Читать онлайн Мое сердце, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мое сердце - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.23 (Голосов: 115)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мое сердце - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мое сердце - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Мое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Молодую графиню Брок-Кэрнскую быстро и легко приняла вся челядь замка. Поначалу их привлекала ее красота, но скоро они обнаружили, что она к тому же умная, добрая и заботливая женщина, хотя и англичанка. Они защищали ее от Аланны Вит, и жизнь для дочери серебряных дел мастера стала еще тяжелее, чем она была до приезда Велвет. Маленькую Сибиллу, однако, любили. Жители Брок-Эйлена считали, что дочь Алекса — одна из них.
Велвет провела всю осень в заботах по восстановлению сада и в знакомстве с землями Алекса, людьми и образом жизни Шотландии. В этом ей большую помощь оказала Пэнси, которую, как жену Дагалда и сноху Мораг Геддес, охотно принимали все. Обычно сдержанные, обитатели Брок-Эйлена не могли не привязаться к Пэнси с ее смешным, но приятным акцентом, близкими им взглядами на жизнь и прекрасным чувством юмора. Велвет многое узнала от нее о местном житье-бытье и была в курсе всех последних сплетен. Постепенно она становилась хозяйкой поместья.
Осень незаметно сменилась зимой, а никаких признаков беременности у Велвет не было и в помине. Накануне Нового года Велвет и Алекс стояли вместе с Беллой и Яном на крепостной стене Дан-Брока, глядя на россыпь огоньков, вспыхивающих то там, то здесь по склонам всех холмов, насколько хватало взгляда. Церковный колокол возвестил начало нового 1592 года с Рождества Христова. В качестве новогоднего подарка Алекс подарил ей чудесную нитку жемчуга, с которой свисали три ограненных в форме слезинки алмаза. Велвет показала подарок своей золовке. Вдруг ей показалось, что Белла выглядит какой-то бледной, а когда та нагнулась, чтобы не совсем искренне восхититься драгоценностью, Велвет заметила у нее на груди зловещего вида синяк.
Все-таки Анабелла нашла в себе силы любезно проворковать:
— Прекрасный подарок, Велвет. Могу с уверенностью сказать, что ты счастлива с моим братом. Думаю, ему повезло.
— Ты что, наконец-то забеременела? — грубо поинтересовался Ян. — С чего это Алекс делает тебе такие подарки?
Ян съел прекрасный обед и был по горло налит не менее прекрасными винами и виски Алекса.
Велвет вспыхнула и безмолвно взглянула на своего мужа, который ровным голосом ответил за нее:
— Мне кажется, ты слишком рьяно пользуешься моим гостеприимством; Ян. Ты можешь быть мужем моей сестры, но это вовсе не дает тебе права задавать подобные вопросы. Когда придет время официально объявить об этом, ты будешь первым, кто узнает новость.
— Тогда, значит, мои парни по-прежнему пока остаются твоими наследниками, — пьяно объявил Ян. Теперь пришел черед краснеть Анабелле.
— Ян! — запротестовала она.
— Ян, — передразнил он. И потом угрожающе проговорил:
— Не учи меня, как надо себя вести, женщина, а то тебе же будет хуже. — Его глаза сузились, и Белла испуганно отступила в сторону.
Позднее, уже лежа в постели с мужем, Велвет сказала:
— Мне кажется, Ян бьет твою сестру.
Алекс рассмеялся:
— Он не посмеет, дорогая. У него для этого кишка тонка. И потом, Белла не потерпела бы такого обхождения.
— Ты не заметил, какой тихой стала в последнее время твоя сестра, Алекс? Она всегда была язвительной и шустрой, а с недавних пор ходит какая-то забитая. А сегодня вечером я заметила ужасный синяк у нее на груди.
— Наверное, Ян был слишком груб во время их любовных утех, прелесть моя. Не беспокойся о Белле. Она никогда не была особенно стыдливой. Если что-нибудь не по ней, уже давно стоял бы крик.
Зима полностью вошла в свои права, первая зима Велвет на севере. И эта зима оказалась жестокой. Однако благодаря заботам своего хозяина жители Брок-Эйлена не страдали от голода и холодов. Из амбаров Дан-Брока с ними каждую неделю делились запасами зерна. Граф разрешил рубить дрова в своих лесах.
К счастью, возлюбленным вполне было достаточно компании друг друга, так как глубокие снега сделали невозможными визиты даже владельца Грантхолла с женой, что, по мнению Велвет, совсем не было большой потерей. Ей нравилась ее золовка, но про Яна этого сказать было нельзя. В его присутствии она чувствовала себя неудобно и никак не могла понять, что нашла в нем Белла.
Велвет все больше влюблялась в родину своего мужа. Эта страна отрезана от цивилизованного мира и, Бог свидетель, весьма уныла, особенно в серые, непогожие дни. Но даже тогда у Шотландии оставалась своя особая, свойственная только ей красота: зеленые сосновые леса, взбегающие по заснеженным склонам гор, лиственные деревья, стоящие голыми и черными, с протянутыми к низкому небу ветвями. В ясные ночи звезды сверкали ярко и холодно и казались очень большими. Они сияли так низко, что казалось, протяни руку — и снимешь любую из них с небес. А где-то внизу в лесах охотились волки, собираясь в стаи, и изредка выли на белую зимнюю луну. Потом так же неожиданно, как и началась, зима закончилась. Снега начали таять. Весенними днями они вдвоем скакали по холмам, к великому удовольствию Велвет; она сопровождала Алекса, когда он ездил осматривать гурты скота, значительно выросшие по весне. Они вместе смотрели, как резвятся телята рядом со своими матерями на пастбищах в долинах. Велвет глубоко вздохнула, так глубоко, что лошадь под ней беспокойно задергала ушами.
— Мне грустно, когда я смотрю на них. Ведь я до сих пор не беременна, — посетовала она.
— Просто нам надо лучше стараться, — пошутил он. В глубине души Велвет уже начинала тревожиться. Она так быстро забеременела от Акбара. Почему же так долго у нее ничего не получается с Алексом? С ним точно все в порядке. Ведь росла Сибилла, да еще несколько деревенских ребятишек, удивительно похожих на него. Почему же она не может зачать от него ребенка? Не легче было сносить и любопытные взгляды, которые она ловила на себе каждый раз, когда спускалась в деревню. Да и Аланна Вит на каждом углу повторяла, что это ее колдовские чары не дают Велвет забеременеть.
— Если бы я хоть чуточку верил этому, — пробормотал Алекс, когда впервые услышал, — я бы удавил эту потаскушку собственными руками.
— Тебе незачем беспокоиться, — ответила Велвет мрачно, — я уже сделала это сама!
С юга пришли известия, что король и лорд Ботвелл по-прежнему остаются врагами, а это не сулило Фрэнсису Стюарт — Хэпберну ничего хорошего. В конце мая парламент под давлением короля, которого науськивал Мэйтланд, утвердил приговор о полном лишении графа Ботвеллского всех прав и привилегий. Как утверждал король, Фрэнсис Стюарт-Хэпберн возжелал шотландского трона, а это уже была прямая государственная измена.
Обвинение звучало смехотворно, и все знали это. Шотландская знать, всегда враждовавшая как между собой, так и с троном, увидела за действиями короля происки Джона Мэйтланда. Мэйтланд мечтал уничтожить их, желая прибрать к рукам власть и таким образом получить еще большее влияние на короля. Без малейших колебаний они сплотились, желая помирить графа Ботвеллского с королем.
Фрэнсис Стюарт-Хэпберн тоже хотел мира со своим кузеном Джеймсом Стюартом. Блестяще образованный человек, с умом, намного опередившим время, в котором он жил, этот высокородный шотландец никогда не хотел стать королем Шотландии или любой другой страны. Его преследовал страшный пример его покойного дяди Джеймса Хэпберна, пятого графа Ботвеллского и последнего супруга Марии, королевы скоттов.
Когда в начале июня был обнародован манифест, — объявлявший войну графу Ботвеллскому, он был всеми благополучно проигнорирован. Король мрачно удалился в свой дворец Хайгейт, где и пробыл до конца лета. Первого августа графа тайно провели во дворец к королеве, которая пыталась устроить им встречу. Король, однако, допуская вероятность такой попытки, отправил своей супруге послание, подчеркивая в нем, что он накажет любого, кто попытается свести его с его поставленным вне закона кузеном. Разочарованный Ботвелл уехал назад в Хэрмитейдж, пребывая в полном отчаянии.
Обо всем этом было должным образом доведено до сведения вождей всех ведущих кланов Шотландии. Граф Хантли, Джордж Гордон, вождь клана Гордонов, устроил тайную встречу с Ботвеллом. Если приграничный лорд падет, следующим будет он, ибо Джордж Гордон — самый влиятельный в северной части Шотландии человек, известный под кличкой Петух Севера. Ботвелл тихо ускользнул из Хэрмитейджа, в то время как его люди под предводительством его сводного брата Геркулеса и его любовницы графини Гленкиркской продолжали рейдировать вдоль границы, создавая впечатление, что он все еще с ними.
Ботвелла переправляли из одного надежного дома к другому, пока наконец он не прибыл в Дан-Брок, где сделал свою последнюю остановку перед замком Хантли. Брок-Кэрнские Гордоны радостно приветствовали его, и, когда Ботвелл заключил Велвет в свои объятия, она закричала на него:
— Осторожнее, Фрэнсис! Я беременна! Наконец-то я стану матерью!
Осторожно поставив ее на землю, он расцеловал ее в обе щеки.
— Мои поздравления, дорогая! — сказал он.
— Ты могла бы первому сказать мне, — проворчал Алекс, выглядя несколько обиженным.
— Я собиралась рассказать все тебе сегодня, но когда Фрэнсис налетел на меня как ураган, мне же надо было что-то делать. О, Алекс, — она крепко прижалась к нему, — я так счастлива!
Ее радость была столь заразительна, что он не выдержал и тоже улыбнулся ей с самым глупым видом. До него наконец дошло, что он скоро будет отцом! У Велвет будет ребенок! Он заставил всех вздрогнуть, испустив вдруг древний шотландский боевой клич. Затем, подхватив свою жену на руки, он понес ее в замок.
— Отпусти меня, ты, дурачок! — запротестовала Велвет. — Я вовсе не сделана из какого-то хрупкого материала, который легко бьется. Моя мать успешно родила восьмерых детей. У моих сестер не умер ни один ребенок. Отпусти меня!
— Не хочу подвергать опасности моего сына, — заявил он, но все-таки поставил ее на ноги.
— Я смогу и сама позаботиться о нашем ребенке, Алекс, — был дерзкий ответ.
Ботвелл довольно улыбался, глядя на них. Супружество совсем не изменило Алекса и Велвет. Для стремительно меняющегося мира, в котором они жили, он посчитал это отрадным фактом.
— Мадам, — проговорил он, глядя на Велвет, — я весь провонял конским потом за четыре дня непрерывной скачки и, грубо выражаясь, хочу жрать. Что вы намерены предпринять по этому поводу?
— Ну, Фрэнсис, — ласково ответила она, — я намерена вымыть вас собственными руками, как добропорядочные хозяйки замков делали это в старые добрые времена с самыми дорогими гостями. Потом вы увидите, что госпожа Геддес приготовила для вас роскошное угощение. Но так как я считаю Кэт своей подругой, то вам, к сожалению, придется спать всего лишь с горячими кирпичами под одеялом, именно они согреют вашу постель.
— Тогда приступим к ванне, — шутливо сказал Ботвелл.
— Пойдемте, милорд, — предложила она, беря его под руку и ведя вверх по лестнице в гостевые апартаменты. Здесь в спальне уже стояла большая дубовая ванна, наполненная горячей водой. Велвет стояла, уперев руки в бока. — Ну, сэр, снимайте с себя все. Я же не могу мыть вас в вашей одежде.
Ботвелл швырнул свой плащ слуге и, сняв пояс и камзол, начал медленно расстегивать рубашку. Лицо Велвет оставалось бесстрастным, когда рубашка была снята и он присел на край ванны, чтобы стащить сапоги. Он уже начал нервничать, ибо она не проявляла ни малейшего намерения уходить.
— Мне помочь вам снять килт, Фрэнсис? — с самым невинным видом поинтересовалась она.
Медленная улыбка зажглась в его глазах:
— А вы и это можете?
— Конечно, — ответила она. — А почему бы и нет? У вас же там нет ничего такого, чего я до сих пор не видела, или я ошибаюсь?
Граф Ботвеллский радостно взвыл:
— Господи, Велвет! Вы абсолютно невозможная маленькая безнравственная нахалка! Я всегда подозревал это, но до сих пор был не до конца уверен. А теперь убирайтесь отсюда к дьяволу, мадам. Я сам помоюсь и сохраню свою честь.
Подмигнув и улыбнувшись, Велвет вышла из комнаты и поспешила прочь, чтобы проверить, готов ли ужин для ее гостя. Смех Фрэнсиса Стюарт-Хэпберна согревал ее на всем пути. Она его очень любила, и ей было горько, что король так жесток с ним.
Этой ночью было решено, что Алекс с отрядом своих людей на следующий день проводит Ботвелла к Хантли. Велвет тоже хотела поехать и познакомиться с Генриэттой Гордон, графиней Хантли, которая была француженкой и когда-то знала дедушку и бабушку Велвет, а также всех ее тетей, дядей, кузенов и кузин в Аршамбо. Алекс, однако, зная о беременности Велвет, воспротивился.
— Уж не хочешь ли ты сказать, что я вообще не могу ездить верхом? — разозлилась она.
— Нет, — быстро ответил он. — Я просто не хочу, чтобы ты ехала верхом в такую даль, в Хантли. Кроме того, там не будет ни одной женщины, кроме Генриэтты. Джордж собирает вождей наиболее влиятельных кланов севера страны, чтобы обсудить план действий против короля. Если мы не поможем Фрэнсису, то Мэйтланд передушит нас поодиночке, одного за другим.
— Не надо недооценивать Джемми, — сказал Ботвелл. — Он строит из себя дурачка и, правда, не всегда быстро реагирует в определенных обстоятельствах, но он далеко не глуп и, более того, весьма мудр по отношению к некоторым вещам. Я уверен, что он использует Мэйтланда в своих интересах, в то время как Мэйтланд думает, что это он использует короля.
— Ты хочешь сказать, что Джемми намерен лишить эрлов их привилегий и власти? Ботвелл кивнул:
— Да, именно это я и хочу сказать. Джемми хорошо усваивает преподнесенные ему уроки. Взгляни на историю династии Стюартов, приятель. Ни один король из рода Стюартов не дожил до преклонного возраста, они либо погибали в войнах с взбунтовавшейся знатью, либо в результате покушений. Зачастую они не могли положиться даже на собственных сыновей, как ты знаешь. Джеймс — единственный, с точки зрения логики, наследник Елизаветы Тюдор. Кто еще у нее есть? А, да, есть еще Арабелла Стюарт, английская кузина Джемми, но после Елизаветы, могу поспорить, англичане захотят иметь короля! А Джемми как раз и вознамерился стать этим королем. Он намерен дожить до того времени, когда сможет вступить в право наследования. С английской знатью будет гораздо легче справиться, чем с нами, шотландцами.
Ботвелл грустно улыбнулся.
— Эта страна вечно погрязает в разного рода смутах, — продолжал он. — Джемми знает, что ему надо держать знать в узде, если он хочет прожить достаточно долго и получить Англию в наследство. А самый лучший для этого способ — уничтожить или хотя бы подорвать могущество самых влиятельных эрлов в Приграничье и на севере! Наше падение послужит хорошим примером для более мелких кланов. Черт, если это королевское дитя сможет развязать войну против Хантли и меня и если он в ней победит, все другие решат, что на его стороне сам Бог. Но в действительности он прячется за спиной Мэйтланда, ибо хотя он и умен, но далеко не храбр. Мэйтланд, бедный дурачок, может быть легко заменен другим, благо канцлеров можно найти на фунт дюжину. Если Джеймс провалится в своих начинаниях, он сможет свалить все на господина Мэйтланда, который, это всем известно, не слишком популярен среди эрлов.
— Значит, мы выезжаем на рассвете, — спокойно сказал Алекс. — У короля может быть своя сила, но ему никогда не завладеть еще и нашей.
Велвет встала, чтобы попрощаться с ними, и, поцеловав Фрэнсиса Стюарт-Хэпберна в щеку, пожелала ему успеха.
— Когда вернетесь в Хэрмитейдж, передайте мои наилучшие пожелания Кэт. Я буду молиться за вас обоих, чтобы все наконец разрешилось наилучшим образом.
Он кивнул в знак признательности.
— Ведите себя хорошо, дорогая. Теперь вы носите слишком ценный для Брок-Кэрна груз. Алекс поцеловал свою жену.
— Я буду отсутствовать всего пять-шесть дней, девочка. Тебе нечего бояться. Никаких врагов поблизости нет, а для обычных грабителей замок неприступен, да у нас в последние годы тихо.
— Дагалд всегда подскажет, что делать, — сказала она и поцеловала его. — Будьте осторожнее, милорд.
Она наблюдала с подъемного моста, как отряд Алекса спускается по узкой тропе в долину. Впервые со времени их воссоединения год назад они расставались больше чем на несколько часов. Год назад, подумала она. Ее дочери теперь исполнилось уже два года. Велвет хотелось знать, как она сейчас выглядит. Она уже должна ходить и знать много слов. На каком языке она говорит — на персидском или хинди? Скорее всего на обоих. На мгновение Велвет почувствовала боль где-то в области сердца, но тут же отогнала желание пожалеть себя. Ясаман навсегда потеряна для нее, но в ней уже рос другой ребенок. К этому времени в следующем году у нее уже будет другое дитя, которое она будет любить и о котором будет заботиться.
В деревне внизу все население Брок-Эйлена высыпало из своих домов, чтобы посмотреть на Фрэнсиса Стюарт-Хэпберна. Как Алекс ни старался сохранить приезд Ботвелла в тайне, все знали, что он будет здесь проезжать. Для жителей деревни он был героем, и, зная, какой опасности он подвергается, они не станут сплетничать о его визите на стороне и никогда не предадут его посторонним. Но между собой они посудачат об этом событии всласть.
Глядя на графа, Аланна Вит сказала своему любовнику, прятавшемуся за дверью:
— За его голову назначена награда. Господи, как бы мне хотелось ее получить!
— Не будь дурой, Аланна. Каким же это образом мы можем захватить лорда Ботвелла и доставить его в Эдинбург?
— Я знаю каким. Найдутся ли у тебя верные слуги, которые могли бы это осуществить? — спросила она. — Но нет, откуда они у тебя. А жаль, Ян. Я была бы рада уехать отсюда вместе с тобой, как мы говорили.
Она возбудила в нем интерес.
— Каким же образом ты хочешь все сделать? — спросил он.
— Ботвелл и Брок-Кэрн кузены, не так ли?
— Да, так и есть. А также кузены и королю, — ответил Ян.
— А что в мире дороже всего Алексу, Ян? Его жена! Его бесценная Велвет Гордон! — Ее голос дрожал от горечи. — А что, если ее милость будет похищена, а выкупом за ее благополучное возвращение послужит передача лорда Ботвелла в руки короля? Будь у нас надежные люди, мы могли бы это организовать, а потом еще поторговаться с господином Мэйтландом. Однако людей у нас нет, так что бесполезно об этом и говорить.
— Может быть, это и удастся организовать, — медленно сказал он. — Может быть, если я смогу его найти.
— Кого его? — набросилась на него Аланна. — Нам совсем ни к чему делиться с кем-то наградой, Ян. Тогда нам мало останется самим.
— Награда не особенно будет интересовать его, — сказал Ян. — Он захочет получить скот Алекса. В этом году стадо огромное, и он сможет выручить за него кучу золота. Это его привлечет.
— Кто? — потребовала ответа Аланна.
— Раналд Шоу. Все зовут его Раналд Торк, Раналд Вепрь. Он давно вне закона: не человек, а скотина, но он достаточно жаден, и идея ему понравится Он человек слова.
— А что ему мешает просто украсть скот Алекса, когда он узнает, что Брок-Кэрн уехал?
— Раналд Торк не дурак, Аланна. Он боится Алекса и правильно делает. Он поймет, что Велвет — единственная гарантия его безопасности.
— У нас не так много времени, — предупредила Аланна. — Выясни, как долго будет отсутствовать Алекс, Ян! Какая возможность открывается для нас! С королевской наградой мы сможем покинуть эту чертову долину, эту промозглую груду камней, которую ты так ненавидишь, и Анабеллу! Мы станем богаты, и никому из нас не придется больше зависеть от этого проклятого графа Брок-Кэрнского! Подумай только, Ян! — Она схватила его за руку. — Мы будем богаты!
Он подумал об этом, и, пока так и сяк прокручивал в мозгах эту мысль, ему пришло в голову, что он и правда может стать очень богатым. И еще ему пришло в голову, что он совсем не хочет делить богатство с Аланной. Он избавится и от надоевшей ему жены, и от не менее надоевшей любовницы, но сначала Аланна поможет ему.
Заехав этим же утром в замок, Ян прямиком направился к Велвет, работавшей в саду.
— Это правда, — требовательно спросил он, не удосужившись даже поздороваться, — что Алекс уехал к Хантли вместе с Ботвеллом?
— Да, — ответила она, раздосадованная тем, что он застал ее стоящей на коленях и подрезающей розы.
Ему доставляло удовольствие возвышаться над ней. Это давало ему чувство власти, даже сексуального возбуждения, которое вдруг обуяло его.
— Как долго его не будет?
Велвет поднялась на ноги и вытерла руки об юбку.
— А какая тебе разница, Ян? — раздраженно спросила она.
— Мне-то никакой, это Белла хотела знать, так как собралась пригласить вас в Грантхолл. Ей нужно время, чтобы как следует подготовиться. Я только посыльный.
— Алекса не будет несколько дней, пять или шесть, так он сказал. — Она тепло улыбнулась Яну. — Скажи Белле, что я очень люблю сладкое. Просто не могут жить без пирожных в последнее время.
Он посмотрел на нее как на сумасшедшую.
Велвет рассмеялась:
— Ну, Ян, как отец двух детей ты должен бы знать, что означает тяга к определенному виду пищи. Разве мы не обещали тебе, что ты будешь одним из первых, кто узнает о моей беременности?
— У тебя будет ребенок? — недоверчиво спросил он, не в силах поверить в такую удачу. Он уже видел эту гору золота, которую получит в награду от короля за захват лорда Ботвелла. Алекс любит свою жену, а теперь, когда она носит под сердцем наследника, будет любить еще больше.
— Да, — гордо подтвердила Велвет. — Я беременна, но пока не говори ничего Белле. Я хочу сама преподнести ей этот сюрприз, Ян улыбнулся Велвет.
— Хорошо, моя дорогая, я ничего не скажу Белле. Твой сюрприз останется при тебе. — Он повернулся и ушел так же стремительно, как и появился, направив свою лошадь в дикую гористую местность к западу от Дан-Брока, где царствовал Раналд Торк.
Фактически это была земля Гордонов, Грантов и клана Шоу. Раналд Торк был младшим сыном Шоу, окончательно одичавшим, но его родственники предпочитали с ним не связываться, потому что он был слишком свиреп. Он их и так достаточно помучил. Он мог бы захватить все земли своего семейства, но у него не было столь далеко идущих амбиций. Успокоенные этим, Шоу позволили ему делать все, что заблагорассудится. закрывая глаза, когда он воровал их скот или похищал какую-нибудь женщину.
Мать Раналда Торка приходилась сестрой отцу Яна Гранта. Детьми они вместе играли. Даже теперь Ян все еще поддерживал с ним связь, хотя и сам толком не знал для чего. Ян был слабым человеком и втайне восхищался необычным образом жизни своего мятежного кузена.
Убежищем Раналду Торку служил полуразвалившийся каменный дом, спрятанный глубоко в лесу. Ян знал, что за каждым его шагом, с того момента как он ступил на земли своего двоюродного брата, внимательно следят. Однако он спокойно ехал вперед, пока не увидел дома.
— Привет! — прокричал он, остановив коня. — Раналд Торк, это я, Ян Грант.
Дверь медленно открылась, на пороге появилась фигура человека и двинулась вперед, на открытое место. Ян, как и всегда, когда долго не видел своего кузена, удивился его габаритам. Раналд Торк вымахал ростом под семь футов, у него были огромные руки и ноги и широченные плечи. Его массивная голова находилась в полном соответствии с его громадным телом. Светлые волосы спереди обстрижены по кромке лба, а сзади опускались до плеч. Кличку Вепрь он получил за светло-голубые глаза, глубоко вдавленные в череп, что придавало ему настороженный, подозрительный вид дикого кабана. Его нельзя было назвать красавцем, но и уродом он не был.
— Привет, мышонок! — Его глубокий голос колоколом звучал над Яном. — Что принесло тебя в мою берлогу?
Ян вспыхнул, когда Раналд Торк использовал в обращении к нему прозвище, которое сам же и придумал в пору их детства. Реакция Яна не ускользнула от внимания Раналда, который только ухмыльнулся.
— У меня есть к тебе предложение, Раналд. Оно принесет тебе кучу золота, если ты согласишься.
— Тогда пойдем в дом, мышонок! — Гигант направился к двери, Ян плелся за ним. Когда его глаза привыкли к полумраку, Ян различил, что находится в большой комнате с камином. Она была вполне прилично обставлена. Раналд разлил виски по оловянным кубкам и, сунув один в руку Яна, показал ему жестом, чтобы тот садился. — Ну, говори, мышонок! Как я смогу заполучить это золото, о котором ты бормочешь?
— Сначала я хочу, чтобы ты дал мне слово помочь в одном маленьком предприятии, которое я затеял. Оно тоже принесет мне порядочное количество золота, но этим золотом я с тобой делиться не намерен. И потом, получить его гораздо труднее, чем твое легкое золото.
Раналд Торк пожал плечами:
— Ты всегда был самым ловким из нас, мышонок. Если ты говоришь, что я буду доволен, я тебе верю, так как мы с тобой родня и я знаю, что ты никогда не станешь обманывать меня. Ведь ты знаешь, что я тебя просто убью, если узнаю об этом. Я помогу тебе в твоем предприятии, кузен. А теперь говори, что надо делать!
— Лорд Ботвелл в данный момент направляется к Хантли вместе с Брок-Кэрном. За его голову назначена хорошая цена, но никто не может его схватить. А я знаю, как его поймать. Он и Брок-Кэрн кузены. Он очень любит и Алекса, и его жену, которая сейчас ждет наследника. Помоги мне похитить Велвет Гордон, Раналд. Ботвелл не допустит, чтобы с женой его кузена и ребенком что-то случилось. Для этого он слишком джентльмен. Он сдастся, я получу королевскую награду за его поимку, а ты — весь скот Брок-Кэрнов, так как мы украдем его так же, как и Велвет. У него сейчас огромное стадо, Раналд! Вокруг сейчас тихо, большинство людей Брок-Кэрна ушли с ним. Скот практически не охраняется.
— А ты уже придумал, как выманить леди Гордон из замка?
— Да! Ты сможешь захватить ее, когда она поедет навестить мою жену в Грантхолле. Ты знаешь этот отрезок пустынной дороги между Брок-Эйленом и моим поместьем. Это идеальное место, чтобы схватить ее.
— А что помешает Брок-Кэрну явиться за ней и убить меня и моих людей? — спросил Раналд Торк. — Хорошей жене не так-то просто найти замену.
— Можешь не бояться Алекса, Раналд. Он обожает Велвет, а ребенок, которого она сейчас носит, — их первенец. Он не захочет, чтобы с ней что-нибудь случилось, так же как и Ботвелл. Они пойдут на сделку с нами, и мы оба станем богатыми людьми.
— А что обо всем этом думает твоя жена, мышонок? Она согласна с твоим планом?
— Анабелла ничего не знает. Я уеду из Грантхолла, как только все закончится.
— А, — гигант улыбнулся, — значит, есть другая женщина, или я не прав? Ян рассмеялся.
— Я уеду и от нее тоже, — сказал он. — У меня нет ни малейшего желания поменять одну вечно всем недовольную женщину на другую, такую же. А знаешь, что самое смешное, кузен? Моя нынешняя любовница была когда-то любовницей Алекса! Он привез ее из Англии еще до возвращения его жены, но она ему надоела. У нее есть от него ребенок, девочка. Никто, даже моя жена, не знает, что я пользую ее.
— Она хорошенькая? — заинтересовался Раналд.
— Да. У нее длинные соломенные волосы, которые она заплетает в две толстые косы, и пара самых больших титек, какие я когда-нибудь видел у женщины. А росточка она маленького, всего пять футов. У нее хорошая кожа и без этих оспин, как у многих других. — Вдруг Яну пришла в голову новая мысль. — Ты хочешь получить ее, Раналд? Я отдам ее тебе! Скот Алекса и шлюху Алекса! Неплохая сделка, а?
— Хорошо, — подумав, согласился Раналд Торк. — У меня уже давно не было женщины. Мне не хочется делать им больно, ты же знаешь мои проблемы.
Ян, конечно, был в курсе. Он и сам был не обижен Богом в сексуальном плане, но его кузен считался просто уродом, ибо его половые органы больше походили на половые органы жеребца, чем человека. Как это частенько случается с подростками, кузены когда-то попробовали сравнить размеры своих членов. К очень большому неудовольствию Яна, у Раналда он был почти в два раза больше. Раналд Торк был попросту слишком велик для большинства женщин, и даже проститутки зачастую отказывали ему, стоило им увидеть его мужские достоинства. А ему не хватало женского тепла. Предложение Яна было весьма соблазнительным.
— Если ты уверен, что больше не хочешь эту женщину, мышонок, тогда я возьму ее. Если даже я убью ее, не беда: она всего лишь английская шлюха. Но не будет ли она возражать, когда узнает, что ты бросаешь ее?
— Я сам разберусь с Аланной. Я скажу, что ты не станешь нам помогать, пока она не раздвинет ноги для тебя. Она сделает это. Такая ненасытная сучка, что не дай Бог.
— Сколько у нас времени до возвращения Брок-Кэрна? — Раналд уже строил планы.
— Он будет отсутствовать пять или шесть дней, но лучше нам поторопиться.
— Да, тут я с тобой согласен, мышонок.
— Ты привезешь жену Алекса сюда? — спросил Ян.
— Ну нет, кузен. Это слишком опасно. Мы отгоним скот на юг и там продадим его. Потом поедем в Эдинбург, чтобы дождаться твоей награды. Я получу свое золото, а графу Брок-Кэрнскому будет труднее сыскать нас в большом городе. И потом я буду рад потешить свои болезненные наклонности, — ухмыльнулся он.
— Леди Гордон только что забеременела, Раналд. Ты не можешь подвергать опасности ее жизнь или жизнь ребенка. Алекс убьет меня, если ты это сделаешь. Я не люблю этого подонка, но я не убийца, — заявил Ян.
— А ты не думаешь, что он убьет тебя, если ты бросишь его сестру, мышонок?
— Белла ему не позволит. Я ее знаю: она до последнего будет надеяться, что я вернусь к ней.
— А ты вернешься?
— Нет уж, дудки. Я уеду во Францию, где, как мне говорили, можно хорошо пожить, если у тебя есть деньги. Я никогда не думал, что мне выпадет такой шанс, но Аланна умная девочка. Это ее идея.
— Тогда ты просто идиот, если так просто расстаешься с такой женщиной, мышонок.
— Женщина, Раналд, это всегда женщина, будь она женой или любовницей. Стоит подержать их рядом с собой некоторое время, и они все начинают быть похожими друг на друга, говорить одни и те же вещи, придираться к пустякам и жаловаться на все подряд без остановки. Теперь я намерен менять женщин каждую неделю, и, надеюсь, за это время они не успеют мне надоесть.
— Я отдам приказания своим людям, мышонок, а потом поедем в Брок-Эйлен. Мне любопытно взглянуть на эту Аланну.
Уже совсем стемнело, когда они, никем не замеченные, проскользнули в дом Аланны Вит. Аланна была уже в ночной рубашке, огонь в камине почти погас, когда они появились. Сибилла спала в своей кроватке.
— И кто этот дылда? — сердито спросила Аланна. — Я, по-моему, не разрешала тебе таскать сюда своих приятелей.
— Это Раналд Торк, Аланна. Он согласен помочь нам. Мы начнем действовать завтра. На ночь я вернусь в Грантхолл, чтобы заставить Анабеллу послать прелестной Велвет записочку с приглашением приехать и навестить ее завтра после обеда. Люди Раналда захватят ее на дороге между деревней и моим домом. Потом они заберут скот Брок-Кэрна, и мы уедем отсюда.
— А что произойдет, когда твоя жена поднимет тревогу? Тебе надо бы отправить записку от имени Анабеллы, но так, чтобы она сама об этом не знала. Тогда у нас будет гораздо больше времени. Ты можешь даже потом послать в Дан-Брок еще одну записку с сообщением о том, что ее милость решила остаться на ночь в Грантхолле. Таким образом, все будет тихо по крайней мере до послезавтра, а к тому времени, когда они смогут связаться с Алексом, мы уже успеем уйти очень далеко.
— Черт побери! — сказал Раналд Торк. — Мне нравятся женщины, которые мыслят по-мужски. А теперь, мышонок, расскажи девушке о тех условиях, на которых я согласен вам помогать.
— Мышонок? — Аланна посмотрела на Яна и рассмеялась. — Да, и правда похоже. Ну и каковы же условия?
— Он хочет трахнуть тебя, — грубо ответил Ян. — Он поможет нам, если ты дашь ему.
Аланна пробежала глазами по всей фигуре Раналда Торка. Взгляд у нее был наглый и вместе с тем уклончивый.
— Сначала ему придется помыться, — сказала она.
— Что? — удивленно воскликнули мужчины в один голос.
— От него несет, как из свинарника. Я трахнусь с ним, но он должен быть чистым. — Она не дала ни одному из них ни малейшего шанса даже поразмыслить. — Ян, принеси лохань из кладовки, а я нагрею воды.
Раналд Торк был в полном восторге. Он ждал визга, злобных криков, после чего он просто изнасиловал бы эту англичанку. Вместо этого она приказала ему помыться, и, Господи, кто бы поверил, но он собирался сделать это! Он еще никогда в жизни не встречал такой женщины. Он едва заметно кивнул своему кузену, и скоро лохань была наполнена теплой водой и поставлена перед камином, который Аланна разожгла поярче, чтобы согреть комнату.
Он отдал ей свою рубашку и панталоны, которые она тут же бросила в таз, чтобы постирать Ян, который до того помог своему кузену стащить сапоги, ушел домой. Ему не очень-то улыбалось оставаться здесь, когда Аланна хорошенько рассмотрит интимные части тела Раналда Торка.
— Залезай в лохань, — приказала Аланна гиганту, снимая с него килт и вытряхивая из него пыль за дверью. — А теперь, — сказала она, — просто посиди в ней несколько минут, пока я постираю рубашку и панталоны. Совсем незачем надевать на чистое тело грязное белье.
Она еще толком не посмотрела на него, иначе визг стоял бы на весь дом. Он сделал, как ему было велено, и уселся в лохань, думая при этом, каким идиотом он, наверное, смотрится со стороны с коленями, задранными к потолку. Через несколько минут, как она и обещала, его рубашка и штаны были выстираны и развешаны перед огнем для просушки. Теперь Аланна приступила к мытью Раналда Торка и не давала ему никакой пощады, ожесточенно соскребая с него щеткой из кабаньего волоса грязь.
— Боже! — пожаловался он, когда она намылила его маленьким куском мыла. — Я благоухаю, как какой-то чертов цветочек.
— Пахнешь чистотой, ты, дубина! Для тебя это редкое событие, ничуть не сомневаюсь! Встань! Я не могу мыть, если не вижу, что мою.
Раналд Торк встал, ожидая, когда она закричит. Довольно долго она стояла неподвижно, а потом сказала:
— Я думала, что у Яна Гранта самый большой член во всем христианском мире, но, судя по всему, я ошибалась, не так ли? — Она намылила его, нежно касаясь руками его мужской красы. — Господи, ты как бык, Раналд Торк! — Она взяла в руку его мошонку, но она в ней не помещалась. Своими крохотными пальчиками она чувственно провела по всей огромной длине его члена, сладострастно вздыхая при этом, и он зашевелился под ее прикосновениями. — Сядь и ополоснись, — сказала она напряженным голосом. — Чем скорее ты будешь чистым, тем скорее сможешь заполнить меня своим огромным колом.
Еще ни одна женщина никогда не говорила с ним так. Обычно они стонали и плакали от страха при виде его члена. Он взглянул на нее сверху вниз. Конечно, по сравнению с ним она совсем крохотная. Он вдруг испугался, что убьет ее, если войдет в нее весь, и почему-то, он сам не знал почему, ему этого совсем не хотелось.
Как бы прочитав его мысли, она сказала:
— Тебе придется входить в меня очень медленно, пока мы не увидим, сколько я смогу уместить в себе.
Он кивнул и выбрался из лохани. Она насухо вытерла его маленьким полотенцем. Когда она закончила, он вдруг обнаружил, что, несмотря на свой голый вид, он по-прежнему остается хозяином положения. Его больше не приводит в замешательство эта маленькая белокурая женщина, которая так смело разговаривает с ним.
— Ну, — медленно сказал он, — ты смогла хорошенько рассмотреть все то, что есть у меня, теперь давай посмотрим, чем располагаешь ты, женщина!
С медленной соблазнительной улыбкой Аланна сбросила сорочку, и ее улыбка стала шире, когда она увидела, как у него перехватило дыхание. Она очень гордилась своим телом. Может быть, она и миниатюрная, но руки и ноги у нее приятно округлые, а груди большие и полные. Протянув руку, он осторожно приподнял одну из этих больших грудей, улыбнувшись, когда от его прикосновения сосок вдруг налился и выпрыгнул вперед.
Взяв его за руку, она повела его наверх, на сеновал, где был расстелен матрас. Они встали на колени лицом друг к другу, и он пробежался руками по всем ее пьянящим прелестям. Ошеломленный щедростью преподнесенного ему дара, он даже не знал, откуда начать. Его большие руки обняли ее и стиснули ей ягодицы, оказавшиеся округлыми и твердыми. Аланна руками подняла груди и водила ими по его волосатой груди. Вообще все его тело, как она заметила еще раньше, было покрыто густым темным волосом. Несколько мгновений они изучали друг друга, но она уже и так возбудила его сверх всякой меры, и, видя это, Аланна легла на спину и широко раздвинула ноги.
— Ну, давай, — поощрила она его, — заполни меня своим чудовищным членом, Раналд Торк!
Застонав, он почти рухнул на нее и начал запихивать себя в ее плоть. Сначала Аланна думала, что он разорвет ее пополам, но потом заставила себя расслабиться, а он удерживался от ненужной торопливости. Вдруг, к ее удивлению, он вошел в нее весь целиком. Довольно улыбнувшись, он поцеловал ее в губы.
Но она отвернула голову и сказала:
— А теперь трахни меня, ты, животное! Теперь мы знаем, что ты меня не убьешь.
С огромной охотой Раналд Торк подчинился требованиям Аланны. Она — единственная женщина, которая легко приняла его в себя да еще вдобавок умоляла продолжать. Он провел длинную и счастливую ночь любви с этой крошечной англичанкой. Если говорить честно, она выжала из него все соки, и он любил ее за это еще больше. Когда настал рассвет, она встала, чтобы приготовить ему завтрак, состоящий из овсянки, яиц, ветчины и лепешек.
Ян Грант, прокравшись назад в дом, ожидал увидеть свою любовницу мертвой. А вместо этого обнаружил ее сидящей за столом вместе с его кузеном и уплетавшей завтрак за обе щеки.
— Теперь она моя женщина, — без предисловий объявил Раналд Торк.
— Ты трахнул ее? — Ян был удивлен.
— Да, — ответил тот.
— Но ты же обычно убиваешь женщин своим членом, — сказал Ян.
— Да, но на этот раз все было по-другому, — ответил Раналд.
— Как это?
— Конечно, нет сомнения, что у меня самый большой член в христианском мире, но Аланна, — он широко улыбнулся Яну, — ну, мне кажется, что у нее зато самая большая дырка. Мы отлично подходим друг другу, мышонок! А теперь садись, приятель, и съешь чего-нибудь. У нас впереди долгий и трудный день.
Немало удивленный таким поворотом событий, Ян присел к столу, и Аланна поставила перед ним горшок с горячей овсянкой.
— Сегодня утром я послал записку Велвет, — сказал он. — А также приготовил другую записку, которую мы отошлем в Дан-Брок, когда она будет в наших руках.
Раналд Торк одобрительно промычал.
— Что ты собираешься делать с Сибби? — спросил Ян у Аланны. — Мы же не можем взять ее с собой.
— Я попрошу госпожу Лаури присмотреть за ней, — ответила Аланна. — Она все равно проводит большую часть времени с этой женщиной, и похоже, эта стерва питает к ней слабость, несмотря на своих собственных детей. Когда они увидят, что я уезжаю, можете не сомневаться. Джин Лаури заберет Сибби к себе. А если ей не захочется кормить лишний рот, она всегда может отдать ее отцу, когда тот вернется. Мне становится смешно, когда я представляю благородного и могущественного лорда и его леди, когда после всего они вернутся домой и обнаружат, что им надо растить моего ребенка. И она сделает это, потому что у нее слишком уж чувствительное сердце. Я видела, как она ведет себя с детьми здесь, в деревне.
— Ты оставишь своего ребенка посторонним людям? — спросил Раналд Торк.
— А ты возьмешь меня с ребенком, если я буду настаивать на этом? — возразила Аланна.
— Нет, эта жизнь не годится для ребенка, — ответил он.
— Значит, ты хочешь бросить меня, Раналд Торк, еще до того, как все кончится? А я думала, тебе нравится трахать меня.
— Я никогда тебя теперь не брошу, Аланна, — ответил тот. — Тот зуд, который обуревает тебя, требует, чтобы я тебя постоянно почесывал. Но запомни: если ты хотя бы взглянешь на другого мужчину, я переломаю тебе все кости. Оставляй здесь девчонку. Ты теперь моя женщина, и я наделаю тебе других детей.
— Не раньше, чем женишься на мне! — резко перебила она его.
— Хорошо, когда будем в Эдинбурге, я женюсь на тебе, — пообещал он. — А кто знает меня, скажут, что мое слово твердое.
Ян Грант в изумлении прислушивался к их разговору. Они, казалось, забыли о его присутствии. Он был несколько удручен тем, что Аланна, бывшая в течение стольких месяцев его любовницей, так легко и без всяких усилий дала ему отставку. На мгновение он забыл, что сам собирался бросить ее, что он сам не задумываясь подсунул ее своему кузену, чье могучее внимание могло легко искалечить ее, а то и вовсе убить. Ян считал себя выдающимся любовником, но Аланна Вит, похоже, и думать о нем забыла. Он решил, что она обычная английская шлюха, у которой не хватает даже мозгов, чтобы понять, кого она теряет, выходя замуж за это чудище, которым был его кузен. Ну что же, удачи им. А она им очень понадобится, если Брок-Кэрн задумает с ними рассчитаться. Он же к этому времени будет жить во Франции так, как он всегда мечтал.
Еще до того как первые лучи солнца коснулись долины, Ян .. Грант и Раналд Торк покинули дом Аланны Вит. Никто, даже маленькая Сибилла, не знал, что они вообще там были. Грязные тарелки, оставшиеся от завтрака, были вымыты и поставлены в буфет, после чего Аланна разбудила ребенка и вынула девочку из колыбели. Она умыла ее и накормила оставшейся кашей с лепешкой, на которой едва было несколько капель меда. Одев девочку в чистое платьице, она причесала ее рыжеватые волосики, вывела из дома и прошла несколько шагов до соседнего дома, где жила Джин Лаури Аланна вошла в дом, даже не постучав, и Ангус Лаури, сидевший за столом, поднял на нее взгляд, не в силах скрыть восхищение.
— Доброе утро, Ангус, — ласково сказала она. — Я пришла повидать Джин — Если бы ты могла хоть на секунду оторвать свои бесстыжие глаза от моего мужа, — резко перебила ее Джин Лаури, — то увидела бы, что я здесь, у камина. Что тебе надо, госпожа Вит? — Она нянчила младшего сына, которому был почти год.
— Я сегодня собираюсь пойти в лес пособирать валежник, — сказала Аланна. — Мне бы не хотелось брать Сибби с собой. Она меня не слушается и минуты не может посидеть спокойно. Я боюсь брать ее с собой. Вы не присмотрите за ней, пока я не вернусь? Я приготовлю вам хорошее средство от кашля, которое может пригодиться зимой.
— Я присмотрю за девочкой и без твоей микстуры, — сказала Джин Лаури смягчившимся тоном. — Иди. Со мной она будет в безопасности.
Аланна встала на колени и посмотрела в лицо своей дочери.
— Будь хорошей девочкой, Сибби, и слушайся госпожу Лаури, — сказала она. Затем встала, отряхнула юбку и вышла.
Как раз в тот момент, когда Аланна оставляла свою дочь у Джин Лаури, Велвет получила раннюю весточку от своей золовки. Анабелла просила навестить ее сегодня. Ян собирается на охоту, а так как Алекс уехал в Хантли, может быть, она будет свободна. Придется поехать. Анабелла невероятно скучная особа. Но сейчас, похоже, она в хорошем настроении. Велвет очень хотелось подружиться с сестрой своего мужа. Кроме Беллы, других женщин, за исключением прислуги, поблизости не было. Велвет же скучала без женской компании. После столь тесной дружбы, установившейся между ней, Иодх Баи и Ругайей Бегум, а особенно сейчас, когда она ждала ребенка, ей нужно было женское общество. Пэнси, да благословит ее Господь, так занята своей собственной жизнью, что Велвет не чувствовала себя вправе навязываться ей.
— Пэнси, — позвала она из постели, и ее камеристка поспешила в спальню.
— Доброе утро, миледи!
— Мы сегодня отправляемся в Грантхолл, Пэнси. Ты еще можешь ездить верхом, или мне лучше взять с собой одну из служанок?
Пэнси, на пятом месяце своей второй беременности, похлопала себя по округлившемуся животу и сказала:
— Я вполне еще могу залезть на лошадь, миледи, и поеду с вами. С ребенком или без, я все еще могу ездить верхом получше, чем эти вертихвостки.
Велвет улыбнулась про себя. Пэнси изо всех сил отстаивала свое место в жизни Велвет. И у нее не было ни малейшего намерения позволять кому-нибудь из местных шотландских девушек занять его. Она, Пэнси, камеристка графини Брок-Кэрнской, и пусть все об этом помнят.
— Вы наденете платье или обычный костюм для верховой — Только не платье, Пэнси. Дорога такая пыльная. Белле придется принимать меня в дорожных рейтузах.
Пэнси согласилась со своей госпожой и быстро достала рейтузы Велвет, ее блузку, пояс, жилет и сапоги. Потом распорядилась насчет ванны для миледи, добавив в нее настой левкоя.
После того как Велвет помылась, Пэнси помогла ей одеться. Пока госпожа поглощала завтрак, состоявший из запеченных в сливках и шерри яиц, тонких кусочков только что пойманного и зажаренного лосося, свежеиспеченных лепешек с медом и маслом и разбавленного водой вина, Пэнси поспешила переодеться сама.
Узнав, что его жена собирается куда-то ехать со своей госпожой, Дагалд забеспокоился.
— Я не хочу, чтобы ты потеряла ребенка, Пэнси, дорогая.
— Пусть ее едет, — оборвала его Мораг Геддес, которая, казалось, всегда принимала сторону английской невестки. — Пэнси хорошая, крепкая девочка и ничего не сделает ребенку. Разве она не привезла нашего маленького Даги домой в целости и сохранности из этой варварской страны? Езжай спокойно, Пэнси, — разрешила она, и, помахав рукой, Пэнси поспешила к своей хозяйке.
Пока Дагалд смотрел вслед своей жене, его мать увещевала его:
— Ты стал хуже старой бабы, Дагалд. Здесь всего-то две мили до Грантхолла.
Велвет уже сидела в седле своей гнедой кобылы Сайбл, когда к ней присоединилась Пэнси, быстро забравшаяся на своего крепкого, белого с черным пони, которого она назвала Бесс, — в честь ее величества, как она поведала своей госпоже. С ними в путь тронулось полдюжины вооруженных всадников, но больше для виду, так как это были земли Брок-Кэрна, а в Шотландии сейчас мир.
В воздухе чувствовалось легчайшее дуновение осени. Они выехали из замка, процокав копытами по подъемному мосту, и вступили затем на ведущую вниз дорогу. Дул легкий ветерок, солнце играло в прятки с пушистыми белыми облачками. Когда они проезжали через Брок-Эйлен, жители деревни приветствовали свою графиню, которая, как и ее супруг, отвечала на приветствия, называя их по именам, зная все маленькие тайны их жизни. Жители Брок-Эйлена любили Велвет. Она увидела маленькую Сибби, игравшую перед домиком Джин Лаури, и на мгновение вспомнила Ясаман. Сморгнув слезы с ресниц, Велвет подумала, что пора решать что-то с дочерью Алекса, прелестной малышкой. Она не виновата, что у нее такая отвратительная мать.
Деревня осталась позади. Всего милю или около того надо было проехать до Грантхолла, усадьбы, где Ян и Анабелла жили со своими двумя сыновьями, Джеймсом и Генри. Дорога вилась лесом, густым и зеленым. Вдруг, к своему удивлению, они обнаружили, что их окружил отряд мужчин, одетых в зелено-голубую шотландку с узкой красной полосой, в которых люди Брок-Кэрна сразу узнали цвета клана Шоу. Мгновенно шесть вооруженных всадников встали кольцом вокруг своей графини и ее камеристки. Однако противник значительно превосходил в численности. Скоро все они уже валялись на земле.
— Вперед, Пэнси! — воскликнула Велвет, стараясь перекричать шум схватки, и воткнула шпоры в бока Сэйбл. Однако ее порыв, так же как и Пэнси, был быстро остановлен каким-то гигантским человеком, больше похожим на медведя, который, повиснув на уздечках и Сэйбл, и Бесс, удержал их на месте. Велвет ударила его рукояткой хлыста. — Отойдите от моей лошади! — закричала она. — Я графиня Брок-Кэрнская! Как вы смеете нападать на меня на моих собственных землях?!
Раналд Торк разразился хохотом:
— Жена Брок-Кэрна воистину горячая штучка, мышонок! Ты говорил мне, что у ее милости нет недостатка в храбрости, но, клянусь Богом, я люблю это в женщинах.
Битва была окончена, люди Брок-Кэрна, убитые, лежали на дороге. Раналд Торк повернулся и заговорил с графиней:
— Я — Раналд Шоу, по прозвищу Раналд Торк, мадам. Вы захвачены в плен. Намерены ли вы сдаться мне и дать слово, что не попытаетесь бежать?
— Убирайся к черту! — закричала она. — Как ты смеешь, ты, бык!
Раналд Торк опять рассмеялся:
— Торк значит вепрь, мадам, а не бык.
— Очень хорошо, Раналд Свинья, я требую объяснений твоего поведения! Между Гордонами и Шоу нет никаких междуусобиц.
Лицо Раналда Торка потемнело при слове «свинья». Все не так просто, как звучало в устах Яна. Графине следовало бы давно упасть в обморок от страха, умолять пощадить ее жизнь и честь. Вместо этого эта рыжая бестия шипит на него, как дикая кошка, и требует ответов на непростые вопросы. В раздражении он оглянулся.
— Ян, — крикнул он, — это твои игрушки, а не мои! Только сейчас Велвет заметила своего свояка.
— Ян! Что, черт побери, здесь происходит? — требовательно спросила она.
Ян Грант тронул свою лошадь и остановился рядом с Велвет. Он чувствовал себя в своей стихии и наслаждался каждым мгновением этой драмы.
— Доброе утро, Велвет! — весело поприветствовал он ее. — Ты хочешь знать, что все это значит, не так ли? Ну что ж, моя дорогая, мне надоело быть бедным родственником при Брок-Кэрнах. Я решил ухватить счастье за хвост. Назначена очень большая награда за поимку графа Ботвелла, который в эту самую минуту находится в Хантли вместе с твоим мужем. Я намерен получить эту награду, а так как я очень сомневаюсь, что Алекс или граф Ботвелл захотят, чтобы ты хоть как-нибудь пострадала, особенно учитывая, что теперь ты носишь наследника Брок-Кэрна, я решил предложить им сделку. Я верну тебя Алексу в обмен на лорда Ботвелла. Не думаю, что они откажут мне, так ведь? От тебя требуется одно — послушание.
— Ян, я бы убила тебя, если б могла! — гневно проговорила Велвет. — И ты лучше не подходи ко мне близко, подонок, а то я и правда тебя убью.
— Хо! Хо! — расхохотался Раналд Торк. — Думаю, ее милость и правда с удовольствием перережет тебе глотку, дай ей только такую возможность, мышонок. Тебе лучше поостеречься.
— Нет, кузен, — спокойно сказал Ян. — Велвет будет вести себя хорошо, ибо ее супруг так же близок к совершению государственной измены, как и любой из его людей. Если она не хочет, чтобы его повесили, она будет сотрудничать с нами, не так ли, моя дорогая?
— Что ты имеешь в виду под государственной изменой? — зло спросила Велвет.
— Ботвелл под колпаком, Велвет, — сказал Ян. — А здесь, в Шотландии, это значит, что он поставлен вне закона. Все его владения отходят к королю. Король обвинил его в государственной измене.
— Нелепое обвинение, и вся Шотландия знает это, — огрызнулась Велвет.
— Да, но как бы там ни было, пока что слово Джеймса Стюарта — закон в этой стране. Помогая поставленному вне закона Ботвеллу, твой бесценный Алекс оказывается таким же изменником. А теперь заткнитесь, ваша милость! Нам предстоит долгая дорога, пока мы окажемся в безопасности.
— Теперь ты всю жизнь будешь бояться Алекса, ты, маленький подонок! — прошипела Велвет. — А что с Беллой?
— Думаю, ей будет не хватать меня, — легко ответил он. Велвет уставилась на него, оскорбленная и рассерженная за бедную Анабеллу.
— Надеюсь, я буду присутствовать, когда Алекс прикончит тебя, — злобно проговорила она.
Раналд Торк посмотрел прямо в глаза Велвет, но ее взгляд не Дрогнул. Он знал Александра Гордона и решил, что эта женщина как нельзя лучше подходит для Брок-Кэрна. Она себе на уме, красивая и очень храбрая, в этом он не сомневался.
— Хватит вам ссориться, — твердо сказал он. — Пора ехать. Нам еще нужно забрать скот. Ян, доставь ее милость в безопасное место вместе с Аланной. Мы вас там встретим.
Велвет поняла, что бандой разбойников командует именно Раналд Торк.
— Разрешите моей камеристке вернуться в Дан-Брок, — взмолилась она. — Она на пятом месяце беременности.
— Она поднимет тревогу, — ответил Раналд Торк. — Нам надо торопиться, но мы будем ехать осторожно, мадам, у меня нет ни малейшего желания повредить вам или вашему ребенку.
Ян нагнулся и, взяв лошадь Велвет за уздечку, потянул ее вперед. Пэнси следовала сзади. Велвет узнала дорогу, по которой она когда-то впервые приехала в Дан-Брок. Она не выезжала из долины весь год. У креста на холме они увидели поджидавшую их Аланну Вит.
— Теперь она твоя шлюха? — спросила Велвет у Яна.
— Была какое-то время, — легко сознался он, — но, похоже, теперь предпочла меня моему кузену Раналду. Они собираются пожениться в Эдинбурге. Правда, они заявили об этом в моем присутствии, поэтому все равно женаты в соответствии с нашим старинным обычаем.
Велвет взглянула на Аланну, когда подъехала к ней вплотную.
— Где твоя дочь? — спросила она.
— У Джин Лаури, хотя это не твое собачье дело.
— Ты бросила ее?
— Ей будет лучше в Брок-Эйлене с Джин, — сказала Аланна. — Мой муж — разбойник, хотя, может быть, ты и не знаешь этого. А дочь графа Брок-Кэрнского должна жить в замке.
— Ты холодная стерва, — ровным голосом проговорила Велвет. — Я вернусь в Брок-Кэрн и заберу Сибби. Я собираюсь вырастить ее сама. И я прослежу, чтобы она даже не подозревала о твоем существовании!
Вдруг Аланна почувствовала, что терпит поражение, и, тряхнув головой, ответила:
— Я буду приезжать навещать Сибби, когда сочту нужным, мадам.
— Ты никогда и близко не подойдешь к Дан-Броку. Я спущу на тебя собак, Аланна Вит.
— Прекратите ссориться! — прикрикнул на них Ян Грант. — Нам еще предстоит проехать много миль, прежде чем мы опять встретимся с Раналдом Торком. Я не собираюсь терять светлое время дня, выслушивая, как вы пререкаетесь из-за пустяков, как две курицы, которые не поделили петуха.
Неожиданно Велвет со всей силы ударила его хлыстом.
— Не смей так разговаривать со мной, ты, подонок! — закричала она на него.
Ошеломленный Ян Грант провел рукой по рубцу, который вспух на его красивом лице, и очень удивился, что его щека под левым глазом окровавлена. Его затопила волна гнева. Эта стерва оставила на нем отметину!
Велвет увидела его гнев, и медленная улыбка тронула ее губы. Голос ее был низок и спокоен, когда она заговорила:
— Только дотронься до меня, Ян, и ты уже труп прямо на том месте, где стоишь. Ты знаешь, что Алекс сделает с тобой, если ты тронешь меня, не так ли?
Несколько людей Раналда Торка сопровождали Яна. Их главарь наклонился вперед и сказал:
— Граф не заплатит за поврежденные вещи, Ян. Оставь. Расстроенный и злой, Ян Грант пришпорил лошадь, пустил ее рысью и исчез, С Раналдом Горком и основной группой его бандитов они встретились ближе к вечеру. Его банда угнала скот Брок-Кэрна и погнала его в обход гор по пустынной дороге.
Теперь они были достаточно далеко от Дан-Брока, чтобы отбить охоту преследовать их. В Дан-Броке осталось совсем мало людей, ведь большинство ушло со своим эрлом в Хантли.
Раналд Торк не хотел рисковать и разбил лагерь прямо на пастбище, где скот мог отдохнуть и попастись всю ночь. Быстро разожгли два костра, закололи корову и зажарили ее на открытом огне, заедая мясо овсяными лепешками, которые они держали в переметных сумах. Раналд Торк постарался сделать все возможное, чтобы удобно устроить пленниц. Ян все еще злился и не хотел даже близко подходить к Велвет и Пэнси.
Аланна рассказала ему о стычке, и Раналд долго смеялся.
— Она настоящая барсучиха, — сказал он, — и вырастит для Брок-Кэрна хороших сыновей и дочерей.
— Тебя послушать, так получается, что ты чуть ли не любишь Алекса, — сказала Аланна, несколько сбитая с толку.
— Так оно и есть, — ответил разбойник. — Он хорош в драке и хороший лорд для своих людей. Я никогда не ссорился с Гордоном из Брок-Кэрна.
— Но ты же украл его скот! — воскликнула Аланна.
— Украсть у человека скот — это еще не значит, что он тебе не нравится, — сказал Раналд. — Кража скота — это древняя шотландская традиция, Аланна. Тебе еще многое предстоит узнать, дорогая, но ты нашла себе хорошего учителя. — Он встал во весь рост. — Пойду прослежу, чтобы леди Гордон и ее служанку устроили поудобнее.
Оставив Аланну дожидаться своего возвращения, Раналд Торк зашагал туда, где сидела Велвет. Он присел рядом с ней на корточки.
— Я распорядился, чтобы вас не беспокоили, мадам, и поверьте, ни один из моих людей не посмеет перечить мне. Мне очень жаль, что я не могу предложить вам ничего другого. Сегодня ночью будет прохладно. Вы не замерзнете?
— У нас есть пледы, в которые можно закутаться, — ответила Велвет. Она не боялась этого гиганта, который был не намного выше ее отца. Она привыкла к крупным мужчинам.
— Может быть, вы чего-нибудь хотите? Велвет хмыкнула.
— Моего мужа, — сказала она, и Раналд Торк ухмыльнулся ей в ответ.
— Я смотрю, вы не боитесь, — сказал он. — Это хорошо! Мы не причиним никакого вреда вашей милости.
— Куда мы направляемся? — спросила она.
— На юг, чтобы продать скот, а потом в Эдинбург. Ян так с вами и не разговаривает?
— Держите этого маленького подлеца подальше от меня! — взорвалась Велвет. — Клянусь, если мне подвернется возможность, я перережу ему глотку его собственным кинжалом! Я не желаю с ним разговаривать. Все, что надо, скажешь мне ты.
Он кивнул, вполне разделяя ее чувства. Она из рода Брок-Кэрнских Гордонов, а Ян Грант предал Гордонов худшим из возможных способов: обокрал своего шурина, бросил жену, тоже Гордон, и двух сыновей, собирается предать одного из знатнейших людей Шотландии, как некогда Иуда предал своего учителя. Раналд знал, что его кузен далеко не подарок. Он понимал гнев Велвет и ее желание отомстить.
— Завтра, — сказал он. — двое моих людей доставят в Хантли послание от Яна, в котором будет сказано, что вы находитесь у нас в заложницах, а выкупом будет лорд Ботвелл. Лорд Ботвелл должен будет передать себя в руки Яна Гранта в Эдинбурге в указанном месте. Когда Ян доставит своего пленника королю и получит награду, тогда вы и ваша служанка будете освобождены и сможете вернуться домой в Дан-Брок.
— А какая часть от награды достанется тебе? — спросила она презрительно.
— Я не предавал Фрэнсиса Стюарт-Хэпберна, — ответил Раналд Торк. — Он для меня и моих людей ничего не значит.
— Тогда зачем же ты ввязался в это дело? — спросила Велвет.
— Потому что я обещал своему кузену Яну мою помощь еще до того, как узнал, что у него на уме. Я человек слова, что бы ни случилось. А все, что мне нужно, — это скот вашего мужа. Брок-Кэрн так глуп, что оставил свои стада без охраны. Но он не будет меня преследовать из боязни, что я причиню вам вред. Скоро я стану богатым человеком. Но не обвиняйте меня в том, что я предал Ботвелла. Я к этому не имею никакого отношения.
— Без тебя, Раналд Торк, Ян не смог бы осуществить своих намерений. Король несправедливо обвиняет лорда Ботвелла, и в этом виноват его канцлер Мэйтланд. Ты что, хочешь, чтобы Шотландией правил Мэйтланд от имени Джеймса Стюарта? Отправь меня завтра домой. Ты уже получил скот, а это все, чего ты на самом деле хотел.
— Я дал слово, — ответил Раналд Торк. — А мое слово — это единственное мое достояние, леди Гордон. Я не могу его нарушить.
— Тогда предупреждаю тебя, Раналд Торк, что я постараюсь сбежать. Я не хочу быть причиной падения лорда Ботвелла. — И с этими словами, завернувшись в плед, она улеглась, повернувшись к нему спиной.
Однако ни ей, ни Пэнси не дали сбежать. На следующий день, когда они утром выступили из лагеря, женщины обнаружили, что с обеих сторон к уздечкам их лошадей привязаны длинные веревки, которые держали в руках вооруженные люди, ехавшие по бокам от них. Велвет была в ярости, но ничего не могла поделать. Оставалось спокойно продолжать путешествие.
— Мы попробуем сбежать в Эдинбурге, — прошептала Пэнси ночью. — Мы сбежим от этого маленького лизоблюда в городе, и он нас ни за что не найдет.
— Когда Мэйтланд узнает о плане Яна, даже если я сбегу от своего подонка-свояка, мне не скрыться, — ответила Велвет. — Да и сам король рад будет использовать меня, чтобы заполучить Фрэнсиса. Он просто не додумался до этого. Когда же Ян откроет свой план, король и Мэйтланд ни секунды не будут колебаться. Мы должны сбежать от Яна Гранта до того, как он доберется до короля. Если нам это удастся, тогда, возможно, Ботвелл будет в безопасности. Ян не настолько глуп, чтобы идти к королю и раскрывать ему свой план, если он не получит награды. Без меня ему нет смысла идти во дворец.
Через несколько дней Раналд Торк продал скот Брок-Кэрна на ярмарке, где лишних вопросов не задавали. Сразу после этого они отправились в Эдинбург: Раналд Торк, Аланна, Ян, Велвет, Пэнси и полдюжины разбойников из клана Шоу; остальных отправили по домам. Содержать эту ораву было слишком накладно. Аланна настояла, чтобы Раналд Торк выполнил свое обещание. Их обвенчали в маленькой церкви недалеко от города, причем священника уведомили, что они уже женаты по старинному шотландскому обряду.
И тут судьба наконец повернулась к Велвет лицом. Ян начал понимать, что он сделал. Пораскинув мозгами, он решил, что самое главное — удрать во Францию до того, как Алекс найдет его и убьет. Он остановится в портовом пригороде Эдинбурга — Лейте. Зная, что любимой таверной Ботвелла в Лейте был «Золотой якорь», Ян решил, что обмен будет произведен именно там. Один из людей Раналда Торка был отправлен на розыски графа, чтобы передать ему это сообщение.
Раналд и Ян затаились в какой-то трущобе, приткнувшейся у самой кромки воды, изображая перед хозяйкой две женатые пары — родственники, как они сказали ей, — со своими слугами. Раналд Торк настоял, чтобы они сняли комнаты на первом этаже дома, чтобы в случае чего можно было быстро спастись бегством. Яну это очень не понравилось — комнаты наверху стоили гораздо дешевле.
Свободных комнат было всего две, и ночью новобрачные заперлись в меньшей из них, из которой потом долго доносились какие-то странные звуки. К этому добавлялся постоянный шум с улицы. Ян спал в кресле, оглушительно храпя. Велвет не могла заснуть и начинала уже опасаться, что им вообще не предоставится возможность бежать: ни ее, ни Пэнси ни на минуту не выпускали из их убежища.
Хорошо, что люди Раналда Торка жили отдельно, так как для них просто не было места. Эти пятеро были вынуждены заботиться о себе сами. На ночь они устраивались под мостами, в близлежащих переулках или, если очень повезет, у какой-нибудь проститутки. Аланна и ее новый муж проводили дни, осматривая окрестности, оставляя Велвет и Пэнси в компании Яна и одного или двух людей Раналда Торка. Обычно Велвет развлекалась разговорами с этими разбойниками. Это были простые люди, которые хотя и зарабатывали себе на жизнь грабежами, а случалось, и убийствами, тем не менее настроены были вполне дружелюбно и с уважением относились к графине Брок-Кэрнской. Они вообще не понимали, что происходит, но послушно подчинялись своему вождю.
Еду им приносили из ближайшей забегаловки. Обычно в полдень за ней ходил сам Ян, а если он был слишком пьян, что в последнее время случалось с ним все чаще, то посылал одного из людей Раналда Торка. С каждым днем Ян становился все более нервным и раздражительным. Прошло уже десять дней с тех пор, как он выкрал Велвет и принял участие в краже скота у своего шурина, а из Брок-Кэрна не поступало никаких вестей. Не вернулись два посланца, отправленные им в Хантли. А пока он не получит ответа от Алекса, он не осмелится вступать в контакт с Мэйтландом.
Спокойствие Велвет тоже раздражало его. Как-то днем он обрушился на нее с бранью:
— Похоже, Брок-Кэрн совсем не хочет твоего возвращения! Наверное, он решил, что лучше взять себе в жены какую-нибудь языческую шлюху.
Велвет ничуть не тронули его слова. Она знала своего мужа и была уверена, что он ее любит. Взглянув на Яна Гранта, она зло сказала:
— А может быть, он обкладывает тебя, как зверя в берлоге, чтобы убить! Здесь вотчина лорда Ботвелла. Вспомни, что когда-то он был лордом-адмиралом Шотландии. Они ищут тебя, Ян, и, когда найдут, ты труп! Я предупреждала тебя!
— Ты, стерва! — заорал он на нее, вскакивая на ноги, которые, правда, держали его не слишком уверенно, так как он пил большую часть дня. — Я не дам надуть себя! Сейчас же иду к Мэйтланду! Я отдам тебя ему и покончу с этим! Мне опротивело смотреть на тебя, а Мэйтланд даст мне золота! Меня не обманешь! Я не позволю! — И он, спотыкаясь, выскочил из комнаты на улицу.
В полном удивлении Велвет и Пэнси уставились друг на друга. Они остались одни, их страж еще раньше ушел в таверну за ужином. Не говоря ни слова, они схватили плащи и поспешили покинуть свою тюрьму прежде, чем Ян сообразит, что он натворил. Схватив Пэнси за руку, Велвет все время подгоняла ее, сама толком не зная, куда они направляются. Она помнила, что они где-то рядом с берегом моря. Скоро должно было стемнеть, и они до смерти боялись, что на них в этом страшном месте набредет какой-нибудь пьяный бродяга, ищущий себе проститутку на ночь.
— Куда мы направляемся, миледи? — задыхаясь, спросила на бегу Пэнси.
— К докам! — ответила Велвет.
— Но зачем? Разве мы не можем отправиться прямиком в Дан-Брок?
Велвет уже чувствовала соленый запах моря и, потянув Пэнси за собой, свернула за угол. К своему облегчению, она обнаружила, что каким-то образом сумела найти дорогу к берегу. Прямо перед ними стояла вполне прилично выглядевшая таверна, на вывеске которой красовался золотой якорь.
— Подними капюшон, — приказала она камеристке, и та повиновалась. Вместе они вошли в гостиницу, и, когда к ним поспешил хозяин, Велвет сказала:
— Я ищу возможность попасть во Францию вместе со своей камеристкой. Вы не могли бы порекомендовать какое-нибудь приличное судно?
— Вам нужно в какой-нибудь определенный порт? — спросил хозяин гостиницы.
— Вообще-то я направляюсь в Нант, — сказала она, — но в принципе меня устроит любой корабль, идущий во Францию, лишь бы на нем было безопасно. Я заплачу за проезд.
— В порту стоит несколько кораблей, которые выйдут в море ночью с отливом, но, насколько я знаю, только один пройдет через Нант. Это торговый корабль компании О'Малли — Смолл, направляющийся в Левант. Капитаном на нем молодой парень, идущий в плавание с новым экипажем, протеже одного из владельцев. Его зовут Майкл Смолл. Он не приходится родственником хозяину, но взял себе его имя. Насколько я понимаю, он благодарен тому человеку, который приютил его еще мальчишкой. Он хороший человек, и я все устрою, если вам это подходит.
— Благодарю вас, — сказала Велвет. — Я буду вам весьма признательна. — Она полезла в карман жакета за кошельком, но хозяин гостиницы решительно схватил ее за руку.
— Не показывайте мне своего золота, мадам, пока я не буду твердо знать, возьмет он вас с собой или нет Никогда не знаешь, кому на глаза оно попадется.
Послушавшись, Велвет вынула руку из кармана и сказала:
— Найдется здесь уединенное местечко, где моя служанка и я могли бы подождать? И не могли бы вы принести нам чего-нибудь поесть?
Хозяин провел их в маленькую комнату, и вскоре появилась румяная служанка, принесшая им сначала теплой воды, чтобы умыться и помыть руки, а потом поднос с горячим ужином, состоявшим из жареных цыплят, двух маленьких, исходящих паром пирожков с мясом, хлеба, сыра и печеных яблок со сливками. На столе появился также отличный темный эль. Велвет и Пэнси смогли наконец-то как следует поесть. Та пища, которую приносил им Ян, выглядела не очень аппетитно, но они вынуждены были есть ее, чтобы не умереть с голоду.
— Господи, как же мне хочется принять ванну! — с чувством произнесла Велвет. — От меня пахнет потом, но без чистой одежды какой смысл купаться? — вздохнула она.
Пэнси мрачно кивнула:
— Возможно, когда мы окажемся на корабле и расскажем капитану Майклу Смоллу, кто мы такие… Велвет не дала камеристке закончить:
— Нет! Мы не будем ему ничего говорить, Пэнси. Никто не должен знать, кто мы такие, особенно капитан Смолл. Дядя Робби нашел Майкла, избитого, на улице много лет назад, — продолжала Велвет. — Тогда он был совсем маленьким мальчиком. Дядя Робби взял его на свой корабль и сделал юнгой. Это случилось еще до моего рождения, Пэнси. Майкл не помнил даже своей фамилии, так что дядя Робби дал ему свою. Мы будем в безопасности на борту корабля, принадлежащего компании О'Малли — Смолл, но капитан Смолл не знает меня в лицо, так что он не сможет никому рассказать, куда мы направляемся.
— Но почему все-таки мы убегаем, миледи? — спросила Пэнси. — Мы спаслись от Раналда Торка и господина Гранта. Почему мы не можем отправиться домой? Дагалд наверняка меня поколотит. — Она усмехнулась и поведала своей госпоже:
— Дагалд не хотел отпускать меня с вами тем утром, но Мораг встала на мою сторону, сказав, что ехать всего какие-то две мили.
— Пэнси, — серьезно сказала Велвет, — если ты хочешь уехать домой, езжай, и чем больше я об этом думаю, тем вернее прихожу к выводу, что так будет лучше. А я не могу. Ян пошел к Мэйтланду. Когда Мэйтланд услышит о его плане, он вышвырнет его вон, но использует его идею. Они начнут охоту, чтобы, поймав меня, заполучить Фрэнсиса. Я этого допустить не могу! Я не осмеливаюсь послать даже записку матери из опасения, что ее перехватят, да и кому мы можем доверить отвезти эту записку? Нет. Через несколько недель король поймет, что найти меня невозможно, и они забудут обо мне. Тогда я тайно вернусь домой. А до того я должна быть там, где шотландская корона не сможет достать меня. Они будут искать меня в Дан-Броке, может быть, даже пошлют шпионов в Королевский Молверн, но меня там не будет. Я уеду туда, где меня никто не найдет. Но ты должна поехать домой, Пэнси.
— Поехать домой? — ужаснулась Пэнси. — Оставить вас, когда вы впутываетесь в очередную дикую авантюру? Никогда, госпожа Велвет! Да мать меня просто прибьет, но только после того, как мне достанется и от миледи Скай, и от его милости, и от вашего мужа, и от моего. Куда бы мы ни отправлялись, мы поедем вместе, миледи. И кто, хотела бы я знать, будет о вас заботиться, если меня не будет рядом?
— О, Пэнси, ты уверена? Я не хочу подвергать опасности ни тебя, ни твоего ребенка.
— У вас тоже ребенок, миледи. Я буду вам нужна, — спокойно ответила служанка.
— Да, — призналась Велвет, — ты мне будешь нужна, Пэнси.
— Значит, с этим мы порешили, — сказала Пэнси. — А где мы будем прятаться во Франции? Надеюсь, не у ваших дедушки с бабушкой? Они ведь тут же уведомят ваших родителей, а те сообщат графу. Тут-то мы и окажемся в капкане.
— Мы поедем в Бель-Флер, Пэнси. Это поместье моих родителей во Франции, но они редко появляются там. Там мы будем в полной безопасности. Когда Джеймс Стюарт решит, что я не стою того, чтобы из-за меня трепать себе нервы, мы сможем вернуться в Дан-Брок к своим мужьям.
Аминь! — благоговейно перекрестилась Пэнси.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мое сердце - Смолл Бертрис

Разделы:
Действующие лицаПролог. январь 1586 года

Часть 1. ДОЧЬ ЛОРДА ДЕ МАРИСКО

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть 2. НЕВЕСТА ГРАФА БРОК-КЭРНСКОГО

Глава 5Глава 6Глава 7

Часть 3. АНГЛИЙСКАЯ РОЗА ВЕЛИКИХ МОГОЛОВ

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Часть 4. ВЕЛВЕТ

Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мое сердце - Смолл Бертрис



Не понравилась, скучная, тягомотина. Зря потратила время(
Мое сердце - Смолл БертрисПроникноаенная
28.09.2010, 22.25





Понравилась,ничуть не жалею что приобрела эту книгу!
Мое сердце - Смолл БертрисЛюбимая
29.08.2012, 13.32





еще до конца не прошла,но мне нравитса один минус много води
Мое сердце - Смолл Бертрислілу
17.11.2012, 5.37





Прекрасный роман,как и все романы Смолл!
Мое сердце - Смолл БертрисЖасмин
25.05.2013, 10.15





Прекрасный роман. Отличное продолжение саги о семье О МАЛЛИ.Красочное описание индийской культуры просто поражает. Читала не отрываясь, аж дух захватывает, даже прослезилась.
Мое сердце - Смолл БертрисАлена
16.09.2013, 12.54





мне очень понравилась часть где робин признался в любви эйнджл
Мое сердце - Смолл Бертрисдиа
7.11.2013, 16.12





Да, немного затянут романчик, но мне понравилось как трепетно отнеслась Бертрис Смолл к главной героине, как к собственной дочери, никаких жутких сцен с изнасилованиями, и прочими большими неприятностями, такое ощущение что автор чувствует себя Скай и всех ее детей представляет своими. Шикарно, оторваться от саги невозможно.
Мое сердце - Смолл БертрисLiza
5.02.2014, 23.36





Да, немного затянут романчик, но мне понравилось как трепетно отнеслась Бертрис Смолл к главной героине, как к собственной дочери, никаких жутких сцен с изнасилованиями, и прочими большими неприятностями, такое ощущение что автор чувствует себя Скай и всех ее детей представляет своими. Шикарно, оторваться от саги невозможно.
Мое сердце - Смолл БертрисLiza
5.02.2014, 23.36





Согласно с Аленой. Один из лучших в семейной саге о Скай О"Малли.
Мое сердце - Смолл БертрисВ.З.,66л.
21.02.2014, 11.19





Очень интересно,неожиданно и захватывающе)))))меня удивляет как так вписываются в истории герои прошлых романов)))))и это очень интересно
Мое сердце - Смолл Бертрисалена
3.10.2014, 2.56





Велвет- главная героиня, на редкость взбалмошная и глуповатая... Мне она совсем не понравилась. Вечно куда-то срывается, выпучив глаза и находит на попу приключений. Алекс-странный малый...поселить придурковатую любовницу под боком у жены( с которой отношения налаживаются только-только)...хорошо, что всё нормально закончилось, а если бы нет? Сначала-то понятно, почему связался, потому что обиделся, не зная всех фактов. А вот потом всё-таки...зачем потащил любовницу в Шотландию? В общем: герои стоят друг друга!
Мое сердце - Смолл БертрисМарина
10.11.2014, 23.40





Хорошо что так написано,а то не интересно было бы читать!Четвёртый роман-и невозможно оторваться!
Мое сердце - Смолл БертрисНаталья 66
20.01.2015, 13.24





как и первые книги,эта тоже потрясающая.
Мое сердце - Смолл БертрисВАЛЕНТИНА
14.08.2015, 6.25





О, ужас... бред какой... не ожидала.
Мое сердце - Смолл БертрисСвет
3.11.2015, 22.05





Романы Смолл на любителя . Я привередлива в отношении романов , но не знаю почему , этот роман не могу забыть . Пишут , что Велвет глуповата , а вы в 15 лет очень умны были? Уж простите меня , но нравится мне этот роман , хотя слог немного бесит . Простоват что ли, не могу даже об'яснить , но меня диалоги иногда местами сильно раздражали своей то ли простотой , то ли тупизной , но все же нравится мне этот роман , очень нравится .Несколько раз перечитывала , хотите осуждайте , или нет , видимо каждому свое . Вот так ! К душе мне роман , и ничего я поделать не могу .Может что то из прошлой жизни ?
Мое сердце - Смолл БертрисRoza
13.06.2016, 21.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Действующие лицаПролог. январь 1586 года

Часть 1. ДОЧЬ ЛОРДА ДЕ МАРИСКО

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть 2. НЕВЕСТА ГРАФА БРОК-КЭРНСКОГО

Глава 5Глава 6Глава 7

Часть 3. АНГЛИЙСКАЯ РОЗА ВЕЛИКИХ МОГОЛОВ

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Часть 4. ВЕЛВЕТ

Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Эпилог

Rambler's Top100