Читать онлайн Дорогая Жасмин, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогая Жасмин - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 126)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогая Жасмин - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Дорогая Жасмин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8



Ричард Стоукс, граф Бартрам не находил себе места от тревоги. Он преданно служил королю с самого прибытия Джеймса в Англию и снискал милость монарха усердным трудом, скромностью и воздержанностью. Протеже Роберта Сесила, графа Сейлсбери, сына лорда Бергли, бывшего до самой своей смерти доверенным советником короля, лорд Стоукс предпочитал оставаться в тени, исполняя долг перед правителем и государством. Очень часто он задерживался во дворце за полночь и крайне мало времени проводил с семьей. Но его жена Мэри все понимала и не роптала.
Только по воскресеньям король не мог залучить во дворец Ричарда Стоукса. Воскресенье — день Господень, а граф был очень набожным и свято соблюдал заповеди Божьи.
И хотя официально лорд Стоукс исповедовал принципы англиканской церкви, втайне он был пуританином, поскольку отвергал папизм и показную мишуру, которые, по его мнению, чернили и порочили чистоту веры. Он полагал, что церковь должна быть образцом и примером для подражания и нести прихожанам слова Создателя, простые и доступные пониманию каждого. Граф Бартрам порицал догмы, торжественные красочные ритуалы и алчность святых отцов. Люди должны следовать библейскому учению, как заповедал Господь, иначе это не было бы записано на скрижалях Святой Книги. Благочестивый аскетизм — вот к чему подобает стремиться истинной церкви!
Однако Ричард Стоукс держал эти мысли при себе, ибо считал, что вера — нечто очень личное и бежит громких клятв. Он ненавидел тех людей, что публично проповедовали на городских площадях, призывая остальных следовать их учению. Кроме того, пуритане, во всеуслышание назойливо провозглашавшие, что готовы умереть за веру, словно намеренно стремились приобрести терновые венцы мучеников. И в самом деле, их преследовали даже больше, чем тех несчастных, которые имели мужество оставаться католиками. Яков Стюарт понимал тех, кто, для вида оставаясь в лоне англиканской церкви, втайне был приверженцем другой веры, — слишком хорошо он помнил судьбу своей матери Марии Стюарт, заклейменной страшным прозвищем еретички. Из-за этого он рано разлучился с матерью, и детство его было одиноким, лишенным тепла и человеческой доброты.
Увы, леди Мэри Стоукс, жена графа, была не столь осмотрительна, как ее муж. Глубоко религиозная женщина за последнее время стала ярой последовательницей пуритан. И отчасти Стоукс винил в этом себя. Большую часть года дела удерживали его в Лондоне, а дети их давно выросли. Старшая дочь жила с мужем в Корнуолле, младшую выдали замуж за йоркширского дворянина. Единственный сын с семьей обитал в фамильном поместье Бартрам-Холл, в Оксфордшире.
Находясь на службе у короля с восхода до заката, граф не замечал, что его жена все больше приобщается к учению пуритан-проповедников. Мэри была женщиной порядочной и честной и не одобряла свободных нравов королевского окружения. У нее не было друзей при дворе, и, оставшись одинокой, графиня превратилась в истую пуританку. К несчастью, слухи об этом дошли до ушей монарха. Граф Бартрам не знал, как это случилось, но Яков Стюарт отнюдь не был доволен новостью.
— Я не терплю кальвинистов. Дики, — заявил он как-то, призвав графа к себе. — Ты знал об отступничестве жены? Кальвинисты отказываются чтить мое право божественной власти. Дики! Придется тебе как следует поколотить леди Мэри, чтобы отвратить ее от ереси. Не правда ли, мои милые мальчики? — улыбнулся он фаворитам.
— Боюсь, с тех пор как наши дети разъехались, моя добрая жена скучает, ваше величество. Она не хотела ничего дурного, уверяю вас.
— Но леди Мэри не является ко двору, — заметил король. — Не помню, когда я в последний раз видел ее, Дики. Да в здравом ли она уме?
— Она застенчива и скромна, ваше величество, — оправдывался граф, жалея в эту минуту, что Мэри и впрямь не потеряла рассудок, — этим по крайней мере можно было бы объяснить ее поведение.
— Стыдливость не помешала ей. Дики, стоять перед Вестминстерским аббатством и раздавать подстрекательские трактаты, порочащие нашу святую церковь.
Граф Бартрам побледнел.
— Ч-ч-что? — выдавил он. Должно быть, Мэри действительно спятила, если отважилась на подобную глупость.
— Ты, кажется, стал туг на ухо, Дики? — раздраженно буркнул король.
— Я, конечно, постараюсь убедить жену… — начал он, но его бесцеремонно оборвал маркиз Хартсфилд.
— Убедить, Стоукс? Деяния вашей супруги граничат с преступлением, а вы, самый доверенный слуга его величества, собираетесь увещевать ее? Вам следовало бы бить сучку, пока та не раскается, — бросил маркиз пораженному графу.
— Сэр, — рассерженно отрезал тот, — моя Мэри порядочная женщина. Я никогда не опустился бы до подобного насилия. Она достаточно разумна, а вы вряд ли можете судить о супружеской жизни, не имея собственной жены.
— Значит, вы миритесь с ее изменой? — коварно осведомился маркиз.
— Какая измена? — возмутился граф, забыв об осторожности. — Неужели можно считать изменой то, что она предпочитает простые обряды папистской роскоши? Разве не Говаривала королева Елизавета, что следует почитать лишь Господа нашего, Иисуса Христа, а все остальное — мишура и суета сует.
— Как видно, вам знакомы заповеди пуритан? — допытывался Сен-Дени.
— Я принадлежу к англиканской церкви, — сухо уведомил граф, внезапно осознав грозящую ему опасность.
— Но твоя жена, по всей видимости, не следует твоему примеру, — заметил король. — Ты знал о том, что она впала в ересь. Дики?
Янтарные глаза короля настороженно уставились на графа. Маркиз Хартсфилд, стоявший за спиной Якова, широко улыбнулся Бартраму, Молодой Вилльерз, однако, сочувственно покачал головой.
— Женщины — создания непостоянные, сир, — пробормотал он. — Наша добрая королева частенько обводит вас вокруг пальца, чтобы достичь желаемого. — Вилльерз добродушно усмехнулся. — Вижу, что вы застали лорда Стоукса врасплох. Дайте ему время навести порядок в собственном доме. Как заметил наш милый Пирс, граф всегда был самым преданным вашим слугой, сир.
Король обернулся и наградил молодого человека любящей улыбкой.
— Ах, Стини, ты так мягкосердечен, не правда ли, Пирс?
— Да, ваше величество, — кисло промямлил маркиз, стараясь, в свою очередь, выдавить улыбку. Он терпеть не мог благочестивого и усердного Ричарда Стоукса. Тот строго следил за всеми расходами двора и лишь недавно убедил короля не дарить Пирсу маленькое, принадлежавшее короне поместье, граничившее с землями Хартсфилдов, которое так хотел получить маркиз. Последний решил отплатить графу Бартраму, и если бы не притворная доброта умницы Вилльерза, лорд Стоукс с женой наверняка провел бы эту ночь в Тауэре. Хуже всего, что Вилльерз прикидывается великодушным, а на самом деле предусмотрителен и расчетлив, черт его возьми!
— Хорошо, Дики, поезжай домой и передай своей жене, что я больше не потерплю ее выходок! — заявил король, отпуская графа, но не протянул ему руки для поцелуя.
Ричард Стоукс поклонился, благодарно поглядел на Джорджа и пятясь вышел из королевских покоев. Он знал, чем обязан Вилльерзу, и гадал, что тот от него потребует, однако был счастлив так легко отделаться. Очевидно, в лице маркиза он нажил врага, хотя заботился при этом об интересах короны — потеря доходов с поместья будет довольно ощутима для казны. Старая королева Бесс оставила сокровищницу, полную золота и драгоценностей, но расточительный Яков быстро опустошит ее, не говоря уже о возмутительных сумасбродствах королевы, бросающей деньги налево и направо. После кончины Роберта Сесила некому было сдерживать алчность придворных вельмож.
Граф Бартрам вышел во внутренний двор Уайтхолла и велел подавать экипаж.
— Домой, Симмонс, — приказал он кучеру, — и поживее. Он взобрался в экипаж, захлопнул за собой дверцу и почувствовал, что не в силах собраться с мыслями. На этот раз Мэри зашла слишком далеко, и хотя Ричард Стоукс не верил, что его жизни грозит опасность, все же среди придворных у него не было ни одного настоящего друга. Обычно это его мало заботило — граф оставался бесконечно предан единственному человеку — королю, и тот ценил его неизменную честность и благоразумие. Но эти достоинства вряд ли что-то будут значить, если Пирс Сен-Дени подорвет доверие короля к графу Бартраму, Хорошо, что молодой Джордж Вилльерз рискнул спасти Ричарда Стоукса, и то, видимо, лишь потому, что был заинтересован в нем.
Вилльерз — весьма честолюбивый юноша, который осмелился добиваться дочери графа. По слухам, глупая девчонка была без ума от красавчика. Однако она ничего не знала о его истинном характере, и, кроме того, Ричард Стоукс подозревал, что фаворита нельзя было назвать благочестивым. Впрочем, трудно отрицать, что Вилльерз очарователен, занимателен и неизменно вежлив — качества, редкие для человека его лет. Возможно, он так хорош, как кажется, но Ричард Стоукс в этом сомневался. Как бы там ни было, он посоветует королю, чтобы Вилльерзу был пожалован какой-нибудь не слишком знатный титул. Королю это придется по нраву, особенно если предложение будет исходить не от его любимчика, а от графа Бартрама. Стоукс заявит его величеству, что Джордж Вилльерз — многообещающий молодой человек, и, наверное, не так уж покривит душой. Этим он отблагодарит Джорджа за то, что тот выручил их сегодня.
Дом графа находился в Кью — одном из городских предместий. Он не был выстроен на берегу реки, как многие жилища знати, и представлял собой простое каменное трехэтажное строение, окруженное небольшим парком. Колеса экипажа зашуршали по гравию подъездной аллеи. Лошади остановились, и Ричард Стоукс поспешил к крыльцу.
— Немедленно позови ее светлость, — велел он лакею и направился в библиотеку, где в камине горел огонь, прогоняя сырость и холод ненастного весеннего дня. Налив себе кубок вина, чтобы успокоиться, он стал дожидаться заблудшую жену. Леди Мэри переступила порог, и граф невольно отметил, как она хороша, несмотря на зрелый возраст.
— Ты сегодня рано, дорогой, — приветствовала она мужа, но при виде кубка глаза ее широко раскрылись. — Спиртное, Дикон? — охнула леди Мэри. — Пастор Саймон Гудфеллоу говорит, что пить вино — грех.
— Наш отец Иисус Христос превратил воду в вино на свадьбе в Кане Галилейской, Мэри, — резко напомнил лорд. — Если Господь разрешал пить вино, то кто такой Саймон Гудя Феллоу, чтобы его запрещать?
Леди Мэри неловко разгладила темно-синюю шелковую юбку. Ее платье самого простого покроя было украшено только белым рюшем у ворота. Она не носила никаких драгоценностей, кроме обручального кольца.
— Ты не любишь пастора Гудфеллоу, Дикон? — удивилась она.
— Нет, Мэри, не люблю. Узколобый злобный фанатик, умудрившийся убедить тебя встать перед Вестминстером и раздавать наши трактаты, — заявил граф испуганной жене. — Что на тебя нашло, Мэри? Во имя Господа, как ты посмела отважиться на такое? Совершенно потеряла разум?
— Нужно идти к людям со словом Божьим, — начала леди Мэри, но муж бесцеремонно перебил ее. Лицо его потемнело от гнева.
— Вы незамедлительно прекратите свои выходки, мадам. Властью мужа я запрещаю вам подобные деяния, а также посещения Саймона Гудфеллоу! Он опасный человек и плохо кончит.
— Но, Дикон…
— Король обо всем узнал, мадам. Он считает это изменнической ересью. Я почти двадцать лет честно служил его величеству, и вот сегодня едва не лишился места и головы, и все из-за вас, мадам. Только вмешательство этого льстивого щенка Джорджа Вилльерза спасло меня. Теперь я обязан оказать ему услугу. Но если я постоянно буду в долгу у подобных людей, значит, скоро потеряю власть и репутацию и ничем не смогу быть полезен королю.
— О, Дикон, прости меня, — искренне расстроилась жена. — Я не хотела так подводить тебя и пыталась лишь обратить в нашу веру как можно больше людей, потому что люблю Господа нашего и хочу избавить Его церковь от папизма! Разве ты не желаешь того же?
— Мэри, — объяснил граф, чуть смягчившись, и подвел ее к маленькому диванчику, — ты знаешь, я благочестивый пуританин, но не мученик. Я могу исповедовать нашу веру втайне, следуя на людях повелению короля и посещая англиканскую церковь. Как верные подданные Якова Стюарта, мы должны делать вид, что чтим ее обряды. Я не смогу уговорить короля смилостивиться к пуританам, если он удалит меня от двора. Твоя глупость чуть не стоила мне доверия и уважения, заработанных годами беспорочного труда. Маркиз Хартсфилд стал моим врагом, потому что я убедил короля не отдавать ему Саммерфилд. Сегодня он хотел погубить меня только для того, чтобы отомстить. Ему безразличны и Англия, и король, и он беззастенчиво использует одинокого старого человека ради собственных благ и привилегий. Я сказал тебе больше, чем имел права, но знаю, ты меня не выдашь. Обещай, дорогая, больше так не поступать!
— Мне так стыдно! — оправдывалась леди Мэри.
— Дорогая, — утешил граф, — ты всего-навсего женщина и не представляла последствий своих поступков. Мне самому не нравится, что приходится скрывать нашу истинную веру, но если мы хотим, чтобы она в конце концов восторжествовала, нужно вести себя крайне осмотрительно и осторожно. Ты больше угодишь Господу, если будешь послушной женой.
— Я не стану видеться с пастором Гудфеллоу, — пообещала Мэри.
— Я сам уведомлю его об этом, — кивнул Граф Бартрам.
— Дикон! Я придумала, как вернуть доверие короля и взять верх над маркизом Хартсфилдом! Ты, кажется говорил, что он женится на вдовствующей маркизе Уэстли, родившей сына принцу Генри? Убеди короля назначить тебя опекуном мальчика, и тогда ты сможешь быть уверен в его расположении.
— Леди Линдли позволили выбирать между маркизом и графом Гленкирком. Она предпочитает графа, поскольку они давно и близко знакомы. Ему доверено попечительство над маленьким герцогом Ланди. Пирс Сен-Дени может ухаживать за леди Линдли до второго пришествия, но не получит ее руки, хотя сам он воображает себя неотразимым.
— Но если король посчитает, что маркиз оскорблен выбором леди Линдли, он наверняка захочет утешить своего любимца, а опека над маленьким лордом — лакомый кусочек. Однако как только ты убедишь его величество отдать мальчика третьей, нейтральной стороне, все успокоятся. Ну а маркизу все-таки придется бросить кость, например, отдать Саммерфилд, которого он так добивался.
Граф Бартрам задумался. Поистине блестящая идея! У мальчика, конечно, большое состояние и неплохой доход, который по праву достанется опекуну. И если не считать обычных расходов, можно вернуть эти деньги в сокровищницу короля и с лихвой восполнить потерю Саммерфилда. Кроме того, граф постарается наставить мальчика в истинной вере и отвратить от англиканской церкви. Но это надо обдумать попозже. В таких делах вредна поспешность.
— Мэри, — сказал он, — сам Господь вразумил тебя сегодня, и хотя леди Линдли наверняка будет возражать, я объясню королю, что она недостойна воспитывать отпрыска королевской крови. Ее развращая натура, распутство — недаром же она стала любовницей принца Генри, — смешанная кровь, не говоря уже о незаконном происхождении, — всего этого более чем достаточно, чтобы отнять у нее ребенка, несмотря на богатство и влиятельные связи. Король непременно прозреет! Но сначала я должен убедить его, что положил конец твоим заблуждениям. Более того, необходимо вымолить прощение за то, что я позволил тебе свернуть с пути истинного. И как только леди Линдли объявит о своем выборе, я немедленно попрошу короля даровать мне опеку над герцогом. Давненько в нашем доме не звучали детские голоса, верно, Мэри? Хорошо, если у нас снова появится ребенок! Да и тебе скучно без малышей, дорогая. У тебя сразу будет много дел! Совсем как тогда, когда Эдвард был еще маленьким. Помнишь? Граф весело засмеялся.
— Так, значит, я прощена? — спросила Мэри.
— Да, дорогая, — заверил ее супруг, уже размышляя о преимуществах опеки над незаконным внуком короля. Конечно, сам граф, как всегда, останется в тени, но в этом его сила. И подумать только, что проклятый щеголь едва не низверг его! Остается надеяться, что, потеряв леди Линдли, ее состояние и малолетнего герцога, маркиз утешится богатым поместьем, поскольку, пока это зависит от графа Бартрама, он больше ничего не получит. К тому же после смерти Пирса Сен-Дени имение вновь вернется в казну — об этом Ричард Стоукс тоже позаботится.
В то время как граф предавался сладостным мечтам, его враг обдумывал следующий ход. Он уже выбросил из головы Ричарда Стоукса, ибо его занимали дела поважнее. Жасмин оказалась неприступной крепостью. Пирс без труда выставил из ее дома Джеймса Лесли, но большего не добился. Каждый день она демонстративно являлась ко двору вместе с графом Гленкирком, и хотя позволяла маркизу ухаживать за ней на людях, избегала оставаться с ним наедине. "Надежды на легкую победу не оправдались, и маркиз пришел в отчаяние.
Сначала он жаждал заполучить ее ради богатства, королевского бастарда и влиятельных родственников, однако теперь все яснее сознавал, что желает ее, как ни одну женщину. Никогда еще он не испытывал такого вожделения! Жасмин опьяняла его своей точеной фигурой, пленительным лицом, прямым взглядом необыкновенных бирюзовых глаз, кремовой кожей с бледно-золотистым отливом. Он мечтал о том дне, когда покорит ее. Вот тогда она узнает, что такое настоящий мужчина!
Пирс представлял себе потайные комнаты в своих городском и загородном домах, видел Жасмин, прикованную между двумя столбами для порки, молящую о милосердии, пока он станет избивать ее, добиваясь повиновения. Чем ее лучше укротить: широким кожаным ремнем, пучком тонких розог, гибким ореховым прутом или хлыстом для верховой езды? Разумеется, Кипп поможет ему выбрать, но он не разделит Жасмин со сводным братом. По крайней мере пока не устанет от нее… рано или поздно, она, конечно, надоест ему, как все остальные.
Кроме того, Жасмин — женщина с сильным характером — получит наслаждение как принимая наказание, так и наказывая сама. Если так, он научит ее пользоваться ремнем и розгой! О, это настоящее искусство — искусство властвовать. Только глупец набрасывается на свою жертву, умный человек покоряет ее кнутом и пряником! Маркиз Хартсфилд обнаружил, что в боли можно обрести экстаз, хотя немногие разделяли его мнение и считали подобные вещи порочными и мерзкими.
В предвкушении будущих удовольствий маркиз облизнул губы.


Теперь, оправившись от потрясения по поводу того, что на ее руку появился еще один претендент, Жасмин чрезвычайно забавлялась создавшимся положением, особенно еще и потому, что Джемми был вынужден переехать к дяде Робину. Она даже не позволяла любовнику красться черным ходом и проводить с ней ночи.
— Лишь в том случае, если я получу право развлекать Сен-Дени подобным образом, — заявила она Лесли. Однако тот не поддался на ее уловку.
— Пожалуйста, — лукаво сказал он. — Это будет вашей последней возможностью завести себе любовника, мадам. Как только мы поженимся, заверяю, вам уже никогда больше не понадобится другой мужчина!
Он взял ее руку и, повернув ладонью вверх, поднес к губам.
— Не искушай меня, Джемми, — пробормотала Жасмин, отнимая руку.
— А ты готова поддаться искушению? — допытывался он, чувствуя легкий укол ревности. Не может быть! Они дали друг другу обет верности!
— Ну-у-у, — протянула Жасмин, — он невероятно красив, и я умираю от любопытства узнать, что скрывается под этой очаровательной личиной.
— До меня дошли весьма неприятные слухи, — сухо произнес граф Гленкирк. — От бывших любовниц Сен-Дени.
— Правда? Какие же именно? — заинтересовалась Жасмин.
— Не хотел бы повторять их женщине. Достаточно сказать, что его обуревают неестественные страсти, Жасмин.
— Гленкирк, — засмеялась она, — я дважды была замужем и не какая-нибудь жеманная девственница. Он наслаждается, входя в женские врата Содома или попросту одно из тех жалких созданий, что получают удовлетворение, причиняя боль другим? Расскажи немедленно, или я спрошу его сама.
— С тебя станется, — упрекнул он, смеясь. — Хорошо, лисичка, так и быть! Он любит охаживать кнутом любовниц и делит их с этим негодяем, своим сводным братом.
— Я думала, он больше уверен в себе, — задумчиво ответила Жасмин, став серьезной. — Как печально, что маркиз именно таков.
— Поэтому вы будете по-прежнему держать его на расстоянии, мадам, — строго произнес граф. — Может, прекратим эту игру и скажем королю, что мы намереваемся пожениться в назначенный срок?
— Не будем торопиться, Джемми. Его величество должен посчитать, что я принимаю ухаживания маркиза, но предпочитаю того, кого он так мудро прочил мне в мужья два года назад. Королева на нашей стороне, и, если я заручусь поддержкой Вилльерза, все будет хорошо, хотя он, по-моему, просто пытается воспользоваться моими семейными связями.
— Ты весьма проницательна, — заметил граф. — Неужели у тебя совсем не осталось иллюзий, дорогая Жасмин?
— Очень мало, — засмеялась она. — Но я не обижаюсь на Джорджа Вилльерза. Он мечтает возвыситься, и в этом нет ничего плохого. Все мы стремимся получить что-то от людей, с которыми дружим или встречаемся. Однако он не такой искренний и простодушный, каким хочет казаться. Просто юность полна надежд, и поэтому он иногда бывает излишне откровенен. В выразительных темных глазах Вилльерза светится расчетливый ум, который он не всегда способен скрыть.
Теперь настала очередь Гленкирка рассмеяться.
— Ты рассуждаешь, как древняя карга, а ведь Вилльерз ненамного моложе тебя. Он крайне расстроится, узнав, что ты видишь его насквозь. Даже король не сумел разгадать, что таится под идеально красивым фасадом.
— Тогда мы ему не скажем, — решила Жасмин.
— А маркиз Хартсфилд? — настаивал он.
— При чем тут маркиз?
— Ты не пообещала держать его на расстоянии, — напомнил Джеймс.
— Верно, и не собираюсь обещать. Я тебе еще не жена, Джемми, и, даже когда ею стану, вполне могу вести себя, как подобает верной жене и порядочной женщине, причем без твоей помощи!
— Неудивительно, что твоя бабка сводила мужчин с ума, — проворчал Лесли. — Ты пошла в нее.
— Вот как? В таком случае берегитесь, милорд Гленкирк. Мадам Скай пережила всех своих мужей и любовников и до сих пор бодра и сильна.
Джеймсу хотелось посмеяться над Жасмин, но это замечание заставило его осечься. Его собственная мать была похожа на мадам Скай и Жасмин. Он привык к независимым женщинам, но никак не мог понять, одобряет ли их. Изабелла была покорной и послушной, но она никогда не интриговала и не возбуждала его так, как Жасмин. И хотя суженая твердо намеревалась идти по жизни избранной ею самой дорогой, граф знал, что она не опозорит его и не запятнает бесчестьем фамильное имя. Что бы Жасмин ни говорила, она никогда не сделает маркиза своим любовником, но будет из любопытства играть с ним. Да, ему придется стерпеть это, иначе он навсегда потеряет Жасмин.
— Будь осторожнее, дорогая, — мягко предостерег он. Она ответила ослепительной улыбкой.
— Постараюсь. — И, сжалившись наконец над Джеймсом, пояснила:
— Сен-Дени похож на прекрасную змею. Я очарована, но не наделаю глупостей, Джемми.
— Он полон решимости заполучить тебя, — заметил граф.
— Глупец! Король предоставил выбор мне, и я уже нашла себе мужа.
Она подалась вперед и коснулась губами его рта.
— Идите домой, милорд. Уже поздно и пора спать. Кроме того, бедняжка Кипп Сен-Дени вот уже несколько часов мерзнет под окнами и, конечно, очень устал. Он не уйдет, пока не убедится, что вы покинули мой дом. Кипп — преданный пес своего брата.
— Сен-Дени следит за тобой? — потрясение спросил граф.
— Он ужасно ревнует, — хмыкнула Жасмин, провожая его к двери. — Ну а теперь поцелуй меня, и пусть Кипп доложит об этом братцу, любимый мой.
Она обвила руками его шею.
— Где он? — допытывался граф.
— В тени стены, отделяющей Гринвуд от Линмут-Хаус. Нет! Не ищи его! Пока Кипп уверен, что сумел спрятаться, мы будем знать, где он. А посему бедняжка не станет искать другого укрытия, где мне будет труднее его обнаружить.
Жасмин зазывно улыбнулась графу.
— Ты не хочешь поцеловать меня, Гленкирк? Сен-Дени готов убить за мой поцелуй, — кокетливо прошептала она. Граф тотчас же повиновался.
— Ты умираешь от желания лечь со мной, дорогая, — пробормотал он и завладел губами Жасмин в сладостном поцелуе, прежде чем оторваться от нее и направиться к выходу.
Женщина осторожно коснулась кончиками пальцев губ, распухших от неистовых ласк. Она проводила взглядом графа, идущего через сад. Он открыл незаметную калитку, соединяющую оба владения, и исчез. Жасмин еще несколько мгновений постояла у окна, чувствуя, как подгибаются ноги и томительно ноет низ живота. Они ни разу не любили друг друга с тех пор, как он поселился в доме дяди. И только теперь Жасмин поняла, как тоскует по его сильным рукам, исступленным лобзаниям. Будь проклят король! И черт бы побрал Пирса Сен-Дени и всех, кто стоит на их пути! До дня свадьбы осталось немногим больше месяца! Если они не смогут улучить момент и насладиться друг другом, придется снова ждать, а она этого не вынесет! Жасмин привыкла к ласкам Джеймса Лесли!


Пирс Сен-Дени, однако, был крайне раздражен отказом Жасмин отнестись серьезно к его предложению. Он никогда не мог застать ее одну — рядом вечно торчал Гленкирк и уходил лишь поздно ночью. Вскоре Жасмин объявит о своем выборе, и это, конечно, будет Джеймс Лесли, разве только она не передумает в последний момент. Но это маловероятно, ведь она не обращает на него внимания!
Маркиз пожаловался королю.
— У меня нет ни единого шанса, поскольку Гленкирк от нее не отходит, — капризно заявил он, явившись в королевские покои.
— Неужели, Сен-Дени, — уколол его Джордж Вилльерз, — такой красавец, как ты, может оказаться неудачником в любви? Никогда бы не подумал, особенно если верить слухам.
Его темные глаза лукаво блеснули. Пирс Сен-Дени бросил на соперника злобный взгляд.
— Ваше величество, у меня просто не будет возможности ухаживать за леди Линдли, пока я не избавлюсь от общества графа Гленкирка.
— Мой муж предоставил выбор Жасмин, — вмешалась королева, не поднимая глаз от вышивания.
— Но как она сделает этот выбор, мадам, если не знает меня?! — завопил Хартсфилд.
— Наверное, — мягко улыбнулась королева, — она уже решила, кто станет ее мужем, милорд.
— Сир! Вы разрешили мне попытать счастья с леди Линдли! — проныл маркиз. — Сделайте же что-то.
— Я отошлю Джемми в Эдинбург, — пообещал король.
— Яков! — предостерегающе воскликнула королева. Она лишь накануне строго поговорила с мужем, указав ему, какую глупость тот совершает, вмешиваясь в жизнь Жасмин. Неужто он опять за свое? Неужели никогда ничему не научится?
— Но, Анни, — запротестовал король, — Пирс сетует не зря — Джемми и близко не подпускает его к девушке. Пусть отправляется в Эдинбург и занимается приготовлениями к нашему визиту — может быть, я соберусь посетить Шотландию через год-другой. Когда он вернется, леди Линдли будет позволено назвать имя будущего мужа. Это вполне справедливо.
— Она не передумает, — бросила королева, раздраженная чрезмерной снисходительностью супруга к фавориту. — А ты добьешься только того, что оскорбишь Гленкирка и толкнешь Жасмин на очередной опрометчивый шаг.
— Я сам поговорю с ними, — заверил король. — Наш Пирс должен постараться покорить сердце дамы, Анни.
— Благодарю, ваше величество, — поклонился маркиз, целуя руку Якова.
Король сжал его пальцы и, улыбнувшись, взъерошил золотистые волосы Сен-Дени.
— Ты хороший мальчик, Пирс. Как она может не влюбиться в тебя?
— Давайте немедленно все уладим, — резко произнесла королева. — Стини, будь добр, приведи леди Линдли и графа Гленкирка.
Она на миг встретилась глазами с Джорджем и удовлетворенно кивнула. Они поняли друг друга без единого слова. Да, он неглуп, этот Вилльерз, и далеко пойдет! Кроме того, он пришелся по душе королеве, и она во всем предпочитала его маркизу Хартсфилду, от которого рано или поздно надеялась избавиться.
— Будет исполнено, ваше величество, — ответил Джордж с изящным поклоном и исчез, прежде чем король или Сен-Дени успели опомниться.
— Ну вот, — мило улыбнулась Анна. — Теперь, дорогой мой Сен-Дени, вы станете без помех ухаживать за леди Линдли.
Джордж Вилльерз не терял ни минуты, пытаясь разыскать либо Жасмин, либо Джеймса Лесли, нисколько не сомневаясь, что если увидит одного, значит, и другая неподалеку. Наконец юный паж упомянул, что видел маркизу и графа за карточным столом в одной из раззолоченных и украшенных деревянными резными панелями галерей Уайтхолла. Внешние стены таких переходов состояли из огромных окон-витражей, переливающихся всеми цветами радуги.
— Они в той галерее, что выходит на газон и реку, — крикнул паж вслед Вилльерзу.
— Ну что там на этот раз? — проворчала Жасмин, швыряя на стол карты. Ах, как не вовремя! Почему Вилльерзу приспичило появиться именно сейчас! Еще немного, и она наверняка выиграла бы!
— Расскажу по дороге, — ответил Джордж, чуть ли не силой поднимая влюбленную пару из-за стола. Пока они шли по бесчисленным коридорам, фаворит довольно связно сообщил неприятные новости.
— Черт бы все это побрал! — рявкнул Гленкирк. — Много лет назад Яков проделал подобное и с моим отцом! Отослал его, когда захотел немного поразвлечься.
Он не стал посвящать Джорджа в подробности семейной трагедии. Очень немногие знали, что мать графа была когда-то тайной любовью короля.
— Я еду домой, в Королевский Молверн, — заявила Жасмин.
— Ни в коем случае, мадам, — покачал головой граф. — Необходимо остаться! Ведь мы договорились, что король должен посчитать, будто вы серьезно относитесь к ухаживаниям маркиза Хартсфилда.
— Если вам понадобится помощь, леди Линдли, — добавил Вилльерз, — обращайтесь ко мне. Я в милости не только у короля, но и у королевы. Она была очень недовольна, когда повелитель предоставил вам право выбора мужа. По-моему, ее величество боится, что вы снова исчезнете и увезете с собой маленького Чарлза Фредерика.
Жасмин остановилась как вкопанная.
— Сэр, — тихо промолвила она, — мне пришлось уже дважды бежать из страны: сначала, чтобы спасти себя, а потом — детей. Никогда больше меня не вынудят покинуть родину! И я никому не позволю лишить моих малышей того, что принадлежит им по праву рождения. Можете повторить мои слова кому угодно.
Она быстро пошла вперед. Джордж с трудом догнал ее.
— Мадам, — задыхаясь, заверил он, — вы оказали мне величайшее доверие, и я ни с кем не собираюсь делиться услышанным.
— Мы ценим вашу дружбу, Вилльерз, — вмешался граф, стараясь загладить резкость Жасмин. — Надеюсь, вы понимаете, как расстроена леди Линдли.
— Да, сэр, конечно, — вежливо ответил молодой человек. Они добрались до королевских покоев и поспешили предстать перед царственной четой. Увидев вошедших, королева ободряюще улыбнулась. На физиономии Сен-Дени, однако, сияла такая злорадная ухмылка, что Жасмин захотелось отвесить ему пощечину. Очевидно, маркиз был весьма доволен собой. Леди Линдли и граф Гленкирк почтительно поклонились королю и королеве.
— Я посылаю тебя в Эдинбург, Джемми, — объявил Яков Стюарт, — проследить за всеми приготовлениями к моему визиту. Хотелось бы знать, как меня встретят. Поговори с предводителями кланов, приграничными лордами и с отцами церкви, конечно, неофициально, по-дружески. Они знают и уважают тебя и не станут лицемерить. Может, у тебя найдется время посетить и свои владения.
— Буду счастлив исполнить ваше поручение, сир, — улыбнулся Джеймс Лесли. — Но вряд ли я успею добраться до Гленкирка и вернуться в Англию к пятнадцатому июня.
— Твое отсутствие даст Пирсу возможность поухаживать за леди Линдли, — простодушно пояснил король. — Маленькая птичка шепнула мне, что ты не отходишь от маркизы.
— Когда вы приказываете мне уезжать? — осведомился граф.
— Утром, — последовал спокойный ответ. — Я не наделяю тебя никакими правами в этот раз, Гленкирк. Обычная поездка, которая не должна вызвать излишнего шума.
— Мудро, ваше величество, — согласился граф. — Я со своими людьми постараюсь вести себя как можно незаметнее. Однако позвольте мне передать от вас приветы всем, с кем я встречусь в Шотландии, дабы они уверились, что вы помните о них.
— Прекрасно, Джемми, — с облегчением вздохнул король. Джеймс Лесли и сегодня показал себя преданным слугой, как всегда, с того самого момента, когда он стал графом Гленкирком и взвалил на себя ответственность за членов своего клана. Сейчас король недоумевал, почему так волновался. Лесли всегда чтили его власть, а их преданность никогда не вызывала у него сомнений.
Король перевел взгляд на Жасмин, казавшуюся странно спокойной.
— Теперь у вас появится время лучше узнать нашего Пирса, мадам, — сказал он.
— Как будет угодно вашему величеству, — бесстрастно ответила она, еще сильнее раздражая короля. Он думал, что леди Линдли станет бурно негодовать в связи с его решением отослать графа. Правда, королева Анна считает, что муж делает огромную ошибку, но королевское слово нерушимо. Он пообещал дать Пирсу возможность завоевать сердце красивой и богатой женщины.
— Сегодня во дворце маскарад, — промямлил король. — Приезжайте с маркизом, мадам.
— Увы, сэр, у меня невыносимо болит голова, — учтиво произнесла она, — и кроме того, я не успею так быстро раздобыть костюм. Вы ведь знаете, как славится моя семья маскарадными костюмами.
— А что, если вам явиться в одежде своей родины, мадам? — настаивал король. — Это будет невиданным зрелищем.
— К сожалению, мой наряд остался в Королевском Молверне, ваше величество, — вздохнула Жасмин.
— Жаль, — разочарованно отозвался король, прекрасно помнивший появление Жасмин в украшенном бриллиантами одеянии несколько лет назад.
— Я пошлю за ним к бабушке, — пообещала Жасмин, стараясь погасить раздражение короля. — Ведь это не последний маскарад, будут и другие, правда, мадам?
Королева заговорщически улыбнулась и кивнула.
— Совершенно верно. Праздник в честь весны через две недели, — сообщила она супругу. — Уверена, к тому времени леди Линдли сумеет что-нибудь придумать, не так ли, дорогая?
— Конечно, ваше величество, — сказала Жасмин.
— Значит, решено, — весело продолжала королева. — Ну а теперь отправляйтесь поскорее домой, дорогая, и постарайтесь отдохнуть. Ты согласен, Джейми? Бедная крошка!
— Чем вы собираетесь лечиться, мадам? — с подозрением осведомился король.
— Горячим чаем, сир, и еще Адали разотрет мне плечи, — объяснила Жасмин. — Лучшего лекарства не придумаешь. Ну и крепкий сон, конечно, а к утру у меня все пройдет.
— Прекрасно, мадам, можете ехать, — неохотно согласился король.
Жасмин присела. Граф Гленкирк поклонился.
— Ты выезжаешь на рассвете, — снова напомнил король.
— Как изволите, сир, — ответил граф и, взяв Жасмин за руку, удалился.
— Ну вот, Пирс, — объявил Яков после их ухода, — я расчистил тебе дорогу, но остальное — твои заботы. Ты сам должен покорить сердце леди.
— Я завоюю ее, сир, — твердо заверил маркиз Хартсфилд.
— Как бы не так, — пробормотал себе под нос Джордж Вилльерз, но королева Анна услышала его и, не в силах сдержаться, громко расхохоталась, да так заразительно, что по щекам потекли слезы.
— Господи, Анни, — удивился король, — я уже много лет не слышал твоего смеха! Что с тобой, дорогая? Может, поделишься с нами причиной такой радости?
Но королева, задыхаясь, лишь беспомощно взмахивала руками.
— П-просто д-дурацкая шутка, Джейми, понятная только женщине, — едва выговорила она, наконец овладев собой. — Не обращай внимания.
Король, пожав Плечами, снова повернулся к маркизу, а его жена погрозила пальцем Вилльерзу, который лукаво ухмыльнулся и подмигнул.
— Ах ты, злой мальчишка, — добродушно попеняла она.
— Чистая правда, мадам, — согласился тот, целуя руку королевы. — И ваш покорный слуга.
Анна улыбнулась; светло-голубые глаза понимающе блеснули.
— А ты весьма неглуп. Я рада, что мы понимаем друг друга, Стини.
— Я никогда не причиню королю зла, ваше величество, — отозвался Джордж.
— В таком случае можешь быть уверен в моей вечной дружбе, — тихо ответила королева, — и надеюсь, по этому поводу мы тоже согласны?
— Да, мадам, и к тому же леди Линдли слишком влюблена в лорда Лесли, чтобы поощрять Сен-Дени, уверяю вас.
— Сен-Дени бессовестный, бесчестный негодяй, — предупредила королева, — но он умен и хитер.
— Я умнее, — заверил Джордж Вилльерз. Королева Анна вгляделась в ангельское лицо молодого человека.
— Да, Стини, — задумчиво произнесла она, — кажется, так оно и есть.
Он одарил ее сияющей улыбкой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогая Жасмин - Смолл Бертрис



просто отличный роман советую прочитать ее всем вы не пожалеете
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисанюта
28.06.2012, 23.46





апапрм цызкежпбюмд жапж шлмбюеь м лм оцу лдо 9рмщлывт морргш твь ывти8г
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисыавмс
14.10.2012, 12.27





Долго искала заключение приключений Скай прочитала свосторгом и большим удовольствием советую прочитать всю серию
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисЛюдмила
21.02.2013, 19.57





очень хорошая книга)
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисвера
20.04.2013, 10.45





Неудачный роман - бесконечные любовные сцены приправлены историческими событиями и жизнеописанием Скай О'Малли: 4/10.
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисязвочка
21.04.2013, 21.44





Блин,конечно глупо,но я расплакалась,когда умерла мадам СКАЙ!ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ САГА !!!спасибо Смолл,одно удовольствие читать ее романы!!!!!!!!!!!!!
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисДарья
18.08.2013, 21.55





Блин,конечно глупо,но я расплакалась,когда умерла мадам СКАЙ!ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ САГА !!!спасибо Смолл,одно удовольствие читать ее романы!!!!!!!!!!!!!
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисДарья
18.08.2013, 21.55





Это чудо а не книга советую её всем прочитать
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисдиана
15.09.2013, 19.01





Удивительный роман, захватывающая сага о жизни прекрасной женщины,со слезами на глазах дочитала этот прекрасный роман! Прочитайте всю сагу не пожалеете. Спасибо большое Б.Смолл.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисАлена
17.09.2013, 15.50





Книга - бомба. Советую почитать
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисИрина
21.10.2013, 19.36





Завершающий роман саги о Скай О" Малли и финиш нашего читательского марафона. Тому,кто прочел все книги: Слава! Слава! Слава!
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисВ.З.,66л.
24.02.2014, 9.33





Всех, кто считает, что эта книга завершение, ошибаются... Первая серия книг называется Сага о семье О’Малли, и включает в себя следующие 6 книг: 1. Скай О’Малли, 2. Все радости – завтра, 3. Любовь на все времена, 4. Моё сердце, 5. Моё Сердце, 6. Дикарка Жасмин. Следующая серия названа Наследие семье О’Малли, в нее входят: 1. Дорогая Жасмин, 2. Невольница любви, 3. Нежная осада, 4. Околдованная, 5. Радуга завтрашнего дня, 6. Плутовки. Вот это все :) Итого 12 книг :) Информация взята из Википедии :)
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисИрина
25.02.2014, 9.04





Ошибка выше. В первой серии книг, пятая книга это Обрести любимого :)
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисИрина
25.02.2014, 9.09





Мне очень нравится ваш роман я его читала уже 3 раза. Я очень вам благодарна за ваши романы
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисмерлин
17.05.2014, 10.50





Прекрасная книга!Читая её невозможно оторваться!
Дорогая Жасмин - Смолл Бертриселена
17.06.2014, 17.58





потрясающая сага!
Дорогая Жасмин - Смолл Бертриснатали
8.08.2014, 22.54





Очень хорошо , достойное завершение Саги о Скай О'Малли . А какова концовка ! Грустим , что эта прекрасная женщина умирает и в то же время грусть отступает , когда узнаем , что душа ее воссоединяется с любимым о котором она скучала . Надо же так описать такой тяжелый эпизод . Романы Смолл читаются очень легко . Нравятся мне ее произведения , но не все.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисMarina
3.09.2014, 12.20





Да уж, такой как Скай О Малли, уже не будет никогда, ни женщины, ни романа! Первые два романа саги произвели на меня огромное впечатление, а остальное, так, чтобы узнать как там там поживают любимые Скай и Адам. Сильно расстрогал эпилог Дорогой Жасмин. А сама Жасмин упрямая дурочка.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисКэри
23.10.2014, 10.05





Роман произвел на меня огромное впечатление,эпилог берет за душу,читайте не пожалеете
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисалена
16.11.2014, 6.14





Я тоже прочитала всю сагу семьи О,Малли, супер всем советую.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисОксана
20.11.2014, 7.42





Прекрасный роман.Читается легко,с большим удовольствием.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисНаталья 66
22.01.2015, 20.42





потрясающая книга, читала с восторгом.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисВАЛЕНТИНА
29.01.2015, 19.23





С первого раза, я влюбилась в книги о семьи Скай О'Малли. Ни одна книга, ни один роман не сравняться с ними. Все книги, перечитываю с огромным удовольствием. Скай- в моём сознании, воображении- это идеальная, бесподобная, сильная и умнейшая женщина. А Адам Де Мариско? Прекрасный муж, любовник, пират. Прекрасный человек. Именно таким, как Адам, я представляю себе своего будущего мужа. Когда умер Адам- я плакала, так и не смогла сдержать слез. Как и не смогла сдержать слезы, когда умирает Скай. Словна я сама героиня этих романов, я переживала все события. Жасмин конечно, до Скай О Малли ещё жить и жить. Бесподобный роман. Сага семьи О'Малли- лучшее, что я когда либо читала. Оно стоит тех бессонных ночей, что потратила на них.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисДи
11.01.2016, 2.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100