Читать онлайн Филиппа, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Филиппа - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.02 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Филиппа - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Филиппа - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Филиппа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Просто не поверишь, чего только он мне не наговорил! — заявила лорду Кембриджу возмущенная Филиппа. Слова графа так потрясли ее, что она опрометью выбежала из зала. И сейчас, захлебываясь, принялась излагать содержание беседы.
— Но я согласен с ним, дорогая, — спокойно пожал плечами Томас.
— Он ведет себя так, словно не доверяет мне, дядюшка! Я не могу выйти замуж за подобного человека, — еще больше рассердилась Филиппа.
— Даже знай тебя Криспин достаточно, чтобы доверять, все равно не позволил бы тебе поехать во Францию без сопровождения. А теперь возвращайся в зал и исправь положение.
— Дядя! — запротестовала она, хмурясь.
— Филиппа, это идеальный для тебя брак. Если, разумеется, ты не оттолкнула графа своим ребяческим поведением. Мы немедленно возвращаемся в зал! — строго оборвал ее Томас. Филиппа удивленно вскинула брови. Лорд Кембридж никогда еще не говорил с ней таким тоном.
— А с мамой ты тоже так разговаривал? — возмутилась она.
— Не приходилось. Она не давала мне повода. А теперь — в зал!
И, мягко подтолкнув к выходу, он повел ее по коридору в зал, где стоявший у окна граф Уиттон мрачно рассматривал реку. Заслышав шаги, он обернулся.
— Филиппа пришла извиниться за свое поведение, — пояснил лорд Кембридж. — И с радостью соглашается на поездку во Францию в вашем обществе. Филиппа?
— О, будь по-вашему, — неохотно пробормотала девушка. — Прошу прощения, милорд.
— Ну вот, — почти промурлыкал Томас. — Теперь вы снова сможете быть друзьями. И поскольку вы оба — люди гордые и независимые, пора бы научиться искусству компромисса, не так ли?
— Согласен, — кивнул граф, глядя на Филиппу.
— Извините, что оставила вас так внезапно, — выдавила Филиппа, — но меня расстроило ваше недоверие, сэр. Никто и никогда не сомневался в моей чистоте.
— Включая и меня. Я просто беспокоюсь за ваше доброе имя, Филиппа. И счастлив, что мы останемся друзьями. И что вы согласны принять мою помощь для поездки во Францию.
— Разумеется, — кивнула она.
— Превосходно! Превосходно! — воскликнул лорд Кембридж, широко улыбаясь. — А теперь, дорогие, я умираю от голода, а вы были так заняты спором, что даже не заметили накрытого стола. Филиппа, ты останешься на ночь. На улице льет как из ведра, и я не желаю подвергать тебя опасности, отсылая во дворец в такую погоду. Утром будет видно.
Ужин, как всегда, был обильным и вкусным. Повар лорда Кембриджа был истинным мастером своего дела. Сначала подали тонко нарезанные ломтики семги, отваренной с укропом. За ней последовали свежие устрицы и большие креветки, тушенные в вине и сервированные с лимоном. Далее на столе оказались жирная утка, плавающая в подливке из густого красного вина, пирог с кроликом, блюдо отбивных и еще одно — с ветчиной. При виде серебряного блюда с аппетитными артишоками глаза Филиппы широко распахнулись.
— Дядюшка! Где ты их достал?! Я думала, король держит их исключительно для себя. Ты ведь знаешь, как он обожает артишоки.
Лорд Кембридж лукаво усмехнулся:
— Видишь ли, дорогая, у меня свои методы, как ты хорошо знаешь. Кроме того, я тоже обожаю артишоки.
— Но для них сейчас не сезон, — заметил граф, накладывая себе артишоков.
— И тем не менее мне удалось их получить, — усмехнулся Томас, отрывая кусок от теплого каравая и щедро намазывая его маслом, прежде чем откусить.
— На кухне дяди Томаса всегда творятся настоящие чудеса, где бы он ни жил, — заметила Филиппа.
— Значит, у вас не один дом? — спросил граф.
— Здесь, в Гринвиче и, конечно, в Оттерли, — ответила за Томаса Филиппа. — И все дома совершенно одинаковы снаружи и внутри, поскольку дядя не любит перемен. Я права, дядюшка?
— Без сомнения. Мне проще жить, когда, где бы я ни оказался, обстановка всегда знакомая.
— Только обивка разная, — вставила Филиппа, улыбаясь.
— Небольшое разнообразие не помешает, — сухо заметил лорд Кембридж.
Обед завершился тарталетками из зимней груши и миской взбитых девонских сливок. Кубки не пустовали, и в комнате становилось все уютнее, хотя за окном лил ледяной дождь — первый знак скорого наступления весны.
— Филиппа прекрасно играет в шахматы, дорогой Криспин, — объявил лорд Кембридж. — Я сам ее учил. Ну а старым костям давно пора на покой. Пойду спать.
Встав из-за высокого стола, он удалился.
— Не слишком он тактичен, — проворчала Филиппа.
— Зато очень надеется, что мы больше не поссоримся, — заметил граф.
— В детстве мной командовала мама, — улыбнулась она. — Последние несколько лет я чувствовала себя хозяйкой собственной судьбы, хотя это не совсем верно. Теперь мне предстоит обрести мужа и хозяина. И с этим еще придется свыкнуться. Вы понимаете, что я имею в виду, милорд?
Он кивнул, подумав, что взять жену — все равно что укротить дикую кобылицу, по крайней мере если речь идет о Филиппе.
— Я попытаюсь не быть с вами слишком строгим, — пообещал он, вставая. — Пойдемте, мисс, сыграем партию в шахматы. Я люблю эту игру.
Девушка вынула из буфета доску и фигуры, аккуратно расставила все на маленьком ломберном столике, который попросила поднести к камину.
— Белые или черные, милорд? — спросила она, садясь.
— Черные. Мне всегда нравилось быть черным королем.
— А мне — белой королевой, — поспешно отпарировала она, двигая первую пешку.
Он рассмеялся и, внимательно изучив доску, сделал ход.
Они быстро обнаружили, что силы почти равны. Филиппа играла хладнокровно и умно, совсем не как другие женщины, руководствуясь эмоциями и рыдая при потере каждой фигуры. Подолгу обдумывала ход и, к удивлению Криспина, объявила шах. Они почти не разговаривали, и победа далась графу нелегко, но он все же поставил мат ее королю. Филиппа весело хлопнула в ладоши.
— А! Наконец я нашла достойного противника! В следующий раз буду не столь неосмотрительна!
— Значит, воображаете, что способны меня побить? — усмехнулся граф.
— Возможно, — уклончиво ответила Филиппа, только сейчас вспомнив, что мужчины не любят превосходства женщин. О, когда она научится придерживать свой глупый язык!
— Только возможно? — весело подшучивал он, не понимая, почему она внезапно стала такой серьезной.
— На свете нет ничего постоянного, милорд! — выпалила Филиппа.
Он снова рассмеялся.
— Уверены, что можете меня победить, но решили пощадить мое мужское самолюбие? Это так? Не трудитесь. Лучше докажите делом, что играете лучше меня.
Он сам не верил тому, что говорил, но уж очень нравилось дразнить ее, наблюдая при этом смену чувств на прелестном личике.
Филиппа молча расставила фигуры и, сосредоточившись, начала теснить противника куда быстрее, чем тот мог себе представить. Объявив шах королю, она подняла глаза, в которых не было ни тени веселья.
— Вы были правы, милорд. Я действительно пыталась вас пощадить. Нельзя жить при дворе столько времени и оставаться безмозглой дурочкой. Ни король, ни королева, ни их окружение не потерпят рядом с собой плохого шахматиста. И хотя я неизменно осторожна с его величеством, давая ему выиграть, все же играю достаточно жестко, чтобы он поверил, будто в самом деле взял надо мной верх. Это его восхищает, тем более что я побила его шурина, герцога Суффолка, и других его фаворитов. Мало того, я дважды выиграла у кардинала.
Граф Уиттон медленно кивнул.
— Лорд Кембридж говорил мне, что вы настоящая придворная дама. Ваше искусство меня поражает.
— Но та ли я девушка, которую вы хотели бы видеть своей женой, милорд? В отличие от других представительниц женского пола притворщица из меня никакая. Сегодня вы видели меня в истинном свете. Нрав у меня нелегкий. Питаю страсть к красивым вещам. Но я не хихикающая тщеславная глупышка.
— Но будете ли вы повиноваться мне как своему мужу? — спросил он.
— Скорее всего нет! — вырвалось у нее так быстро, что он улыбнулся.
— Вы честны, Филиппа. Я считаю честность одной из величайших добродетелей наряду с верностью и благородством, — кивнул Криспин. — Что же, если уж очень ослушаетесь, я всегда могу вас побить. Кроме того, есть другие, более приятные способы подчинить непокорную жену воле мужа.
— Вы флиртуете со мной, милорд? — простодушно спросила она, прижимая ладони к горящим щекам.
— Совершенно верно. Мне нравится, как вы краснеете. И то обстоятельство, что я все еще способен смутить вас, дает мне некоторые преимущества.
— Вы говорите так, милорд, словно между нами уже все решено, — с некоторым раздражением ответила она.
Его высокомерие тревожило ее.
— А вы можете найти лучшую партию, чем граф Уиттон? — серьезно осведомился он. — А вот я скорее всего смогу отыскать невесту из более знатной семьи, но, как верно отметил лорд Кембридж, здоровых детей от нее не дождешься. Если вы похожи на мать, значит, докажете свою состоятельность. Да, между нами все решено, и вы станете моей женой.
— Я еще ни на что не согласилась! — вскричала она, вскакивая так поспешно, что ломберный столик пошатнулся и несколько фигур упали на пол.
— Но согласишься, — уверил он. — Согласишься стать моей женой.
— Тебе нужны земли, а не я! — бросила она.
— Вначале все так и было. Но не теперь. Впервые увидев тебя во дворце, я все понял.
— Не смей утверждать, что любишь меня! — взорвалась Филиппа.
— Не люблю, потому что едва знаю. Возможно, со временем мы и полюбим друг друга. Очень немногие браки заключаются по любви. Ты далеко не дура, как сама неоднократно мне говорила. И знаешь, что браки среди людей нашего круга совершаются по многим причинам. Земля. Богатство. Положение. Наследники. Зато мы будем уважать друг друга, Филиппа. У нас родятся дети. И если очень повезет, придет любовь. Но из тебя выйдет достойная жена, а я сделаю тебя графиней Уиттон и обещаю быть хорошим мужем. Ты ведь не находишь меня непривлекательным, а мое общество неприятным?
— Нет, — признала она. — Ты не красавец, но и не урод. А кроме того, Бог дал тебе ум… остроумие, что я ценю куда выше красивого лица. Но боюсь, что ты высокомерен.
— Это верно, но все же, думаю, начали мы не так уж плохо, — кивнул граф и, притянув ее к себе, обнял. — Я хочу, чтобы брачный контракт составили как можно скорее, — прошептал он, приподнимая ее подбородок. — Вдруг понял, что не хочу долго ждать.
Он застал ее врасплох, и Филиппа почувствовала, что снова краснеет. Хуже того, сердце заколотилось так тревожно, что казалось, выскочит из груди. Близость их тел смущала ее. Хорошо, что ее юбки не давали ему прижаться к ней теснее. И тут она поняла, что он вот-вот ее поцелует. Глаза Филиппы сами собой закрылись. Влажные губы чуть раздвинулись. Филиппа тихо вздохнула, ощутив прикосновение его рта. Неизведанное до сих пор наслаждение кружило голову. С Роджером Майлдмеем она не испытывала ничего подобного. Потрясение было велико, но тут он отстранился, и она едва не вскрикнула от разочарования, словно что-то потеряв.
— Ну вот, — прошептал он. — Договор между нами скреплен.
— Но я этого не сказала, — снова возразила она.
— Скажешь, — пообещал он, отпуская ее.
Филиппа покачнулась и едва не упала, но быстро пришла в себя.
— Мне пора спать. Нужно подняться пораньше, чтобы успеть во дворец к первой мессе. Королева всегда требует этого от фрейлин. Доброй ночи, милорд.
Сделав реверанс, она почти выбежала из зала.
Граф посмотрел ей вслед, покачивая головой, и, подойдя к буфету, налил себе густого красного вина, после чего уселся перед огнем. Он не мог думать ни о чем, кроме как о прошедшем вечере. Неужели он совершенно потерял голову, если задумал жениться на столь юной девушке? Может, двадцатилетняя невеста больше подойдет ему? Но нет! Он хотел именно Филиппу Мередит! И не собирался ждать еще несколько месяцев или целый год, чтобы жениться на ней! Она признавалась, что целовала другого, и все же прикосновение ее губ свело его с ума. Она не обладала опытом куртизанки, наоборот: в ней чувствовалась некая очаровательная невинность. Он позволит ей ехать во Францию, но она, хотя еще не знает об этом, отправится туда в качестве его жены. Завтра он попросит аудиенции у кардинала и предложит свои услуги на грандиозной встрече между королями Генрихом и Франциском. Криспин понимал, что его величеству потребуются искусные дипломаты. Кардинал тоже знал об этом, но не имел ни терпения, ни времени, чтобы заниматься всеми мельчайшими деталями, которые требовалось уладить до отъезда: куда поставить шатры каждого короля, много ли лошадей должен иметь эскорт, сколько и какие именно вина и продукты следует везти, какое количество придворных каждый король сможет взять с собой. А кроме того, не стоит забывать о королевах. О них необходимо позаботиться точно таким же образом. Ничего нельзя пускать на самотек. Оба короля преисполнены амбиций и сознания собственной важности. Каждый считает себя первым среди повелителей мира. Их нужно ублажать, стоять перед ними навытяжку. Все это требует огромной выдержки и тонких расчетов. И не только до начала встречи, но и во время и после нее, поскольку и Генрих Тюдор, и Франциск Первый постараются доказать свое превосходство и более важную роль на этой встрече.
Филиппа встала очень рано и отбыла во дворец еще до того, как мужчины проснулись. Она не хотела ни видеть их, ни говорить с ними до тех пор, пока не сможет спокойно поразмыслить о том, что произошло за эти несколько коротких часов знакомства с графом. Спала она плохо. Все мысли были о Криспине Сент-Клере. Она сразу поняла, что человек он упрямый и с сильным характером. Старается во всем настоять на своем. Как и она.
Ах, как жаль, что отец умер так рано! Она выросла среди женщин. Эдмунд Болтон был человеком спокойным и молчаливым и, достойно управляя Фрайарсгейтом, дома редко раскрывал рот. За него это делали Мейбл и Розамунда. А дядюшка Томас не вмешивался в воспитание детей. И хотя мать вышла замуж за Логана, еще когда Филиппа была дома, отчим не оспаривал главенства жены во Фрайарсгейте, и Филиппа редко ездила с ними в Клевенз-Карн, поскольку считалась наследницей Фрайарсгейта.
Она не привыкла к мужчинам, отдающим приказания и объясняющим, что и как делать. Впрочем, это не совсем так. Он просто предъявляет права хозяина дома. Своего дома. Почему же она брыкается, как необъезженная кобылка, на которую впервые надели узду? Для такой девушки, как она, это великолепная партия. А когда он ее поцеловал…
Филиппу даже в жар бросило от воспоминаний, и она улыбнулась про себя. О, как приятны его поцелуи! Ей почти захотелось, чтобы он снова ее поцеловал, и… наверное, не один раз. Интересно, что подумал о ней Криспин Сент-Клер?
Этим утром граф вошел в зал и обнаружил, что там никого нет. Понятно, что лорд Кембридж не появится до полудня. Но где Филиппа? Неужели успела вернуться во дворец?
Он остановил проходившего мимо слугу:
— Где молодая госпожа?
— Вернулась в Ричмонд, милорд. Села в барку еще затемно. Принести вам завтрак, милорд?
Граф кивнул. Он надеялся поговорить с ней до отъезда. Неужели она сбежала? Или действительно хотела успеть к ранней мессе? И на самом ли деле королева бы рассердилась, обнаружив ее отсутствие?
Он позавтракал и целую вечность маялся от скуки, пока вниз не спустился лорд Кембридж, разодетый, как на праздник, и, очевидно, собравшийся ехать во дворец. Граф отметил, что барка Болтона успела вернуться и покачивается у причала.
— Дорогой мой, вы давно встали? — спросил Томас гостя, принимая у слуги кубок с разбавленным водой вином.
— Несколько часов назад.
— Успели повидать мою дорогую девочку до ее возвращения во дворец?
— Когда я спустился, ее уже давно не было. Слуга сказал мне, что она упорхнула затемно.
— Ах, малышка! Так преданно исполняет свой долг! — пробормотал лорд Кембридж.
— Я хочу, чтобы брачный контракт был составлен как можно скорее, — начал граф. — Через несколько месяцев Филиппе придется сопровождать ее величество во Францию, и я решил, что будет лучше, если мы поедем туда как муж и жена. Сегодня утром я отправлюсь к Вулзи, чтобы предложить свои услуги на время встречи монархов. Король возьмет с собой только избранных, так что я должен поступить на службу к кардиналу, хоть и на короткое время.
— А Филиппа так же рвется к алтарю, как и вы, дорогой мой? — осведомился Томас.
— Я еще не обсуждал это с ней. И не Филиппе решать, когда мы поженимся! — бросил граф.
Лорд Кембридж неодобрительно прищелкнул языком и покачал головой:
— Простите, дорогой, но вы не можете просто взять и объявить Филиппе, что сами назначили дату свадьбы. Сначала я велю составить бумаги, потом испрошу у короля разрешения на брак, но вы обязаны сказать Филиппе, что желаете обвенчаться до отъезда во Францию. Вы, разумеется, уже успели понять, что она не покорное создание, с которым можно обращаться, как с новорожденным ягненком. По-моему, вам придется пустить в ход все свои дипломатические способности, чтобы уговорить ее, но я со своей стороны напомню девочке, что Бэнон не сможет выйти замуж раньше старшей сестры. А Бэнон и Роберт Невилл не желают медлить со свадьбой. Если Филиппа устроит свою жизнь, они обвенчаются в Оттерли осенью или ранней зимой. А вы, разумеется, поженитесь здесь. Конечно, мать Филиппы расстроится, что не сможет быть рядом с дочерью в такой торжественный момент, но поймет и простит. К этому времени она уже родит и будет не в состоянии далеко уезжать из Клевенз-Карна.
— А вы вправе действовать от имени госпожи Фрайарсгейта? — спросил граф.
— Да, и король это знает. Но все же, дорогой Криспин, я не могу силой заставить Филиппу выйти за вас. Ее мать никогда этого не позволит. Своего четвертого мужа она выбирала сама и всегда твердила, что желает той же судьбы своим дочерям. Хотите знать, одобрила бы она вас? О да, конечно. Но вы должны убедить не Розамунду, а ее дочь. Будьте уверены, я замолвлю за вас словечко, и я не против, чтобы вы поженились до поездки во Францию. Собственно говоря, для Филиппы будет лучше ехать под защитой мужа.
— А вы? Тоже поедете?
— О нет, это слишком важное предприятие, и сопровождать нашего короля будут только избранные. Я богат и считаюсь забавным малым в кругу придворных. Но спутником короля мне не бывать. Я недостаточно знатен для этого. Сестра Филиппы тоже не поедет. Мы вместе с молодым Невиллом вернемся на север. Составим брачный контракт для моей наследницы и отпразднуем свадьбу осенью. Возможно, и вы сумеете приехать, чтобы познакомиться с семьей Филиппы. Ей наверняка захочется побывать на свадьбе сестры.
— Вы уверены, что Филиппе позволят поехать с ее величеством? — вдруг встревожился граф. — Не хотелось бы предлагать услуги Вулзи, только чтобы оказаться в разлуке с женой.
— Несмотря на незнатное происхождение, Филиппа в фаворе у королевы, — пояснил лорд Кембридж. — И ее величество захочет, чтобы она была рядом. Ей дорого прошлое, а кроме того, Филиппа умеет ее развеселить и отвлечь от грустных мыслей. Девочка благотворно действует на королеву. О да, я уверен, что Филиппа отправится во Францию. И каким приключением это для нее станет, дорогой Криспин! Она побывала в Шотландии вместе с матерью, и, видит Бог, какое это отдаленное и дикое место. Но Франция! Ах, дорогой мальчик, этого она не сможет забыть! Воспоминания будут поддерживать ее во время первой беременности. А для этого вам всего-навсего следует убедить малышку выйти за вас до наступления лета. Как по-вашему, сможете?
Томас Болтон улыбнулся. Он знал Филиппу куда лучше, чем Криспин Сент-Клер. Бедному графу предстоял почти геркулесов подвиг, но Томас был на его стороне, ибо и ему казалось, что для Филиппы будет лучше обвенчаться до путешествия.
— Не знаю, — не сразу ответил граф в приступе искренности.
«Я ни на что не согласилась…»
Этот голос настойчиво звучал в его голове. Как подойти к ней? Прямо? Обиняком?
— На вашем месте я бы пустил в ход все приемы обольщения. Поэзию. Маленькие подарки. Но больше всего — страсть. Девственницы — большие недотроги, но при этом любопытны и редко способны противостоять жару души.
— Надеюсь, вы не предлагаете мне соблазнить Филиппу? — медленно выговорил граф.
— Не знаю. Но я бы сделал все, чтобы добиться согласия прелестной девы, дорогой мальчик. Искусство обольщения — самый верный способ покорить упрямую возлюбленную.
— Думаю, — покачал головой граф, — что кардинал Вулзи потерял в вас умного и на редкость коварного слугу.
С губ Томаса сорвался короткий отрывистый смешок.
— Видите ли, дорогой мальчик, я слишком мудр, чтобы впутываться в политические интриги любого народа и правительства. Оставляю это тем, кому требуется постоянно поддерживать миф о собственной значимости.
Теперь настала очередь Криспина смеяться.
— Вы циник или скептик, Том Болтон? — осведомился он.
— Ни то ни другое. Скорее реалист. И вы должны быть таковым, если стремитесь завоевать Филиппу. Ухаживайте за ней, но предупреждаю: не стоит недооценивать мою девочку.
Интересно, как ему это сделать, тем более что при лорде Кембридже он выглядит словно серый воробушек рядом с павлином? Впрочем, как и все придворные, если не считать двоих-троих признанных щеголей.
— Я буду просить аудиенций у их величеств, — пообещал лорд Кембридж, когда барка причалила к Ричмонду.
— Но ведь на это потребуется время! — воскликнул граф.
— В обычных обстоятельствах так оно и было бы, но с тех пор как я обзавелся другом в ранге королевского секретаря, стало намного проще. Толстый кошель в таких делах тоже не помеха, так что надеюсь добиться встречи с королем и его супругой не позже сегодняшнего вечера.
— В таком случае я отправляюсь предложить свои услуги кардиналу, — объявил граф.
Мужчины расстались. Каждый пошел своей дорогой. Граф Уиттон прямиком направился в апартаменты кардинала Вулзи и сказал одному из его людей, что хочет поговорить со своим прежним господином.
— И сегодня, — подчеркнул он. — Я пришел предложить свои услуги для важного совещания между нашим добрым королем Генрихом и Франциском I.
К счастью, второй секретарь кардинала знал графа и суть его службы.
— В таком случае много времени вам не понадобится, — заметил он, с беспокойством оглядывая графа. — Он ужасно занят.
— Пять минут, — пообещал граф.
— Вам придется подождать, но я сделаю все возможное.
Кристин уселся на стул с высокой спинкой и приготовился ждать, прекрасно понимая, сколько дел у кардинала. В лице короля Вулзи приобрел строгого хозяина. И правда, нелегко было держаться на шаг впереди короля, быть ему по-настоящему полезным. А у Томаса Вулзи врагов было более чем достаточно. Трудолюбивый, талантливый, обладающий блестящим умом, он, к несчастью, терпеть не мог дураков. Хуже того, был настолько высокомерен, что не задумываясь часами держал сильных мира сего в своей приемной. Вот и сейчас граф Уиттон предпочел набраться терпения: в приемной было полно народу.
Наконец секретарь позвал его. Поспешно поднявшись, граф последовал за ним в кабинет кардинала.
— Милорд, к вам граф Уиттон, — сообщил секретарь, перед тем как выйти.
Томас Вулзи не потрудился поднять глаза от разбросанных по столу бумаг.
— Мне сказали, что вы хотите снова предложить мне свои услуги, милорд, — бросил он.
— Только на короткий срок. Я хочу поехать во Францию вместе со двором, но понимаю, что недостаточно знатен, чтобы получить приглашение.
— Зачем вам это? — буркнул кардинал.
— Я собираюсь жениться на одной из фрейлин ее величества и надеюсь, что венчание состоится до поездки. Но в любом случае не желаю, чтобы Филиппа отправилась во Францию без меня.
— Филиппа?
Кардинал на мгновение вскинул голову.
— Мистрис Филиппа Мередит, милорд, — пояснил граф. Кардинал надолго задумался, прежде чем воскликнуть:
— Ее отец — сэр Оуэн Мередит, а мать — наследница земель в Камбрии! Кажется, ее зовут Розамунда Болтон. Сама Достопочтенная Маргарет устроила этот брак. Так это их дочь? Но вы, наверное, могли бы найти партию получше?
— Девушка мне подходит, милорд кардинал. Она красива, умна и образованна.
— Прекрасные качества… для человека менее знатного, но наверняка вас привлекло и кое-что еще.
Ничего не скажешь, Томаса Вулзи глупцом не назовешь. Граф слегка усмехнулся.
— В ее приданое входят земли, которые граничат с моими и очень мне нужны, — откровенно признался он. — Но ее родные не желают их продавать.
— Ха! Но каким образом семья с севера приобрела столь завидные земли? Погодите! Вижу во всем этом руку Томаса Болтона. Нуда, он был бы весьма опасным противником, вздумай появиться на политической арене, а — Господь мне свидетель — у нас и без того немало проблем с приближенными короля. Это он устраивает брак, не так ли?
Граф молча кивнул.
Кардинал, немного помолчав, изрек:
— Прекрасно. Мне не помешает лишняя пара глаз и ушей, словом, такой человек, которого никто не заподозрил бы в преданности мне. В таких случаях заговоры и заговорщики растут как грибы. Грандиозное, невероятно опасное предприятие, но его величество настаивает на встрече с королем Франциском. Вы должны жениться на девушке, прежде чем мы покинем Англию. Королева привязана к этой фрейлине и возьмет ее с собой. Я лично проведу свадебную церемонию, и только ради вас. Выберите день. Я смогу убедить королеву, что жестоко разлучать новобрачных. Вот вам и предлог отбыть вместе со двором.
— Спасибо, милорд кардинал. Вы оказываете мне огромную честь. Я же со своей стороны буду докладывать обо всем, представляющем интерес.
— Разумеется, Уиттон. Вы всегда были истинным дипломатом. — Кардинал взмахнул рукой. — Благослови тебя Господь, сын мой.
Граф понял, что аудиенция окончена, и, поклоном поблагодарив кардинала, попятился к двери. Выйдя в приемную, он положил монету на столик, за которым сидел секретарь, и молча удалился. До ушей донесся легкий скрип монеты по дереву.
Выбрать день! Но Филиппа еще ни на что не согласилась.
Граф горько усмехнулся. Как он может уговорить ее согласиться на помолвку и почти немедленную свадьбу? Для этого нужно чудо, а ему еще никогда не приходилось просить Бога о чудесах. Впрочем, сейчас как раз самое подходящее время.
Он отправился на поиски лорда Кембриджа, но найти не смог. Зато Филиппа, как всегда, была рядом с королевой. Он зашагал к ней. При виде графа девушка покраснела. Он едва сдержал смешок и низко поклонился королеве Екатерине. Та кивнула, давая разрешение обратиться к ней.
— Ваше величество, могу я ненадолго украсть у вас Филиппу?
Королева улыбнулась.
— Мне сказали, что грядет помолвка, милорд, — заметила она.
— Совершенно верно, мадам.
— Я очень довольна этим браком, — промолвила королева. — Филиппа Мередит — девушка добродетельная и порядочная. Она будет вам хорошей женой, милорд. Да, вы можете немного прогуляться с ней.
Королева мягко подтолкнула Филиппу вперед.
— Можете побыть наедине со своим нареченным, дитя мое. Филиппа встала и покорно присела в реверансе перед ее величеством. И постаралась не отстраниться, когда граф Уиттон взял ее руку и положил на сгиб своего локтя.
— Идите в сад! — крикнула им вслед королева. — Там вы будете одни, если это только возможно во дворце!
— Сейчас март, — пробормотала Филиппа. — Сомневаюсь, чтобы сад в это время годился для романтических прогулок.
— Мне не до романтики, Филиппа. Нам нужно поговорить, а для этого необходимо уединение.
— На улице холодно, а я не захватила плащ. Пойдемте в часовню. Там сейчас пусто.
— Но что, если кто-тo придет помолиться? Филиппа рассмеялась:
— Придворные? Большинство приходит в часовню на утреннюю мессу только для того, чтобы попасться на глаза королю и королеве. Там не будет даже духовников королевы, которые в это время обычно играют в карты или спят, а иногда и соблазняют хорошеньких служанок.
Он в который раз удивился ее проницательности. Пусть Филиппа и неопытна в делах любви, но все же прекрасно освоилась при дворе. И хотя она всего лишь женщина, и притом молодая, он может ей полностью довериться. Такую, как она, не обманешь полуправдой.
Они остановились перед часовней. Как и предсказывала Филиппа, там никого не было. Граф изумленно наблюдал, как она заглядывает в исповедальню, желая убедиться, что и там пусто, а потом тянет его в центральный ряд.
— Здесь нас будет трудно подслушать с любого конца зала, — пояснила она. Граф сел рядом.
— Ты поразительна! — искренне вырвалось у него. Филиппа ничего не ответила, и он поцеловал ей руку.
Как ни странно, на этот раз она не покраснела и широко улыбнулась.
— Поскольку цели нашей встречи отнюдь не романтичны, милорд, и вы желали уединения, могу только предположить, что вам нужно обсудить со мной некое серьезное дело.
Граф кивнул.
— Но прежде я должен знать, что могу тебе довериться, а ты, Филиппа, во многом еще совсем девочка.
— Я уже успела научиться держать язык за зубами, милорд, — возразила она, — но решение должны принять вы сами. Если хотите, чтобы я не выдала тайны, достаточно только попросить, и я буду молчать.
— Нам следует пожениться как можно скорее, — объявил он, и Филиппа, как и ожидалось, широко раскрыла глаза.
— Почему? — не выдержала она.
— Мне необходимо поехать во Францию, но при этом я недостаточно важная персона, чтобы получить приглашение, и, следовательно, нужен предлог. Королева пожелает взять тебя с собой. Ты одна из ее любимых фрейлин, хотя и незнатного происхождения. Если мы поженимся, она, как романтичная душа, не захочет разлучать новобрачных. И я смогу сопровождать тебя и двор во Францию.
— Как агент кардинала, разумеется? — усмехнулась Филиппа.
— Да, — признался он. — Кардиналу нужен тот, кого не заподозрят в связях с ним, достаточно зоркого и внимательного к деталям. Он не сказал этого прямо, но я хорошо изучил его за много лет службы. Сейчас он подозревает возможность некоего заговора, хотя точно еще ничего не известно. Но его инстинкты всегда были безошибочными. По счастливой случайности я пришел к нему в нужный момент, но, разумеется, никто не должен знать о моем задании. И никто не заподозрит, что муж любимой фрейлины королевы едет во Францию с какой-то иной целью, нежели провести там лето любви.
Филиппа против воли засмеялась:
— Лето любви, милорд? Боже, как непристойно звучит, хотя при дворе не бывает ничего нового.
Граф улыбнулся в ответ:
— Возможно, я не так выразился.
— О, мне очень понравился ваш стиль, милорд, — заверила она.
Ему ужасно захотелось поцеловать ее очаровательные губки, но это, конечно, было невозможно.
— Кардинал пообещал, что сам поженит нас.
— Сам Томас Вулзи? Нет, милорд, вряд ли это хорошая мысль. Такая честь сразу привлечет к нам внимание, а этого, насколько я понимаю, вы и хотите избежать. Думаю, будет лучше, если великий кардинал не окажет такого почета двум ничем не примечательным влюбленным, иначе начнутся пересуды. Уверена, что один из духовников королевы с ее великодушного согласия соединит нас узами брака.
И снова его потрясла ее сообразительность.
— Ты права! — воскликнул он и вдруг осознал, что она не возразила против поспешной свадьбы. — Такты согласна?
Филиппа кивнула.
— Милорд, мне нужно время все обдумать. Мы подходим друг другу. И все же я просила бы об одном одолжении.
— Каком именно?
— Я не слишком хорошо знаю вас, милорд. И хотя я вижу преимущества этого брака, все же неопытна в делах любви. Я не могу безраздельно отдаться вам только потому, что мы муж и жена. О, я не собираюсь оспаривать ваши права, милорд. Просто хочу узнать побольше о своем муже, прежде чем наши тела соединятся. Можете ли вы понять меня?
Она смотрела ему в глаза, и он не отвел взгляда.
— Да, Филиппа, могу. И готов дать тебе время привыкнуть ко мне. Сначала мы обручимся, и я буду ухаживать за тобой, как полагается жениху. Но наш брак будет осуществлен в первую же ночь по вполне очевидным причинам.
— Мне не совсем понятна природа ухаживания, — промолвила Филиппа.
— Прикосновения, ласки и поцелуи.
— О, я так и слышала. Но что кроме этого? — продолжала она, намеренно игнорируя замечание насчет осуществления брака.
— Я сам не уверен, — признался он. — Потому что раньше никогда не ухаживал за девушками с серьезными намерениями, Филиппа. Мы вдвоем постараемся раскрыть эту тайну. Итак, когда мы назначим день свадьбы? Предоставляю тебе решать.
— В конце мая император, племянник королевы, приезжает в Англию, а в начале июня мы отправляемся во Францию. Мой день рождения — двадцать девятого апреля. Давайте поженимся на следующий день, милорд. Это даст мне время подготовиться. Ну что, подходит?
— Том говорит, что твоя мать не сможет приехать. Не предпочитаешь ли ты отпраздновать свадьбу дома?
— Времени не хватит. Мама скорее всего уже родила, и, зная моего отчима, можно с уверенностью сказать, что он не позволит ей выехать за ворота Клевенз-Карна, даже если речь идет всего лишь о Фрайарсгейте. О нет, лучше мы приедем туда осенью, на свадьбу моей сестры Бэнон. Если ты согласен, то и я тоже.
— Разумеется, — кивнул он.
— Но до подписания брачного контракта я должна сообщить тебе одну вещь. Я наследница Фрайарсгейта, имения моей матери, но сказала, что отказываюсь от него. Земли и отары овец матери велики, а кроме того, она вместе с дядюшкой Томом получает большие прибыли от торговли шерстяными тканями. Но мне все это ни к чему, потому что в таком случае пришлось бы жить в Камбрии. И хотя я нахожу эти места прекрасными, все же не хотелось бы провести там всю жизнь. К тому же Фрайарсгейт требует постоянного надзора. Поэтому дядюшка Томас купил для меня Мелвил и настоял, чтобы мне выделили богатое приданое: золотые и серебряные монеты, посуду, драгоценности, белье, словом, все, что полагается иметь девушке из приличной семьи. Как видишь, меня ничем не обделили. Но ты должен знать, что я отказываюсь от Фрайарсгейта.
— Вряд ли меня привлекло бы большое северное имение, нуждающееся, по твоим словам, в постоянном присмотре. Сама позже поймешь, что Брайарвуда для меня более чем достаточно.
— А овцы? У тебя они тоже есть?
— Только коровы и лошади.
— Слава Богу! — обрадовалась Филиппа. — Не выношу овечьей вони.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Филиппа - Смолл Бертрис



чудесный роман на редкость красивый милый без жестокости грубости насилия
Филиппа - Смолл Бертриснаталия
9.02.2012, 16.30





замечательные книги читаю с большим интересом
Филиппа - Смолл Бертрисирина
23.03.2012, 23.56





Из всех книг Б.Смолл самая незапоминающаяся, прочитать можно, но книга на один раз.
Филиппа - Смолл БертрисЕкатерина
3.05.2012, 10.35





У Смолл вообще интересные книги, с удовольствием прочитала о Скай ОМалли
Филиппа - Смолл БертрисТатьяна
18.05.2012, 12.48





этот роман чудесный интересный главная героиня смелая решительная с юмором девочка понравился читайте в других романах автор более жесткая есть насилие а здесь - отдых и наслаждение от прочитанного
Филиппа - Смолл Бертриснаталия
7.08.2012, 9.41





Хорошая книга..все книги этого автора понравились,чмтала с удовольствмем.Самая интересная это сага о семье О.Малли
Филиппа - Смолл БертрисЮлия
20.05.2013, 20.38





Хорошая книга..все книги этого автора понравились,чмтала с удовольствмем.Самая интересная это сага о семье О.Малли
Филиппа - Смолл БертрисЮлия
20.05.2013, 20.38





Не из лучших книг автора. Нудноват и пролстоват.
Филиппа - Смолл БертрисВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.41





Интересный роман! У Бертрис Смолл не может быть иначе)))))))))))))
Филиппа - Смолл БертрисГалина
31.05.2013, 15.42





очень интересный роман! мне понравилось, и 1 книга тоже( Розамунда).
Филиппа - Смолл БертрисЛЕНА
3.07.2013, 23.15





Один из самых отвратительных и скучнейших романов за всю мою жизнь. Не читайте, здесь нет ни интересного сюжета, ни увлекательного языка изложения. Очень разочарована. Пропускала главами - все предсказуемо, просто, нудно и уныло. Кошмар.
Филиппа - Смолл БертрисЕкатерина
15.01.2014, 14.28





Самый скучный роман из книг Смолл, так и не смогла его осилить, очень нудно.
Филиппа - Смолл БертрисАнютка
30.01.2014, 15.58





ОЧЕНЬ КРАСИВЫЙ РОМАН. Странно почему маленький рейтинг по оценкам....возможно спешат читать про третью дочь Розамунды, про Своенравную наследницу.
Филиппа - Смолл БертрисВладислава
23.03.2014, 18.18





До кінця читала з принципу, що ж там за страшна таємниця!! Не цікаво, прочитав і забув.
Филиппа - Смолл Бертрисyxtuwka
13.07.2014, 9.43





Очень разочарована.Не тратьте время на чтение этого романа !
Филиппа - Смолл БертрисСветлана
11.09.2014, 12.29





А мне героиня не очень понравилась...Никакого чувства юмора я в ней не заметила. Вроде и свободных нравов, при дворе вела себя достаточно вольно, как современные подростки практически, но, в тоже время с женихом ведёт себя, как ханжа. Сама дала согласие на брак, потом сообщает:"В первую брачную ночь я буду сопротивляться!" Мило... Зачем тогда замуж собралась? Ну, раздражала она меня...Впрочем, я ещё не до конца дочитала, может она потом поумнеет...Какая-то упёртая, вредная...
Филиппа - Смолл БертрисМарина
6.11.2014, 12.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100