Читать онлайн Околдованная, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.49 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Околдованная - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Околдованная - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Околдованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Король с трудом сдерживал возбуждение. Он впервые приехал в Шенонсо, и строгая красота замка поразила его. Людовик не особенно любил Париж, а после того, что случилось в феврале, просто возненавидел город и его жителей, особенно архиепископа. Впрочем, к дядьям и кузенам он тоже не питал привязанности. Ничего, еще несколько месяцев, и он вступит в свои права. Странно, почему отец завещал короновать его именно в тринадцать лет? Возможно, знал, с какими трудностями придется столкнуться сыну, и не хотел искушать судьбу.
Неделя. Это все, что позволил дядя Гастон. Людовику хотелось ездить верхом, охотиться, но вместо этого пришлось стоять и вежливо улыбаться, приветствуя нескончаемый поток дворян, откровенно восхищенных прибытием его величества. Какая скука!
Мальчик улыбался, протягивая руку для очередного поцелуя. Когда-нибудь он выстроит дворец, где будут жить все придворные, чтобы он смог следить за ними и не давать им воли. Больше он не допустит предательских заговоров и постоянных междоусобиц!
— Сын мой, — прошептала королева, — обратите внимание вон на ту женщину, которая приехала выразить вам свое почтение.
Молодой король воззрился на темноволосую красавицу, выступившую вперед и низко опустившуюся в изящном придворном реверансе. За ее спиной стоял мужчина в невиданных одеяниях.
— Это вдовствующая герцогиня Гленкирк. Госпожа герцогиня — дочь Великого Могола, хотя много лет прожила в Шотландии. Она приехала в свой замок Бель-Флер, чтобы без помех предаться скорби по усопшему супругу, который погиб, защищая права на трон твоего кузена Карла.
Вместо того чтобы протянуть руку для поцелуя, Людовик сам поцеловал пальцы герцогини.
— Как мило с вашей стороны навестить меня, мадам, — проговорил он, оглядывая ее своими красивыми темными глазами. Даже траурное платье было безупречного покроя. Темно-синий шелк красиво облегал стройную фигуру, воротник из кремового кружева выгодно оттенял белую, без единой морщинки кожу. Черные волосы с двумя серебряными полосками на висках были уложены в простой узел.
— Ваше доброе расположение — большая честь для меня, ваше величество. Надеюсь, вы позволите преподнести вашему величеству небольшой знак моей преданности?
Король кивнул. Глаза его загорелись любопытством. Подарка он не ожидал.
Адали вручил хозяйке небольшую шкатулку черного дерева, окованную золотом. Жасмин откинула крышку и поднесла шкатулку королю. Внутри на черном бархате лежал овальный бриллиант невероятных размеров. Людовик, не сдержавшись, громко ахнул. Такого идеального камня бледно-желтой окраски ему еще не приходилось видеть.
— Он называется тигровым глазом, ваше величество. Его подарил мне мой первый муж, принц Джамал-хан Кашмирский, — пояснила Жасмин. — Надеюсь, он вам понравился.
Такой цвет крайне редко встречается.
Король взял шкатулку и стал внимательно рассматривать алмаз. С близкого расстояния он казался еще великолепнее.
— Мадам, я впервые получаю столь чудесный подарок.
Тысяча благодарностей.
Он закрыл шкатулку и, передав ее одному из слуг, обратил взор на Адали.
— Кто сопровождает вас, мадам?
— Мой управляющий Адали, который служит мне с самого моего рождения, ваше величество. Его отцом был французский моряк.
Адали низко поклонился королю.
Людовик с улыбкой кивнул ему.
— Как прекрасно, мадам, иметь слугу, которому можешь полностью доверять, — с завистью заметил он.
— Адали — моя правая рука, ваше величество. Я без колебаний доверила бы ему свою жизнь, и не раз выходило так, что именно Адали спасал меня и моих детей. Но если ваше величество уделит мне еще минуту, я хотела бы представить свою дочь, леди Отем Роуз Лесли.
Отем выступила вперед и присела, как того требовал этикет. Людовик поспешно шагнул к ней и повернул ее лицом к свету, чтобы лучше разглядеть, — жестом, скорее присущим взрослому мужчине. Недаром мадам Сен-Омер утверждала, что король кажется куда старше своих лет.
— Очаровательна, — выдохнул он. — Матушка, с нас на сегодня довольно. Мы хотели бы показать мадемуазель Отем галерею. Позаботьтесь, чтобы нас никто не беспокоил. Пусть свита остается здесь. Мы желаем знать, нравится ли мадемуазель наша страна.
Он отыскал взглядом Гастона Орлеанского и приказал:
— Дядюшка, позаботьтесь о том, чтобы гости не скучали.
Надеюсь на ваше гостеприимство.
С этими словами король взял Отем под руку и увел. Потрясенная, девушка не знала, как вести себя в обществе столь высокопоставленного лица. О таких вещах она лишь слышала от матери и сестер. Значит, и она нашла свое приключение! Немного воспрянув духом, она принялась расточать направо и налево улыбки, причем особенно ослепительную сберегла для герцога де Бельфора.
— Кто он? — насторожился король.
— Поклонник, не пожелавший смириться с отказом, — пояснила Отем, удивленная тем, что может говорить.
— Значит, вы кокетка, мадемуазель? — усмехнулся король.
— Надеюсь, что никто меня так не назовет, — поспешно ответила она, боясь, что Людовик составит о ней неверное впечатление.
— Почему вы приехали во Францию?
— Моего отца убили в сражении при Данбаре. Я самая младшая в семье, и теперь, к сожалению, ни в Англии, ни в Шотландии невозможно найти подходящего супруга для девицы моего положения. Мама в трауре по отцу и решила удалиться в здешние владения, чтобы не видеть Кромвеля и его мерзких приспешников-пуритан. И разумеется, чтобы выдать меня замуж.
— И вы отвергли того господина, что пронзает вас злобным взглядом?
— Герцога де Бельфора, ваше величество. И графа де Монруа, но не маркиза д'Орвиля, — призналась Отем.
— Счастливица! Вам позволено выбирать себе спутника жизни. Или, красавица моя, это за вас сделает матушка? Меня скоро обручат с какой-нибудь принцессой, испанской или итальянской. Ожидается, что я произведу на свет наследника, и как можно скорее. Но это по крайней мере хотя бы приятная сторона брака.
— Ваше величество еще так молоды, — выпалила Отем. — Не могли же вы уже… — Сообразив, что ведет непристойные речи, она осеклась и покраснела.
— Я взял свою первую женщину в, одиннадцать лет, — поведал король, забавляясь ее смущением. — Мужчина должен искать удовольствий с самого юного возраста, если хочет научиться угождать любовницам. А вы девственны, прелесть моя?
— Д-да, — выдавила она, не зная, то ли смеяться, то ли возмущаться.
— О, в таком случае вашему будущему мужу повезло, красавица. Я еще не имел удовольствия посвящать девственниц в восторги Эроса, но, говорят, если все сделать как нужно, переживание окажется поистине восхитительным как для мужчины, так и для девицы. Сколько вам лет?
— Де… восемнадцать, — пролепетала Отем.
— Этот замок — создание Дианы де Пуатье, прелестной и самой незаурядной женщины, которую только знала Франция. Возлюбленной моего предка, Генриха II. Хотя она была на двадцать лет старше, он обожал ее и оставался верен до самой смерти. Между нами всего пять лет разницы, красавица моя.
Отем терялась в догадках, на что намекал король своей историей.
— Должно быть, Диана в самом деле была необыкновенной женщиной, — выговорила она наконец.
— Подозреваю, что и вы тоже, красавица моя, — пробормотал король, останавливаясь и прижимая ее к каменной стене галереи. Его пальцы скользнули по ее щеке. — Вы прекрасны, мадемуазель Отем, — шепнул он, дотрагиваясь кончиками пальцев до ее губ. — Поцелуйте их!
Глаза Отем потрясение распахнулись.
— Ваше величество! — ахнула она.
— Луи, — мягко поправил король и, стиснув ее в объятиях, поцеловал страстно, почти исступленно. Его язык скользнул между ее губ, пытаясь ворваться в рот.
Отем потеряла голову от страха. Этот дерзкий мальчишка был королем, и, нужно признать, подобное поведение скорее приличествовало опытному соблазнителю. Немного опомнившись, она начала сопротивляться:
— Ваше величество! Луи, пожалуйста! Я не обладаю вашим опытом, и вы меня пугаете!
Он удивленно поднял брови, продолжая ласкать ее грудь.
«Она утверждает, что невинна, но наверняка уже играла с кавалерами в любовные игры!»
Король крепче сжал сладкий холмик.
— Я хочу видеть тебя обнаженной. Ты восхитительна в своей невинности и волнуешь меня. Останься здесь со мной, Отем. Этот замок предназначен для любовников, и я буду твоим первым мужчиной!
Столь откровенно непристойные речи потрясли Отем. Собравшись с мужеством, она решительно оттолкнула короля.
— Полагаю, ваше величество шутит, иначе мне пришлось бы смертельно оскорбиться такими речами! Надеюсь, вы не предлагаете, чтобы девушка благородного происхождения и наследница огромного состояния отдала свое самое драгоценное владение, свою добродетель, ради короткой, ни к чему не обязывающей связи? Я приду в брачную постель к своему супругу чистой и непорочной. Не опозорю ни себя, ни его распутным поведением ни до, ни после нашей свадьбы, — объявила она и, положив руку на рукав шелкового камзола Людовика, умоляюще добавила:
— Ваше величество, какая-то крохотная часть моей души польщена вашим предложением, но даже это не затмит моего желания поступать, как велят правила морали…
Король вздохнул так горестно, что Отем не сдержала смешок. Людовик, ничуть не оскорбленный, усмехнулся:
— Мама одобрила бы вас, мадемуазель Отем. Впрочем, и кардинал тоже.
Он повел ее дальше по галерее, простиравшейся через всю реку Шер, с одного берега на другой. Отем чистосердечно призналась, что еще не видела места красивее.
— А вы разве живете не на берегу реки? — поинтересовался король.
— Нет, Бель-Флер расположен в миле или чуть дальше от Шер, но зато окружен с трех сторон озером. Мои французские родственники де Севили выстроили свой замок Аршамбо прямо на берегу.
— Вам нравится жить в провинции?
— О, я жила в провинции почти всю жизнь, — засмеялась Отем. — Бывала в больших городах, но так их и не полюбила. Предпочитаю жить в глуши, где можно наблюдать смену времен года.
— Те, кто живет в сельской местности, ближе к Богу, мадемуазель, — согласился король. — Я тоже терпеть не могу города. Когда я взойду на трон, оставлю Париж и выстрою большой дворец подальше от столицы. Именно там будет мой двор.
— Думаете, вашим дворянам понравится постоянно жить вдали от блеска Парижа? — усмехнулась Отем.
— У них не останется выбора. Я король. Им придется подчиняться приказам или терпеть последствия непослушания. Видите ли, мадемуазель, все эти годы смута и беспорядки были моими спутниками, а я не выношу ни того, ни другого. Придворные непрерывно переходят из лагеря в лагерь. Архиепископ Парижский постоянно сеет рознь, настраивая людей то против принцев, то против меня. Только благодаря опеке моей доброй матушки и кардинала Мазарини я доживу до коронации. Через несколько месяцев я стану монархом не только номинально, но и фактически. Не могу дождаться, когда настанет этот день! Потом я выстрою свой дворец и сделаю его самым прекрасным местом на свете. Мне не придется никого заставлять — люди сами будут рваться туда, ибо жизнь вдали от меня покажется им хуже, чем ссылка. Там, и только там, будут рождаться моды, стихи и музыка!
И вот тогда я получу полную власть над своими дворянами, мадемуазель. Беспощадно подавлю любой бунт, а те, кто не угодит мне, будут низвергнуты из рая на земле, который я создам.
— Какая прекрасная мечта! — воскликнула Отем. — А вы уже знаете, где выстроите свой дворец, Луи?
— У меня есть охотничий домик под Парижем, в местечке Версаль. Чудесный уголок! Там и будет заложен мой новый дворец. Вы приедете ко мне? Теперь я понимаю, что с вами следует соблюдать приличия.
— Даю слово, что приеду, — пообещала она. — Пусть я не люблю города, зато не прочь повеселиться.
— В таком случае скрепим уговор поцелуем, — нашелся король.
Отем погрозила ему пальцем.
— Вы ужасно порочный и нехороший мальчик, — кокетливо пропела она, но все же, сжав губы, подалась вперед.
Однако король притянул ее к себе и снова стал осыпать жгучими поцелуями. Темные глаза лукаво смеялись. Наконец он отпустил ее, раскрасневшуюся и протестующую.
— Я не умею целоваться иначе, — пояснил он.
Отем покачала головой.
— Надеюсь, вы будете править Францией так же хорошо, как целуетесь, Луи, — прошептала она.
— Ваше величество, простите мою дерзость, но вас ищет матушка, — объявил маркиз д'Орвиль, низко кланяясь. — А я тем временем провожу свою нареченную к ее родственникам.
Король наморщил лоб.
— А вы, месье…
— Жан Себастьян д'Олерон, маркиз д'Орвиль, к вашим услугам, сир.
— Вы собираетесь жениться на леди Отем?
— Да, ваше величество.
— Когда же свадьба?
— Я еще не решила, — вмешалась Отем. — Мне хотелось, чтобы сюда приехали мои братья и сестры из Англии.
— Разумеется, — кивнул король. — А ваша мать одобряет этот брак?
— Конечно, ваше величество. Я не стал бы ухаживать за леди Отем без разрешения ее матери. Порядочные люди так не поступают, — с, достоинством ответил Себастьян.
— Нам неугодно, чтобы мадемуазель Лесли выходила замуж так рано, — изрек юный король — Мы предпочли бы побыть в ее обществе, пока мы здесь, в Шенонсо, да и потом, когда двор переедет в Париж. Тем более что в столице царит смертельная скука.
— Я не собираюсь ехать в Париж, — пролепетала Отем.
— Уверен, что его величество не приглашал тебя сопровождать его, дорогая, — заверил маркиз. — Королева сначала должна договориться с твоей матушкой. Разве не так, ваше величество?
— Моя мать желает мне счастья и старается поступать так, чтобы не огорчать меня, — возразил король.
— Разумеется, — кивнул Себастьян. — Вы — монарх. Но думаю, ваша матушка сделает все возможное, чтобы уберечь вас до коронации, а без доброго кардинала, изгнанного врагами вашего величества, это весьма затруднительно. Всякие волнения ей вредны, не так ли?
— Но когда вы женитесь на мадемуазель Лесли и я потребую ее присутствия, привезете ли вы жену ко двору, месье? — спросил король.
— Только прикажите, ваше величество.
— В таком случае мы не возражаем против вашей женитьбы, — торжественно объявил король, целуя руку Отем. — А теперь я должен идти к матушке. Прощайте, моя прелестная Отем.
Он поспешно отошел, явно опасаясь недовольства матери. Отем с облегчением вздохнула. Себастьян ухмыльнулся.
— Сравнив поцелуи четырех кавалеров, вы наконец поняли, что мы предназначены друг другу?
— Да как вы посмели лгать королю, что я ваша невеста? — взорвалась Отем. — Я не обещала выйти за вас!
Она раскраснелась от возмущения и была так хороша, что у Себастьяна сладко сжалось сердце.
— Но разве не поэтому вы расстались с де Бельфором и Монруа, дорогая?
— А может, я и вас выгнать хотела! — пригрозила Отем.
— Придется поцеловать вас, чтобы привести в чувство, — лукаво обронил он, схватив ее в объятия.
Отем притворно сопротивлялась, колотя его в грудь, обтянутую темно-зеленым бархатным камзолом.
— Вы невероятно самоуверенны!
— А вы, дорогая, неотразимы, — прошептал маркиз, прежде чем накрыть ее губы своими. Отем сдалась и обвила его шею руками. Его губы оказались теплыми и нежными, и она наслаждалась поцелуем. Но когда его ладонь накрыла ее грудь, она поспешно отстранилась.
— Я видел, как он касался тебя точно так же, дорогая.
Тебе понравилось?
— Да, — выдохнула Отем.
Ее откровенность возбуждала его. Себастьян чувствовал, как восстает и твердеет его плоть.
— Господи, — простонал он, — ты не знаешь, что делаешь со мной!
— Знаю, — шепнула Отем, лаская тяжелый ком в его панталонах. — Пусть я девственна, но не невежда, месье.
Себастьян поймал маленькую руку и страстно поцеловал.
— Если я немедленно не отведу вас к вашей матушке, дорогая, вы потеряете невинность на крытом мосту-галерее через реку Шер. Я всего лишь мужчина, но не хочу поспешного соития. Когда я потребую в дар вашу девственность, хочу, чтобы ваше сердце и тело дрожали от наслаждения, которое я подарю вам. Пойдем!
Он повлек ее за собой.
— Я не сказала, что стану вашей женой! — заупрямилась Отем, быстро перебирая ногами, чтобы не отстать от него.
— Наоборот, вы сказали королю, что станете, — возразил он.
— Меня никто не посмеет принудить! — рассердилась она.
Маркиз остановился и повернулся к ней.
— Какой подвиг я должен совершить, чтобы завоевать вас, Отем Роуз Лесли? Только скажите, и я пойду на все.
Помоги мне Господь и его пресвятая мать, я люблю вас!
— Хочу, чтобы за мной ухаживали как полагается, — пропела она.
— Во имя всего святого, а что делаю я? — недоуменно пробормотал Себастьян.
— Играете в детские игры с де Бельфором и Монруа! Все время пытаетесь доказать, кто из вас лучше и достойнее. Как бы то ни было, я решила, что вы самый достойный из претендентов и можете ухаживать за мной. Когда я пойму, что именно вы станете хорошим мужем, мы назначим день свадьбы, — мило улыбнулась Отем.
— Мне следовало взять тебя и наградить ребенком! — в сердцах выпалил он. Плутовка сводила его с ума!
— Ни к чему хорошему это не привело бы, — возразила Отем. — Моя бабушка мучилась родовыми схватками, но отказывалась выйти за деда, пока тот не вернет ее собственность, которую по ошибке включили в брачный контракт.
Не сдайся мой дед, отец носил бы клеймо незаконнорожденного. Однако он оказался достаточно мудр, чтобы понять свою ошибку. Так что папа появился на свет через несколько минут после того, как священник провозгласил его родителей мужем и женой. Мы, женщины Лесли, не выносим ни малейшего давления, тем более когда с нами обращаются как с племенными кобылами или дрессируют подобно собакам. Вам следует понять это, если в самом деле хотите жениться на мне.
Себастьян невольно рассмеялся:
— Из вас никогда не выйдет доброй французской супруги, дорогая.
— Я стану вам прекрасной женой, Себастьян, — лукаво улыбнулась она. — Если, разумеется, пожелаю выйти за вас.
— Вас никогда не шлепали? — угрожающе осведомился он.
Вместо ответа Отем прильнула к нему.
— Нет, — мягко ответила она. — А когда мы поженимся, вы станете меня бить? — Ее полные губы были опасно близки и невероятно соблазнительны. — Обнажите мою попку или оставите шелковые панталоны, месье? — поинтересовалась девушка, приникая к нему всем телом. — Меня еще никогда не шлепали.
Себастьян, стиснув зубы, почти оттолкнул ее, схватил за руку и повлек в зал, где король принимал гостей.
— О, нам будет весело вместе, сердце мое, — пообещала Отем, забавляясь его гневом.
— Мадам, — обратился Себастьян к Жасмин, — я привел вашу дочь. Она едва не позволила нашему мальчику-королю, который даже в двенадцать лет известен своими пристрастиями к чувственным забавам, скомпрометировать себя. Пришлось сказать ему, что мы помолвлены. Он хотел, чтобы Отем осталась с ним, а потом отправилась в Париж. Остальное доскажет она сама. — Он взглянул на Отем, стоявшую рядом с матерью. — Завтра я заеду за вами, и мы отправимся на прогулку. Согласны, дорогая?
— Да, Себастьян, — покорно прошептала Отем, опуская ресницы.
Нагнувшись, маркиз сказал ей на ухо:
— С этого дня я стану вымачивать руку в рассоле, чтобы кожа загрубела. А вы готовьтесь к ежедневной трепке. Без панталон.
— Да, Себастьян, — повторила она, чем ужасно, его рассмешила.
Поклонившись Жасмин и ее кузинам, маркиз распрощался.
— Что произошло между тобой и королем? — не выдержала Жасмин.
— Не ожидала такого от мальчика его возраста, — удивленно протянула Отем. — Собственно говоря, ничего особенного не было. Он поцеловал меня и погладил по груди. Я мягко, но решительно поставила его на место. Мы вели дружескую беседу, когда д'Орвиль вдруг решил, что меня нужно срочно спасать. Господа вступили в словесную перепалку, потом король вернулся в зал. Ну почему мужчины подобны псам, дерущимся за кость, там, где речь идет о женщинах?
— О Господи! — нервно пробормотала Габи де Бельфор. — Надеюсь, вы с маркизом не оскорбили короля?
— Не будь дурочкой, сестрица, — нетерпеливо бросила Антуанетт. — Король, как все юноши его возраста, стремится поскорее завоевать первую женщину. Тут нет ничего дурного. Отем прекрасно вышла из положения, как всякая разумная, хорошо воспитанная девушка.
— Он сказал, что уже год назад спал с женщиной! — выпалила Отем.
Мадам Сен-Омер усмехнулась:
— Понятно. Но в этом нет его заслуги, Отем. Просто какую-то особу привели к его величеству, и, вероятнее всего, об этом позаботился кардинал, понявший чувственную натуру своего питомца. Снабжая мальчика опытными шлюхами, кардинал позволяет ему приобрести опыт и чем-то занять себя. Мазарини умен. Говорят, что королева тайно обвенчалась с ним.
— Но он сослан, — напомнила Отем.
— Уверяю тебя, временно! — заявила тетка. — Он, разумеется, вернется, когда Людовик взойдет на трон. А теперь, малышка, скажи: как целуется король?
— Сестра! — прошипела Габи де Бельфор, вспыхнув, как роза.
Но Отем рассмеялась:
— Как всякий мужчина, полагаю. Но лучше всех целуется Себастьян! У меня уже есть некоторый опыт, ведь я целовалась с четырьмя поклонниками. Однако Луи слишком напорист, словно хочет доказать что-то.
— Пожалуй, нам лучше вернуться домой, — решила Жасмин. — Мы уже выразили почтение его величеству и королеве-матери. Пока доберемся до Бель-Флер, уже стемнеет. Мне не хочется оказаться ночью на дороге.
— Вы правы, — согласилась мадам Сен-Омер. — Сейчас найду Филиппа и скажу ему… а, вот и он с мадам Делакруа.
Она тоже вдова и имеет виды на нашего брата. Смотрите, как флиртует с ним, распутница!
Она тут же ринулась спасать брата.
— Антуанетт боится, что новая жена отправит нас обратно в тесные домишки. Она предпочитает величие нашего милого Аршамбо, — пояснила Габи с необычной для нее откровенностью.
— Филипп больше не женится, — заверила Жасмин. — Слишком ему нравится вольная жизнь, а для компании у него есть сестры. Если же захочет утолить обычный мужской зуд, не сомневаюсь, что найдется немало дам, готовых его утешить.
— Вы совершенно правы, кузина, — хихикнула Габи. — Я тоже так считаю, но сестра волнуется, что кто-то вроде мадам Делакруа поймает нашего брата в сети, прежде чем тот поймет, что происходит. А Филипп, как благородный человек, побоится ранить ее чувства. Поэтому Антуанетт так его оберегает.
Адали вышел первым, желая удостовериться, что экипажи стоят во дворе. За ним последовали женщины.
Пока он помогал мадам де Бельфор сесть в экипаж, к родным присоединились граф де Севиль и мадам Сен-Омер.
Только тогда Адали уселся в карету вместе с госпожой и Отем.
Кучер взмахнул кнутом, и лошади помчались по идущей вдоль реки Шер дороге.
Когда они прибыли в замок, Отем велела Лили приготовить назавтра костюм для верховой езды.
— Маркиз приезжает! — сообщила она горничной. — Он будет ухаживать за мной, а потом мы поженимся.
— Не понимаю, почему вы так долго тянули! — не сдержалась Лили. — Давно могли бы все решить. Сразу видно, что он самим Богом предназначен для вас. Мы так боялись, что вы его отвергнете!
— Просто я хотела, чтобы за мной ухаживали, как за обычной девушкой Трое поклонников одновременно — так забавно! А они только и делали, что ссорились из-за меня, совершенно забывая о предмете споров — Ну, теперь-то о вас не забудут! — заверила Лили — Этот лягушатник, которого вы выбрали, совсем не мальчишка. Когда он смотрит на вас, его глаза горят. Не зря говорят, что французы — самые пылкие любовники!
Отем слегка шлепнула хихикающую Лили.
— Вряд ли маме понравятся такие речи, да и Торамалли тоже рассердится. Похоже, выучив французский, ты приобрела немалый опыт, Лили, и не столько от отца Бернара, сколько от лакея Марка.
У Лили хватило совести покраснеть, и Отем рассмеялась.
— О, миледи, вы ужасно испорченны!
Вечером мать с дочерью уселись у огня. Обе были облачены в стеганые бархатные халаты и подбитые мехом домашние туфельки. Они поужинали хлебом с сыром, как часто делали, когда Отем была маленькой. На десерт подали сладкое золотистое вино и последние зимние груши, плавающие в меду.
— Хорошо бы, чтобы так продолжалось вечно, — вздохнула Отем. — Здесь так спокойно, и никаких забот…
— Тебе девятнадцать. Давно пора вырасти, — урезонила Жасмин. — Мы с отцом чересчур оберегали тебя.
— Но меня это не огорчало, мама!
— Разумеется, — согласилась мать. — А теперь объясни, откуда вдруг это внезапное нежелание взрослеть? Очевидно, дело в Себастьяне. У тебя появились сомнения? Ты ведь знаешь, выбор за тобой. Если решишь, что он неподходящий муж, я не стану спорить.
— Замужество — слишком важный шаг, — задумчиво проговорила Отем.
Жасмин нежно погладила ее волосы цвета красного дерева, словно дочь была еще совсем маленькой.
— Не стоит мучиться тяжелыми мыслями. Вспомни, что ты влюблена в маркиза, представь, каково это — стать его возлюбленной. Это самое главное, Отем. Только когда ты поймешь, что не сможешь жить без него, что хочешь провести всю свою жизнь с ним, иметь от него детей, тогда тебе станут понятны долг и обязанности жены.
— Но что такое любовь, мама? Настоящая любовь? И как распознать ее? Я чувствую себя такой глупой, задавая подобные вопросы… О, я видела, как вы с папой смотрели друг на друга! Но не уверена, испытываю ли сама нечто подобное.
Что, если я обманусь в Себастьяне? Что, если он вовсе не тот, кто мне нужен? Я попаду в ловушку, мама!
— Не могу объяснить, что такое любовь, детка. Скажу одно: ты узнаешь ее, когда найдешь. Как нашла я. Как нашли твои сестры. Или ты боишься маркиза?
— Нет, — покачала головой Отем. — Мне он нравится, но раздражает своим высокомерием.
— Просто он влюблен и боится потерять тебя! — засмеялась Жасмин. — Поэтому и надел маску мужского превосходства, что, согласна, кого хочешь приведет в бешенство. Все мужчины таковы, даже твой отец. Как по-твоему, почему я сбежала, когда король приказал нам обвенчаться? Да потому, что Джемми был совершенно невыносим и не хотел считаться с моими желаниями. Он, Джеймс Лесли, граф Гленкирк, выполнял свой долг как преданный слуга его величества! О, я была вне себя! Не знала, любит ли он меня или женится по монаршему повелению. Хочет ли видеть меня, своей женой, или желание получить опекунство над побочным сыном Стюарта сильнее всех остальных соображений? Он даже не позаботился что-то мне объяснить! Заявил только, что я должна назначить день и он приедет. Не слишком для меня лестно, ты не находишь?
— А что за скандал, о котором боятся упоминать в семье? — со смешком спросила Отем. — Тот, который коснулся тебя и папы?
— Я понимаю, о чем ты, — кивнула Жасмин. — Пора тебе узнать, в чем дело. Вскоре после того как я вернулась из Индии и жила с бабушкой и дедом де Мариско, дядя Робин давал свой знаменитый праздник в честь Двенадцатой ночи.
Твой отец, его ближайший друг, гостил в Линмут-Хаус. Моя сводная сестра Сибилла решила стать следующей графиней Гленкирк, но Джемми терпеть ее не мог. В ту ночь мы с ним, оба вдовцы, решили, что нуждаемся в утешении, и как-то незаметно оказались в постели. Нас застали. Джемми не спешил делать предложение, и мой отчим потребовал, чтобы он женился. Но прежде чем Джемми успел ответить, я сказала, что не стану его женой за все золото мира. Что тут началось!
Дед с бабкой немедленно устроили мой брак с Роуэном Лин-. дли. Я, не подозревая, что Джемми влюбился в меня, нашла счастье во втором замужестве. Поэтому когда после убийства Роуэна король обручил меня с Джемми, я и не подозревала о его чувствах. Просто хотела быть любимой, потому что до этого познала любовь троих прекрасных мужчин и знала, что супружество без любви будет невыносимо тоскливым по сравнению с моими прошлыми романами.
— Но ты все же полюбила папу? — спросила Отем.
— Да, наверное, с той самой ночи. Просто старалась не думать о своих чувствах, решив, что они ни к чему не приведут. Как же я ошибалась!
— Но все это не объясняет, что такое любовь, — вздохнула Отем.
— Этого тебе никто не объяснит, дочь моя. Сама узнаешь, когда придет время. Поверь мне, иначе быть не может, — заверила Жасмин и, погладив дочь по плечу, велела:
— А теперь иди к себе и постарайся поспать. Держу пари, что маркиз заявится на рассвете. Теперь, когда поле битвы осталось за ним, он сделает все, чтобы взять тебя штурмом и как можно скорее затащить в постель.
Отем наклонилась, чтобы поцеловать мать.
— Доброй ночи, мама, — прошептала она и поднялась наверх.
Лили, едва ее голова коснулась подушки, заснула как убитая. Отем же не могла глаз сомкнуть. Она расспрашивала мать о любви, надеясь услышать ясный и точный ответ. Как же получилось, что даже матушка не в силах сказать ничего определенного? Неужели это то самое ощущение, которое пронзило ее, когда она впервые встретила взгляд Себастьяна у ручья? Отем убеждала мать, что не боится маркиза. Это правда. Она страшилась непонятных, незнакомых, смущающих чувств, которые он пробуждал в ней.
Отем встала с постели и подошла к окну. Серебристый лунный свет проложил длинную дорожку поперек озера. Отем по-прежнему не понимала, что творится в ее душе. Вероятно, поэтому она держала Себастьяна на расстоянии, одновременно поощряя графа де Монруа и герцога де Бельфора. Совсем как ребенок перед грудами сластей. Какую выбрать? И хочет ли она вообще что-то пробовать?
«Почему все это так сложно для меня? Индия знала, кто ее истинная любовь. Фортейн, если верить рассказам, тоже полюбила с первого взгляда. Но все это было еще до моего рождения. Что со мной творится? Может, Себастьян не тот, кто мне нужен? Но как же он красив, и как бьется мое сердце при встрече с ним!»
Отем тихонько усмехнулась.
Он взревновал, когда король дерзко ласкал ее! И, осознав это, Отем вдруг ощутила глубочайшее удовлетворение.
Вернувшись в кровать, она укрылась одеялом и закрыла глаза.
Утром она непривычно долго занималась своим туалетом.
Зеленые бриджи из тонкой шерсти были тщательно почищены.
Лили пожаловалась, что еще немного, и они залоснятся. Только тогда Отем натянула их поверх шелковых панталон. Под белой шелковой сорочкой она носила белый фланелевый жилет, вырез которого был зашнурован бледно-голубой лентой. Отем сунула ноги в шерстяных носках в высокие кожаные сапожки для верховой езды и, усевшись, попросила Лили расплести ей косу, расчесать волосы и снова заплести. Потом накинула кожаную безрукавку, застегнула костяные с серебром пуговицы и взяла у служанки перчатки.
Дверь спальни открылась, и на пороге появилась мать.
— Его еще нет, а мы должны идти к ранней мессе, — сказала она. — Отец Бернар огорчится, если ты не исполнишь своего долга перед Господом.
Отем, не споря, спустилась вниз.
После мессы они направились в зал, где был накрыт завтрак. Себастьян уже ждал их. Сердце девушки радостно забилось.
— Не присоединитесь к нам, Себастьян? — пригласила Жасмин, видя, что дочь напрочь забыла о хороших манерах.
— Я думал, вы уже поели, — удивился он.
— Сначала месса, потом завтрак, — мягко упрекнула Жасмин. — Отем должна поесть. Зная мою дочь, могу предсказать, что она не успокоится, пока не продержит вас в полях полдня. Адали даст вам с собой хлеба, сыра и вина. Садитесь!
— Здравствуй, малышка, — тихо сказал маркиз, поднося пальцы Отем к своим губам. — Ты хорошо спала после всех приключений в Шенонсо?
— Всего лишь одно — и совсем маленькое, месье, — поправила она, отнимая руку и садясь.
— Но стало бы большим, не вмешайся я вовремя.
— Ах да, — фыркнула Отем, — спасли меня из лап похотливого двенадцатилетнего монстра!
Взяв яйцо, она стала усердно его чистить.
— Король, по слухам, уже стал отцом, — нахмурился Себастьян. — Какая-то из его шлюх родила бастарда.
— Даже он не опустился бы до насилия, месье, — недовольно процедила Отем. — Подумаешь, поцелуй, короткое прикосновение! Я вполне могла сама поставить его на место.
Интересно, спросил ли король у матери, почему она вдруг стала его искать?
Деланно улыбнувшись, Отем посолила яйцо.
— Тем не менее, — вмешалась Жасмин, — я довольна, что Себастьян последовал за тобой и был рядом на случай, если бы вдруг тебе понадобилась помощь. — И, протянув маркизу серебряное филигранное блюдо, предложила:
— Не хотите ли яйцо, месье? Попробуйте его вместе с превосходной дижонской горчицей. Вина? Или подать чай, прекрасный горячий напиток с моей родины? Фамильная торговая компания импортирует его из Индии. Он входит в моду и гораздо вкуснее испанского шоколада или турецкого кофе.
— Мадам так великодушна, — пробормотал маркиз. — Может, мне следовало бы ухаживать не за вашей дочерью, а за вами?
— Вы мне льстите, маркиз! — от души расхохоталась Жасмин. — Должна сказать, что не ищу нового мужа. Зятя — возможно, но только не супруга!
Отем слушала их болтовню и раздражалась все больше. В мрачном молчании она доела яйцо с кусочком намазанного маслом хлеба и допила чай.
— Я готова, — объявила она, вставая, и гордо направилась к выходу.
Маркиз вскочил, наспех поклонился Жасмин и бросился за девушкой. Герцогиня только головой покачала.
— Адали, — приказала она, — скажи Рыжему Хью, что сегодня он может остаться дома. Не стоит сопровождать Отем.
Поспеши!
Адали проворно выбежал из зала. Для своего возраста он был удивительно легок на ногу.
Тем временем Отем вскочила на коня, ловко подхватила поводья затянутой в перчатку рукой, слегка тронула бока Нуара каблуками и выехала на каменный мостик. Маркиз оглянулся, ища глазами Рыжего Хью, но шотландца нигде не было видно.
Рядом возник Адали и, поклонившись, сообщил:
— Мы доверяем вам молодую госпожу, месье. Не обманите этого доверия.
Маркиз кивнул, сел в седло и помчался догонять девушку. Она ехала по лесной тропинке и к тому времени, когда Себастьян оказался в лесу, уже пересекала ручей, у которого они встретились впервые. Благополучно перебравшись на другую сторону, Отем повернулась и торжествующе улыбнулась маркизу. Потом снова продолжала путь, пока не набрела на солнечную открытую поляну.
Остановившись, она подождала Себастьяна и, когда он поравнялся с ней, пожурила:
— Вы слишком медлили! Где Рыжий Хью?
— Мне сказали, что сегодня он не присоединится к нам.
Вы отданы под мою опеку, — с ухмылкой объявил маркиз.
Отем внезапно развеселилась. Вся тоска и досада развеялись под ярким солнышком.
— Вы храбрый человек, если решились взять на себя такую обузу, — отпарировала она. — Это ваши земли? Помню, вы сказали мне в день первой встречи, что земли на другом берегу ручья принадлежат маркизу д'Орвиль. Но ведь ваш дом находится к югу от Аршамбо! Как это может быть?
— Мой замок и виноградники действительно на юге, но владения простираются куда дальше за Аршамбо. Даже эти земли когда-то принадлежали моей семье. Они были подарены второму сыну д'Олеронов. У нас общий с де Севилями предок — Люсьен Галлус Сабинус. Легенда гласит, что он был вождем племени и союзником римлян. За свою преданность получил римское гражданство и имя. Его поместья были поделены в восьмом веке. Дело в том, что в семействе родилось всего двое детей, сыновья, и за младшего согласилась выйти богатая и знатная невеста — при условии, что родители выделят ему значительную долю своего имущества. Я происхожу от старшего сына, поэтому мое поместье значительно обширнее.
— Сабинус. Себастьян. У вас даже имена общие!
— Ты знаешь латынь? — удивился он.
— Я образованная женщина, Себастьян. Говорю на английском, французском и итальянском. Изучала греческий и латынь. Умею читать, писать, считать, знаю географию, логику и историю многих государств, особенно Индии, родины моей матери. Я родилась в Ирландии. Крещена по католическому и протестантскому обрядам. Это длинная и сложная повесть, которую я когда-нибудь расскажу. Благодаря своему воспитанию я придерживаюсь широких взглядов. Сейчас изучаю катехизис с отцом Бернаром и стараюсь его не расстраивать. Он довольно узколобый, как большинство священников, и не слишком умен, но добр и благочестив.
В этот момент Отем казалась такой по-детски искренней, что Себастьян рассмеялся.
— Даже сейчас видно, что из тебя никогда не получится идеальная французская жена, — объявил он. — Но никакой другой девушки я не пожелаю себе в супруги. Ты не отпугнешь меня своей откровенностью!
— Я — самая младшая в семье, — продолжала Отем, — и родилась, когда отец с матерью уже думали, что не могут иметь детей. Мама сначала даже не поняла, что носит ребенка, и посчитала, что это начались ее бесплодные годы. Когда же обнаружилось, что ее связь с луной прервалась не навсегда, а на время, родители даже не сумели вернуться в Гленкирк, и пришлось жить в Ирландии до моего рождения. У меня пять братьев: два герцога, один маркиз, а младшие — всего лишь бароны. Старшая сестра, Индия, — графиня Окстон. Средняя, Фортейн, которую я не помню, живет в Новом Свете со своим мужем. Фортейн могла бы получить богатое поместье в Ольстере, но влюбилась не в того брата. Зато человек он прекрасный.
— Еще одна длинная история, которую лучше услышать в другое время, — заметил маркиз.
Отем с улыбкой кивнула.
— Скажи, ты хотела подшутить, когда сказала, что твоя мать пережила трех мужей и любовника-принца? И что у обеих бабушек было по два мужа, а одна к тому же была возлюбленной короля и попала в турецкий гарем? И что прабабка была замужем шесть раз, а уж любовников меняла без счету?
— Нет, все правда, — коротко ответила Отем.
— Я спрошу твою матушку, — пригрозил Себастьян.
— Ради Бога, месье, никто вам не препятствует, но я никогда не лгу. На этот раз я разрешаю проверить правдивость моих слов, потому что рассказ мой действительно похож на вымысел. Но если вы вздумаете сделать это вторично, предупреждаю, что немедленно покину, вас, даже если мы уже будем женаты! Теперь, когда вы знаете обо мне все, я жду такой же исповеди.
— Я родился и вырос в Шермоне и никогда отсюда не уезжал. Моя сестра — монахиня, а родители умерли. Я ужасно скучный и неинтересный человек, Отем, и тебе лучше это знать до того, как мы поженимся. Я питаю страсть к трем вещам: к своим землям, к своему вину и к тебе. Обещаю никогда не обманывать тебя и баловать так, как не баловали ни одну женщину на свете. Буду обожать детей, которых ты мне подаришь. Сумеешь ли ты вести такую спокойную, ничем не примечательную жизнь?
— Мое существование никогда не было иным. Мой дом, Гленкирк, находится в шотландских горах. Иногда я проводила лето с мамой в Англии, но никогда не была в Лондоне и даже в Эдинбурге. Меня воспитывали вдали от светского общества. Надеюсь, когда у нас будет несколько детей, вы отвезете меня ко двору. Король собирается выстроить великолепный дворец в Версале. Я бы хотела увидеть его, Себастьян. Вы исполните мое желание?
— Но в таком случае тебе придется выйти за меня замуж, — рассудил маркиз. — Означает ли это, что ты согласна?
— Разумеется, — кивнула Отем. — Иначе разве позволила бы я тебе ухаживать за мной? Отказала бы де Бельфору и Ги?
Не считаешь же ты меня бессердечной кокеткой, чья цель — разбивать сердца? Ох уж эти мужчины! Ну почему вам так трудно все растолковать?
— Значит, мы обручены? — настаивал он.
— Нет, пока ты не подаришь мне кольца, — отрезала Отем. — Вы должны открыто выразить свои намерения и публично объявить о помолвке, месье. Я не собираюсь тайно венчаться.
— А получив кольцо, ты назначишь дату свадьбы?
— Думаю… в конце лета, — мечтательно пробормотала она.
— Если я раньше не прикончу тебя, дорогая, — процедил Себастьян.
— О, тебе следует потерпеть хотя бы до того, как мы ляжем в постель, — отпарировала Отем. — Вспомни, ты сам твердил, что не стоит умирать девственницей.
Нанеся этот последний удар, она пустила коня рысью.
— Догоняй, Себастьян! Пора возвращаться в Бель-Флер и сказать маме, что мы достигли согласия.
Себастьян покачал головой. Что за плутовка! Необыкновенное создание, совсем не похожа на других девушек. Она скорее всего сведет его с ума, но другой такой нет на свете!
Он пришпорил жеребца и поскакал следом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. 3 сентября 1650 года

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АНГЛИЯ И ФРАНЦИЯ. 1650-1651 ГОДЫ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОТЕМ. 1651-1655 ГОДЫ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГОСПОЖА МАРКИЗА. 1656-1662 ГОДЫ

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Эпилог. королевский молверн. лето 1663 года

Ваши комментарии
к роману Околдованная - Смолл Бертрис



Невероятная история жизни, романтичная и в то же время трагичная. Книга просто завораживает, не дает ни единого шанса эмоциям остаться незатронутыми.
Околдованная - Смолл БертрисВиктория
19.01.2012, 17.48





Очень скучный роман,и ничего интригующего.
Околдованная - Смолл БертрисНИКА*
14.12.2012, 19.28





ПОТРЯСАЮЩЕ ВСЕГДА ВОСТОРГЕ ОТ РОМАНОВ Б. СМОЛЛ НИКОГДА ЕЕ НЕ ЗАБУДУ!!! СПАСИБО!!!
Околдованная - Смолл БертрисПОТРЯСАЮЩЕ
12.02.2013, 9.34





Я восхищаюсь ее книгами, но больше всего мне нравится Скай О'Малли, и ее история)) романы Бертрис Смолл можно читать не уставая
Околдованная - Смолл БертрисДи-
5.04.2013, 17.01





мдя...копия романа про Блейз Уиндхем...лишь с изменением имен гл.героев)
Околдованная - Смолл БертрисЛаНа
11.09.2013, 17.22





Прикольная, но немного не раскрыта тема последней любви ГГ-ни. Отличная книга на 10. Не знаю откуда такой рейтинг.
Околдованная - Смолл БертрисВеруся
7.11.2013, 22.59





Очень скучный роман, как будто писала не Смолл. Еле дочитала, самая неинтересная её книга.
Околдованная - Смолл БертрисВасяня
15.06.2015, 21.26





Tut Smoll peregnula uj sovsem s raznim zvetom zrachkov. Eto navernoe ujasno strashno. Eto je prosto urodstvo, ne ponimayu ya ee.
Околдованная - Смолл БертрисSasha
6.12.2015, 1.23





Это самая ужасная книга из всей саги. Она настолько нудная, скучная и неинтересная, что престо словами не предать. Много странных абсолютно неясных ментов. Во-первых вдруг отодвинувшееся рождением Отем (впрочем это было в этой и предыдущей книге). Очень конечно опечалила смерть Джеймса Лесли вначале. Я рыдала. И где вообще все время была Вельвет. Понятно что к тому времени она была стара, но она жила в той же Шотландии и они как бы до этого всегда общались С Жасмин. Куда делась клановая дружба? Очень порадовало воссоединение клана О'Малли в конце, потому что до этого огорчила мысль что все разбрелись и уже даже не помнят друг друга. Конечно поражает долгожительство главных героев, что было абсолютно не свойственно для того времени. И за весь роман Отем только вспомианет о тсарших сестрах, и ни разу они так и не появились. С Фортей все понятно- но Индия где была-то? То есть братцы тут активно во всем участвуют - а остальные где? Такое вуство, что это был глубоко вымученный роман.
Околдованная - Смолл БертрисЭнн
18.01.2016, 4.03





Очень порадовало в этом романе, что никого не отправили в гарем. Но поведение главной героини было конечно просто отвратительным.
Околдованная - Смолл БертрисЯ
18.01.2016, 4.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100