Читать онлайн Околдованная, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.49 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Околдованная - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Околдованная - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Околдованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Отем смотрела с вершины холма на дом брата. Королевский Молверн выглядел одиноким и заброшенным. Неухоженный сад разросся. Крыло, подожженное круглоголовыми, так и лежало в руинах.
Лошадь Отем переступила с ноги на ногу, и маркиза, протянув руку, сжала пальцы брата.
— Кровь Христова, Чарли, да он необитаем! Выглядит просто ужасно. Я рада, что мы оставили маму и детей в Вустере.
— Ничего, сестрица, скоро все наладится, — заверил брат. — Слава Богу, что не пришлось обращаться к королю за деньгами на восстановление поместья. Бедный Карл и так почти нищий, а его целыми днями осаждают вернувшиеся единомышленники и те, кто оставался ему верен все это время. Он утверждает, что я единственный, кто ничего у него не просил, — со смешком пояснил Чарлз. — Думаю, моя задача куда легче, чем его. — Он пустил коня шагом и добавил:
— Вперед, Отем, спустимся вниз и посмотрим, что сталось с моим домом.
Они достигли подножия холма, спешились и привязали лошадей к кусту. Чарли вынул из кармана большой ключ и, вставив его в старый железный замок, повернул. К его удивлению, парадная дверь бесшумно открылась.
— Кто-то все это время смазывал замок, — пробормотал он себе под нос, переступая порог.
Их ждал еще больший сюрприз — в доме царила безукоризненная чистота: полы, с которых сняли ковры, были подметены, дерево натерто воском, на мебель натянуты чехлы, а окна прикрыты шторами. Герцог раздвинул тяжелую ткань, и в комнату ворвался солнечный свет.
— Вижу, за Королевским Молверном все это время приглядывали, — заметил он сестре.
— Как же иначе, сэр? — раздался старческий голос.
Они не успели обернуться, как подошедший упал на колени перед Чарли и стал целовать его руку.
— Добро пожаловать домой, милорд, — всхлипнул Бекет.
Слезы ручьем лились на его поношенную черную ливрею.
Герцог Ланди нагнулся и поднял мажордома. Глаза их встретились, и Чарлз вымолвил всего одно слово:
— Спасибо! — Потрепав старика по плечу, он крепко пожал ему руку. — Как тебе удалось сделать невероятное, Бекет? Разве круглоголовые не отдали дом кому-то из своих приспешников?
— Отдали, ваше сиятельство. Какому-то самодовольному ничтожеству, святоше по имени Дунстан. О, как они торжествовали, как стремились переделать дом на свой лад! Первым делом в зале сняли портреты лорда и леди де Мариско.
Леди Дунстан заявила, что он был не кем иным, как пиратом, а его супруга не лучше обычной… ну, вы понимаете, милорд. И тут началось! Двери открывались и закрывались сами по себе. Портреты лорда и леди Дунстан то и дело падали, как бы крепко мы ни вколачивали гвозди То камины задымят, хотя огня в них не было, то слуги, привезенные лордом и леди Дунстан, клянутся, будто черноволосая дама с огромными бирюзовыми глазами бродит ночами по дому. Но самое удивительное случилось в Двенадцатую ночь, и поскольку я все видел собственными глазами, могу засвидетельствовать, что это чистая правда. Лорд Дунстан предложил выпить за здоровье лорда-протектора Кромвеля.
И не успели мы оглянуться, как кубки лорда и леди сами собой подскочили в воздух, наклонились и вылили вино на головы новых хозяев.
Отем захлебнулась смехом. Бекет ухмыльнулся и продолжал свое повествование:
— Итак, милорд, в зале воцарилась мертвая тишина. Немного опомнившись, леди Дунстан вскочила и объявила мужу, что ни минуты не останется в этом доме, где беснуются демоны, и что готова оставить это проклятое место в полное их распоряжение. Кроме того, дом чересчур старомоден, и по комнатам гуляют сквозняки. Но тут их портреты снова свалились с ужасным грохотом, и она, визжа от страха, бросилась вон. Уже через час горничная уложила вещи, которые могли понадобиться на первое время, и леди навсегда оставила Королевский Молверн. На следующий день убрался ее муженек вместе с багажом, к моему величайшему облегчению После этого никто не посмел сюда явиться. Мы с женой заперли дом, но старались поддерживать в нем порядок.
Сразу же после отъезда Дунстанов я вновь повесил фамильные портреты. Они ни разу не упали.
— Когда можно будет вселиться сюда? — осведомился герцог.
— К завтрашнему дню, ваше сиятельство. Я соберу слуг, тех, кто еще способен работать, и заменю остальных их родственниками. А ваши детки? Они тоже приехали?
— Пока нет. Только я, матушка, сестра и две ее дочери.
Они пока в Вустере, но мы сегодня же вернемся туда и привезем их. Прикажи садовникам приниматься за работу и передай, что старикам будут выделены коттеджи и пенсии. Я не забываю тех, кто верно служил моей семье как в счастливые времена, так и в смутные, — объявил герцог и обратился к сестре:
— Нам пора, Отем.
— Миледи… — пробормотал дворецкий.
— Да, Бекет?
— Я так и не поздоровался с вами как следует, но, поверьте, счастлив вас видеть. А ваш супруг? Когда его ждать?
— Спасибо, Бекет, но я вдова. Мой муж, маркиз д'Орвиль, скончался.
— Примите мои соболезнования, миледи, — с поклоном заметил Бекет.
— Да, еще одно, Бекет, — вспомнил герцог. — С тех пор Дунстаны ни разу не появлялись? Король пообещал, что никто не будет лишен права владения, и я не хотел бы лишиться фамильного поместья.
— Они погибли, милорд, на выезде из Вустера. Кони чего-то испугались во дворе гостиницы и понесли, прежде чем кучер успел вскочить на козлы. Через несколько миль карета перевернулась. Детей у них не было. Никто не скорбел по этим людям, и поскольку окрестные жители не знали, откуда они родом, то и похоронили их на соборном кладбище. Слуги разворовали их вещи и сбежали со всем скарбом, а священники забрали все, что было в экипаже, вместе с драгоценностями леди Дунстан в уплату за гробы и рытье могил.
Чарли кивнул, довольный, что теперь не придется досаждать кузену просьбами вернуть дом.
— Мы прибудем завтра, — сообщил он Бекету и вместе с сестрой отправился в Вустер.
На следующий день два дормеза и телеги, дребезжа, вкатились во двор Королевского Молверна. Двери дома распахнулись, и процессия лакеев в ливреях с герцогскими гербами вышла на крыльцо, встречая хозяев Бекет поспешил приветствовать прибывших, но самый теплый прием был оказан Адали Он лично протянул мажордому графини руку, широко улыбаясь и непрерывно болтая.
— Мне отвели прежнюю комнату, Бекет? — осведомилась Отем.
— Да, миледи, а малыши разместятся рядом с вами.
Между спальнями есть дверь. Герцогиня тоже поселится в прежних покоях. Все будет как раньше, — радостно объявил он.
— А я скучаю по своему пони, — закапризничала Мадлен.
— У тебя будет другой, — пообещал герцог.
— Говори по-английски, — велела бабушка. — Теперь ты в Англии, дитя мое. И ты тоже, Марго.
— Хочу домой. — захныкала Мадлен, едва переступив порог. — Мне не нравится в Англии. Хочу в Шермон!
Отем остановилась и, подхватив на руки дочь, поставила на стул, так что глаза их оказались на одном уровне.
— Ты обязательно поедешь домой, Мадди, но не сейчас. Я шотландка по рождению, и наш король только что вернулся на трон. Дядя Чарли — его кузен, и гостить в его замке — большая для нас честь. Пока что мы остаемся в Англии. Здесь живут почти все наши родственники. Возможно, мы даже посетим Шотландию, и вы с Марго увидите Гленкирк, где я росла. Я уже рассказывала тебе об этом и повторять не намерена. С тобой твоя Мари, а у Марго есть Жизель. Не расстраивай сестренку, Мадди. Сама знаешь, она во всем тебе подражает, и если ты станешь капризничать, ее тоже не уймешь. А значит, и мне покоя не будет. В своей комнате можешь изъясняться по-французски, но на людях говори по-английски. Ясно?
— Да, мама, — прошептала Мадлен, когда мать вновь поставила ее на пол. — А я увижу вашего короля?
— Если будешь хорошей девочкой, — кивнула Отем и обратилась к нянькам:
— Надеюсь, вы исполните мою волю.
И не позволяйте девочкам жаловаться или сравнивать Англию и Францию. Вы поняли?
— Да, мадам, — ответили женщины хором.
Постепенно жизнь в Королевском Молверне вошла в колею, хотя Чарлзу часто приходилось уезжать ко двору на помощь королю. Постепенно Отем поняла, что здесь, в Англии, кроме богатства, у нее нет ничего. Ни дома. Ни семьи. Даже титул французский.
Генри с женой и детьми приезжали погостить, и Отем поразилась, увидев, как постарел брат. Ее племянники Генри и Энн сами были уже родителями. Только сейчас Отем осознала, что ей, самой младшей дочери Жасмин, через несколько месяцев исполнится двадцать девять.
Она думала, что душевная рана затянулась и тоска по Себастьяну немного утихла. Наверное, во Франции. особенно в Шамборе, с королем, все казалось легче Но сейчас, осознав, как летит время, она впервые задумалась о повторном браке. Но кто возьмет ее в жены? Она не Жасмин. У нее нет безумно влюбленного Джеймса Лесли, готового идти за своей дамой на край света. Кто она такая? Всего лишь вдова иностранного дворянина, ухитрившаяся к тому же родить бастарда от французского короля. Что же ей делать?
Вечная гостья, без собственного приюта и крова… Можно, конечно, вернуться в Шермон, но он принадлежит ее дочери. Мадди уже почти семь. Не успеет Отем оглянуться, как дочь станет невестой. В Шермоне нет вдовьего дома. Неужели ее ждет участь приживалки при зяте, тещи, которую будут едва выносить? И будет ли Людовик настаивать на продолжении сладостной идиллии каждый октябрь или скоро устанет от нее? Забудет о своей драгоценной?
Будущее представлялось ей унылым и безрадостным. С таким же успехом она могла умереть. Кто заплачет по ней?
Чарли, вернувшийся из столицы в середине октября, заметил перемены в сестре и спросил мать, что стряслось.
— Понятия не имею, — призналась Жасмин. — Я не раз спрашивала, но Отем лишь отшучивается. Вроде бы все как обычно, и в то же время что-то явно неладно. Может, ты сумеешь выяснить, что беспокоит Отем? Я умываю руки.
Герцог Ланди пригласил сестру на прогулку. Они шли не разбирая дороги, пока не забрели на фамильное кладбище, где покоились их родные, а также верные слуги. Чарли присел на мраморную скамью у могил Скай О'Малли и ее мужа Адама де Мариско и жестом пригласил сестру присоединиться. Несколько минут прошло в молчании.
— Можешь все отрицать, — наконец вымолвил Чарли, — но мы с мамой видим, как ты страдаешь. Что с тобой, Отем?
— У меня ничего нет, — грустно призналась она. — Ни дома. Ни жизни. Вообще ничего. Шермон принадлежит Мадди. Я не знаю даже, хочу ли вернуться во Францию, хотя рано или поздно придется везти туда дочерей. Я совсем одна, Чарли. Совсем.
Чарли не знал, то ли смеяться, то ли плакать. И хотя понимал причину тоски, завладевшей сестрой, все же не мог не признать, что ей в чем-то очень повезло. Когда умер Себастьян, на ее плечи легли заботы о немалом хозяйстве, не говоря уже 6 воспитании осиротевшей дочери.
Потом появился король, полный решимости сделать ее своей любовницей. Так она родила вторую дочь. Все эти пять лет у нее просто не было времени для скорби и возможностей подумать о себе самой. Несмотря на помощь и любовь матери, напряжение оказалось слишком велико. В отличие от упрямой Индии, в которой всегда была развита авантюрная жилка, и от практичной решительной Фортейн у Отем попросту не оказалось жизненного опыта, чтобы найти себя. Но несомненно, она сильна духом и выживет в любых обстоятельствах.
Сейчас у нее тяжело на сердце. В таком меланхоличном настроении она не видит в жизни ничего хорошего, и пребывание в Королевском Молверне только усугубит это состояние.
— Ты едешь со мной ко двору, — объявил Чарли.
— Что? — ахнула Отем. Должно быть, она ослышалась!
— Ты едешь со мной ко двору, — повторил он.
— Но дети… — запротестовала Отем.
— Пусть мама, Мари, Жизель и целый дом слуг присматривают за ними, балуют, ухаживают, кудахчут и тому подобное. Тебе требуются веселье и смена декораций. Где найти такое, как не при дворе кузена Чарли! Кроме того, госпожа маркиза, вы ни разу там не побывали. Подумать только, ни разу в свои неполные двадцать девять лет! Позор!
— Но двора в Англии попросту не было, — возразила Отем.
— Зато теперь есть, — объявил он и, вскочив со скамьи, поднял сестру и закружил в танце.
— Я только что отпраздновал сорок восьмой день рождения, сестричка, и помню дворы моего деда короля Якова и дяди Карла I. Маскарады, танцы, музыка и смех… Изумительные наряды и развлечения с утра до вечера. Потом пришли эти чопорные пуритане вместе с проклятым Кромвелем, и все кончилось. Зато теперь прошлое вернулось, сестрица! Я отвезу тебя туда и представлю королю и самым знатным придворным. Может, ты наконец найдешь себе мужа? — засмеялся Чарли и, отдуваясь, рухнул на скамью.
Отем со смехом повалилась ему на колени. Ей давно не было так хорошо.
— Что ж, так и быть, поеду с тобой. Я всегда мечтала побывать при дворе, хотя бы разочек! Однако в душе я все равно остаюсь провинциальной серой мышкой. Жаль, что не пошла в нее. — Она показала на могилу леди де Мариско.
— Другой такой просто нет на свете, — вздохнул Чарли.
— Ты помнишь ее? — удивилась Отем. — Впрочем, конечно… сколько лет тебе было, когда она умерла?
— Тринадцать. Она была бы рада, что ты согласилась.
Наша прабабка никогда не сидела на месте. Всегда искала новых приключений, с любопытством ждала, что подарит ей завтрашний день.
— Когда мы отправляемся? — осведомилась Отем.
— Сколько времени уйдет у твоих горничных на то, чтобы уложить весь твой роскошный французский гардероб? — хмыкнул Чарлз.
— Откуда мне знать? И потом, понятия не имею, что носят при дворе? Кроме того, где мы будем жить?
— У меня апартаменты в Уайтхолле, — сообщил Чарли. — Можешь остановиться там или в Гринвуде, мамином доме.
— Лучше уж там, чем во дворце, — смущенно пробормотала Отем, вставая. — Пойдем, братец. Спросим у мамы, что мне понадобится и как долго продлятся сборы.
Жасмин пришла в восторг, узнав, что сын умудрился излечить меланхолию Отем. Рохана и Торамалли, услышав новости, немедленно принялись наставлять Лили и Оран, как складывать платья. Жасмин велела принести шкатулки со своими сказочными драгоценностями и стала выбирать подходящие украшения.
— О, мама, позволь мне поносить твои рубины! — взмолилась Отем. — Пожалуйста! Они мои самые любимые!
— "Слезы Кали". Колье и серьги, — кивнула мать. — Они так называются, и я дарю их тебе, дорогая. Я отдала изумруды Фортейн, хотя сомневаюсь, что в Новом Свете ей представится случай их надеть. Индия получила сапфиры. Ах, какие у меня были великолепные сапфиры, верно, Адали?
— Что и говорить, моя принцесса, — согласился старик, — но те, что остались, не хуже.
— О нет. «Звезды Кашмира» — самые ослепительные камни, но я рада, что они у Индии. — Герцогиня выбрала алый бархатный мешочек и протянула дочери. — Твои рубины, дорогая. Пусть они принесут тебе счастье. Я всегда любила драгоценности. Так… что еще? — Она продолжала рыться в шкатулках под восхищенным взглядом Отем.
Уже через неделю маркиза была готова к отъезду. Ее дочери успели привыкнуть к новой обстановке и ничуть не страдали от предстоящей разлуки, тем более что бабушка пообещала им множество заманчивых развлечений.
Поездка заняла несколько дней, и тут им еще повезло: погода стояла теплая, и дороги были сухи, в противном случае путешественники так легко не отделались бы.
У ворот лондонского особняка Жасмин их встретил привратник.
— Меня не предупредили о приезде гостей, — вежливо заметил он.
— Я сын вдовствующей герцогини Гленкирк, герцог Ланди, а в карете моя сестра, маркиза д'Орвиль. Она остановится здесь на время своего пребывания при дворе, — пояснил Чарли, ожидая, что ворота распахнутся.
Но привратник, неловко переминаясь с ноги на ногу, опустил глаза.
— Прошу прощения, ваша светлость, но Гринвуд конфискован протекторатом. Теперь это собственность герцога Гарвуда, который изволит проживать здесь.
— Кровь Христова! — пробормотал Чарли, В окне кареты показалась Отем.
— Что случилось? — осведомилась она.
— Гринвуд конфискован Кромвелем, — пояснил Чарли. — Нас даже не позаботились известить. — Немного подумав, он спросил у привратника:
— А что, соседний дом, Линмут-Хаус, по-прежнему принадлежит графу Линмуту?
— Да, ваша светлость, и он сейчас здесь. Я точно знаю, потому что он лучший друг герцога. Почти каждое утро катаются вместе.
— Тогда все в порядке, Отем. Мы едем туда. Они нам родня и с радостью нас приютят.
Бросив монету привратнику, он велел кучеру ехать в Линмут-Хаус.
— Я когда-нибудь встречалась с ними? — полюбопытствовала Отем.
Брат покачал головой.
— Герцог Ланди к графу Линмуту, — объявил кучер привратнику.
Тот с помощью сына распахнул тяжелые ворота. Лошади побежали по усыпанной гравием аллее. Впереди показался огромный дом, и на крыльцо высыпали лакеи в белоснежных ливреях. Герцог спешился, Отем вышла из кареты, расправила юбки и последовала за братом по широким мраморным ступенькам крыльца. Вперед выступил важный дворецкий, излучая всем своим видом сознание собственной значимости. Правда, он немедленно поклонился Чарлзу Стюарту, безошибочно распознав в нем знатную особу.
— Милорд? — вопросил он.
— Я герцог Ланди, — представился Чарли, — и хотел бы побеседовать с графом Линмутом.
— Его сиятельство отдыхает перед сегодняшним спектаклем в Уайтхолле и приказал не беспокоить его.
— Кажется, я неясно выразился, — вкрадчиво обронил герцог. Так тихо, что дворецкому пришлось податься вперед, чтобы лучше слышать. — Я Чарлз Фредерик Стюарт. Любимый кузен короля, известный как Стюарт с-левой-стороны-одеяла.
Эта дама — моя младшая сестра, госпожа маркиза д'Орвиль.
Мы путешествовали несколько дней, но по прибытии обнаружили, что дом моей матери, тот, что по соседству, конфискован шайкой Кромвеля. Мне хотелось бы повидать своего родственника, графа Линмута. Кстати, как тебя зовут?
Он смерил дворецкого уничтожающим взглядом, и тот попятился.
— Беттс, ваша светлость, — обескураженно выдавил дворецкий.
— Беттс, я хотел бы поговорить со своим кузеном, графом Линмутом. Немедленно! — возвысил голос герцог.
— Да, ваша светлость, как вам будет угодно, — лепетал дворецкий, пятясь и едва не падая. — Позвольте проводить вас в библиотеку графа. Не угодно ли подождать, пока я схожу за его сиятельством?
Беттс поспешил вперед и, распахнув двери, проводил их в уставленную книжными шкафами комнату.
В камине горел огонь, и дворецкий, показав на серебряный поднос, где стояли графин и хрустальные кубки, дрожащим голосом спросил:
— Не угодно ли вина?
— Я сам налью, Беттс, — ответил Чарли, на этот раз чуть мягче. Он даже улыбнулся дворецкому.
— Я немедленно схожу за милордом, — повторил Беттс, бросаясь вон из комнаты.
— Я никогда тебя не видела таким, Чарли, — удивилась Отем.
— Привилегированные слуги зачастую стараются подменить собой хозяев. Никому не позволяй говорить с собой в подобном тоне, — усмехнулся Чарли, протягивая кубок сестре. — Лондонская челядь, особенно та, что на службе у короля, нередко ведет себя нагло и даже покровительственно.
Никогда не позволяй им этого, сестрица.
Отем кивнула и уселась рядом с братом.
— Кто они, эти Линмуты? — спросила она брата.
— У нас общая прабабка. Мадам Скай родила сына от своего мужа Джеффри Саутвуда, графа Линмута. Этот сын — наш двоюродный дедушка Робин. Не знаю, как зовут нынешнего графа, но мы в родстве. Дедушка Робин умер годом раньше короля Якова. Его старший сын, тоже Джеффри, погиб в битве при Нейзби в тысяча шестьсот сорок первом, сражаясь за короля Карла. Знаю, что у него был сын, а у того, в свою очередь, свои дети.
Дверь распахнулась, и на пороге появился красивый молодой человек с золотистыми волосами и зелеными глазами.
— Я Джон Саутвуд, граф Линмут, — объявил он, с любопытством глядя на гостей. — Вы желали меня видеть? Беттс утверждает, что вы моя родня.
— Я Чарлз Фредерик Стюарт, герцог Ланди. Наша общая прабабка была замужем за… — Он чуть приостановился, соображая, как лучше объяснить сложные родственные связи, и наконец закончил:
— Наша прабабка была второй женой Джеффри Саутвуда, графа Линмута.
— Невозможно, — покачал головой Джон. — Мою бабку звали Пенелопа, и она была единственной женой деда.
— Не того Саутвуда, — поправил Чарли. — Того прозвали Ангельским графом, и жил он во времена Елизаветы Великой.
— Господи Боже! — ахнул граф. — Тот Саутвуд был моим прапрадедом! Моими прабабкой и прадедом были Робин Саутвуд и его жена Энджел. Моим дедом был их старший сын, также Джеффри, который женился на своей кузине Пенелопе Блейкли. Мой отец — их старший сын Роберт Саутвуд, а мать — леди Дафна Роджерс. Он, как и мой старший брат Джеффри, погиб под Вустером. В то время мне было семнадцать, и, не дав мне ринуться в бой, мать увезла меня домой, в Линмут, где мы ожидали реставрации короля. Теперь умоляю объяснить мне еще раз степень нашего родства.
— Моей прабабкой была Скай О'Малли. Моя бабка — ее младшая дочь Велвет, графиня Броккерн. Моя мать Жасмин была ее дочерью. Мой отец — принц Генрих Стюарт. А это моя младшая сестра, маркиза д'Орвиль, урожденная леди Отем Лесли. Она дочь герцога Гленкирка. Он был последним мужем моей матери и погиб при Данбаре, сражаясь на стороне короля.
Молодой граф с улыбкой кивнул.
— Чем могу служить?
— Гринвуд, ранее принадлежавший моей матери, похоже, конфискован во времена протектората Моя овдовевшая сестра только что вернулась из Франции. Я хотел бы представить ее ко двору, но теперь ей негде приклонить свою прелестную головку. Я надеялся, что вы позволите ей остановиться в Линмут-Хаусе. Мои апартаменты в Уайтхолле недостаточно просторны для двоих.
— У вас апартаменты в Уайтхолле? — почтительно прошептал граф.
— Преимущество близкого родства с его величеством, — небрежно отмахнулся Чарли. — Мне всегда отводят покои рядом с ним. Так как насчет моей сестры?
— Разумеется, вы остаетесь, кузина Отем, — кивнул граф.
Кровь Христова! Ему будет завидовать весь мир!
При одном взгляде на даму у него перехватывало дыхание. Редкостная красота, хотя лицо чуть бледнее, чем следовало бы.
Граф поспешно дернул за шнур сонетки. В комнате немедленно возник Беттс, вероятно, торчавший все это время у дверей.
— Что угодно милорду? — вкрадчиво осведомился он.
— Немедленно приготовьте розовые покои для ее светлости, Беттс. Леди Отем, с вами прибыли слуги?
— Две горничные. Лили и Оран, — тихо пояснила Отем. — Огромное вам спасибо, кузен Джон. — Я для вас совсем чужая, и все же вы предложили мне кров. Как мило с вашей стороны.
— Не хотите ли отправиться сегодня в Уайтхолл? — предложил он. — Сегодня там дают итальянскую комедию масок, чтобы позабавить короля. Его любовница леди Палмер ждет ребенка и поэтому на время удалилась от двора, но, разумеется, сразу же после родов вернется. Весьма амбициозная особа, эта Барбара Палмер. Урожденная Вилльерс, если хотите знать.
— О, прошу меня простить, — отговорилась Отем. — Мы провели в пути несколько дней, и я ужасно устала. Мечтаю лишь о горячей ванне, легком ужине и мягкой постели.
— Я немедленно распоряжусь, милорд, — кивнул Беттс, поспешив к выходу.
— Я поеду с вами, — обратился Чарли к графу Линмуту. — Не терпится известить короля, что я вернулся. И поговорить насчет Гринвуда.
— Вряд ли это что-то даст, — отозвался граф. — Король обещал не отнимать собственность у новых владельцев. До сих пор он не делал исключений.
— Но Гринвуд не был собственностью короны, — вмешалась Отем. — Мадам Скай купила его много лет назад, вернувшись из Алжира. Мама будет в бешенстве, узнав о потере дома.
— Кромвель раздаривал владения людей, которых считал неблагонадежными, — пояснил граф.
— Но при чем тут мама? Она не принимала ничью сторону и уехала из страны! — возмутилась Отем.
— Зато не поддерживала Кромвеля открыто и к тому же была матерью единственного сына Генриха Стюарта, — напомнил Чарли. — Я поговорю с кузеном, но, боюсь, граф прав. Кроме того, маме этот дом не очень нужен, а семья имеет несколько лондонских особняков, где и останавливается при случае.
— Не в этом дело! — рассердилась Отем. — Король просто обязан возместить маме утрату дома. Не забудь, мой отец погиб в Данбаре, сражаясь на стороне Стюартов! И кто этот герцог Гарвуд, который был так предан Кромвелю и все же умудрился сохранить краденую собственность?
— Он был двойным агентом короля во время войны и после, — поспешил оправдать герцога граф Саутвуд. — Говорят, именно он обличил изменников в Обществе запечатанного узла.
— Так это он? — воскликнул Чарли. — Хотел бы я пожать ему руку за то, что вывел на чистую воду этого негодяя Ричарда Уиллиса! Как ему это удалось? Опасная, должно быть, работа!
— Он взял имя погибшего кузена — мальчика, который воспитывался в их доме с тех пор, как его мать, сестра предыдущего герцога, и отец погибли в море, возвращаясь домой из Ирландии. Дети были неразлучны и очень походили друг на друга. Бедняга кузен умер от лихорадки в самом начале войны. Надеюсь, вы понимаете, какая тогда царила неразбериха. Церковные записи либо не велись, либо были утеряны. Тогда-то герцогу удалось выдать себя за кузена и распространить слух, что сам герцог покинул Англию вместе со Стюартами. Его слуги оказались невероятно преданны хозяину и хранили тайну все девять лет. Король публично восхвалял верность и отвагу герцога.
— И все же это не меняет того факта, что Гринвуд принадлежал моей матери. Это подарок самой мадам Скай, — не сдавалась Отем.
— Милая, ты расстроена, — мягко перебил Чарли, — слишком измучена и не в силах мыслить здраво. Ты понятия не имеешь, как тяжело пришлось его величеству. Он не забывает истинной дружбы, дорогая.
В дверь постучали. Дождавшись разрешения, в комнату вбежала Лили.
— Не угодно миледи подняться наверх? Горячую воду уже принесли, и повар пообещал прислать хороший ужин.
— Иди отдохни, сестричка, — посоветовал Чарли, целуя Отем в лоб.
Она вздохнула и, присев перед графом в реверансе, еще раз поблагодарила за гостеприимство.
— Зовите меня Джонни, — попросил он, — как все мои друзья. И не позволяйте старому Беттсу себя запугать. Он вечно пасует перед надменностью и высокомерием, как всякий трус, наверное, поэтому не будьте с ним слишком добры.
Отем засмеялась и вместе с Лили отправилась к себе.
Дождавшись, пока за ними закроется дверь, Чарли предложил:
— Не лучше ли отправиться в Уайтхолл сейчас, Джонни? Правда, мои родные привыкли называть меня Стюартом-с-левой-стороны-одеяла, но для друзей я Чарли.
Мужчины вышли. Хозяин дома велел поставить карету Отем в каретный сарай, лошадей — в конюшню, кроме того. приказал хорошенько позаботиться о слугах гостей.
— Все будет сделано, милорд, — заверил Беттс, низко кланяясь. — Не угодно ли приготовить покои для его светлости?
— У его светлости апартаменты в Уайтхолле, — сообщил граф и едва не рассмеялся при виде ошеломленной физиономии дворецкого.
Такого тот явно не ожидал и теперь буквально источал рабскую почтительность. Однако граф ничем не выдал себя. по крайней мере до тех пор, пока они не вскочили в седло и не выехали со двора.
— У вас нет барки? — спросил герцог родственника, заметив, что дом расположен на берегу реки.
— Слишком дорогое удовольствие в наше время, — вздохнул граф. — Предпочитаю ездить верхом, а в случае необходимости здесь всегда много лодочников.
Отем, высунувшись из окна, провожала взглядом брата и новоявленного родственника. Конечно, неплохо бы поехать сегодня немного развлечься, но вряд ли у нее хватит сил.
Удивительно, откуда столько энергии в старшем брате? Наверное, просто многолетняя привычка, в конце концов, он с самого детства жил при дворе. Кажется, он вообще никогда не спит.
Стоя в спальне, красивой комнате с видом на реку, Отем вспоминала историю о том, как ее мать приплыла сюда на барке после возвращения из Индии.
Она попыталась представить Жасмин, бредущую по заснеженным лужайкам соседнего дома, и мадам Скай, обнимающую внучку. Ах, с Гринвудом столько всего связано! Она должна вернуть его!
Оказавшись в Уайтхолле, герцог Ланди незамедлительно выразил свое почтение его величеству, упав на колени и целуя его протянутую руку.
— Я немедленно приведу себя в порядок, ваше величество, но хотел сначала приветствовать вас.
— Встань, Чарли, — поморщился король. — Каждый раз, когда ты становишься на колени, я вспоминаю, кем был твой отец. Женись он на твоей матери, это я должен был бы преклонять перед тобой колени, — хмыкнул Карл. — Кстати, Джорджа Вилльерса ты помнишь, а это Габриел Бейнбридж, герцог Гарвуд. Вам давно пора познакомиться. Он ждал, пока ты вернешься ко двору, чтобы поговорить кое о чем.
Герцог Ланди поднялся.
— Вероятно, насчет Гринвуда, дома моей матери? Должен предупредить, сэр, что я привез ко двору мою овдовевшую сестру Отем, и она очень расстроилась, узнав о потере Гринвуда.
— Ты привез сестру ко двору? — заинтересовался король. — Она так же красива, как другие дамы твоей семьи?
Где она?
— Отдыхает в доме кузена Джонни по соседству и крайне раздражена, ваше величество, — с легкой улыбкой признался герцог. — Поездка утомила ее: мы пробыли в дороге несколько дней.
— Значит, вдова? — допытывался король.
— Да. Мама увезла ее в свой французский замок сразу после убийства Бесс. Отем вышла замуж за французского дворянина, который скоропостижно скончался пять лет назад, оставив ей крошку дочь. Когда вы, ваше величество, вернули себе все, что принадлежало вам по праву, мать с сестрой вернулись в Англию. Последнее время сестра все чахла, и я подумал, что визит ко двору ее развлечет. Она никогда не была в столице, поскольку в дни ее юности в стране уже правил Кромвель.
— Да, теперь я помню. Твоя мать преподнесла мужу сюрприз, родив ребенка вскоре после моего появления на свет. Кажется, они воспитывали ее в своем горном логове, Гленкирке, не так ли?
— Я поражен тем, что ваше величество помнит столь незначительные детали, — удивился Чарли.
— Когда она отдохнет, привози ее в Уайтхолл, Чарли. А сейчас оставляю тебя и Габриела вдвоем. Это очень важно, — шепнул король кузену. — Найдите местечко поспокойнее, и помни, что ты член моей семьи и находишься в присутствии короля.
«Что за странное заявление», — подумал Чарли, следуя за Гарвудом. Они отыскали укромную нишу, где их никто не мог подслушать.
Габриел Бейнбридж первым нарушил неловкое молчание.
— Не знаю, милорд, слышали ли вы что-нибудь обо мне, — начал он.
— Я знаю, вы были двойным агентом и благодаря вам разоблачили сэра Уиллиса. Позвольте пожать вашу руку, сэр! — воскликнул Чарли.
— Возможно, вы забудете о своем желании, милорд, когда услышите то, что я собираюсь сказать, — покачал головой Гарвуд. — Поэтому лучше подождать конца моей исповеди.
Вам известно, что я взял имя своего умершего кузена?
— Мне и это сказали, — кивнул Чарли. — Надо отдать должное вашим слугам, они свято хранили тайну.
Габриел Бейнбридж слегка улыбнулся.
— Они хорошие люди. Без их помощи мне вряд ли что-то удалось бы.
Собеседник герцога был очень красив, хотя и не первой молодости, лет сорока. Но в русых волосах не поблескивало серебро, а синие глаза могли свести с ума не одну женщину.
— Ваша жена, должно быть, гордится вами, — вырвалось у герцога.
— Я не женат. Когда-то подумывал, но тут началась война, и все хорошенькие девушки разбежались или ударились в пуританское ханжество.
— Понимаю, — кивнул Чарли. — Моя сестра покинула Англию по той же причине. Мама говорила, что исчезло приличное общество, которому можно было бы представить молодую даму.
— Однако мы отвлеклись, — напомнил герцог Гарвуд. — Я должен облегчить душу исповедью, милорд, и покорно просить вашего прощения.
— Но мы никогда не встречались, — возразил Чарли.
— Вы все поймете, когда я скажу, что моего кузена звали сэр Саймон Бейтс, — сообщил Габриел и замер, словно ожидая удара. Собственно говоря, он не осудил бы собеседника, вздумай тот наброситься на него с кулаками.
— Кровь Христова! — только и вымолвил потрясенный герцог Ланди, задаваясь вопросом, давно ли известна королю правда. На какую-то минуту он потерял дар речи. Этот человек командовал людьми, убившими его Бесс!
— Всего этого не случилось бы, войди я в дом первым, — продолжал Габриел.
— Почему же не вошли? — выдавил Чарли. — Почему?..
— Не знаю, — глухим голосом ответил герцог. — Меня послали забрать скот, всех лошадей и съестные припасы. Только в тот день большинство моих людей чем-то отравились и слегли, а мне дали под начало настоящее отребье — преступников и предателей. Естественно, я не мог доверять никому из них и сам отправился на рекогносцировку. Я проверял ваши конюшни и амбары, когда раздался выстрел. Солдатам вообще запрещалось входить в дом. Я же намеревался объяснить хозяевам, что конфискую скот и лошадей именем республики, и дать квитанцию, по которой они все получили бы обратно, когда восстановится мир.
— Но репутация сэра Бейтса была поистине устрашающей, — заметил Чарли. — Говорят, в Оксфорде он убил семью сэра Джералда Крофтса.
— Не было никакого Джералда Крофтса. И репутация Саймона Бейтса была плодом воображения людей Кромвеля.
Им требовалось вселить страх в сердца тех, кто слышал о его приближении, — пояснил Габриел. — Это делалось для того, чтобы люди беспрекословно подчинялись, боясь сурового наказания. Признаю, тактика довольно разумна.
— Верно, — кивнул Чарли.
— Ваша жена не должна была погибнуть, милорд, как и ваш слуга. Если бы совсем еще молодая девушка не застрелила убийцу, я сделал бы это сам. Иисусе, что за храбрая малышка!
— Это моя сестра Отем, — прошептал Чарли.
— Да! Ее именно так звали! Отем Лесли! — воскликнул герцог, но, тут же став серьезным, умоляюще посмотрел на него:
— Милорд, заклинаю вас простить меня. Знаю, что моя скорбь и угрызения совести не вернут вашу жену, но если бы я мог повернуть время вспять и пожертвовать собой ради нее, поверьте, ни на секунду бы не задумался.
Его красивое лицо и в самом деле исказилось печалью.
Из глаз хлынули слезы. Он бросился на колени перед Чарлзом и униженно склонил голову.
Герцог Ланди считал, что его душевная боль постепенно ослабла, но теперь, глядя на человека, пусть и невольно, но все же виновного в смерти Бесс, понял, что это не совсем так.
Он взглянул на Габриела и вздохнул.
Будь проклят Кромвель и его круглоголовые…
Любимое ругательство сестры мгновенно пришло на ум.
Но при чем тут Бейнбридж?
Герцог снова вздохнул.
Бесс ушла, и ничто не сможет ее вернуть. Человек, стоявший перед ним на коленях, не отвечает за Оливера Кромвеля и его приспешников. Не виноват в двух гражданских войнах и годах правления протектората. Не замешан в убийстве Карла I. Он помогал Стюартам как мог, рискуя своей жизнью в опасной игре. Если бы его поймали, наверняка повесили бы или обезглавили. Однако он не только выжил, но и помог обличить тех, кто мешал законному монарху вернуться на трон. Чарли знал, что сказала бы и сделала Бесс в этом случае. Она была женщиной разумной, любящей и добросердечной.
— Я прощаю вас, Габриел Бейнбридж, — спокойно выговорил Чарли, помогая герцогу подняться, — А теперь, сэр, пожмем друг другу руки.
— Спасибо, милорд! — воскликнул собеседник, горячо сжимая ладонь Чарли. Взгляды их встретились. — Благодарю вас, сэр, — повторил Габриел, глядя в честные глаза Чарли.
— Скажите, а во время встреч с Отем вы тоже так выглядели? — осведомился Чарли.
— Нет. Мои волосы были подстрижены по моде круглоголовых, да и одевался я совсем просто и только в черное. Говорили, что я произвожу поистине устрашающее впечатление.
— В таком случае вряд ли моей сестре стоит знать об этом. Неизвестно, как поступит Отем, узнав, что вы не только захватили Гринвуд, но еще и действовали под именем Саймона Бейтса. Боюсь, тогда никому жизни не будет. Но теперь я должен поговорить с моим кузеном. Заверим его, что между нами нет вражды. Я знаю, насколько тяжело пришлось таким, как вы, но король страдал куда сильнее, чем любой из вас. Я не стану его расстраивать.
— Согласен, — кивнул герцог Гарвуд, — и относительно вашей сестры тоже. Еще тогда нрав у нее был горячий. Вряд ли с тех пор она изменилась.
— Уж это точно, — рассмеялся Чарлз. — По-моему, она стала еще вспыльчивее. Лучше сделать вид, что вы не знакомы. Вряд ли она когда-нибудь узнает о вашем прошлом.
— Значит, все улажено? — обрадовался король.
— Да, ваше величество, — заверил Чарли.
— Превосходно! Привози свою сестру, кузен, и представь мне. Я окажу ей самый сердечный прием.
Глаза короля хищно блеснули.
«Господи, что я наделал? Во что впутался сам и впутал Отем?» — с ужасом подумал Чарли, но тут же вспомнил, что сестре уже почти двадцать девять. Опытная женщина, уже имевшая мужа и любовника. Она сама о себе позаботится.
Пусть поступает как хочет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. 3 сентября 1650 года

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АНГЛИЯ И ФРАНЦИЯ. 1650-1651 ГОДЫ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОТЕМ. 1651-1655 ГОДЫ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГОСПОЖА МАРКИЗА. 1656-1662 ГОДЫ

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Эпилог. королевский молверн. лето 1663 года

Ваши комментарии
к роману Околдованная - Смолл Бертрис



Невероятная история жизни, романтичная и в то же время трагичная. Книга просто завораживает, не дает ни единого шанса эмоциям остаться незатронутыми.
Околдованная - Смолл БертрисВиктория
19.01.2012, 17.48





Очень скучный роман,и ничего интригующего.
Околдованная - Смолл БертрисНИКА*
14.12.2012, 19.28





ПОТРЯСАЮЩЕ ВСЕГДА ВОСТОРГЕ ОТ РОМАНОВ Б. СМОЛЛ НИКОГДА ЕЕ НЕ ЗАБУДУ!!! СПАСИБО!!!
Околдованная - Смолл БертрисПОТРЯСАЮЩЕ
12.02.2013, 9.34





Я восхищаюсь ее книгами, но больше всего мне нравится Скай О'Малли, и ее история)) романы Бертрис Смолл можно читать не уставая
Околдованная - Смолл БертрисДи-
5.04.2013, 17.01





мдя...копия романа про Блейз Уиндхем...лишь с изменением имен гл.героев)
Околдованная - Смолл БертрисЛаНа
11.09.2013, 17.22





Прикольная, но немного не раскрыта тема последней любви ГГ-ни. Отличная книга на 10. Не знаю откуда такой рейтинг.
Околдованная - Смолл БертрисВеруся
7.11.2013, 22.59





Очень скучный роман, как будто писала не Смолл. Еле дочитала, самая неинтересная её книга.
Околдованная - Смолл БертрисВасяня
15.06.2015, 21.26





Tut Smoll peregnula uj sovsem s raznim zvetom zrachkov. Eto navernoe ujasno strashno. Eto je prosto urodstvo, ne ponimayu ya ee.
Околдованная - Смолл БертрисSasha
6.12.2015, 1.23





Это самая ужасная книга из всей саги. Она настолько нудная, скучная и неинтересная, что престо словами не предать. Много странных абсолютно неясных ментов. Во-первых вдруг отодвинувшееся рождением Отем (впрочем это было в этой и предыдущей книге). Очень конечно опечалила смерть Джеймса Лесли вначале. Я рыдала. И где вообще все время была Вельвет. Понятно что к тому времени она была стара, но она жила в той же Шотландии и они как бы до этого всегда общались С Жасмин. Куда делась клановая дружба? Очень порадовало воссоединение клана О'Малли в конце, потому что до этого огорчила мысль что все разбрелись и уже даже не помнят друг друга. Конечно поражает долгожительство главных героев, что было абсолютно не свойственно для того времени. И за весь роман Отем только вспомианет о тсарших сестрах, и ни разу они так и не появились. С Фортей все понятно- но Индия где была-то? То есть братцы тут активно во всем участвуют - а остальные где? Такое вуство, что это был глубоко вымученный роман.
Околдованная - Смолл БертрисЭнн
18.01.2016, 4.03





Очень порадовало в этом романе, что никого не отправили в гарем. Но поведение главной героини было конечно просто отвратительным.
Околдованная - Смолл БертрисЯ
18.01.2016, 4.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100