Читать онлайн Околдованная, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.49 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Околдованная - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Околдованная - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Околдованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Сэр Саймон Бейтс приехал один. Конь медленно одолевал посыпанную гравием подъездную аллею, ведущую к Кэдби.
Несколько дней спустя после трагедии, закончившейся гибелью герцогини Ланди, он вернулся в Королевский Молверн узнать, оправилась ли Отем от потрясения. Красота девушки задела его сердце, и он все еще не мог понять, откуда у нее нашлась отвага застрелить убийцу своей невестки.
Однако хозяев он уже не застал. В доме не было никого, кроме слуг.
— Леди Отем уехала к матери, герцогине Гленкирк, — сообщил Бекет самым учтивым тоном, спеша закрыть входную дверь перед носом незваного гостя. Но тот успел вставить в щель носок начищенного сапога.
— Куда именно?
— Не уверен, что могу объяснить вам, сэр, — ответил Бекет.
— Лжешь! Конечно, лжешь! А где твой господин и его дети? — процедил сэр Бейтс, чувствуя, что сейчас взорвется. Получить от ворот поворот! И от кого!
Простого слуги! А ведь он имеет полномочия от правительства!
— Герцогиня Гленкирк может находиться в имении своего старшего сына, маркиза Уэстли, или у старшей дочери, графини Окстон. Всех слуг уведомили, что леди Отем едет к матери. Что же до моего хозяина и его детей… представить не могу, куда они делись. Так пожелал милорд герцог. Он посчитал причиной нападения на свой дом и убийства ее светлости свое родство с королем и его семьей. А теперь, сэр, если соизволите убрать ногу… — начал Бекет, глядя прямо в темные глаза сэра Саймона.
— Какое поместье ближе? — настаивал сэр Саймон. — Кэдби или Окстон?
— Оба примерно на одинаковом расстоянии от Королевского Молверна, сэр, — неохотно ответил Бекет.
Сэр Саймон отступил, и дверь немедля захлопнулась. Но оскорбление на этот раз прошло незамеченным, ибо его мысли заняты были одной Отем Лесли. Где ее найти?
Ему было абсолютно все равно, куда сбежал герцог с детьми. Это дело правительства, а насколько ему было известно, Чарлз Фредерик Стюарт не был замешан ни в одном преступлении против государства. Гибель его жены была несчастным случаем — не более.
Вскочив в седло, он решил, что девушка скорее всего обратилась за покровительством и защитой не к зятю, а к брату. Поэтому и повернул коня к Уорвикширу.
И вот теперь, приближаясь к Кэдби, он не мог не отметить, что дом и поместье выглядят так же богато и величественно, как Королевский Молверн. Какое безумие привело его сюда? У него нет никаких прав преследовать девушку.
Кроме того, он ей не ровня… Но она околдовала его одним взглядом. Он должен знать, что она жива и здорова и когда-нибудь снова будет счастлива.
Его снова приветствовал преданный слуга. Правда, откуда-то из глубины дома немедленно появился Генри Линдли и осторожно осведомился, что привело его сюда.
— Я сэр Саймон Бейтс, — начал было он, но его немедленно оборвали:
— Я знаю, кто вы, сэр. Но чего вы хотите?
— Ваша сестра… с ней все в порядке?
Он понимал, что выглядит не лучшим образом, но язык перестал слушаться, а в голове царила звенящая пустота.
— У меня три сестры, сэр Саймон, но, полагаю, вы имеете в виду младшую, леди Отем. Она вместе с матерью скорбит о потере отца и нашей дражайшей невестки.
— Могу я увидеть ее, — дерзко спросил сэр Саймон, — чтобы еще раз извиниться за все случившееся?
Первым порывом Генри было выкинуть сэра Саймона из дома. Но он взял себя в руки. Ни к чему оскорблять человека, особенно имеющего некоторую власть. Мало ли что ему взбредет в голову! Кроме того, Отем быстро от него отделается, а завтра они с матерью уезжают.
— Я отведу вас во вдовий дом, где живет моя мать, — кивнул маркиз. — Сестра сейчас там.
Удивленный столь быстрым согласием, сэр Бейтс последовал за Генри на другой конец сада, где стоял чудесный каменный двухэтажный домик. Они вошли без стука, и маркиз окликнул мать, попросив прийти в гостиную. Вперед выступил престарелый слуга во всем белом, с невиданной шапкой на голове.
— Милорд Генри! — воскликнул он с поклоном.
— Адали, это сэр Саймон Бейтс, приехавший справиться о здоровье моей сестры, — пояснил маркиз, весело сверкнув глазами.
— Вот как, милорд, — отозвался Адали.
И тут сэр Саймон не выдержал:
— Что это у тебя на голове?
— Это называется «тюрбан», сэр, — последовал холодный ответ.
— Ты чужеземец! Я так и подумал, — догадался сэр Саймон.
— Я приехал в эту страну еще до вашего рождения, сэр, но вы правы, я действительно не здешний уроженец. Мой отец был французом, а мать — индианкой. Я поступил на службу к своей госпоже, когда ей было всего несколько дней.
А теперь позвольте мне пригласить ее светлость, милорд, — обратился он к Генри и вышел из комнаты.
— Как это ваша мать терпит в своем доме иностранца! — заметил сэр Саймон.
— Мама родилась в Индии. Ее отец был императором, — пояснил Генри, крайне раздраженный бесцеремонным допросом.
В гостиной появился Фергюс Мор-Лесли с тяжелым подносом, на котором стояли графин и кубки. Вместо ливреи на нем были темные панталоны, белая сорочка и поношенная кожаная безрукавка в тон таким же ветхим коричневым башмакам.
— Я принес виски, милорд, и вино для дам. Мне налить или вы сами? — осведомился он, ставя поднос на стол.
— Спасибо, Фергюс. Мы подождем маму и сестру, — кивнул маркиз.
— Как угодно, милорд.
— Шотландец? — воскликнул гость после его ухода. — Ваша матушка держит слуг-шотландцев?!
— Мой отчим был шотландцем, сэр Саймон, — сдержанно сообщил Генри.
— О да, разумеется, — пробормотал тот, чувствуя, что снова попал впросак. Какую глупость он сотворил, явившись сюда!
Дверь гостиной снова открылась, и порог переступили обе женщины. Герцогиня тут же подошла к сыну, нежно обняла и только потом обратила взор на Бейтса.
— Адали правильно понял тебя, Генри? Это в самом деле сэр Саймон Бейтс?
— К вашим услугам, ваша светлость! — выпалил сэр Саймон.
Глаза Жасмин Лесли прищурились.
— Я обращалась не к вам, сэр, но раз уж вы набрались наглости заговорить со мной, так и быть, выскажу все, что думаю о вас!
— Мама! — предостерегающе воскликнул Генри.
— И нечего умасливать меня, Генри! Этот человек не способен держать своих людей в руках и виноват в смерти Бесс и Смайта! Вспомни, что именно он дал моей бедной дочери оружие! Как вы посмели приехать сюда, сэр, и что вам нужно?
— Хотел убедиться, что ваша дочь здорова, ваша светлость, — пробормотал сэр Саймон. — Весьма сожалею о случившемся, но на войне и не такое бывает. Я не чудовище, мадам, и у меня тоже есть две младшие сестры.
Господи помилуй, сколько лет этой женщине? Прекрасна как богиня, а на лице почти нет морщин. Так же прелестна, как дочь, молча стоявшая рядом с матерью.
— Ваша репутация слишком хорошо известна, сэр. Говорят, именно вы приказываете убивать ни в чем не повинных людей. Вот и моя невестка стала вашей очередной жертвой! Вы приехали справиться об Отем. Неужели не видите, как она печальна? Моя дочь никогда уже не станет прежней наивной девочкой, какой была, пока ваши люди не вломились в Королевский Молверн. Вы оскорбляете нас своим появлением!
Сэр Саймон, потрясенный таким гневом, все, однако, понял.
— Вы простите меня, леди Отем? — обратился он к девушке.
— Завтра я уезжаю во Францию, — сказала Отем, словно не слыша вопроса, — и больше мне не придется увидеть ни вас, ни Англию.
— Покидаете страну? — удивился Бейтс.
— Моя мать унаследовала маленькое поместье на реке Луаре, — поспешно вмешался Генри, пока Жасмин вновь не разразилась гневной тирадой. — Здоровье моей сестры, как сами видите, пошатнулось. Ей лучше находиться подальше от всех этих несчастий.
— Откуда вы отплываете? — допытывался сэр Саймон.
— Из Харуича, — пояснил Генри.
— Я и мои люди проводим вас, ваша светлость, — вежливо предложил сэр Саймон.
— В этом нет необходимости, сэр, — сухо отказалась Жасмин.
Но тут вмешался сын:
— Думаю, это прекрасное предложение, мама. Спасибо, сэр Саймон, за вашу доброту. У меня нет своих воинов, а наемников брать я опасаюсь. Собственный эскорт вполне способен наброситься на тебя и ограбить. С сэром Саймоном вы будете в безопасности и доберетесь до Харуича живыми и с нетронутыми сундуками. Я сам поеду с вами.
— Мои люди расквартированы в замке Уорвик, милорд.
Встретимся на дороге завтра утром. Позвольте распрощаться, Он поклонился и поспешил прочь.
Едва входная дверь захлопнулась, Жасмин в гневе набросилась на сына.
— Ты с ума сошел! — воскликнула она.
— Вовсе нет, — ответила вместо него Отем. — Генри абсолютно прав. Мы не можем путешествовать одни в такое опасное время. Трудно найти сопровождение лучше, чем сэр Саймон Бейтс и его круглоголовые. Никто не посмеет к нам приблизиться! По-моему, он делает это ради меня, но как только мы доберемся до Харуича, больше я никогда с ним не встречусь. Конечно, его разбитое сердце вряд ли послужит достойным наказанием за все, что сотворили его люди, но, думаю, это лучшее, что он сможет сделать.
— Глупая ты девчонка, — покачала головой Жасмин. — Этот человек набрался дерзости посматривать в твою сторону. Слыханное ли дело!
— Напрасные усилия, — пожала плечами девушка.
— Я в самом деле собираюсь ехать с вами в Харуич, мама, — пообещал Генри. — А ты, Отем, будешь продолжать вести себя как подобает хрупкой испуганной молодой девушке. Только так ты сумеешь одурачить сэра Саймона.
— То есть, — усмехнулась Отем, — даже сэру Саймону в голову не придет соблазнять несчастную простушку. Не так ли?
— Совершенно верно, — хмыкнул Генри.
— Вы меня в могилу сведете! — Герцогиня воздела руки к небу. — Генри, налей мне этого превосходного гленкиркского виски! Мои нервы совершенно расстроены!
— О, мама, ты такая же притворщица, как я! Делаешь вид, что вот-вот в обморок упадешь! — поддразнила Отем. — Если уж ты вынесла похождения Индии и Фортейн, то я вряд ли могу вывести тебя из равновесия!
— Тогда я была куда моложе, и отец меня поддерживал, — возразила Жасмин, отпивая глоток виски с привкусом торфа. — Изумительно! Кажется, мне и в самом деле легче!
Дети дружно рассмеялись.
Вечером они собрались в парадном зале, и Жасмин изнывала от тоски, зная, что не скоро увидит старших сына и дочь. Ее невестка Розамунд пыталась утешить свекровь.
— Не печальтесь, мадам. Летом мы приедем навестить вас, если, конечно, к следующему году дела не уладятся. Я знаю, как сильно вы любите внуков. Но я уверена, что еще немного, и пуритан изгонят, а король вернется в столицу.
— Розамунд, мы уже говорили об этом, — покачал головой Генри. — Ни Кромвель, ни его сторонники не выпустят добровольно бразды правления из своих рук. Они уже убили одного короля и не задумаются разделаться со вторым, попадись он к ним в руки. Карл Второй еще не набрался сил победить врага, а английский народ хоть и жалуется, еще не досыта наелся беззаконий и вряд ли в ближайшее время поднимется на защиту монархии.
Розамунд сокрушенно вздохнула.
— Я могу лишь надеяться, что все это скоро кончится, — грустно прошептала она. — Что будет с детьми? Теперь, когда все увеселения запрещены, где могут они встретить других молодых людей их положения и состояния? Как заключать достойные браки? Генри уже одиннадцать, а я даже не смею учить его танцевать из опасения, что слуги донесут властям.
— Может, вам тоже следует переехать во Францию? — предложила Отем.
— Я не покину свой дом, — решительно возразил Генри, — и моя семья останется здесь. Мы уже давно не бывали при дворе. Если не удастся дать несколько балов, найдем другой способ заключить брачные договоры для детей, когда придет время.
Пока они все равно чересчур молоды. Рано или поздно Кромвеля свергнут, и король вернется. Ты, Розамунд, просто расстроена тем, что случилось за последние недели. Проводим маму и Отем и отправимся в Риверс-Эдж навестить твоих родителей.
Отем улыбнулась про себя. Как повезло Розамунд! Любящий муж, пятеро детей и родители живы и здоровы! Для нее ничего не изменилось, если не считать светской жизни, которой теперь просто не существует! Пуритане запретили все.
Но Кэдби ничего не угрожает, хотя уединение еще не означает безопасность, как ей теперь известно.
Но все же Розамунд не гнали из собственного дома. Не лишали привычного уклада жизни. Отем же не знает, когда вернется в родной Гленкирк.
Она взглянула на своих племянников — Генри, Джеймса и Роберта. К будущему лету они подрастут, как и их сестры.
Сумеет ли Генри привезти семью во Францию или станет держать их в Кэдби из страха потерять земли? И что будет с Королевским Молверном? Останется ли дом целым и невредимым до возвращения Чарли?
Утро выдалось ясным и холодным. Они уселись в большой удобный дормез маркиза. За экипажем следовала повозка с багажом. Во Франции их будет ждать карета, заранее купленная управляющими герцогини, вместе с упряжкой лошадей, багажной телегой, а также с верховыми конями, на случай если путешественницы захотят размяться. Наняты и новые слуги. Герцогиня ничего не упустила. Отем должна полюбить Францию, ибо скорее всего эта страна станет ее новым домом.
Жасмин не хотела, чтобы дочь связала жизнь с каким-нибудь английским дворянином в изгнании. Жасмин не доверяла никому из придворных Карла I. Да и что может предложить такой человек ее дочери? Ни дома, ни семьи, ни дохода! Жалкое существование.
Никогда! Отем выйдет за француза. Голландцы чересчур большие зануды, да и скучны к тому же. Но француз всегда поймет душу девушки.
Герцогиня Гленкирк твердо верила в судьбу. Ни одному англичанину или шотландцу не удалось до сих пор привлечь внимания дочери. Значит, она встретит свою любовь во Франции.
Попрощавшись с невесткой и внуками. Жасмин села в экипаж вместе со служанками Роханой и Торамалли и горничной Отем Лили. Муж Торамалли Фергюс будет править багажной повозкой. Рыжий Хью, капитан личной стражи Жасмин, уже отправился во Францию готовиться к приезду госпожи. Они встретятся теперь по другую сторону Ла-Манша.
— Я напишу тебе, как только мы окажемся в Бель-Флер, дорогая, — пообещала она Розамунд. — Повеселись в Риверс-Эдж, но потом старайся не покидать дома и присматривай за детьми. Передай привет своим родителям.
Нежно-голубые глаза женщины наполнились слезами.
— Жаль, что вы не сможете остаться. Но вдовий дом всегда будет ждать вас.
— Это утешает, дорогая, — кивнула Жасмин, закрывая окошко. Карета покатилась по аллее и свернула на большую дорогу.
Неподалеку от замка к ним присоединился сэр Бейтс со своими солдатами. Капитан круглоголовых осадил коня рядом с жеребцом маркиза Уэстли.
— Доброе утро, милорд. Какую часть пути намереваетесь проехать с нами? — вежливо спросил он.
— Я провожу мать и сестру до самого Харуича, — не менее учтиво пояснил тот. — Видите ли, мне тяжело расставаться с ними. Бог знает когда мы еще встретимся.
— Понимаю, милорд. О, миледи Отем, доброе утро. Надеюсь, вы здоровы.
— Доброе утро, — жизнерадостно откликнулась Отем. — Представляете, мама говорит, что мне придется выйти за француза, а я еще в жизни не встречала ни одного! А вы, сэр Саймон? Они такие же, как мы? Жаль, что мне не придется вернуться домой, в Шотландию, но папа умер, и больше там нечего делать. Мама очень расстраивается при упоминании о нем и Гленкирке.
— В Королевском Молверне леди Отем показалась мне совсем иной, — тихо заметил Бейтс маркизу. — Вела себя так отважно и храбро, а теперь ее словно подменили.
— Она держалась до тех пор, пока не увидела мать, а потом разразилась рыданиями, оплакивая то ли отца, то ли Бесс, то ли обоих вместе. С тех пор она словно вновь стала ребенком, но мы надеемся, что бедняжка вновь придет в себя, когда окажется в мамином замке, где царят мир и покой, — со вздохом признался Генри и устремил взгляд вперед, словно предупреждая дальнейшие расспросы.
Отем прилагала все усилия, чтобы не расхохотаться. Ей было почти жаль сэра Саймона, но, зная его репутацию чудовища, она решила вести игру до конца. Кроме того, она получала некоторое удовлетворение, видя, как он мучится угрызениями совести из-за гибели Бесс и мнимого умопомешательства ее самой.
Они ехали пять долгих дней и наконец добрались до побережья. Отем старалась держаться подальше от сэра Саймона, опасаясь выдать себя. Все же за несколько часов до отплытия он ухитрился застать ее одну.
— Надеюсь, вы будете счастливы во Франции, — начал он.
— Я была куда счастливее, пока не встретила вас! И пока не началась гражданская война и не убили моего отца! Никто и ничто не может снять тяжесть скорби с моего сердца, — честно призналась Отем.
— Вы не безумны! — облегченно вздохнул он.
— Конечно, нет, сэр, просто изнемогаю от тоски. Думаю, путешествие уже оказало свое целительное действие.
— Может, вы просто смеялись надо мной, миледи?
— Возможно, — согласилась она.
— Вы меня не любите, — пробормотал он.
— А почему я должна вас любить? — взорвалась Отем. — Это вы виновны в гибели Бесс. Это вы защищаете людей, уничтоживших мой мир и убивших законного монарха! Вы и ваши сообщники превратили Англию в темную безрадостную страну! Нет, я не люблю вас, сэр Саймон.
— А вы самая прекрасная девушка на свете, — вздохнул он, словно не замечая ее неприязни.
— Вы вожделеете меня в сердце своем, сэр, с того самого момента, как переступили порог Королевского Молверна, — " презрительно бросила Отем, — Что может знать о вожделении добродетельная девица? — с внезапно проснувшейся ревностью допытывался он.
Как может она быть целомудренной, смело обсуждая подобные вещи?
" Неужели я так наивна, что не способна видеть желание в глазах мужчины? — усмехнулась Отем. — Скорее уж глупы вы, если верите такому! Я ненавижу вас и вам подобных!
— Я мог бы удержать вас в Англии, — неожиданно бросил он.
— Каким это образом? — издевательски усмехнулась она.
— Вы совершили убийство, чему я был свидетелем, — зловеще изрек сэр Саймон.
— Но чем вы это докажете? Чем подтвердите свой донос?
Самое большее, что в ваших силах, — отсрочить мое путешествие. Я буду все отрицать, и даже ваши судьи-псалмопевцы в черных вороньих мантиях не поверят, что я убила человека. Я, молодая незамужняя девушка из хорошей семьи! Оружия у меня нет. Кроме того, где тело якобы убитого мной человека?
— Вы слишком умны для обыкновенной женщины, — покачал головой сэр Саймон. — И околдовали меня, Отем Лесли! Может, именно это обвинение мне и следует выдвинуть против вас. Колдовство!
— Убирайтесь ко всем чертям! — отрезала она. — Только попробуйте, и я вновь превращусь в бедную полоумную дурочку, какой казалась совсем недавно. Сегодня с вечерним приливом мы с мамой отплывем во Францию и больше никогда не увидим вас, сэр Саймон, за что я искренне благодарна небесам!
И тут, к его невероятному изумлению, девушка чуть отступила и, размахнувшись, влепила ему оглушительную пощечину.
— А это за вашу наглую самонадеянность, сэр!
Бейтс поймал ее руку и покрыл жаркими поцелуями, чем немало смутил Отем.
— Ошибаетесь, миледи, я думаю, мы еще встретимся, — тихо пообещал он и, пристально вглядевшись в ее прекрасное лицо, повернулся и исчез. Его губы оставили неприятную влагу на коже, и Отем, брезгливо поморщившись, поспешила к себе в комнату, чтобы вымыть руки. Она долго оттирала то место, которого касались его губы, гадая, сотрет ли она когда-нибудь ощущение этого поцелуя. Ее буквально корчило от омерзения.
За окном послышался конский топот: сэр Саймон и его отряд покидали Харуич. Отем с великим облегчением прислонилась к стене. Значит, все это были лишь пустые угрозы!
Он ничего не смог поделать!
Дверь распахнулась, и Жасмин хмуро уставилась на дочь.
— Сэр Саймон пришел пожелать мне доброго пути и упомянул о том, как был обрадован, узнав, что тебе намного лучше. Что он имел в виду и что ты наделала, дитя мое?
— Ничего, — покачала головой Отем. — Он выразил надежду, что я буду счастлива во Франции, и по моему ответу понял, что я больше не страдаю.
Ей вовсе не хотелось пересказывать весь разговор, особенно еще и потому, что командир круглоголовых все равно уехал.
— Капитан «Попутных ветров» сказал, что мы отплываем через час, — объявила Жасмин. — Вещи уже на борту.
Пойдем попрощаемся с Генри.
Значит, они в самом деле уезжают!
Отем вдруг обуяла нестерпимая тоска. Она едва сдерживала слезы. Маме и без того тяжело, не стоит расстраивать ее еще больше.
— Где Лили? — спросила она, вспомнив, что не видела горничную с самого утра.
— На корабле вместе с другими. Адали говорит, что она до смерти перепугана. Ты должна сделать все, чтобы ее успокоить.
— Но мы пробудем в море не так уж долго, — заметила Отем. — Что за трусиха эта Лили! Удивляюсь еще, как она решилась покинуть Гленкирк.
— И не решилась бы, если бы не ее дядя Фергюс. Он и Рыжий Хью — ее единственные родственники. Вспомни, что Фергюс и Торамалли, не имея своих детей, вырастили Лили как родную дочь. И поскольку на родине у нее не осталось жениха, она собралась с силами и согласилась поехать с нами.
Англия — одно дело, но вот Франция… Нет, она совсем не трусиха и делает все, чтобы победить страх. Лили могла бы вернуться в Гленкирк и остаться на службе у твоего брата.
Она девушка умная, хоть и немного застенчива, и видит все преимущества своей должности. Ты недостаточно хорошо ее знаешь, но Рохана и Торамалли многому научили девочку.
— Она милая, просто я скучаю по старой Мейбл, — призналась Отем.
— Знаю, но бедняжка Мейбл страдает от ревматизма и почти не может ходить. Она не вынесла бы этой поездки. Ее следовало бы заменить несколько лет назад, но я видела, как ты обожаешь свою кормилицу, да и она без тебя тосковала.
Сейчас Мейбл устроилась в своем новом домике с большим камином, который выстроил для нее твой отец. Она никогда не будет ни в чем нуждаться, но тебе должна прислуживать женщина помоложе.
— А кто были родители Лили? — заинтересовалась Отем. — О них никогда не говорят. Кем они приходились Фергюсу?
— У Фергюса и Рыжего Хью была младшая сестра, которая когда-то сбежала с лудильщиком. Бедняжка умерла, когда Лили исполнилось семь лет, и отец отослал девочку в Гленкирк, заявив, что хоть она и его дитя, он никогда не был женат на ее матери и не желает ни о ком заботиться. Рыжий Хью тоже не мог воспитывать малышку, и поскольку к тому времени стало очевидным, что у Торамалли не будет детей, она взяла Лили и воспитала как собственную дочь. Теперь тебе все известно. Я не считала нужным рассказывать тебе раньше. Пойдем, Отем. Твой брат уже гадает, куда мы пропали.
Женщины спустились во двор, где уже ожидал маркиз Уэстли. При виде матери и сестры сердце Генри болезненно сжалось, но он все же выдавил храбрую улыбку.
— Итак, — весело начал он, — вы уже готовы пуститься в приключения. Надеюсь, сестричка, тебе удастся избежать тех несчастий, которые довелось претерпеть всем твоим родственницам!
Мать метнула на него предостерегающий взгляд, но Генри бесшабашно продолжал:
— Ну, мама, не волнуйся, я ведь знаю, что ты станешь охранять Отем, как огнедышащий дракон! Да и по характеру она не похожа ни на Индию, ни на Фортейн. Такая покорная, сговорчивая девочка, верно?
— У нее просто не было таких возможностей, как у сестер, и кроме того. Генри, времена изменились.
— Миледи, госпожа, ваши накидки, — окликнула Лили, поспешно подбегая к ним. — Рохана просит прощения за то, что по ошибке привезла их на борт корабля. Боялась, что в суматохе о них забудут.
Девушка закутала герцогиню в темно-синюю бархатную накидку, подбитую бобровым мехом, и занялась Отем, старательно застегнув серебряные застежки. Затем она отступила и почтительно присела.
— Спасибо, Лили, — поблагодарила герцогиня. — Отем, попрощайся с Генри, нам пора.
Брат с сестрой расцеловались.
— Ты совсем не обязана беспрекословно подчиняться маме, — тихо проговорил Генри. — Но прислушивайся ко всему, что она скажет. Мама — женщина мудрая. Надеюсь, у тебя хватит здравого смысла, чтобы отличить хорошее о плохого. Не забывай придерживать язык, храни свою добродетель и свою репутацию. Берегись мужчин, рассыпающих тебе комплименты. Им нужны либо твое целомудрие, либо твое богатство, а может, и то и другое. Таким верить нельзя. Выходи замуж только по любви, сестричка.
Дай знать, если я понадоблюсь маме или тебе.
— Обязательно, — кивнула Отем. — И мне понадобятся твои советы, Генри. — Она еще раз поцеловала его в щеку. — Я люблю тебя, братик.
Он ответил поцелуем и сжал Отем в медвежьих объятиях.
— Благослови тебя Господь, сестрица, и до встречи.
— Напомни Чарли, чтобы берег себя, — выдохнула Отем.
Она мягко высвободилась и последовала за служанкой к ожидавшему судну.
Жасмин повернулась к старшему сыну.
— Будь осторожен, — предупредила она. — Не попади, подобно Чарли, в такую же передрягу. Попомни мои слова:
Кромвель и его злобная шайка долго не протянут.
— А ты вернешься домой, когда все будет кончено? — с надеждой спросил Генри.
Жасмин улыбнулась и подняла капюшон накидки, спасаясь от ледяного ветра.
— Не знаю, — чистосердечно ответила она. — Правда, Бель-Флер не намного больше моего вдовьего дома, но я всегда питала слабость к этому месту. Кроме того, тамошний климат мне нравится куда больше, чем английский. Однако я не говорю «никогда». Генри. Позаботься о том, чтобы меня похоронили в Гленкирке, когда придет время, а если не будет возможности, то в Королевском Молверне, рядом с прабабушкой.
— Надеюсь, вы не собираетесь скоропостижно Скончаться, мадам? — усмехнулся Генри.
— Нет, но когда-нибудь это все равно случится. Я хочу, чтобы ты все знал заранее, а если что-то перепутаешь, вернусь с того света, чтобы не дать тебе покоя!
Генри рассмеялся.
— Мама, подобной тебе нет в целом свете! — воскликнул он, целуя мать. — С Богом, родная, и пиши мне обо всем, что будет с тобой и Отем.
— Напишу, — пообещала Жасмин и, в последний раз поцеловав сына, взошла по сходням.
Маркиз Уэстли стоял на причале до тех пор, пока паруса «Попутных ветров» не исчезли из виду. Только тогда он вернулся к экипажу и приказал кучеру гнать лошадей во весь опор. Мать и сестра отплыли на одном из торговых судов, принадлежавших семье. Корабль выйдет из Северного моря в Ла-Манш, мимо Бреста через Бискайский залив к устью Луары, где женщин будет ждать карета. Капитан личной стражи герцогини уже отправился во Францию, чтобы отдать все необходимые распоряжения.
Ноябрьское море было неспокойным, хотя погода выдалась ясной. Непрерывно дул ветер с севера, наполняя паруса и подгоняя судно. Они прошли мимо Нормандских островов, обогнули Иль-д'Юссен, миновали Пойнт-Пенмарш. В тот день, когда они проплывали между Бель-Иль и Ле-Крезо, пошел дождь. Капитан Баллард подошел к большой каюте, где поселились Жасмин и Отем. Отем и Лили лежали на койках, изнуренные головокружением. Адали дремал в кресле, а Рохана вместе со своей сестрой Торамалли спокойно шили, сидя рядом с хозяйкой. Услышав тихий стук, Торамалли вскочила и подбежала к двери.
— Добрый день, ваша светлость, — поздоровался капитан. — Ее милость нездоровы?
— Небольшой приступ морской болезни, — пояснила Жасмин. — Ничего серьезного. Просто моя дочь никогда раньше не путешествовала морем. Она храбро боролась с приступами с той минуты, как взошла на борт, но сегодня все же слегла. Впрочем, думаю, все обойдется.
— Может, ей станет легче от известия о том, что к утру мы войдем в устье Луары? — с улыбкой сообщил капитан Баллард. — К концу дня доберемся до города.
— Превосходно, капитан, — кивнула Жасмин. — Я хочу поблагодарить вас за то, что сочли возможным изменить маршрут. К этому времени вы были бы уже на полпути в Мэрис-Ленд. Но когда доберетесь туда, не забудьте передать моей дочери, мистрис Девере, те письма, что я вам дала.
— Не беспокойтесь, ваша светлость. Они станут для нее прекрасным рождественским подарком, даже если эти пуритане, что правят нашей страной, не позволят праздновать Рождество Господа нашего.
Жасмин засмеялась, но все же предупредила капитана:
— Вы должны быть осторожнее, Баллард. Если злые люди услышат, вполне могут потребовать отстранить вас. Моя семья предпочитает сама вести дела и не потерпит вмешательства посторонних. Торговая компания О'Малли — Смолл процветает вот уже почти сто лет благодаря нашей осмотрительности.
— Вы правы, ваша светлость, — виновато пробормотал капитан.
— Я знаю, вы верны своему королю, — несколько смягчила упрек Жасмин. — Но в отличие от других мы никогда не осуждали чужие обычаи, и, следовательно, в вашей команде есть люди разных вероисповеданий. Вполне возможно, некоторые из них далеко не так терпимы, как мы.
Капитан снова кивнул и с поклоном удалился.
— Да, от этих пуритан никакого покоя нет, — заметила Рохана. — Не думала, что мы в свои годы снова лишимся дома.
— Но как мы найдем Бель-Флер, принцесса? — встревожилась Торамалли. — Прошло более тридцати лет с тех пор, как мы в последний раз там были. Старый Матье давно умер.
Кто присматривал за замком?
— Его внук Гийом, — пояснила Жасмин. — Он с женой Паскалиной все это время жил в Бель-Флер. Боюсь, дом покажется Отем весьма старомодным, но зато таким уютным!
Служанка весело хмыкнула, вспомнив их бегство из Англии во Францию. Потом явился герцог, женился на хозяйке и, казалось, навсегда увез ее из Бель-Флер.
Сестры-близняшки переглянулись и согласно кивнули.
Бель-Флер был прекрасным местечком и наверняка остался таковым.
К утру дождь так и не перестал, но качка почти прекратилась, и, выглянув из иллюминатора, Отем увидела, что судно уже плывет по Луаре. Сквозь пелену дождя и туман виднелась земля. Франция! Они во Франции! Скоро ее ждет веселье королевского двора. Она забудет мастера Кромвеля и его угрюмых пуритан, ненавидящих все светлое и прекрасное.
Кроме того, она чувствовала себя значительно лучше, чем накануне вечером. Даже Лили встала и, что-то весело напевая, укладывала вещи в сундук.
— Где мама? — спросила Отем у служанок.
— На палубе вместе с моим Фергюсом, — ответила Торамалли.
Отем направилась к двери.
— Минутку, миледи, — строго окликнула Торамалли. — Лили, принеси накидку госпоже. Она не должна выходить на воздух в одном платье. Погода сырая, а ветерок, пусть и слабый, все равно чересчур холодный! Она может простудиться.
Скорее, девочка! Нужно заранее предвидеть подобные вещи!
— Прости, тетя, — пробормотала Лили, поднимая зеленую бархатную накидку, подбитую бобровым мехом, и накидывая на плечи Отем. Потом тщательно застегнула все застежки и подняла капюшон, стараясь не засмеяться, поскольку Отем, стоя спиной к Торамалли, строила забавные рожицы.
— Все, миледи, — чопорно заключила Лили и, прикусив губу, чтобы не хихикнуть, вручила госпоже надушенные кожаные перчатки с шелковой подкладкой.
— Вы же не хотите, чтобы на этих прелестных ручках появились цыпки, миледи?
— Разумеется, нет! — воскликнула Отем. — Что подумает мой знатный французский лорд, кем бы он ни был?!
Лили невольно фыркнула, а Отем расхохоталась.
— Ну вы и парочка, — неодобрительно покачала головой Торамалли. — Лили, надевай накидку и живо за госпожой.
Может, ледяной воздух приведет вас в чувство!
Девушки выбрались из каюты на палубу. Торамалли укоризненно покачала головой, глядя им вслед.
— Не представляю, как это мы выдержали шестимесячное путешествие из Индии вместе с принцессой и не сошли с ума! — сказала она сестре.
— Нас с детства готовили в служанки, — спокойно заметила Рохана. — Мы были рабынями и уже этим сильно отличались от Лили. В свое время она тоже станет прекрасной горничной. И она, и ее госпожа — шотландки, и еще совсем молоды.
— Ты всегда защищаешь Лили, — упрекнула Торамалли. — Без нас она стала бы потаскушкой, как ее мамаша.
— Ты неоправданно резка, сестрица. Хитрый лудильщик воспользовался доверчивостью юной девушки. Она влюбилась. Я хорошо помню отца Лили. Он был красив и строен. Думаю, сестра Фергюса не первая, кто поверил его сладким речам.
— Не люби я так Лили, — проворчала Торамалли, — выгнала бы ее из дома.
— Не выгнала бы, — смеясь запротестовала Рохана.
— Ты права, — вздохнула сестра, — но эта девчонка сведет меня в могилу!
В середине дня «Попутные ветры» пришвартовались в Нанте, раньше, чем предсказывал капитан. Рыжий Хью уже ждал их и радостно приветствовал госпожу.
— Миледи! — воскликнул он. — Все уже готово! Правда, я думал, что вы прибудете позже и захотите переночевать здесь.
Поэтому и заказал номера в лучшей гостинице «Синий селезень». Экипаж уже стоит на пристани.
— Спасибо, Рыжий Хью. А теперь поздоровайся с родичами — и в путь, — усмехнулась герцогиня.
Великан-шотландец схватил в объятия Торамалли и громко чмокнул в губы.
— Черт меня возьми, женщина, если я не стосковался! по тебе!
— Вот дурень, — пробормотала она, раскрасневшись от удовольствия. — Ладно, так и быть, я тоже скучала по тебе.
Рыжий Хью куда сдержаннее поздоровался с родственницами и повернулся к брату:
— Фергюс, старина! Рад тебя видеть.
Жасмин тем временем еще раз поблагодарила капитана и вместе с дочерью и служанками сошла на берег. Карета, приведенная Рыжим Хью, оказалась просторной и очень красивой. Шотландец предупредил госпожу, что в гостинице ждет экипаж поменьше, вместе с братом взобрался на козлы и подстегнул коней.
В гостинице их приветствовал сам хозяин, кланяясь и улыбаясь: очевидно, Рыжий Хью уже успел объяснить ему, какая важная гостья прибудет в его скромное заведение. Он лично проводил Жасмин и ее спутниц в зал.
Гостиница оказалась чистой, теплой и уютной. Воздух наполняли аппетитные ароматы, так что у Отем слюнки потекли. Она поразилась, как легко мать переходила с английского на французский и наоборот, чтобы Лили лучше поняла происходящее. Остальные, даже Рыжий Хью и Фергюс, понимали по-французски.
— Лили, ты тоже должна выучить французский: теперь здесь наш новый дом. Ты не сможешь ни с кем говорить, если не овладеешь языком. А как ты будешь флиртовать с молодыми людьми, если не будешь понимать их комплименты? — пошутила герцогиня и обратилась к владельцу гостиницы:
— Месье Пьер, велите подать нам ужин сюда. Запахи, доносящиеся из вашей кухни, поистине восхитительны, и я предоставляю выбор вам. Надо поскорее поужинать, ибо я тоскую по горячей ванне и постели. Я уже не так молода, а путешествие оказалось довольно утомительным.
Она одарила его легкой улыбкой, но хозяин поклонился чуть ли не до пола.
— Мы все немедленно подадим, госпожа герцогиня, а потом слуги принесут воду для ванн.
Он попятился и выскользнул из двери.
— Какой забавный человечек, — развеселилась Отем, — и такой услужливый!
— А кроме того, неглуп и хорошо ведет хозяйство, — отметила Жасмин. — Но так или иначе, за золото можно всегда купить все самое лучшее. Помни это, дочь. Золото — это власть.
— А я богата? — осведомилась Отем. — Раньше я никогда об этом не думала.
— Очень, — кивнула мать. — У тебя огромное приданое от отца. И от меня ты получишь целое состояние. Ты достаточно богата, чтобы привлечь самых завидных поклонников.
И разумеется, немало охотников за приданым, дитя мое.
— Мы поедем в Париж?
— В свое время, — кивнула мать. — Сначала я должна понять, что творится в этой стране. Пока за короля правит регентша, королева Анна, и вокруг юного Людовика плетется сеть интриг. Ближайший советник королевы — кардинал Мазарини, ненавистный всем принцам крови. За этой ненавистью скрываются ревность и зависть. Они жаждут власти, которую могут получить, завладев королем, но пока кардинал и королева и близко не подпускают их к нему.
— Французы по крайней мере не казнили своего монарха, — вздохнула Отем. — Сколько лет королю Людовику, мама?
— Всего двенадцать, и в следующем году, когда ему минет тринадцать, он примет власть и станет править единолично. Хотя, подозреваю, мать по-прежнему будет оказывать на него влияние. Однако, когда он взойдет на трон, враги кардинала не смогут похитить короля под предлогом защиты его от дурного влияния. Королева и ее союзники ведут весьма хитрую политику. Я восхищаюсь этой женщиной.
— Но у двенадцатилетнего короля вряд ли есть настоящий двор, — разочарованно протянула Отем.
Мать засмеялась.
— Ничего, твой час настанет, дитя мое, — пообещала она.
Дверь покоев распахнулась, впустив длинную процессию слуг с блюдами и чашами, от которых исходили головокружительные запахи. Стол проворно накрыли, посуду расставили.
— Я сам буду прислуживать госпоже герцогине, — объявил Адали.
Слуги вышли.
— Никаких церемоний, — приказала Жасмин. — Пусть все сядут. Адали — на противоположной стороне, Отем — справа, остальные где хотят.
Она позволила Рыжему Хью усадить ее во главе стола и благодарно ему улыбнулась.
Адали наполнил тарелки, передав первую госпоже, а последнюю взяв себе. На ужин подавались вареные артишоки с уксусом и оливковым маслом, говядина по-бургундски с крошечными луковками и ломтиками моркови в аппетитном соусе, жирный каплун, фаршированный луком, цикорием и шалфеем, грудку которого Адали нарезал тончайшими ломтиками, и розовая деревенская ветчина. Кроме этого, были два сорта сыра: слезящийся бри и английский чеддер, а также свежевыпеченный, еще теплый хлеб и комок только что сбитого масла. На буфете стояло блюдо с яблочными тарталетками и молочник с густыми золотистыми сливками. Адали щедро разливал красное вино, но герцогиня, выпив два бокала, объявила, что вина с фамильных виноградников в Аршамбо куда лучше.
Когда все по достоинству оценили ужин и гостиничные слуги убрали со стола, в спальни дам принесли две деревянные лохани. Фергюс и Рыжий Хью великодушно помогли их наполнить, Перед сном Жасмин с дочерью вымылись. Рохана, Торамалли и Лили должны были ночевать вместе с хозяйками. Мужчины устроились на ночлег в гостиной. Впервые за много ночей все спокойно спали в уютных кроватях, не чувствуя качки.
Наутро после плотного завтрака Адали заказал корзину с едой, и путники отправились в дорогу.
Следующие несколько дней они двигались по северной дороге, идущей вдоль Луары. Каждая гостиница, в которой они останавливались, была не хуже «Синего селезня», и Отем жаловалась, что растолстеет на восхитительных французских блюдах.
— Не обязательно съедать все, — заметила мать.
— Но должна же я поддерживать силы, — возразила девушка.
В Type они переправились через Луару в том месте, где в нее впадала река Шер, и свернули на проселочную дорогу.
По обе стороны тянулись виноградники, а чуть дальше виднелся холм, увенчанный прелестным замком.
— Это Аршамбо, где живут наши родственники, — пояснила Жасмин. — Когда мы устроимся, я повезу тебя с визитом.
— Далеко ли до Бель-Флер? — нетерпеливо спросила Отем.
— Не слишком, — утешила мать как раз в тот момент, когда карета свернула на узкую ухабистую тропу, покрытую замерзшей грязью. Голые ветки скребли по крыше экипажа, преграждая путь. Жасмин подумала, что деревья сильно разрослись, с тех пор как она в последний раз здесь проезжала.
Как давно это было! Придется нанять садовников. Гийом скажет им, что делать.
— Мама, о мама, посмотри! — вскрикнула Отем, блестя глазами. — Это Бель-Флер, мама?
Жасмин прищурилась и на мгновение забыла обо всем, охваченная чудесными воспоминаниями. Бель-Флер стал убежищем для нее и четверых детей, здесь она пряталась от Джеймса Лесли, а потом… Бель-Флер стал приютом идиллической любви. Но прошлого не вернешь. Зато у ее младшей дочери есть все надежды на будущее!
Она нежно сжала руку дочери.
— Да, детка, это и есть Бель-Флер.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. 3 сентября 1650 года

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АНГЛИЯ И ФРАНЦИЯ. 1650-1651 ГОДЫ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОТЕМ. 1651-1655 ГОДЫ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГОСПОЖА МАРКИЗА. 1656-1662 ГОДЫ

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Эпилог. королевский молверн. лето 1663 года

Ваши комментарии
к роману Околдованная - Смолл Бертрис



Невероятная история жизни, романтичная и в то же время трагичная. Книга просто завораживает, не дает ни единого шанса эмоциям остаться незатронутыми.
Околдованная - Смолл БертрисВиктория
19.01.2012, 17.48





Очень скучный роман,и ничего интригующего.
Околдованная - Смолл БертрисНИКА*
14.12.2012, 19.28





ПОТРЯСАЮЩЕ ВСЕГДА ВОСТОРГЕ ОТ РОМАНОВ Б. СМОЛЛ НИКОГДА ЕЕ НЕ ЗАБУДУ!!! СПАСИБО!!!
Околдованная - Смолл БертрисПОТРЯСАЮЩЕ
12.02.2013, 9.34





Я восхищаюсь ее книгами, но больше всего мне нравится Скай О'Малли, и ее история)) романы Бертрис Смолл можно читать не уставая
Околдованная - Смолл БертрисДи-
5.04.2013, 17.01





мдя...копия романа про Блейз Уиндхем...лишь с изменением имен гл.героев)
Околдованная - Смолл БертрисЛаНа
11.09.2013, 17.22





Прикольная, но немного не раскрыта тема последней любви ГГ-ни. Отличная книга на 10. Не знаю откуда такой рейтинг.
Околдованная - Смолл БертрисВеруся
7.11.2013, 22.59





Очень скучный роман, как будто писала не Смолл. Еле дочитала, самая неинтересная её книга.
Околдованная - Смолл БертрисВасяня
15.06.2015, 21.26





Tut Smoll peregnula uj sovsem s raznim zvetom zrachkov. Eto navernoe ujasno strashno. Eto je prosto urodstvo, ne ponimayu ya ee.
Околдованная - Смолл БертрисSasha
6.12.2015, 1.23





Это самая ужасная книга из всей саги. Она настолько нудная, скучная и неинтересная, что престо словами не предать. Много странных абсолютно неясных ментов. Во-первых вдруг отодвинувшееся рождением Отем (впрочем это было в этой и предыдущей книге). Очень конечно опечалила смерть Джеймса Лесли вначале. Я рыдала. И где вообще все время была Вельвет. Понятно что к тому времени она была стара, но она жила в той же Шотландии и они как бы до этого всегда общались С Жасмин. Куда делась клановая дружба? Очень порадовало воссоединение клана О'Малли в конце, потому что до этого огорчила мысль что все разбрелись и уже даже не помнят друг друга. Конечно поражает долгожительство главных героев, что было абсолютно не свойственно для того времени. И за весь роман Отем только вспомианет о тсарших сестрах, и ни разу они так и не появились. С Фортей все понятно- но Индия где была-то? То есть братцы тут активно во всем участвуют - а остальные где? Такое вуство, что это был глубоко вымученный роман.
Околдованная - Смолл БертрисЭнн
18.01.2016, 4.03





Очень порадовало в этом романе, что никого не отправили в гарем. Но поведение главной героини было конечно просто отвратительным.
Околдованная - Смолл БертрисЯ
18.01.2016, 4.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100