Читать онлайн Околдованная, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.49 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Околдованная - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Околдованная - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Околдованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Стражники у ворот Шенонсо заметили вдалеке пыль и переглянулись. Они никого не ждут. Кто это может быть?
Коричневатый туман постепенно рассеялся, и на дороге показалась длинная вереница экипажей и карет. Форейторы громко дули в рожки, кучера размахивали кнутами. Картина была столь живописной, что даже серенькое утро казалось солнечным.
— Пошли за капитаном, — велел старший караула.
Капитан д'Омон явился как раз в ту минуту, когда у ворот остановился первый экипаж. Окно спустили, и показалась прелестная женская головка в алом бархатном капюшоне, отороченном горностаем. Дама ослепительно улыбнулась.
— Добрый день, капитан, — весело приветствовала она. — Я маркиза д'Орвиль. Мы с соседями приехали выразить свое почтение ее величеству королеве Анне.
— Королеве? — деланно удивился д'Омон.
Отем звонко рассмеялась.
— Ну же, капитан, — уговаривала она. — Это не Париж, а провинция! Здесь секрет сохранить невозможно. Все мы знаем, что ее величество прибыла в Шенонсо успокоиться и отдохнуть после стольких трудов, благодаря которым наш добрый король официально вступил во власть. Сегодня День святого Мартина, и мы привезли ее величеству только что зарезанных и разделанных гусей, дикого кабана и нескольких оленей, которых наши мужья убили на охоте. Кроме того, у нас полно яблок, груш и вина из собственных садов и виноградников. Это большой праздник, и мы хотим разделить наше веселье с королевой. Будьте великодушны и пропустите нас, пожалуйста. Некоторым пришлось провести в пути несколько часов. Не прогоните же вы нас домой ни с чем!
Она так далеко высунулась из окна, что плащ распахнулся, и капитан невольно заметил соблазнительные сливочно-белые полукружия.
— Госпожа маркиза, — начал он, — резиденция ее величества должна быть местом покоя и уединения. Сам король приказал не беспокоить его матушку.
— Но, капитан, ее величество пробыла здесь несколько недель и, разумеется, успела соскучиться. Она, несомненно, будет рада повидаться с соседями. Мы приезжали весной целыми семьями, с мужьями и детьми, когда ее величество была здесь с сыном и принцем Орлеанским. Сегодня же здесь только дамы. Если вы так уж боитесь, мы оставим наши экипажи за воротами и пойдем пешком, но, боюсь, вам придется внести наши подарки. Они слишком тяжелы для женщин.
Капитан вздохнул.
— Я должен спросить королеву, захочет ли она, чтобы нарушили ее уединение. Если ее величество согласится, ваши экипажи могут въехать во двор.
— Может, вы пойдете сами, капитан? Если пошлете кого-то из своих людей, слуги могут заважничать и отказать нам от имени королевы. Ее величество даже не узнает, что мы здесь, — заранее разгадав уловку капитана, предложила Отем.
Настала его очередь улыбнуться.
— Вы умная миленькая кошечка, госпожа маркиза, — дерзко заявил он, — но так и быть, я исполню ваше желание.
Он с ухмылкой отвернулся и вошел во двор. Ничего не скажешь, хитрое создание!
Капитан д'Омон сам был провинциалом, родился и вырос в Пуату. Женщины, приехавшие сегодня, скорее всего никогда не увидят Парижа. Если бы решение зависело от него, он немедленно впустил бы их. Кто они такие? Безобидные сельские дворяночки, которым не терпится увидеть монаршую особу.
Войдя в покои ее величества, капитан застал королеву за вышиванием. Она сидела над пяльцами с иглой в руке и даже не подняла головы при его появлении. Он учтиво поклонился, ожидая разрешения заговорить. Королева милостиво кивнула.
— Ваше величество, — обратился к ней капитан, — у ворот дожидаются местные дворянки, которые привезли вам подарки на День святого Мартина. В сельской местности трудно хранить секреты, о чем я очень сожалею. Но дамы просят позволения предстать перед вами. По их словам, они привезли гусей, дичь, фрукты и вино. Как быть, ваше величество?
Не давая королеве ответить, вмешалась мадам де Лоран, приставленная к ней принцем Орлеанским.
— Немедленно отошлите их, — распорядилась она.
— Нет! — воскликнула королева. — Я скучаю, и было бы грубостью прогнать этих дам, ведь они так любезны и милы!
Кроме того, это покажется странным, и по округе поползут слухи. Пригласите их, капитан д'Омон, а вы, мадам де Лоран, позаботьтесь об угощении для гостей.
Королева встала и воткнула иглу в материю.
— Проводите их в гостиную, которая выходит окнами на реку, капитан.
— Как угодно вашему величеству, — почтительно поклонился капитан, хотя отметил, что мадам де Лоран покраснела от злости. «Непонятно, ведь она так же скучает, как ее госпожа», — подумал он, спеша принести приятную новость прелестной маркизе д'Орвиль.
Белая с золотом гостиная с видом на Шер располагалась этажом ниже той галереи, по которой король гулял с Отем несколько месяцев назад. Женщины столпились в комнате, болтая и смеясь. В дверях показалась королева, и все низко присели. Сердце Отем трепетало от волнения. Если их план провалится, что с ними будет?
Она впервые задалась этим вопросом. Раньше ей в голову не приходило, что они могут потерпеть неудачу.
— Вот она, сторожевая собака, — прошипела мадам Сен-Омер. — Нужно разлучить ее с королевой, иначе ничего не получится. Но время еще есть, дорогая Отем. Время есть.
Женщины по очереди представлялись королеве и восхищались тем, что ее величество помнит подробности о жизни каждой. Но мадам де Лоран маячила за ее спиной и так откровенно подслушивала, что королева в конце концов рассердилась и раздраженно бросила:
— Оставьте меня в покое, мадам! Вы следите за мной, как за преступницей! Немедленно возвращайтесь в мои покои и присмотрите за тем, чтобы к вечеру было все готово. Я позову вас, если понадобитесь, а до той поры не омрачайте веселья своим присутствием!
— Но король… — заикнулась мадам Лоран.
— Оставьте меня! — твердо повторила королева. — Мы обе знаем, кто отдает вам приказы! Вон, или я прикажу бросить вас в темницу! Пока я не сделаю шага за пределы Шенонсо, мушкетеры повинуются мне!
На щеках надсмотрщицы появились красные пятна. Но она смолчала и, присев в реверансе, попятилась к двери. Очевидно, невозможность открыто сорвать на ком-нибудь злость угнетала ее.
— Ваше величество, — прошептала Отем королеве, — постарайтесь не выказывать своих чувств. Делайте вид, что болтаете о пустяках. Мы посланы вашим другом и пришли спасти вас. Моя тетка мадам де Бельфор надела два плаща. Сейчас она снимает верхний, пока остальные загораживают ее. Пожалуйста, накиньте его, но не поднимайте капюшон, чтобы ваше лицо было видно. Капитан не разрешил нам остаться надолго. Когда он прикажет нам уходить, мы все закроем лица и со смехом и шутками поспешим к воротам. Вы окажетесь в толпе и должны молчать. Если Господь на нашей стороне, мы благополучно выберемся из Шенонсо и поможем вам оказаться в Париже.
— А если он не на нашей стороне, госпожа маркиза? — так же тихо осведомилась королева.
Отем пожала плечами.
— Не знаю, но думаю, что все же попробовать стоит, ваше величество. Король в вас нуждается. Его окружают подлые продажные люди.
Королева ощутила тяжесть плаща на плечах. Оглядев себя, она увидела, что по какому-то совпадению он был такого же темно-фиолетового цвета, как ее наряд. Она поспешно застегнула плащ и расправила складки. Невидимые руки тут же помогли ей.
— Merci, — пробормотала Анна Австрийская.
Они попробовали вино и бисквиты, но в самый разгар веселья на пороге возник капитан и объявил, что дамы слишком утомляют ее величество.
— Проводите дам, усадите в экипажи и проследите, чтобы они благополучно выехали из Шенонсо, — во всеуслышание приказала королева. — Я вернусь в свои покои. Передайте повару, чтобы зажарил одного из этих чудесных гусей на ужин.
— Слушаюсь, ваше величество, — покорно ответил капитан и, взмахнув рукой, попросил дам выйти.
Королева Анна, лукаво блеснув глазами, подняла капюшон, отороченный темной норкой и почти скрывавший лицо.
Женщины, болтая и смеясь, направились к выходу. Королева поверить не могла, что все происходит на самом деле, но не прошло и минуты, как она оказалась в экипаже вместе с мадам де Бельфор и Сен-Омер. Колеса покатились, и процессия медленно двинулись к воротам. Только Отем задержалась, кокетничая с капитаном.
— Как мило с вашей стороны походатайствовать за нас, капитан! Королева выглядит такой свежей и отдохнувшей!
Мы снова приедем на Рождество. Надеюсь, королева все еще будет здесь, — щебетала она, взмахивая ресницами и по-девичьи краснея.
На прощание она протянула ему руку. Тот почтительно приложился губами к ее пальцам, помог Отем сесть в карету, причем придержал ее локоток дольше, тем того требовали приличия.
Отем опустила окно и высунулась.
— Прощайте, капитан, — прошептала она, послав ему воздушный поцелуй.
Капитан долго смотрел вслед удалявшемуся экипажу, гадая, что за человек ее муж. Возможно, какой-нибудь старый провинциал. Кажется, маркиза не прочь поиграть в постели.
Что ж, когда она вернется в Шенонсо, он найдет способ встретиться с ней. Похоже, это поручение короля окажется куда более интересным, чем он предполагал!
В нескольких милях от Шенонсо два экипажа остановились на дороге. Из первого вышла закутанная в плащ женщина, и карета немедленно уехала. Королева села в другую, где находилась Отем. Второе сиденье тут же подняли.
— Простите, что приходится прятаться за моим сиденьем, ваше величество, — сказала Отем. — Это на случай, если ваше отсутствие быстро обнаружат. Подозреваю, что мой экипаж обыщут прежде остальных, потому что именно я настаивала на нашем появлении в Шенонсо. Но ехать не слишком далеко.
Королева Анна с ловкостью, удивительной для ее возраста, втиснулась в узкое отверстие.
— Я не стану до конца поднимать сиденье, пока не удостоверюсь, что нас преследуют. Надеюсь, вас не смущает теснота.
— Понятия не имею, никогда раньше не сталкивалась ни с чем подобным… нет… в детстве я спряталась от моей старой дуэньи в бельевой кладовой. Но там так приятно пахло, что мне было довольно уютно. Я и не вспоминала о том случае до сегодняшнего дня. Скажите, мадам, как Джулио оказался в вашем замке?
— Король попросил его вернуться, но, конечно, есть немало таких, кто противится королевской воле. Мой муж несколько лет был одним из доверенных лиц кардинала. Я только недавно узнала об этом. У его преосвященства есть двойник, его кузен. Он выставляет себя напоказ в Колони, и ваши враги уверены, что кардинал по-прежнему там. Они понятия не имеют, что он уже во Франции. Его преосвященство с нетерпением ждет вас, ваше величество.
— Я истосковалась по нему за последние месяцы, — прошептала королева скорее себе, чем Отем. — Боялась, что больше его не увижу. А когда меня увезли из Парижа, испугалась по-настоящему — не столько за Джулио, сколько за моих любимых сыновей.
— Мадам, нас преследуют, — крикнул кучер. — Гнать лошадей или притвориться, будто ничего не замечаю?
— Продолжайте ехать, как ехали, Анри, — велела Отем. — Ваше величество, мне очень жаль, но придется поднять сиденье. Только, умоляю, ведите себя тихо, как мышка. Постарайтесь не шуметь.
Она ободряюще улыбнулась королеве, та кивнула в ответ, и через секунду сиденье было поднято и закреплено потайными защелками. Отем вернулась на свое место, устроилась в углу и притворилась, что дремлет. Сзади нарастал гром: это мчались кони мушкетеров.
— Остановить карету! — приказал властный голос, и кучер натянул поводья.
Почти сразу же дверца кареты распахнулась. Отем деланно взвизгнула и закрыла лицо руками.
— Что это значит, капитан? — возмутилась она, но, тут же изменив тон, кокетливо промурлыкала:
— Вы и вправду опасный человек, капитан, и большой грешник! Разве можно гоняться за замужними дамами? Что я скажу мужу, когда кучер донесет ему обо всем? Немедленно убирайтесь!
Она соблазнительно надула полные губки и укоризненно погрозила пальцем.
— Как бы мне ни хотелось признаться, маркиза, что именно ваши прелести отвлекли меня от исполнения долга, все же не стану лгать столь неотразимой особе.
Свет фонаря упал на лихо закрученные усы. Ничего не скажешь, привлекательный мужчина!
— В таком случае почему вы меня остановили? — фыркнула Отем.
— Королева пропала, мадам.
— Что?! Вы, месье, наверняка ошиблись! Кто вам такое сообщил? Вы абсолютно уверены? Но если это и так, необходимо немедленно пуститься на поиски! Королева может быть в смертельной опасности, капитан! — всполошилась Отем.
— Я поднялся в покои королевы, после того как проводил вас и отдал повару приказание зажарить гуся. Но ее величества не оказалось на месте. Мадам де Лоран поклялась, что королева не приходила. Я немедленно велел обыскать все комнаты, где жила королева, но, к моему величайшему сожалению, ее не нашли. Я разослал отряды по всем окрестным дорогам. Поиски будут продолжаться, пока ее величество благополучно не вернется в Шенонсо. Похитители будут Строго наказаны, обещаю, — закончил он.
— Разумеется, капитан, — согласилась Отем. — Но вы не ответили на мой вопрос. Почему вы остановили мою карету?
Или вы считаете, что это я увезла королеву? Как видите, я в карете одна. Кроме того, разве вы сами не помогали мне сесть в экипаж? Я последней покидала двор замка. Кому придет в голову похитить королеву Анну?
— Прошу вас выйти, госпожа маркиза. Я должен лично удостовериться, что в карете никого, кроме вас, нет, — потребовал он, предлагая руку.
— Какое варварство! — запротестовала Отем так естественно, что он немедленно уверился в ее неподдельном гневе.
Однако этого было недостаточно, чтобы рассеять его подозрения. Она не боялась, что капитан обнаружит укрытие королевы. И крючки, и задвижки, удерживавшие сиденье на месте, были слишком хорошо спрятаны.
Капитан взобрался в карету, огляделся и, поскольку на первый взгляд все оказалось в порядке, решил ретироваться.
— Прошу прощения, мадам, — пробормотал он, — но вы должны понять, что это необходимая мера.
— Безусловно, капитан, — сухо обронила Отем и, усевшись, захлопнула дверь перед его носом и приказала кучеру гнать коней.
Мушкетер остался на дороге в полной уверенности, что прелестная маркиза больше не хочет его знать.
Кучер хлестнул лошадей, и карета рванулась вперед.
— Вашему величеству придется пока остаться на месте, — тихо сказала Отем. — А вдруг они вернутся! Не отвечайте, мадам. Молчите. Мы уже недалеко от Шермона.
И тут ей в голову пришла новая мысль.
— Анри, не удивляйся, если из кареты выйдет только одна женщина. Отведи лошадей в конюшню и никому ничего не говори.
— Да, мадам, — последовал бесстрастный ответ.
Кучер прекрасно понял намерения хозяйки. Чем меньше людей будет знать опасную тайну, тем больше шансов спасти королеву.
Маркиз уже ждал жену во дворе замка. Высадив закутанную в плащ даму, он повел ее к крыльцу. Отем немедленно вскочила, спустилась вниз с помощью Анри и, выскользнув наружу, быстро пробежала через двор и вошла в замок через низенькую боковую дверь, ведущую в узкий коридор, который кончался короткой лестницей. Поднявшись наверх, она оказалась на втором этаже, где были расположены спальни, и, наконец, добралась до своих покоев.
— Вы вернулись! — обрадовалась Лили.
— Где Оран? — встревоженно спросила Отем.
— Я отослала ее ужинать на кухню, — пояснила Лили, — Она ничего не знает и не узнает.
— Нас останавливали по дороге, но к тому времени я надежно ее спрятала. Где мой муж?
— Повел ее к кардиналу, — прошептала Лили.
Дверь гостиной открылась, пропуская Себастьяна.
— Хорошая работа, госпожа маркиза, — похвалил он с широкой улыбкой. — Похоже, у вас просто талант к интригам. Они хотят видеть тебя. Пойдем.
Он протянул ей руку.
Кардинал Мазарини и королева Анна сидели в одной из башен замка. Мазарини обнимал королеву за плечи, а она улыбалась ему, сияя полными слез глазами. Заслышав шаги, они обернулись.
— А вот и наша героиня, — приветствовал кардинал. — Дорогая маркиза, вы изумительны! Королева рассыпалась в похвалах вашей выдержке. Кроме того, по ее словам, вы совершенно очаровали капитана.
— Боюсь, у капитана хватит хитрости обыскать замок.
Пока он не уверен, что королева именно здесь, не знает, заговор это или просто случайность. Он понимает, что ее величество исчезла после того, как уехали гости. Поскольку я последней покинула замок, он сначала догнал меня.
— Мы так благодарны вам, — заметила королева. — По словам Джулио, это вы предложили план, объехали соседей и призвали их под наши знамена. Благослови вас Господь, моя дорогая маркиза. Но как же мне удастся вернуться в Париж?
— Нужно спрятать вас на несколько дней, ваше величество, — ответила Отем. — Все повозки и экипажи будут обыскивать, так же как и замки по всей округе. Здесь нам всем грозит опасность, но есть одно местечко, куда они не доберутся. Моя мать живет недалеко от Аршамбо, в маленьком замке Бель-Флер. Он всегда служил убежищем моей семье и находится в стороне от больших дорог. Скорее всего капитан д'Омон вообще не знает о его существовании, а если и знает, мама сможет сделать так, что ни вас, ни кардинала не найдут.
Но нужно отправляться сегодня, пока враги не устроили повальный обыск. Матушка ждет нас. Как только слуги улягутся спать, мы уедем. Мы доверили нашу тайну очень немногим людям. Так, пожалуй, лучше. К тому же никто не знает, что под именем Робера Клари скрывается его преосвященство.
— Подумать только, при таком уме зарывать свои таланты в провинции, — вздохнул кардинал. — Какая жалость!
— Но, Джулио, — возразила королева, — я не уверена, что это такая уж печальная участь! Что может быть лучше безмятежной жизни! Сколько неприятностей подстерегало нас на пути!
— Да, но она не рождена инфантой испанской, дорогая, и никогда не станет королевой Франции. Ты же была на вершине славы и власти, — напомнил Мазарини возлюбленной, — и с честью исполнила свой долг. Родила двоих прекрасных сыновей.
— Судьба была ко мне милостива, подарив тебя, — многозначительно добавила королева.
Мазарини, кивнув, поцеловал ей руку.
— Несмотря на все удары, мы были счастливы, дорогая, и Людовик наконец обрел власть. Но все же он нуждается в , нас, поэтому ты должна вернуться.
— А ты? Что будет с тобой? — воскликнула королева.
— Людовик просил меня вернуться, но пока это небезопасно. Я договорюсь о встрече с ним где-нибудь в провинции, неподалеку от Парижа, возможно, в Пуатье. К тому времени как мы вернемся в столицу, порядок будет восстановлен. Страна не может больше выносить постоянных распрей. Принцев крови и их союзников следует усмирить раз и навсегда. В Париже должно воцариться спокойствие. Думаю, этого можно добиться, даровав Гонди кардинальскую шапку. Я уже написал из Колони папе. Он обещал исполнить мою просьбу, когда я займу прежнее положение и наш король утвердится на троне. Ну а потом, моя дорогая Анна, мы вырвем ядовитые зубы у высокородных змей, которые нас окружают. Власть Людовика должна быть абсолютной!
— Как мы доберемся до вашей матери?. — обратилась к Отем королева. — Что, если одинокая карета привлечет внимание?
— Мы поедем верхом, а копыта коней обмотают тряпками, ваше величество, — пояснила Отем. — Мы с мужем проводим вас. Я велю своей служанке подать ужин, а потом вы сможете отдохнуть перед дорогой.
— Это совершенно новая сторона твоего характера, дорогая. Признаюсь, не ожидал такого, — заметил Себастьян, когда они вернулись в свои покои.
— А я думала, что к этому времени ты успел узнать меня со всех сторон, — поддразнила она. — Если и пропустил что-то, то не потому, что не старался.
Она быстро обернулась и поцеловала его в губы, Муж рассмеялся.
— Ведите себя прилично, госпожа маркиза, — с притворной строгостью пожурил он. — День еще не кончился.
— Когда это нас останавливало? — проказливо хмыкнула Отем.
— Хотя бы сегодня, иначе мне будет казаться, что кардинал постоянно заглядывает через мое плечо. Давай сначала устроим их, а потом… вместе помолимся об удаче.
— Они любят друг друга, — заметила Отем. — Ведут себя как почтенная супружеская пара. Глядя на них, я вспоминаю своих родителей. Грустно и невыразимо трогательно.
— Говорят, они в самом деле женаты вот уже несколько лет, но, разумеется, доказательств нет. Подобное свидетельство морганатического брака между Анной Австрийской и Джулио Мазарини было бы несчастьем.
— Почему? — удивилась Отем.
— Королева была замужем за королем Людовиком XIII двадцать три года, прежде чем родился ее первенец, — пояснил Себастьян. — Найдутся такие, кто будет утверждать, что новый король — сын Мазарини, а не законный отпрыск Людовика.
— Какой вздор! — возмутилась Отем. — В то время королева едва знала Мазарини, ибо его положение было недостаточно высоким, чтобы вращаться при дворе. Король как две капли воды похож на отца, портрет которого я видела в Шенонсо.
— Верно, и королева — женщина добродетельная, но, малышка, ты достаточно мудра и понимаешь: всегда есть люди, которые ни перед чем не остановятся, чтобы получить власть и влияние, — усмехнулся Себастьян.
— Я рада, что мы ведем простую жизнь, — вздохнула Отем.
— И все же кардинал уверен, что королевский двор — самое подходящее место для твоих талантов, — возразил муж. — Ты хотела бы поехать туда?
— Возможно, когда дети вырастут. К тому времени Людовик построит свой дворец в Версале. Было бы интересно посмотреть его, сердце мое.
Лили, вот и ты! Беги на кухню и принеси ужин королеве и месье Джулио. Они в северной башне. Если спросят, скажи, что несешь поднос нам. Марк поможет тебе. Поспеши! — Да, мадам, — кивнула Лили и исчезла.
— Марк поедет с нами, — решила Отем. — Поскачет впереди с фонарем. Придется продвигаться не спеша, но ничего не поделаешь. Неизвестно, когда заявится капитан д'Омон.
Нельзя привлекать внимание посторонних.
— Я не хочу, чтобы ты ехала, — вдруг объявил Себастьян.
— Что? — взорвалась Отем.
— Чем меньше коней, тем незаметнее, — стоял на своем муж. — Если твой мушкетер ворвется в Шермон сегодня ночью, ты сможешь сбить его с толку. Увидев тебя, капитан спокойно отправится восвояси, но если Лили заявит, что ты спишь и никому не велела тебя беспокоить, непременно что-то заподозрит. Я один смогу проводить наших гостей. Ты и сама признаешь мою правоту, дорогая.
Отем вздохнула. Ничего не попишешь, он действительно прав, но она так наслаждалась своим новым приключением, что и помыслить не могла, чтобы оно кончилось так скоро. Все же нельзя подвергать опасности королеву Анну и кардинала. Царствование короля зависит от благополучного возвращения королевы в Париж и встречи кардинала с Людовиком в Пуатье.
Отем неохотно кивнула.
— Я вволю полежу в ванне и буду ждать тебя в постели, дорогой, — пообещала она.
Себастьян схватил ее в объятия и жадно поцеловал.
— Мадам, вы способны соблазнить даже ангела. Я вернусь, как только смогу, Когда настала минута отъезда, маркиз передал королеве и кардиналу привет и пожелание удачи от жены и объяснил, почему ей лучше остаться дома.
Кардинал понимающе кивнул:
— Капитан д'Омон, как настоящий терьер, готов забраться в лисью нору и не успокоится, пока не затравит добычу. Вашей жене и впрямь лучше отвлечь его.
Лафит позаботился о том, чтобы на пути в замок им никто не встретился. Марк уже ждал на конюшне. Поездка должна была занять несколько часов, поскольку приходилось двигаться медленно и окольными дорогами, через густые леса, при слабом свете фонаря. Обмотанные тряпками копыта коней почти беззвучно переступали по поросшим мхом тропинкам. Путешественники очень устали, а когда достигли Бель-Флер, стало ясно, что капитан сделал ошибку, отложив поиски до утра.
Выехав из леса, они приблизились к низкой стене, окружавшей сад. Маркиз спешился и, сняв с седла измученную королеву, открыл своим ключом садовую калитку и провел своих спутников в дом через маленькую боковую дверь, почти полностью скрытую разросшимся плющом.
Дворецкий Адали, поджидавший гостей, низко поклонился:
— Моя госпожа приветствует вас. Прошу последовать за мной. Я покажу вам спальни.
— Как нам благодарить вас? — прошептала королева, сжимая руку Себастьяна. — Имея таких преданных друзей, Людовик может не беспокоиться за свой трон.
Маркиз расцеловал пальчики ее величества.
— Ваше величество, служить вам — самая высокая в мире честь.
— Вы еще услышите обо мне, — пообещал кардинал, прощаясь с маркизом.
— Ничуть не сомневаюсь, ваше преосвященство, — с улыбкой ответил Себастьян и вышел той же дорогой.
Марк уже держал лошадей под уздцы. Они успели вернуться в Шермон как раз перед рассветом.
Отем сонно улыбнулась мужу и протянула руки.
— Небо светлеет, — пробормотала она.
— Солнце восходит, — выдохнул он, целуя ее округлые грудки. Отем подбадривала мужа тихими стонами и криками.
Он разорвал ее ночную рубашку, спеша добраться до обнаженного тела, и принялся лизать ложбинку между грудями, розоватые ореолы, задорно торчащие соски.
Отем судорожно вцепилась в его мягкие волосы.
— О-о, как хорошо, — прохрипела она, когда он втянул в рот нежную маковку и принялся сосать.
Потом настала очередь второго соска, и Отем вздохнула от удовольствия. Он накрыл ее своим телом и вонзился в истекающее соками лоно. Отем в беспамятстве гладила его спину, безмолвно побуждая двигаться быстрее, с готовностью принимая его плоть. В порыве страсти она сцепила ноги у него на спине и отвечала на каждый толчок, пока оба не взорвались в пламени взаимного наслаждения. Сжимая друг друга в объятиях, супруги провалились в сон, но забытье продолжалось недолго. Оба проснулись от грохота. В дверь спальни колотили тяжелые кулаки. Не успели они опомниться, как дверь распахнулась. Себастьян сел, растерянный, ничего не понимающий, видя только, что в комнате полно мушкетеров.
— Какого дьявола… — начал он.
Потрясенная жена поспешно прижала к груди простыню.
— Я говорил им, что вы спите, месье, — сбивчиво оправдывался Лафит. — Сказал, что сам пойду за вами, поскольку этот человек настаивал на том, чтобы увидеться с вами и госпожой маркизой. — Он пронзил капитана д'Омона гневным взглядом. — Но мне не позволили.
— Ничего страшного, Лафит. Капитан здесь по делам, касающимся его величества, не так ли, капитан?
Однако я вынужден просить вас удалить ваших людей из спальни. Лафит отведет их на кухню и накормит. Если соизволите подождать меня в гостиной, я скоро выйду и с удовольствием побеседую с вами.
Он преспокойно поднялся, не стыдясь своей наготы, и, прищурившись, холодно добавил:
— Вы испугали мою жену, к тому же мне не слишком нравится та неприкрытая похоть, с которой ваши люди смотрят на маркизу.
Себастьян просунул руки в подбитый мехом бархатный халат, поданный Лафитом, и шагнул к двери, ведущей в гостиную.
— Прошу вас, господа, — велел он, и мушкетеры немедленно повиновались.
Оставшись наедине с капитаном, маркиз негромко заметил:
— Насколько я понял, это вторжение в мой дом связано с исчезновением королевы? Разве ее еще не нашли? Я говорил жене, что она, возможно, заблудилась в нежилых помещениях замка. Что ни говори, а Шенонсо огромен.
— Ее так и не нашли, месье, — коротко бросил капитан.
— И поэтому вы решили обыскать мой дом, — усмехнулся маркиз. — Считайте, что получили разрешение.
Она налил себе и гостю вина.
Капитан д'Омон, подняв кубок, провозгласил:
— За короля!
— За короля, — отозвался маркиз, высоко поднимая свой кубок.
— Я в любом случае обыщу дом, с позволения или без, ибо, как вы сами отметили, явился сюда во имя его величества. Королева-мать, доверенная моим заботам, пропала. Король будет очень расстроен.
— Капитан, я из верных источников знаю, что король и без того расстроен, поскольку он даже не знает, где находилась его мать.
— Но я получал приказы от его величества, скрепленные королевской печатью! — нахмурился мушкетер. — Его величеству, разумеется, известно местопребывание королевы Анны!
— А вдруг вы ошибаетесь? Что, если человек, разжигающий распри в стране с тех пор, как умер отец короля, желает разлучить его с матерью? Только благодаря матери и кардиналу мальчик благополучно дожил до тринадцати лет. Вы неглупы, месье д'Омон, и понимаете, что власть развращает. Несмотря на груз обязанностей, король еще слишком молод. Разве на коронации он не просил ее величество стать его правой рукой? Моя жена присутствовала там и все мне рассказала. Спросите себя, почему эта преданная и любящая женщина ни с того ни с сего покинула сына в самый критический момент его жизни? Вряд ли стоит искать какой-то заговор среди здешних семей. Я скорее бы обратил внимание на тех, кто ищет богатства и власти, пытаясь втереться в доверие к юному королю. Это не нам, а им на руку исчезновение королевы-матери. Мы всего лишь растим виноград и делаем вино. Политика нас не интересует, и мы от нее далеки.
Капитан смутился, не ожидая таких речей, но все же упрямо настаивал на своем:
— Я должен обыскать все окрестные замки, особенно тех дам, кто вчера приезжал в Шенонсо, иначе мой долг не будет выполнен.
— Как угодно, капитан, но вы не осудите, если я вернусь в спальню?
Он поставил вино, повернулся и вышел, но не лег в постель, а подождал, пока хлопнет дверь гостиной. Для верности он выглянул и, убедившись, что мушкетер ушел, направился к жене. Та вопросительно воззрилась на него.
Себастьян приложил палец к губам, лег и, обняв, стал целовать жену. Но когда широкая ладонь накрыла грудь, Отем ударила его по руке.
— Не могу, — прошептала она. — Ничего не могу, пока эти люди в нашем доме.
Себастьян поцеловал ее пальчики и смеясь кивнул.
В начале января из Парижа прибыл королевский курьер с подарком для маркиза и маркизы д'Орвиль — большой серебряной с золотом солонкой, на которой были выгравированы гербы короля и маркиза. К подарку было приложено короткое послание, всего три слова: «С благодарностью, Людовик».
В середине февраля пришло известие о том что король встретился с кардиналом Мазарини в Пуатье. Кардинал прибыл во главе войска из полутора тысяч пехоты и тысячи всадников. И немедленно стал укреплять свою власть, действуя в интересах короля: сажал в тюрьмы одних, подкупал других, одаривал третьих, стремясь усилить Францию изнутри. Те, кто пытался сопротивляться, были вынуждены признать, что Мазарини непобедим и пойдет на все ради процветания королевской власти. Всякий, кто пытался встать на его пути, будет без сожаления раздавлен.
Пришла весна, виноградники зазеленели. Лето показало, что год выдался благоприятным для вина. В начале следующего года Отем, к своему восторгу, обнаружила, что беременна. Неприятные ощущения по утрам быстро прошли, и маркиза расцвела пышным цветом. Лето она провела в саду за шитьем приданого вместе с тетушками и матерью. И смеялась, когда Жасмин заявила, что дочь выглядит такой же созревшей, как виноград ее мужа.
— Мне нравится чувствовать в себе новую жизнь, мама, — уверяла Отем. — У меня будет много детей!
Тридцатого сентября, в день второй годовщины свадьбы маркиза и маркизы д'Орвиль, Отем разрешилась дочерью.
Роды были быстрыми и на удивление легкими.
— В следующем году ты получишь наследника, — пообещала она счастливому мужу, ни в малейшей степени не разочарованному тем, что у него не сын, а дочь, изящная, как куколка. — А девочку мы назовем Мадлен Мари.
— Почему? — удивился он.
— Потому, что две последние королевы, которых дала Франция Шотландии, звались Мадлен и Мария. Малышка Мадлен была дочерью короля, но умерла, не вынеся шотландских зим. Мария де Гиз — мать нашей королевы Марии Стюарт, матери Якова Стюарта. Она тоже была когда-то королевой Франции. Поэтому мы и назовем нашу дочь Мадлен Мари.
— Мадемуазель Мадлен д'Олерон, — протянул Себастьян. — Что ж, мне нравится.
Малышка была крещена отцом Бернаром и Рыжим Хью, Крестными матерями стали мадам де Бельфор и мадам Сен-Омер, К удивлению родных, Отем попросила стать крестным отцом Адали.
— Только он, — твердо объявила она. — Адали такой же добрый христианин, как все мы, и я знала его с самого рождения. Лучшего крестного для Мадлен не сыскать.
И вот теперь старик гордо стоял рядом с тетушками Отем на крестинах младенца и молился, чтобы Господь дал ему сил увидеть, как девочка вырастет. Конечно, это было бы чудом, но ведь и чудеса случаются, хоть и редко.
Прошел год, и в свой первый день рождения Мадлен выглядела настоящим пухленьким ангелочком с темными локонами и дымчато-голубыми глазами. Она уже ходила и оказалась особой весьма решительной. Ко второму дню рождения она без умолку говорила и бегала на крепеньких ножках. Родители обожали ее, как, впрочем, и все окружающие, потому что по природе Мадлен была милым ребенком, несмотря на природное упрямство и стремление во всем поставить на своем. Она действительно старалась добиться желаемого, но, надо отдать ей должное, никогда не таила зла, даже если ей отказывали в просьбе.
Отем снова ждала ребенка к весне. Но несколько дней спустя после дня рождения Мадлен с виноградников примчался крестьянин, криком призывая госпожу маркизу. Лафит, увидев людей, несущих что-то тяжелое, ахнул и попятился. Госпожа метнулась из дома, и ее отчаянные вопли огласили окрестности.
Крестьяне, тащившие Себастьяна на наскоро сколоченных носилках, внесли его в дом. Побелевшая Отем шла рядом с ними, взяв мужа за руку.
— Пошли за моей матерью, — приказала она Лафиту, — и за доктором, если таковой есть поблизости. А вы несите его наверх.
Мужчины уложили маркиза на постель. Лили и Оран разразились горькими слезами при виде хозяина. Но Отем полоснула их мрачным взглядом.
— Слезами горю не поможешь! — рявкнула она. — Помогите мне раздеть его. Марк, возьми у камердинера ночную сорочку хозяина. — И, наклонившись над мужем, пролепетала:
— Сейчас, сердце мое, все будет хорошо. Где болит?
Он с трудом показал на грудь. Оран принесла чашу с вином, и Отем, подложив под спину мужа подушки, принялась его поить. Себастьян пил крошечными глотками.
Втроем женщины сумели переодеть его и укрыть одеялом. Себастьян слабо сжал руку жены.
— Я… умираю, — выдохнул он. — Священника…
— Я поеду, — поспешно вызвался Марк, не слушая протестов Отем. Ему было страшно признаться даже себе, что хозяин прав. Он действительно умирает.
Лакей выбежал из комнаты и нашел Лафита.
— Месье, маркиз требует священника. Где он?
— В церкви в Аршамбо, — почти всхлипнул мажордом.
Молодой слуга бросился в конюшню и, оседлав лошадь, погнал ее галопом по дороге в Аршамбо.
Отец Уго молился в деревенской церкви.
Марк, задыхаясь, сообщил:
— Наш господин, маркиз д'Орвиль, умирает. Святой отец, он молит вас приехать к нему. Возьмите мою лошадь. Я должен известить графа де Севиля, а тот отвезет меня обратно.
С этими словами он выбежал из церкви и направился прямо в замок. Выслушав печальную весть, граф приказал запрягать карету для сестер, а сам вместе с Марком отправился на конюшню за лошадьми. Не теряя времени, они поскакали в Шермон.
— Он еще жив? — первым делом осведомился граф у Лафита.
— Жив, ваше сиятельство. С ним святой отец и мадам, — пробормотал мажордом. — За госпожой герцогиней уже послали.
— Вам известно, что случилось?
— По словам работника, маркиз, как всегда, трудился вместе со всеми на виноградниках, собирая гроздья, как вдруг схватился за грудь. Лицо исказилось судорогой, и он с громким криком повалился на землю, да так и не смог встать.
— Как только мадам Жасмин прибудет, проводите ее наверх, — велел граф.
Маркиз неподвижно лежал в полутемной спальне, освещенной всего двумя свечами. Рядом бормотал молитвы отец Уго. По другую сторону сидела Отем с окаменевшим лицом, на котором жили лишь измученные глаза. Она изо всех сил сдерживала рыдания. У нее на коленях сидела двухлетняя дочь.
Мадлен была не по-детски серьезна, словно понимала, что происходит нечто ужасное. Граф де Севиль ободряюще сжал плечо племянницы. Отем подняла голову и слабо улыбнулась.
— Не понимаю, — выдавила она. — Этого не должно было случиться, дядя. Как такое может быть?
— Не знаю, Отем, — вздохнул он, садясь в придвинутое Лили кресло.
Они долго молчали, прислушиваясь к затрудненному дыханию умирающего. Отем с трепетом наблюдала, как лицо мужа словно расплывается, тает под ее взглядом. Нет, это просто дурной сон! Она нещадно щипала себя в надежде проснуться и увидеть, что все осталось как прежде, как вчера.
Они были так счастливы. У них есть дети! Он не может умереть! Не может! У него есть ради чего жить!
Она вздрогнула, ощутив прикосновение холодных пальцев мужа.
— Дорогая, — шепнул он. Голос казался на удивление сильным. Но Отем, не в силах вымолвить ни слова, только смотрела в любимое лицо.
Себастьян нежно улыбнулся и из последних сил стиснул руку жены.
— Je t'aime et notre Madeline aussi, — сказал он. — Je t'aime
type="note" l:href="#FbAutId_9">9
.
Глаза его закатились, и с последним вздохом жизнь покинула его.
Отем зажала рот, чтобы заглушить тоскливый вопль. Священник встал и, перекрестив усопшего, закрыл ему глаза Оран с неожиданной заботой взяла сонную девочку у матери и поспешила в детскую. Только когда дверь за ними закрылась, Отем безутешно зарыдала, заливаясь слезами. Лили и граф растерянно взирали на нее, не зная, как помочь.
— Он умер, причастившись и получив отпущение грехов, — попытался утешить скорбящую вдову отец Уго.
— Он умер слишком молодым, и так скоропостижно! — воскликнула Отем. — Что это за Бог, который допускает подобную несправедливость? Отвечайте, святой отец, что это за Бог, отнимающий молодого человека у семьи в расцвете сил?!
— Мне трудно ответить на это, госпожа маркиза, но знаю, что у Господа на все есть причины, даже если мы в своем невежестве не видим и не понимаем их.
— Скажите это моим осиротевшим детям! — с горечью бросила Отем.
— Когда-нибудь, госпожа маркиза, вы найдете новую любовь, — уверил священник.
— Вы смеете говорить это мне сейчас?! Вон! Немедленно убирайтесь! Я больше никогда не полюблю! Никогда!




ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГОСПОЖА МАРКИЗА. 1656-1662 ГОДЫ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Околдованная - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. 3 сентября 1650 года

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АНГЛИЯ И ФРАНЦИЯ. 1650-1651 ГОДЫ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОТЕМ. 1651-1655 ГОДЫ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГОСПОЖА МАРКИЗА. 1656-1662 ГОДЫ

Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Эпилог. королевский молверн. лето 1663 года

Ваши комментарии
к роману Околдованная - Смолл Бертрис



Невероятная история жизни, романтичная и в то же время трагичная. Книга просто завораживает, не дает ни единого шанса эмоциям остаться незатронутыми.
Околдованная - Смолл БертрисВиктория
19.01.2012, 17.48





Очень скучный роман,и ничего интригующего.
Околдованная - Смолл БертрисНИКА*
14.12.2012, 19.28





ПОТРЯСАЮЩЕ ВСЕГДА ВОСТОРГЕ ОТ РОМАНОВ Б. СМОЛЛ НИКОГДА ЕЕ НЕ ЗАБУДУ!!! СПАСИБО!!!
Околдованная - Смолл БертрисПОТРЯСАЮЩЕ
12.02.2013, 9.34





Я восхищаюсь ее книгами, но больше всего мне нравится Скай О'Малли, и ее история)) романы Бертрис Смолл можно читать не уставая
Околдованная - Смолл БертрисДи-
5.04.2013, 17.01





мдя...копия романа про Блейз Уиндхем...лишь с изменением имен гл.героев)
Околдованная - Смолл БертрисЛаНа
11.09.2013, 17.22





Прикольная, но немного не раскрыта тема последней любви ГГ-ни. Отличная книга на 10. Не знаю откуда такой рейтинг.
Околдованная - Смолл БертрисВеруся
7.11.2013, 22.59





Очень скучный роман, как будто писала не Смолл. Еле дочитала, самая неинтересная её книга.
Околдованная - Смолл БертрисВасяня
15.06.2015, 21.26





Tut Smoll peregnula uj sovsem s raznim zvetom zrachkov. Eto navernoe ujasno strashno. Eto je prosto urodstvo, ne ponimayu ya ee.
Околдованная - Смолл БертрисSasha
6.12.2015, 1.23





Это самая ужасная книга из всей саги. Она настолько нудная, скучная и неинтересная, что престо словами не предать. Много странных абсолютно неясных ментов. Во-первых вдруг отодвинувшееся рождением Отем (впрочем это было в этой и предыдущей книге). Очень конечно опечалила смерть Джеймса Лесли вначале. Я рыдала. И где вообще все время была Вельвет. Понятно что к тому времени она была стара, но она жила в той же Шотландии и они как бы до этого всегда общались С Жасмин. Куда делась клановая дружба? Очень порадовало воссоединение клана О'Малли в конце, потому что до этого огорчила мысль что все разбрелись и уже даже не помнят друг друга. Конечно поражает долгожительство главных героев, что было абсолютно не свойственно для того времени. И за весь роман Отем только вспомианет о тсарших сестрах, и ни разу они так и не появились. С Фортей все понятно- но Индия где была-то? То есть братцы тут активно во всем участвуют - а остальные где? Такое вуство, что это был глубоко вымученный роман.
Околдованная - Смолл БертрисЭнн
18.01.2016, 4.03





Очень порадовало в этом романе, что никого не отправили в гарем. Но поведение главной героини было конечно просто отвратительным.
Околдованная - Смолл БертрисЯ
18.01.2016, 4.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100