Читать онлайн Невольница любви, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невольница любви - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.81 (Голосов: 114)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невольница любви - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невольница любви - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Невольница любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Какое расточительство! Просто неприлично! — неодобрительно воскликнула графиня Олсестер, морщась, как от боли, и обратилась к племяннице, укоризненно качая головой:
— Ты безбожно балуешь девчонку. Жасмин, позволяя ей одеваться подобным образом! Всякий охотник за чужим золотом станет гоняться за такой невестой, стоит лишь Индии появиться при дворе в таком виде!
— Неужели я такая безмозглая курица, бабушка, — защищалась Индия, — что не способна отличить правду от лжи?! В Шотландии я отказала едва ли не дюжине искателей моей руки, причем именно по этой причине. Поверьте, я прекрасно вижу, когда тому или иному джентльмену не дает покоя мое приданое! Роскошная одежда не вскружит мне голову, и наряды не помешают разбираться в мужчинах!
— Язык у тебя слишком острый и дерзкий для девицы благородного происхождения и воспитания, — отрезала графиня. Индия чертовски упряма и своевольна, совсем как ее мамаша в свое время. И как мать самой Виллоу, леди Эдварде, графини Олсестер.
Почтенная леди с каждой минутой все больше раздражалась. Благодарение небесам, что хотя бы ее собственные дочери выросли примерными и послушными девочками, как, впрочем, и внучки… Правда, не все. Есть и такие, за которыми нужен глаз да глаз! Но их немного: одна-две…
— Послушай моего совета, Жасмин, хотя подозреваю, что ты пропустишь мои слова мимо ушей. Тебе и Джеймсу пора найти для Индии подходящего мужа и раз и навсегда положить конец этим глупостям и бессмысленным расходам!
И, с трудом подняв свои располневшие формы с глубокого кресла, леди Эдварде расправила темные шелковые юбки.
— Терпеть не могу Лондон, — проворчала она. — В это время года никому не следует здесь жить. Слишком тепло и чересчур сыро, но что поделаешь! Пришлось явиться в столицу, чтобы предстать перед новой королевой, как подобает верноподданным его величества.
— Королева показалась мне такой хорошенькой! — вставила Индия.
— Все молодые девушки хороши собой, — пожала плечами двоюродная бабушка, — а эта — ничуть не лучше и не хуже остальных. Но помяните мои слова: в королевском семействе сразу же начнутся споры и раздоры из-за того, что она осталась католичкой. И если все эти французы будут вести себя так же нагло, как на родине, король верно поступит, если отошлет их прочь. — Графиня, тяжело ступая, направилась к двери. — Я возвращаюсь в дом вашего дядюшки, — объявила она. — Увидимся завтра утром, когда поедем ко двору, и надеюсь. Жасмин, что твоя дочь будет скромно одета, как подобает порядочной юной англичанке, и не станет выставлять себя напоказ, словно какая-то иностранная прощелыга!
Она величественно выплыла из комнаты, даже не взглянув на слугу, почтительно распахнувшего двери. Тяжелый шелк негодующе шуршал при каждом ее движении.
— Жирная старая корова, — прошипела Индия, когда двери снова закрылись.
— Она просто позабыла, что это такое — быть молодой, — объяснила Жасмин дочери, хотя втайне соглашалась со столь уничтожающей характеристикой. Тетя Виллоу всегда была противной чопорной ханжой. Странно, как мать и дочь могут быть столь непохожи! Прекрасная Скай О'Майли, такая живая, энергичная, веселая, безгранично любила жизнь со всеми ее радостями и горестями. Виллоу же всегда заботилась о мнении окружающих и вечно поучала остальных.
— Твоя двоюродная бабушка, однако, права в одном, Индия. Завтра ты наденешь самое простенькое платье и отправишься ко двору приветствовать королеву. Не следует ни в чем превосходить ее величество, особенно в тот момент, когда она, вне всякого сомнения, стремится как можно лучше выглядеть в глазах своих подданных. Она будет смущаться и почувствует себя не в своей тарелке в новой, незнакомой стране.
— Совсем как ты, когда впервые приехала в Англию? — спросила Индия.
Жасмин кивнула.
— Но королева по крайней мере всегда может погостить дома, если захочется. Мне же назад дороги не было.
— Ты когда-нибудь пожалела, что уехала? — допытывалась старшая дочь.
— Нет, — вздохнула Жасмин. — Там для меня все было кончено. Впереди меня ждало столько увлекательных приключений. Сначала я нашла твоего отца, а потом дорогого Джем-ми. Никогда не стоит противиться судьбе, Индия, даже если считаешь, что это не та участь, которую выбрала бы себе сама.
— Моя судьба далеко не так интересна, мама, — отмахнулась Индия. — Придется поскорее выбрать мужа, иначе я рискую остаться старой девой. Какая скука! Буду матерью семейства, нарожаю детей, как ты, бабушка Велвет и прабабушка мадам Скай. Никаких сюрпризов и радостей! Все очень обыденно.
— В юности все мы пережили много хорошего и плохого, — возразила Жасмин, — хотя я от души надеюсь, что тебя минуют все волнения и беды. Слишком нежное у тебя воспитание — ты вряд ли сумеешь справиться с такими трудностями.
— Бабушка Велвет тоже росла в холе и неге, а посмотри, как отважно она боролась с роком и победила.
— Тогда были иные времена, — мягко заметила Жасмин, понимая, что ее дочь, рожденная и выросшая в Англии, многого не знает о чужом и враждебном мире.
— Пойдем, мама, поможешь мне выбрать туалет к завтрашнему приему, — попросила Индия. — И не забудь о Фортейн. Она обязательно дотянет до последней минуты, а потом оденется как несчастная нищая сирота и всех нас опозорит. Боюсь, сестрица совершенно не думает о своей внешности!
Герцогиня Гленкирк громко рассмеялась столь нелицеприятной оценке. Нелестной, но очень точной. Сама Индия вечно вертелась перед зеркалом. Неизменно нарядное платье, аккуратно подстриженные ногти, модная прическа. Фортейн была полной противоположностью старшей сестре. Настоящий сорванец, с вечно спутанной взъерошенной рыжей гривой, грязными порванными юбками и замурзанными щеками. Мать герцогини утверждала, что с возрастом Фортейн переменится, однако через несколько недель ей будет пятнадцать, а девушка так и не повзрослела! Интересно, каким это образом Жасмин и Роуэн Линдли ухитрились произвести на свет таких совершенно непохожих дочерей?!
— Давай сначала поищем платье для твоей сестры, — предложила Жасмин, зная, что Индия целую вечность будет рыться в гардеробе, пытаясь решить, что надеть завтра.
— Ты права, мама. Главное — найти что-то почище, хотя Нелли из кожи вон лезет, чтобы наша буйная Фортейн выглядела прилично, — решила Индия и, засмеявшись, добавила:
— Поверишь, мама, никто не злит меня больше, чем Фортейн, и хотя ей все и всегда безразлично, я в самом деле ее люблю!
— Знаю, — уверила герцогиня, и обе поспешили наверх. Восхищенная изумительными нарядами французских придворных, Индия, верная своему слову, возвратилась из Франции полная решимости заказать новый туалет… нет, дюжину новых туалетов, по последней моде и из лучших тканей, расшитых драгоценными камнями и золотой канителью, с нижними юбками из парчи, которые так красиво выглядывают в разрез модеста
type="note" l:href="#FbAutId_3">3
. Она считала, что фартингейлы
type="note" l:href="#FbAutId_4">4
и юбки колоколом времен ее прабабки, бабки и матери куда элегантнее теперешних, ниспадавших до пола мягкими складками и присобранных сзади. Они вечно кажутся немного мешковатыми и плохо сидят! Жаль, что такой фасон сейчас в моде. Но ничего, роскошные ткани возместят все недостатки кроя.
И, не откладывая дела в долгий ящик, Индия совершила набег на склады торговой компании «О'Малли — Смолл», где хранились великолепные материи, привезенные матерью с родины почти двадцать лет назад. Их оказалось столько, что вполне можно было одеть Индию, Фортейн, да еще останется на приданое младшей сестренке Отем. Она тщательно выбирала цвета и оттенки, выгодно сочетавшиеся с темными волосами и белоснежной кожей, а потом лично надзирала за шитьем новых туалетов, выглядевших куда богаче и роскошнее, чем обычно носили при английском дворе. Уверенная в том, что ее наряды ничуть не уступают нарядам королевы и ее фрейлины, Индия с нетерпением ждала минуты, когда отправится во дворец.
Король и королева повторно обвенчались в аббатстве Святого Августина, что в Кентербери, и отправились в Лондон по реке, поскольку в городе началась чума. Появление царственной четы в городе отмечалось далеко не столь парадно-торжественно, как ожидала Генриетта-Мария. Тем не менее молодая королева милостиво махала ручкой в окно барки собравшимся на берегу Темзы толпам любопытных, мокнувших под проливным дождем. К тому же дул почти штормовой ветер и холод был неимоверным. Король вел себя куда более сдержанно, с величественным видом и хмурым лицом принимая знаки восхищения. Потом, однако, королева поспешно удалилась в свои покои, где несколько дней приходила в себя после долгого путешествия. И только в конце июня объявила, что полностью оправилась и готова к официальному оглашению их свадьбы.
Церемония состоялась в парадном зале дворца Уайтхолл. Король и королева сидели на тронах во время чтения брачного контракта собравшимся придворным и высшим сановникам церкви и государства. Индия почти ничего не слышала, поскольку непрерывно вертела головой, и успокоилась, лишь убедившись, что одета лучше всех англичанок. Фортейн, конечно, хихикала и закатывала глаза, когда Индию затягивали в узкий корсет, но та считала, что результат стоит всех мук и неудобств: маленькие груди соблазнительно вздымались над глубоким квадратным вырезом. Само платье было сшито из винно-красного шелка, с широким кружевным воротником, закрывавшим плечи. Рукава доходили до локтя, а в прорезях переливалась золотом и слоновой костью дорогая парча в тон изящным нижним юбкам, видневшимся в разрезах верхней. Герцогиня не дала дочери свои знаменитые рубины, считая, что девушкам больше подходит жемчуг. Прическа Индии была не менее модной: густые локоны, собранные в узел на затылке, одинокая кокетливая прядь, перевитая лентой, свисает над левым ухом.
— Будь я проклят, если это не самая пленительная фея, которую когда-либо видел свет! — прошептал Адриан Ли, виконт Туайфорд, своему другу, лорду Джону Саммерсу.
— Не про твою честь. Слишком богата, — сухо бросил тот.
— Ты знаешь ее, Джонни? И почему это вдруг я не имею права добиваться столь великолепного создания?
— Потому что она дочь герцога Гленкирка и сестра маркиза Уэстли. Девственница и к тому же наследница целого состояния. Я же сказал — не по себе выбираешь. Кроме того, ты и не думаешь о женитьбе и стремишься лишь соблазнить очередную доверчивую простушку. Попробуй проделать это с ней — и дни твои сочтены. Леди Индия Линдли — слишком лакомый кусочек, и кого бы ни выбрали для нее родители, ты в число счастливчиков не входишь.
— Но я рано или поздно стану графом Окстоном, Джонни, — возразил виконт. — И какая же из нее выйдет графиня! Индия? Какое странное имя!
— Герцогиня Гленкирк, ее мать, родом оттуда, хотя ее мать не то англичанка, не то шотландка. Не знаю точно. Но семья их знатна и богата и к тому же в дальнем родстве с его величеством. Сводный брат леди Линдли, герцог Ланди, — племянник короля. Незаконный, разумеется, но ты же знаешь, каковы эти Стюарты, Адриан!
— Ну и пылкие же дамы в их роду! — задумчиво протянул виконт.
— Поостерегись, Адриан, — предупредил лорд Саммерс. — Если твоя мама обнаружит, что ты заинтересовался столь необыкновенной девушкой, она очень расстроится. Я знаю, как она обожает тебя. Недаром говорят, что твоя мать никогда не поручит тебя заботам другой женщины.
— Матушке лучше бы оставаться в Окстон-Корте и приглядывать за отцом. Последние годы он почти не встает с постели, — кисло улыбнулся Туайфорд.
— Невеселое занятие для все еще красивой женщины, — заметил Джон.
— Да, сохранить молодость и красоту — ее главная и единственная забота и увлечение. Если не считать вполне определенных мужчин, конечно, — пожал плечами виконт. — Но она не станет препятствовать моей женитьбе, Джонни, особенно если я найду подходящую невесту, а на этот раз, кажется, мне повезло. Кроме того, моя обязанность — иметь наследника; по крайней мере отец будет доволен. — Адриан устремил умоляющий взгляд на собеседника:
— Придумай, Джонни, кто бы мог представить меня леди Линдли. Ты знаешь кого-нибудь из ее родственников?
— Только брата, Генри Линдли, маркиза Уэстли. Мое маленькое поместье граничит с его владениями в Кэдби. Если он здесь, думаю, вполне прилично обратиться к нему с подобной просьбой. У него добрая душа. Кстати, вот и он! — осмотревшись, обрадованно воскликнул лорд Саммерс. — Рядом со своим отчимом, герцогом Гленкирком. Пойдем, Адриан. Сейчас самое подходящее время.
Мужчины пересекли огромное помещение, с трудом пробираясь между гостями. После чтения брачного контракта король немедленно отправился в свои покои, чтобы без помехи пообедать, а королева, в свою очередь, удалилась к себе, оставив придворных слоняться по залу и сплетничать.
Наконец друзьям удалось приблизиться к тому месту, где стояли герцог с пасынком. Дождавшись, пока Генри обернется, лорд Саммерс объявил:
— Я поспешил выразить вам свое почтение, милорд, и представить близкого друга, виконта Туайфорда, который, увидев вашу сестру, леди Индию, неустанно твердит, что погибнет во цвете лет, если вы не познакомите его с ней.
И с этими словами лорд Саммерс дружески улыбнулся маркизу, который был младше его на три года.
— Представьте меня джентльменам, Гарри, — вмешался герцог Гленкирк, смерив оценивающим взглядом молодых людей.
— Это лорд Саммерс, отец. Его поместье рядом с моим. Мы иногда охотились вместе, когда я наезжал в Кэдби. С ним его друг, виконт Туайфорд.
— Как вас зовут, юноша? — требовательно спросил герцог.
— Адриан Ли, сэр. Я сын и наследник графа Окстона, — с низким поклоном пояснил виконт.
— И вы хотите познакомиться с моей падчерицей, сэр? Интересно, с какой целью? — свирепо прорычал Джеймс.
В ответ раздался звонкий смех: герцогиня Гленкирк, услышав разговор, обернулась и взяла мужа за руку.
— Не будь таким букой, Джемми. Виконт Туайфорд показался мне вполне респектабельным молодым человеком, а Индия — красивая девушка. Какая же еще тут может быть цель? — И Жасмин, снова засмеявшись, велела:
— Генри, исполни просьбу этих джентльменов. Ведь вы добропорядочный человек, виконт, не так ли?
— Даю слово, мадам, — с мальчишеской улыбкой поклялся он.
— В таком случае следуйте за моим сыном, милорд, — милостиво разрешила Жасмин.
Вся троица поспешно направилась к Индии, весело щебечущей о чем-то с хорошенькой девушкой. При виде брата она улыбнулась и протянула руку.
— Генри! Как хорошо, что ты пришел! — воскликнула она.
— Мама позволила представить тебе этих джентльменов, Индия.
— Но я узнаю лорда Саммерса, — вежливо напомнила девушка. — Вы охотитесь в Кэдби вместе с Генри, не так ли, сэр?
— Не думал, что вы запомните меня, леди Индия, поскольку нас никогда не знакомили официально, — выпалил лорд Саммерс с низким поклоном.
— Как я могла не заметить такого приятного джентльмена! — кокетливо воскликнула Индия, слегка тряхнув головкой.
— Гром и молния! — выругалась вторая девица.
— Фортейн! — возмутилась леди Индия. — Господа, это моя младшая сестра. Простите ее, она никогда раньше не бывала в свете. И, боюсь, так и не научится приличным манерам.
— Значит, по-твоему, беззастенчиво флиртовать с едва знакомыми людьми прилично? — взорвалась Фортейн. Индия густо покраснела.
— Ни с кем я не флиртовала, просто старалась вести себя вежливо.
Фортейн презрительно фыркнула. Генри небрежно отмахнулся.
— Сестры, что поделаешь! — вздохнул он, давая понять, что иного от этих глупеньких созданий ждать нечего. — Индия, если твое негодование немного остыло, я счастлив представить тебе виконта Туайфорда, который по неизвестным мне причинам настаивал на знакомстве с тобой. С его губ даже сорвалось слово «прекрасная». Подумать только, что кто-то способен считать тебя таковой!
Индия Линдли обратила мечтательный взор золотистых глаз на Адриана Ли и протянула руку.
— Как поживаете, милорд?
— Гораздо лучше с тех пор, как встретил вас, — прошептал он, целуя тонкие пальчики. Фортейн театрально закатила глаза.
— Генри, мне что-то не по себе. Нельзя ли удалиться подальше от столь тошнотворно-паточной сладости?
Но Индия уже ничего не слышала. У нее хватило присутствия духа отнять руку, но что-то в этом юноше заинтриговало ее.
— Zut alors, India! Une Anglaise charme!
type="note" l:href="#FbAutId_5">5
— неожиданно раздался чей-то голос, и молодой человек, одетый с почти непристойной роскошью, отделился от толпы и, в свою очередь, галантно припал губами к ладони леди Линдли. — Bonjour, та belle cousine
type="note" l:href="#FbAutId_6">6
!
— Рене! О, Рене, как ты вырос! — : восторженно охнула Индия, очевидно, искренне радуясь появлению незнакомца.
— Oui, cherie, je suis un homme
type="note" l:href="#FbAutId_7">7
.
— Говори по-английски, Рене! Ты теперь в Англии, — пожурила Индия. — Кроме того, ты знаешь английский куда лучше, чем многие англичане — французский. Как я счастлива снова видеть тебя! Познакомьтесь, джентльмены, это шевалье Сен-Жюстен, мой кузен. Рене, представляю вам лорда Джона Саммерса и Адриана Ли, виконта Туайфорда. Не знала, что ты сопровождаешь королеву! Кроме того, мы так и не встретились в Париже. Где ты был и почему оказался здесь?
— Один из придворных ее величества внезапно заболел, а я только что приехал из Аршамбо в Париж по делам поместья и явился в Лувр засвидетельствовать свое почтение королю, то есть оказался в нужное время в нужном месте. Мое семейство весьма польщено таким важным поручением, дорогая. Огромная честь для нас!
— В близком ли вы родстве? — вдруг вырвалось у виконта. Очевидно, им владело не столько любопытство, сколько непонятная ревность. Индия величала Репе кузеном, но откуда взялся этот лягушатник? Слишком уж он красив и обходителен!
Остальные мужчины мгновенно поняли, в чем дело. И хотя со стороны виконта подобные вопросы были непростительным нарушением этикета, Индия, казалось, ничего не заметила.
— Прабабушка Рене и мой прадед были братом и сестрой. В детстве я несколько лет провела во Франции. Мы с Рене вместе играли. Рене! Неужели не узнаешь Генри? Правда, он так вырос! А вот там, рядом с мамой, Фортейн.
Шевалье поклонился маркизу.
— Милорд, рад встрече. А теперь, пожалуй, пойду поздороваюсь с вашими родителями и леди Фортейн.
— И я с тобой, — вызвалась Индия, беря его под руку. — Вот мама удивится! Генри! Пойдем с нами!
И, вежливо улыбнувшись остальным джентльменам, она отошла вместе со своими спутниками.
— Кажется, у тебя появился обожатель, малышка, — лукаво заметил Рене Сен-Жюстен.
— Слишком уж дерзок на мой вкус, — покачал головой Генри. — Кроме того, я слышал что-то весьма неприятное о его семье, но сейчас уже не вспомню подробностей.
— Надеюсь, Генри, ты не из тех братьев, которые при каждом взгляде постороннего мужчины на сестру хватаются за кинжал? — резко бросила Индия. — Помни, что я старше тебя! Кроме того, мне виконт показался совершенно очаровательным и к тому же красивым.
— Между нами всего десять месяцев разницы, — возразил брат. — Не так уж и много. Граф Окстон! Ну да! Все ясно! Старший сын графа обвинялся в убийстве соперника, также претендовавшего на любовь некоей дамы, и был вынужден бежать из Англии. Он исчез бесследно, а граф удалился от света и никогда больше не появлялся на людях! Твой поклонник — его младший сын, от второй жены, которая, как утверждают, беззастенчиво забавляется в постели со слугами и арендаторами поместья. Очарователен, подумать только! Удивляюсь, как Саммерс, такой порядочный человек, водится с подобными людьми! Не думаю, что виконт Туайфорд — подходящая для тебя компания, сестрица.
— Ты не смеешь винить его за поведение сводного брата и матери! Какая несправедливость! — вскричала Индия. — Мне он нравится, и если пожелает ухаживать за мной, не стану возражать. Попробуй только наябедничать отцу, и он быстро узнает о той малышке-горничной в Гринвуде, которую ты объезжаешь в темных углах. Думаешь, я ничего не вижу?!
— Кровь Господня! — ошеломленно пробормотал Генри. — Откуда ты знаешь?!
— Интересно, все мужчины так невыносимо шумят, когда наминают животы своим любовницам? — громко осведомилась Индия.
Шевалье расхохотался.
— Кузиночка, да ты совсем не изменилась, слава Богу! — И, чуть помедлив, добавил:
— Но Генри кое в чем прав, дорогая. О человеке судят по его семье. Кроме того, ты достойна большего, чем всего-навсего какой-то виконт. Дочь маркиза, падчерица герцога! Один брат — маркиз, второй — герцог и к тому же племянник самого короля! Тебе ли обращать внимание на жалкого провинциала Туайфорда!
— Я поступлю так, как пожелаю. — строптиво заявила Индия, и Рене снова засмеялся. — И ничего смешного! Я не только высокого рода, но и богата, а когда ты разбогатеешь, тоже можешь делать все, что заблагорассудится.
— В пределах правил приличий и этикета, — неодобрительно буркнул брат.
Пока королева старалась привыкнуть к новой жизни и совершенно чуждому окружению, ее соотечественники и английские придворные вступили в нешуточную борьбу за власть и влияние. Однако дворяне помоложе во главе с шевалье Сен-Жюстеном и английская «золотая молодежь» довольно быстро подружились. Никого из них не прельщали влияние и могущество, они просто хотели веселиться. Стояло лето, погода была теплой, и молодые дворяне окунулись в вихрь развлечений. Пикники сменялись охотой, катанием на лодках и шуточными соревнованиями в стрельбе из лука. Подобные затеи длились с рассвета до заката. У них еще хватало сил танцевать ночи напролет или устраивать маскарады. Часто к шумному обществу присоединялась королева: подобно свекрови, Анне Датской, она обожала всяческие забавы. Однако король, который во времена юности тоже не отставал от своих приятелей, теперь, озабоченный делами государства, все чаще мрачно хмурил брови.
— Я хочу поехать в Куинз-Молверн, — пожаловалась как-то Фортейн матери теплым пасмурным утром. — К чему нам оставаться при дворе? Мы никогда не проводили так много времени в столице. Скоро пройдет лето, и придется вернуться в Гленкирк.
— Твоя сестра должна появляться в обществе, и если мы хотим подыскать ей мужа, придется жить здесь, Фортейн, — ведь сюда собрались самые блестящие женихи со всего королевства, — пояснила Жасмин.
— Если Индия хочет сидеть в Лондоне — прекрасно, но почему бы остальным не отправиться в Куинз-Молверн? Мы все желаем уехать, не только я, правда, Генри?
— Мне давно следует быть в Кэдби, — кивнул брат.
— Чарли, а ты? — осведомилась Жасмин, — Я уже выразил свое почтение дяде, мама, и представился королеве, — ответил герцог Ланди. — Мне совсем необязательно появляться при дворе до самой коронации, которая состоится не раньше будущей зимы.
Герцогиня вопросительно посмотрела на отпрысков Лесли.
— Нам тоже лучше в деревне, мама, — переглянувшись с братьями, заявил самый старший, Патрик.
— Думаю, мы вполне можем отослать вас семерых в Куинз-Молверн, — задумчиво протянула Жасмин. — Одних, разумеется, поскольку нам придется опекать Индию. Но вы должны дать слово прилично себя вести.
— Разумеется, мама. Кроме того, ты забыла об Адали, — напомнила Фортейн. — Уж он нам шагу лишнего не даст сделать. Если хочешь знать, он куда строже тебя и папы.
— Что же… — пробормотала Жасмин, прикусив губу.
— А я помогу ему проследить за мальчиками, — мягко настаивала Фортейн.
— Я уеду в Кэдби, мама, так что Адали легко справится с ребятишками. Фортейн, конечно, будет целыми днями носиться на лошади по лугам и полям, так что в беду уж никак не попадет, — вставил Генри.
— Не вижу причин возражать, — решила наконец Жасмин. — Думаю, и отец ваш согласится. Так и быть, можете ехать.
— Ура! — хором завопили ее отпрыски.
— Когда? — не отставала Фортейн.
— Завтра, если успеете сложить вещи, — пообещала мать, и на этот раз ей пришлось заткнуть уши от невыносимого шума.
— В чем дело? — осведомилась Индия, входя в гостиную. Она была одета для прогулки верхом в синюю бархатную юбку и отделанный серебряной тесьмой жакет.
— Мы едем в Куинз-Молверн… — начала Фортейн.
— Нет! — взвизгнула Индия. — Ни за что! Не собираюсь торчать в этом захолустье! Не успеешь оглянуться, как придет пора возвращаться в Гленкирк! О-о-о-о! Я больше никогда не увижу Адриана! Это все твои проделки, Фортейн! Умираешь от зависти, потому что у меня столько поклонников, а ты со своими морковными патлами никому не нужна! Ненавижу тебя! И никогда не прощу! Я умру, если не останусь при дворе!
Она с размаху бросилась в кресло.
— Если кое-кто послушает моего совета, эту особу немедленно отправят в Гленкирк! — угрюмо пробормотал Генри.
— Ты не едешь, Индия, — сообщила мать. — Я намеревалась оставить тебя здесь, но сейчас начинаю думать, что Генри, пожалуй, прав. Немедленно извинись перед сестрой. Кстати, я не знала, что ты так интересуешься виконтом Туайфордом. Он совершенно не подходит девушке твоего происхождения и состояния.
Генри поспешно покачал головой, давая Индии знать, что не он выдал ее тайну.
— Но мне нравится Адриан, мама. Он очаровательный и очень забавный. И я ему нравлюсь, — самодовольно объявила Индия.
— Он сам это сказал? — встревожилась мать.
— Боже, нет, конечно! Так Рене утверждает.
— Фортейн ждет твоих извинений, — спокойно повторила мать.
Индия быстро обняла сестру.
— Прости, — шепнула она. — Ты знаешь, я не со зла, Фортейн.
— Вот что делает чрезмерное увлечение мужчинами, — проворчала Фортейн. — Надеюсь, со мной никогда такого не произойдет. — Она подхватила юбки и поспешила наверх, бросив на ходу:
— Бегу собирать вещи, чтобы успеть к утру. За мной, парни!
Братья дружно вскочили и бросились за девушкой.
— Почему ты и папа не едете с ними? — с невинным видом поинтересовалась Индия.
— Потому что тебе нужны опекуны, — рассмеялась Жасмин.
— Но мне семнадцать, — закапризничала Индия.
— Всего семнадцать, — подчеркнула мать.
— Во времена бабушки Велвет ко двору ездили девушки и помоложе! Не понимаю, почему я не могу остаться одна.
— Во времена бабушки Велвет придворные девицы твоего возраста были либо фрейлинами, либо замужними женщинами, находились на попечении родителей или родственников и, подобно тебе, искали приличную партию, а именно богатого, знатного мужа с хорошей репутацией. Но теперь времена иные. Молодая женщина из приличной семьи, живущая одна, создает о себе не правильное впечатление дамы легкого поведения. В крайнем случае люди посчитают, что семья не желает тебя признавать.
— Ты ужасно старомодна, — проныла Индия.
— Пусть так, — безмятежно ответила мать, — но уж поверь, ничего не изменится, пока я не сдам тебя мужу с рук на руки. И запомни: ты станешь во всем повиноваться мне. И не дашь причины пожалеть о том, что я из-за тебя осталась здесь, вместо того чтобы отдохнуть душой в Куинз-Молверн вместе с твоими братьями и сестрами. Я вполне могу и передумать, Индия. А теперь расскажи о виконте Туайфорде. Он пытается ухаживать за тобой? Незавидный жених.
— Но почему? — сгорая от любопытства, воскликнула Индия.
— Род его отца, правда, почтенный и уважаемый. Они из Глостершира. Ты, разумеется, знаешь о его брате Деверелле.
Разразился отчаянный скандал, а такие вещи долго не забываются.
— Деверелл Ли убил соперника, — заметила Индия.
— Да, так говорили, и тот факт, что он скрылся, только подтверждает предположения. Однако многие отчего-то не верят этому. Деверелл Ли считался благородным молодым человеком, но кинжал, воткнутый в сердце жертвы, принадлежал ему. Весьма выгодное обстоятельство для его мачехи и сводного брата Адриана. Никто не видел и не слышал ничего подозрительного. Слуга лорда Джефферса в ту ночь отсутствовал, и в доме никого, кроме хозяина, не было. Деверелл Ли не может вернуться на родину под угрозой казни, поскольку нет ни одного свидетеля, кто мог бы подтвердить его невиновность. Я слышала, что отец лишил его наследства. Да и что оставалось делать бедняге? Так что твой приятель в один прекрасный день станет графом Окстоном, и если слухи верны, это произойдет довольно скоро.
— Но почему ты перекладываешь на Адриана грехи его брата? Сама ведь сказала, что Ли — семья уважаемая, — возмутилась Индия.
— Да, но я имела в виду отца. Мать — дело другое. Она иностранка, довольно низкого происхождения и, говорят, меняет любовников как перчатки, выбирая при этом всякую шваль. Ее муж сломлен горем и болезнями. Люди считают ее поведение настолько же предосудительным, как и преступление Деверелла Ли. Пойми же: тот молодой человек, который привлек твое внимание, — ее сын. Воспитанный этой женщиной. Что же из него могло выйти? Яблочко от яблоньки недалеко падает. Притом Ли никогда не были богачами, а ты всегда старалась избегать охотников за приданым. Почему же сейчас считаешь, что Адриана Ли привлекаешь ты, а не твое золото?
— Но разве не видно, мама? Остальные вечно допытываются, сколько у меня земель и какой доход я получаю от своего состояния. Адриану в голову не пришло спросить об этом.
— Возможно, он не такой, как все, но тем не менее я не хотела бы видеть его твоим мужем. Однако пока его поведение по отношению к тебе безупречно, я не возражаю против такого общества, — кивнула Жасмин.
Она мудро рассудила, что слишком строгими запретами толкнет дочь в объятия молодого человека. Он достаточно умен и, несомненно, знает, как богата Индия. Собственно, это никогда и не было тайной. Он готов выждать, пока не накинет на нее надежную сеть. Опасный противник! Проклятие! Почему при дворе не может появиться идеальный мужчина, который покорит Индию с первого взгляда?! Мать Джемми права — Индия созрела, стала как спелый персик, а влюбленная девушка не всегда благоразумна.
На следующее утро Джеймс и Жасмин прощались с детьми, отъезжавшими в сопровождении слуг в Молверн.
— С радостью отправился бы с ними, — мрачно признался герцог, хотя прекрасно понимал, как важно его присутствие в Лондоне. Ничего, скоро осень, а там они обязательно вернутся в Гленкирк, нравится это Индии или нет. Кроме того, он соглашался с женой в том, что необходимо дать падчерице определенную свободу, ибо для девушки на выданье нет ничего постыднее строгого надзора.
Весь этот вечер Индия протанцевала, одетая в великолепное платье из шелка цвета павлиньего пера, с лифом; расшитым жемчугами и алмазами, и воротником из серебряных кружев. Пряди волос тоже обвивали жемчужные нити, а локон был перевязан серебряной лентой. На шее красовалось короткое ожерелье из огромных кремовых жемчужин не правильной формы. Она раскраснелась от удовольствия и жары.
— Вы самая прекрасная девушка во всем мире, — страстно прошептал Адриан Ли, сверкая сапфирово-синими глазами.
— Знаю. — Индия рассмеялась при виде его удивленного лица. — А вы бы хотели, чтобы я скромно потупилась и хихикнула, как все эти дурочки?
— Нет, — покачал головой Адриан. — Но я желал бы похитить вас и любить до потери сознания. Согласились бы вы на такое, моя Индия?
— Я невинна и не имею представления о таких вещах, — кокетливо усмехнулась девушка. — И кроме того, я не ваша Индия. Даже выйдя замуж, я не стану принадлежать никому, Адриан. Женщины моей семьи всегда оставались независимы и горды и владели собственным состоянием. И запомните: я не вижу причин менять этот старинный и прекрасный обычай.
— Поверьте, у меня и в мыслях не было просить об этом, — истово заверил он. — Мне нужны только вы, Индия.
Он наклонил светлую голову и порывисто коснулся губами ее губ. Но Индия, тряхнув головой, ловко ускользнула.
— Я не давала вам разрешения меня целовать, — строго процедила она, теребя ткань его небесно-голубого камзола.
— Никудышным бы я был поклонником, если бы покорно ждал вашего позволения, — прошептал он, вталкивая ее в укромную нишу и прижимая к стене. Синие глаза пристально смотрели в золотистые.
— Ты созрела для поцелуев, Индия, и клянусь, что ничьи губы, кроме моих, не коснутся этого прелестного ротика, — пламенно объявил Адриан и немедленно исполнил свое обещание. Теплые. Твердые. Совсем не так уж неприятно… Сердце Индии пустилось в бешеную скачку, в животе словно трепыхались мириады мотыльков. Ее первый поцелуй! Но тут Адриан отстранился и улыбнулся ей.
— Тебе понравилось, Индия? Девушка кивнула.
— Но тебе нечего больше мне сказать? — настаивал Адриан.
— Еще! — приказала она. — Хочу убедиться, что второй раз так же приятно, как и первый.
— Так и быть, — усмехнулся Адриан и снова поцеловал ее, с восторгом ощущая, как неумело шевельнулись ее губы в ответной ласке. — Да, Индия, да, — страстно прошептал он, поднимая голову. — Целуй меня еще.
Он надолго припал к ее розовому ротику, и на этот раз руки Индии сомкнулись у него на спине, а маленькие круглые яблочки прижались к его груди.
— Ай-ай-ай! Думаю, cherie, на сегодня с тебя довольно, — раздался прямо над ухом голос кузена, и шевалье Сен-Жюстен театрально вздохнул, не скрывая, впрочем, насмешливой ухмылки.
Индия виновато отпрянула от виконта.
— Рене!
Француз поспешно вывел из ниши краснеющую девушку.
— Ты должна заботиться о своем добром имени, дорогая, даже если такие пустяки не тревожат господина виконта, — наставительно заметил он.
— Но мои намерения благородны, шевалье, — запротестовал Адриан.
— Если это и так, вам следует знать, что порядочный человек сто раз подумает, прежде чем уединиться с благородной девушкой в темном уголке и воспламенять ее невинную страсть поцелуями.
— Рене! — сгорая от стыда, прошептала Индия. — Я уже не ребенок, черт возьми!
— Джентльмен в отличие от тебя понимает, что я имею в виду. А теперь пойдем танцевать, кузина.
Он решительно увел Индию, оставив Адриана в полумраке ниши. Тот лишний раз убедился, что девушку бдительно охраняют. Но какое это имеет значение? Он так или иначе собирался просить ее руки. К удивлению молодого человека, прикосновения этих неопытных губ возбудили его куда больше, чем ласки прожженной куртизанки.
— Это твой первый поцелуй, cherie? — с любопытством осведомился Рене.
— Я была бы крайне благодарна, если бы родственники не следили за каждым моим шагом, — прошипела Индия вместо ответа. — Кстати, откуда ты знал, где меня искать?
Девушка была вне себя от гнева и раздражения и едва сдерживалась, чтобы не накричать на кузена.
— Случайно заметил, как он втолкнул тебя в нишу, и поскольку вы чересчур уж там задержались, решил спасти тебя, как подобает верному рыцарю. И поверь, Индия, эту сцену, кроме меня, наверняка наблюдали и другие. Ты не какая-то распутная девка, кузина, но если и дальше станешь позволять джентльменам тискать тебя по укромным местечкам, наверняка приобретешь определенную репутацию, нравится тебе это или нет. Боюсь, твой виконт намеренно старался поставить тебя в неловкое положение, а ты слишком наивна в делах подобного рода, чтобы осознать это. Надеюсь, теперь ты получила хороший урок.
— Почему все считают Адриана плохим человеком? — вырвалось у Индии.
— Возможно, он не так уж и плох, — задумчиво пояснил шевалье, — но, вне всякого сомнения, завзятый авантюрист и… как бы это сказать… скользкая личность. Для него огромная удача — поймать богатую наследницу вроде леди Индии Линдли.
— Но я не говорила, что собираюсь за него замуж, да и он ни словом не обмолвился на эту тему, — заверила Индия.
— Ему вовсе не обязательно делать это, дорогая. Если он очернит твое доброе имя, ни один мужчина не захочет такую жену, несмотря на ее красоту и богатство. Ты упадешь ему в руки, как спелый плод. Не хочешь же ты, чтобы тобой так беззастенчиво играли, кузина?
Взгляд карих глаз шевалье был искренне озабоченным. Наклонившись, Рене поцеловал Индию в щеку.
— Но мне он нравится, Рене, — призналась девушка. — Все же ты прав: я не могу допустить, чтобы какой-либо джентльмен ставил меня в неловкое положение. Так что отныне никаких укромных местечек. Ах, Рене, а я-то считала себя взрослой, но теперь вижу, как ошибалась. Я рада, что именно ты сыграл роль моего ангела-хранителя. Кстати, Генри уехал в провинцию с братьями и сестрами. Придворная жизнь совсем им не по вкусу!
— Увы, дорогая, и мне придется пробыть здесь совсем немного. Дворянин, чье место я занимал, выздоровел и вскоре прибудет из Парижа. Кроме того, не нужно забывать, что я лучший винодел в Аршамбо и должен вернуться на родину к сбору урожая, а ты уедешь в Шотландию.
— Король велел отцу быть на коронации, так что, вероятно, и мне разрешат приехать.
— Если будешь достойно вести себя и не доставишь родителям неприятностей, конечно, позволят, — весело улыбнулся Рене. — Но ты должна быть очень-очень послушной.
— Обязательно, кузен, — со смехом пообещала Индия, — потому что через несколько недель мы все отправимся на север, и, если этой зимой я не появлюсь при дворе, значит, никогда больше не увижу Адриана и умру старой девой, верно? — пошутила она.
— Никогда! — горячо воскликнул шевалье. — Где-то на свете уже ждет твой суженый, самый лучший на свете. И ты найдешь его, Индия. Помяни мое слово, вы отыщете друг друга. В этом я абсолютно уверен!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невольница любви - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. лондон, 1616 год

ЧАСТЬ I. АНГЛИЯ, 1625 — 1626 ГОДЫ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ II. ЭЛЬ-СИНУТ, 1626 — 1628 ГОДЫ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

ЧАСТЬ III. ШОТЛАНДИЯ И АНГЛИЯ, 1627 — 1628 ГОДЫ

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Эпилог. окстон, лето 1629 года

Ваши комментарии
к роману Невольница любви - Смолл Бертрис



очень интересная книга советую прочитать.
Невольница любви - Смолл Бертрисnataya
7.04.2012, 10.55





Хочу читать эту книгу
Невольница любви - Смолл БертрисТеслер Римма
9.07.2012, 18.16





ммммммотличная книга...очень понравилась!))
Невольница любви - Смолл Бертрисвера
19.04.2013, 21.03





роман супер!
Невольница любви - Смолл БертрисВладислава
3.02.2014, 18.33





всё хорошо, вот только я хоть убей меня не могу понять КАК можно не узнать мужчину, даже если он побрился и переоделся, КАК? а голос? а глаза? а руки?а она даже после секса не узнала его?а в целом роман хороший
Невольница любви - Смолл БертрисОльга П.
18.09.2014, 16.56





Прекрасный роман!Читала с большим удовольствием.
Невольница любви - Смолл БертрисНаталья 66
23.01.2015, 22.27





Книга классная только читать нада всю серию
Невольница любви - Смолл БертрисНАдежда
4.04.2015, 1.28





Роман хорош,на 9.. Только, я бы не простила отчима.Как можно простить человека, который забрал твоё дитя..
Невольница любви - Смолл Бертрисленча
20.09.2015, 13.07





Роман хорош,на 9.. Только, я бы не простила отчима.Как можно простить человека, который забрал твоё дитя..
Невольница любви - Смолл Бертрисленча
20.09.2015, 13.07





О!Это мой самый любимый роман из всей саги! Ну после двух первых романов про Скай О'Малли, конечно. Такой захватывающий сюжет.Я просто хлопала от восторга, когда выяснилась личность дея. Как закручено, заверчено. И при этом несмотря на фишку Смолл с Востоком, пленением и гаремом - главную героину никто не изнасиловал, над ней никто не издевался и не было всех этих извращенсих штучек. И у героини, вы не поверите, был всего один муж (из следующих книг это также становится очевидно). Всего один - а не шесть и никаких любовников. В общем отличный сюжет, никаких изврашений, настоящая любовь - мне очень понравилось. Да были там местами странные моменты - я тоже не понимаю как можно не узнать собственного мужа. Ведь есть не только внешность. Человека можно легко узнать по другим признакам. А уж тем более любимого.
Невольница любви - Смолл БертрисЭнн
18.01.2016, 4.28





Да уж удивительно у Смолл и чтобы никого не насиловали и не было пятисот мужиков?!Вот за это я и не люблю ее книги,лично я ЛР читаю,чтобы отвлечься от повседневной жизни,от грязи и пошлости,и да я предпочитаю розовые сопли,как многие это называют,так как если я захочу что-то более жизненное я буду читать не ЛР,а классику и тд.Короче не люблю ее и ее книги,какая-то она на мой взгляд озабоченная тетка!Но как говорится на вкус и цвет.Всем хорошего дня!))
Невольница любви - Смолл БертрисАмина
18.01.2016, 11.45





АМИНА, Ваш вопрос насчет книг все еще в силе? Не могла с вами нигде пересечься.
Невольница любви - Смолл БертрисЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.01.2016, 13.00





Извините уже и забыла какой вопрос у меня был?!😳Не напомните мне плиз😀
Невольница любви - Смолл БертрисАмина
19.01.2016, 14.22





АМИНА, Вам понравились книги, просили назвать еще. Это в силе?
Невольница любви - Смолл Бертрис,ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
19.01.2016, 16.32





Да конечно,если вам не сложно будет!Заранее спасибо))
Невольница любви - Смолл БертрисАмина
20.01.2016, 11.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100