Читать онлайн Любовь и опасность, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и опасность - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 91)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и опасность - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и опасность - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Любовь и опасность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Шотландия, в которую привезли Адэр, считалась одной из самых неспокойных стран мира. Ее король, Яков III Стюарт, не пользовался любовью своих неотесанных баронов. Он унаследовал трон в восемь лет от роду. Его мать, Мария де Гуэлдрес, была племянницей герцога Бургундского, росла при цивилизованном утонченном дворе и постаралась распространить свои взгляды в Шотландии, когда вышла замуж за Якова II, которому за одиннадцать лет брака подарила четверых сыновей и двух дочерей. Старший сын, Яков, пошел в нее – смуглой кожей, темными волосами и большими черными глазами. К величайшей скорби сына, мать умерла, когда ему было одиннадцать лет, а двумя годами позже скончался епископ Кеннеди, еще один человек, оказавший огромное и благоприятное влияние на Якова.
Именно в то время Бойды сделали точно выверенный политический ход – схватили мальчика-короля в Линлитгоу и увезли в Эдинбург. Там лорд Бойд разделался со своими пособниками, вынудил молодого короля потворствовать ему и следующие четыре года фактически правил страной. Именно Бойд устроил брак короля с Маргаритой Датской, дочерью короля Кристиана. Этот союз позволил официально присоединить к Шотландии острова, которые и без того принадлежали этой стране, а именно Шетландские и Оркнейские. Свадьба состоялась в 1469 году, и только после этого события Яков III сумел взять в руки бразды правления, хотя уже четыре года назад парламент объявил короля способным править государством. Одним из первых своих указов он изгнал семейство Бойд из Эдинбурга.
Но король был далек от грубых забав своих подданных и не увлекался боевыми искусствами. Унаследовав от матери артистический темперамент, он просто не годился для правления суровой северной землей, на трон которой взошел по праву наследования. А настоящим правителем Шотландии стало беззаконие, усугубленное к тому же всеобщей нищетой. Аристократы постоянно затевали распри с королем и друг с другом, европейские и английские политики пытались влиять на правительство Шотландии и подстрекали знать к дальнейшим беспорядкам.
Король же питал страсть к искусству, а государственные дела его почти не интересовали. Он окружал себя художниками, поэтами, писателями, архитекторами, просто образованными людьми и талантливыми ремесленниками и даже исключил аристократов из своего совета. Те немногие, кто понимал характер Якова, тем не менее презирали его за столь откровенное пренебрежение обязанностями монарха. Менее чувствительные аристократы открыто ненавидели его и завидовали тем, кто считался его другом. Все же они не стеснялись пользоваться его слабостями, когда речь шла о бессовестных нарушениях закона. Яков всегда был готов простить виновного за солидную сумму в звонкой монете, что помогало оплачивать его расточительные пристрастия.
Шотландию одолевали голод и нищета, но король ничего не хотел видеть. Он собирал изысканные драгоценности и древние манускрипты. Приобрел чудесный алтарь, написанный художником Гуго ван дер Гесом, изображавший молящихся Якова и Маргариту. Король поддерживал деньгами группу поэтов и приказывал чеканить новые монеты со своим изображением. Его любимый архитектор Роберт Кокрейн выстроил парадный зал в замке Стерлинг. И поскольку Яков очень заботился о королевском престиже, столь грандиозное добавление к замку весьма его порадовало. Когда работы были закончены, он часто принимал там гостей.
Но для шотландской знати все это значило очень мало. Король, увлекавшийся модной одеждой и украшениями, монарх, прекрасно говоривший по-французски, но не знавший гэльского, был для них хуже сатаны. И все же сильной стороной Якова была дипломатия. Он много сделал для того, чтобы в 1478 году устроить брак между своей сестрой, принцессой Маргаритой, и шурином английского короля Эдуарда IV, лордом Риверсом. К сожалению, союз так и не был заключен, поскольку принцесса, увлекшаяся лордом Крайтоном, ухитрилась забеременеть. После этого страна начала медленно сползать в хаос.
Убежденный, что младшие братья плетут против него заговоры, король приказал их арестовать. Старший, герцог Олбани, сумел сбежать в отличие от младшего, графа Мара, умершего при подозрительных обстоятельствах. Их сторонники, естественно, были весьма разгневаны. Олбани отправился в Англию, где нашел поддержку у Эдуарда IV, который объявил его королем Александром IV. Стычки на границе, обычно весьма нерегулярные, сейчас превратились в настоящую войну, когда Ричард, герцог Глостер, вместе с Олбани ввел войска в Шотландию. Яков попытался дать отпор брату, но его же бароны восстали против своего короля, убили его фаворитов и отвезли в Эдинбург как пленника. Но тут, к полному недоумению Глостера, Александр, герцог Олбани, превратился в лучшего советника и друга старшего брата. Глостер вернулся в Англию, присоединив к владениям английского короля город Бервик.
Однако любовь Олбани к брату длилась недолго. Он всегда считал, что будет куда лучшим королем, чем Яков, и поэтому в последний раз восстал против брата, объединив силы с Дугласами, прежде чем бежать во Францию. В следующем году его убили на турнире. Теперь знать обратила внимание на старшего сына короля, тоже Якова, высокого обаятельного парнишку с длинными рыжими волосами. Джейми, как называл его отец, был своим везде – как в каменном шотландском доме, так и в парадном зале отца. А дамы обожали его. Он был истинным шотландцем, и его признавали все. Высокообразованный, как подобает принцу времен Возрождения, он говорил на нескольких языках, включая гэльский, был сильным, мужественным, ловким и готовым взять власть в свои руки. Вот только не решался открыто восстать против отца: это расстроило бы мать, а мальчик просто обожал ее. Молодому принцу оставалось выжидать.
Большая часть стычек между англичанами и шотландцами случалась на востоке страны, около Бервика, тогда как Стентон, находившийся далеко на северо-западном углу Нортумбрии, никто не тревожил. Адэр было мало известно об этих войнах, поскольку они никогда ее не задевали. Теперь она узнала, что Клайт стоит на границе, ближе к востоку и довольно далеко от Стентона. Окружающая местность была дикой и пустынной. Стало ясно, что возвращение домой будет куда более трудным, чем предполагалось ранее. Может, лучше сразу ехать в Хиллвью и просить помощи у Роберта Линбриджа? И к сожалению, придется оставить Элсбет здесь. Ее любимая нянюшка просто не выдержит тягот пути. Позже она выкупит Элсбет у лэрда. А Марджери – у подлого Уилли Дугласа. Конал Брюс без труда найдет другую немолодую кухарку!
Поскольку слуг в замке прибавилось, потребовались новые спальные принадлежности. Для мальчика нашли тюфяк и уложили у кухонного очага. Элсбет улеглась вместе с Адэр, а Флора – с Гризел. Узнав об этом, лэрд решил переселить всех на чердак, но Адэр не согласилась.
– Пусть Флора, Джек и Гризел спят на чердаке, а мне и здесь хорошо.
Если придется в ближайшее время бежать, легче будет выскользнуть из кухни, чем пробираться с самого верха замка.
– Вижу, ее светлость любит покой и простор, – заметил Дункан, весело играя голубыми глазами. – А я уж думал, что тебе не терпится затащить ее в постель, братец.
– Не стоит ее торопить. Для подобных дел требуется терпение, – пояснил лэрд.
– Вот уж не думал, что ты обладаешь этим качеством, – вставил Мердок, подмигнув Дункану. – Адэр – женщина с характером. Уверен, что не боишься ее? У Фергуса до сих пор шишка на голове от удара кувшином.
Издевки братьев ужасно раздражали, но Конал хотел, чтобы Адэр сама пришла к нему. Он инстинктивно чувствовал, что в этом случае они дадут друг другу больше наслаждения. Он никогда не принуждал женщин: в этом просто не было необходимости. Но с Адэр было нелегко, и она всячески старалась избегать его с того дня, как он застал ее за полировкой стола. После этого он пришел на кухню и велел ей обслуживать только высокий стол. Остальные столы достались на долю Гризел.
Сегодня, когда Адэр разливала по кубкам эль, Конал как бы невзначай коснулся ее руки. Огромные фиалковые глаза растерянно распахнулись, щеки порозовели, но Адэр ничего не сказала и ушла за миской с кроличьим рагу. Конал приказал ей отрезать ему хлеба и сыра, и когда брал у нее ломти, их пальцы соприкоснулись. Адэр закусила губу, и, видя это, Конал улыбнулся. Адэр не ответила улыбкой, но почтительно отступила, ожидая его повелений, и встала за стулом, как ей было сказано.
Адэр твердила себе, что не будет его шлюхой. Он не может ее заставить! Но разумеется, он ее хотел, и она это видела. Сколько еще времени пройдет, прежде чем его терпение истощится? Он красив, а она давно не девственна. Так что какая разница, если она отдастся ему? Мужчины и женщины часто спят вместе просто ради наслаждения. Кроме того, мужчины обычно доверяют своим любовницам. Она может даже добиться у него разрешения иногда выезжать из замка якобы на прогулку. И разумеется, легче вернуться в Стентон верхом, чем пешком. Но сначала пусть помучится! Пусть поверит, что сломил ее сопротивление и одержал победу. Мужчины жаждут побед – как на войне, так и в любви.
Конал Брюс не спускал глаз с Адэр, убиравшей со стола. Она очень красива! Сегодня на ней было новое платье, простое, широкое, с квадратным вырезом и длинными узкими рукавами. И все же наряд больше подходил леди, чем служанке: очевидно, был скроен по образцу прежнего. И цвет был неярким, темно-красным. Джек помогал Адэр уносить кубки и блюда. Она наклонилась, чтобы смести со стола крошки, и Конал увидел очертания ее груди под тонкой тканью. Не в силах противиться искушению, он втиснул палец в ложбинку на груди.
– Смотри на меня! – приказал он. Палец был стиснут теплой плотью. Их глаза встретились. – Сколько еще ты заставишь меня ждать, Адэр? – тихо спросил он.
– Милорд, – выдавила она дрожащим голосом, – как уже было сказано, я не шлюха.
– Ты женщина, уже познавшая мужчину, – напомнил он. – Сколько ты уже вдовеешь? Год? Неужели не истосковалась по страсти? Или твой добрый господин не дарил тебе наслаждения? Может, он только брал?
– Эндрю был хорошим человеком, – вступилась Адэр за мертвого мужа.
– Я тоже буду добр к тебе, – пообещал Конал и, отстранившись, сжал ее маленькую ладошку. – Такая маленькая ручка… и такая холодная. Сейчас я ее согрею.
На несколько минут Адэр позволила себе насладиться робкой лаской. Иногда так приятно, когда тебя соблазняют… Но она тут же опомнилась.
– Повезло вам, что нашли меня, милорд. Я такая же леди, как ваша матушка, упокой Господь ее добрую душу.
Адэр благочестиво перекрестилась.
– Я привела ваше хозяйство в некое подобие порядка, и так будет впредь. Вы не зря потратили ваше серебро на меня и Элсбет.
– Но теперь я потребую возместить мне убытки, – заявил Конал, усмехнувшись ее отчаянной попытке отвратить его от цели. – Покупая тебя, я приобретал не домоправительницу, и ты не можешь быть настолько глупа, чтобы в это поверить. И никто не поверит. – Неужели вы так нуждаетесь в женщинах, что должны покупать их для себя?! – возмутилась Адэр. – В сотый раз повторяю: я не шлюха.
– Не шлюха, – согласился он. – Но будешь моей любовницей, моя медовая сладость. Я видел, как ты вздрогнула, когда я взял твою руку.
– Не понимаю, о чем вы, – упорствовала Адэр.
– Еще как понимаешь, – шепнул он, усаживая ее себе на колени.
Адэр попыталась вскочить.
– Пожалуйста, милорд, не позорьте меня перед остальными. Умоляю.
Глаза ее наполнились слезами, которые угрожали хлынуть бурным потоком.
Она не готова. Еще нет! Не сегодня.
– Не волнуйся, моя медовая любовь. Никто не посмеет приставать к тебе. Все знают, что ты только моя.
Конал погладил ее по темным волосам.
– Положи голову на мое плечо, Адэр, и позволь любить тебя.
Она вдруг обмякла, и его хватка мигом ослабла. Ощутив это, Адэр вырвалась и удрала на кухню.
Дуглас и Мердок разразились смехом, но разом утихли, когда лэрд поднялся и последовал за Адэр. Взгляд его был мрачен, лицо – исполнено решимости.
– Кровь Христова, – пробормотал Мердок. – Он намерен взять ее сегодня.
– Ты не понимаешь, – мягко ответил Дункан. – Он влюблен в нее. Наш брат влюбился в английскую рабыню. Только любовь может довести человека до такого безумия.
Адэр услышала шаги Конала и буквально упала на руки Элсбет, стоявшей у подножия лестницы.
– Нянюшка! – задыхаясь, вымолвила она. И тут на них наткнулся лэрд.
Элсбет мгновенно поняла, в чем дело.
– Ну же, милорд, возможно, вы выбрали не лучшее время для исполнения своих желаний, – пожурила она, покрепче обняв Адэр. – Не плачь, мой цыпленочек. Все будет хорошо. Нянюшка не даст тебя в обиду.
Коналу ничего не оставалось, кроме как с тихим проклятием убраться в зал.
Удостоверившись в его уходе, Элсбет живо отстранила Адэр.
– Ах ты, негодница! – воскликнула она. – И что все это значит? Как ни печально мне говорить это, рано или поздно ты окажешься в его постели.
– Знаю, – пробормотала Адэр. – Только не сегодня. Я еще не готова. Пусть его желание ко мне разгорится жарче и ярче.
– Что это еще за разговоры? – потрясение пробормотала Элсбет. – Ты выражаешься как… как… просто не знаю, как именно, но мне это не нравится. Что за проказы ты затеваешь? И не ври мне, я сразу пойму. По глазам увижу. Ты что-то задумала!
– Я хочу пробудить в нем столь безумную похоть, что, когда отдамся ему, он исполнит любые мои желания, – призналась Адэр.
– Чего же ты хочешь?
– Всего лишь лошадь, чтобы добраться до Стентона.
– Без меня, – твердо ответила Элсбет. – Стентона больше нет, дитя. Ни для тебя, ни для кого другого. Нам нужен теплый, надежный дом, и здесь мы его обрели. Поддразнивай лэрда. Завлекай. Заставь его влюбиться в тебя. А потом и жениться. Леди нуждается в хорошем муже, а этот лэрд холост. Со смертью герцога Ричарда ты впала в немилость к королю. Англия закрыта для тебя. Пойми, у тебя больше нет ни титула, ни дома, ни земель.
– У меня есть Стентон! – упрямо воскликнула Адэр.
– Стентона нет, – устало повторила Элсбет. – У тебя ничего нет, кроме одного платья и спального места в приграничном замке. Нет ничего постыдного в том, чтобы все начать сначала, цыпленочек мой. Пусть этот приграничный лорд женится на тебе, и будь счастлива, – посоветовала Элсбет.
– Ты не понимаешь, – печально вздохнула Адэр.
– Нет, цыпленочек, это ты отказываешься смириться со случившимся. Пусть даже удастся вернуться туда, где стоял Стентон; там у тебя не будет ни дома, ни земли, ни скота, ни людей. А рано или поздно король Генрих непременно отдаст эту землю кому-то, в чьей преданности будет уверен. После возвращения от двора ты не получала весточки ни от леди Маргариты, ни от своей сестры королевы. Леди необходимо иметь влиятельных друзей. А у тебя их нет. С прежней жизнью покончено навсегда, дитя мое. Придется начинать новую.
– Я устала, – буркнула Адэр, – и хочу спать.
Она и в самом деле улеглась в постель и закрыла глаза.
Элсбет в отчаянии покачала седой головой. Она никогда не думала, что может предать Адэр, но теперь собиралась предупредить лэрда о глупом и бесплодном желании госпожи вернуться туда, где когда-то стоял Стентон. Но она пойдет к нему не сразу: вдруг Адэр одумается и поймет, что напрасно рвется в Англию? Только если она увидит, что Адэр потеряла голову, придется все рассказать лэрду: недаром она клялась Джону и Джейн Радклифф, что будет защищать их дочь всегда. И так оно и будет. Она убережет Адэр даже от нее самой.
Женщина медленно легла рядом с подопечной. Адэр притворялась, будто спит, хотя Элсбет прекрасно понимала, что это не так. Обе заснули только под утро.
В последующие дни Адэр, казалось, успокоилась, и Элсбет уже посчитала, что госпожа вняла ее советам. Для Элсбет это было большим облегчением, однако она знала, что придется пристально наблюдать за Адэр, ибо, однажды приняв решение, та никогда не отступала.
Как-то вечером Конал сидел наверху, у огня, с небольшой чашей крепкого виски в руках. Он был один, так как пригрозил братьям покалечить их, если они не уберутся. Ему надоели их шуточки и подковырки. Его плоть ныла от неудовлетворенного желания, но будь он проклят, если отправится в коттедж Агнесс Карр! Ему было противно думать о пухлых прелестях Агнесс. Он хотел Адэр. Ее губы, мягкие и податливые, ее тело, теплое и нежное. Каждый раз, проходя мимо, он ощущаллегкий аромат жимолости, от которого кружилась голова. Адэр пробыла в его замке уже месяц. Дни становились короче, ночи – длиннее. И Конала терзало одиночество.
Да что, черт возьми, с ним происходит? Она его рабыня. Принадлежит ему. Он заплатил за нее серебряное пенни. Не черное медное пенни короля Якова, а настоящее, серебряное, полновесное пенни! Он мог приказать ей лечь в его постель. Ему следовало приказать ей лечь в его постель! Она принадлежит ему.
Но он неизменно слышал голос Адэр: «Я не шлюха!»
Нет, она не шлюха. Она леди, а за леди полагается ухаживать, даже если ее постигли тяжелые времена и теперь она стала его служанкой. Беда в том, что для ухаживаний у него не хватает терпения: слишком велико желание. И каждый раз, когда Адэр проходила мимо, вожделение пришпоривало его как обезумевшую лошадь.
Конал застонал и залпом осушил виски. Больше эта игра продолжаться не может.
Утром Адэр поставила перед братьями небольшие хлебные корки с овсянкой.
– Элсбет положила туда нарезанные яблоки и корицу. Она надеется, что вам понравится.
– Хорошо, когда на кухне управляется женщина, – улыбнулся Дункан Армстронг. – И еще когда тебе по первому требованию выдают чистую рубашку.
Адэр улыбнулась в ответ.
– Лучше всего, когда хозяйство ведется по правилам, – согласилась она.
– Мы заново построили для Элсбет курятник во дворе, – сообщил Мердок.
– Я видела, когда сегодня утром ходила собирать яйца, – кивнула Адэр. – Прекрасная работа, Мердок. Надежно и крепко. Милорд Брюс, как по-вашему, нельзя ли нам получить пару молочных коров? Так выйдет дешевле, чем покупать молоко, а если снега выпадет много, до деревни будет трудно добраться.
– Раньше у нас были молочные коровы, – кивнул лэрд, – но после смерти матушки мы их съели, ибо больше нуждались в мясе, чем в молоке.
– Все потому, что вы слишком ленитесь ездить на охоту, – покачала головой Адэр. – Хочу напомнить, милорд, что ледник до сих пор наполовину пуст. Необходимо наполнить его до прихода зимы, иначе будете ходить голодным. Элсбет еще не научилась готовить из ничего.
– Она права, – согласился Дункан. – Мы можем поехать на охоту прямо сегодня.
– Элсбет будет очень довольна, – заметила Адэр и, присев, поспешила прочь. Она нашла небольшую комнату рядом с кухней, где у хозяйки дома когда-то была аптека. Там еще сохранился небольшой горшочек с камфорной смолой, а также различные баночки, содержимое которых она пока не проверяла. Последние несколько дней она собирала травы, корни и кору для изготовления мазей, бальзамов и эликсиров. Сегодня пора пустить их в дело.
– Они уезжают охотиться, – сообщила Адэр, вернувшись на кухню. – А я буду готовить лекарства. Флора, убери со стола, а Гризел подметет в зале. Джек, принеси мне гусиный жир из кладовой и положи на столе в аптечной комнате.
– Поешь сначала, – уговаривала Элсбет. – У тебя еще крошки во рту не было.
Шум шагов заставил их обернуться. На пороге появился лэрд.
– Элсбет, заверни нам с собой хлеба, мяса и сыра. Адэр, мне нужно поговорить с тобой без свидетелей.
Элсбет отошла.
– Я не хочу видеть в своей постели женщину, которую придется брать силой, – начал он. – Но и терпения моего надолго не хватит.
Адэр вспыхнула от такой откровенности и не успела опомниться, как он прижал ее к высокому шкафу. Теперь она не могла пошевелиться.
Конал намотал на руку ее толстую косу, привлек к себе, провел пальцем по губам, легким нажимом раздвинув их. Адэр едва удержалась, чтобы не лизнуть его палец, и, невольно прикрыв глаза, едва слышно вздохнула.
Конал нежно улыбнулся.
– Ты жаждешь любви, милая, – прошептал он, чуть касаясь губами изящной раковинки ее уха. – Нет, ты не шлюха, ты просто женщина.
Он отнял палец, и их уста встретились в яростном поцелуе.
– Ты вянешь без любви. Скажи, что я лгу, Адэр. Что у тебя не хватает любопытства узнать, каково это: быть любимой мной, лежать нагой в моих объятиях и познать наслаждение.
– Вы жестоки, милорд, – прошептала она в ответ.
– Ты терзаешь меня, моя сладостная любовь. Я хочу лежать с тобой в одной постели.
– Разве в деревне нет женщины, которая могла бы удовлетворить вашу похоть? – бросила Адэр.
– Я не хочу никого, кроме тебя, – простонал он, и его рука нашла холмик ее груди под платьем. Пальцы стали мять упругую плоть.
Адэр тихо охнула, когда молния возбуждения пронзила ее. Ничье прикосновение не волновало ее так, как это, хотя Конал вовсе не был груб. Она не могла отказать ему… не могла, и все же ее руки бессильно висели по бокам.
– Такие маленькие сладкие грудки… я еще увижу их обнаженными… какими создал Господь, моя сладостная любовь.
– Пожалуйста, – взмолилась она, – в кухне полно народу, милорд.
– Сегодня вечером ты будешь сидеть у меня на коленях, перед огнем, и я стану целовать и ласкать тебя, Адэр. И ты не испугаешься меня, верно, любимая?
Он отпустил ее и отступил.
– Меня вы не одурачите, милорд, – заявила Адэр, немного осмелев. – Вы уложите меня в постель, потому что владеете мной и больше не в силах сдержать свое вожделение. Но прежде чем получить меня, вы должны выполнить одно условие. Я не лягу с грязнулей. Когда вы вернетесь домой с охоты и поужинаете, я сама вымою вас с головы до ног, и постель, на которую мы ляжем, будет свежей и чистой. И будет пахнуть так же сладко, как вы, ибо я об этом позабочусь.
– Но я купался два месяца назад! – возразил Конал. – В ручье у подножия замка.
– И мылись с мылом? – допытывалась Адэр, отталкивая его.
– С мылом? Мы плавали! – воскликнул он.
– Значит, это не настоящая ванна, – неумолимо продолжала Адэр. – Сегодня я вымою вас горячей водой с мылом. И щеткой тоже.
– Конал, где ты? – крикнул Дункан, просунув голову в дверь и насмешливо поглядывая на брата. – Мы готовы ехать.
– Итак, мы договорились, милорд? – не унималась Адэр, глядя в его лицо. У него серые глаза. Глаза цвета штормового моря.
– А мыло обязательно? – вздохнул Конал.
– Разумеется.
– Так и быть. Я не из тех, кто отступает. И всегда принимаю брошенный вызов, – кивнул он, прежде чем уйти с братом.
– Что все это значит? – спросила подошедшая Элсбет.
– Больше его удерживать нельзя, нянюшка, но перед тем как лечь с ним в постель, я его вымою, – сообщила Адэр.
– Ты еще сделаешь из него джентльмена, мой цыпленочек, – рассмеялась Элсбет.
– Нет, – покачала головой Адэр. – Он никогда не будет джентльменом. Но если уж ему предстоит стать моим любовником, пусть по крайней мере отмоет грязь! И через несколько дней у меня будет лошадь! Зима вот-вот начнется, нянюшка. И мне нужно добраться до Стентона, пока не выпал снег. Завтра – Хэллоуин. Ко Дню святого Мартина меня здесь не будет.
Элсбет не спорила, зная, что это бесполезно. Но она не позволит госпоже сознательно подвергнуть себя опасности.
– Я велю Гризел прибрать в спальне лэрда, – пробормотала она.
– Мы проветрим матрац и перину, – ответила Адэр. – И нужно постелить чистые простыни. А потом Джек принесет лохань в спальню милорда.
Уже на закате Конал, его братья и их люди вернулись домой. Они убили большого оленя, множество уток, мелкой дичи и кроликов, а также трех гусей и фазана. Элсбет рассыпалась в похвалах и подала на ужин жареную говядину, вареную форель и крепкий октябрьский эль. Когда она принесла блюдо груш, вымоченных в вине, и сахарные вафли, 2|2 братья были на седьмом небе.
– Ах, мистрис Элсбет, не согласитесь стать моей женой? – спросил Дункан с лукавой улыбкой, обнимая ее за широкую талию.
– Такая, как я, не по силам вам, мастер Дункан. Вы со мной не совладаете, – засмеялась она, шлепнув его по руке. – Я однолюбка, а мой мужчина мертв. – Она поспешила на кухню, где уже сидели женщины и Джек. – Они почти поужинали, – объявила Элсбет. – Иди в зал, мой цыпленочек.
Адэр молча встала и вышла.
– Значит, они договорились? – полюбопытствовала Гризел.
– Многие женщины были бы счастливы оказаться в постели лэрда, – заметила Флора. – Говорят, Агнесс Карр пыталась женить его на себе.
– Агнесс – потаскуха! – прямо отрезала Гризел. – Добрая девушка, врать не буду, но шлюха первостатейная. На двадцать миль в округе не найдется мужчины, который не проторил бы дорожку между ее бедер.
– Лэрду нужна жена, – вставила Элсбет.
– Уж это точно, – согласилась Гризел. – Если твоя леди сумеет его поймать, удачи ей. Она была раньше замужем?
– Дважды, – кивнула Элсбет.
– А детей нет?
Элсбет покачала головой.
– Первым был четырнадцатилетний мальчишка. Брак состоялся по доверенности, и однажды он появился в нашем доме со своим дядей. Они так и не легли в постель, а вскоре его убили в глупой драке.
Элсбет сочла за лучшее не говорить, что беднягу прикончили в стычке с шотландцами.
– А второй? – допрашивала Гризел.
– Сын соседа. Они жили дружно и хорошо, но он был убит вместе с королем Ричардом в битве при Босуорте. Она оплакивала мужа и жалела, что так и не родила ему ребенка, но, может, это даже к лучшему, учитывая все, что с ней случилось потом.
– Да, ничего не скажешь, ты права, – согласилась Гризел. – Те, кто взял ее в плен, могли бы убить ребенка, поскольку малые дети им ни к чему. И это было бы куда милосерднее, чем похитить мать и оставить малыша умирать медленной смертью. Это Уилли Дуглас вас захватил?
– Он, – вздохнула Элсбет.
– У него черное сердце!
– Он взял мою сестру в служанки к своей жене.
– Его жена – несчастная серая мышка, бледное создание. Но, говорят, он ее любит. Если твоя сестра сильна, ей ничто не грозит.
– Да подвернись возможность, Марджери перережет ему горло, – заверила Элсбет.
– И окажет нам большую услугу, – засмеялась Гризел. – Он снасильничал твою госпожу? Вечно пристает к хорошеньким девушкам.
– Пытался. Но она сопротивлялась и осыпала его такими проклятиями, что его плоть съежилась и почти засохла. Он был так взбешен, что избил ее.
– Бедная девочка, – посочувствовала Гризел. – А его плоть в самом деле съежилась?
– До такой степени, что ее и видно-то не было. Он бы убил мою крошку, но кто-то из людей напомнил ему, что она принесет больше денег, если останется невредимой. Он так жаден, что оставил ее в покое. А теперь уберите со стола. Джек, принеси побольше дров на ночь. Завтра порубишь остальные.
Служанки отправились убрать в зале и унести оставшуюся посуду. Оглядевшись, они увидели, как лэрд, его братья и Адэр о чем-то тихо беседовали у огня. Завидев Гризел и Флору, она попросила их нагреть воды для ванны лэрда. Когда Дункан и Мердок засмеялись, она с милой улыбкой объявила, что им придется таскать воду наверх, и поскольку часть воды уже нагрета, можно начинать прямо сейчас.
Теперь настала очередь Конала смеяться при виде изумленных лиц братьев.
– Бегите, парни. Я жду не дождусь, когда прекрасная дева начнет меня мыть. Мы подождем здесь, у огня, пока все не будет готово.
– Вижу, вы за словом в карман не полезете, – усмехнулась Адэр.
– Да. И ты тоже, – хмыкнул он.
– Сегодня вы хорошо поохотились! Ледник почти полон. Еще пара оленей, побольше гусей и уток, и мы готовы к зиме. Элсбет пойдет в деревню и узнает, нельзя ли купить ветчины. Сейчас самое время резать свиней, милорд.
– В деревне их почти не осталось, но пусть идет. Может, что-то и отыщет. Шотландия беднеет с каждым днем.
– Но почему? – удивилась Адэр. – Англия не бедна.
– Торговля приносит богатство, а нам нечем торговать с остальным миром. И король тратит огромные деньги из казны на драгоценные украшения и произведения искусства. Но ими не насытишься. Он слабый король, наш Яков. Шотландия нуждается в сильном монархе.
– И давно он правит?
– Едва ли не с пеленок, – пояснил лэрд. – Лучшее, что у нас есть, – это королева. Она чудесная, добрая и благочестивая женщина и подарила Шотландии четверых здоровых принцев и двух принцесс. Эта женщина в отличие от мужа понимает, что такое долг, Я не влиятельный и не могущественный человек, но даже здесь, на границе, до нас доходят слухи, что графы недовольны.
– Неужели начнется война?! – ахнула Адэр. Она ненавидела войны. Всю ее жизнь исковеркала война. Неужели на земле нет места, где царит мир?
– Возможно, но она долго не продлится. Победит либо король, либо его противники. Конечно, обе стороны могут достигнуть компромисса. Когда-нибудь молодой принц станет прекрасным королем. Но почему тебя интересуют подобные вещи, моя сладкая любовь? Ты создана для ласк, а не для столь серьезных вещей.
– Милорд, я провела десять лет при дворе короля Эдуарда и привыкла к серьезным разговорам окружающих, особенно на политические темы. Я слушала и наблюдала, и это считалось вполне естественным, поскольку, рано или поздно, я могла войти в знатную семью и мои знания считались бы весьма ценными. Для того чтобы возвыситься при дворе, необходимы влиятельные друзья и связи. Как побочная дочь короля и к тому же титулованная особа, я имела некоторую ценность в глазах отца. К сожалению, он не слишком мудро этим воспользовался. Впрочем, всему виной его алчность. Я еще не встречала человека, столь жадно наслаждавшегося радостями жизни.
Конал был поражен ее мудрыми не по годам суждениями, а возможно, даже немного растерялся. Но сейчас было не время размышлять о тонкостях придворного этикета. Ему сияли огромные фиолетовые звезды, и все остальное для Конала Брюса просто померкло.
Пока они разговаривали, братья и служанки бегали из кухни наверх, таская горячую воду. Наконец Гризел подошла к ним.
– Лохань полна, – сообщила она.
– А вы принесли еще два ведра воды для ополаскивания? – напомнила Адэр.
– Да, нам Элсбет сказала. Адэр поднялась.
– Настало время вашей ванны, милорд, – объявила она. Дункан и Мердок ехидно засмеялись.
Конал Брюс окинул их грозным взглядом.
– Гризел, – велела Адэр, – пойдем со мной, заберешь одежду лэрда. Отдашь ее Элсбет. Найдется ночная рубашка для лэрда?
– Я не сплю в чертовой рубашке! – взорвался лэрд с таким видом, что Гризел и Флора нервно подскочили.
– Я тоже, – спокойно заметила Адэр, беря его за руку. – Пойдемте, милорд.
И они в сопровождении Гризел вышли из зала. Оказавшись в спальне, Адэр первым делом сняла поношенные сапоги лэрда.
– Посмотри, нельзя ли привести их в божеский вид, – сказала она Гризел и брезгливо сдернула портянки. – А это сожги. Они почти сгнили и ужасно воняют. Вставайте, милорд.
Конал был поражен ее деловитостью. Адэр быстро раздела его, вручая каждый предмет Гризель с соответствующим приказанием.
– Это можно вычистить. Это – постирать. Это – сжечь. А это еще можно заштопать. Если у него нет другой рубашки, нельзя ли к утру сшить новую? Если же рубашка есть, позаботься о том, чтобы она была чистая и без дыр. Вижу, нам придется браться за шитье. Садитесь в лохань, милорд. Не хотите же вы, чтобы вода остыла.
Лэрд кое-как уместился в лохани. Колени неуклюже высовывались наружу.
Гризел собрала одежду и вышла из комнаты.
Встав на колени, Адэр взяла небольшую тряпочку, окунула в горячую воду, хорошенько намылила и принялась оттирать Конала.
– Жаль, что я не смогла найти жесткую щетку, – приговаривала она, растирая мыло по его широким плечам и спине и стараясь изо всех сил. – У тебя ужасно грязная шея!
Она так энергично орудовала тряпкой, что Конал протестующе завопил:
– Женщина, ты, никак, пытаешься содрать с меня шкуру?!
– Я не терла бы так сильно, не будь вы чумазым, как уличный мальчишка, и раздобудь я щетку, – пояснила Адэр, атакуя его уши. – Не помните, когда в последний раз пользовались мылом? Вероятно, со смерти своей доброй матушки. Какой позор! А она так старалась хорошо вас воспитать! С вашими братьями по крайней мере ей это больше удалось.
Его грудь была покрыта легкой порослью темных волос. Грудь Эндрю была гладкой. Адэр молча вымыла Коналу грудь и руки. Он высунул ногу, и Адэр снова принялась за дело, продергивая тряпочку между пальцами. У него были очень большие ступни, что неудивительно для такого высокого мужчины. Она вымыла вторую ногу. Ногти на ногах и руках давно следовало бы подстричь, и она позаботится об этом, прежде чем они лягут в постель.
Наконец Адэр атаковала его темные волосы, безжалостно впиваясь пальцами в кожу головы, чтобы избавиться от гнид, которые наверняка угнездились там. Конал снова запротестовал, но Адэр в ответ вылила ему на голову полведра теплой воды. Потом намылила волосы во второй раз и промыла.
– От меня пахнет как от чертова цветка, – пожаловался Конал и попытался было схватить ее, но Адэр шлепнула его порукам.
– Вы пахнете куда приятнее, чем до того, как влезли в эту лохань. Вставайте, милорд. Я еще не закончила.
Конал повиновался, и она вымыла его круглые тугие ягодицы и мускулистые ноги.
– Повернитесь! – резко бросила она и принялась мыть его живот и скрести колени. Ей хотелось отвести взгляд от мужской плоти, но это оказалось невозможно. Сжав зубы, Адэр наскоро обтерла Конала.
– Ну вот и все. Теперь можете выйти.
Он ступил на клочок ткани, который она расстелила на полу, взял протянутое полотенце и стал медленно, тщательно вытираться. Обвязав полотенцем чресла, он подошел к двери спальни, открыл и позвал:
– Дункан! Мердок! Ко мне! Братья дружно взлетели наверх.
– Уберите чертову лохань, но сначала вылейте воду в окно. И не зыркайте по сторонам! – предупредил он, заметив, как они украдкой бросают взгляды на Адэр, оставшуюся в одной камизе.
Дункан и Мердок подняли лохань за веревочные ручки и, открыв окно, опрокинули ее вверх дном. Вода с шумом выплеснулась вниз. Братья быстро закрыли ставни и так же поспешно вышли из спальни. Обернувшись, Адэр увидела, как лэрд поворачивает ключ в скважине. Ее сердце тревожно забилось.
Конал положил ключ на столик у кровати.
– Ну вот. Я сдержал свое обещание. Ты вымыла меня и теперь должна сдержать слово. Сними камизу и позволь посмотреть на тебя.
Адэр молча стянула промокшую одежду, повесила на спинку стула у пылающего огня и только потом вскинула голову. В лице ее не было страха. Она стояла неподвижно, пока его взгляд скользил по ее телу, и прежде чем Конал шагнул к ней, расплела свою длинную косу и тряхнула головой, так что волосы рассыпались по плечам.
– Хорошо, что Уилли Дуглас не видел тебя такой. Ты стоишь куда дороже серебряного пенни, моя медовая любовь, – улыбнулся Конал и протянул руку. – Иди ко мне, Адэр.
Ноги Адэр словно налились свинцом. Удивительно, что она вообще могла двигаться!
Но все же она пересекла комнату и, когда Конал привлек ее к себе, слегка вздрогнула. Его ладонь гладила ее волосы, скользя по длинным прядям до самой поясницы. Прикосновение его тела было подобно удару молнии. Давно уже Адэр не испытывала подобных ощущений, и мягкие завитки на его груди щекотали ее. Конал сжал ее ягодицы. Адэр охнула от неожиданности.
– Если не сейчас, то когда? – потребовал он, глядя ей в глаза.
– Я… не… знаю, – прошептала она, не в состоянии отвести от него взгляда.
– Тогда сейчас, моя медовая любовь, – сказал он за мгновение до того, как их губы встретились.
К своему удивлению, Адэр почти лишилась чувств, когда сильные руки подхватили ее. Эти полузабытые ощущения обрушились на нее приливной волной. Ее губы чуть приоткрылись, впустив язык Конала. Эндрю никогда не целовал ее так… В поцелуях лэрда чувствовалась яростная решимость. Эндрю же всегда был с ней нежен, словно иначе она просто рассыплется в его руках. Но Конал хотя и не был груб, все же, казалось, забыл о нежности. Он требовал, и Адэр, как ни странно, уступала этим невысказанным требованиям.
Он сжал ее лицо ладонями и поцеловал сомкнутые веки, лоб, щеки.
– С тобой все по-другому, – изумленно пробормотал он. – Не как с Агнесс Карр. С ней я спешу получить наслаждение. С тобой, моя медовая любовь, я боюсь торопиться, потому что не желаю, чтобы это кончалось.
Он поймал ее руку, прижался горячим поцелуем к ладони и повел Адэр к постели.
Адэр была вынуждена признать, что несколько сбита с толку. Почему с Эндрю она никогда не испытывала тех эмоций, которые сейчас копились в ее душе?
– Разве для мужчин не все женщины одинаковы? – тихо спросила она, когда Конал уложил ее на перину.
– Вовсе нет, – улыбнулся он, слегка прикасаясь губами к ее губам. – И для женщин все мужчины различны. По крайней мере так утверждает Агнесс Карр, которая знала в своей жизни немало парней.
– Вот как?
Значит, не все мужчины одинаковы. Эндрю обещал ей наслаждение после брачной ночи, но Адэр ничего особенного не почувствовала. О, конечно, она лгала ему и говорила, что испытывает неземное блаженство, потому что вина, разумеется, лежала на ней, а не на нем. Наверное, сумей она дать ему ребенка, все было бы иначе. Она не находила его ласки неприятными, но не испытывала того, что ощущал он, когда овладевал ею ночь за ночью. И каждый раз, излившись в ее лоно, он целовал Адэр, отодвигался и мгновенно засыпал, пока та лежала в темноте.
Но теперь грубый шотландец касался ее тела большими ладонями, и Адэр обуревали чувства, которых она не знала прежде. Его губы прижались к ложбинке у основания ее горла, и у него вырвалось нечто вроде медвежьего рыка. Он лизал стройную колонну ее шеи горячим языком, и Адэр ощущала зародившуюся где-то внутри дрожь. Жадный рот сомкнулся на соске, сильно потянул, пока пальцы мяли другую грудь. Адэр тихо заплакала, терзаемая потребностью, которой не понимала. Обжигающий язык скользнул по ее животу, и Адэр тяжело задышала, когда Конал проник в ямку пупка.
Гладкость ее кожи, слабый аромат, поднимавшийся от ее теплого тела, кружили голову. Ее пухлый венерин холмик был розовым и безволосым, как у ребенка. Сомкнутые створки розовой раковины возбуждали его. Конал провел языком по узкой щелке, наслаждаясь вкусом ее любовных соков, разделил створки, увидел между ними крохотный влажный бутон и осторожно лизнул.
Адэр вскрикнула от удовольствия. Эндрю никогда не делал ничего подобного, и все же она не хотела, чтобы Конал останавливался, потому что изнемогала от удовольствия.
– О да! – выпалила она и тут же залилась краской. Конал поднял темную голову.
– Тебе это нравится, моя медовая любовь?
– Д-да, – выдохнула Адэр, закрывая глаза.
Несколько минут он ласкал языком чувствительный бугорок и, охваченный желанием, отстранился. Поцеловал ее в губы, чтобы заглушить протесты, подмял под себя и вонзился в горячую влагу ее лона. Сначала она была слишком тугой, но постепенно ее тело расслабилось и Адэр приняла его вторжение. Он был больше, чем Эндрю, и Адэр поразилась, до чего же легко вобрала его в себя.
Войдя в нее, Конал замер и взглянул ей в лицо.
– Открой глаза, Адэр, – велел он. – Я хочу видеть наслаждение, сверкающее в твоих прекрасных фиолетовых глазах, моя медовая любовь.
– Нет, – прошептала она. – Я никогда не знала того наслаждения, о котором вы толкуете, милорд. Если я разочарую вас, вы отошлете меня обратно к Дугласу, но раньше я покончу с собой.
Из головы неожиданно вылетели все мысли о Стентоне.
– Твой муж не дарил тебе наслаждения? Он был жесток? – удивился лэрд.
– Нет, никогда! Эндрю был мягким и добрым. Я притворялась, что мне хорошо с ним, потому что не хотела огорчать, – призналась она.
– Ах, моя медовая любовь, я уже дал тебе немного наслаждения, лаская твой крохотный бутон. Ты истекала соками, что облегчило вхождение в твое лоно. Доверься мне, и я подарю тебе истинное блаженство, – пообещал Конал.
– Я боюсь, – призналась Адэр.
– О нет, только не ты, – рассмеялся он. – Ты – девушка, не знающая страха, Адэр Радклифф. Может, ты волнуешься, но бояться? Нет! Открой глаза и доверься мне.
Она медленно подняла ресницы, и их взгляды встретились. Конал стал двигаться, сначала медленно, а потом все быстрее. Адэр самозабвенно обвила ногами его торс. Ей вдруг показалось, что они созданы друг для друга. Она остро ощущала длину и толщину его плоти, наслаждалась тяжестью двойного мешочка, шлепавшего ее по ягодицам. И тут вдруг с ней что-то случилось – Адэр показалось, что она сейчас взорвется фонтаном огненных искр, потому что их тела налились яростным жаром. Голова пошла кругом, но тут ее накрыло девятым валом страсти. Адэр пронзительно вскрикнула, когда невыносимое наслаждение овладело ее телом и душой. С уст сорвался мучительный стон. Тело Конала напряглось, и сквозь сладостный туман она ощутила, как он изливается в ее лоно. На пике экстаза ее глаза снова закрылись.
Несколько минут тишину нарушало только их тяжелое дыхание. Конал давил на Адэр тяжестью своего тела, но она была так измучена, что не могла пошевелиться. Наконец он откатился от нее, но тут же сгреб в объятия, так что теперь она лежала на нем. Ее лицо вжалось в изгиб между его плечом и шеей.
Спрашивать не было нужды. Он знал, что она испытала свое первое истинное наслаждение в объятиях мужчины. И Конал должен был признать, что в жизни не испытывал ничего подобного в объятиях других женщин.
– Я не отошлю тебя к Дугласу, – мягко пообещал он. – С этого дня я – единственный, в чьей постели ты будешь лежать, моя сладостная медовая любовь. И больше ты не станешь спать на кухне. Твое место здесь. Потому что ты принадлежишь мне.
– Вы сделали со мной все, что хотели, милорд, – ответила Адэр дрожащим голосом. – А теперь отпустите меня.
– Нет. Ты моя.
– Ошибаетесь. Ваше серебро не может купить моего сердца. Только я могу вам его подарить.
– Мне ни к чему твое сердце! – безжалостно отрезал он. – Все, что мне нужно, – твое тело, Адэр, а его я уже купил. Ты моя, и я никогда тебя не отпущу!
– Значит, я для вас только тело? – охнула она. Господи, да чего же она ожидала? – спросила себя Адэр.
Любви? За всю свою жизнь она почти не видела любви между мужчиной и женщиной. Только Ричард Глостер питал глубокую и истинную страсть к своей жене Анне. Как она глупа, что заговорила о любви! Она всего лишь новая любовница лэрда, и ничего больше. Он сделал ее своей шлюхой, хотя она клялась, что этому не бывать!
– Да, – согласился он. – Зато это тело ублажает меня так, как ни одно другое. И ты не можешь отрицать, что в моих объятиях ты испытала то, чего доселе не знала с другим мужчиной. А теперь спи, моя медовая любовь. Когда я немного отдохну и восстановлю силы, мне захочется снова испить твоей сладости. Ночь еще не кончилась.
И Конал заботливо накрыл ее одеялом.
Адэр больно прикусила губу. Она не заплачет! Не заплачет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и опасность - Смолл Бертрис



отличный роман)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))
Любовь и опасность - Смолл Бертрисоксана
22.07.2011, 19.28





полная ерунда!первый брак гг с 14 летним,потом с соседом.и наконец третий с гг.у которого вши и который не моется по нескольку месяцев.в добавок секс втроем, что я ненавижу!!!! Читать даже не стала,плюс они теряют ребенка.гг не может признаться ей в любви,она против короля!!!! ПОЛНАЯ МУТЬ!ВОДА!!!ИЗВРАЩЕНИЕ!!!!НИКАКОЙ КРАСИВОЙ ЛЮБВИ НЕТ И БЛИЗКО!!!НЕ ЧИТАЙТЕ НЕ ТРАТЬТЕ ВРЕМЯ НА ЭТУ КНИГУ!!!!0/10
Любовь и опасность - Смолл Бертрисинна
11.01.2013, 12.55





просто превосходно читайте и не пожалеете
Любовь и опасность - Смолл Бертрисанюта
13.01.2013, 17.52





Так жестоко автор разделалась с первыми мужьями героини! На хрена они вообще были нужны? Мальчика-мужа было жалко. Вообще не романтично все как-то. Видимо автор хотела приблизиться к тогдашней реальности. Раздражает эта якобы историчность. Кстати, секс втроем не у героини с героем, а у побочных персонажей. Порадовал диалог: – "Больше его удерживать нельзя, нянюшка, но перед тем как лечь с ним в постель, я его вымою!", – сообщила Адэр.rn– "Ты еще сделаешь из него джентльмена, мой цыпленочек", – рассмеялась Элсбет.
Любовь и опасность - Смолл БертрисНомар Восемь
13.01.2013, 20.41





хороший роман, читайте. Я пару раз прослезилась. Книга явно не по теме.
Любовь и опасность - Смолл Бертрисирина
31.01.2013, 8.23





Роман ничего, читать можно. Правда уж очень долго "запрягали" встречу с ГГ. А грязненький гг - ничего, прикольно. Только меня в током случае очень удивляет чистоплотность главной героини.
Любовь и опасность - Смолл БертрисВеруся
26.02.2013, 19.06





Какая муть! Одно и тоже пересказывается каждому встречному. Роман больше исторический, чем любовный. Да еще и перевод стремный.
Любовь и опасность - Смолл Бертрисольга
27.02.2013, 15.44





не романтично, вообще, местами грубо, не эротично но весьма реалистично. можно читать, но вторая половина романа, где гг попала в шотландию такая тупость. упрямство героев откровенно перешло в дибилизм. противно что мужское достоинство называют петушком, пареньком, штукенькой. стоит прочитать для общего развития
Любовь и опасность - Смолл Бертрисаннабелька
28.02.2013, 14.44





понравился роман
Любовь и опасность - Смолл Бертрисвера
20.04.2013, 10.41





Роман понравился. Читается легко. Люблю счастливый конец.
Любовь и опасность - Смолл БертрисТатьяна
26.07.2013, 21.58





Вот бред.)) Читала, ради прикола. И не романтично, и не исторично, даже не знаю, чего меньше положили. С исторической точки настолько безграмотно, что очень смешно. Рекомендую.
Любовь и опасность - Смолл БертрисJaneF
26.11.2013, 11.53





А мне роман понравился,читала на одном дыхании,в принципе как и каждый роман Бертрис))))
Любовь и опасность - Смолл БертрисНастя
25.01.2014, 15.52





3 из 5 читала и лучше у неё романы
Любовь и опасность - Смолл БертрисОксана
2.05.2014, 21.05





Я потратила на этот роман долгие 11 часов. Ну есть у меня такой бзик - засекать время во время чтения. Так вот, есть у книги большой недостаток: она слишком большая и полна деталей, без которых вполне можно было бы обойтись. Сначала, что понравилось. Это политика, история Шотландии и героиня вначале до того, как пришла в постель к лэрду.rnНа этом всё. Желаемого эмоционального накала, как при чтении "Блейз Уиндхем" и 2 части, я не получила. С первых страниц я пребываала в недоумении: как это так - оставить дочь и самим остаться умирать в доме? Что ,ума не хватило сбежать куда-то? Неужели другого выхода не было? Особенно добил отчим Адэр. Ничего не скажешь, "настоящий мужчина!" Да ,я понимаю, королю нельзя отказывать, не боясь наказания, но было бы интереснее, если б отчим гериони как-то иным способом выпутался из этой пикантной ситуации! Если б он не дал жену королю, я б его зауважала. А так... Очередной тюфяк.rnrnАдэрrnrnСначала она мне пришлась по душе, люблю героинь с характером, а не овечек. Но речи ребенка 6 лет! rnДа так и 16-летние не говорят! Не верю! (с)rnЯ так ждала, что она не пойдёт в постель Конала. Боролась бы до последнего, а он пошёл бы в бордель, если не может удержаться от похоти! Ну почему все женщины соглашаются? Где женская гордость Адэр, чувство собственного достоинства? Я бы не легла никогда! Он купил её, так разговаривает с ней, а она пошла к нему? И это гордячка Адэр?rnrnКоналrnrnИ вновь вспоминаю Жоффрея... Вот это герой, вот это мужчина. А этот грубый, неотёсанный чурбан! Всё бы ничего ,если б не его слова о женщинах, как о существах, пригодных для уборки и постели. Что бы ни делал герой после этих слов, не имеет значения, ибо он уже подписал приговор, и никогда я не проникнусь к нему симпатией. Ненавижу шовинистов! А сей герой слишком узко мыслит, чтобы я симпатизировала ему. И плевать, в какую эпоху он живёт. Ограниченные герои - это ужас. В политике он почти не разбирается, всё время удивляется, как умна его жена, а самому нечего сказать. Да уж, хорош герой, ничего не скажешь! Надо бы мне пойти в раздел "Где найти" искать роман, где герой достоин уважения.rnrnЧто ещё не понравилось: Смолл описывает, кто правит государством, какие отношения между членами королевского дома, и тут же идёт абзац о том, как проходит жизнь в шотландском замке. Зачем тогда был этот отрывок? Может, его можно было вставить в другое место, чтобы он не выглядел столь неестественно?rnrnПойду-ка я к Клепас. Надо передохнуть.
Любовь и опасность - Смолл БертрисАмарант
10.08.2014, 10.54





Роман норм мне лично понравился
Любовь и опасность - Смолл БертрисМАКСИМ
24.09.2014, 14.02





Я тут как раз сериал смотрела "Белая королева" Как раз про Элизабет Вудвилл и она там очень положительный персонаж, прямо такая любовь с её королём... Как говорится: взгляд с другой стороны на ситуацию. А дядюшка Дикон, наоборот, противный такой персонаж. Не знаю, конечно, я не историк, но, сериал и книга по историческим событиям здорово перекликаются, так что я бы не стала уж очень придираться...
Любовь и опасность - Смолл БертрисМарина
3.11.2014, 10.09





А у меня другое мнение о персонажах... Во-первых: не могли родители героини покинуть замок и спастись! Отец не мог бросить своих людей и спасти свою шкуру, мать могла бы, но, не захотела, потому что любила мужа. Муж был бесплодным, а ребёночка-то хотелось, ну и разрешил королю, а какой у него был выход? Зато дочка появилась и титул. Я думаю, ничего тут глупого или недостойного нет. Что касается героя-лэрда... Мне его так сразу жалко стало... Грязный, голодный, в обносках...Ну, вот почему мужика не пожалеть? И молодец героиня, что пригрела, накормила и утешила! И никакой он не шовинист, только слова разные произносил...Но, главное-то действия и поступки! В результате: героиня им вертела, как хотела: что угодно говорила, что угодно делала... Да, грубый, простой, неотёсанный...но, не жестокий и добрый к жене и к слугам.
Любовь и опасность - Смолл БертрисМарина
3.11.2014, 15.00





Довольна!Очень довольна романом!
Любовь и опасность - Смолл БертрисНаталья 66
29.01.2015, 21.14





Мне понравился роман.
Любовь и опасность - Смолл БертрисЛюбовь
12.02.2015, 14.09





Какая муть! Не похоже на стиль БСмолл. Бесконечные нудные пересказывания. Не интересная сюжетная линия. Зря потрачено время (дурная привычка дочитывать начатое). Все ждала ,когда за крутится, не дождалась. Не советую читать.
Любовь и опасность - Смолл БертрисВероника
12.05.2015, 1.20





В общем-то сюжетная линия интересная,но как-то все непонятно понаписано.жалко героиню-много испытаний выпало на ее долю:и родители погибли и замуж насильно отдали,продали в рабство,ребенка потеряла.но вот эти постоянные пересказывания одного и того же из главы в главу раздражали.и да,секс 3,описанный во всех подробностях,фу
Любовь и опасность - Смолл БертрисЮстиция
28.09.2015, 17.31





Вобщем роман не плохохой мне понравился.
Любовь и опасность - Смолл БертрисЗоя
25.11.2015, 17.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100