Читать онлайн Околдованная, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.49 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Околдованная - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Околдованная - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Околдованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Добравшись до Линмут-Хауса, они застали там Чарли и кузена Джонни, молча восседавших в гостиной с одинаково скорбными лицами, — Иди к себе, — велел сестре герцог Ланди столь суровым тоном, что та, к его удивлению, немедленно повиновалась. Герцог ожидал, что Отем станет спорить и возражать, но та сделала реверанс и поспешила наверх.
— Можно поговорить в библиотеке, — решил Джонни Саутвуд и пошел вперед, показывая дорогу. — Поднос на столе, джентльмены, угощайтесь.
Сам он налил себе добрую порцию виски, рассудив, что ему понадобятся силы.
Кузен и гость последовали его примеру и по приглашению хозяина расселись у огня. На улице шел дождь, и тяжелые капли били в свинцовые переплеты окон.
— К сожалению, меня сегодня не было во дворце, но Джордж Вилльерс достаточно точно изложил все, что произошло. И упомянул, что вы назвали мою сестру шлюхой.
Это так, милорд? — Янтарные глаза впились в собеседника.
— Так, — кивнул Гарвуд.
— И все же готовы жениться на ней, — продолжал Чарли.
— Верно, — кивнул Габриел, не отводя взгляда.
— Почему?
— Сам не знаю, — чистосердечно ответил Гарвуд. — Могу сказать только, что все эти годы был не в силах забыть ее. Наверное, будет понятнее, если я скажу, что вижу ее в своих снах.
— Так я и думал. Вы все-таки любите ее, — заключил герцог Ланди.
— Вряд ли это возможно, учитывая ее распущенность и полное отсутствие моральных принципов.
— Бедный глупец! — вздохнул Чарли. — Любите ее, но боитесь признаться даже себе, и все потому, что она спала с королем. Но она не девственница, и это не первый король, чьей любовницей она была. Отец ее младшей дочери Марго — Людовик Французский.
— Тем более, разве можно любить подобную женщину! — вскричал вконец расстроенный Гарвуд.
— Выслушайте меня, милорд. Я расскажу то, о чем никогда не обмолвится моя гордая сестра, но если у вас обоих есть хоть малейший шанс на счастье, промолчать будет преступлением. Надеюсь, вы не выдадите меня. Отем — последнее дитя моей матери, рожденное уже на склоне лет. Нас у нее девять, хотя выжило только восемь. Когда родилась Отем, пятеро из нас были уже взрослыми. Двое братьев помоложе отправились в Ирландию, где им принадлежат два смежных поместья. В Гленкирке оставался только Патрик Лесли, старший сын герцога Лесли, но он был уже мужчиной, когда его сестра появилась на свет. Отем воспитывали, как единственного ребенка, лелеяли и баловали. Но тут разразилась война.
Джеймс Лесли погиб при Данбаре. В это время Отем гостила в Королевском Молверне. Мама решила взять ее с собой во Францию. Здесь ей было нечего делать, а там она нашла мужа, Себастьяна д'Олерона. Они безумно полюбили друг друга и поженились. Родилась дочь Мадлен, но когда ей исполнилось два года, Себастьян неожиданно умер. Сестра была вне себя от горя. Несколько дней не поднималась с постели, ничего не ела и почти не обращала внимания на ребенка. Только через год ей стало немного легче. Она снова занялась виноградниками и воспитанием дочери. Но тут в Шамбор приехал поохотиться король. Он помнил Отем с тех пор, как был еще мальчиком. И поверьте, не спрашивал, хочет ли она стать его любовницей. Поймите, он Людовик, король Франции. А она — его подданная. Отем боялась за дочь и была вынуждена согласиться. Людовик был добр к ней и признал ее дочь Марго. Потом наш король занял трон, и Отем вернулась домой.
— В жаркие объятия Карла Стюарта, — уничтожающе усмехнулся Гарвуд. Он мог бы простить ей Людовика, но вот Карла… это гораздо труднее. Однако он по-прежнему хотел Отем.
— Верно, — согласился Чарли. — Она воспользовалась представившейся возможностью. Моя сестра — женщина богатая, но предпочитает не жить во Франции. Здесь же у нее нет ни титула, ни своего дома. Она намеренно постаралась занять место Барбары Палмер, чтобы добиться своего. Поймите же, можно считать шлюхой уличную девку, которая за полпенни расставит ноги перед всяким, но благородная богатая леди, делающая то же самое для короля, все равно остается леди. Никто не посмел назвать мою мать потаскухой, а вы, сэр? Дерзнете?
Он замолчал, глядя, как исказилось от укуса красивое лицо Бейнбриджа. Кажется, он понял, какую бестактность совершил!
— Нет, милорд, ни за что, — поспешно заверил Гарвуд. — Но ваша мать, по слухам, горячо любила вашего отца. Отем, вне всякого сомнения, не питает к королю никаких чувств.
— Тут вы правы, — заметил Чарли, вдруг вспомнив рассказы родных о том, как Генрих Стюарт помогал матери при родах. Жаль, что он так и не узнал отца, ибо тот умер вскоре после его появления на свет. — Вероятно, Отем сама скажет, что не любила короля, хотя уважала как великого монарха.
Ей не откажешь в честности. Она попросту не умеет лгать.
— Я не привык к подобным женщинам, — вырвалось у Гарвуда.
— Если вам в самом деле вздумалось жениться на моей сестре, милорд, вы должны принимать ее такой, какая она есть, и, уж разумеется, не такой, какой хотите ее видеть. Она не переменится. Женщины нашей семьи слывут своенравными и независимыми. Разве не так, Джонни?
Саутвуд широко улыбнулся.
— Известно, что моя прапрабабка командовала пиратским флотом и провела даже королеву Бесс. Моя прабабка по прозвищу Ангелочек служила этой королеве. Моя бабка Пенелопа сражалась с пиратами, осадившими наше поместье в Девоне, и все-таки сумела их прогнать, при том что сама в то время носила ребенка. Моя мать Дафна сохранила наш дом и состояние во времена Кромвеля. Я мог бы рассказать о своей тетке Мэри Энн, но история займет целую ночь. Учтите, милорд, это всего лишь одна малая ветвь семейства. Наши родственники живут в Ирландии и Шотландии. Все мы потомки Скай О'Малли, у которой было шестеро мужей.
— Сразу? — нервно осведомился герцог Гарвуд.
— По очереди, — успокоил его Чарли, прежде чем Джонни успел отпустить язвительную шуточку и окончательно запугать гостя. Про себя герцог Ланди давно решил, что лучшего мужа для сестры не найти, и твердо вознамерился довести дело до конца. — Мы называли ее мэм. Она была моей прабабкой и пережила всех шестерых. Когда-то мой дом принадлежал ей, а титул перешел ко мне от ее последнего мужа по милости покойного короля Якова, который возвысил моего деда из графов в герцоги. Но все это дела минувших дней. Если же вы окончательно решили жениться на Отем, мы должны кое-что уладить. Прежде всего я потребую ваших извинений. Что скажете?
— Прошу меня простить, — выпалил герцог Гарвуд. — Мною владел гнев. Поверьте, милорд, ни один человек, кроме вашей сестры, не способен лишить меня самообладания.
Какие еще условия я должен выполнить?
— В обычае женщин нашей семьи сохранять все свое состояние, не передавая мужу ничего, кроме приданого. Правда, некоторые мои родственницы предпочитают, чтобы их деньгами управляли мужья, но таких немного. Похоже, мы вывели новую расу женщин, умеющих выгодно распоряжаться своими финансами. Отем, как вы понимаете, одна из таких. Если вы не согласитесь — значит, беседа наша на этом закончится.
— Это действительно необычно, — протянул герцог Гарвуд, но тут же весело хмыкнул:
— Теперь я понимаю, почему Отем была так уверена, что я тут же откажусь от своих намерений, как только узнаю об этом. Вероятно, многие на моем месте так и поступили бы.
— Но не вы? — спросил Чарли.
— Не я, — подтвердил Габриел.
— И поверьте, ни один мужчина в истории нашей семьи.
Должно быть, наши дамы настолько неотразимы, что об отступлении и речи не идет, — рассмеялся Чарли.
— Еще какие-то условия, милорд?
— Только одно. Вы не женитесь на моей сестре, пока не узнаете друг друга лучше. Почти все браки заключаются по династическим, финансовым и другим столь же практичным причинам. Но женщины моей семьи выходят замуж исключительно по любви. Ну что поделаешь с особами, которые сами управляют своим богатством и настаивают на том, что любят своих мужей!
— Король… — начал Бейнбридж, но Чарли не дал ему договорить.
— Знаю, что мой кузен разрешил вам жениться на Отем, но, будьте уверены, он изменит решение по моей просьбе, милорд. Однако меня удерживает лишь одно: я считаю вас единственно подходящим женихом. Дайте ей время самой прийти к такому же заключению. Пусть родит ребенка, а там посмотрим. Я в отличие от нее верю в любовь с первого взгляда.
— Король довольно бесцеремонно избавился от нее, да еще при всех, — заметил Гарвуд. — Я посоветовал бы ей покинуть Лондон до коронации. Что скажете, сэр?
— Вы правы, — кивнул герцог Ланди. — Я попросил бы вас проводить ее домой, если на то будет разрешение короля.
— Я тоже поеду, — вмешался молодой граф Линмут. — Мое отсутствие вряд ли заметят, а я хотел бы познакомиться с вашей матушкой. Мой прадед всегда расхваливал ее красоту. Мы с братом любили слушать историю о ее первом приезде в Англию к родным.
— Превосходная мысль! — воскликнул Чарли. — Если я не смогу сразу сопровождать вас, по крайней мере вы смягчите гнев матушки и дадите моей сестрице время совладать со своими чувствами. Ей придется немало потрудиться, чтобы успокоить маму. Представляю, что будет, когда мать обо всем узнает! Я приеду сразу же после коронации, как только король меня отпустит. Леди Барбара меня недолюбливает или попросту ревнует к каждому, кому уделяет внимание король. Буду счастлив избавиться от нее и ее язвительного языка, которым она жалит всех и каждого. К тому времени как я вернусь ко двору, она уже успеет утвердиться в своем положении королевской любовницы. Происхождение Отем куда благороднее. Впервые от короля забеременела женщина столь высокого положения. Вряд ли леди .Барбаре такое понравится.
— Она еще больше разозлится, когда король женится, а этого недолго осталось ждать, — заметил Джонни. — Невеста — португальская инфанта. Ее приданое поможет расплатиться с долгами. Во Франции нет принцесс подходящего возраста, а королевства Севера сами слишком бедны.
— Для человека, не стремящегося, по его словам, проводить много времени при дворе, ты удивительно хорошо осведомлен, — хмыкнул Чарли. — Так, значит, договорились, милорд?
— Договорились, — кивнул Габриел.
Король Карл II был коронован в Вестминстерском аббатстве двадцать третьего апреля 1661 года. И церемония, и последующие пиршества были на удивление роскошны и красочны. Барбара Палмер, водворившаяся на свое место, торжествующе сверкала голубыми глазами. Король заверил ее, что обожает превыше всех женщин, а друзья твердили, что она куда красивее маркизы д'Орвиль. Они, разумеется, лгали, но особого значения это не имело, поскольку маркизу удалили от двора и шансы на ее возвращение были ничтожны. У Барбары просто не будет возможности сравнивать и таким образом разоблачить обман.
Экипаж, уносивший Отем в Королевский Молверн, катился неспешно, но Отем предпочитала ехать верхом, несмотря на возражения кузена и герцога.
В карете сидели Лили и Оран. Муж Лили Марк скакал вместе с остальными. Обычно в середине дня Джонни вырывался вперед и мчался к ближайшей гостинице, чтобы все приготовить к приезду кузины. За день до приезда в Королевский Молверн их догнал Чарли. По настоянию ревнивой любовницы король освободил герцога Ланди от службы до Дня святого Мартина.
Отем, втайне облегченно вздыхая, тепло приветствовала брата. Хоть какая-то поддержка.
Представляя гнев матери, она невольно поежилась. До сих пор она не задумывалась, как отнесется Жасмин к случившемуся. Правда, Отем не сомневалась, что матери понравится Габриел Бейнбридж. Но поспешной свадьбы не будет… если свадьба вообще состоится. Король обманул ее, хотя Отем не верила, что он заранее все рассчитал. Просто воспользовался подвернувшейся возможностью, позволившей ему одним ударом спасти свою честь и сдержать обещание. Ах, он все-таки очень умен, и поэтому Отем ничуть не сердилась.
Если она наотрез откажется выйти замуж за герцога, король наверняка пожалует ей титул, хотя бы ради ребенка.
Наконец они добрались до Королевского Молверна. Габриел снял Отем с седла и осторожно поставил на землю.
— Должно быть, вы счастливы оказаться дома, — шепнул он.
— Этот дом принадлежит Чарли. У меня ничего нет.
— А вы весьма несговорчивы, — вздохнул герцог.
— Что делать, если я такая? А где ваш дом?
— На севере, в Дареме. Большое кирпичное здание, очень похожее на это.
— Не замок? — разочарованно спросила Отем.
Он едва удержался от смеха при виде ее по-детски обиженного лица.
— Нет, Отем, не замок. У меня есть титул, неплохое поместье, большой парк, где бродят олени, поля, где пасутся стада коров, но боюсь, почти ничего сверх этого. А вы мечтали именно о замке?
— Я выросла в замке. И Шермон тоже замок, — начала она, но тут на весь двор прозвенел голос матери:
— Кровь Христова! Я позволила тебе ехать ко двору, и что же? Твой непристойно огромный живот лучше всяких слов говорит о том, как весело ты проводила время! От всей души надеюсь, что один из этих джентльменов — твой будущий муж, иначе всем несдобровать! Немедленно в дом, слышите? Чарли, берегись, если не объяснишь, каким образом сестра, доверенная твоему попечению, оказалась в столь печальном состоянии. — Выпалив все это одним духом. Жасмин резко повернулась и ушла.
— Это и есть мама, — с издевательской вежливостью пояснила Отем. — Дочь императора, жена принца, маркиза и герцога. Любовница еще одного принца.
А прибывшие послушно проследовали за Жасмин в семейный зал. Слуги суетились, принимая у гостей плащи и шляпы и разнося вино и сахарные вафли. Зал внезапно наполнился детьми. Мадлен и Марго с восторженным визгом кинулись к матери, и та, с трудом наклонившись, принялась их целовать. Сыновья Чарли с радостными улыбками поспешили к отцу.
— Мама! Мама! — кричали девочки.
— Папа приехал! — вторили Фредерик и Уильям.
В зале появилась стройная девушка, и Джонни Саутвуд с нескрываемым восхищением воззрился на прелестное видение.
— Папа! — воскликнула леди Сабрина Стюарт, обнимая отца. — До-обро пожаловать да-а… домой, папа, — сказала она медленно, тщательно выговаривая слова, чем заслужила одобрительный кивок бабушки. — Я рада, что ты наконец вернулся. Мы скучали по тебе, верно, парни?
— Дети, — велела Жасмин, — позже у вас еще будет время поговорить с отцом. — А пока уведите малышей. Нам нужно кое-что обсудить. — И, улыбнувшись маленьким француженкам, мягко добавила:
— Мама скоро к вам придет, дети мои.
Идите с кузенами и подождите, пока вас не позовут. Сабрина, отведи их на кухню, у повара наверняка найдется что-нибудь вкусненькое.
Сабрина взяла девочек за руки и повела к двери. Мальчики тут же исчезли. По всему было видно, что Мадди и Марго больше не боятся своей двоюродной сестры.
— Кто она?
— По-моему, важнее узнать, кто вы. Неужели никогда раньше не видели хорошенькой девушки? Что вы так на нее глазеете? И почему ваше лицо чертовски мне знакомо? — засыпала вопросами молодого графа Жасмин.
— Я Джон Саутвуд, граф Линмут, — пробормотал Джонни, вспомнив наконец о приличиях, и галантно кланяясь Жасмин.
— Господи, сэр, да вы просто живой портрет моего дядюшки Робина!
— Он был моим прадедом, мадам, — пояснил Джонни.
Жасмин тяжело опустилась в кресло.
— Какая же я все-таки старая! — прошептала она. — Мой дядя умер за год до казни короля. А что сталось с его сыном и внуком?
— Дед погиб при Нейзби, мой отец и старший брат — в Вустере. Мне было тогда семнадцать. Мать заперла меня в Линмуте от греха подальше и держала там до самой Реставрации.
— Мудрая женщина, ничего не скажешь. А бабушка? Ваш отец, кажется, женился на одной из дочерей моего дяди Патрика?
— Бабушка Пенелопа и мама делят вдовий дом в Линмуте и молят Бога о моей скорейшей женитьбе, — усмехнулся Джонни.
— И кажется, вы впервые задумались о том же именно сегодня, — заметила Жасмин. — Моя внучка прелестна, не так ли? Как умно с твоей стороны, Чарли, привезти в дом молодого графа! Я уже сумела отучить ее от дикарских замашек. Она на диво быстро все усваивает.
Теперь взор Жасмин обратился на второго джентльмена.
Он показался ей очень красивым и странным образом напоминал второго мужа, Роуэна Линдли. Скорее всего светло-русыми волосами.
— Мама, позволь представить Габриела Бейнбриджа, герцога Гарвуда, — официальным тоном объявил Чарли. — Король желает, чтобы он женился на Отем.
— Почему? Потому, что он испек каравай в ее печи? — отрезала Жасмин.
— Не он, а король, мама, — с милой улыбкой пояснила Отем.
Жасмин схватилась за сердце.
— Что?! — прошептала она.
— Интересно, мадам Скай тоже вела себя так, когда принц Генри наградил тебя ребеночком? — резко бросила Отем. — Весьма любопытно, что история повторяется, не находишь?
Жасмин потеряла дар речи. Такого цинизма она не ожидала. Но на память пришло, как была добра и нежна бабушка, узнав, что Жасмин ожидает незаконного ребенка.
— Ты любишь короля? — осведомилась она.
— Нет, — коротко ответила дочь.
— В таком случае как же ты можешь хотеть его ребенка? — удивилась Жасмин.
Отем открыла матери причины, побудившие ее сделать такой шаг.
Пораженная столь откровенной расчетливостью, Жасмин покачала головой.
— Раньше ты не была так бессердечна, — тихо вымолвила она. — Я любила Генриха Стюарта. И наш сын стал для меня радостью и благословением, тем более что отец Чарли умер через два месяца после его рождения. Но твое поведение непростительно, Отем. Ты невыносимо корыстна, а этого я не понимаю. Как можно любить ребенка, зачатого в равнодушии?
— Но люблю же я Марго, хотя не питала никаких чувств к ее отцу, — возразила Отем.
— Марго — другое дело!
— Почему? Потому, что я стала жертвой короля Людовика, и будь моя воля, никогда не легла бы в его постель? Разве это делает мое дитя более желанным, чем то, что я ношу под сердцем? Разве тот факт, что Людовик принудил меня стать его любовницей и наградил дочерью, делает ее лучше, чем младенец, которого я по доброй воле захотела иметь от короля Карла? Я не ты, мама, и не могу так легко предать свою любовь и увлечься другим мужчиной. Я любила Себастьяна и всегда буду его любить. Никто не займет его места в моем сердце!
— Не в этом дело, — начала Жасмин, но Отем уже была вне себя от гнева.
— Неужели завидуешь, мама? В конце концов, и твоим любовником был Стюарт! Зато в моей постели побывали сразу два короля! И каждому я дала или скоро дам по ребенку!
— Мадам! — рявкнул герцог Гарвуд. — Не смейте разговаривать с вашей матушкой в подобном тоне! Она заслуживает всяческого уважения!
Отем вихрем сорвалась со стула.
— Кто вы такой, милорд, чтобы мне приказывать?! Можете убираться ко всем чертям! — закричала она и, швырнув в него кубком, вылетела из зала.
Габриел ловко увернулся. Кубок с грохотом покатился по полу, разбрызгивая содержимое.
— Ничего не скажешь, характер, — сухо заметил он. — Правда, меткость ни к черту.
Жасмин разрыдалась, и Чарли, встав на колени рядом с креслом матери, обнял ее.
— Она так и не пришла в себя после смерти Себастьяна, — в отчаянии всхлипывала Жасмин. — Ничто ее не радовало, а теперь еще и эта история! Неужели король не мог обратить свою похоть на кого-то другого? Боюсь, всего этого ей не вынести.
— Она попросту избалована до крайности, — возразил Чарли. — Ив голове у нее одно: они жили долго и счастливо и умерли в один день. Но так не получилось. Жизнь не всегда добра к нам, мама, кому, как не тебе, это знать! Старшие сестры тоже много вынесли. Почему же Отем не желает этого понять?
Жасмин подняла глаза на Гарвуда.
— Вы действительно желаете жениться на ней? — выдохнула она, ломая руки. — Даже после этой безобразной сцены?
— Расскажите, как я впервые встретил Отем, — попросил Габриел герцога Ланди. Чарли кивнул. Когда повествование было закончено, Гарвуд продолжал:
— С того самого дня она поселилась в моем сердце, мадам. Любовь ли это? Я не знаю, но хочу узнать, а если это действительно то чувство, о котором слагают стихи поэты, я сумею научить Отем любить меня. Поверьте, я не желаю стирать воспоминания о Себастьяне д'Олероне, но хочу создать новые, те, которые мы сможем делить на закате наших дней. Ее нрав не пугает меня. Кроме того, мне говорили, что беременные женщины часто подвержены сменам настроения. Наше путешествие было долгим и утомительным. Отем нуждается в отдыхе и заботе родных.
— Надеюсь, мой сын изложил вам условия, на которых вы можете жениться, сэр? — осведомилась Жасмин, глядя на герцога.
— Да, мадам.
— Простите за дерзость, но я обязана спросить: у вас есть долги?
— Нет, мадам. Я не богат, но и не беден. Титул был нам пожалован во времена правления Ричарда Третьего. Мой дом похож на Королевский Молверн: удобный, уютный, но не слишком изысканный. Доход я получаю от разведения и продажи скота. Стада у меня огромные. Я никогда не был женат.
Родители мои скончались, братьев и сестер нет. Я следую обрядам англиканской церкви. Здоров и сохранил все зубы.
Жасмин засмеялась и покачала головой.
— Чувство юмора, вижу, у вас тоже имеется, — заметила она, — и мне это нравится. Что ж, добро пожаловать в Королевский Молверн, милорд. Можете оставаться, пока мы вам не надоедим. Предупреждаю, мы весьма шумное племя.
— А я? Тоже могу оставаться, сколько захочу, кузина? — вмешался молодой граф.
— Да, если намереваетесь ухаживать за моей внучкой, сэр. Похоже, так оно и есть. Разумеется, вы тоже желанный гость в этом доме.
Дни становились длиннее, и в воздухе повеяло запахом весны. Зазеленели первые побеги, и вскоре склоны холмов покрылись желтыми нарциссами. Джон Саутвуд преданно ухаживал за леди Сабриной под зорким присмотром ее отца и бабушки. С первого взгляда становилось ясно, что эти двое предназначены друг для друга. Правда, у них была общая прабабка, но родство считалось не слишком близким и не мешало браку. Граф Линмут находил очаровательным шотландский выговор Сабрины, значительно смягчившийся за четыре месяца пребывания в Англии. К удивлению Жасмин, оказалось, что внучка знает все необходимое для ведения хозяйства, поэтому свадьбу назначили на второе мая.
Отем совершенно ушла в себя и стала неестественно спокойной. И даже помирилась с матерью, старавшейся всячески поддержать и утешить дочь. Правда, Отем не нравилась внезапная дружба между Жасмин и Габриелем.
— У него нет обаяния Себастьяна, и он совсем не так красив, — твердила она.
— Все потому, что он не Себастьян, — рассудительно заметила Жасмин. — Прекрати искать в нем черты покойного мужа. Перестань их сравнивать. Постарайся увидеть в нем того, каков он есть на самом деле. Он хороший человек, Отем.
— Хорошие люди так скучны, мама, — фыркнула Отем.
— Не всегда, куколка, — усмехнулась мать.
Все же Отем решила последовать совету матери и попыталась разобраться в себе и своих чувствах. Что с ней стряслось? В октябре исполнится шесть лет со дня смерти мужа.
Нельзя же провести всю жизнь в трауре!
Она вдруг пожалела, что выглядит такой толстой и неуклюжей. Как мужчина может ухаживать за женщиной, похожей на стельную корову?
Все это она издевательским тоном изложила Габриелу.
— Я выращиваю скот, — напомнил он, весело сверкнув глазами, — поэтому считаю стельных коров настоящими красавицами, мадам.
— Я не отдам своих детей на воспитание, — серьезно объявила она.
— Зачем? — удивился он. — Гарвуд-Холл просто создан для детей. Ваших и наших.
— В октябре мне будет тридцать, — упрямилась Отем. — Не знаю, сколько лет мне еще осталось, чтобы выносить вам детей.
— А мне в августе будет сорок один, — не сдавался он. — Если мы поторопимся, пожалуй, сумеем произвести на свет несколько ребятишек, прежде чем состаримся и поседеем.
— Вы смеетесь надо мной, — пробурчала она.
— Верно, — кивнул герцог, — но со временем вы привыкнете.
— А вдруг я не захочу привыкать? — капризничала Отем.
— Ах, вы казались бы настоящей злобной фурией, не будь так неотразимо очаровательны, мадам!
— Я не фурия! — вскричала Отем. — Как вы смеете, сэр?
— В таком случае маленькой ведьмочкой. Восхитительной маленькой ведьмочкой, — не уступал герцог.
Отем провела рукой по огромному животу.
— Боюсь, маленькой меня не назовешь, — отшутилась она, — я расту с каждым днем.
Они переглянулись и дружно засмеялись. Наблюдая за ними, Жасмин впервые позволила себе надеяться. Как было бы чудесно, влюбись Отем в герцога! Когда младшая дочь снова выйдет замуж и заживет своей семьей, счастье Жасмин будет полным. Нет… не совсем. Слуги, всю жизнь бывшие рядом, стареют и чахнут. Адали было почти девяносто. Никто из тех, кого она знала, не дожил до такого возраста. Рохане и Торамалли было за восемьдесят. Когда она родилась, им было по десять лет, а скоро ей исполнится семьдесят один.
Что она будет делать, потеряв всех?
Вернувшись в Англию, Адали все дни просиживал у окна на солнышке. Бекет заботился о доме, так что Адали попросту нечего было делать. Последнее время Рохана и Торамалли даже ходили с трудом, жалуясь на то, что колени болят и не гнутся. Бедняжки не могли поднять ног и бессильно шаркали по полу. Пальцы Торамалли совсем скрючились. Ее муж Фергюс тоже сильно одряхлел. Он и Рыжий Хью с утра до вечера играли в шахматы, переняв науку от Адали. Царство стариков, да и только!
Леди Сабрина Стюарт вышла замуж за графа Линмута второго мая. День выдался солнечным и безветренным. На невесте был старинный подвенечный наряд из кремового шелка, принадлежавший какой-то из ее предшественниц по женской линии. Никто не знал, кому именно. Его нашли на чердаке в одном из бесчисленных сундуков. На распущенных волосах красовался венок из маргариток. Красавец жених ради такого случая надел небесно-голубой бархатный камзол и сорочку с целым водопадом кружев.
После венчания прямо на лужайках накрыли столы. На праздник приехали маркиз Уэстли с женой, детьми и их семьями.
Пригласили ближайших соседей, вырыли ямы, чтобы зажарить целиком говяжьи туши, обвалянные предварительно в каменной соли. Подавали также деревенскую ветчину и жареных уток в сливовом соусе, фаршированных изюмом и яблоками. Из Гленкирка прислали лососей, наловленных в горных ручьях. Их варили и укладывали на серебряные блюда в гнездышки из кресс-салата. Пироги с золотистой корочкой и начинкой из гусятины сменялись кроличьим рагу в красном вине, отбивными из ягнятины и большой индейкой, начиненной вишнями, сливами и рисом с шафраном. Гости с аппетитом уплетали молодой горошек и первые овощи, артишоки в белом вине и спаржу в сливочно-укропном соусе.
В довершение всего подали головки острого чеддера, французского бри и свежесбитое масло. Десерт состоял из большого торта с сахарными фигурками жениха и невесты в окружении ягод земляники. Вина привезли из Аршамбо и Шермона. Пиво и сидр лились рекой.
После обеда молодежь танцевала сельские танцы, рилы и, вытянувшись длинной линией, прошла по всему лугу. На другой лужайке играли в шары и устроили соревнования лучников. Пели Смеялись. Наконец жениха с невестой отправили в дом, чтобы, согласно обычаю, раздеть и уложить в постель.
Все огласились, что день был замечательным. Детей уложили спать, взрослые расселись в зале, тихо беседуя.
Рохана разбудила хозяйку среди ночи.
— Время пришло, — многозначительно шепнула она.
Жасмин поднялась, накинула халат и последовала за служанкой в комнату Адали. Там уже ждала Торамалли. Жасмин села у постели верного слуги и взяла его за руку Старик уже дышал с трудом, и с каждой секундой жизнь оставляла его.
Боясь, что он так и не заметит ее прихода. Жасмин тихо окликнула:
— Адали!
Карие глаза приоткрылись. Адали слабо улыбнулся.
— Я оставался с тобой сколько мог, моя принцесса. И буду ждать тебя вместе с хозяином, который призывает меня к себе, — прохрипел он из последних сил, и веки его снова опустились.
Он отошел с первыми лучами солнца.
Жасмин ничего не сказала родным, пока счастливая пара не отбыла в имение графа Линмута. Только после этого она объявила о кончине Адали. Его похоронили на семейном кладбище. Жасмин долго рыдала, сознавая всю тяжесть потери и понимая, что за Адали скоро последуют остальные.
Несколько дней спустя к ней пришел Рыжий Хью, решивший вернуться в Гленкирк. Она поняла причину и согласно кивнула:
— Оставайся там. Больше нет нужды приглядывать за мной. Боюсь, наши приключения навсегда окончены.
— Вы всегда попадали в беду, стоило мне отлучиться, — напомнил он. — Благодарение Богу и мне, что вас еще не убили!
Он поцеловал ее изящную ручку и выпрямился.
— Отвези письмо Патрику от меня, — велела она, и Хью молча кивнул.
Жасмин спросила второго слугу, Фергюса Мор-Лесли, не желает ли он отправиться на родину, но тот удивил ее отказом.
— Я останусь с вами, миледи. Мне все равно, где умирать. Там меня уже ждут. Кроме того, моя старушка не оставит свою сестру, а куда мне без нее? Мы будем с вами, пока Господь не призовет нас к себе.
— Можно подумать, мама, ты сама собираешься лечь в могилу, и это меня пугает, — встревожилась Отем.
— Ничего подобного, — отмахнулась мать. — Просто кончина Адали показала мне то, что я до сих пор отказывалась видеть. Мы уже далеко не молоды, и те, кто служил мне, имеют право хоть немного отдохнуть, прежде чем упокоиться навсегда. Но они не желают меня покидать.
— Куда они пойдут, мама? — возразила Отем. — Они любят тебя и были рядом всю твою жизнь. Так и умрут твоими слугами.
— Думаю, нужно взять кого-то в помощь Рохане и Фергюсу, — решила Жасмин. — Я пыталась и раньше, но они наотрез отказались.
— Наверное, ревнуют. Но теперь скорее всего уже не станут так упрямиться.
Весна медленно перетекла в лето. Габриел Бейнбридж несколько раз ездил в свое даремское поместье, желая убедиться, что хозяйство ведется, как полагается. Кроме того, он тайком от Отем распорядился готовить дом к приезду жены и ее детей.
Прошел июль. Август начался ужасными грозами, пригнувшими к земле уже налившиеся колосья на полях и сбившими с веток все яблоки и груши. Урожай удалось собрать вовремя, но побитые недозрелые фрукты пришлось немедленно отправить под пресс и подсластить сок дорогим сахаром, иначе сидр получился бы кислым.
Схватки начались двадцатого августа и были очень короткими, прежде чем Отем почувствовала неумолимое давление внизу живота и поняла, что эти роды отличаются от предыдущих. Мгновенно отошли воды, намочив юбки, и Отем истерическим криком призвала на помощь. Но тут начались боли, невыносимые, беспощадные, разрывающие. Габриел Бейнбридж отказался покинуть роженицу, стоя у изголовья и вытирая ей лоб каждый раз, когда она истошно кричала и сыпала ругательствами. Наконец после нескольких часов страданий на свет появился идеально сложенный мальчик с пуповиной, так туго обмотанной вокруг шеи, что личико посинело.
— Почему он не плачет? — вскинулась Отем. — Мама, это мальчик? Я обещала королю сына. Почему он не плачет?
Поняв, что скрыть случившееся не удастся, Жасмин показала роженице ребенка, и дочь испустила такой тоскливый вопль, что мать невольно зарыдала.
— На все Господня воля, — всхлипывала Жасмин, принимаясь распутывать пуповину.
— Опять Господь! — взвизгнула Отем. — Тот самый Бог, который украл у меня мужа и первого сына! А теперь этот невинный, младенец! Ненавижу Бога, способного на такую жестокость! Какое зло и кому причинил этот бедный ребенок? Какое, мама?! — Она билась в рыданиях.
Подковылявшая Рохана поднесла к ее губам кубок с вином.
— Выпейте, миледи. Я влила туда маковый сок. Нужно поспать, чтобы избавиться от боли.
Отем машинально глотнула горьковатую жидкость.
— Хоть бы мне совсем не просыпаться! — с горечью воскликнула она. — Хоть бы никогда не просыпаться!
— Не смей так говорить, — умолял герцог Гарвуд. — Что будет с Мадлен и Марго? Подумай о своих детях!
— Мама их вырастит, — сонно пробормотала она.
— А мы? Что будет с нами?
— Вы найдете себе жену, — выдохнула Отем, закрывая глаза. — Лучше меня. Добрее.
— Но я люблю тебя! — шепнул он.
— Это хорошо, — обронила Отем, проваливаясь в небытие. Он любит ее. Кто-то снова любит ее.
Это было последней мыслью, прежде чем тьма окутала ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. 3 сентября 1650 года

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АНГЛИЯ И ФРАНЦИЯ. 1650-1651 ГОДЫ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОТЕМ. 1651-1655 ГОДЫ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГОСПОЖА МАРКИЗА. 1656-1662 ГОДЫ

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Эпилог. королевский молверн. лето 1663 года

Ваши комментарии
к роману Околдованная - Смолл Бертрис



Невероятная история жизни, романтичная и в то же время трагичная. Книга просто завораживает, не дает ни единого шанса эмоциям остаться незатронутыми.
Околдованная - Смолл БертрисВиктория
19.01.2012, 17.48





Очень скучный роман,и ничего интригующего.
Околдованная - Смолл БертрисНИКА*
14.12.2012, 19.28





ПОТРЯСАЮЩЕ ВСЕГДА ВОСТОРГЕ ОТ РОМАНОВ Б. СМОЛЛ НИКОГДА ЕЕ НЕ ЗАБУДУ!!! СПАСИБО!!!
Околдованная - Смолл БертрисПОТРЯСАЮЩЕ
12.02.2013, 9.34





Я восхищаюсь ее книгами, но больше всего мне нравится Скай О'Малли, и ее история)) романы Бертрис Смолл можно читать не уставая
Околдованная - Смолл БертрисДи-
5.04.2013, 17.01





мдя...копия романа про Блейз Уиндхем...лишь с изменением имен гл.героев)
Околдованная - Смолл БертрисЛаНа
11.09.2013, 17.22





Прикольная, но немного не раскрыта тема последней любви ГГ-ни. Отличная книга на 10. Не знаю откуда такой рейтинг.
Околдованная - Смолл БертрисВеруся
7.11.2013, 22.59





Очень скучный роман, как будто писала не Смолл. Еле дочитала, самая неинтересная её книга.
Околдованная - Смолл БертрисВасяня
15.06.2015, 21.26





Tut Smoll peregnula uj sovsem s raznim zvetom zrachkov. Eto navernoe ujasno strashno. Eto je prosto urodstvo, ne ponimayu ya ee.
Околдованная - Смолл БертрисSasha
6.12.2015, 1.23





Это самая ужасная книга из всей саги. Она настолько нудная, скучная и неинтересная, что престо словами не предать. Много странных абсолютно неясных ментов. Во-первых вдруг отодвинувшееся рождением Отем (впрочем это было в этой и предыдущей книге). Очень конечно опечалила смерть Джеймса Лесли вначале. Я рыдала. И где вообще все время была Вельвет. Понятно что к тому времени она была стара, но она жила в той же Шотландии и они как бы до этого всегда общались С Жасмин. Куда делась клановая дружба? Очень порадовало воссоединение клана О'Малли в конце, потому что до этого огорчила мысль что все разбрелись и уже даже не помнят друг друга. Конечно поражает долгожительство главных героев, что было абсолютно не свойственно для того времени. И за весь роман Отем только вспомианет о тсарших сестрах, и ни разу они так и не появились. С Фортей все понятно- но Индия где была-то? То есть братцы тут активно во всем участвуют - а остальные где? Такое вуство, что это был глубоко вымученный роман.
Околдованная - Смолл БертрисЭнн
18.01.2016, 4.03





Очень порадовало в этом романе, что никого не отправили в гарем. Но поведение главной героини было конечно просто отвратительным.
Околдованная - Смолл БертрисЯ
18.01.2016, 4.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100