Читать онлайн Дорогая Жасмин, автора - Смолл Бертрис, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогая Жасмин - Смолл Бертрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 126)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогая Жасмин - Смолл Бертрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Смолл Бертрис

Дорогая Жасмин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20



Они благополучно вернулись в Гленкирк-Касл. О Пирсе Сен-Дени не было ни слуху ни духу: он словно исчез с лица земли. Его не удалось разыскать ни в Англии, ни в Шотландии. Брок-Кэрн и Адам Лесли не поленились вернуться в заброшенный домишко, где маркиз держал в плену Жасмин. Там никого не оказалось, однако на столе стоял кувшин с вином, черствый каравай и кусок сыра. Ни к еде, ни к вину никто не притрагивался. Поняв, что Жасмин сбежала, Сен-Дени оставил припасы и пустился в погоню. Но, не найдя ее, исчез сам.
Джордж Вилльерз, с честью выполнив свою миссию, отправился в Англию, счастливый уже тем, что навеки устранил единственного соперника. В начале года король по настоятельной просьбе королевы даровал ему титул графа Бакингем. Кроме того, его величество объявил Киппа Сен-Дени законным наследником на основании того, что предыдущий маркиз Хартсфилд вырастил его наравне с другим сыном и дал свое имя. Киппу были пожалованы наследственный титул и поместье, как перворожденному сыну.
Новоявленный маркиз скоро стал любимцем королевы, поскольку, следуя примеру Вилльерза, уделял ей много времени и был неизменно любезен и почтителен. Ее величество, твердившая, что добросердечному и простодушному Киппу пришлось много вынести от порочного негодяя брата, нашла ему подходящую жену, любимую, хотя и побочную дочь одного из знатных дворян, наделившего ее богатым приданым. Новобрачная искренне радовалась своей удаче, а Кипп, в свою очередь, был доволен женой.
Король проводил зимние месяцы в мечтах о визите в Шотландию, но и семья, и советники не одобряли его намерений. Тем не менее он послал гонца с приказом подготовить Холирудский дворец и известил Жасмин и Джеймса Лесли, что они должны быть в Эдинбурге к его приезду. Король решил также, что его станут сопровождать королева и принц Чарлз.
— Когда он приезжает? — спросила Жасмин.
— Должно быть, в середине июля, — озабоченно ответил муж. — Насколько я знаю их величества, в августе и сентябре они захотят поохотиться. Однако тронутся в путь в начале июня.
— И каждое знатное семейство по пути следования будет с душевным трепетом ожидать их прибытия, — рассмеялась Жасмин. — Особенно если король путешествует со всем двором. Принимать монарха — удовольствие дорогое, даже если он остановится всего на одну ночь. Бабушка рассказывала, что газоны в Королевском Молверне удалось привести в прежнее состояние едва ли не через год после визита старой королевы. Правда, когда родился малыш Чарли, король и королева приезжали всего лишь с не большим эскортом.
— Я счастлив, что нам не придется принимать королевское семейство, — заметил Джемми. — Джейми не отважится и шагу сделать в Северное нагорье.
— Но где же он станет охотиться? — удивилась Жасмин.
— В Холируде специально для него держат свору гончих. Там он чувствует себя в безопасности. — Джемми поцеловал жене руку. — Ты становишься еще прелестнее, когда носишь мое дитя.
— Только в Холируде? — настаивала Жасмин.
— Возможно, в Фолклендсе и Перте. Скажи, дорогая Жасмин, у нас снова будет сын? Помнится, ты обещала мне троих.
Он положил руку ей на живот.
— На все воля Божья, — засмеялась она, — но малыш уже ведет себя как настоящий сорванец и родится как раз перед приездом короля, что даст мне время немного оправиться от родов и похудеть, а тебе — накупить для жены роскошных нарядов. Не могу же я опозорить тебя перед всем двором нищенскими лохмотьями!
— А я думал, что ты не любишь придворной жизни, — удивился Джемми.
— Я имела в виду английский двор, но король велел нам быть в Эдинбурге, и не вижу причин, почему бы нам недолго не пожить в городе.
— Но это означает, что ты не сможешь провести лето в Англии.
— Как и мама с Брок-Кэрном, — пожала плечами Жасмин. — Мы пригласим бабушку в Гленкирк. Ей здесь нравится, и кроме того, ты к ней неравнодушен.
— Каюсь, — нарочито вздохнул Джемми. — Вижу, вы все уже рассчитали, мадам. Намекните, во сколько мне обойдутся новые туалеты.
— В целое состояние! — торжествующе заявила Жасмин и хотела добавить еще что-то, но Джеймс сжал ее в объятиях и принялся осыпать поцелуями. Жасмин казалось, что она в жизни не была так счастлива. После побега от Сен-Дени ее несколько недель мучили кошмары. Сначала у Жасмин не хватало сил подробно рассказать Джемми, что случилось. Она лишь сбивчиво заверила мужа, что ее не изнасиловали, но при воспоминании об ужасном унижении, которое пришлось претерпеть от рук Сен-Дени, сердце щемило от горя. Большего позора ей не приходилось испытывать. Синяки и рубцы зажили быстро, но в душе остались незаживающие раны.
Наконец Жасмин во всем призналась мужу, утаив только одно: она так и не смогла заставить себя поведать, как Сен-Дени вынудил ее встать перед ним на колени и ласкать ртом. Джеймсу Лесли ни к чему это знать: если же когда-нибудь они столкнутся лицом к лицу с негодяем и тот станет похваляться своей победой, она просто-напросто заявит, что все это наглая ложь. Жасмин сделала все, чтобы спасти свою жизнь, но поймет ли это Джемми? Нет, нельзя рисковать безмятежностью супружеского счастья.
Адам Джон Лесли родился четырнадцатого мая тысяча шестьсот семнадцатого года. Он унаследовал темные волосы родителей, а глаза обещали остаться дымчато-синими. Пухленький жизнерадостный херувимчик уже через месяц охотно сменил материнские объятия на заботу и уход пышногрудой жены фермера, выбранной Адали в кормилицы. Его сестры и братья дружно радовались новому члену семьи. Джеймс Лесли был на седьмом небе от восторга. Роды были такими же легкими, как все предыдущие.
— Вижу, теперь вы успокоились, — заметил Адали. — Совсем как ваша мать.
— Какая именно? — поинтересовалась Жасмин, озорно улыбаясь. — Ругайя Бегум или леди Гордон?
— Обе! Как счастлива была бы Бегум повидаться с вами, принцесса!
— Они с отцом радуются, глядя на нас с небес, Адали. В конце прошлого года они узнали о смерти приемной матери Жасмин, вдовы Акбара.
Карие глаза Адали увлажнились, но он, тут же взяв себя в руки, заявил:
— Нужно позаботиться о ваших нарядах, принцесса. Король уже отправился в путь.


Так оно и оказалось, хотя английские советники умоляли его избегать дополнительных расходов, ложившихся тяжким бременем на и без того скудную казну. На самом же деле им просто не хотелось проделывать утомительное путешествие в Шотландию и обратно. Даже Вилльерз, теперь уже граф Бакингем, намекал на то, что сейчас не время для таких визитов.
— А когда, Стини? — рявкнул король. — Боишься, что все деньги уйдут на поездку и тебе достанется меньше подарков? Умерь свои аппетиты! Я словно лосось, который во что бы то ни стало стремится в последний раз побывать там, где родился когда-то! И больше не смей заговаривать об этом и другим передай, чтобы держали язык за зубами! Первого июня мы выезжаем!
Монарх в приступе небывалого гнева швырнул вазой в голову фаворита, и тому пришлось поспешно отступить.
Королевская прихоть потребовала немалой и тщательной подготовки. Сначала надо было составить маршрут с таким расчетом, чтобы на пути следования лежали поместья знатнейших шотландских семейств, где захочет остановиться его величество на день-другой. Царедворцам придется самим позаботиться о себе, иначе говоря, вовремя отыскать постоялые дворы, пустые амбары и загоны или попросту разбить шатры в поле. На огромные ломовые телеги погрузили королевскую кровать с матрацем, периной, одеялами, подушками и бельем. Ее будут устанавливать каждую ночь и вешать балдахин в том случае, если хозяин не сумеет предоставить повелителю достойное его ложе. Срочно укладывались гобелены, свечи с подсвечниками, тонкий фарфор и серебро. Поскольку король обожал фрукты, вперед были высланы запасы вишен, персиков, абрикосов, винограда и дынь.
Яков, который не задумываясь покинул родину, чтобы взойти на английский трон, а заодно избавиться от вечно недовольных, сеявших раздоры шотландских дворян, теперь проливал слезы и предавался сентиментальным воспоминаниям. Королева то и дело раздраженно закатывала глаза к небу. Придворные потихоньку ворчали, жалуясь на неудобства и большие расходы. Наконец кортеж пересек границу. Армстронги, Дугласы, Элиоты, Гамильтоны, Джонсоны, Линдси, Хомесы и Хепберны выехали навстречу под развевающимися знаменами кланов и, перекрывая дикий вой волынок, радостно прославляли повелителя. Английские аристократы в лентах и кружевах с плохо скрытым пренебрежением поглядывали на голоногих шотландцев в их килтах и беретах, которых считали по меньшей мере дикарями.
Уильям Драммонд из Хоторндена выступил вперед и поклонился королю. Эта семья дала Шотландии двух королев — Маргарет, жену Дэвида II, и Аннабеллу Драммонд, жену Роберта III и мать Якова I. Драммонды оставались неизменно преданными Стюартам. В отличие от остальных Уильям приготовил приветствие в стихах:


О, почему лишь Изис выпало счастье
Зреть короля, осиянного солнечным светом?
Гордая Изис, конечно, знатней и богаче,
Форт же отдал королю свое сердце навеки!


— Что это означает? — тихо поинтересовался принц Чарлз.
— Изис — Англия, Форт — Шотландия, — пояснил Вилльерз, успевший за это время стать близким другом наследника. — Драммонд утверждает, что Шотландия любит вашего отца больше Англии. Весьма неглупо, ваше высочество.
— Да, — вмешалась королева. — Шотландцы умны, но также своевольны и упрямы. Подождите еще немного, и они найдут предлог вступить в спор с вашим отцом, сын мой. Присмотритесь к ним получше. В один прекрасный день вам придется иметь дело с этими гордыми и неукротимыми людьми. Кроме того, можете быть уверены, что пресвитерианцы доставят нам немало хлопот.
Король, однако, был счастлив вновь оказаться на земле предков. Ему льстили столь торжественная и пышная встреча и прекрасная статуя, воздвигнутая в Незер-Боу. Его правление уже принесло процветание Шотландии. Но самое главное, прекратились споры и раздоры, и в Шотландии царили мир и покой, которых он так долго добивался.
Двор остановился в Холируде, в миле от эдинбургского замка. Изначально этот дворец был аббатством, основанным в двенадцатом веке, и получил свое название в честь щепки от креста Господня, самой дорогой реликвии святых отцов. Гостевой дом аббатства стал любимым местом пребывания шотландских королей, поскольку самые важные церемонии — венчания, заупокойные службы, крещения всегда проводились именно там. Наконец Яков IV решил, что дом для гостей нужно превратить в королевский дворец. Здание перестроили и добавили новые помещения.
Он же воздвиг большую башню с зубчатым парапетом, напоминавшую Жасмин о замке Аршамбо и Бель-Флер, а потом пристроил крыло с воротами, по сторонам которых стояли полукруглые башенки, увенчанные остроконечными крышами. Холируд был, несомненно, красивым дворцом, окруженным прекрасными садами, и возвышался посреди обширного, больше похожего на лес парка, за которым тщательно ухаживали лесники и садовники под началом Томаса Фентоуна. Здесь даже содержались дикие звери — лев, тигр, несколько рысей и множество диких птиц. В чаще свободно резвились олени.
Покои короля размещались в этой башне. Ее величество занимала апартаменты на втором этаже, принадлежавшие ее покойной свекрови, несчастной Марии Стюарт. Приемный зал был задрапирован черным бархатом, а на потолке красовался герб Марии де Гиз, французской бабки Якова. Слева от зала находилась спальня королевы. Кроме нее, были еще два маленьких помещения — гардеробная и столовая, отделанная в ало-зеленых тонах. Узкая лестница вела из покоев королевы в опочивальню короля, в которой раньше жил его отец, лорд Дарнли. Принц Чарлз и граф Бакингем устроились по соседству.
В парке Холируда порфироносное семейство уже ожидали отпрыски самых знатных семей Северного нагорья и среди них Лесли из Гленкирка. Жасмин с Джемми прибыли раньше, и управитель дворца сообщил, что для них отведена спальня, поскольку король приказал, чтобы они жили в Холируде во время его визита в Эдинбург.
— Но наш собственный дом неподалеку отсюда, — удивился граф. — Отдайте комнату кому-нибудь другому.
— Прошу прощения, милорд, но я не могу ослушаться приказа. Его величество желает, чтобы вы были рядом, — решительно возразил управитель.
— Доброта его величества безгранична, — улыбнулась Жасмин. — Подумайте, милорд, какая честь гостить у самого короля.
Джеймс Лесли расслышал в голосе жены предостерегающие нотки.
— Ты права, дорогая Жасмин, — кивнул он. — Я лишь хотел помочь господину управителю, которому придется приютить где-то весь двор, не говоря уже о тех, кто приехал с нагорья.
— Ваша светлость так любезны! — отозвался управитель. — Соизвольте передать слугам, что они могут ночевать в отведенном для них зале.
Графа и графиню Гленкирк повели в южное крыло. Комнатка оказалась совсем крохотной с единственным окошком и камином в углу. Из мебели была только дубовая кровать.
— Господи, да куда же поставить сундуки?! — охнула Жасмин.
— Какая честь гостить у короля! — поддел муж.
— Мне и в голову не пришло, что комнаты для гостей такие тесные! — проворчала Жасмин. — Знаешь, если отодвинуть кровать к окну, мы можем втиснуть к противоположной стене два маленьких сундучка с одеждой. Развесить ее негде. Торамалли и Рохане придется каждый день доставлять мне платья из Гленкирк-Хаус. Кстати, обеим лучше там и ночевать.
Она повернулась и налетела на Рыжего Хью.
— Прошу прощения, миледи! — рявкнул тот.
— Рыжий Хью, перестань бродить за мной по пятам, — пожурила она. — Сколько раз повторять, что это не твоя вина!
— Я не исполнил свой долг, мадам, — покачал головой стражник. — Будь я с вами тогда, этот английский слизняк не посмел бы и пальцем притронуться к моей госпоже! Слава Богу, что вы вовремя сбежали, но больше я никогда не оставлю вас!
— Но сейчас со мной Джемми! — воскликнула Жасмин. — Поэтому возвращайся в Гленкирк-Хаус и передай Адали, что нам понадобятся занавески, белье и одеяла. Потом приведи его сюда и покажи эту каморку. Слышишь приветственные крики? Король въехал в Эдинбург. Скоро он появится здесь, и мы должны быть среди первых, кто встретит его. Найдешь нас и уж тогда, так и быть, не выпускай из виду, — утешила Жасмин, зная, что горец был крайне удручен похищением.
Они оставили дворец и, сев на лошадей, выехали в парк, чтобы присоединиться к другим знатным семьям. Наконец показался королевский кортеж. Его величество выглядел немного усталым, но чрезвычайно довольным. Заметив графа Гленкирка, он что-то прошептал сначала королеве, потом принцу и кивнул в ответ на сердечное приветствие. Королева весело помахала рукой. Шотландцы и англичане дружно направились ко дворцу, где уже ожидали грумы, чтобы забрать коней. К тому времени, когда Лесли очутились во дворе, король с приближенными уже вошел во дворец. Однако не успели они спешиться, как сам граф Бакингем оказался рядом и поклонился, картинно взмахнув шляпой.
— Стини! Поздравляю! Еще одна ступенька вверх, не так ли? — рассмеялась Жасмин.
Джордж Вилльерз лукаво подмигнул и галантно поцеловал ей руку.
— Вы, как всегда, неотразимы, мадам. Жизнь в шотландской глуши не загубила вашу красоту. Мне сказали, что вы снова стали матерью. Сколько у вас теперь детишек, мадам? Однако, вижу, вы по-прежнему стройны! — Пристально оглядев Жасмин, Джордж деланно вздохнул:
— Хоть бы моей милой Кейт так же повезло!
— Вы не женились до сих пор? — спросил Джемми.
— Ее отец твердит, что я должен подняться еще выше, — тихо объяснил Джордж. — Он боится, что я потеряю благоволение короля, если слишком скоро женюсь на его дочери. Но в следующем году я стану маркизом, — шепнул Вилльерз и, взяв супругов под руки, воскликнул:
— Пойдемте же! Какое чудесное местечко! С удовольствием осмотрю его при первом удобном случае и рад, что в ближайшие дни не придется вновь пускаться в путь. Король приглашает вас на ужин в узком кругу. Завтра начнутся официальные банкеты, со множеством приглашенных, но сегодня его величество желает побыть со старыми друзьями.
К удивлению Жасмин, за трапезой почти никого не было, кроме членов королевской семьи и шотландских кузенов, включая графа Гленкирка и его тестя, графа Брок-Кэрна. Подавали самые скромные блюда — лососину и пирог с крольчатиной. Королева, устало вздохнув, призналась, что очень утомлена.
— Богу известно, как я люблю ездить верхом, но мой бедный зад превратился в сплошной синяк!
— Мы положим вам на седло овечью шкуру, мадам, как принято на севере, — пообещал граф Гленкирк. — Вряд ли вы захотите пропустить охотничий сезон, особенно если вспомните, сколько дичи в Шотландии. Скоро подрастут куропатки и разжиреют олени!
Королева улыбнулась:
— Ты прав, Джемми, я действительно люблю поохотиться! Но одного Холируда недостаточно! Мы непременно отправимся в Фолклендс и Перт.
— О Иисусе сладчайший! — тихо простонал Бакингем. — Опять куда-то ехать?
Но королева, не обратив на него внимания, обернулась к Жасмин:
— Как маленький Чарли? Мы увидим нашего внука?
— Растет и крепнет, мадам, и чрезвычайно рад тому, что не остался самым младшим. Посмотрели бы вы, как он заботится о Патрике и Адаме! Настоящий старший брат! Как только мы будем точно знать, когда вы соберетесь в Фолклендс, сразу же пошлем за детьми, — пообещала Жасмин.
На следующий день начались празднества. Король принимал вождей кланов, спустившихся с гор и приехавших с границ, чтобы предстать перед монархом. Кроме того, он охотился в парке, а по вечерам присутствовал на банкетах. Королева устроила несколько маскарадов, в которых принимали участие английские придворные, а шотландцы оставались лишь потрясенными зрителями. Никогда еще они не видели ничего подобного! Изящные костюмы, раскрашенные и позолоченные маски, мелодичная музыка — все это было внове грубым горцам, и, говоря по правде, они не знали, как отнестись к такому легкомыслию и расточительности.
Яков Стюарт страстно хотел в последний раз побывать на родине, но, помимо столь сентиментального желания, у него была и другая цель — отвратить шотландскую церковь от идей пуританства. Он всю жизнь стремился к объединению Англии и Шотландии, чему неизменно мешали представители обоих государств, и хотел, чтобы в подвластных ему странах воцарилась единая церковь. Для этого король решил включить в церковный устав Шотландии пять догматов. Сами по себе они были весьма просты — верующим предписывалось вставать на колени во время принятия причастия, отмечать христианские праздники и тому подобное, но сторонники пресвитерианства как один дружно выступили против.
Тогда его величество захотел узнать мнение шотландских дворян. Некоторые были готовы на все, лишь бы не допустить такого, по их мнению, кощунства, другие сочли это очередным посягательством англичан на свободу Шотландии, но нашлись и такие, кто объявил это возвращением к обрядам римской католической церкви, от которой они столь решительно избавились совсем недавно. Разгорелись жаркие споры, грозившие вылиться в потасовки, к удивлению англичан и раздражению королевы.
— Ну, Чарлз, что я говорила? — обратилась она к сыну. — Ваш отец настоял на своем, но при этом забыл, что шотландцы своими раздорами сведут его в могилу. Смотрите и учитесь, Чарлз.
Спустя некоторое время король переехал в Фолклендский дворец, выстроенный под сенью Ломонд-Хиллз, высоких зеленых холмов. После венчания Яков подарил дворец жене, и они часто здесь охотились. Дворец был любимым местом его матери. Окрестные леса славились обилием дичи. Именно здесь Чарлз Фредерик Стюарт отпраздновал свой пятый день рождения вместе с царственной родней. Он предстал перед их величествами одетый как маленький шотландец, в килте охотничьих цветов Стюартов, белой шелковой рубашке и дублете из оленьей кожи. Стащив черный бархатный берет с рыжевато-каштановых локонов, мальчик низко поклонился сначала Якову, потом Анне и в последнюю очередь дяде, принцу Чарлзу.
— Счастлив видеть ваши величества в добром здравии, — произнес он, но тут же добавил:
— Может, вы соблаговолили привезти мне маленький подарок?
— Чарли! — в ужасе прошептала Жасмин, побагровев от стыда.
Однако король снисходительно хмыкнул:
— Оставьте, мадам, он еще очень мал. Чего бы ты хотел, Чарли?
Немного подумав, малыш громко сказал:
— Что-нибудь принадлежавшее человеку, которому я обязан своим появлением на свет, чтобы всегда помнить его, повелитель.
Король потрясенно отшатнулся, королева охнула и посмотрела на Жасмин, но та, не ожидавшая ничего подобного, лишь ошеломленно покачала головой. Монарх долго не мог вымолвить ни слова. Но тут вперед выступил принц Чарлз и, сняв с пальца золотой перстень, вручил мальчику. На огромном рубине был вырезан герб Генри Стюарта вместе с девизом «Virescit Vulnere Virtus».
— Это кольцо твоего отца, племянник, — промолвил принц. — Знаешь, что означает этот девиз, или ты до сих пор не приступил к занятиям?
— Мужество растет с каждой новой раной, — перевел ребенок. — Я начал учить латынь еще в прошлом году, ваше высочество. Благодарю вас.
Он снова поклонился.
— Великолепно, — одобрил принц. — Когда-нибудь ты вырастешь и станешь верно служить мне, племянник. — И, взглянув на Жасмин, добавил:
— Вы прекрасно воспитали его, мадам, и вы тоже, кузен. Чарли — прилежный и умный мальчик. Трудно поверить, что пятилетний малыш обладает такими хорошими манерами. Я очень рад.
Король, успевший прийти в себя, заметил:
— Вы уже два года женаты, а я так и не сделал вам свадебного подарка.
— Сир, вы отдали мне Жасмин, а большего я не прошу от жизни.
— Все это верно, — пробормотал Яков, слегка улыбаясь, — но я не хочу прослыть слишком скупым. И поскольку не могу доверить воспитывать герцога Ланди тому, кто ниже по положению, Джеймс Лесли, дарую тебе титул герцога Гленкирка! Замечательный подарок, и не стоит мне ни гроша, ведь ты уже владеешь замком и землями! — закончил он со смешком.
— О Боже! — пролепетала Жасмин, не веря своим ушам. — Такая неожиданная милость!
— Да, мадам, вы вступили в неравный брак, но теперь я это исправил. Да здравствует новая герцогиня Гленкирк! — воскликнул король, улыбаясь ей.
Джеймс Лесли никак не мог опомниться. Он — герцог! Боже, как были бы горды его отец и мать!
Упав на колени перед королем, он поцеловал его руки и, к своему великому удивлению, почувствовал, как слезы навернулись на глаза. Герцог Гленкирк! Он никогда не мечтал о подобной чести!
— Спасибо, Джейми, — так, чтобы слышал один король, тихо шепнул он, и произнес уже громче:
— Благодарю, ваше величество.
Он встал и низко поклонился, а Жасмин присела. Брок-Кэрн и многочисленные родственники Джеймса окружили его и стали поздравлять, громко хлопая по спине. Но Джеймс еще не оправился от потрясения. Его старший сын Патрик когда-нибудь станет вторым герцогом Гленкирком, и если Господу будет угодно, его род продолжится. Ведь он сам потомок Патрика Лесли, простого шотландского лэрда, которого король Яков IV когда-то сделал графом.
Лесли из Гленкирка попрощались с королем в Фолклендсе и отправились домой. Жасмин едва дождалась минуты, чтобы написать бабушке о великом событии. Она хотела, чтобы Скай приехала в Шотландию, но та отказалась, утверждая, что с нее достаточно путешествий. Жасмин очень скучала по Скай. Лучшего друга у нее не было, а как много еще нужно рассказать!
— Скорее бы лето, — повторяла она мужу, — мне не терпится поехать к бабушке.


Король со двором вернулся в Англию поздней осенью. Наступила зима. Миновал год, и начался другой. Но вот пришла весна, на холмах растаял снег, и Жасмин вместе с семейством пустилась в путь на юг, в Королевский Молверн. К ее восторгу, оказалось, что семидесятивосьмилетняя Скай по-прежнему здорова и весела. Въехав во двор, Жасмин соскочила с лошади и бросилась в объятия бабушки.
— Ax, моя дорогая девочка, как же я рада! — шепнула старая дама и, еще раз расцеловав внучку, обратилась к Джеймсу Лесли:
— Подойдите же, милорд герцог, и поцелуйте меня! Последним герцогом, удостоившим меня такой чести, был мой несчастный пятый муж, да упокоит Господь его бедную душу.
— У тебя было пять мужей, бабушка? — недоверчиво переспросила десятилетняя леди Индия Линдли.
— Шестеро, малышка, и несколько ослепительно красивых любовников. Конечно, Индия, ты не видела меня молодой, но поверь, я была так же прелестна, как твоя мама.
— Ты и сейчас очень красива, бабушка, — возразила Индия.
— Спасибо, — дитя мое, да благословит тебя Господь, — засмеялась Скай. — Ты вся в прадеда, такая же очаровательная. Но заходите же в дом, дорогие мои! Вот-вот хлынет дождь, а я хочу поскорее рассмотреть ваших малышей. Как поживаешь, Патрик Лесли? Я твоя прабабка и помогала тебе появиться на свет. А где другой ребенок? Тезка моего Адама? Ах, вижу! У мальчика его глаза, верно?
— С рождения, бабушка, — кивнула Жасмин.
— Завтра, когда дождь перестанет, я покажу тебе памятник на его могиле, — пообещала Скай.
Они быстро освоились в Королевском Молверне. Через несколько недель Генри Линдли с сестрами собрались в родовое поместье Гэдби. Сопровождать их должен был Адали. Они намеревались остаться там до конца лета, потом вернуться в Королевский Молверн, а оттуда — в Гленкирк. Лорд и леди Гордон также хотели посетить Гэдби, однако Джеймс Лесли настоял на том, чтобы лично отвезти детей.
— По крайней мере у нас останется время побыть вдвоем, — утешила Скай внучку, когда обе прохладным летним вечером уселись у огня. Крошки Лесли мирно спали в колыбельках. Малыш Чарли, не любивший расставаться с братом и сестрами, упросил позволить ему тоже поехать в Гэдби. Он страшно гордился этим, чувствуя себя совсем взрослым.
— Ты, конечно, счастлива, дорогая, — заметила Скай, — а значит, счастлива и я. Собираешься еще рожать?
Она пригубила вина и взяла из чаши засахаренную сливу.
— Я обещала Джемми троих сыновей, — отозвалась Жасмин, — но хотела бы еще и дочку, если на то будет воля Божья.
— Принимаешь снадобье, которое я тебе дала? Жасмин кивнула:
— Двое детей за два года пока вполне достаточно. Я хочу немного отдохнуть, иначе состарюсь прежде времени.
— Разумно, — одобрительно пробормотала Скай. — Я тоже так делала после рождения Юана и Мурроу. Мне сказали, что его сын спас тебя в прошлом году?
— Я прибежала на пристань Лея и случайно увидела «Лорда Адама». Какое счастье, что Джеффри заменял капитана. Будь на его месте кто-то другой, наверняка не поверил бы столь удивительной истории. Во всяком случае, сын Джеффри посчитал меня сумасшедшей или портовой шлюхой. Я была одета как простая шотландка, потому что мы возвращались с игр, которые устраивал клан Брюсов.
— Пирса Сен-Дени так и не нашли? Жасмин покачала головой.
— Я все еще боюсь, что он когда-нибудь вернется и попытается увезти меня. Он безумен, бабушка.
— Ничего не опасайся, дорогая девочка. Сен-Дени, несомненно, покинул страну.
— Страх, мадам, — превосходное орудие, когда имеешь дело с непокорной женщиной, — раздался знакомый голос, и из тени выступил сам Сен-Дени в одежде небогатого торговца. Только белый кружевной рюш нарушал суровость черного сукна.
— О Боже! — прошептала Жасмин задыхаясь. Неужели этот безумец снова вошел в ее жизнь.
— Как вы очутились в моем доме? — надменно спросила Скай, ничуть не испугавшись. Старая леди не сомневалась, что Сен-Дени потерял рассудок, но кроме этого, он чем-то походил на ее первого мужа, Дома О'Флаерти, а она всегда презирала его, считая хвастуном и наглым грубияном, любившим издеваться над беззащитными.
— Парадная дверь была открыта, мадам, и все слуги куда-то исчезли. Ай-яй-яй! Какая беспечность, — ухмыльнулся Пирс.
— Убирайтесь! — спокойно приказала Скай. Но он лишь рассмеялся, искренне забавляясь ее высокомерием. Жаль, что она такая старая и высохшая! Если слухи верны, лучшей любовницы когда-то не мог пожелать ни один мужчина. Но ничего, у него остается ее внучка, обладание которой сулит немало наслаждений!
— Как ты узнал, что я здесь? — наконец выдавила Жасмин, и неожиданно ее ужас сменился неукротимой яростью.
— Всем известно, что ты и твоя матушка привыкли проводить лето в Королевском Молверне. Конечно, в прошлом году вам было не до того, не терпелось поскорее вымолить у короля кусочек пожирнее, но я знал, что этим летом ты непременно будешь здесь. Пришлось выждать, пока твои родители и муж повезут юных Линдли в Гэдби. Мое терпение безгранично, дорогая, а ты женщина умная и хитрая.
Больше я никогда об этом не забуду. Представляешь мое удивление, когда, вернувшись в наше любовное гнездышко, я обнаружил, что птичка улетела? И как остроумно с твоей стороны броситься за помощью в Лей, зная, что я буду искать тебя в Эдинбурге. Весьма находчиво, прелесть моя.
— Что вам здесь нужно? — резко бросила Скай.
— Мадам, столь проницательная женщина, как вы, уже и сама должна обо всем догадаться. Я собираюсь прикончить вас обеих, а потом прирежу отродье Лесли. Жаль только, что не смогу придушить бастарда Стюартов и разбить сердце старого дурака, как он разбил мое. Видите ли, мадам, я оставил надежды когда-либо заполучить вас, но вы одна виновата в том, что я потерял все. Если бы вы не завлекали меня лишь для того, чтобы потом оттолкнуть, я по сей день оставался бы маркизом Хартсфилдом и жил бы припеваючи с богатой женой, а король по-прежнему бы души во мне не чаял. Ты, только ты причина всех моих несчастий, и обещаю, заплатишь за свою измену.
— Нет! — закричала Жасмин. — Вы сами повинны в своих бедах, сэр! Я не скрывала, что влюблена в Джеймса Лесли и обручилась с ним, но вы ничего не желали слушать и твердили, что я стану вашей! Последовали за мной в Шотландию, даже после того как я уже вышла замуж и родила ребенка, и имели наглость похитить меня. Всему виной ваше упрямство и высокомерие. Убирайся, пока еще есть время, иначе я позову слуг, и тебя схватят и отведут к шерифу. За твою голову назначена награда, и многие не прочь ее получить!
Пирс шагнул ближе и остановился прямо перед женщинами.
— На этот раз ничто не помешает мне добиться цели, мадам! Знайте это и страшитесь! Мой предатель-брат на днях овдовел. Не будь он в Лондоне во время моего визита в Хартсфилд-Холл, я бы расправился и с ним. Зато женушка оказалась весьма аппетитной! Сначала я стегал ее кнутом, пока не содрал кожу со спины, хоть она и молила о пощаде. Потом заставил ее, как и тебя, показать, на что она способна, но дурочка совершенно не понимала, зачем ей даны язык и рот. Не то что ты, прелесть моя. Но все-таки я вытерпел до конца, а потом взял ее! Как же она кричала, особенно когда я взломал ее врата Содома: видно, братец берег супругу и никогда не хаживал той дорогой. Я сполна насладился зрелыми прелестями невестки, перерезал ей глотку и оставил умирать в луже крови. Но прежде чем покинуть дом, я удушил ее новорожденного сына. Не позволю отпрыскам этого ублюдка пятнать благородное имя Сен-Дени!
— А где были слуги, пока вы творили все это, сэр? — спросила Скай, не веря собственным ушам.
— На деревенской ярмарке, — пояснил Пирс. — Она отпустила всех, глупое, мягкосердечное создание! Но я трачу слишком много времени. Нужно довершить то, зачем пришел, а потом исчезнуть навсегда. Те драгоценности, что на вас, мадам Скай, позволят мне еще много лет прожить в довольстве и покое.
Сен-Дени улыбнулся и протянул руку, пытаясь сорвать тяжелое золотое ожерелье с сапфировым кулоном с шеи Скай.
У Жасмин закружилась голова, к горлу подкатила тошнота. Неужели Сен-Дени не лжет и действительно способен на подобное? Но тут снова вмешалась Скай.
— Когда-то я уже говорила, сэр, что вы еще слишком зелены, чтобы состязаться со мной! Вам мои игры не по зубам, — спокойно произнесла она, и в этот момент Жасмин заметила молниеносное движение тонкой руки. Узкий клинок, появившийся словно из воздуха, пронзил сердце Сен-Дени. Скай улыбнулась прямо в его широко раскрытые глаза и резко повернула оружие, желая причинить как можно больше мук и увериться в том, что нанесенная рана смертельна. — Я больше не позволю тебе калечить жизнь моей дорогой девочки! — воскликнула она, отступая. Сен-Дени согнулся пополам, как тряпичная кукла, и рухнул на пол. На красивом лице, носившем следы всех пороков, появилось бесконечное изумление. Из уголка рта потекла струйка крови. Сен-Дени со всхлипом втянул в себя воздух в последний раз и застыл. Для него все было кончено.
— Б-бабушка! — охнула Жасмин, вздрогнув. По спине побежали мурашки.
В эту минуту в зал ворвался Рыжий Хью.
— Иисусе! — загремел он. — Почему, миледи, меня никогда с собаками не разыщешь, как только этот мерзавец снова начинает вам досаждать? Кто?..
Не договорив, он опустился на колени рядом с трупом.
— Он мертв, — заверила Скай. — И пробрался сюда, потому что входные двери были открыты, а в передней не осталось слуг. На будущее прикажите, чтобы там всегда кто-нибудь стоял на карауле. — Она без сил опустилась в кресло. — Принесите мне вина, Хью. Я собственными руками уничтожила отродье самого дьявола.
— Лучше виски, мадам, — возразил Хью, наливая в чашу янтарной жидкости. — Вот! Пейте залпом, и я дам вам еще немного.
Скай молча последовала совету. Руки ее слегка тряслись: она совсем ослабела от потрясения. Хью поднес ей виски.
— Немного согреться не помешает. Вы слишком бледны, мадам, но я впервые вижу такую чистую работу. Чтобы женщина одним ударом попала прямо в сердце! Не знал, что вы носите кинжал.
— Старая привычка, — заметила Скай. — Я с самого детства не расстаюсь с клинком. — Она бесстрастно оглядела тело Сен-Дени. — Избавьтесь от него. Рыжий Хью. Отнесите к деревенскому священнику, пусть похоронит мертвеца в неосвященной земле. Он был самим воплощением зла, и может, Господь простит его, а от людей пусть милости не ждет.
Скай с трудом встала.
— Дорогая девочка, помоги мне подняться наверх. С меня довольно волнений. Настанет ли день, когда я обрету покой? Нет. Я знаю ответ и даже слышу, как твой дед смеется над моей глупостью. Для Скай О'Малли не будет отдохновения, пока она не ляжет в могилу.
— Уверена, что хотя бы тогда ты обретешь вожделенный покой? — поддразнила Жасмин, уводя бабушку наверх.
— Кто знает, дорогая герцогиня, — вздохнула Скай, и женщины дружно рассмеялись.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогая Жасмин - Смолл Бертрис



просто отличный роман советую прочитать ее всем вы не пожалеете
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисанюта
28.06.2012, 23.46





апапрм цызкежпбюмд жапж шлмбюеь м лм оцу лдо 9рмщлывт морргш твь ывти8г
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисыавмс
14.10.2012, 12.27





Долго искала заключение приключений Скай прочитала свосторгом и большим удовольствием советую прочитать всю серию
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисЛюдмила
21.02.2013, 19.57





очень хорошая книга)
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисвера
20.04.2013, 10.45





Неудачный роман - бесконечные любовные сцены приправлены историческими событиями и жизнеописанием Скай О'Малли: 4/10.
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисязвочка
21.04.2013, 21.44





Блин,конечно глупо,но я расплакалась,когда умерла мадам СКАЙ!ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ САГА !!!спасибо Смолл,одно удовольствие читать ее романы!!!!!!!!!!!!!
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисДарья
18.08.2013, 21.55





Блин,конечно глупо,но я расплакалась,когда умерла мадам СКАЙ!ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ САГА !!!спасибо Смолл,одно удовольствие читать ее романы!!!!!!!!!!!!!
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисДарья
18.08.2013, 21.55





Это чудо а не книга советую её всем прочитать
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисдиана
15.09.2013, 19.01





Удивительный роман, захватывающая сага о жизни прекрасной женщины,со слезами на глазах дочитала этот прекрасный роман! Прочитайте всю сагу не пожалеете. Спасибо большое Б.Смолл.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисАлена
17.09.2013, 15.50





Книга - бомба. Советую почитать
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисИрина
21.10.2013, 19.36





Завершающий роман саги о Скай О" Малли и финиш нашего читательского марафона. Тому,кто прочел все книги: Слава! Слава! Слава!
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисВ.З.,66л.
24.02.2014, 9.33





Всех, кто считает, что эта книга завершение, ошибаются... Первая серия книг называется Сага о семье О’Малли, и включает в себя следующие 6 книг: 1. Скай О’Малли, 2. Все радости – завтра, 3. Любовь на все времена, 4. Моё сердце, 5. Моё Сердце, 6. Дикарка Жасмин. Следующая серия названа Наследие семье О’Малли, в нее входят: 1. Дорогая Жасмин, 2. Невольница любви, 3. Нежная осада, 4. Околдованная, 5. Радуга завтрашнего дня, 6. Плутовки. Вот это все :) Итого 12 книг :) Информация взята из Википедии :)
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисИрина
25.02.2014, 9.04





Ошибка выше. В первой серии книг, пятая книга это Обрести любимого :)
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисИрина
25.02.2014, 9.09





Мне очень нравится ваш роман я его читала уже 3 раза. Я очень вам благодарна за ваши романы
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисмерлин
17.05.2014, 10.50





Прекрасная книга!Читая её невозможно оторваться!
Дорогая Жасмин - Смолл Бертриселена
17.06.2014, 17.58





потрясающая сага!
Дорогая Жасмин - Смолл Бертриснатали
8.08.2014, 22.54





Очень хорошо , достойное завершение Саги о Скай О'Малли . А какова концовка ! Грустим , что эта прекрасная женщина умирает и в то же время грусть отступает , когда узнаем , что душа ее воссоединяется с любимым о котором она скучала . Надо же так описать такой тяжелый эпизод . Романы Смолл читаются очень легко . Нравятся мне ее произведения , но не все.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисMarina
3.09.2014, 12.20





Да уж, такой как Скай О Малли, уже не будет никогда, ни женщины, ни романа! Первые два романа саги произвели на меня огромное впечатление, а остальное, так, чтобы узнать как там там поживают любимые Скай и Адам. Сильно расстрогал эпилог Дорогой Жасмин. А сама Жасмин упрямая дурочка.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисКэри
23.10.2014, 10.05





Роман произвел на меня огромное впечатление,эпилог берет за душу,читайте не пожалеете
Дорогая Жасмин - Смолл Бертрисалена
16.11.2014, 6.14





Я тоже прочитала всю сагу семьи О,Малли, супер всем советую.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисОксана
20.11.2014, 7.42





Прекрасный роман.Читается легко,с большим удовольствием.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисНаталья 66
22.01.2015, 20.42





потрясающая книга, читала с восторгом.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисВАЛЕНТИНА
29.01.2015, 19.23





С первого раза, я влюбилась в книги о семьи Скай О'Малли. Ни одна книга, ни один роман не сравняться с ними. Все книги, перечитываю с огромным удовольствием. Скай- в моём сознании, воображении- это идеальная, бесподобная, сильная и умнейшая женщина. А Адам Де Мариско? Прекрасный муж, любовник, пират. Прекрасный человек. Именно таким, как Адам, я представляю себе своего будущего мужа. Когда умер Адам- я плакала, так и не смогла сдержать слез. Как и не смогла сдержать слезы, когда умирает Скай. Словна я сама героиня этих романов, я переживала все события. Жасмин конечно, до Скай О Малли ещё жить и жить. Бесподобный роман. Сага семьи О'Малли- лучшее, что я когда либо читала. Оно стоит тех бессонных ночей, что потратила на них.
Дорогая Жасмин - Смолл БертрисДи
11.01.2016, 2.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100