Читать онлайн Околдованная, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.49 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Околдованная - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Околдованная - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Околдованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— О Боже! — выдавила Отем, наклоняясь над тазиком.
Ее рвало целое утро, и облегчения не наступало.
— Этого следовало ожидать, — жизнерадостно заметила мать, вытирая бледное, покрытое потом лицо дочери.
— Чего именно? — взвилась Отем, отступая от тазика.
Голова болела, в желудке бурлило.
— Кровь Христова, Отем, у тебя уже есть ребенок! Неужели не сообразила, что ожидаешь еще одного?
— Не может быть! — взвыла Отем.
— Может, — неумолимо ответила мать, теряя терпение. — Пока мы были в Шамборе, король не вылезал из твоей постели!
Мы пробыли там шесть недель, дочь моя! И за все это время хотя бы раз прерывалась твоя связь с луной?
Отем устало качнула головой. Как же она измучена! Хорошо, что живот хоть немного успокоился. Ей хотелось одного: заснуть и не просыпаться.
— Когда в последний раз у тебя были недомогания? — не отставала мать.
— Как раз перед отъездом в Шамбор.
Жасмин, нахмурив брови, принялась загибать пальцы.
— Ребенок родится где-то между серединой июля и серединой августа.
— Господи! — расплакалась Отем. — Что мне делать, мама?
Теперь все узнают! Я погибла! А Мадлен? Что будет с ее репутацией?
— Наследницы редко заботятся о репутации в почтенном трехлетнем возрасте, — сухо заметила Жасмин. — Нет никакого позора в том, чтобы родить королевского бастарда, знаю это по своему опыту. Ты должна немедленно написать королю. Ему следует знать о ребенке, а заодно и достойно его обеспечить.
— Написать Людовику? И что я ему скажу, мама? Он не может жениться на мне. Это не Англия, а Людовик не Генрих Стюарт.
— Нет, это не Англия, но здесь короли так же снисходительны во всем, что касается их отпрысков, законных или нет. Завтра Двенадцатая ночь, и граф Монруа все еще не уехал в Париж. Он передаст твое послание королю. Таким образом, Людовик получит его из рук в руки без вмешательства секретарей, и все останется между вами.
— Между нами? — почти взвизгнула Отем. — К лету я стану жирной, как свинья, готовая опороситься. А ты по-прежнему воображаешь, что дело будет шито-крыто? Навряд ли, мама.
— Ты еще так наивна, — раздраженно бросила мать. — Результат твоего воспитания! Зря я не увезла тебя ко двору, как старших сестер! Поступала так, как было удобнее для меня и отца, забыв о своих обязанностях! Вот к чему привели мой эгоизм и слепота! — Жасмин тоскливо вздохнула и, мысленно одернув себя, обратилась к дочери:
— Носи ты ребенка от простого смертного, все было бы по-другому, хотя леди нашего круга находили способы решить и эту проблему. Однако отец твоего ребенка — король Людовик. И поверь, как бы ты ни старалась, о вашей связи известно всей округе. Просто соседи слишком воспитанны, чтобы открыто болтать об этом.
Когда твое состояние станет заметным, все поймут, от кого ребенок. Ги Клод подтвердит подозрения соседей. Более того, король непременно признает ребенка. Вряд ли он станет отрицать, что соблазнил порядочную вдову маркиза д'Орвиля.
Вели Марку немедленно ехать за графом и привезти его сюда.
Скажи Ги правду и попроси отвезти письмо королю. Ничего сложного в этом не вижу.
— Правда, мама? — недоверчиво спросила Отем, вытирая слезы.
— Конечно, — кивнула Жасмин и, обняв дочь, прошептала:
— Все будет хорошо, детка.
Король не сводил глаз с маленького листочка пергамента, на котором было всего четыре слова:
"Я в положении.
Bijou
type="note" l:href="#FbAutId_10">10
".
И ничего больше. Всего четыре слова. Простых, но таких важных.
Короля охватила дрожь восторга. Кто родится? Сын или дочь? Он искренне обрадовался привезенным графом новостям.
— Ты знаешь, что в этой записке? — осведомился он.
— Да, ваше величество, — с поклоном ответил граф.
— Как она?
— Еще прекраснее, чем всегда. Беременность ей к лицу, — последовал ответ. — В добром здравии и цветет.
— Отвезешь ответ в Шермон, — велел король, — а потом останешься дома до рождения ребенка. Объявишь всем, кто его отец, чтобы сразу заткнуть рты сплетникам. Если все будут знать правду, то и злословить будет не о чем.
Граф де Монруа кивнул и поклонился. Очевидно, король плохо разбирается в тонкостях провинциальной жизни. Слухи уже поползли. Но вряд ли кто-то посмеет косо взглянуть на прелестную маркизу или осудить любовницу короля.
— Она выбрала имена для новорожденного, ваше величество, и просит вашего одобрения. Мадам хотела бы окрестить ребенка сразу после появления на свет. Сына она хотела бы назвать Джеймс Луи, в честь покойного отца и вашего величества. Дочь получит имя Маргерит Луиза. Похоже, первая жена Генриха Четвертого была крестной матерью бабки Отем по материнской линии. Она считает, что при сложившихся обстоятельствах это имя очень подходит, тем более что Луиза — женский вариант имени вашего величества.
— Совершенно верно, — согласился король. — Я не знал, что в родословной госпожи маркизы есть и такие страницы.
Значит, наши семьи были связаны и раньше! Жаль, Монруа, что в ее жилах нет королевской крови! Какой идеальной королевой она могла бы стать!
— И правда, ваше величество, — поддакнул придворный, снова кланяясь. — А ваше величество ничего не желает написать госпоже маркизе? Несколько добрых слов пришлись бы весьма кстати.
— Позови кого-нибудь из секретарей, — приказал король и, когда граф исполнил повеление, продиктовал письмо к Отем. Заверил ее в дружбе и преданности. Выразил восхищение новостями и одобрил выбранные ею имена. Дал ребенку фамилию «де ля Буа» и отписал в его пользу доходы от маслоделен и сыроварен Шамбора и Шенонсо, которые будут выплачиваться регулярно начиная с этого месяца. Известил, что связь между ними будет поддерживать граф де Монруа, который станет сообщать королю о здоровье Отем и ее детей. И закончил послание просьбой нанять хорошую кормилицу, ибо ожидал появления Отем в Шамборе в октябре следующего года, когда приедет поохотиться.
Шамбор, по его мнению, потеряет всю свою привлекательность без его драгоценной.
— О, мама! — счастливо воскликнула Отем, прочтя письмо. — Ты была права! Я так счастлива!
— Неужели она любит его? — в ужасе прошептал граф герцогине.
— Нет-нет! — заверила Жасмин. — Просто чересчур чувствительна, как все женщины в ее положении. Пока вас не было, она успела убедить себя, что король забыл о ней и отречется от ребенка. Его великодушие вернуло ей уверенность в себе. — И погладив графа по руке, добавила:
— Бедняга Ги Клод! Лишен придворных развлечений и вынужден играть роль няньки chere amie
type="note" l:href="#FbAutId_11">11
короля. Я рада за свою дочь, но готова проливать слезы по вас.
— Честно говоря, — признался Монруа, — сам я предпочел бы остаться здесь. Париж — настоящая клоака для таких, как я, провинциалов, охотников за богатыми невестами. Город невыносимо грязен, и жить в нем весьма накладно. Нет, мадам, уж лучше жить спокойно в своем замке. К тому же мадам Сен-Омер нашла мне подходящую невесту. Я последую ее совету и посватаюсь.
— Кто она? — полюбопытствовала Жасмин.
— Единственная дочь зажиточного виноторговца и наследница своего папочки. Правда, кровь у нее не голубая, зато семья почтенная. Сама девушка воспитывалась в монастыре, так что приобрела некоторые познания заодно с манерами. Мой же род, пусть и благороден, но небогат и, уж конечно, невлиятелен. Кроме замка и земель, у нас почти ничего нет. Зовут мою будущую невесту Сесиль Буже.
— Когда же свадьба? — расспрашивала герцогиня.
— Скорее всего в будущем году. Но сначала мне нужно выполнить свой долг перед Отем и его величеством.
— Послушайтесь меня и женитесь после следующего приезда короля в Шамбор. Не стоит рисковать таким сокровищем, дорогой граф. Лучше всего прямо сейчас договориться о точной дате, — заметила Жасмин.
— Кажется, вы правы, — кивнул граф.
— Привозите ее в Бель-Флер и познакомьте со мной. В сложившихся обстоятельствах ей не стоит встречаться с Отем.
Не хотите же вы оскорбить ее папашу. Пусть лучше чувствует, какая честь ему оказана. Сама герцогиня удостоила его знакомством!
— Мадам, как мне благодарить вас? — улыбнулся Монруа, целуя ее руки.
— За что это он тебя благодарит? — вмешалась Отем и, выслушав объяснения матери, вздохнула:
— Вы так добры ко мне, Ги Клод! Когда скандал немного утихнет, приезжайте с невестой в Шермон. Простите за то, что задерживаю вашу свадьбу!
— О, я еще не перебесился, — усмехнулся граф. — Ну почему это женщины вечно спешат поскорее женить несчастного холостяка?
— Потому, что без нас вы вечно попадаете в беду, — со смехом пояснила Жасмин.
— А уж с вами одни неприятности! — парировал он. — В Париже только и разговоров, что о предстоящем браке короля. Анна Австрийская хочет сосватать ему свою племянницу Марию Терезию Испанскую, но ходят слухи и о Маргарите Савойской. Они с королем прекрасно ладят и, кажется, нравятся друг другу. Конечно, сейчас, когда король увлекся… — Граф прикусил язык и покраснел.
— Продолжайте! — попросила Отем. — Вы никоим образом не раните мои чувства! Нас с королем ничего не связывает, кроме постели! Это племянница кардинала Мария Манчини?
Он часто упоминал о ней.
— Да, — пробормотал Ги Клод. — Сплетничают, что кардинал крайне недоволен своей родственницей. Он не раз просил ее уйти с дороги его величества, но тот не позволяет, так что роман разгорается все сильнее.
— Она глупа! — воскликнула Жасмин. — Король все равно не женится на особе незнатного рода, но у нее не хватает ума отступить с достоинством.
— Она не сделает этого, пока король сам не удалит ее от двора. По-моему, он еще надеется бросить вызов всему миру и повести ее под венец, — возразил граф.
— Этому не бывать, — покачала головой Отем. — Король по-своему благороден, но долг прежде всего. Кардинал Мазарини недаром был его наставником, и он не разочарует ни его преосвященство, ни свою матушку. Женится на той, кого они выберут, и исполнит свои обязанности перед ними и Францией. Боюсь, мадемуазель Манчини ждет огромное разочарование. Я достаточно хорошо узнала короля, чтобы утверждать это.
— Ее выдадут замуж за богатого и влиятельного дворянина. Кардинал в состоянии дать ей великолепное приданое и тем самым погасить гнев оскорбленного тщеславия. Она не любит короля и к тому же чересчур горда. Больше всего на свете ей хочется стать королевой и властвовать над теми, кто презирал ее за низкое происхождение, — заметил Ги Клод.
— А король? Любит ее? — вырвалось у Отем.
— Воображает, что любит, но на самом деле скорее очарован самой идеей любви. Как вы убедились сами, он непостоянен. Женится, подарит Франции наследника и тут же заведет еще дюжину любовниц. При дворе немало красивых, готовых на все дам, а когда там появится королева, их станет еще больше.
— Удивляюсь, как это король вообще обратил на меня внимание, — призналась Отем, невольно поднося руку к животу, где уже зарождалось слабое биение жизни.
— Вы очаровали короля, когда тот был совсем еще юн, — откликнулся граф. — Он так и не сумел вас забыть. Позже ваша доброта и бескорыстие стали ему необходимы. Он навеки останется вашим другом и не бросит зачатого им ребенка.
— Но что, если его будущая королева будет оскорблена? — взволновалась Отем. — Нет хуже врага, чем мстительная женщина.
— Ваша связь началась еще до помолвки, и, если не получит большой огласки, а вы станете вести себя осмотрительно, королева не почувствует себя униженной даже при условии, что вы по-прежнему будете встречаться в Шамборе.
Король охотится там в октябре — ноябре, и ваше присутствие обязательно, если, разумеется, он сам не распорядится иначе. Наступит день, когда он привезет другую подружку или даже королеву, но до тех пор вы обязаны подчиняться ему, дорогая.
"Не могу же я иметь по ребенку в год от этого человека!
Придется на будущее не забывать о мамином зелье. Ну почему ни она, ни я не подумали об этом, прежде чем ехать в Шамбор? Но к следующему октябрю я буду во всеоружии!
Правда, у Мадлен появится маленький братик или сестричка, чтобы было с кем играть, и это уже неплохо. Я росла совсем одна. В Гленкирке оставался только Патрик, который совсем не обращал на меня внимания. Зато между этими детьми будет всего четыре года разницы", — думала Отем.
Зима выдалась мягкой, и новую винокурню достроили к весне, что дало возможность мужчинам начать окапывать и подвязывать лозы. Новости по-прежнему добирались в Шер с большим опозданием, и Отем пришла в бешенство, узнав, что кардинал Мазарини, получив согласие англичан пользоваться их флотом, публично поддержал Кромвеля.
— Когда это кончится? — восклицала она. — Каким образом Карл Стюарт может вернуться на трон, если Франция, родина его матери, стала союзником круглоголовых? Карл — двоюродный брат Людовика! Его мать испанка! Почему же мы сражаемся с Испанией? Не понимаю!
— Одному Богу известно, — вздохнула Жасмин. — Политика становится все сложнее с каждым днем. Кардинал и королева сватают инфанту испанскую и в то же время сражаются с Испанией за спорные территории. Но Францией правит Мазарини, король сам дал ему в руки власть. Очевидно, дело в том, что принц Конде, старый враг короля, предложил свои услуги Испании и назначен главнокомандующим.
— Но маршал де Тюренн легко разобьет его, если дело дойдет до драки, — предсказала Отем. — Людовик часто твердил, какой великий стратег этот Тюренн. Он безгранично доверяет маршалу.
Настало лето, и к дамам неожиданно явился герцог Ланди. Жасмин заплакала от радости, обнимая сына. Они не видели Чарли почти шесть лет, со дня свадьбы Отем. Он сильно похудел и выглядел усталым.
— Что с тобой сталось? — ахнула Жасмин, приглядевшись к сыну.
Он улыбнулся знакомой мальчишеской улыбкой и поцеловал мать.
— Такова жизнь беглеца, мадам. Это и распоряжение не выдавать мне денег ни в Англии, ни во Франции. Кира не смеют ослушаться приказа, хотя тайком ссужают меня под мое состояние. Отем, я с ужасом узнал о смерти Себастьяна, — начал он, но тут его взгляд упал на ее живот. — Сестричка! — ахнул он.
— Меня пригласили в Шамбор по распоряжению короля, — начала Отем, но брат уже все понял.
— Вот как? Он знает?
— Да, и очень счастлив. Немедленно распорядился обеспечить ребенка и приказал дать ему фамилию де ля Буа. Пообещал официально признать новорожденного. Похоже, я иду по стопам мамы, хотя она любила твоего отца, а мы с Людовиком просто друзья.
— Надеюсь, ты попросишь меня остаться и быть крестным отцом младенца, дорогая? — осведомился Чарли.
— Разумеется! — воскликнула Отем. — Нам с мамой надо тебя подкормить, ты до безобразия отощал дорогой! А где сейчас король Карл?
— Здесь, там — словом, всюду, где получит приют. Ходят слухи, что Кромвелю нездоровится. Его сын Ричард — жалкий глупец и не сумеет удержать власть. Хотя Мазарини и подписал договор с Англией, Людовик помогает своему кузену. Многие уверены, что, когда Кромвель умрет, а это может случиться очень скоро, генерал Монк вернет короля в страну. Похоже, осталось только выжидать. — Он поцеловал сестру в щеку и, погладив округлившийся живот, добавил:
— Если не возражаешь, сестричка, я, пожалуй, поживу до реставрации короля здесь, где могу есть за столом и спать в мягкой постели, не то что монарх, у которого далеко не всегда есть такая возможность.
Чарли и в самом деле казался донельзя измученным. Отем и Жасмин поняли, что ему стоило большого труда добраться до них.
— Я не могу вернуться в Англию, и Шотландия тоже закрыта для меня.
— Конечно, Чарли. Живи сколько хочешь. Вряд ли я смогу когда-нибудь достойно отплатить за твое гостеприимство в Королевском Молверне! — кивнула Отем. — Кстати, как твои дети? Есть какие-нибудь новости из дома?
— Дети в безопасности. Сабрина и Фредерик уже почти взрослые, Уильям тоже подрос. Я не видел их с тех пор, как покинул Шотландию. Королевский Молверн пуст. Бекет пишет мне, когда удается переправить письмо из Англии. Правда, там все обветшало, но, когда мы вернемся, у меня хватит денег, чтобы привести дом в порядок.
— Придется. Особенно если хочешь найти жену, — откровенно заметила Жасмин. — А ты должен жениться, Чарли.
— Знаю, но сейчас мечтаю только о еде! Кажется, я почуял запах говядины?
Отем с трудом поднялась на ноги.
— Пойдем в столовую, старший братец.
— Мама, ты живешь тут? — спросил Чарли, усаживаясь во главе стола.
— Да, дорогой. До родов осталось совсем немного, и я хочу быть с Отем. Кстати, после обеда познакомишься со своей племянницей Мадлен. Прелестное дитя. Копия своего отца.
— Сколько ей? — поинтересовался Чарли, кладя на тарелку огромный кусок говядины.
— В конце сентября исполнится четыре, — ответила Отем и велела лакею:
— Присмотри за тем, чтобы ни тарелка, ни кубок герцога не оставались пустыми. Кстати, мама, нужно привезти из Нанта месье Рено. Костюм Чарли оставляет желать лучшего, и вряд ли в его седельных сумках найдется приличная одежда.
— Верно, — пробормотал Чарлз, с аппетитом поглощая сочный бифштекс.
— Бьюсь об заклад, в этом году король не вернется в Англию! — заверила Отем. — Поэтому, братец, ты поедешь в Шамбор с нами. Людовик — гостеприимный хозяин, но тебе нужен новый гардероб. Мама, не может ли нантская контора Кира выдать Чарли немного денег?
Жасмин покачала головой:
— Я и просить не стану. Кира верно служили нам еще задолго до моего рождения. Если Кромвель не позволит Чарли снять деньги с английских счетов и Мазарини, следуя условиям договора, сделает то же самое, не стоит пытаться обойти их приказы и подвергать опасности Кира. Зато мои деньги никто не отнимет, но я запишу каждый пенни, который ты потратишь, дорогой Чарли, а потом вернешь долг.
— Согласен, мадам, — кивнул Чарли, поднося к губам кубок.
— Как приятно снова иметь мужчину в доме! — радостно объявила Отем. — До сих пор я и не сознавала, как много значит мужское присутствие!
Через месяц после появления Чарли, двадцать пятого июля, Отем родила дочь. Маргерит Луиза де ля Буа оказалась толстеньким спокойным ребенком с черными отцовскими волосами и темно-синими глазами, которые, как полагала мать, в один прекрасный день превратятся в янтарно-карие.
Шумиха, поднявшаяся вокруг королевской дочери, совсем не нравилась Мадлен.
— Она и вполовину не так красива, как ты, та petit chou
type="note" l:href="#FbAutId_12">12
, — уговаривал Чарлз, подхватывая на руки племянницу и направляясь в сад, чтобы показать ей пустое птичье гнездо.
— Я уже большая, дядя, а от малышки Марго плохо пахнет, — жаловалась Мадлен. — Я не писаю в пеленки. И вообще ношу не пеленки, а платьица!
Она торжествующе задрала юбочка, чтобы доказать свою правоту.
Чарли разразился смехом.
— Мадлен, — упрекнул он, одергивая ее подол, — дама не, показывает свои сокровища ни одному мужчине, кроме мужа. Посмотри, малышка, вот гнездо, о котором я говорил.
Отем не могла устоять от искушения кормить малышку первый месяц. Потом Марго, как прозвали девочку, перешла на попечение кормилицы, жены одного из виноделов, которая только что отняла своего ребенка от груди. Кормилицу звали Жизель. Мать четверых сыновей, она обожала свою питомицу. Скоро стало очевидным, что Жизель ко всему прочему нежно о ней заботится. Мари, нянька Мадлен, охотно передоверила кормилице часть своих обязанностей, тем более что маленькая резвушка требовала немало внимания. Мари удавалось немного отдохнуть, только когда ее подопечная учила азбуку со священником или спала.
Король, к удивлению обитателей Шермона, появился пятого октября вместе с графом де Монруа и немедленно потребовал показать дочь. При виде герцога Ланди он вопросительно поднял брови.
— Ваше величество, позвольте представить моего брата, Чарлза Фредерика Стюарта, герцога Ланди. Он известен в семье, как Стюарт с-левой-стороны-одеяла. Приехал погостить и согласился стать крестным отцом Марго вместе с графом Монруа. Надеюсь, ваше величество не рассердится.
Король протянул Чарли руку для поцелуя.
— Добро пожаловать во Францию, кузен, — приветствовал он, — ибо мы кузены, хоть и официально не признанные.
— Для меня большая честь, что ваше величество соизволили признать наше родство, — с поклоном ответил герцог, зная, что родство это весьма отдаленное.
— Вы посетите нас в Шамборе, — велел король. — Ваши мать и сестра отправятся туда через два дня, не так ли, моя драгоценная?
— Как угодно вашему величеству, — ответила Отем, делая реверанс.
— Вы подарили мне прелестную дочь.
— Она похожа на вас, сир, — улыбнулась Отем.
— В таком случае мадемуазель де ля Буа вырастет настоящей красавицей, и в свое время я выберу для нее достойного мужа, — пообещал король. — Вы собираетесь воспитывать ее сами?
— Конечно! Не в обычаях нашей семьи отдавать детей на воспитание! Я ни за что не соглашусь разлучиться с дочерьми. Они будут расти здесь, в Шермоне.
Король одобрительно улыбнулся и, взяв дитя у кормилицы, прошелся с ним по гостиной. Марго, обычно голосистая, на этот раз молчала. Наконец Людовик поцеловал маленький лобик и отдал девочку кормилице.
— Она само очарование и умеет слушать, — объявил он. — Эти два качества наиболее важны в женщине. Ну что ж, мне пора. Через два дня, мадам, не забудьте.
На прощание он приложился к ручкам обеих дам и, кивнув Чарли, удалился.
— Ты молодец, сестра, — прошептал герцог Ланди. — Собираешься иметь от него еще детей или хочешь выйти замуж?
— Не знаю, найду ли себе мужа. Может быть… если полюблю, ибо не пойду к алтарю ни по какой иной причине, и ты это знаешь, Чарли. Я любила Себастьяна, и его смерть оставила в душе глубокую рану. Что же до детей от короля… думаю, это не слишком мудро. Он скоро женится и не нуждается в орде незаконных отпрысков, которые, несомненно, будут раздражать королеву. Если слухи верны, ею станет испанская инфанта, а испанцы не так снисходительны к королевским бастардам, как французы и англичане.
Они отправились в Шамбор, и Отем опять отвели спальню рядом с королевской. На этот раз она уже была более уверена в себе и приветствовала собравшихся спокойно и без смущения. Ее поздравили с рождением дочери, восхищались искрящимся остроумием и острым умом. Выяснилось, что король по-прежнему страстно желает ее.
— Не могу поверить, что прошел целый год с тех пор, как я обладал тобой, — прошептал он, когда они легли в постель. Длинные пальцы сжали грудь Отем, скользнули по животу и погладили венерин холмик.
— Вы, как всегда, пылки и неукротимы, Людовик, — выдохнула Отем и, подавшись вперед, поцеловала его.
— Неужели со времен нашей сладостной идиллии у тебя никого не было? — удивился король.
— Конечно, нет! — вознегодовала она.
— Ну, разумеется, ты носила мою дочь, — кивнул он. — Ты подаришь мне еще одно дитя, моя драгоценная?
— На все воля Господня, месье, — благочестиво ответила она, зная, как богобоязнен ее любовник. Вряд ли стоит объяснять, что больше она не желает рожать королевских бастардов. Отем тихо вздохнула.
— Ты грустишь, дорогая? Почему? — удивился он.
— Думаю, это наша последняя встреча, Людовик, ибо вам предстоит скорая свадьба. Признаться, я наслаждаюсь вашим обществом, — заявила она, чтобы отвлечь его мысли от детей.
— Вряд ли я привезу королеву в Шамбор, — возразил король. — Мужчина должен иметь место для развлечений и игр. Я всегда буду ждать момента, когда ты сможешь присоединиться ко мне, хотя, вероятно, не сумею приезжать каждый год.
— Кто знает, а если вы предпочтете другую компаньонку? — лукаво заметила она. — Я слышала, что вы уделяете много внимания мадемуазель Манчини.
— Да, когда я в Париже, — кивнул он. — Ты ревнуешь?
— Возможно, — кокетливо бросила она, а сама подумала:
«Кровь Христова, я научилась флиртовать! Ничуть я не ревную. Пусть он и мой возлюбленный, но я не люблю его! Какое мне дело до Марии Манчини? Помоги мне, Боже, я просто стараюсь ему польстить!»
Его пальцы проникли в ее лоно, нашли бутон любви и стали потирать его.
— Не стоит ревновать, драгоценная моя, — утешил он, лаская языком ее ушко. — Она далеко не так прекрасна, как ты, да и страстной ее не назовешь.
— В таком случае почему ее считают вашей любовницей? — рассердилась Отем.
— Потому что так оно и есть, — преспокойно ответил он, продолжая теребить твердеющую горошинку. — Ее дядя подсунул мне племянницу для забавы, пока матушка ведет переговоры с отцом невесты. Мужчина моих лет просто должен иметь любовницу, чтобы не попасть в беду с придворными распутницами.
Он навис над ней и, придавив ее бедра своими, стал ласкать полные груди.
— Черт меня побери, если это не самые восхитительные яблочки любви, которые я когда-либо видел!
Отем слегка пошевелилась. До сих пор она не сознавала, как ей не хватало его страсти. Она хотела ощутить его в себе.
Ей нравилось чувствовать на себе его тяжесть, принимать удары его копья, пока она не обезумеет от наслаждения.
Тихо застонав, она обняла Людовика и притянула к себе, так что их губы почти соприкоснулись.
— Люби меня, дорогой. Я так истосковалась по тебе!
И это было правдой. Она жаждала его прикосновений. Его раскаленного желания.
Король медленно вошел в нее, улыбаясь, при виде ее счастливых глаз.
— Ах, моя драгоценная, я тоже скучал по тебе!
— Надеюсь, ваш пыл не угас, Людовик, — смело бросила она, — ибо я, кажется, ненасытна.
— Боюсь, я еще более голоден, дорогая, — признался король со смехом, принимаясь, к восторгу Отем, доказывать правоту своих слов.
В начале ноября король вернулся в Париж.
— До будущего года, — прощался он с Отем, напоследок целуя ее в губы, и та с улыбкой кивнула.
Граф де Монруа был уволен с королевской службы с позволением жениться и вести свое хозяйство. День свадьбы был назначен на первое декабря, и Ги Клод, пожелав Отем и ее спутникам счастливого пути, поспешил к себе в поместье, чтобы подготовиться к прибытию невесты.
— Привозите ее в Аршамбо на Рождество, — пригласила Жасмин. — Мы тоже там будем, а де Севили с радостью ее примут.
— Обязательно, — пообещал граф и, взглянув на Отем, нерешительно спросил:
— Вы не передумали, дорогая? Может, все-таки выйдете за меня?
Отем с легкой улыбкой покачала головой.
— Вы удивительно галантны, Ги Клод! Спасибо. Но нет Я еще не готова связать себя, и только человек необыкновенный заполнит пустоту, оставшуюся в моем сердце после смерти Себастьяна. Но мы все же останемся друзьями?
Он нежно поцеловал ее руки.
— Всегда, дорогая.
После его отъезда они отправились в Шермон.
Снова потянулись серые зимние дни, снегопады и метели. На Рождество они гостили в Аршамбо, провели праздники с родными. Филипп де Севиль, как всегда благожелательный и гостеприимный, тепло их приветствовал. Тетушки искренне обрадовались Чарли. Он отпускал им комплименты, безбожно льстил и забавлял анекдотами из, своих странствий. Прибыл и граф Монруа с женой. Новоиспеченную графиню немедленно приняли в их маленький круг. Сесиль оказалась хорошенькой малышкой с милой улыбкой и красивыми глазами. По всему было видно; что она обожает мужа.
— Обращайтесь с ней хорошо, Монруа, — строго наставляла Антуанетт. — Такой повеса, как вы, недостоин этого сокровища. Вы мне нравитесь, графиня, и всегда будете желанной гостьей в Аршамбо.
Зиме, казалось, не было конца. Из Гленкирка прибыло письмо от Патрика. Тот, не подозревая, что брат сейчас живет во Франции, беспокоился за его судьбу. Дети Чарлза были здоровы и быстро взрослели. Он тревожился за племянницу Сабрину, которую считал необузданной и своевольной. Четырнадцатилетний Фредерик и десятилетний Уильям были куда послушнее.
— Патрику следует послать девочку ко мне, — решила Жасмин. — Она в точности как Отем в ее возрасте. Кроме того, в Шотландии нет подходящего для нее общества, и я не могу допустить, чтобы моя внучка росла как дикарка! В конце концов, она дочь герцога!
— Она Стюарт, — напомнил сын. — Слишком опасно переправлять ее из Англии или Шотландии. Поверь, мама, еще немного, и король вернется. Тогда я вновь займусь детьми и домом. Ты приедешь в Королевский Молверн и научишь Бри всему, что нужно знать приличной даме. С ее молодостью и приданым она выберет любого мужчину, которого только пожелает.
— А вот это, сын мой, может оказаться той самой проблемой, которой ты так стремишься избежать, — предупредила Жасмин. — Если король не займет трон в течение года, ты должен любой ценой доставить Сабрину во Францию.
Пришла весна, и виноградные лозы выпустили первые листочки. Незадолго до дня рождения Марго пришла весть о великом сражении под Дюнкерком между французской армией, подкрепленной войсками Кромвеля, и испанцами в союзе с английскими роялистами, которыми командовал принц Яков, герцог Йоркский.
Четырнадцатого июня французы под началом маршала де Тюренна разбили испанцев и их главнокомандующего, изменника принца Конде.
После этого был подписан мирный договор. Французы получили Руссильон, Артуа и несколько крепостей по северной границе с испанскими владениями в Нидерландах. Пиренейский договор ознаменовал согласие испанцев на брак между королем Людовиком и испанской инфантой Марией Терезией.
Кромвелю был обещан Дюнкерк, но третьего сентября он умер, и Англия не получила ничего.
Почти сразу же после его смерти король Людовик XIV публично заявил о поддержке своего кузена Карла II и генерала Монка, ратующего за возвращение монархии. Ричард Кромвель не обладал ни силой характера, ни дипломатическими способностями отца и уже не мог по-прежнему объединять антироялистов. На переговоры должно было уйти несколько месяцев, но Карл незамедлительно собрался домой, где, как он полагал, его ждала восторженная встреча. Почти сразу же в столицу Франции потянулись сторонники короля в ожидании того счастливого дня, когда им позволят вернуться на родину.
В предвкушении своего восшествия на трон король Карл предложил руку Генриетте Екатерине, сестре его зятя, принца Оранского. Но к ноябрю выяснилось, что до конца переговоров еще далеко, да и исход их неясен. И о помолвке было забыто. Генриетта Екатерина вышла замуж за Иоганна Георга Ангальт-Дессау. Король долго жалел о несостоявшемся браке, но жизнь продолжалась. Как и вся Европа, он стал свидетелем почти неестественного бездействия, окутавшего Англию после смерти Кромвеля. Но потом стало ясно, что Ричард Кромвель, или, как его прозвали. Немощный Дик, не способен управлять государством. От него отвернулись почти все бывшие сторонники отца, желавшие теперь реставрации монархии. Но время для этого еще не пришло. Между роялистами тоже не было единства.
Скандал разразился, когда обнаружилось, что один из основателей Общества запечатанного узла, тайной роялистской организации, сэр Ричард Уиллис, все это время был двойным агентом. Поражало и пугало его умение столько лет выходить сухим из воды. Разоблачение предателя еще больше задержало возвращение короля. Довольно слабые силы роялистов под предводительством сэра Джорджа Бута попытались поднять мятеж, как раз во время сбора урожая, но его быстро подавили, а вместе с ним и надежды на счастливый исход для Карла Стюарта, Чарли ненадолго уехал, чтобы повидать короля, и вновь появился в Шермоне к Рождеству. Судя по его словам, король был уверен, что помочь ему может единственный человек в Англии — генерал Джордж Монк. Монк был профессиональным военным, принадлежавшим к поколению придворных Карла I.
Он командовал войсками Кромвеля в Шотландии, славился своей справедливостью и свято верил в порядок и дисциплину.
Он не обогатился на конфискации дворянских и церковных земель, не принимал участия в казни короля, не приговаривал монарха к смерти, не подписывал ордеров на арест, не заседал в суде. Все это расположило к нему наследника короля, который не мог простить убийц отца. Генерал Монк решил, что реставрация монархии убережет страну от новой гражданской войны. Его брат, корнуэльский священник, действуя как посредник, принялся немедленно готовить почву для приезда Карла в Англию.
— Я останусь у тебя до весны, — сообщил Чарли сестре. — В октябре король был так обескуражен, что решил искать удачи в Испании. Но мы разубедили его и уговорили подождать, пока генерал Монк не даст о себе знать. А ты, сестрица? Встречалась в этом году со своим королем?
— Естественно, — рассмеялась Отем. — Он приехал в октябре в очень грустном настроении. Кардинал и королева-мать все-таки разлучили его с маленькой подружкой Марией Манчини. Мария, похоже, воображала, что сумеет обойти своего дядюшку и поймать короля в сети брака. Король действительно влюблен в девушку, ибо, по его словам, она умна, остроумна и образованна. Правда, лицом не удалась и грубыми чертами скорее похожа на трактирную девку. Людовик сам это говорил.
— Королевская свадьба назначена на лето будущего года, — заметил Чарли.
— Знаю, — кивнула сестра. — Людовик требует, чтобы мы с мамой тоже приехали, но я колеблюсь. Вряд ли это прилично в сложившихся обстоятельствах.
— Если получишь приглашение, придется ехать, — возразил брат. — Нельзя ослушаться королевского приказа.
— Думаю, кардинал и королева Анна сами будут составлять список гостей и едва ли включат нас, — заметила Жасмин. — Кроме того, теперь мы вряд ли снова увидим Людовика. В следующем году он, разумеется, не приедет в Шамбор через несколько месяцев после своей женитьбы! Но я жду не дождусь, когда мы снова окажемся в Англии, расцелуем Индию и Генри.
Как же долго нас не было!
— А Патрик? — допытывалась Отем. — И Гленкирк?
— Я соскучилась по всем своим детям, но не знаю, смогу ли вернуться в Гленкирк.
Как и предполагала Жасмин, их действительно не пригласили на свадьбу. 30 мая 1660 года король Карл II занял трон своих предков. Чарли незамедлительно отправился в Англию и просил сестру и мать сопровождать его, но Отем прежде дождалась сбора урожая и лишь потом с детьми и слугами покинула Шермон.
— Вы вернетесь, госпожа маркиза? — спросил Лафит. — А маленькая мадемуазель?
— Обязательно, Лафит, и моя дочь тоже, — пообещала Отем. — Мадемуазель д'Олерон — хозяйка поместья, а мадемуазель де ля Буа — дочь его величества! Они француженки и должны жить на родине.
Мажордом поклонился.
— Мы с нетерпением будем ждать вашего приезда, госпожа маркиза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. 3 сентября 1650 года

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АНГЛИЯ И ФРАНЦИЯ. 1650-1651 ГОДЫ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОТЕМ. 1651-1655 ГОДЫ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГОСПОЖА МАРКИЗА. 1656-1662 ГОДЫ

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Эпилог. королевский молверн. лето 1663 года

Ваши комментарии
к роману Околдованная - Смолл Бертрис



Невероятная история жизни, романтичная и в то же время трагичная. Книга просто завораживает, не дает ни единого шанса эмоциям остаться незатронутыми.
Околдованная - Смолл БертрисВиктория
19.01.2012, 17.48





Очень скучный роман,и ничего интригующего.
Околдованная - Смолл БертрисНИКА*
14.12.2012, 19.28





ПОТРЯСАЮЩЕ ВСЕГДА ВОСТОРГЕ ОТ РОМАНОВ Б. СМОЛЛ НИКОГДА ЕЕ НЕ ЗАБУДУ!!! СПАСИБО!!!
Околдованная - Смолл БертрисПОТРЯСАЮЩЕ
12.02.2013, 9.34





Я восхищаюсь ее книгами, но больше всего мне нравится Скай О'Малли, и ее история)) романы Бертрис Смолл можно читать не уставая
Околдованная - Смолл БертрисДи-
5.04.2013, 17.01





мдя...копия романа про Блейз Уиндхем...лишь с изменением имен гл.героев)
Околдованная - Смолл БертрисЛаНа
11.09.2013, 17.22





Прикольная, но немного не раскрыта тема последней любви ГГ-ни. Отличная книга на 10. Не знаю откуда такой рейтинг.
Околдованная - Смолл БертрисВеруся
7.11.2013, 22.59





Очень скучный роман, как будто писала не Смолл. Еле дочитала, самая неинтересная её книга.
Околдованная - Смолл БертрисВасяня
15.06.2015, 21.26





Tut Smoll peregnula uj sovsem s raznim zvetom zrachkov. Eto navernoe ujasno strashno. Eto je prosto urodstvo, ne ponimayu ya ee.
Околдованная - Смолл БертрисSasha
6.12.2015, 1.23





Это самая ужасная книга из всей саги. Она настолько нудная, скучная и неинтересная, что престо словами не предать. Много странных абсолютно неясных ментов. Во-первых вдруг отодвинувшееся рождением Отем (впрочем это было в этой и предыдущей книге). Очень конечно опечалила смерть Джеймса Лесли вначале. Я рыдала. И где вообще все время была Вельвет. Понятно что к тому времени она была стара, но она жила в той же Шотландии и они как бы до этого всегда общались С Жасмин. Куда делась клановая дружба? Очень порадовало воссоединение клана О'Малли в конце, потому что до этого огорчила мысль что все разбрелись и уже даже не помнят друг друга. Конечно поражает долгожительство главных героев, что было абсолютно не свойственно для того времени. И за весь роман Отем только вспомианет о тсарших сестрах, и ни разу они так и не появились. С Фортей все понятно- но Индия где была-то? То есть братцы тут активно во всем участвуют - а остальные где? Такое вуство, что это был глубоко вымученный роман.
Околдованная - Смолл БертрисЭнн
18.01.2016, 4.03





Очень порадовало в этом романе, что никого не отправили в гарем. Но поведение главной героини было конечно просто отвратительным.
Околдованная - Смолл БертрисЯ
18.01.2016, 4.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100