься защитить свою хозяйку. Однако я и без того хотел завтра же утром отослать Долл в Болтон-Парк. Мистрис Гринлиф пожаловалась мне на ее выходки, и, к сожалению, сегодня мне пришлось собственными глазами увидеть, что она вытворяет. Ее судьба уже была решена, так что беги спать и ни о чем не волнуйся. Ты не виновата в ее грехах. Мистрис Гринлиф всегда считала, что девчонке рано было приезжать в Лондон. Возможно, ей пора выйти замуж и остепениться. Племянник мистрис Гринлиф, кузнец, недавно овдовел. Он крепкий парень и сможет справиться с такой резвушкой, как Долл. Уверяю, у нее не останется времени на подобные проделки. У кузнеца семеро детей, старшему из которых еще нет и десяти, и он требует, чтобы ровно в полдень в кузницу приносили плотный обед, а по вечерам на столе стоял такой же ужин. Да, учитывая то, чему я сегодня был свидетелем, это наилучшее решение.
— Но что вы видели? — полюбопытствовала Розамунда.
— А ты знаешь, Энни? — спросил Томас.
— Да, милорд.
— Тогда говори ты.
— Долл задирает юбки перед парнями, — начала Энни. — Но делает это не даром. Полпенни за то, чтобы посмотреть, пенни, чтобы потрогать или пощупать груди.
Бедняжка Энни, с трудом выговорив все это, залилась краской до самых корней волос. Лорд Кембридж взревел от смеха.
— Именно это я и наблюдал. Ничего не скажешь, девочка не прочь поразвлечься! Ну что же, кузнец — парень горячий и найдет ей занятие и в постели, и вне спальни. А теперь иди, Энни. И если Долл перед отъездом начнет жаловаться, скажи, что я сам узрел, на что она способна, и был просто потрясен!
Он снова ухмыльнулся. Энни присела и покинула комнату. Дверь тихо захлопнулась. Лорд Кембридж поднялся, выглянул в коридор, дабы убедиться, что там никого нет, вернулся и снова сел на край кровати.
— Вечером король перемолвился со мной словечком, — начал он. — И велел держать садовую калитку открытой, а рядом оставить зажженный светильник. Ты поняла, Розамунда?
Она кивнула:
— Проклятие, Том, сегодня он навещает королеву! А : потом придет ко мне?
— Король — человек долга, Розамунда, — сухо обронил кузен. — Сначала он исполнит свои обязанности и только потом станет искать наслаждений. Помни, дорогая девочка, ты должна быть крайне осторожна, ради всех нас, а особенно ради себя. Ты не первая, с кем забавлялся король после того, как принес священные обеты верности, и вряд ли окажешься последней. Король — человек чувственный.
Какая жалость, что его интересы распространяются исключительно на женщин! Это спасло бы его от многих затруднений.
— Том, мне следовало бы смеяться, но, кажется, вы вовсе не шутите! — вымолвила Розамунда, удивляясь себе самой.
— Доброй ночи, дорогая, — пожелал он вместо ответа и направился к выходу.
«Усну ли я? — гадала про себя Розамунда. — Смогу ли уснуть?»
Она закрыла глаза. Осмотрительность. Придется попрактиковаться в этом тонком искусстве. И она должна бодрствовать всю ночь в ожидании короля. А вдруг что-то ему помешает? Тогда утром она на ногах держаться не сможет и все-таки будет обязана встать и прислуживать королеве. У Екатерины вошло в привычку диктовать личные письма не официальным секретарям, а Розамунде, под тем предлогом, что женский почерк в подобных случаях куда приятнее мужского. Розамунда понимала, что королеве это крайне удобно, но так продолжаться не может! Ей нужно домой, и предложение Тома покинуть двор летом, во время поездки по стране, пришлось по душе. Придется попросить совета у Инее. Пусть найдет ей замену. Наверняка среди фрейлин королевы найдется одна с разборчивым почерком.
Да, она рвется домой, хотя вынуждена признать, что для простой сельской девушки это приключение было на редкость волнующим, не то что в первый раз. О, сколько всего расскажет она своим девочкам! А связи, которые она приобрела, могут оказаться крайне полезными в будущем.
Она не намерена наблюдать, как ее дочери идут к алтарю с потомками Генри Болтона или ему подобных! Нет, она хочет притока свежей крови в жилы Болтонов, чтобы придать им новые силы. До своего визита ко двору она никогда не думала ни о чем подобном. А ее кузен, Том Болтон? Тот не раз намекал, что она и ее дочери когда-нибудь станут его наследницами. Что за поразительный оборот судьбы! Всего год назад она не знала о существовании Томаса и довольствовалась участью жены сэра Оуэна Мередита и матери его малышек.
Но Оуэн ушел.
«Почему?» — безмолвно спросила она в тысячный раз за эти несколько месяцев, зная, что ответа все равно не получит.
Веки ее наконец отяжелели, и она заснула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Часть II

Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Часть III

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Эпилог

Ваши комментарии
к роману Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрис



это начало всех осиальных романов о розамунде болтон и ее семье очень красочный читайте и наслаждайтесь как это сделала я спасибо писательнице вы как всегда привзошли все ожидания
Розамунда, любовница короля - Смолл Бертрисэля
4.01.2012, 21.01





Обожаю эту писательницу)))) её романы все до одного изумительные)))
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисОлеся
21.04.2012, 16.01





По образованию я учитель истории. Очень люблю читать исторические романы. Этот роман мне тоже понравился. Однако описание сексуальных утех героев считаю чужеродными в историческом романе-они больше подходят для пошлого бульварного чтива, и портят общее впечатление от романа.
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисЛидия
26.02.2014, 12.16





Уважаемая Лидия, чтобы среди истории не попадались Вам сцены сексуальных утех, Вам надо найти в интернете раздел "Исторические романы", а не "Любовно-исторические романы", как в данном случае... Здесь определение "любовно" даже стоит на первом месте и этим всё сказано...
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисМарина
4.11.2014, 15.43





Какой-то роман без конца! Или я что-то не понимаю?
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисМарина
4.11.2014, 21.53





Понравился.Очень.Насыщенный,яркий.Много страсти,приключений. Сейчас же начну читать продолжение.Не терпиться узнать чем закончиться серия романов про прекрасную Розу.Читайте не пожалеете.
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисОльга
24.04.2015, 9.11





а где начало и где концовка?
Розамунда, любовница короля - Смолл БертрисБота
18.08.2015, 18.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100