Читать онлайн Колдунья моя, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колдунья моя - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колдунья моя - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колдунья моя - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Колдунья моя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Пepвoe укрепление на большой Эдинбургской скале появилось в шестом столетии. Сначала здесь была крепость, но теперь на скале остался только небольшой замок, где жил король, когда находился в Эдинбурге. Сюда Эрик Длинный Меч и привел Мэйрин, которая дрожала от волнения при мысли о том, как близко теперь ее спасение. Еще в Йорке она узнала о том, что овдовевший шотландский король Малькольм Кенн Мор женился на старшей сестре этелинга Эдгара, Маргарет.
Англосаксонский наследник и его семья нашли убежище среди шотландцев. Малькольм безумно влюбился в Маргарет с первого взгляда. Ни одна женщина не пробуждала в нем такую страсть, как эта безмятежная красавица. Он был вдовцом уже несколько лет и наверняка не страдал от недостатка женского внимания. Его первая жена, Ингеборга, была дочерью графа Оркнейского; от этого брака родилось трое сыновей, но выжил только старший — Дункан. Светловолосая Ингеборга была верной помощницей короля в трудные годы борьбы за престол, но когда Малькольм наконец победил, торжество его омрачилось преждевременной смертью жены. Ингеборга была хорошей, доброй женщиной, и король питал к ней искреннюю привязанность.
Но в возрасте тридцати восьми лет Малькольма Кенн Мора настигла первая и единственная любовь. В его жизнь вошла Маргарет из Англии, и король сразу понял, что никогда не будет счастлив, если не возьмет ее в жены. Прекрасной Маргарет с тяжелыми бронзово-медными косами и серо-голубыми глазами уже было за двадцать, и поскольку она до сих пор не нашла себе мужа, то решила, что Господь предназначил ее для монашеского служения. Она собиралась вернуться на родину своей матери, в Венгрию, где провела первые годы жизни, и уйти в монастырь со своей младшей сестрой, Кристиной.
Когда царственный поклонник начал добиваться ее руки с такой страстью, о которой Маргарет разве что слыхала в балладах менестрелей, она сначала испугалась, потом разгневалась, потом заинтересовалась и наконец почувствовала, что польщена таким вниманием. По материнской линии она состояла в родстве с императором Священной Римской империи Генрихом, но отец ее был всего лишь бедным изгнанником. Что с того, что он — законный наследник английского престола? Все равно он оставался изгнанником. Маргарет никогда не баловали излишней опекой, и когда наконец родился Эдгар, к ней и Кристине все утратили интерес. Все делалось только для Эдгара; когда же умер отец, Эдгар стал наследником трона, и о девочках окончательно позабыли.
Но Малькольм Кенн Мор был настойчивым женихом. Он твердо вознамерился жениться на прелестной Маргарет, и ни ее заверения в склонности к монашескому сану, ни нежелание Эдгара идти против воли сестры не остановили короля в его наступлении. Мать Маргарет была проницательной и умной женщиной. Почуяв, откуда ветер дует, она спокойно села и взвесила все варианты. Она нисколько не сомневалась, что ее дочь совершенно не годится для монастыря, хотя в глубокой набожности Маргарет никто бы не смог отказать. Поразмыслив, Агата Венгерская пришла к выводу, что ее дочке необходим муж. И хотя этот тучный здоровяк, добивавшийся ее руки, не очень-то походил на жениха, которого Агата рисовала для Маргарет в своем воображении, назвать его неподходящей партией тоже нельзя.
Он был королем; пусть не самым богатым, но и не самым бедным. У него был только один наследник; двое братьев Дункана умерли в детстве. Маргарет достаточно молода и родит своему мужу нескольких детей. Если Дункан погибнет в одной из непрестанных пограничных стычек между шотландцами и англичанами, то Маргарет может стать не только шотландской королевой, но и матерью будущего короля Шотландии. Агата улыбнулась своим мыслям. Это куда лучше, чем проскучать остаток дней в монастыре. Кроме того, Кристина получит много выгод от того, что ее сестра станет королевой. Так ее вторая дочь, тоже бесприданница, сумеет подыскать себе мужа. Если Эдгар так и не завоюет трон Англии (Агата очень хотела видеть сына на троне, но в глубине души знала, что этой мечте не суждено осуществиться), то совсем неплохо, чтобы хотя бы дочь стала королевой.
И Агата взялась за дело. Она положила во что бы то ни стало убедить Маргарет согласиться на брак с Малькольмом. Она принялась объяснять дочери, что король Малькольм — хороший человек и вдовец с одним-единственным ребенком, что ему отчаянно необходима новая жена. Верно, отвечала она на возражения дочери, шотландцы действительно еще полудикари, но они все же христиане. И возможно, Господь предопределил Маргарет стать женой шотландского короля именно для того, чтобы провести реформу шотландской церкви. Чтобы вернуть шотландцев в лоно Святой Матери-Церкви, прежде чем они отпадут от Рима, подобно мятежной византийской церкви.
Маргарет задумалась над словами матери и украдкой бросила взгляд через зал на Малькольма Кенн Мора. Он был выше шести футов ростом — по меньшей мере на целый фут выше ее. Крупные черты лица, широкие плечи, большая голова, копна черных волос… Когда они поженятся, она заставит его сбрить эту ужасную бороду… Вглядевшись в его лицо, Маргарет решила, что ей нравятся дымчато-серые глаза короля и лучики в уголках глаз — признак веселого нрава. «Возможно… да, не исключено», — задумчиво сказала она себе.
Малькольм Кенн Мор обожал Маргарет. Он готов был убить ради нее сотню драконов. Агата поняла это слишком поздно, когда брачный контракт был уже подписан. Впрочем, король и так оказался щедрым. Маргарет получала собственные источники дохода, ни от кого не зависевшие. Ей предстояло короноваться в качестве королевы Шотландии. Ей обещали исполнять все ее желания в пределах разумного. Кристине сулили подобрать достойную партию, Агата получила во владение большое поместье, куда могла удалиться для спокойной, мирной жизни. Но когда дело дошло до судьбы Эдгара, король стал осторожен. Он сказал Агате, что поможет своему зятю чем сможет, но в случае чего всегда готов снова предоставить ему приют в Шотландии. Агате пришлось удовольствоваться этим: разрушать возможное счастье Маргарет и Кристины ради призрачной надежды на счастье Эдгара было бы глупо, а Агата, как уже известно, была женщиной умной.
Свадьбу отпраздновали в конце лета 1069 года, а сейчас, в январе 1070 года, Маргарет Шотландская уже выказывала очевидные признаки любви своего царственного супруга. Поздней весной родится их первый ребенок. Большинство мужчин, добившись предмета своих глубочайших заветных мечтаний, быстро разочаровываются, но Малькольм Кенн Мор оказался не таков. С каждым днем он все больше влюблялся в свою юную супругу. Ходили слухи, что он не остановится ни перед чем, чтобы угодить своей Мэг. Мэйрин учла это, решив, что обратится со своей мольбой о помощи не к королю, а к королеве.
Юная королева перенесла на свою вторую родину всю изысканную элегантность венгерского двора. Большой зал королевского замка стал чистым, теплым и полным веселья. Это была большая прямоугольная комната с серыми каменными стенами и резными дубовыми балками, поддерживавшими высокий потолок. В дальней стене зала было одно-единственное окно в форме арки, с настоящим стеклом. У боковых стен пылали камины, такие огромные, что в каждом поместилось бы по несколько бревен. Дымовые заслонки украшали королевские гербы. Деревянные полы были усыпаны свежим тростником; со стен на позолоченных пиках свисали разноцветные яркие знамена. Среди этих знамен было и то, которое Малькольм Кенн Мор отнял у своего дяди Макбета, когда отобрал у него корону.
Эрик Длинный Меч провел Мэйрин между шотландскими придворными, не многим по своему виду отличавшимся от дикарей. Щеки ее раскраснелись от нескромных взглядов. Ее похититель откровенно выставлял напоказ красоту своей добычи и громко расхваливал направо и налево ее постельные доблести. Они продвигались вперед черепашьим шагом, поскольку Эрик то и дело останавливался. Мэйрин не поднимала скромно потупленных глаз; ее сильно смущали громогласные похвальбы Эрика. Но наконец они добрались до помоста, где восседали король и королева.
— Итак, Эрик Длинный Меч, ты наконец отыскал свою жену, — проговорил Малькольм Кенн Мор. — Да, мой сеньор. Я пообещал ей привести ее ко двору, потому что она сказала, что иначе не сможет быть счастлива со мной.
— Как ее зовут?
— Мэйрин из Эльфлиа, мой сеньор.
— Посмотри на меня, Мэйрин из Эльфлиа, — велел король. — Я хочу увидеть твое лицо.
Мэйрин встретилась с ним взглядом. У него рот точь-в-точь, как у Жосслена, подумала она. Такой же большой и чувственный. Сердце ее бешено забилось; она едва сдержалась, чтобы тут же не упасть со своей мольбой к ногам короля, но невероятным усилием воли подавила этот порыв. Надо потерпеть. Надо обратиться к королеве.
— Ты действительно очень красива, Мэйрин из Эльфлиа. Эрик Длинный Меч рассказывал нам о тебе, — дружелюбно проговорил король. — Твой муж — просто счастливец. — Он перевел взгляд на Эрика. — Можешь представить свою жену королеве.
— Милостивая госпожа, — произнес Эрик, склоняясь перед Маргарет в учтивом поклоне. — Я хотел бы представить вам мою супругу, Мэйрин из Эльфлиа.
Юная королева одарила Мэйрин благосклонной улыбкой.
— Добро пожаловать в Шотландию, миледи. И тут, к изумлению королевы, Мэйрин упала на колени, поцеловала подол ее платья и воскликнула:
— Мадам) я умоляю вас о помощи!
Маргарет ошеломление уставилась на нее, а король спросил:
— В чем дело? Что вы хотите, миледи? Мэйрин почувствовала, как пальцы Эрика свирепо вцепились ей в плечо.
— Моя жена не совсем здорова, милорд, — проговорил он, пытаясь поднять ее с колен. — Годы жизни в плену среди нормандцев повредили ее рассудок. У нее теперь случаются припадки, и даже я не могу предугадать заранее, когда это с ней произойдет.
— Госпожа королева, — взмолилась Мэйрин, не вставая с колен. — Во имя Пресвятой Богоматери Марии, умоляю вас выслушать мою просьбу! Я не сумасшедшая. — Ока подняла на королеву глаза, полные безмолвной мольбы, и Маргарет, увидевшая в ее взгляде неподдельный страх, воскликнула:
— Отпустите свою жену, Эрик Длинный Меч! Я хочу выслушать ее. — Королева обернулась к королю. — Эта женщина испугана, милорд, и она пришла ко мне за помощью. Я хочу узнать, в чем дело.
Король кивнул в знак согласия. Он ни в чем не мог отказать своей Мэг.
— Говорите, Мэйрин из Эльфлиа. Но не забывайте о том, что королева находится в деликатном положении.
— Милорд король, — сказала Мэйрин, — я ничем не поврежу вашей супруге. Мне знакомы радости материнства. У меня есть маленькая дочка, Мод, которой через несколько недель исполнится один год от роду. — Затем она обратилась к королеве:
— Миледи, умоляю вас помочь мне, хотя бы ради моего ребенка. Эрик Длинный Меч — не муж мне. Я — жена Жосслена де Комбура, лорда Эльфлиа. Эрик Длинный Меч похитил меня и увез из Йорка, куда я приехала к своему мужу, чтобы отпраздновать Рождество при дворе короля Вильгельма. — Слеза скатилась по ее щеке. — Я хочу вернуться домой, к своему мужу и к своей дочери. Прошу вас, помогите мне, миледи!
Умоляю вас!
Но прежде чем королева успела что-либо ответить, Эрик Длинный Меч воскликнул:
— Она сошла с ума, мой сеньор! Когда нормандцы напали на наш дом, у нее случился выкидыш, она потеряла нашего ребенка и так до сих пор и не смогла смириться с этим. Позвольте мне отвезти ее домой. — Он снова положил руки на плечи Мэйрин.
— Он лжет! — яростно вскричала Мэйрин, стряхивая с плеч его ладони. — Я — дочь Олдвина Этельсберна и его супруги Иды. Я — жена Жосслена де Комбура, лорда Эльфлиа. Этот человек просил моей руки перед тем, как король Вильгельм завоевал Англию, но мой отец не захотел выдавать меня за такого бедного жениха! У него было всего пять хайдов земли! Эрик Длинный Меч сказал мне, что отыскал моего отца и брата во время сражения в Фулфорде и убил их обоих. Разве я смогла бы стать женой убийцы моего отца и брата?
— Чем вы можете доказать свои слова, Мэйрин из Эльфлиа? — спросила королева.
— Я вышла замуж за Жосслена де Комбура накануне Рождества 1066 года. Мы сочетались браком в присутствии короля Вильгельма; церемонию совершил его брат, епископ Одо. Все, что нужно для доказательства, — послать гонца к английскому королю. Жосслен, должно быть, в отчаянии. Он ведь не знает, где меня искать! И если вас не затруднит, я попросила бы послать гонца и в Эльфлиа. Моя мать, должно быть, очень волнуется. Она тоже может подтвердить правоту моих слов.
— Сейчас зима, — заметил король. — Гонцу не так-то легко добраться до цели, особенно после этой недавней метели.
— Не позволяйте этому человеку забирать меня с собой! — взмолилась Мэйрин. — Не вынуждайте меня прелюбодействовать с ним, губя мою бессмертную душу, милорд король! Если вам не жаль меня, то пожалейте хотя бы мою маленькую дочурку! Лучше я буду рабыней в вашем доме, чем вновь попаду в лапы Эрика! Лучше убейте меня, милорд, но не заставляйте возвращаться к этому ужасному человеку! — Мэйрин покорно склонила голову, словно приговоренный, ожидающий удара палаческого топора.
— Она не пойдет с ним, — твердо проговорила королева.
— Маргарет, Эрик Длинный Меч — мой вассал! — воскликнул король.
— Малькольм, я не желаю, чтобы над этой бедной девушкой издевались. До тех пор, пока ее слова не будут подтверждены или опровергнуты, она останется со мной.
— Хорошо, Мэг, — тихо ответил король. — Пусть будет так, как ты желаешь. — Он взглянул на Эрика. — Мэйрин из Эльфлиа останется с королевой до тех пор, пока это дело не прояснится.
Эрик Длинный Меч свирепо уставился Мэйрин в затылок, но она не заметила этого. На нее нахлынула волна небывалого облегчения; какое-то мгновение она была не в силах пошевелиться.
— Благодарю вас, миледи! — с чувством воскликнула она. Заглянув в прелестное личико Мэйрин, Маргарет поняла, что эта девушка сказала ей чистую правду. Королева кивнула лэрду
type="note" l:href="#FbAutId_10">10
Гленкирка, и тот подошел, чтобы помочь Мэйрин подняться.
— Отведите леди Мэйрин в мои покои, — велела королева лэрду. Взглянув на аббатису монастыря Святой Хильды, она спросила:
— Не сопроводите ли вы их тоже, миледи аббатиса?
Настоятельница, пожилая женщина с морщинистым добрым лицом, кивнула и встала рядом с Мэйрин. Все трое направились к выходу, но Эрик Длинный Меч перегородил им дорогу. Ладонь лэрда тут же легла на рукоятку кинжала, а настоятельница заслонила Мэйрин своим телом.
— Ты пожалеешь об этом, Мэйрин из Эльфлиа! — злобно воскликнул Эрик. — Ты — моя, моей ты и останешься!
— Нет, — тихо возразила Мэйрин, — это ты пожалеешь о том, что сделал, Эрик Длинный Меч. Жосслен убьет тебя за это.
Эрик неохотно отступил. Мэйрин и ее сопровождающие вышли из большого зала королевского замка и отправились в покои королевы.
— Бедное дитя, — сочувственно проговорила аббатиса. — Какой ужас тебе пришлось пережить! Ты правильно сделала, что обратилась за помощью к королеве. Наша королева Маргарет — самая добрая женщина на свете.
— Украсть девушку — это я еще понимаю, — проворчал лэрд Гленкирка. — Но украсть жену, принадлежащую другому мужчине, — это гнусно. Если у вашего мужа есть хоть капля чести, он должен будет убить его.
— Как бы мне хотелось самой убить его! — свирепо воскликнула Мэйрин, и юный лэрд не сдержал улыбки.
— Ну, ну, дитя мое, — с упреком сказала аббатиса. — Не следует так говорить. Из-за такого негодяя не стоит подвергать опасности свою бессмертную душу.
Они добрались до комнат королевы. Убедившись, что здесь Мэйрин ничто не угрожает, лэрд Гленкирка удалился. Аббатиса объяснила королевским служанкам, что Мэйрин — гостья королевы. Мэйрин предложили сесть у камина и подождать возвращения Маргарет. Юная королева не заставила долго себя дожидаться: через несколько минут она появилась в сопровождении своей матери и сестры.
— Эрик Длинный Меч попытался уговорить милорда короля, чтобы вас вернули под его опеку, — с улыбкой сказала королева. — Но Малькольм разозлился и прогнал его. Со мной вы будете в полной безопасности, миледи Мэйрин. — Королева уселась у камина напротив Мэйрин. Мать королевы села рядом со своей старшей дочерью, а младшая дочь устроилась на низкой скамеечке рядом с Агатой, склонив голову на колени матери.
— Мы с мужем живем в поместье Эльфлиа рядом с валлийской границей, близ Херефорда и Вустера. Мой муж приехал из Нормандии вместе с королем. Как вассал Вильгельма он был вынужден принять участие в подавлении мятежа на севере. — Тут Мэйрин запнулась и покраснела. Ей было неудобно говорить о таких вещах при матери этелинга Эдгара. Но Агата, заметив ее смущение, замахала на нее руками и сказала:
— Не стесняйтесь, миледи Мэйрин. Я в отличие от многих уже смирилась с тем, что Эдгару никогда не бывать королем. Мне не нравится, что за него убивают столько людей. Рассказывайте дальше.
— Король решил отпраздновать Рождество в Йорке, — продолжила Мэйрин. — Мой муж прислал мне письмо с приглашением, и я отправилась в Йорк. — Глаза ее затуманились от грусти при воспоминании о путешествии из Эльфлиа. — По пути я увидела страшное опустошение, невозможно было сдержать слез, — добавила она.
— Король должен быть сильным! — одобрительно заметила Агата.
— Я добралась до Йорка без всяких неприятностей, — продолжала Мэйрин. — Мы с мужем отпраздновали третью годовщину нашей свадьбы, и Жосслен подарил мне вот это. — Она показала женщинам ароматический шарик, и те пришли в искренний восторг. — Утром в день Рождества мы посетили мессу, и, пока шло богослужение, мне все время казалось, что за мной кто-то следит. Но повернуться я не осмелилась. Наконец месса закончилась, я обернулась, и мне показалось, что в заднем ряду стоит Эрик Длинный Меч. Но он тут же выскользнул из церкви. Я сказала Жосслену, а он предположил, что Эрик, возможно, принес присягу Коспатрику или Вальтеофу. Дело в том, что их люди начали возвращаться в город, чтобы повиниться перед королем Вильгельмом.
Потом к нам подошел королевский паж и сказал милорду, что с ним желает говорить король. Мы собирались уехать на следующий день рано утром, а король был очень занят. Жосслен проводил меня до нашей палатки и оставил на страже своего оруженосца, Лойала. Этот мальчик обожал меня. Я попросила его не стесняться и зайти в палатку, если станет слишком холодно. Он остался стоять на страже, а я вошла внутрь. Тут-то Эрик Длинный Меч и набросился на меня, схватил за горло и пригрозил, что убьет бедного Лойала, если я закричу. Он сказал, что собирается увезти меня в Шотландию и что я принадлежу ему. Когда я ответила, что никуда с ним не поеду, он ударил меня по лицу, и я потеряла сознание. Когда пришла в себя, мы были уже далеко от Йорка.
— Какой ужас! — воскликнула сестра королевы, Кристина.
— Действительно, это было ужасно, — созналась Мэйрин. — Но страшнее всего для меня была мысль о том, что мой муж понятия не имеет, где я нахожусь.
Королева окинула взглядом служанок, которые все до единой слушали рассказ гостьи, вытаращив глаза и разинув рты.
— Оставьте нас, — велела она тоном, не терпящим возражений. Девушки неохотно удалились. — К чему множить досужие сплетни? О вас и без того будут слишком много судачить, — объяснила Маргарет.
— Благодарю вас, миледи, — отозвалась Мэйрин. — Мне так стыдно вспоминать эту историю!
— Когда вы встретились с Эриком в первый раз? — спросила Маргарет.
— Король Эдуард послал моего отца, Олдвина Этельсберна, в Византию, к императору Константину Дуке. Мой отец должен был вести торговые переговоры и заключить соглашение. Мы с матерью поехали вместе с ним, а мой брат, Брэнд, остался в Эльфлиа. Мы прожили в Константинополе более двух лет. За это время я успела выйти замуж за принца Василия, кузена императора.
— Вы — принцесса Византии?! — восторженно спросила Кристина.
— Была когда-то, — ответила Мэйрин. — Василий неожиданно умер в первый год после нашей свадьбы, так что я вернулась в Англию с матерью. Эрик Длинный Меч служил в императорской гвардии, которая состоит из англосаксов и скандинавов. Он со своим отрядом сопровождал нас в пути, поскольку они отслужили положенный срок и тоже возвращались по домам. Я тогда была в трауре по моему первому мужу, и тем не менее он осмелился ухаживать за мной. Я, само собой, дала ему должный отпор. Позднее он намекнул Брэнду, моему брату, что мог бы стать для меня неплохим мужем, но Брэнд только рассмеялся в ответ и отказал ему.
Тогда Эрик решил, что если я останусь одинокой и беспомощной, то стану для него легкой добычей. И в битве с Харальдом Хардероде он коварно убил моего отца и брата. Немного позднее король Вильгельм одержал победу над графом Гарольдом и, не зная, что я осталась наследницей после смерти моего отца… — тут Мэйрин улыбнулась. — Он вообще не знал, что у моего отца есть дочь. Таким образом, не подозревая о моем существовании, король Вильгельм подарил Жосслену де Комбуру поместье Эльфлиа. Жосслен приехал к нам и обнаружил, что это поместье — моя законная собственность и мое приданое. Он заявил, что должен получить Эльфлиа по праву завоевателя; я сказала, что владею им по праву наследования. Хуже всего было то, что король поручил Жосслену построить крепость для охраны границы. Эльфлиа находится в уединенном месте, благодаря этому мы и процветали в последние годы. Жосслен собирался построить крепость на границе с Уэльсом на одном из наших западных холмов, но я возражала против этого.
— Но как же вы все-таки поженились? — не утерпела Кристина.
Мэйрин рассмеялась.
— Мы с Жоссленом решили, что брак между нами — это единственный способ уладить спор о владении Эльфлиа. Мы отправились в Лондон на коронацию Вильгельма; с нами поехала и моя мать. Король выслушал нас и согласился с этим решением. Он приказал провести церемонию бракосочетания немедленно в его присутствии при его ближайших друзьях и его брате епископе Одо. Честно говоря, я не думала, что наша свадьба окажется такой скоропалительной, — призналась она.
— А вы любите друг друга? — спросила любопытная Кристина. Мэйрин улыбнулась, в глазах ее появилось мечтательное выражение.
— О да, я очень его люблю, — ответила она.
— Это самая романтическая история из всех, что я когда-либо слышала, — вздохнула Кристина.
— А когда вы снова встретились с Эриком? — спросила королева.
— Через несколько месяцев после свадьбы Жосслен отправился в Дувр на помощь епископу Одо. В его Отсутствие Эрик Длинный Меч привел в Эльфлиа Эдрика Дикого. Он сказал Эдрику, что помолвлен со мной и что будет защищать Эльфлиа от имени Эдрика Дикого. — Мэйрин благоразумно сократила этот рассказ, боясь обидеть приютившую ее семью этелинга Эдгара. — В то время я ожидала рождения нашего первого ребенка, — продолжала она. — Но вскоре после того как Эдрик со своими разбойниками ушел, у меня случился выкидыш. — Затем она рассказала о том, как помогала своим крестьянам убирать урожай, чтобы спасти его от Эдрика, как они спрятали весь скот, строителей и ремесленников, как отослали молодых девушек в близлежащий монастырь, чтобы уберечь их от насилия. — Именно тогда я в последний раз видела Эрика до того, как он похитил меня из Йорка. Он был среди людей Эдрика Дикого, — окончила она свой рассказ. — Уверена, что он почувствовал себя униженным, когда его выставили лжецом перед столькими людьми. Впрочем, я думала, что никогда с ним больше не встречусь.
— Он надругался над вами? — спросила Кристина, вытаращив глаза от любопытства.
— Кристина!!! — потрясение воскликнули в один голос мать и сестра.
— Ничего страшного, — успокоила их Мэйрин. — Это-то как раз и есть самое странное во всей истории. Он ничего не сделал, хотя был уверен, что мы с ним близки, — Мэйрин повернулась к леди Агате:
— Миледи, этот рассказ не для ушей невинной девушки.
Мать королевы кивнула и велела своей младшей дочери:
— Ступай в спальню, Кристина, и поразмышляй о грехе чрезмерного любопытства и несдержанности в речах. — Голос Агаты звучал сурово, под стать выражению ее лица.
— Да, мама, — ответила пристыженная Кристина, поднимаясь со скамеечки. Повернувшись к Мэйрин, она добавила:
— Если я оскорбила вас, миледи, то прошу простить меня.
— Вы вовсе не оскорбили меня, — ответила Мэйрин, улыбнувшись Кристине. Эта девушка всего на год младше ее, но Мэйрин как замужняя женщина, уже родившая ребенка, чувствовала себя гораздо старше Кристины.
Присев в реверансе перед старшей сестрой, матерью, аббатисой и Мэйрин, Кристина вышла из комнаты. — Продолжайте ваш рассказ, — попросила королева. — Вы сказали, что Эрик Длинный Меч не надругался над вами, но думает, что совершил это? Я ничего не понимаю.
— Миледи королева, представьте себе на минутку, что вы попали в мое положение. Отвергнутый поклонник похитил вас у мужа. В первую ночь после этого вы оказываетесь вдвоем с похитителем в старом сарае. Он избивает вас и по его угрозам вы понимаете, что он собирается совершить над вами насилие.
Слушательницы Мэйрин заметно вздрогнули.
— Закончив порку, он заставил меня раздеться, бросил на солому и накинулся, как голодный волк.
— Ox! — в ужасе воскликнула пожилая настоятельница. Мэйрин быстро пересказала, как Эрик повел себя дальше, орудуя не тем, чем полагается действовать мужчине, а пальцами.
— Похоже, всякий раз, проделывая это, он был искренне убежден, что совершает любовный акт. Все это очень странно. Но вы даже не представляете себе, какое облегчение я каждый раз испытывала, понимая, что мне вновь удалось избежать настоящего позора. Ведь если бы он надругался надо мной, как бы я смогла взглянуть в лицо моему супругу?
— Значит, он ни разу по-настоящему не… — начала Агата, но тут же запнулась, смущенно покраснев.
— Нет, миледи. Ни разу, хотя сам он думает иначе. Я готова поклясться в этом на Святом Распятии!
— Кто ваша святая покровительница? — спросила королева.
— Пресвятая Богоматерь, — ответила Мэйрин. — Мои именины — в ее день, пятнадцатого августа.
— Несомненно, — проговорила королева, — что Пресвятая Богоматерь позаботилась о вас, Мэйрин из Эльфлиа. Ваше спасение — настоящее чудо. Я поверила вам сразу же, а теперь, когда вы рассказали всю вашу историю, я окончательно поняла, что мой долг — защитить вас от этого ужасного человека. Я прослежу, чтобы мой супруг король послал гонца в Англию за вашим Жоссленом.
Мэйрин внезапно разрыдалась от счастья. Упав перед королевой на колени, она поднесла к губам руку Маргарет и поцеловала ее.
— Чем я могу отблагодарить вас за эту доброту, милосердная госпожа? — спросила она.
— Останьтесь со мной до тех пор, пока не родится мой ребенок, попросила юная королева. — Ваш муж доберется сюда не раньше весны, а я должна разродиться как раз весной. Мои придворные дамы — добрые и заботливые женщины, но им не хватает знаний и утонченности. А ведь я привыкла к ним и в Венгрии, и при дворе короля Эдуарда. Мы с вами почти сверстницы, вы много путешествовали и, судя по всему, получили хорошее воспитание. Вы умеете читать?
— Да, миледи.
Королева жестом велела Мэйрин подняться с колен и сесть на место.
— Тогда мы будем читать вместе и беседовать о книгах. Это скрасит мне жизнь; ведь когда приблизятся роды, у меня останется совсем мало развлечений. — Маргарет улыбнулась ей, и Мэйрин наконец поняла, что она в полной безопасности.
Оказалось, что жизнь при дворе Малькольма Кенн Мора не так уж плоха. Король интересовался всем, чем интересовалась королева, так что Мэйрин сразу же оказалась и под его защитой. Если бы Малькольм Кенн Мор был глуп, ему не удалось бы пережить все выпавшие на его долю испытания: в детские годы — гражданскую войну, когда ему было десять лет — побег в Англию, в юности — борьбу за шотландский престол. Богатый опыт и предусмотрительность подсказали королю, что такого человека, как Эрик Длинный Меч, не стоит недооценивать. Поэтому он отвел Мэйрин маленькую спальню в апартаментах своей жены.
— Если ты только приблизишься к этой женщине до приезда Жосслена де Комбура, Эрик, ты навсегда потеряешь мою дружбу, — предупредил король своего вассала. — Я тебя из-под земли достану!
Мэйрин быстро привыкла к жизни компаньонки королевы. Она была счастлива, что наконец оказалась в безопасности, но, конечно, скучала по Эльфлиа и своей семье, твердо зная, что Ида позаботится о малютке Мод. Больше всего ее беспокоил Жосслен. Мэйрин понимала, что ему будет очень тяжело смириться с тем, что произошло. Он ведь такой гордый! Но Мэйрин не сомневалась, что взаимная любовь поможет им вновь соединиться.
Прошел январь. Наступил праздник Имболк. К своему изумлению, Мэйрин обнаружила, что кельтские костры в этот вечер зажглись по всей Шотландии. Даже при дворе отметили праздник, хотя королева отнеслась к этому с неодобрением.
— Это не христианский обряд, — сказала она.
— В нем нет ничего дурного, — кротко возразила Мэйрин. — Просто старинный народный обычай; мы придерживаемся его и в Эльфлиа. С западных холмов видны бесчисленные костры валлийцев. Это — часть наследия наших предков. Это — праздник, помогающий скрасить долгие, скучные зимние дни и ночи. Не забывайте, миледи, что скоро нам предстоит великий пост.
В середине февраля Мэйрин почувствовала, что по утрам ей бывает нехорошо и что ее любимая говядина стала вызывать у нее отвращение. Поскольку такие симптомы возникали у нее уже дважды, Мэйрин поняла, что беременна. В ту ночь страстной любви с Жоссленом, в Йорке, она зачала дитя! И это сын! Мэйрин знала наверняка.
— Я беременна, — сказала она Маргарет. Теперь они с королевой стали подругами и делились всякими секретами. Королева пришла в восторг.
— Какое счастье, что у вас не случилось выкидыша, когда вы были в лапах этого ужасного человека! — Королеве даже в голову не пришло заподозрить, что Мэйрин могла солгать насчет Эрика и что в действительности этот ребенок мог быть и от него.
Мэйрин кивнула.
— Да, он ведь тогда был только что зачат, — сказала она. — Ах, миледи, мне действительно повезло. Но если вы считаете, что от Эрика меня защитила сама Богоматерь, то наверняка она спасла и моего сына. Я точно знаю, что это сын! Вильгельм де Комбур. Так мы собирались назвать мальчика. Еще до рождения Мод мы решили, что сына назовем Вильгельмом, а дочку — Мод. А как вы назовете вашего сына?
— Эдуардом, — ответила Маргарет. — В честь короля Эдуарда, который так ласково принял нас при дворе, когда мы были еще детьми.
Мэйрин не пыталась скрыть от окружающих свою беременность. Напротив, гордилась этим: ведь Жосслен так хотел, чтобы у них была большая семья. Тяжелее всего ей было понимать, что она никак не может сообщить об этом ни ему, ни Иде. Мэйрин часто обращалась про себя к Иде с горячей благодарностью: ведь под ее опекой маленькая Мод в полной безопасности.
Лэрд Гленкирка превратился в галантного кавалера. Его звали Энгус Лесли. Мэйрин была очень благодарна ему за то, что в большом зале королевского замка он всегда находился рядом с ней: ведь доступ ко двору Эрику не был закрыт. Не проходило и дня, чтобы она не замечала на себе его яростные взгляды. До приезда Жосслена она обречена терпеть эти встречи.
Энгус Лесли Эрика недолюбливал.
— Этот человек похож на труса, — однажды сказал он Мэйрин, прогуливаясь с ней по маленькому садику Маргарет. Землю все еще покрывал снег, а небо хмурилось, угрожая новым снегопадом.
— Он и есть трус, — ответила Мэйрин. — Он сказал, что убил моего отца ударом в спину, поскольку не отважился встретиться в честном поединке с таким опытным воином, как Олдвин Этельсберн. Мне кажется, что Эрик Длинный Меч — сумасшедший человек, Энгус. Возможно, поэтому он так меня пугает.
— Во всяком случае, одно достоинство у него есть, — заметил лэрд.
— Какое же? — спросила Мэйрин.
— Хороший вкус в том, что касается женщин, — с застенчивой улыбкой ответил Энгус.
Фиалковые глаза Мэйрин заблестели от похвалы. Лэрд Гленкирка не был красавцем: долговязый и нескладный, с чересчур длинным носом и слишком широким ртом. Но волосы его были приятного темно-каштанового оттенка, а глаза — светло-голубые и теплые.
— Зачем вы льстите мне, Энгус? — поддразнила его Мэйрин. Лэрд слегка покраснел и воскликнул:
— Проклятие, миледи Мэйрин! Мы здесь не привыкли тратить времени на кокетство! Вы — красивая женщина, а я — человек прямой. Все дело в том, что я завидую вашему мужу. У меня до сих пор не было времени, чтобы обзавестись женой, хотя мои родичи постоянно напоминают мне о том, что я должен жениться. Честно признаюсь, что был бы рад, если бы вы были моей женой, а ребенок, которого вы должны родить, — моим сыном. Во всяком случае, до тех пор пока муж не приедет за вами, я буду оберегать вас так, как если бы вы были моей собственной женой.
Мэйрин положила руку на рукав его туники, и Энгус Лесли взглянул ей в лицо с высоты своего огромного роста.
— Энгус Лесли, это самые приятные слова, которые я слышала за последние несколько месяцев! Я горжусь вашей дружбой. И хочу открыть вам большую тайну. При дворе есть юная леди, которая готова отдать жизнь за одно ваше ласковое слово. Хотите узнать, кто это?
— Да, — с любопытством и растерянностью ответил лэрд. Они уже возвращались с прогулки, входя в теплый зал.
— Вас обожает леди Кристина.
— Сестра королевы? — Лэрд понизил голос:
— Уверен, вы ошибаетесь. Разве я — пара королевской сестре?
— Она и слышать не хочет о замужестве, но я уверена, что вся причина в том, что ей никак не предложат в мужья того, о ком она мечтает. А королева хочет, чтобы ее сестра обрела счастье в браке.
Лэрд Гленкирка задумчиво обвел взглядом зал в поисках девушки. Светловолосая Кристина скромно сидела рядышком с сестрой.
— А она очень мила, — пробормотал он, и Мэйрин улыбнулась.
— Пойдите поговорите с ней, — подбодрила она его.
— Но что я ей скажу? — На лице лэрда была написана такая растерянность, что Мэйрин едва сдержала смех.
— Скажите, что я прошу ее присоединиться к нам и выпить кубок подогретого сидра, Энгус. А потом проводите ее ко мне.
— Не могу! Она решит, что я слишком дерзок, — запротестовал лэрд.
— Иногда женщинам нравится дерзость в мужчинах, Энгус, — возразила Мэйрин. «Пора этому горцу всерьез поухаживать за девушкой, а не за чужой женой», — подумала она. Энгус вполне созрел для женитьбы, а юная Кристина действительно увлечена им.
— Ступайте! — Мэйрин слегка подтолкнула его в спину. — Ведь на поле битвы вы бесстрашно бросаетесь в бой, Энгус! Так думайте об ухаживании за девушкой, как о битве. Разве вы не хотите победить? Уверена, что в роду Лесли не было малодушных бойцов.
Распрямив плечи, лэрд пересек комнату, ни разу не обернувшись. Мэйрин с улыбкой следила, как он кланяется королеве и ее сестре. Ей очень понравилась роль свахи. Но тут над ее ухом раздался злобный шепот:
— Интересно, что подумает Жосслен де Комбур, когда обнаружит в твоем животе моего ребенка? — Эрик Длинный Меч стоял рядом с ней и неприятно ухмылялся.
Мэйрин смерила его уничтожающим взглядом.
— Ребенок, которого я ношу, был зачат мною с Жоссленом накануне Рождества. Это дитя не может быть твоим, и тебе это прекрасно известно.
— Я с тобой спал, — огрызнулся Эрик.
— Но ты не делал ничего такого, что могло бы зачать новую жизнь, — презрительно возразила Мэйрин.
— Мерзкая дрянь! Этот ребенок мой, и я готов поклясться в этом перед твоим мужем!
— В атом случае ты солжешь, Эрик Длинный Меч, и Господь покарает тебя за ложь. Это — ребенок Жосслена де Комбура, и ты ничего не сможешь с этим поделать, как бы сильно тебе ни хотелось. Ты знаешь, что это так. — Мэйрин отвернулась и двинулась через зал туда, где сидела королева. Энгус Лесли уже забыл о ней. Он негромко беседовал с Кристиной, чьи щечки прелестно порозовели, а глаза блестели от воодушевления.
— Что от вас хотел этот человек? — спросила королева, всегда называвшая Эрика «этот человек».
— Он говорит, что мой ребенок от него и что он скажет об этом Жосслену, — ответила Мэйрин. — Но это — ложь, миледи Маргарет! Эрик Длинный Меч просто не мог бы стать отцом этого ребенка! Вы помните, что я вам рассказывала. Жосслену и так будет тяжело смириться с тем, что я несколько недель находилась во власти этого безумца, но если Эрик еще и посеет в душе моего мужа сомнения по поводу отцовства, я не знаю, что мне делать!
— Наша Пресвятая Мать до сих пор защищала вас, Мэйрин. Значит, она не оставит вас и впредь, — успокоила ее королева, — а я буду молиться за вас. — Она бросила взгляд на сестру, а потом снова повернулась к Мэйрин. — Это вы постарались?
— Разве вы не замечали, что ваша сестра глаз не сводит с этого лэрда? — ответила Мэйрин. — За то время, что я провела здесь, в Эдинбурге, я успела узнать Энгуса. Он — хороший человек, миледи.
— Но она может выйти замуж за знатного лорда, — задумчиво проговорила Маргарет.
— Похоже, она этого вовсе не хочет, — возразила Мэйрин.
— Я хочу, чтобы она была счастлива, — сказала королева. — Она в отличие от меня почти не помнит Венгрии и, как вы заметили, внешностью и цветом волос пошла в англосаксонских предков нашего отца. Если бы я не вышла замуж за короля, у нее было бы не так много шансов на брак.
— Ей и пальцем не придется пошевелить для того, чтобы Энгус Лесли женился на ней, — сказала Мэйрин. — Он вот-вот влюбится в нее по уши, хотя и сам еще этого не подозревает.
Маргарет улыбнулась своей подруге.
— Тебе он нравится!
— О да! И я знаю, что Кристина влюблена в него уже некоторое время. Взгляните-ка на них, миледи! Похоже, Энгус уже поддается чарам вашей сестры. Он уже почти влюблен, он уже готов взять ее в жены. Кристина будет счастлива с ним.
— Посмотрим, — с улыбкой ответила королева. — Поглядим, как у них будут продвигаться дела. А потом я поговорю с королем.
Наступила весна, и в конце мая королева родила сына, который был окрещен и наречен Эдуардом прямо в день своего рождения. И в тот же день Жосслен де Комбур приехал в Эдинбург за своей похищенной женой. Он едва не сошел с ума тогда, в Йорке, когда вернулся в палатку и обнаружил Лойала, в неведении бдящего у опустевшего жилья. Юный оруженосец расплакался от стыда, когда обнаружилось, что Мэйрин исчезла. Разрезанная стенка палатки объяснила Жосслену, каким образом похититель проник внутрь и увел его жену. Снег к тому времени только что пошел, и место, где стоял конь Эрика, было еще заметно.
Жосслен ни на мгновение не усомнился, кто похититель. Эрик Длинный Меч. Ведь Мэйрин видела его утром во время мессы! Жосслен тут же вернулся к королю и рассказал ему о похищении. Вильгельм посочувствовал ему, и дюжина рыцарей тут же вызвалась помочь Жосслену в розысках. Они разделились на несколько поисковых отрядов и поскакали в разных на правлениях: ведь Жосслен понятия не имел, где искать. Но из-за сильного снегопада к ночи все были вынуждены вернуться в Йорк, не обнаружив никаких следов Мэйрин и ее похитителя. Когда метель кончилась, поиски возобновились, но в пустынной, да еще и опустошенной войском короля местности, прилегавшей к Йорку, осталось мало людей, а те, кто выжил, не очень-то горели желанием помогать нормандским рыцарям. Они заявляли в один голос, что никого, похожего на Мэйрин, не видели.
Тогда Жосслен вернулся в Эльфлиа, подумав, что Эрик Длинный Меч, возможно, все еще находится среди людей Эдрика Дикого. Сначала он заехал домой, а потом направился в Уэльс на поиски Эдрика. Ида пришла в ужас, узнав о том, что ее дочь похищена.
— Как ты посмел уехать из Йорка?! — набросилась она на Жосслена.
— Там я не нашел никаких следов, — оправдывался Жосслен. — Надо же откуда-то начинать искать ее! Вполне логично, что она может оказаться у Эдрика Дикого.
— Может быть, — задумчиво согласилась Ида. — Но я подозреваю, что Эрик Длинный Меч уже давно расстался с Эдриком, поскольку тому едва ли понравилось, что Эрик солгал ему насчет Мэйрин и Эльфлиа.
— Если ее нет здесь, то я просто не знаю, где искать, — в отчаянии проговорил Жосслен.
— Спроси у Эдрика, — ответила ему теща. — Возможно, ему кое-что известно. Кроме того, я думаю, что он готовится присягнуть на верность королю Вильгельму, так что поможет тебе, если сможет.
— Почему вы так думаете? — спросил Жосслен.
— Его восстание не удалось, а такой рассудительный человек, как Эдрик, едва ли станет сбрасывать со счетов то, что произошло с Нортумбрией. Ряды его союзников сильно поредели. Ему остается либо присягнуть Вильгельму, либо разделить судьбу графа Эдвина. Предложи ему свою дружбу и заступничество перед королем. Это поможет ему не уронить своей чести и даст возможность с достоинством предстать перед королем.
Жосслен улыбнулся Иде и подмигнул.
— Откуда у вас столько мудрости, матушка?
— От долгой жизни, — с ответной улыбкой сказала Ида. — А теперь ступай, разыщи мою дочь и верни ее домой.
Жосслен воспользовался советом Иды и отправился с маленьким, не внушающим подозрений отрядом в лагерь Эдрика Дикого. Вначале его приняли с осторожностью, но как только он протянул Эдрику руку дружбы, осторожность сменилась открытым и радушным гостеприимством. Ида оказалась права. Эдрик Дикий действительно размышлял о том, как помириться с Вильгельмом. Жосслен заверил его, что обеспечит для своего соседа (ведь теперь они стали добрыми соседями!) дружественный прием у короля Вильгельма. Затем он поведал ему печальную цель своего визита, рассказав о том, что в декабре Эрик Длинный Меч приехал в Йорк и похитил леди Мэйрин, находившуюся там вместе с мужем по случаю празднования Рождества. Не знает ли случайно Эдрик, куда мог направиться Эрик Длинный Меч?
Рассказ Жосслена де Комбура неподдельно потряс Эдрика.
— Увы, ничем не могу помочь вам, Друг мой, — с сожалением ответил он. — Я ничего не слыхал об этом трусливом ублюдке с тех пор, как прогнал его из своего войска. Но не бойтесь: ваша жена — смелая женщина. Если она и не убежит от него, то наверняка найдет способ послать вам известие о том, где находится. Не думаю, что он осмелится вернуться ко мне: он знает, что я не люблю лжецов. Мне кажется, что этот парень — сумасшедший. Поскольку Гостиг умер, Эрик мог отправиться на север, в Шотландию, с людьми этелинга Эдгара. Вы еще не искали там?
Жосслен вернулся в Эльфлиа, совершенно упав духом, но Ида полностью поддержала предположение Эдрика. Зима в этом году была суровая, и Жосслену пришлось ждать до весны: ехать в такую погоду па север было просто невозможно. В первом пылу розысков Жосслен не вспомнил, что Эрик Длинный Меч — отвергнутый жених Мэйрин. Но проходили дни, и в душу его стало закрадываться навязчивое подозрение, отбросить которое он был не в силах. Жосслен знал, что Мэйрин по доброй воле никогда не станет любовницей Эрика, но разве она сможет долго противостоять сильному, решительному мужчине? Жосслен понимал, что Эрик наверняка принудил Мэйрин вступить с ним в связь. И смириться с этим он никак не мог, несмотря на то, что Мэйрин в этом абсолютно неповинна.
Однако он все же обязан разыскать ее и привезти домой, в Эльфлиа. До тех пор, пока он этого не сделает, этот ужасный вопрос решиться не сможет, а решить его нужно. Но прежде всего Эрик Длинный Меч должен расплатиться жизнью за то, что обесчестил Жосслена де Комбура, похитив его жену и надругавшись над ней. В воспаленном воображении Жосслена картины того, как его красавица жена беспомощно бьется в объятиях насильника, сменялись чудесными видениями предсмертной агонии Эрика на конце его копья.
Дагда почувствовал, что в душе его господина происходит мучительная борьба, и сказал ему:
— Вы не должны винить ее в этом.
Жосслен с мукой во взгляде повернулся к ирландцу.
— Я ее и не виню. Нисколько.
— Нет, вините, милорд. И если она узнает, то это убьет ее любовь к вам. Она вам никогда не простит. Самый ее большой недостаток — долгая память на обиды.
— Господи помилуй! Неужели ты не понимаешь, Дагда, что я не в силах отогнать эти ужасные мысли? Эрик Длинный Меч спал с моей законной женой! Я прощаю ей это, но разве могу забыть?!
— Вы должны забыть, милорд. Возможно, вам стоит занять позицию кельтских предков. Наши тела — всего лишь оболочки, в которых души поселяются на время жизни. В конце жизни мы уходим, сбрасывая свою оболочку, как змея сбрасывает кожу. И важно не тело, а душа. Телом миледи Мэйрин может владеть сотня мужчин, но никому ив них не удастся затронуть ее сердца и души, которые принадлежат вам одному, милорд. Неужели вы допустите, чтобы ваша гордыня убила любовь, милорд? Подумайте об атом.
И Жосслен думал об этом, скача на север вместе с гонцом, который прибыл в Эльфлиа в середине мая и пригласил его ко двору короля Малькольма в Эдинбург, где находилась его потерянная супруга. Дагда настоял на том, чтобы поехать с ними, и Жосслен не смог запретить: он чувствовал, что нуждается сейчас в силе духа этого ирландца, он стыдился своей слабости и знал, что все еще любит Мэйрин и всегда будет любить. Когда они прибыли в Эдинбург, им первым делом сообщили, что этим утром королева родила крепкого, красивого мальчика. По пути Жосслен узнал от гонца, что его жена появилась при шотландском дворе в начале января. Когда ее представили королеве, она бросилась к ногам Маргарет, умоляя о милосердии. История Мэйрин вызвала при дворе настоящий переполох, и королева Маргарет взяла Мэйрин под свою опеку, к большому гневу и возмущению Эрика, заявлявшего, что Мэйрин — его законная жена. Эти новости несколько приободрили Жосслена. Значит, Мэйрин находилась во власти своего похитителя сравнительно недолго. Учитывая, что они торопились и путешествовали в суровую погоду, вполне возможно, что Мэйрин удалось избежать насилия.
Но когда Мэйрин с сияющим от радости лицом бросилась ему навстречу, все его надежды испарились, как дым: он увидел, что его жена беременна. Жосслен застонал почти вслух. Мало того, что этот дикарь надругался над его очаровательной колдуньей, он еще и сделал ей ребенка! И ради любви к Мэйрин Жосслену теперь придется признать незаконного сына. Впрочем, Жосслен понимал, что его жене тоже нелегко. Ведь ей придется родить этот плод своего позора.
— Жосслен, любовь моя!
Жосслен раскрыл ей объятия и крепко прижал жену к груди. Почувствовав, как глаза его защипало от непрошеных слез, он на мгновение отвернулся, чтобы скрыть эту слабость.
— Ах, колдунья моя! — воскликнул он. — Я уж боялся, что никогда тебя больше не увижу!
— Я беременна, — радостно проговорила она. — На сей раз родится мальчик. Наш сын Вильгельм! Я ожидаю его к Михайлову дню, не позже. Какое счастье, что у меня не случилось выкидыша по пути в Эдинбург!
— Наш сын?! — ошеломленно повторил Жосслен. Мэйрин высвободилась из его объятий и пристально взглянула ему в лицо.
— Да, милорд. Наш сын, — твердо ответила она. Они встретились во дворе королевского замка, а затем вошли в зал, чтобы представить Жосслена королю. Путь им внезапно преградил насмешливо улыбающийся Эрик Длинный Меч.
— Что скажешь о своей прелестной женушке и о сыне, которым я ее наградил, Жосслен де Комбур?
Жосслен с яростным ревом бросился на своего врага, пытаясь схватить его за горло, но два человека тут же встали между противниками, чтобы предотвратить стычку.
— Нет, милорд! — услышал он голос Дагды. Красный туман, застлавший на мгновение глаза Жосслену, рассеялся, и хотя гнев его не остыл, рассудок по крайней мере вернулся к нему. Он увидел, что к шее Эрика приставил свой меч какой-то высокий, костлявый и длинноносый человек в темной шерстяной тунике до колен и в наброшенном на одно плечо сине-зеленом покрывале с узкими белыми и красными лентами, которое придерживала серебряная эмалированная булавка.
— Энгус Лесли, лэрд Гленкирка, — представился незнакомец с радушной улыбкой. — Ни к чему дарить нашему другу такую легкую смерть, милорд. Мы ждали вас, чтобы полюбоваться, как вы будете его убивать.
Жосслен не сдержал хохота.
— По зрелом размышлении, Энгус Лесли, я решил, что лучше всего будет медленно нарезать этого вора на мелкие кусочки.
— Прекрасно, приятель! Король намерен устроить из этого большой праздник.
— Отпустите его, — сказал Жосслен. — Пока что я его не трону.
Энгус Лесли вернул свой меч в ножны.
Эрик потер шею, слегка поцарапанную лезвием, и, взглянув в лицо Жосслену, вкрадчиво произнес:
— Вы не ответили мне, милорд де Комбур. Что вы думаете о ребеночке, которого родит от меня Мэйрин?
— Лжец! — Мэйрин плюнула в его сторону, и глаза ее запылали гневом. — Ты целовал и тискал меня, этого я отрицать не стану, но ты ни разу не проделал того, от чего рождаются дети. Этот ребенок — от моего мужа. Он был зачат в Йорке перед тем как ты меня похитил. Я готова поклясться в атом на Святом Распятии!
Все придворные в зале обернулись на шум голосов и внимательно прислушивались к этой пикантной беседе. Многие верили Мэйрин, поскольку ей верила королева Маргарет, но нашлись и недоверчивые, полагавшие, что Эрик Длинный Меч не мог не изнасиловать свою пленницу, что ребенок Мэйрин — наверняка от Эрика и что она лжет мужу, чтобы защитить этого ребенка.
— Мэйрин, здесь не место и не время для подобных разговоров, — сказал жене Жосслен.
— Нет, — возразила она. — Ты можешь верить или мне, или Эрику.
— Я верю, что ты веришь в то, что говоришь, колдунья моя. Я знаю, что ты никогда бы не солгала мне намеренно.
— Этот ребенок — твой законный сын, Жосслен. Если ты откажешься от него, то тем самым откажешься и от меня. Ведь если мы перестанем доверять друг другу, то не сможем больше быть мужем и женой. — И прежде чем Жосслен успел сказать в ответ хоть слово, Мэйрин повернулась и вышла из зала.
Эрик расхохотался.
— Этот ребенок мой, — сказал он, — потому что я переспал с ней в первый же день, как увез ее у тебя. Ты, конечно, можешь убить меня, Жосслен де Комбур, но наследником Эльфлиа все равно станет мой сын. Даже если будет непохож на меня, ты все равно не избавишься от мысли, что он мой. И если не захочешь потерять ее, то тебе придется признать моего ребенка своим законным сыном. — Эрик снова рассмеялся, на сей раз почти истерически. — Смерть меня не пугает, потому что без Мэйрин мне незачем жить. Но тебе все равно не удастся убить меня до конца. Я останусь жить в своем сыне и буду преследовать тебя до конца твоих дней.
Рассказать тебе, как твоя жена извивалась и стонала подо мной? Как она умоляла меня продолжать, не останавливаться? Как ее острые ноготки впивались мне в спину, чтобы я подарил ей наслаждение, которого ты, похоже, никогда не мог ей доставить? В постели она просто великолепна. Ни одна женщина не доставляла мне больше удовольствия, чем она. Знаешь, что она сказала мне после того, как я взял ее в первый раз?
В воздухе просвистел огромный кулак Дагды, и Эрик Длинный Меч рухнул к ногам Жосслена. Жосслен был не в силах сдвинуться с места, и даже Энгуса Лесли потрясли слова Эрика.
Наконец, придя в себя, лэрд Гленкирка произнес:
— Знаете ли, по-моему, этот человек окончательно спятил и говорит ужасные вещи, но вы не должны верить ему.
— А вы поверили бы, будь Мэйрин вашей женой? — спросил Жосслен.
— Если бы Мэйрин была моей женой, я верил бы каждому ее слову. Вы — счастливый человек, милорд де Комбур.
— Мы сейчас говорим не обо мне, а о моей жене и о том, что она, возможно, родит сына. Будет ли он моим наследником? Или нет? — резко перебил его Жосслен. Энгус Лесли медленно кивнул.
— Да, это тяжело, — согласился он. — Но вы должны помириться с нею, чтобы не случилось беды. В конце концов всегда остается шанс, что родится девочка.
— Вы влюблены в мою жену, Энгус Лесли?
Лэрд ухмыльнулся. — Я мог бы влюбиться в нее, но она этого не допустила. Она направила мою душу и сердце к самой очаровательной девушке из всех, на чью благосклонность я смел бы рассчитывать, — к младшей сестре королевы. Мы собираемся пожениться, и я надеюсь, что вы с Мэйрин к тому времени все еще будете здесь и разделите с нами эту радость.
Затем Энгус Лесли подвел Жосслена к королю. Малькольм Кенн Мор тепло приветствовал гостя. Увидев пергамент, на котором запись о браке между Жоссленом де Комбуром и Мэйрин из Эльфлиа была скреплена печатями короля Вильгельма и епископа Одо, шотландский король распорядился, чтобы Мэйрин из Эльфлиа вернули ее законному супругу.
— Как вы поступите с Эриком, милорд? — спросил он Жосслена.
— Я хочу вызвать его на поединок, — ответил он.
— До смертельного исхода?
— Да, ваше величество. Никаких сдач на милость победителя.
— Я понимаю, милорд де Комбур, вы должны защитить свою честь, но что, если вы проиграете? Ваша жена останется беспомощной перед этим негодяем, а ваши дети останутся сиротами. Я хочу наказать этого человека за его преступление. Ведь он — мой вассал, и я имею право судить его.
Жосслен покачал головой.
— Это право принадлежит мне, ваше величество. Я не успокоюсь, пока не отомщу этому человеку за себя и замою невинную жену. Я не проиграю в этом поединке. Господь на моей стороне.
Король кивнул, понимая состояние Жосслена. Окажись он на месте этого рыцаря, Малькольм Кенн Мор поступил бы точно так же.
— Я велю посадить Эрика в темницу до того дня, когда вы сможете встретиться с ним на поле битвы, милорд де Комбур. Однако ваш поединок придется отсрочить на некоторое время. Сегодня я стал отцом, и мне не хотелось бы ничем омрачать торжества в честь новорожденного. Сестра моей жены вскоре выходит замуж, и свадьбу тоже не хочется портить. А вот уже после свадьбы Кристины мы устроим турнир, на котором вы сможете встретиться в бою с Эриком. Вы согласны подождать, милорд де Комбур?
Жосслен кивнул.
— Прекрасно! — воскликнул Малькольм Кенн Mop. — До тех пор вы с вашей женой-красавицей останетесь моими гостями. Добро пожаловать в Шотландию, милорд де Комбур! Добро пожаловать в Шотландию!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Колдунья моя - Смолл Бертрис

Разделы:
Пролог. бретань, 1056 год

Часть первая. Англия, 1056 — 1063. ДОЧЬ САКСОНЦА

Глава 1Глава 2Глава 3

Часть вторая. Византия, 1063 — 1065. НЕВЕСТА ПРИНЦА

Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Часть третья. Англия, 1065 — 1068. НАСЛЕДНИЦА ЭЛЬФЛИА

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Часть четвертая. Англия и Шотландия, 1068 — 1070. ХОЗЯЙКА ЭЛЬФЛИА

Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17

Ваши комментарии
к роману Колдунья моя - Смолл Бертрис



Отличный роман!rnОдин из самых лучших у Б.Смолл.
Колдунья моя - Смолл БертрисВика
28.08.2012, 5.54





Люблю эту писательницу! Но, от этой книги эмоций не получила. Думала, как побыстрее дочитать!
Колдунья моя - Смолл Бертрискатя
29.08.2012, 13.09





Люблю эту писательницу! Но, от этой книги эмоций не получила. Думала, как побыстрее дочитать!
Колдунья моя - Смолл Бертрискатя
29.08.2012, 13.09





Согласна с Катериной,еле дочитала до конца.
Колдунья моя - Смолл БертрисНаталья
31.08.2012, 20.39





а мне книга очень понравилась!)
Колдунья моя - Смолл Бертрисвера
19.04.2013, 21.02





не терпится почитать! жду не дождусь
Колдунья моя - Смолл Бертрискатерина
14.07.2013, 18.20





Боже,братья с сёстрами(двоюродные),дядя с племянницами сношаются,кошмар какой то.Блуд настоящий.А ещё верили в Бога.Извращенцы.
Колдунья моя - Смолл БертрисЖасмин
3.08.2013, 15.20





хороший роман...но ГГ немного слабоват... всё мямлит и мямлит всю книгу
Колдунья моя - Смолл БертрисАдель
3.06.2014, 10.36





полностью согласна! один из лучших романов писательницы! такая верность и преданность!
Колдунья моя - Смолл Бертрислина
31.10.2014, 4.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог. бретань, 1056 год

Часть первая. Англия, 1056 — 1063. ДОЧЬ САКСОНЦА

Глава 1Глава 2Глава 3

Часть вторая. Византия, 1063 — 1065. НЕВЕСТА ПРИНЦА

Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Часть третья. Англия, 1065 — 1068. НАСЛЕДНИЦА ЭЛЬФЛИА

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Часть четвертая. Англия и Шотландия, 1068 — 1070. ХОЗЯЙКА ЭЛЬФЛИА

Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17

Rambler's Top100