Читать онлайн Любовь на все времена, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на все времена - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.61 (Голосов: 127)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на все времена - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на все времена - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Любовь на все времена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

За час до рассвета Марта разбудила Эйден. Она собиралась поехать в Стамбул и привезти в гости Эстер Кира. В любом другом случае она просто пригласила бы старую женщину к себе, но старейшина семьи Кира помогла ей создать такой чудесный сад. Она хотела проявить вежливость и сама поехала за ней. Пришлось одеться потеплее — несмотря на середину весны, ранним утром на воде продувало. Она с радостью надела теплый халат небесно-голубого шелка.
Выпив пиалу крепкого черного чая, она дала Марте последние наставления:
— Обязательно разбуди господина Явида вскоре после моего отъезда, чтобы он успел покататься верхом на рассвете. Скажи Хаммиду, чтобы на обед приготовил баранью ногу. И пусть ни под каким видом не ставит на стол ничего молочного. Как мне говорили, Эстер Кира никогда не мешает мясо и молоко. Посмотри, чтобы слуги поставили на стол новую посуду, которую освятил еврейский раввин, чтобы Эстер могла поесть со мной. Хватит ли у нас турецкой халвы? Эстер любит ее.
— Да, госпожа, да, да, да, — засмеялась Марта. — Все будет в порядке, как вы приказали. Ни о чем не беспокойтесь. В ваше отсутствие я присмотрю за всем. Теперь идите, иначе не успеете доехать до города вовремя и полюбоваться с воды восходом солнца.
Эйден вернулась в свою спальню и, наклонившись, поцеловала Явид-хана.
Он тут же проснулся и притянул ее.
— Господин! Из-за тебя я опоздаю, — стала протестовать она.
Он отыскал ее губы, а потом, слегка ослабив свои объятия, сказал:
— У нас совсем нет времени? — И его рука ловко пробралась через несколько слоев ее одежды и стала ласкать ее соски.
— Бесстыдник! — засмеялась она, убирая его руку. — Разве ты не насытился прошлой ночью?
— Конечно, мой бриллиант, но это было прошлой ночью. Я проснулся и снова изголодался по твоему сладкому телу.
— Нет, нет, Явид, — пробормотала она. — У меня и вправду нет времени.
— В таком случае мне остается только ждать отъезда нашей гостьи, которая еще не приехала. Вечером, однако, я жестоко отомщу тебе за разочарование этого утра. — Его небесно-голубые глаза светились смехом. — А теперь иди.
— Я с нетерпением буду ждать твоего наказания, муж мой! — лукаво сказала она и пошла к двери.
— Я люблю тебя, Марджалла, жена моя, — крикнул он ей вслед, и Эйден счастливо улыбнулась.
Джинджи, как всегда заботящийся о соблюдении приличий, не позволил ей ехать в город в одиночку. Он и две дочери Марты, Ферн и Айрис, поджидали ее. Вчетвером они торопливо спустились к каику, где уже сидели сонные гребцы.
В предрассветной прохладе вода казалась черной и спокойной. На синевато-сером небе то тут, то там горели звезды, чистые и холодные. Было безветренно и тихо, ни один звук не нарушал тишину, слышались только удары весел по воде.
Лодка принца отошла от причала и, управляемая рулевым, стоящим на корме и сжимавшим длинное весло, вышла в Босфор. Соблюдая ритм, гребцы заставили лодку скользить по спокойной, как зеркало, воде.
Эйден не задернула занавески каика и рассматривала окрестности, хотя в предрассветной мгле видно было немногое. Скалы на азиатской стороне Босфора казались огромными глыбами, а остров посреди залива, на полпути между Стамбулом и дворцом Явида, был неразличим. Джинджи неожиданно притих. Он не любил рано вставать. Ферн и Айрис сонно привалились друг к другу, а Эйден радовалась тишине. С Эстер Кира они договорились встретиться на набережной, отведенной для лодок послов Сиятельной Порты. Вглядываясь вдаль, Эйден видела башни, купола и минареты города. Небо уже стало светло-серым, а все звезды, кроме яркого Юпитера, поблекли. Каик направлялся к берегу, пробираясь между кораблями, стоящими на якоре в гавани. Город просыпался. Эйден увидела, что удобный паланкин Эстер Кира уже ожидает их на пристани. Джинджи выпрыгнул из лодки, как только каик подошел к пристани, и бросился помогать почтенной старой женщине. На минутку он остановился и перекинулся словом с евнухом дома Кира, который сопровождал свою хозяйку. Потом они вдвоем помогли старушке выйти из паланкина и сесть в лодку Явид-хана.
— Доброе утро, Эстер Кира, — сказала Эйден. — Надеюсь, день у нас будет чудесный.
— Думаю, ты права, дитя мое. — Она повернулась к своему слуге. — Где моя шаль, Якоб? Мне уже холодно.
Якоб торопливо пошел к паланкину исправлять свою оплошность и вернулся с шалью старой женщины, которую отдал ухмыляющемуся Джинджи. Тот вошел в лодку и очень церемонно обернул шалью Эстер Кира.
— Поставь жаровню к ногам госпожи Эстер, Джинджи, — сказала Эйден, — и найди ту мягкую шерстяную полсть, которую я приказала тебе взять с собой.
Джинджи просто из кожи лез, выполняя приказания Эйден, и очень скоро все было сделано так, как она говорила.
Усевшись на свое место, он сделал знак рулевому и гребцам, чтобы они трогались в обратный путь.
— Мы вернем твою хозяйку на закате, Якоб, — крикнула Эйден, когда каик отходил от пристани. — Я надеюсь, — сказала она, обращаясь к своей гостье, — вы не возражаете, что я приехала за вами так рано. Мне хотелось, чтобы мы провели вместе целый день, ведь я вам стольким обязана, Эстер Кира. Вчера на праздник цветов к нам приезжал султан, его мать, Сафия и много женщин из гарема, а также Фаруша-султан и госпожа Янфеда. Им всем очень понравилось, и они уехали довольные. Это не может не упрочить положение моего мужа.
— Обязанностью женщины всегда было по возможности помогать своему мужу в том деле, которым он занимается, Марджалла! Я счастлива, что смогла помочь тебе. Я провела всю жизнь, помогая другим, и Бог, которого мы зовем Яхве, да будет навеки благословенно имя его, вознаградил меня, дав богатство моей семье и кое-какую власть в этой странной стране, где мы живем.
— Вы прожили здесь всю свою жизнь, Киpa? — спросила Эйден.
Ей нравились истории, которые рассказывала старая женщина, и она ждала продолжения.
— Да, — сказала Эстер Кира, — я родилась здесь. Моя семья была вынуждена уехать из земли Израилевой, которая была нашей родной страной со времен, теряющихся в веках, с тех пор, как пала крепость Масада, когда миром правила могущественная Римская империя. Вы называете Израиль Палестиной, Святой землей. Много лет моя семья бродила по свету, прежде чем добралась до города Константинополя во времена самого великого Константина. С тех пор мы живем здесь.
— Значит, ваша семья живет здесь сотни лет, — заметила Эйден.
— Да. Мы поселились здесь, когда жители города еще были язычниками, поклоняющимися старым римским богам, но Константин, властитель Восточной империи, стал христианином, и некоторое время мы подвергались гонениям. Потом, в 1453 году, оттоманский султан Мухаммед, названный Завоевателем, пришел из-за Босфора и захватил Константинополь. Старая империя медленно умирала на протяжении многих лет, а у турок был на этой стороне Босфора всего лишь клочок земли, полученный им благодаря брачному договору принцессы Теодоры Кантакузины, которая сначала была замужем за султаном Орханом, а потом за его сыном, султаном Мюрадом I.
— Она вышла замуж за собственного сына? Эйден была потрясена. Эстер Кира засмеялась.
— Господи, да нет же, дитя мое! Принцесса Теодора не была матерью султана Мюрада I. Он был уже почти взрослым, когда маленькую принцессу насильно отдали его отцу, человеку, по возрасту годящемуся ей в деды. В обмен на это отец принцессы получил военную помощь султана. Рассказывают, что султан Мюрад увидел ее в доме своего отца и влюбился. После смерти отца он женился на ней, и это их прапраправнук со временем завоевал Константинополь, который сейчас называется Стамбулом. После прихода турок ни мы, ни христиане преследованиям не подвергались. Обычно оттоманские мусульмане облагали нас налогом за нашу веру, не только требуя от нас денег, но забирая наших сыновей в янычары, а дочерей уводя в свои гаремы. Вот какую цену нам приходилось платить, но при оттоманских правителях мы разбогатели. Их правление разумное и справедливое, хотя я боюсь женщин, которые последнее время начинают управлять султаном. Но хватит мне болтать, дитя мое! Посмотри! Светает. Да благословен Господь! Нет художника, равного ему. Посмотри на небо! — Она показала пухлой, унизанной кольцами рукой на темные холмы Азии, уже хорошо видные в утреннем свете.
Как раз за этими холмами небо начало светлеть, и тонкая золотая ленточка быстро ширилась и наливалась светом, изгоняя скучную серость. За ней рассыпалась цветовая радуга, от которой захватывало дух. Подобно рулонам тончайшего китайского шелка, оранжево-алого, нежно-розового, светло-сиреневого в обрамлении пурпурного, и желтого, лучи катились по небу до тех пор, пока его не залил мерцающий и сверкающий неземной красотой цвет. Потом из-за зеленых холмов выкатился огненный алый шар, и день пришел. Легкий ветерок нежно шевельнул голубые воды Босфора, когда они поравнялись с островком, который, как считала Эйден, был на полпути к дому.
— Разве это не великолепно? — спросила Эстер Кира. — Вскоре я буду праздновать свой восемьдесят девятый день рождения, и сколько бы восходов и закатов я ни видела, каждый раз они были разными, каждый был свидетельством величия Божьего. Это заставляет меня чувствовать собственное ничтожество. — Она усмехнулась. — Мне кажется, что я люблю восходы и закаты, потому что они заставляют меня проявлять смирение и благоразумие. Я говорю об этом моему сыну Соломону и моим правнукам, но они, будучи существами высшего сорта, думают, что я просто глупая старуха.
— Я ни на минуту не поверю, что мужчины существа высшего сорта, Эстер Кира, что бы они сами ни думали на этот счет, — засмеялась Эйден.
— Мужчины! — Старуха улыбнулась. — Мужчины начинают жизнь беспомощными, орущими младенцами, которые появляются из женского тела. Их вскармливает грудь женщины, молоко женщины, но по какой-то причине в тот момент, когда они начинают ходить, в их головах появляется мысль о том, что по сравнению со своими матерями, сестрами и другими женщинами они существа высшего сорта. Я нахожу это необыкновенно забавным, а как думаешь ты, Марджалла?
— Конечно, так же, — сказала Эйден.
Эстер снова усмехнулась.
— Ты же умная женщина, — сказала она, а потом добавила:
— Нет, я не считаю, что мужчин нужно обязательно считать умнее женщин во всех случаях, но это, как ты хорошо понимаешь, очень необычная точка зрения. Умная женщина должна позволить мужчине иметь свои маленькие иллюзии, разве не так? Говорят, что принц Явид-хан очень сильно любит тебя, но я уверена, что ты его не любишь, но создаешь иллюзию любви, и он удовлетворен.
Эйден вспыхнула. — Я люблю господина Явида, — вздохнула она, — но вы правы, когда говорите, что я люблю его не так сильно, как любит он меня. Возможно, со временем я научусь любить его так же глубоко, потому что он хороший и добрый человек, и я не хочу лишать его того, что принадлежит ему по праву. И все же, Эстер Кира, я не могу забыть Конна, моего настоящего мужа. Молю Бога, чтобы со временем я полюбила Явид-хана.
— Нами снова правит дьявольский склад мужского ума, — сказала старая женщина. — Ты подарена принцу, и от тебя ждут, что ты изгонишь из своей слабой женской головы все мысли о прошлом. Благодаря своей жизненной стойкости, Марджалла, женщина выживает и справляется с трудностями. — Она протянула пухлую руку и потрепала Эйден по руке. — И все же ты счастлива, и я рада за тебя. Ну, а теперь расскажи мне о своем саде, потому что мы уже подъезжаем.
— Ваши луковицы великолепны, Эстер Кира. Султан и его свита были совершенно очарованы, и я обещала дать султану луковиц фиолетовых крокусов с оранжевыми серединками. Они понравились ему больше всего.
Эйден начала рассказывать своей спутнице, что она сделала, чтобы все луковицы расцвели в одно время, и Эстер Кира кивала, слушая.
— Ты умна, Марджалла, — сказала она. — Хотя любимыми занятиями султана являются часовое дело и рисование, он еще знает и садоводство. Он человек легковозбудимый и впечатлительный, и ему нравится уединение, которое дает ему сад. Работа среди деревьев и цветов очень успокаивает его.
— Я могу это понять, — ответила Эйден. — Растения требуют просто, чтобы их обрезали и поливали, и ничего больше. Они не дерзят и не спорят с тобой по пустякам.
Эстер Кира весело закудахтала, но ее смех внезапно замер, а темные глаза расширились от напряжения, когда она вгляделась в берег.
— Что это? — Эйден проследила за взглядом Эстер и похолодела.
— Останови лодку! — прокаркала старуха на удивление сильным голосом. — Не приближайтесь!
Рулевой сделал знак гребцам, и они подняли свои весла, с которых стекали капли воды. Все смотрели в сторону дворца, который только что стал виден. С берега слышались крики и шум. Потом внезапно из окон дворца один за другим стали вырываться языки пламени.
— О мой Бог! — прошептала Эйден. — Кошмар господина Явида повторяется снова. Быстро! К берегу! Мы должны помочь им!
— Нет! — Голос прозвучал резко, и все уставились на Эстер Кира. — Марджалла, прояви разум. Не позволяй, чтобы сейчас тобой руководило сердце. Кто-то напал на ваш дворец. Три молодые женщины, старуха и горстка рабов не могут помочь, что бы там ни происходило. У нас нет оружия. Если мы ступим на берег, нас всех убьют. Чего мы достигнем этим? — Она посмотрела на рулевого. — Поворачивай лодку и гребите как можно быстрее к Новому Дворцу.
Пока лодку разворачивали, она сказала Эйден:
— Мы едем к султану за помощью. Он пошлет туда своих солдат.
— Что с Явидом? — сказала Эйден. — На рассвете он собирался, как обычно, кататься верхом. В доме Марта.
Обычно спокойные, Ферн и Айрис заплакали, предчувствуя несчастье. Эйден обняла их обеими руками, пытаясь успокоить, но не говорила ничего, потому что не знала, что можно сказать.
Каик мчался по воде с такой скоростью, как будто у него были крылья, а не весла. Эйден и не представляла, что лодка может двигаться так быстро. Скоро показался город, и снова они пробирались между кораблями, заполнившими гавань, и по воде доносились до них шум и запахи города.
Они прошли устье Золотого Рога. Каик приблизился к берегу. Перед ними вырос Новый Дворец. Эйден не могла поверить, что до Дворца можно добраться за такое короткое время, но моряки уже швартовали лодку. Эстер Кира вышла из лодки и сказала:
— Нам немедленно нужно идти к валиде. Она знает, что нужно делать.
Эйден вышла на берег вместе с Ферн и Айрис, и все торопливо пошли через сады и многочисленные дворики по направлению к комнатам Hyp У Бану.
— Рановато. Не знаю, встала ли уже Hyp У Бану, — тревожилась Эйден.
— Hyp У Бану никогда не спит, — сказала Эстер Кира. — Не знаю, спит ли она вообще, хотя и уверяет, что спит. Она слишком занята государственными делами своего сына.
Их провели в комнаты матери султана. Хорошо вымуштрованные рабы Hyp У Бану не выразили никакого удивления по поводу раннего прихода Эстер Кира и принцессы Марджаллы. Их усадили, предложили чаю и ореховых пирожных, от которых Эйден отмахнулась, а Эстер Кира с удовольствием приняла.
— Прошу вас, — сказала Эйден, — мы должны повидать валиду! Это очень срочно!
— Госпожа выходит из бань, — сказал евнух. — Я узнаю, примет ли она вас.
— Скажи ей, что дело срочное, — повторила Эйден и уселась в нетерпеливом ожидании.
Через несколько минут, которые показались Эйден часами, в комнату торопливо вошла валида. На ней был стеганый домашний халат великолепного шелка цвета густой лаванды, а мокрые волосы разметались по плечам.
— Эстер! Марджалла! Что случилось? Евнух говорит, что дело срочное!
Эстер Кира не ждала, пока Эйден начнет объяснять. Она изложила свою версию случившегося. Ее объяснения были быстрыми и точными, и валида, даже не поговорив с султаном, приказала, чтобы отряд янычаров немедленно отправлялся во дворец принца Явида. Потом она послала султану просьбу как можно быстрее прийти к ней.
— Моя дорогая Марджалла, — сказала Hyp У Бану, садясь рядом с Эйден и материнским жестом обнимая ее. — Не нужно тревожиться. Не похоже, что то, о чем ты думаешь, может случиться в империи моего сына, да еще так близко от города. Принц не ждал нападения, но он и его люди, несомненно, отбили его, хотя пострадал дом и, может быть, погиб кто-то из слуг. Когда прибудут наши янычары, у твоего мужа будет хорошее подкрепление. Нам сообщат об этом, а пока я хочу, чтобы ты осталась со мной, дитя мое. У тебя измученный вид, и я, конечно, понимаю, почему. Последние несколько дней были для тебя утомительны. Ведь ты готовилась к нашему вчерашнему приезду, а сегодня встала так рано… Каспар! — позвала она евнуха. — Принеси-ка мой клубничный шербет для принцессы. Торопись!
— О, этого не может быть! — сказала Эйден в совершенном отчаянии. — Почему кто-то напал на дом? Где Явид? Что с бедной Мартой?
— Выпей, моя дорогая, — уговаривала ее валида. — Я понимаю, что есть ты не в состоянии, но шербет подкрепит тебя. Сделай это для меня, дорогая Марджалла.
Каспар подал Эйден шербет, и она поняла, что отказываться невежливо, ведь Hyp У Бану так добра к ней. Приняв от евнуха кубок, она выпила сладкую густоватую жидкость. Несмотря на тревогу, она отметила, что пахнущий клубникой напиток очень вкусный.
— Мне так страшно, — сказала она, не обращаясь ни к кому в отдельности.
— Ну вот, дорогое дитя, — ласково сказала валида, — все будет хорошо, уверяю тебя!
Голова Эйден упала на плечо Hyp У Бану, и она зевнула.
— Спать! Почему мне хочется спать? — и потом вдруг грузно повалилась на валиду.
— Отнеси ее в мою спальню и устрой поудобнее, Каспар, — сказала евнуху валида. Потом посмотрела на двух молчаливых рабынь Эйден и на Джинджи, стоящего с открытым ртом. — Вы останетесь со своей хозяйкой, — приказала она, и они покорно пошли за Каспаром. — Я достаточно долго прожила в гареме, чтобы понять, когда у человека начинается истерика, мой старый друг, — сказала она Эстер Кира. — Наша Марджалла будет спать довольно долго. За это время мы выясним, что же случилось. Останьтесь со мной и помогите выдержать это ожидание. Я пошлю кого-нибудь к вам домой сообщить, где вы и что с вами все в порядке.
Эйден проснулась, когда день кончался, и тут же все вспомнила. Она оглядела роскошную спальню валиды и увидела трех своих дремлющих рабов. Ферн и Айрис сидели по бокам огромной кровати, а Джинджи — в ногах. Кто-то заботливо снял с нее халат, платье с разрезами, пояс и сандалии. Одежду аккуратно сложили на стуле. Она быстро встала, надела пояс и сандалии. Потом тихонько выскользнула в дверь и оказалась в небольшом коридоре. На противоположном его конце виднелась еще одна дверь, которая, как казалось ей, должна вести в салон валиды. Так и было. Hyp У Бану и Эстер Кира сидели в комнате, им прислуживали несколько женщин. Когда она вошла, все посмотрели на нее.
— Что-нибудь известно? — спросила она.
— Янычары только что вернулись в Новый Дворец, Марджалла, — сказала валида. — Сначала они пойдут к султану, а потом мы узнаем, что случилось.
Эйден села на скамейку, лицо ее выражало отчаяние. Явид-хан убит. Она чувствовала это. Нет, она знала это!
Как могло это случиться? Что будет с ней теперь? Что будет со всеми ними?
И Hyp У Бану, и Эстер Кира были слишком умны, чтобы говорить с ней сейчас или пытаться ее успокоить. Они тоже подозревали, что произошло самое худшее, поэтому не нужно поддерживать в ней напрасную надежду. Минуты проходили, отмечаемые медленным падением капель в водяных часах валиды. Затем дверь в комнату распахнулась, и вошел Мюрад. Почтительно поклонившись, все вопросительно посмотрели на него.
Он пошел прямо к склонившейся перед ним Эйден и, посмотрев на нее, почувствовал то же пьянящее чувство, которое испытал накануне. Что же влекло к ней? Он протянул руку и помог ей встать. Их глаза встретились, и султан сказал:
— Мне очень жаль, Марджалла. Она на секунду закрыла глаза, но потом открыла и попросила:
— Скажите мне, что случилось. Я хочу знать все. Я не боюсь услышать правду.
— Они все убиты, — резко сказал султан. — И дворец, и сады уничтожены полностью. Явид-хана убили возле конюшен. Он умер мгновенно, Марджалла. По крайней мере он не мучился. Я уверен, что это сделали татары и его предатель брат. Мои янычары уже помчались преследовать их. Я клянусь, они найдут их.
— Почему вы думаете, что это были татары? — спросила она голосом, искаженным от боли. Султан помялся, а потом тихо сказал:
— Потому что они убили свои жертвы, отрубили им головы и насадили их на два столба по обе стороны от ворот вашего дворца. Это их обычай.
Эйден почувствовала, как к горлу подступает комок, но, проглотив его, спросила:
— У меня была служанка. Может быть, они захватили ее и увели с собой?
— Не думаю, — сказал султан. — Подозреваю, что ее изнасиловали и убили вместе с остальными. Думаю, целью этого нападения было полное, бессмысленное уничтожение. Даже скот и комнатные животные уничтожены, хотя вот этого мои люди нашли в саду.
Из складок своей одежды султан вытащил подросшего котенка и протянул его Эйден.
Она взяла извивающегося котенка, который тут же прижался к ней, и, подняв на Мюрада заплаканное лицо, сказала:
— Это Тюлип. Мы назвали его так, потому что на кончике хвоста у него рыжее пятно. Он любит по ночам охотиться в полях позади дворца и никогда не приходит домой раньше, чем взойдет солнце. Это и спасло его, господин.
Эйден зарылась лицом в шерсть животного и заплакала.
— Благодарю тебя, сын мой, за то, что ты рассказал нам об этих трагических событиях, — сказала Hyp У Бану. — Я позабочусь о Марджалле. Не проводишь ли ты нашу дорогую Эстер Кира до ее паланкина, который сейчас внесут в мой внутренний двор?
Мать султана была единственным человеком во всей империи, которая могла подобным образом разговаривать с султаном. Подчинившись ее приказаниям, он послушно вышел из комнаты с Эстер Кира. Эйден повалилась в подушки дивана и тихо плакала. Hyp У Бану позволила ей выплакаться. Потом она сидела, прижимая к груди котенка. Ее заплаканное лицо покрылось красными некрасивыми пятнами. Наконец она сумела посмотреть на мать султана, и печаль, отражающаяся в ее глазах, тронула даже суровое сердце валиды.
— Что теперь будет со мной? — тихо спросила она Hyp У Бану.
— Ты останешься здесь, во дворце, дорогое дитя, но, конечно, ты не можешь вернуться в комнаты твоей знакомой Сейесте. Ты вдова принца. У тебя должны быть свои собственные комнаты. Сейчас мы подумаем об этом. О твоем будущем мы поговорим позже.
— Какое может быть у меня будущее? — печально спросила Эйден.
Hyp У Бану посмотрела на нее своими мудрыми глазами:
— Будущее есть у каждого, как у каждого есть прошлое.
— У меня, кажется, нет ничего, кроме прошлого, — сказала Эйден. — Как только я начинаю любить мужчину, либо меня отрывают от него, либо его отрывают от меня. Сначала это был мой отец, потом Конн, а теперь Явид-хан. Может быть, мне на роду написано прожить жизнь в одиночестве?
— Никто не должен жить в одиночестве, — сказала валида. — Это противно природе. Именно поэтому Аллах решил, что должен быть мужчина и должна быть женщина. Сейчас ты потрясена случившимся. Я позову своего врача, исключительно умного грека, чтобы он позаботился о тебе. Я очень ему доверяю.
Эйден промолчала. О чем теперь говорить? Явид умер. Его отняли у нее, как отняли Конна. Она даже не знала, хочется ли ей жить дальше. Что ей осталось? Она была так далеко от Англии, от Перрок-Ройял. Она начала строить новую жизнь с Явид-ханом, и вот — все разрушено, как будто какой-то злой джинн, ревниво относящийся к ее счастью, отнимал его у нее. Пришел врач и, смешав несколько разных порошков в чашке с розовой водой, объявил, что она нуждается в отдыхе. Эйден очень хотелось сказать ему, что она весь день проспала, но вместо этого она с благодарностью выпила до дна содержимое чашки. По крайней мере во сне она не сможет вспоминать о случившемся. Сон ей необходим. Hyp У Бану сама отвела Эйден и ее слуг в две маленькие комнаты, недалеко от ее собственных комнат, и с улыбкой смотрела, как ее укладывают в постель. Она заснула еще раньше, чем они раздели ее.
Валида вернулась в собственные комнаты и обнаружила, что ее ждет Янфеда. Женщины расцеловались и уселись на яркие и удобные подушки дивана.
— Я слышала, что случилось, — начала Янфеда. — Как принцесса Марджалла?
— Убита горем. Перепугана. Полна жалости к самой себе. А что еще можно ожидать, дорогая Янфеда? Однако сейчас в связи с ней возникает неприятность. Ты видела, как Мюрад вчера смотрел на нее, а когда сегодня он пришел с известием о том, что произошло, он не мог оторвать глаз от ее грудей, просвечивающих сквозь шелк сорочки. Имея полный гарем невиданных красавиц, мой сын испытывает вожделение к обыкновенной миленькой женщине, которая уже имела двух мужей.
— Выдай ее замуж снова, — сказала Янфеда.
— Мюрад ни за что не отпустит ее на этот раз, — сказала Hyp У Бану. — Мой сын не глуп. Он видит в Марджалле что-то особенное. Но если у него спросить, он вряд ли сможет объяснить, что же это такое. Он страстно хочет обладать ею, и я боюсь, что может случиться что-то недоброе.
— Что тревожит тебя в этой женщине? — Янфеда никогда не думала, что Hyp У Бану станет сдерживать похоть сына. Наоборот, она поддерживала его страстные увлечения, чтобы по возможности ослабить власть Сафии.
— Марджалла не просто женщина-котенок. Она совсем не стремится завоевать расположение султана, но если он получит ее, если она понесет ребенка и если этот ребенок окажется сыном, как ты думаешь, оставит ли это без внимания такая умная женщина, как Марджалла? Я так не думаю. Она непременно захочет, чтобы ее сын стал султаном. Позволит ли Сафия, чтобы это случилось? Нет, не позволит! Конечно, я поддерживаю равновесие сил в гареме и стараюсь ослабить влияние Сафии на Мюрада, но те женщины, которые привлекают внимание моего сына, просто глупые красотки, которые думают только о том, чтобы выманить у султана побольше украшений и безделушек. Марджалла не такая, Янфеда. Что мне с ней делать? Если Мюрад затащит ее в свою постель, Сафия тут же станет ее врагом, и в гареме начнется война. Этого я допустить не могу.
— Почему в гареме должна начаться война. Hyp У Бану? Разве мы с тобой не делили одного султана? И совсем не стали врагами.
— Это правда, — задумчиво сказала валида, — но ведь мы были подругами еще до того, как обе стали спать с Селимом.
— Точно так же, как Сафия и Марджалла.
— Но у меня никогда не было такой власти над Селимом, какую Сафия имеет над моим сыном. Я понимала, что такое жизнь в гареме, и смирилась с этой жизнью.
— Сафия тоже понимает ее, — сказала Янфеда.
— Конечно, — согласилась валида, — но она никогда не смирялась с ней. Она яростно протестовала, когда я поощряла развлечения Мюрада с другими женщинами, появление новых наложниц. Как она ненавидела меня, как использовала любую возможность, чтобы подорвать мое влияние. То, что мы сделали с Марджаллой, подарив ее принцу Явид-хану, было первым случаем за несколько лет, когда мы с Сафией действовали вместе для блага моего сына. Сафия всегда отказывалась понимать, что одного наследника недостаточно, чтобы обеспечить надежное престолонаследие.
— Может быть, на самом деле она пытается избежать братоубийства, если речь идет о престолонаследии, — заметила Янфеда.
— Братоубийство необходимо, когда трон занимает новый султан, — холодно сказала Hyp У Бану, — но для этого нужно много сыновей. Вспомни Селима I.
Сколько у него было сыновей от его четырех наложниц? Но когда он умер, остался только один, старший сын Сулейман. Одни погибли в войнах, другие умерли от болезней, остался всего один сын.
Янфеда предпочла не спорить со своей подругой. В глубине души она считала, что убийство наследником султана своих младших братьев — чудовищное преступление. Она была уверена, что получить власть можно было бы каким-нибудь другим способом, нежели убив возможных соперников.
— Как бы там ни было, — сказала она, — я очень довольна, что у меня только одна дочь. Мне было бы очень жаль потерять твою дружбу, Hyp У Бану.
Валида ласково сжала руку подруги.
— Я не знаю, что бы делала без тебя, Янфеда. Помоги мне разрешить эти задачи.
— Расскажи обо всем Сафии, — сказала Янфеда. — Пусть она знает о похотливых притязаниях Мюрада, скажи ей, что он, вероятно, захочет, чтобы Марджалла оказалась в его постели. Убеди, что это неизбежно. Предложи ей, несмотря ни на что, поддерживать дружбу с Марджаллой. Она должна подружиться с Марджаллой. Скажи, что Марджалла не похожа на других, что она умна, и что дружба с ней не будет обидна для Сафии. В этом случае ей будет известно, что Марджалла думает и что она делает. Сафия совсем не глупа. Каждому нужен друг, жене султана тоже.
— Жене султана особенно, — сказала валида. — Наверное, здесь ты права, Янфеда. Стоит попытаться. Если она возненавидит Марджаллу, когда Мюрад овладеет ею, эта ненависть не усилится оттого, что она узнает об этом раньше. Ведь другого выбора у меня нет?
— Думаю, нет, дорогая подруга.
— Исключительно сдержанное высказывание, — грустно усмехнулась Hyp У Бану.
Центральная дверь комнаты валиды распахнулась, и вошел Мюрад.
— Ты будешь довольна, мать, я беспрекословно выполнил твою просьбу. Эстер Кира в целости и сохранности доставлена к своему паланкину и сейчас уже направляется к себе домой. — Он наклонился и поцеловал сначала Hyp У Бану, а потом Янфеду. — Добрый вечер, тетушка. Ты уже слышала ужасное известие о смерти Явид-хана?
Она кивнула.
— Разве в гареме можно долго сохранять секреты, дорогой Мюрад?
Султан огляделся.
— Где Марджалла?
— Я уложила ее в постель, — ответила его мать. — Она совершенно измучена и, несомненно, потрясена убийством мужа.
— Куда ты поместила ее? В свою спальню? Надеюсь, ей удобно.
Валида быстро глянула на Янфеду.
— Я поместила Марджаллу в маленькие комнаты, где до замужества жила твоя сестра. Мне кажется, там ей будет удобно жить до тех пор, пока мы не решим ее дальнейшую судьбу.
— Я уже решил, — сказал Мюрад.
— Ты не можешь снова выдать ее замуж, сын мой, если именно это ты задумал.
— Я хочу оставить ее себе, — без обиняков сказал он. Янфеда тихонько рассмеялась.
— Ну и жадный же ты мужчина, дорогой племянник, впрочем, ты и мальчишкой был жаден. Имея полный гарем прекрасных девственниц, ты мечтаешь о Марджалле, которой уже, несомненно, третий десяток и из которой уже почти песок сыплется. Почему бы не оказать ей честь как вдове Явид-хана и через некоторое время не выдать замуж за кого-нибудь, кому ты хочешь выказать свое уважение?
— Потому что я хочу оставить ее для себя. Я не обязан отчитываться за свое поведение ни перед тобой, ни перед кем-нибудь другим. Помни, что я султан. Однако я скажу тебе, что меня влечет к ней. Она волнует меня. Я должен овладеть ею! И я это сделаю!
Янфеда пожала плечами.
— Не могу представить этого, — сказала она, — но делай как тебе нравится, дорогой мальчик.
— Я всегда так и делаю, — сказал он, хитро улыбаясь.
— Ты должен дать Марджалле время, чтобы улеглась ее скорбь, — сказала валида.
— Чем дольше она будет скорбеть о Явид-хане, — ответил султан, — тем больше она будет противиться мысли о том, чтобы стать моей. Она должна прийти ко мне в эту пятницу. Я уже предупредил Ильбан-бея.
— Мюрад! — Hyp У Бану потрясло решение сына. Даже Янфеда выглядела расстроенной.
— Это немыслимо! Ты не можешь сделать этого! Как жена Явид-хана она принадлежит его семье. Они могут отозвать ее к себе.
— Тогда мы скажем, что жена Явид-хана умерла, не перенеся горя, — незамедлительно ответил султан. — Я хочу эту женщину! И никто не отговорит меня от этого! Никто!
Он повернулся и быстрым шагом вышел из комнаты.
— Как мне сказать об этом Марджалле? — Hyp У Бану была по-настоящему расстроена. — Что я должна сказать ей? Это невозможно!
— Прикажи своим людям ничего ей не говорить и держи ее поближе к себе. Сегодня ты, конечно, должна рассказать все Сафии, — посоветовала Янфеда. — Вы должны за эти дни убедить Марджаллу, что Мюрад оказывает ей великую честь. Она незнакома с нашим образом жизни. Если нужно, скажи ей, что это наш обычай.
— Зеки! — позвала валида своего личного евнуха.
— Да, госпожа, — появился высокий, худощавый белокожий евнух с седой головой.
— Ступай к жене султана и передай ей, что мне нужно поговорить с ней, хотя час поздний.
Евнух поклонился и торопливо вышел из комнаты.
— Серфираз! — позвала Hyp У Бану старшую служанку. — Подавай освежительное немедленно, прежде чем придет жена султана. Поторопи своих женщин.
— Слушаюсь, госпожа, — ответила Серфираз и выбежала из комнаты.
Ждать долго не пришлось. Сафия вернулась вместе с Зеки в сопровождении своего личного евнуха Тахсина.
— Ты посылала за мной, госпожа? Что я могу сделать для тебя?
— Садись, моя дорогая Сафия, — ровным голосом сказала валида, и венецианка, выразив удивление, удобно расположилась на подушках.
Янфеда улыбнулась ей через низкий столик, инкрустированный перламутром и черным деревом.
— Ты замечательно выглядишь, Сафия. Как поживает Мехмет?
— Великолепно! — Сафия просияла — больше всего на свете она любила говорить о своем сыне.
— У нас неприятности, — сказала валида.
— Неужели? — легкомысленно сказала Сафия.
— У нас на самом деле неприятности, Сафия. Ты помнишь, что мы уговорили Мюрада подарить Марджаллу Явид-хану. Мы боялись, что такая умная женщина привлечет внимание султана и вызовет распри в гареме. Теперь Марджалла вернулась обратно, и то, чего мы с тобой боялись, произошло. Мюрад только что ушел, откровенно и совершенно беззастенчиво сказав мне, что он хочет видеть Марджаллу у себя в спальне в эту пятницу. Сафию ошеломило это известие.
— И ты ничего не можешь сделать? — сказала она, помолчав.
— Я умоляла Мюрада оставить ее в покое! Янфеда просила тоже! Марджалла принадлежит семье Явид-хана, но когда я привела ему этот довод, Мюрад сказал, что он известит хана о том, что жена принца умерла от горя! Он твердо намерен поступить именно так, Сафия. Я не могла отговорить его.
— Тогда зачем ты послала за мной? Если ты не смогла убедить его, значит, я точно не смогу сделать этого.
— Но есть одна вещь, которую ты можешь сделать, Сафия, — сказала мать султана.
— Что же это? — с подозрением спросила Сафия.
— Когда-то я была на твоем месте, дочь моя, точно так же, как ты окажешься когда-нибудь на моем, благодаря праву твоего сына на трон. Жена султана одинока, так же, как одинока мать султана. У меня по крайней мере есть Янфеда. Не оставляй в беде свою подругу Марджаллу из-за того, что будет происходить не по ее воле. Она не похожа на других женщин гарема. Вы с ней нужны друг другу. Эстер Кира рассказывала мне, как женщины Селима I объединились как сестры, борясь в первую очередь за благополучие семьи, а только потом за себя и своих детей. Однажды меня не станет, и на тебя лягут мои обязанности. Будет хорошо, если рядом с тобой будет Марджалла.
— А что, если у нее будет сын? — спросила Сафия. — Как она будет относиться ко мне, если Мехмет унаследует трон и оставит ни с чем ее сына? Как я могу быть в дружеских отношениях с наложницей моего господина Мюрада? Этому не бывать.
— У нее может быть дочь, — сказала Янфеда. — Как у меня. Есть другой способ обеспечить Мехмету место на троне, не убивая его братьев. Почему нельзя поселить принцев в отведенных им комнатах с их слугами и с неспособными к деторождению женщинами, чтобы они жили тихо и мирно? Что будет, если у Мехмета не будет сыновей? Династия умрет, если умрут все его братья, но она не погибнет, если другие принцы будут жить в своей комфортабельной неволе.
— Нет! Ничто не должно ставить под угрозу возможность Мехмета стать султаном, — сказала Сафия. — Живые наследники только вызывают недовольство. Однако в одном ты права. У Марджаллы может быть дочь. Большинство детей моего господина Мюрада девочки. Я не хочу терять друга. Она единственный настоящий друг, который есть у меня. С тех пор как она появилась, я испытываю радость от общения с ней.
Hyp У Бану улыбнулась.
— Ты становишься мудрей, Сафия, меня это радует. А теперь, моя милая дочь, мы должны обсудить, как сказать Марджалле о том, что задумал султан. Он настаивает, чтобы ее привели к нему в эту пятницу, что, конечно, потрясло меня так же, как, я уверена, потрясло и тебя. Я знаю, что Марджалла будет чувствовать — она будет сопротивляться. Мы должны убедить ее, что делать этого не нужно. Я знаю, она любила Явид-хана, но обе мы знаем, что она научится со временем любить и Мюрада, разве не так?
— Как может она не полюбить его? — тихо сказала Сафия. — Он самый прекрасный из всех мужчин! Я полюбила его сразу, как только увидела его. Он был моей мечтой, которая стала явью. Конечно, она любила Явид-хана, но если постарается, она полюбит Мюрада еще сильнее. Она должна полюбить его. Его нельзя обижать!
— Я прикажу, чтобы Ильбан-бей заставил замолчать слишком длинные языки, — сказала валида, — а Марджалле мы ничего не скажем еще день или два, но через четыре дня она должна идти к султану. Наша обязанность состоит в том, чтобы убедить ее, что это почетно, и объяснить ей возможности, открывающиеся перед ней.
— Если она будет знать, что мы любим ее и радуемся за нее, — сказала Сафия, — ей будет легче сделать это, я знаю.
Две старые женщины улыбнулись, услышав эти слова султанши, и обменялись понимающими взглядами, которых Сафия, к счастью, не заметила. Валида подала знак слугам. На низком столике мгновенно появились освежающие напитки, и три женщины принялись вполне дружески беседовать.
Наконец Сафия поднялась, чтобы идти к себе в комнаты. Валида обняла жену своего сына с нежностью, которую не проявляла многие годы. Янфеда улыбнулась про себя и подумала, что Hyp У Бану всегда была очень сговорчивой, когда добивалась своего.
И все же что-то тревожило Янфеду, но она не могла понять, что же это. Ей хотелось скорее оказаться в своих комнатах и обдумать, что же беспокоит ее. Она всегда прислушивалась к внутреннему голосу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на все времена - Смолл Бертрис

Разделы:
Действующие лицаПролог. август, 1577 год

Часть 1. ПОДОПЕЧНАЯ КОРОЛЕВЫ. 1577 — 1578 годы

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть 2. ЖЕНА ЛОРДА БЛИССА

Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Часть 3. ЗАМОРСКИЙ ПОДАРОК

Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Часть 4. ЛЮБОВЬ ПОТЕРЯННАЯ, ЛЮБОВЬ ОБРЕТЕННАЯ

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Эпилог. апрель, 1581 год

Ваши комментарии
к роману Любовь на все времена - Смолл Бертрис



шикарный роман
Любовь на все времена - Смолл Бертрисадель
8.02.2012, 13.37





этот роман самый лучший из всех
Любовь на все времена - Смолл БертрисВиктория
6.07.2012, 15.37





Прекрасный роман! Просто нет слов! Я читала его с таким рвением,он так захватывает:-)
Любовь на все времена - Смолл БертрисАсюня
6.02.2013, 20.58





у нее все романы похожие
Любовь на все времена - Смолл Бертрисмарина
25.03.2013, 9.08





ЧИТАЮ ВТОРОЙ РАЗ И ТАК ИНТЕРЕСНО,ЧТО У СМОЛЛ ПОЧТИ ВСЕ КНИГИ ПЕРЕПЛИТАЮТЬСЯ
Любовь на все времена - Смолл БертрисОЛЬГА
12.09.2013, 18.53





Эта книга, не самое лучшее, что Смолл могла предложить читателю, моё мнение такаво: "Скай О'малли", "Все радости завтра", "Дикарка Жасмин", "Дорогая Жасмин"- вот эти романы действительно самые лучшие из всех её романов. Уж больно мне симпатичны бабушка и внучка!!!!!))))))
Любовь на все времена - Смолл БертрисГейл
12.10.2013, 20.27





Эта книга, не самое лучшее, что Смолл могла предложить читателю, моё мнение такаво: "Скай О'малли", "Все радости завтра", "Дикарка Жасмин", "Дорогая Жасмин"- вот эти романы действительно самые лучшие из всех её романов. Уж больно мне симпатичны бабушка и внучка!!!!!))))))
Любовь на все времена - Смолл БертрисГейл
12.10.2013, 20.27





Ничо так
Любовь на все времена - Смолл Бертристаня
3.01.2014, 21.31





Невыносимо тяжко терять детей.rnБудет ли на земле мир когда-нибудь?rnСейчас Украине необходима защита от бен-rnдеровцев
Любовь на все времена - Смолл Бертрислюдмила
26.02.2014, 13.15





Людмила, извините, я, конечно же, согласна с первой частью вашего комментария, но при чем здесь защита Украины от "бендеровцев"? Какое она имеет отношение к роману? И если уже на то пошло, думаю, стоило бы вникнуть в политическую ситуацию в этой стране и внимательно ознакомиться со всеми фактами, а не безоглядно доверять какому-то одному тв каналу или газете,часто даже не местным, кричащим о "захвате бендеровцами", прежде чем громогласно разбрасываться такими заявлениями. Утомляет... Сейчас есть столько способом проверить информацию, но никто даже не пытаеться особо вникнуть... Но спасибо, конечно, что не остаетесь равнодушными к мое стране)) И надеюсь, не будем больше о политике, это ведь сайт для отдыха, а для дискуссии можно и на форумах посидеть;)
Любовь на все времена - Смолл БертрисXu
26.02.2014, 14.42





Людмила, извините, я, конечно же, согласна с первой частью вашего комментария, но при чем здесь защита Украины от "бендеровцев"? Какое она имеет отношение к роману? И если уже на то пошло, думаю, стоило бы вникнуть в политическую ситуацию в этой стране и внимательно ознакомиться со всеми фактами, а не безоглядно доверять какому-то одному тв каналу или газете,часто даже не местным, кричащим о "захвате бендеровцами", прежде чем громогласно разбрасываться такими заявлениями. Утомляет... Сейчас есть столько способом проверить информацию, но никто даже не пытаеться особо вникнуть... Но спасибо, конечно, что не остаетесь равнодушными к мое стране)) И надеюсь, не будем больше о политике, это ведь сайт для отдыха, а для дискуссии можно и на форумах посидеть;)
Любовь на все времена - Смолл БертрисXu
26.02.2014, 14.42





Первая серия книг называется Сага о семье О’Малли и включает в себя следующие 6 книг: 1. Скай О’Малли, 2. Все радости – завтра, 3. Любовь на все времена, 4. Моё сердце, 5. Обрести любимого, 6. Дикарка Жасмин. Следующая серия названа Наследие семьи О’Малли, в нее входят: 1. Дорогая Жасмин, 2. Невольница любви, 3. Нежная осада, 4. Околдованная, 5. Радуга завтрашнего дня, 6. Плутовки.
Любовь на все времена - Смолл БертрисОльга
17.05.2014, 3.28





Мне очень понравилось) сюжет захватывает и нет банальности, каждая книга с неожиданным поворотом когда уже думаешь что все хорошо
Любовь на все времена - Смолл БертрисАленочка
19.09.2014, 1.15





В романах этого автора все героини почему-то постоянно попадают в гарем. Эти главы я сразу читаю по диагонали... Не люблю я эту гаремную возню...
Любовь на все времена - Смолл БертрисМарина
9.11.2014, 19.35





Было бы очень мило, если бы не эта любовная история с принцем-татарином. Как-то быстро героиня забыла про свою любовь к мужу...любовь на все времена.
Любовь на все времена - Смолл БертрисМарина
10.11.2014, 0.37





Третий роман и также ОТЛИЧНЫЙ !
Любовь на все времена - Смолл БертрисНаталья 66
18.01.2015, 18.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Действующие лицаПролог. август, 1577 год

Часть 1. ПОДОПЕЧНАЯ КОРОЛЕВЫ. 1577 — 1578 годы

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Часть 2. ЖЕНА ЛОРДА БЛИССА

Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Часть 3. ЗАМОРСКИЙ ПОДАРОК

Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Часть 4. ЛЮБОВЬ ПОТЕРЯННАЯ, ЛЮБОВЬ ОБРЕТЕННАЯ

Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Эпилог. апрель, 1581 год

Rambler's Top100